Статья 'Санитарно-гигиенические условия обучения и здоровье школьников Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Санитарно-гигиенические условия обучения и здоровье школьников Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв.

Татарникова Анна Ивановна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, ФГБУН "Тобольская комплексная научная станция УрО РАН"

626152, Россия, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Ак.Ю. Осипова, 15

Tatarnikova Anna Ivanovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Tobolsk Complex Scientific State of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

626152, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tobol'sk, ul. Ak. Yu. Osipova, 15

tatob777@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.12.31634

Дата направления статьи в редакцию:

02-12-2019


Дата публикации:

09-12-2019


Аннотация: Объектом исследования выступают учащиеся учебных заведений Западной Сибири рубежа XIX–XX вв., предметом – санитарно-гигиенические условия их обучения и физическое здоровье. Характеризуется техническое и санитарно-гигиеническое состояние школьных зданий, в которых осуществлялось обучение детей; выявляются наиболее распространенные среди школьников заболевания. прослеживается их связь с санитарно-гигиеническими условиями обучения; анализируются действия властей, педагогического и медицинского персонала, общественных организаций, направленные на профилактику и борьбу со школьными болезнями. Методологическую основу работы составили комплексный и междисциплинарный подходы. Также принимаются во внимание отдельные положения теории модернизации, касающиеся изменения общественного сознания под влиянием экономических и социокультурных трансформаций, пришедшихся на конец XIX – начало XX вв. Рассматривается отношение чиновников, учителей и врачей к школе как социальному институту, его влиянию на здоровье обучающихся. На основе широкого круга источников, в том числе неопубликованных, описывается состояние школьных зданий, приводятся статистические данные о технических и санитарно-гигиенических условиях обучения. Показывается негативное влияние школьной среды на здоровье обучающихся. Делается вывод об изменении отношения власти и общества к школе в целом. В числе положительных изменений называются: усиление врачебно-санитарного надзора за учебными заведениями; введение ежегодных медицинских осмотров школьников; снабжение ряда учебных заведений аптечками с необходимыми медикаментами; проведение лекций для учителей о школьной гигиене и профилактике острозаразных болезней; организация санитарно-гигиенического просвещения подрастающего поколения и др.


Ключевые слова: условия обучения, здоровье, школьники, Западная Сибирь, санитарное состояние, болезни, врачебный надзор, учебные заведения, профилактика, санитарное просвещение

Abstract: The object of this research is the students of educational establishments of Western Siberia at the turn of the XIX–XX centuries; the subject is the hygiene and sanitary conditions of their educational environment and physical health. The author gives characteristics to the technical, hygiene and sanitary state of school buildings; determines the most widespread illnesses; traces their link with the hygiene and sanitary conditions of educational environment; analyzes the actions of government, pedagogical and medical personnel, social organizations aimed at prevention and counteraction of school illnesses. Research methodology leans on the complex and interdisciplinary approaches, as well as considers separate provisions of modernization theory pertinent to the change of public consciousness under the influence of economic and sociocultural transformations fell on the late XIX – early XX centuries. The author analyzes the stance of the officials, pedagogues and physicians on school as a social institution, and its impact on the students’ health. Based on the extensive volume of sources, including the unpublished, the author describes the state of school buildings, and provides statistical data on the technical, hygiene and sanitary conditions of educational environment. Negative influence of school environment upon students’ health is demonstrated. The conclusion is made on the changes in relation of the government and society to school overall. Among the positive changes are named: the strengthening of hygiene and sanitary control over educational establishments, implementation of annual medical examinations of schoolchildren, supply with first aid kits, conducting lectures for pedagogues on school hygiene and prevention of highly contagious illnesses, organization of hygiene and sanitary education for the young generation, etc.



Keywords:

medical supervision, disease, sanitary condition, Western Siberia, schoolchild, health, the learning environment, educational institution, prevention, health education

Современная российская школа переживает серьезные преобразования, вызванные необходимостью обеспечения такого уровня подготовки учащихся, который бы соответствовал новым требованиям динамично развивающегося информационного общества. Акцент на высокий уровень познавательной самостоятельности обучающихся, предусмотренный реализуемым компетентностным подходом, приводит к увеличению учебной нагрузки школьников, снижению их мотивации к обучению, повышенной гиподинамии, что негативно сказывается на физическом и психическом здоровье подрастающего поколения. Ситуация усугубляется отсутствием во многих общеобразовательных учебных заведениях штатных медиков.

Проблема охраны здоровья детей не теряет своей актуальности уже более ста лет. В конце XIX – начале XX вв. в условиях начинающейся модернизации экономической и социальной сфер жизни и вызванными ею изменениями отношения государства и общества к образованию интенсифицируется процесс создания сети учебных заведений разного типа.

В обозначенный период наиболее быстрыми темпами развивается система начального и среднего образования не только в центральных частях страны, но и на ее окраинах. Так, только в Западной Сибири, лишенной земского самоуправления, число начальных школ с 1894 по 1910 гг. увеличивается с 1223 до 3276 (в 2, 7 раза) [1, с. 145–147]. В регионе на рубеже веков открываются школы грамоты, церковно-приходские и министерские школы, уездные училища и гимназии.

Процесс развития образования требовал от государства огромных финансовых затрат. Дефицит бюджетных средств не позволял повсеместно строить новые, специально предназначенные для обучения детей школьные здания, оборудовать их в соответствии с имеющимися учебно-методическими и гигиеническими рекомендациями. Дети осваивали азы грамоты в помещениях, абсолютно не приспособленных для учебы. Это оказывало негативное влияние на здоровье школьников, провоцировало инфекционные и хронические заболевания.

Проблемы благоустройства, материально-технического оснащения и санитарного состояния образовательных учреждений начального и среднего образования, а также их негативного влияния на физическое состояние учащихся вызывали озабоченность сибирской общественности. В работах томских врачей П.М. Мультановского, Н.И. Делекторского, В.С. Пирусского содержались цифровые данные, характеризующие состояние школьных помещений: площади пола и света, высоты потолков, объема и температуры воздуха, количества и размера окон, наличия вентиляции, системы отопления и т.п. [2–5]. Перечисленные исследователи делали печальные выводы о связи состояния школьных помещений с заболеваниями обучающихся.

В работах Н.И. Палопеженцева, П.Т. Виноградова описывались гигиенические условия обучения в сельских школах Тобольской и Томской губерний [6, 7].

В советской историографии вопросы материально-технического и гигиенического состояния учебных заведений затрагивались в трудах Н. С. Юрцовского, А. Г. Базанова, Ф. Ф. Шамахова и др. [1, 8, 9]. Исследователи обращали внимание на нарушение существующих технических и санитарных предписаний в учебных заведениях, неприспособленность многих помещений для организации образовательного процесса, их переполненность и тесноту.

В постсоветский и современный периоды развития исторической науки появились проблемные исследования на основе междисциплинарного подхода, интерес ученых переключился с изучения макроисторических процессов на историю человека во времени. Это способствовало появлению новых по тематике, методологии и содержанию работ по рассматриваемой проблематике, в т. ч. исследований, посвященных повседневной жизни в женских школах Западной Сибири (Н. Н. Журавлева) [10, с. 176–195], особенностям развития церковно-приходских школ региона (Ю. Ю. Гизей) [11], материально-техническому состоянию сельских и негосударственных учреждений начального общего образования (В. А. Зверев, К. Е. Зверева, О. Б. Гач) [12, 13].

Особого внимания заслуживают работы С. И. Беленцова, О. В. Клевцовой и Н. А. Жирова, в которых на основе анализа законодательных и статистических источников дается характеристика технического и санитарно-гигиенического состояния школьных зданий во второй половине XIX – начале XX вв. [14, 15]. Однако территориальные рамки исследований авторов ограничиваются лишь европейской частью страны, не учитывается специфика материально-технических и санитарно-гигиенических характеристик учебных заведений Сибири.

Кроме статьи В. С. Сулимова, где он характеризует санитарно-гигиеническое состояние женских учебных заведений региона в начале XX в., специальных исследований, посвященных данной теме, нет [16]. Статья названного автора отличается недостаточной источниковой базой исследования, а ее содержание сводится лишь к постраничной компиляции одного архивного дела, что ставит под сомнение объективность сделанных выводов и в целом снижает общее впечатление о работе.

Таким образом, проблема технического и санитарного состояния школ Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв., его влияния на здоровье обучающихся остается слабоизученной. Требуют дальнейшего исследования вопросы, касающиеся болезней детей в сельских и городских школах, действий представителей власти, учителей и врачей по охране здоровья школьников, организации санитарно-гигиенического просвещения обучающихся и пр.

Целью работы является характеристика санитарно-гигиенических условий обучения и здоровья школьников Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв.

Оценка среды, в которой протекал учебный процесс в городских и сельских школах, предполагает:

1. изучение технического и санитарно-гигиенического состояния школьных зданий, в которых осуществлялось обучение детей;

2. выявление наиболее распространенных среди школьников заболеваний и их связи с санитарно-гигиеническими условиями обучения;

3. анализ действий педагогического и медицинского персонала, общественных организаций по профилактике и борьбе со школьными болезнями.

Объектом исследования стали учащиеся учебных заведений Западной Сибири рубежа XIX–XX вв., предметом – санитарно-гигиенические условия их обучения и физическое здоровье.

Методологическую основу работы составили комплексный и междисциплинарный подходы, выбранные в качестве базовых в связи использованием исследовательских практик, применяемых при изучении обозначенной проблемы в истории, медицине, социологии, педагогики и других науках.

Также принимаются во внимание отдельные положения теории модернизации, касающиеся изменения общественного сознания под влиянием экономических и социокультурных трансформаций, пришедшихся на конец XIX – начало XX вв. Рассматривается отношение чиновников, учителей и врачей к школе как социальному институту, его влиянию на здоровье обучающихся, а также действия вышеперечисленных социальных групп по улучшению условий пребывания детей в учебных заведениях.

В процессе исследования использовались историко-генетический, историко-сравнительный и проблемный методы.

Работа построена на широком круге источников: документах российского законодательства 1890–1900-х гг.; циркулярах, издаваемых врачебно-санитарной частью Министерства народного просвещения (МНП); медицинских отчетах врачебных управ о санитарном состоянии учебных заведений Западносибирских губерний, часть которых вводится в научный оборот впервые; докладов и заметок врачей и учителей о здоровье обучающихся и состоянии школьных помещений; материалах местной газетной прессы («Сибирский врач», «Омский телеграф»).

Во второй половине XIX в. общероссийской тенденцией стало увеличение потребности населения в получении образования. Наметившиеся сдвиги в социально-экономическом развитии страны, завершение промышленного переворота, востребованность на рынке труда квалифицированных и в целом грамотных рабочих, расширение взаимодействия между различными социальными группами, рост территориальной мобильности населения способствовали повышению престижности образования как социального лифта.

Реформы 1860–1870-х гг., направленные на увеличение числа образовательных заведений (введение в действие уставов гимназий и прогимназий 1864 и 1871 гг., положений о начальных народных училищах 1864 г. и о женских гимназиях и прогимназиях 1870 г. и т. п.), содействовали открытию школ разного типа в городской и сельской местности как в центре империи, так и на ее окраинах.

Расширение сети образовательных заведений, в т. ч. начальных школ, в Западной Сибири происходило быстрыми темпами. Так, по данным Е. П. Ермачковой, количество светских сельских школ и учебных заведений, готовивших специалистов для села, в период с 1861 по 1914 гг. выросло в 68 раз (!), с 62-х до 4200 соответственно. Число профессиональных учебных заведений за указанный период возросло в 7 раз [17, с. 20].

К началу XX в. доминировать среди начальных школ стали школы Министерства народного просвещения (МНП). К 1 января 1905 г. в них обучалось 135 310 учащихся, в то время как в школах Ведомства Православного Исповедания – 85 233 [1, с. 205]. При этом выросла доля обучающихся женского пола. Например, в Тобольской губернии численность девочек-школьниц увеличилась с 1892 по 1913 гг. в 4,5 раза [18, с. 15].

С 1870-х гг. в отношении существующих и вновь открывающихся школ действовали гигиенические и планировочные требования, основанные на разработанных врачом-гигиенистом, профессором Ф. Ф. Эрисманом фундаментальных положениях о школьной гигиене.

Данные требования касались длины классных помещений (не более 9 м), их высоты (не менее 2,8 м), отношения площади окон к площади пола (не менее 1:5), расположения окон слева от учащихся. Также имелись четкие требования к объему воздуха на одного ученика (от 4,4 куб. м), размещению отхожих мест (далее 2-х м от школы).

Само школьное здание должно было включать минимум четыре помещения: учебный класс, раздевалку, комнату учителя и кухню [15, с. 11–12].

На практике, из-за постоянно растущего количества желающих получить образование, а также скромных финансовых возможностей центральной и местной администрации, задача открытия новых учебных заведений в зданиях, отвечающих существующим техническим и гигиеническим требованиям, была трудновыполнимой.

Государство не могло обеспечить новыми специализированными зданиями все образовательные учреждения страны, что требовало колоссальных финансовых затрат. Этим объяснялось размещение открывающихся учебных заведений в помещениях, не приспособленных для организации учебного процесса.

Так, в сельской местности школы грамоты, получившие распространение с 1880-х гг., располагались либо в арендуемой самими крестьянами на долгий срок избе односельчанина, либо в домах учеников, «кочуя» из одной избы в другую. При этом технические и санитарные характеристики помещений, занимаемых учебными заведениями названного типа, не выдерживали никакой критики.

Приведем достаточно типичное описание школы грамоты, сделанное в 1900 г. врачом Тобольского уезда одноименной губернии: «Изба крайне грязно содержится. Воздух отвратительный. В 2 часа дня в классе холодно и темно. 0, 9 куб. м воздуха на одного человека. Вентиляции нет. Ретирад (туалетов – А.Т. ) нет» [19, л. 92].

Состояние томских школ грамоты впечатляло воображение даже видавших виды современников. П. Т. Виноградов, характеризуя начальное образование в Томской губернии в 1908 г., писал: «Есть школы настолько холодные, что учащиеся сидят в теплых шубах и шарфах, с трудом разгибая свои закоченевшие пальцы. Есть школы, в которых только одни летние рамы, а полы зимой покрыты инеем… Встречаются школы, в которых полы моются два раза в год, а побелки стен не бывает в течение нескольких лет. Сколько-нибудь сносной вентиляции, кроме городских школ, почти нигде не встречается» [7, с. 5].

В наемных домах, либо в церковных сторожках размещалось значительное число церковно-приходских школ. К примеру, в 1893–1894 гг. из 302-х школ данного типа, действующих в Томской губернии, собственные помещения имели лишь 95 (31 %), в наемных домах располагалось 66 (22 %), в частных квартирах – 63 (21 %), в церковных сторожках – 78 (26 %) [20, с. 74].

Относительно комфортными можно считать технические и санитарные характеристики «министерских училищ», к которым относились приходские, городские, сельские начальные школы, а также национальные школы народов, проживающих на территории региона. Однако эта комфортность была условной и касалась лишь тех учебных заведений МНП, которые размещались в специально выстроенных для них зданиях. Например, в Курганском уезде в 1900 г. функционировало новое, построенное из хорошего леса министерское училище в селе Лебяжьем. В отчете о санитарном состоянии училища отмечалось: «Содержится чисто. Обширная классная комната с окнами с трех сторон. Квартира учителя из двух комнат, при ней кухня, сени и кладовая. Классная комната вентилируется тремя отверстиями в стене и тремя форточками. Окон 13. На одного ученика 2, 8 куб. м воздуха. Ретирад на расстоянии 10 сажен, отдельный для мальчиков и девочек» [19, л. 123 об.–124].

Что касается министерских школ, располагавшихся в наемных помещениях, то они имели те же проблемы технического и санитарного характера, что и церковно-приходские и народные школы.

Независимо от своей ведомственной принадлежности учебные заведения разных типов характеризовались неудовлетворительным техническим и санитарно-гигиеническим состоянием, а зачастую и полной непригодностью для обучения в них детей. Так, из 146 сельских учебных заведений разных ведомств, осмотренных в Тобольской губернии в 1897 г., 47 (32 %) не имели вентиляции, поскольку ни форточек, ни даже отверстий в стенах в этих школах не было. В 98-ми (67 %) из осмотренных школ объем воздуха на одного учащегося был менее 4 куб. м. В целом неудовлетворительным было признано состояние 81 (55 %) учебного заведения [Подсчитано по: 21].

Сравнительно лучшим состоянием своих зданий отличались учебные заведения в окружных/уездных и губернских городах Западной Сибири: гимназии, прогимназии, уездные и приходские училища, школы грамоты и др. Даже если перечисленные заведения не имели собственных помещений и располагались в наемных, последние, в силу состоятельности их собственников, отличались большей площадью, относительно высокими потолками, наличием хотя бы примитивной вентиляции и, следовательно, более подходили для организации учебного процесса, нежели свободные помещения в сельской местности.

Томский врач Н. И. Делекторский, говоря о школе как основном факторе в деле созидания и охраны народного здоровья, обращал внимание, что даже новые, специально построенные для учебных заведений здания, не соответствовали принятым образцам: «планы школ вырабатываются на местах без участия сведущих лиц, даже без руководства теми образцами, которые рекомендуются администрацией; выработанные на местах планы нередко осуществляются без утверждения кем бы то ни было» [4, с. 10].

К числу основных недостатков школьных помещений сибирские врачи относили их малую вместительность, «малоемкость». Переполненность учебных классов, особенно в городских школах, была одной из причин отказа в принятии на обучение новых желающих. Например, в г. Томске в 1916 г. вместимость 27-ми начальных школ составляла 2135 учащихся, а фактически в них обучалось 2778 человек, что на 23 % превышало максимально возможное число школьников [22, с. 2].

Теснота помещений вкупе с отсутствующей или плохо работающей вентиляцией делали воздух удушливым, спертым. Плохое освещение, неправильное отопление, отсутствие элементарных удобств в виде комнаты-раздевалки, помещения для отдыха на переменах, теплого туалета являлись типичными характеристиками школьных помещений конца XIX – начала XX вв.

В нарушении предписания об употреблении для питья кипяченой воды, в школах использовалась сырая речная, озерная, колодезная вода, качество которой вызывало нарекания со стороны врачей, поскольку такая вода нередко была мутной, с различными примесями и запахами. Умывальники для мытья рук и лица в учебных заведениях встречались редко.

Распространенным явлением школьной жизни в рассматриваемый период было недостаточное количество специальной мебели, ее несоответствие возрасту обучающихся, физический износ. В отчете о санитарном состоянии учебных заведений Сибирского казачьего войска за 1886 г. отмечалось: «В большей части школ скамьи и столы старой конструкции. Нередко приходится наблюдать, что учащиеся разного роста, без разбора, сидят на одной и той же скамье, причем одному приходится вытягивать ноги из-под стола, в то время как ноги соседа остаются на весу, не хватая до пола… Главные недостатки этих скамеек: слишком большая высота стола относительно скамьи и отсутствие целесообразно устроенной спинки. Эти обстоятельства заставляют учеников сидеть криво при занятиях, особенно при письменных упражнениях. Это вызывает общие расстройства питания, искривление позвоночника, расстройство зрения и неправильность кровообращения» [23, л. 35 об.].

Безусловно, неудовлетворительные санитарно-гигиенические условия обучения не могли не сказываться на общем самочувствии школьников.

К сожалению, отсутствие налаженной системы школьной врачебной статистики в рассматриваемый период, а также несистематичность врачебных осмотров обучающихся не позволяют провести серьезный анализ влияния условий обучения на здоровье детей. Тем не менее, даже имеющиеся в распоряжении исследователей отрывочные сведения о результатах медицинских осмотров школьников показывают, что влияние это было крайне негативным.

Переполненность классов, отсутствие вентиляции отрицательно сказывались на психическом и физическом здоровье подрастающего поколения. Они вызывали быструю утомляемость, сонливость, рассредоточение внимания, головные боли, головокружение, раздражительность.

Плохое освещение в классах оказывало вредное воздействие на зрение школьников, приводило к близорукости. По данным на 1905–1906 учебный год, в средних учебных заведениях МНП Западно-Сибирского учебного округа близорукостью страдал каждый восьмой учащийся.

Достаточно распространенным, помимо близорукости, заболеванием были головные боли. Ими страдал каждый девятый школьник. У каждого двадцать четвертого ребенка наблюдалось нервное расстройство. Нередкими были случаи носовых кровотечений, увеличения щитовидной железы, искривления позвоночника, желудочно-кишечных заболеваний, анемии [24, с. 12–43]. К примеру, по данным отчета врача больницы, имеющейся при Тобольской духовной семинарии за 1901 г., из 332-х учащихся, проходивших лечение амбулаторно, 43 страдали катаром дыхательных путей, 59 – болезнями желудка, 46 – кишечника, 53 – невралгией и судорожными болезнями, 5 – малярией, 2 – чесоткой. Нередкими были случаи глазных и ушных болезней, хронических сыпей. У 25-ти семинаристов, находившихся на стационарном лечении, были диагностированы болезни полости рта и зева, единичные случаи брюшного, сыпного и возвратного тифов, крупозного воспаления легких, суставного ревматизма, подкожного воспаления клетчатки, острой формы чесотки, болезни желудка и кишечника. Причинами названных заболеваний врачи считали недостаточное питание и «вообще плохой уход за собой» [25, л. 2–5 об.].

Неудовлетворительные технические и санитарно-гигиенические условия, в которых дети находились дома и в школе, плохое питание, несоблюдение элементарных требований гигиены способствовали возникновению острых инфекционных заболеваний. Данные медицинских отчетов по осмотру учащихся показывают, что окружные/уездные врачи, посещая учебные заведения, систематически фиксировали случаи таких заразных болезней у школьников, как брюшной и неопределенный тиф, скарлатина, дифтерит, эпидемический паротит (свинка), корь, коклюш, оспа и др. Обращает внимание распространенность среди учащихся чесотки – паразитарного заболевания, вызванного чесоточным клещом. Чаще всего чесотка обнаруживалась у детей в сельских школах.

Безусловно, на здоровье учащихся влияли антисанитарные условия не только школьной, но и домашней обстановки. Однако в учебных заведениях как общественных местах риск заразиться той или иной инфекцией был гораздо выше, чем дома.

У детей, обучающихся в школах, нередко диагностировались венерические заболевания. Наиболее распространенным среди них был бытовой сифилис, передающийся через предметы общего пользования. Симптомы болезни, помимо кожных проявлений, выражались в слабости, головной боли, потери аппетита, боли в мышцах и суставах. Например, в 1901 г. учительница Малопесчанской школы Почитанской волости Мариинского уезда написала письмо на имя директора народных училищ Томской губернии, в котором сообщила, что из 30 учеников, посещающих учебное заведение, 18 заражены сифилисом. Реакция директора народных училищ последовала незамедлительно: школа была закрыта [26, л. 30].

Ухудшающиеся показатели здоровья учащихся вызывали озабоченность центральной и местной власти, учителей и врачей. В 1860-е гг. на медицинский персонал губерний правительство возложило обязанность осуществлять систематический надзор за санитарным состоянием школ. Однако на деле врачи, обремененные большим объемом работы, справлялись с этой обязанностью крайне плохо, составляя отчеты о результатах санитарно-медицинских осмотров учебных заведений «для галочки».

С учреждением в 1889 г. должности сельского врача и расширением согласно новому Врачебному уставу 1892 г. полномочий местных органов государственного управления и самоуправления в деле здравоохранения, надзор за состоянием школ усилился. Созданные в 1890–1900-е гг. при некоторых городах санитарные комиссии чаще проверяли учебные заведения, соблюдение последними существующих санитарно-гигиенических предписаний.

С 1885 г. дополнительный надзор за санитарным состоянием школьных зданий осуществляли директора народных училищ Тобольской и Томской губерний, Акмолинской области (в него входил Омский округ/уезд), а также попечитель образованного Западно-Сибирского учебного округа.

Расширение сети образовательных учреждений, увеличение числа обучающихся в условиях сохраняющихся высоких показателей детской заболеваемости и смертности актуализировали для органов центрального и местного управления задачу профилактики и лечения заболеваний школьников. Решение данной задачи было невозможно без привлечения специально подготовленного медицинского персонала для проведения врачебных осмотров учеников и осуществления надзора за санитарно-гигиенической обстановкой в школах.

В 1902 г. по ходатайству врачебного совета Томская городская дума учредила специальную должность школьного врача, которую в 1903 г. занял А. А. Цветков [27, л. 14 об.]. Позже школьные врачи появились в других городах региона. Так, в 1909 г. эта должность была введена в Новониколаевске, в 1911 г. в Тюмени.

Деятельность школьных санитарных врачей регламентировалась циркулярами и инструкциями, изданными врачебно-санитарной частью учебных заведений МНП. Согласно предписаниям, главными обязанностями школьных врачей являлись «подача» медицинской помощи учащимся и служащим в учебных заведениях и санитарный надзор.

Школьный врач должен был «обстоятельно ознакомиться» с физическим состоянием вверенных ему школьников, следить за всеми «уклонениями» от нормы в их развитии, ежегодно, не позднее 15 октября, проводить медицинские осмотры своих подопечных [28, л. 44]. Помимо этого, еженедельно, не менее трех раз врач обязывался посещать учебное заведение, проверять его санитарное состояние, давать советы и оказывать медицинскую помощь нуждающимся.

Учителя должны были привлекать школьного врача к рассадке учащихся в классе за парты с учетом остроты их зрения, слуха и роста. Врач, согласно инструкциям, принимал меры против распространения заразных заболеваний среди школьников, участвовал в осмотре помещений, нанимаемых под училище, присутствовал на педагогических советах, если на них обсуждались вопросы, относящиеся к его компетенции [29].

Несмотря на принятые инструкции, деятельность школьных санитарных врачей в городах Западной Сибири нельзя безоговорочно характеризовать как эффективную. Многие школьные врачи халатно относились к своим обязанностям, поскольку, вследствие дефицита квалифицированных медицинских кадров, занимали данную должность по совместительству, имея большую нагрузку по основному месту работы.

Тем не менее, работа тех школьных врачей, которые ответственно подходили к исполнению своих должностных обязанностей, приносила свои положительные плоды. Так, в период с 1907 по 1913 гг. в Томске названную должность занимал П. М. Мультановский. Он следил за санитарным состоянием всех учебных заведений города, обращался к членам городской думы за помощью в решении проблем плохого состояния отхожих мест, источников питья, недостаточной вентиляции и отопления и пр.

В школах, где санитарный надзор проводился регулярно, условия обучения детей были более благоприятными, поскольку врачи и учителя уделяли больше внимания проветриванию помещений, их систематической влажной уборке, обеспечению качественной питьевой водой, следили за соблюдением личной гигиены учащимися и т. п.

При некоторых городских учебных заведениях в конце XIX – начале XX вв. были созданы больницы для учащихся. Так, к 1915 г. свои больницы имели духовная семинария, духовное училище, епархиальное женское училище, мужская и женская гимназии в Тобольске, духовные училища в Кургане и Ишиме, женская гимназия в Тюмени. В таких больницах имелось по 10–15 кроватей, лечением больных, как правило, занимались приходящие врачи, закрепленные за учебными заведениями [30, л. 35 об.].

В 1900-е гг. в некоторых школах Тобольска, Омска, Ишима, Томска, Барнаула, Бийска и других городов появились небольшие аптечки с медикаментами, необходимыми для оказания первой неотложной помощи учащимся.

Одной из обсуждаемых инициативной общественностью проблем стало распространение туберкулеза среди школьников. В Омске в 1915 г. стараниями местного общества борьбы с туберкулезом и представителей училищных комиссий, городских школьных врачей было решено создать несколько специальных детских колонии для лечения учащихся, страдающих названной болезнью [31].

Усиление внимания к проблемам здоровья подрастающего поколения со стороны властей нашло отражение в установлении более тесных контактов с учителями школ. Для них начали проводиться курсы по основам школьной гигиены, профилактике и борьбе с заразными болезнями школьников. В Томске в 1916 г. санитарный врач Восточно-Китайской железной дороги П. А. Лощилов прочитал лекцию для учителей по общей и школьной гигиене и необходимости распространения гигиенических знаний среди учащихся [32].

На страницах местной прессы стали публиковаться материалы о способах борьбы со школьной пылью, дезинфекции помещений, роли соблюдения гигиенических требований в поддержании здоровья учеников [33].

С 1889 г. циркуляры МНП рекомендовали ввести в качестве самостоятельного предмета в школах гимнастику. Например, в мужских и ряде женских гимназий, реальных и коммерческих училищах Томска она велась на протяжении нескольких лет. Однако рекомендательный характер преподавания предмета привел к тому, что гимнастика в учебных заведениях «не прижилась».

В некоторых гимназиях Тобольской и Томской губерний с 1905 г. стали преподавать гигиену.

В 1900-е гг. медицинская и педагогическая общественность региона подняла вопрос о необходимости организации питания школьников, мотивируя это распространением среди детей анемии и заболеваний желудочно-кишечного тракта вследствие неполноценного пищевого рациона учеников.

Результаты проведенного Министерством народного просвещения в 1914 г. анкетирования школьных врачей о физическом состоянии учащихся показали удручающую картину. Слабое питание имели 27–28 % школьников, плохое – 23–25 %, «полное отсутствие сносного питания» – 4–6 %.

Был сделан вывод о важности введения в школах обязательных одинаковых для всех учащихся горячих завтраков [34]. В городских средних учебных заведениях Томска, Омска и других городов было предприняты первые попытки организации горячего питания детей. Результаты опыта введения в 1916 г. в одной из школ г. Омска горячих завтраков, по словам учителя Г. И. Фураева, показали, что дети стали реже жаловаться на головные боли, усилилась их внимательность, завтраки в целом оказали благотворное влияние на физическое развитие и школьные успехи учащихся [35, л. 4].

Отсутствие финансовых возможностей для организации налаженной системы питания в школах, невозможность отведения специальных помещений для кухни и столовой во многих учебных заведениях затормозили процесс введения горячей «приварки» для учащихся. После революционных событий 1917 г. данный вопрос предстояло решить уже новой, советской власти.

Образованная в 1904 г. при МНП врачебно-санитарная часть, заботясь об укреплении здоровья учащихся, стала издавать циркуляры, предписывающие попечителям учебных округов организовывать в летнее время для воспитанников учебных заведений занятия физическими упражнениями, подвижные игры, походы, плавание и др. [28, л. 76]. Однако государственную инициативу по поддержке здоровья детей опередила инициатива частная. Так, открытое в 1896 г. в Томске по предложению врача и педагога В. С. Пирусского Общество содействия физическому развитию впервые в Сибири организовало устройство спортивных детских физкультурных площадок, купален, катков, оздоровительных детских колоний в сельской местности. Общество участвовало также в организации горячих завтраков в томских школах. В 1913 г. им был открыт Дом физического развития (манеж) «для упражнений и игр» [36, с. 142].

Благие начинания и инициативы в деле поддержания здоровья учащихся, профилактики и борьбы с наиболее распространенными болезнями, затормозились в связи с начавшейся Первой мировой войной. Наплыв беженцев, военнопленных и раненых, мобилизация части врачебно-медицинских кадров на фронт, сокращение расходов на образование и здравоохранение негативно сказались на санитарно-гигиенических показателях состояния учебных заведений.

В условиях недостатка свободных зданий для размещения прибывающих с фронтовых территорий военнопленных и беженцев помещения некоторых школ были приспособлены для временного пребывания указанных категорий населения.

Задача первоочередного обеспечения армии всем необходимым привела к нехватке продовольствия, медикаментов, дезинфицирующих средств в регионах, что отрицательно сказалось на показателях здоровья не только учащихся школ, но и всех жителей.

Активные миграционные процессы, вызванные войной, стали причиной роста инфекционных заболеваний населения Западной Сибири, разносчиками которых чаще всего оказывались попавшие в плен иностранные солдаты и беженцы. К примеру, в 1915 г. в начальных школах Томска инфекционными болезнями переболело на 668 учащихся больше, чем в предвоенный 1913 г. [22, с. 5].

В результате призыва на фронт части врачей и фельдшеров санитарный надзор за учебными заведениями ослабел, врачебные осмотры детей в школах практически не проводились.

Возникшие в годы Первой мировой войны сложности в деле осуществления надзора за санитарно-гигиеническими условиями обучения школьников, профилактики и борьбы с болезнями подрастающего поколения сохранялись вплоть до окончательного установления советской власти в 1920-е гг.

Таким образом, в конце XIX – начале XX вв. технические и санитарно-гигиенические условия обучения в большинстве учебных заведений Западной Сибири не отвечали существующим требованиям. Если городские гимназии, прогимназии, духовные семинарии и училища, дающие обучающимся среднее образование, размещались в относительно сносных по своим характеристикам зданиях, то начальные «министерские», церковно-приходские, народные школы, зачастую не имея собственных, ютились в совершенно неприспособленных для организации учебного процесса помещениях.

Располагаясь в наемных домах, изначально не предназначенных для нужд школы, они отличались теснотой комнат, плохим отоплением, отсутствием даже примитивной вентиляции, недостаточным освещением, малым объемом воздуха на одного ученика.

Многие школы, имевшие собственные здания, построенные в соответствии с утвержденным планом на определенное количество учащихся, были переполнены, обучение проходило в две смены.

В большинстве учебных заведений не было раздевалки, рекреационного зала для отдыха школьников на переменах. В сельских школах нередко отсутствовал туалет, что вынуждало детей искать подходящее место для отправления физических потребностей на соседних дворах.

В медицинских отчетах о состоянии школ отмечалось несоответствие школьной мебели возрасту учащихся, ее физический износ и недостаточное количество.

Вышеперечисленные недостатки, вкупе с употреблением учащимися для питья сырой речной, озерной или колодезной воды, отсутствием налаженной системы школьного питания, несоблюдением личной гигиены оказывали негативное влияние на здоровье школьников.

Наиболее распространенными среди учащихся болезнями были малокровие (анемия), близорукость, воспаления желудочно-кишечного тракта, нервные расстройства, искривление позвоночника и др.

Врачи периодически фиксировали в разных учебных заведениях случаи острозаразных инфекций у школьников: скарлатины, дифтерита, брюшного, сыпного и возвратного тифов, дизентерии, кори, коклюша, чесотки.

Расширение сети учреждений начального и среднего образования, увеличение численности обучающихся актуализировали проблемы технического и санитарно-гигиенического состояния учебных заведений, охраны здоровья детей, профилактики болезней. К их решению, помимо властей, подключались врачи, педагоги, родители, представители неравнодушной общественности.

Положительными тенденциями в деле управления учебными заведениями Западной Сибири на рубеже XIX – XX вв. стали организация врачебно-санитарного надзора за техническим и санитарно-гигиеническим состоянием школ, проведение медицинских осмотров учащихся на основе разработанных врачебно-санитарной частью МНП санитарных листов, в которые вносились данные о перенесенных детьми заболеваниях, параметрах их физического развития, имеющихся жалобах на самочувствие и т. п.

В рассматриваемый период органы центральной и местной власти предприняли попытки ввести в учебных заведениях гимнастику, преподавание основ гигиены. В некоторых городах учреждается должность школьного санитарного врача в целях усиления контроля за условиями обучения и здоровьем школьников. Для учителей организуются лекции врачей о школьной гигиене, способах профилактики инфекционных заболеваний, пользе дезинфекции помещений.

Активизируется деятельность попечительских советов, общественных организаций, направленная на профилактику и борьбу с острозаразными болезнями учащихся, улучшение условий обучения в школах. Общественные организации проводят работу по санитарно-гигиеническому просвещению школьников, привитию им навыков личной гигиены.

В 1900-е гг. предметом внимания и обсуждения общественности становится организация горячих завтраков в учебных заведениях. На страницах газетной и журнальной прессы обсуждаются вопросы взаимосвязи здоровья обучающихся с качеством питания. В отдельных школах Томска, Новониколаевска, Омска, Барнаула вводятся горячие «приварки» для детей.

Находит практическое воплощение инициатива по устройству спортивных площадок, катков, площадок для детских игр при школьных дворах.

Предпринимаемые совместные действия органов власти, врачей, учителей, родителей, общественных организаций по улучшению условий обучения и охране здоровья учащихся стали началом тех положительных изменений в жизни школы, которые были продолжены и реализованы в годы советской власти.

Библиография
1.
Юрцовский Н. С. Очерки по истории просвещения в Сибири Ново-Николаевск: Сиб. обл. гос. изд-во, 1923. 248 с.
2.
Мультановский П. М. Краткое описание санитарного состояния начальных училищ г. Томска в 1912–1913 учеб. году // Медико-санитарные учреждения. Г. Томск: развитие и современное состояние их. Томск: Типо-лит. Сиб. т-ва печат. дела, 1913. С. 4–6.
3.
Делекторский Н. И. О санитарном состоянии сибирских сельских школ // Сибирский врач. 1913. 22 октября. С. 9–16.
4.
Делекторский Н. И. О санитарном состоянии начальных школ Томска, Омска и Иркутска // Сибирский врач. 1914. 23 февраля. С. 153–154.
5.
Пирусский В. С. О школьном режиме в нормальной школе // ГАТО. Ф. 438. Оп. 1. Д. 165. Л. 3–6 об.
6.
Палопеженцев Н.И. Народное образование в г. Ялуторовске и Ялуторовском округе Тобольской губернии: (ист.-стат. очерк). Тобольск: Тоб. губ. тип., 1894. Ч. 2. 103 с.
7.
Виноградов П.Т. Краткий очерк начального образования в Томской губернии в 1910 году. Томск: Тип. губ. упр., 1912. 23 с.
8.
Базанов А. Г. Очерки по истории миссионерских школ на Крайнем Севере (Тобольский Север). Ленинград: Ин-т народов севера им. П. Г. Смидовича Главсевморпути при СНК СССР, 1936. 132 с.
9.
Шамахов Ф. Ф. Школа Западной Сибири в конце XIX – начале XX веков. Т. 2: Отдельные оттиски. Томск: Изд-во ТГУ, 1957. 336 с.
10.
Журавлева Н. Н. Повседневная жизнь женской школы Западной Сибири на рубеже XIX – XX вв. // Города Сибири XVII – начала XX в. Вып. 2: История повседневности: сб. науч. статей / Под ред. В. А. Скубневского, Ю. М. Гончарова. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004. 230 с.
11.
Гизей Ю. Ю. Церковно-приходская школа Западной Сибири конца XIX – начала XX вв.: по материалам Томской епархии: автореф. дис. … канд. ист. наук. Кемерово, 2004.
12.
Зверев В. А., Зверева К. Е. Как Сибирь училась читать: школа, грамотность и книга в русской деревне конца XIX – начала ХХ в.: монография Новосибирск: НГПУ, 2013. 237 с.
13.
Гач О. Б. Развитие негосударственного общего начального образования в Западно-Сибирском учебном округе в конце XIX – начале XX вв. // Наука и современность. 2010. № 5-1. С. 128–134.
14.
Беленцов С. И. Санитарно-гигиеническое состояние средних общеобразовательных учреждений во второй половине XIX – начале XX веков // Современные наукоемкие технологии. 2005. № 1. С. 128–131.
15.
Клевцова О. В., Жиров Н. А. Школьные здания во второй половине XIX в.: технические и гигиенические требования (на примере Орловской губернии) // История: факты и символы. 2016. № 9. С. 8–14.
16.
Сулимов В. С. Санитарно-гигиеническое состояние женских учебных заведений Западной Сибири в начале XX в. // Женщина в российском обществе. 2014. № 3. С. 36–45
17.
Ермачкова Е.П. Развитие образования и просвещения среди населения западносибирской деревни (1861–1913 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Омск, 2006. 23 с.
18.
Скачкова Г. К. Образование и общественная деятельность женщин Тобольской губернии второй половины XIX – начала XX вв.: 1860–1917 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Омск, 1998. 22 с.
19.
Государственный архив в г. Тобольске (ГА в г. Тобольске). Ф. И352. Оп. 1. Д. 705.
20.
Томского епархиального училищного совета отчет X О состоянии церковных школ епархии за 1893–1894 учебн. год. Томск: Паровая типо-лит. П. И. Макушина. 79 с.
21.
ГА в г. Тобольске. Ф. И352. Оп. 1. Д. 593.
22.
Доклад врача А.К. Пивинской, [о санитарном состоянии школьных помещений], заслушанный в заседании Врачебного санитарного совета (14 марта 1916 г.). Томск: Паровая тип. П. К. Орловой, [1916]. 5 с.
23.
Государственный архив Омской области (ГАОО). Ф. 67. Оп. 1. Д. 1565.
24.
Хлопин Г. В. Школьные болезни среди учащихся средних учебных заведений Министерства народного просвещения: По отчетам школьных врачей за 1905–1906 уч. год. СПб.: Врачеб.-сан. часть М-ва нар. прос., 1909. 45 с.
25.
ГА в г. Тобольске. Ф. И352. Оп. 1. Д. 771.
26.
Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 100. Оп. 1. Д. 83.
27.
ГАТО. Ф. 233. Оп. 2. Д. 2973.
28.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 733. Оп. 199. Д. 186.
29.
Мультановский П. М. Школьно-санитарный надзор за начальными училищами г. Томска // Медико-санитарные учреждения. Г. Томск: развитие и современное состояние их. Томск: Типо-лит. Сиб. т-ва печат. дела, 1913. С. 1–4.
30.
ГА в г. Тобольске. Ф. И352. Оп. 1. Д. 2131.
31.
Омский телеграф. 1915. 4 февраля.
32.
Хроника // Сибирский врач (Томск). 1916. 16 июня.
33.
Сибирский врач. 1914. 18 мая.
34.
Сибирский врач. 1914. 4 мая.
35.
ГАОО. Ф. 172. Оп. 1. Д. 449.
36.
Сарычева Т. В. Становление физического воспитания в системе народного просвещения Западной Сибири в начале XX в. // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 391. С. 140–147.
References (transliterated)
1.
Yurtsovskii N. S. Ocherki po istorii prosveshcheniya v Sibiri Novo-Nikolaevsk: Sib. obl. gos. izd-vo, 1923. 248 s.
2.
Mul'tanovskii P. M. Kratkoe opisanie sanitarnogo sostoyaniya nachal'nykh uchilishch g. Tomska v 1912–1913 ucheb. godu // Mediko-sanitarnye uchrezhdeniya. G. Tomsk: razvitie i sovremennoe sostoyanie ikh. Tomsk: Tipo-lit. Sib. t-va pechat. dela, 1913. S. 4–6.
3.
Delektorskii N. I. O sanitarnom sostoyanii sibirskikh sel'skikh shkol // Sibirskii vrach. 1913. 22 oktyabrya. S. 9–16.
4.
Delektorskii N. I. O sanitarnom sostoyanii nachal'nykh shkol Tomska, Omska i Irkutska // Sibirskii vrach. 1914. 23 fevralya. S. 153–154.
5.
Pirusskii V. S. O shkol'nom rezhime v normal'noi shkole // GATO. F. 438. Op. 1. D. 165. L. 3–6 ob.
6.
Palopezhentsev N.I. Narodnoe obrazovanie v g. Yalutorovske i Yalutorovskom okruge Tobol'skoi gubernii: (ist.-stat. ocherk). Tobol'sk: Tob. gub. tip., 1894. Ch. 2. 103 s.
7.
Vinogradov P.T. Kratkii ocherk nachal'nogo obrazovaniya v Tomskoi gubernii v 1910 godu. Tomsk: Tip. gub. upr., 1912. 23 s.
8.
Bazanov A. G. Ocherki po istorii missionerskikh shkol na Krainem Severe (Tobol'skii Sever). Leningrad: In-t narodov severa im. P. G. Smidovicha Glavsevmorputi pri SNK SSSR, 1936. 132 s.
9.
Shamakhov F. F. Shkola Zapadnoi Sibiri v kontse XIX – nachale XX vekov. T. 2: Otdel'nye ottiski. Tomsk: Izd-vo TGU, 1957. 336 s.
10.
Zhuravleva N. N. Povsednevnaya zhizn' zhenskoi shkoly Zapadnoi Sibiri na rubezhe XIX – XX vv. // Goroda Sibiri XVII – nachala XX v. Vyp. 2: Istoriya povsednevnosti: sb. nauch. statei / Pod red. V. A. Skubnevskogo, Yu. M. Goncharova. Barnaul: Izd-vo Alt. un-ta, 2004. 230 s.
11.
Gizei Yu. Yu. Tserkovno-prikhodskaya shkola Zapadnoi Sibiri kontsa XIX – nachala XX vv.: po materialam Tomskoi eparkhii: avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Kemerovo, 2004.
12.
Zverev V. A., Zvereva K. E. Kak Sibir' uchilas' chitat': shkola, gramotnost' i kniga v russkoi derevne kontsa XIX – nachala KhKh v.: monografiya Novosibirsk: NGPU, 2013. 237 s.
13.
Gach O. B. Razvitie negosudarstvennogo obshchego nachal'nogo obrazovaniya v Zapadno-Sibirskom uchebnom okruge v kontse XIX – nachale XX vv. // Nauka i sovremennost'. 2010. № 5-1. S. 128–134.
14.
Belentsov S. I. Sanitarno-gigienicheskoe sostoyanie srednikh obshcheobrazovatel'nykh uchrezhdenii vo vtoroi polovine XIX – nachale XX vekov // Sovremennye naukoemkie tekhnologii. 2005. № 1. S. 128–131.
15.
Klevtsova O. V., Zhirov N. A. Shkol'nye zdaniya vo vtoroi polovine XIX v.: tekhnicheskie i gigienicheskie trebovaniya (na primere Orlovskoi gubernii) // Istoriya: fakty i simvoly. 2016. № 9. S. 8–14.
16.
Sulimov V. S. Sanitarno-gigienicheskoe sostoyanie zhenskikh uchebnykh zavedenii Zapadnoi Sibiri v nachale XX v. // Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. 2014. № 3. S. 36–45
17.
Ermachkova E.P. Razvitie obrazovaniya i prosveshcheniya sredi naseleniya zapadnosibirskoi derevni (1861–1913 gg.): avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Omsk, 2006. 23 s.
18.
Skachkova G. K. Obrazovanie i obshchestvennaya deyatel'nost' zhenshchin Tobol'skoi gubernii vtoroi poloviny XIX – nachala XX vv.: 1860–1917 gg.: avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Omsk, 1998. 22 s.
19.
Gosudarstvennyi arkhiv v g. Tobol'ske (GA v g. Tobol'ske). F. I352. Op. 1. D. 705.
20.
Tomskogo eparkhial'nogo uchilishchnogo soveta otchet X O sostoyanii tserkovnykh shkol eparkhii za 1893–1894 uchebn. god. Tomsk: Parovaya tipo-lit. P. I. Makushina. 79 s.
21.
GA v g. Tobol'ske. F. I352. Op. 1. D. 593.
22.
Doklad vracha A.K. Pivinskoi, [o sanitarnom sostoyanii shkol'nykh pomeshchenii], zaslushannyi v zasedanii Vrachebnogo sanitarnogo soveta (14 marta 1916 g.). Tomsk: Parovaya tip. P. K. Orlovoi, [1916]. 5 s.
23.
Gosudarstvennyi arkhiv Omskoi oblasti (GAOO). F. 67. Op. 1. D. 1565.
24.
Khlopin G. V. Shkol'nye bolezni sredi uchashchikhsya srednikh uchebnykh zavedenii Ministerstva narodnogo prosveshcheniya: Po otchetam shkol'nykh vrachei za 1905–1906 uch. god. SPb.: Vracheb.-san. chast' M-va nar. pros., 1909. 45 s.
25.
GA v g. Tobol'ske. F. I352. Op. 1. D. 771.
26.
Gosudarstvennyi arkhiv Tomskoi oblasti (GATO). F. 100. Op. 1. D. 83.
27.
GATO. F. 233. Op. 2. D. 2973.
28.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv (RGIA). F. 733. Op. 199. D. 186.
29.
Mul'tanovskii P. M. Shkol'no-sanitarnyi nadzor za nachal'nymi uchilishchami g. Tomska // Mediko-sanitarnye uchrezhdeniya. G. Tomsk: razvitie i sovremennoe sostoyanie ikh. Tomsk: Tipo-lit. Sib. t-va pechat. dela, 1913. S. 1–4.
30.
GA v g. Tobol'ske. F. I352. Op. 1. D. 2131.
31.
Omskii telegraf. 1915. 4 fevralya.
32.
Khronika // Sibirskii vrach (Tomsk). 1916. 16 iyunya.
33.
Sibirskii vrach. 1914. 18 maya.
34.
Sibirskii vrach. 1914. 4 maya.
35.
GAOO. F. 172. Op. 1. D. 449.
36.
Sarycheva T. V. Stanovlenie fizicheskogo vospitaniya v sisteme narodnogo prosveshcheniya Zapadnoi Sibiri v nachale XX v. // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. № 391. S. 140–147.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха Перестройки привела к кардинальным переменам не только в социально-экономической жизни наших граждан: это сказалось и на системе образования, в сущности претерпевающей различные перемены последние от уже 30 лет. Так, например, неоднозначную реакцию в научно-педагогической среде вызвало внедрение в Российской Федерации Болонской системы с ее двухуровневой подготовкой. С одной стороны, необходимость тесного международного сотрудничества, максимальной открытости системы образования не подвергается сомнению ни одним из заинтересованных лиц. С другой стороны, слепое копирование зарубежного опыта без учета отечественной специфики за последние тридцать лет уже неоднократно отзывалось боком о различных областях российской экономики. Бакалавриат, вводимый в ряде отечественных вузов еще в 1990-е гг., длительное время считался каким-то ущербным отростком от признанного специалитета, а его выпускники нередко терялись на рынке трудовых ресурсов. Что касается отечественной школы, то тут вновь актуальны строчки из известной песни А.Б. Пугачевой: «Нагружать все больше нас стали почему-то, нынче в школе первый класс вроде института». А ведь повышенная нагрузка приводит, помимо прочего, и к ослаблению здоровья школьников: по некоторым данным, за время обучения в школе число здоровых детей уменьшается в 4 раза. Все это заставляет обратиться к историческому опыту обеспечения школьного здоровья, причем не только в советский, но и дореволюционный период.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются санитарно-гигиенические условия обучения и здоровье школьников Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв. Автор ставит своими задачами проанализировать техническое и санитарно-гигиенического состояния школьных зданий, в которых осуществлялось обучение детей, выявить наиболее распространенные среди школьников заболеваний и их связи с санитарно-гигиеническими условиями обучения, рассмотреть действия педагогического и медицинского персонала, общественных организаций по профилактике и борьбе со школьными болезнями.
Работа основана на принципах историзма, объективности, достоверности, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого, по определению академика И.Д. Ковальченко, находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а его характерными признаками выступают конкретность и описательность.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать санитарно-гигиенические условия обучения и здоровья школьников Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв. Научная новизна исследования заключается также в привлечении архивных документов.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 36 различных источников и исследований, что уже говорит о большом объеме работы проделанной автором. Привлекаемые автором источники можно разделить на две группы: опубликованные (материалы периодической печати («Сибирский врач», «Омский телеграф»), доклады и заметки врачей и учителей о здоровье обучающихся и состоянии школьных помещений, работы современников-врачей) и неопубликованные из фондов Российского государственного исторического архива, Государственного архива Омской области, Государственного архива Томской области, Государственного архива в городе Тобольске. Из используемых автором исследований отметим труды советских (Н. С. Юрцовского, А. Г. Базанова, Ф. Ф. Шамахова) и современных авторов (С. И. Беленцова, О. В. Клевцовой и Н. А. Жирова, В.С. Сулимова), в которых затрагиваются различные аспекты санитарно-гигиенического состояния школьных зданий Западной Сибири рассматриваемого периода. Заметим, что библиография статьи обладает важностью, как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. На наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех, кто интересуется как историей России, в целом, так и вопросами школьного здравоохранения, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной в результате работы над темой исследования.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть и заключение. К несомненным достоинствам рецензируемой статьи можно отнести обзор источников и литературы, что представляет интерес не только для специалистов, но и для широкого круга читателей. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что несмотря на различные предписания относительно школьного здравоохранения, в рассматриваемый период «из-за постоянно растущего количества желающих получить образование, а также скромных финансовых возможностей центральной и местной администрации, задача открытия новых учебных заведений в зданиях, отвечающих существующим техническим и гигиеническим требованиям, была трудновыполнимой». В работе на основе значительного массива источников, показано, что «если городские гимназии, прогимназии, духовные семинарии и училища, дающие обучающимся среднее образование, размещались в относительно сносных по своим характеристикам зданиях, то начальные «министерские», церковно-приходские, народные школы, зачастую не имея собственных, ютились в совершенно неприспособленных для организации учебного процесса помещениях». Несмотря на различные перечисляемые в работе трудности, автор отмечает такие положительные тенденции, как «организация врачебно-санитарного надзора за техническим и санитарно-гигиеническим состоянием школ, проведение медицинских осмотров учащихся на основе разработанных врачебно-санитарной частью МНП санитарных листов, в которые вносились данные о перенесенных детьми заболеваниях, параметрах их физического развития, имеющихся жалобах на самочувствие и т. п.»
Главным выводом статьи является то, что «предпринимаемые совместные действия органов власти, врачей, учителей, родителей, общественных организаций по улучшению условий обучения и охране здоровья учащихся стали началом тех положительных изменений в жизни школы, которые были продолжены и реализованы в годы советской власти».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы и выводы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
На наш взгляд, статья соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам и может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"