Статья 'Пряденые, плетеные и тканые изделия из могильника Большое Тимерево в собрании Государственного исторического музея ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Пряденые, плетеные и тканые изделия из могильника Большое Тимерево в собрании Государственного исторического музея

Орфинская Ольга Вячеславовна

кандидат исторических наук

Старший научный сотрудник, Центр египтологических исследований РАН

119071, Россия, г. Москва, ул. Ленинский Проспект, 29, строение 8

Orfinskaya Ol'ga Vyacheslavovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, the Center for Egyptological Studies of the Russian Academy of Sciences

119071, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 29, stroenie 8

orfio@yandex.ru
Зозуля Сергей Сергеевич

Младший научный сотрудник, Отдел археологических памятников Государственного исторического музея

125009, Россия, г. Москва, пл. Красная, 1

Zozulya Sergei Sergeevich

Junior Scientific Associate, the department of Archeological Sites of the State Historical Museum

125009, Russia, g. Moscow, pl. Krasnaya, 1

zozulia.sergey@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.6.30846

Дата направления статьи в редакцию:

20-09-2019


Дата публикации:

30-06-2020


Аннотация: Объектами исследования являются археологические материалы, полученные в результате раскопок могильника Большое Тимерево в различные годы и хранящиеся в фондах Исторического музея. Предметом исследования являются пряденые, плетеные и тканые изделия. Среди 472 курганов, раскопанных в некрополе с 1872 по 1990 гг. не менее 14 содержали находки, связанные с текстилем. Ассортимент изделий довольно широк – нити для подвешивания чашечек весов, фрагменты костюма, элементы отделки ворота и рукавов верхней одежды. Для данной работы применялась методика, разработанная в Центре исследования исторических и традиционных технологий Института Наследия им. Д. С. Лихачева под руководством к. б. н. В. П. Голикова. Описание результатов осуществлялось по стандартной схеме, соответствующей требованиям международного текстильного центра CIETA. Для определения структуры текстильных материалов и характеристики нитей в тканях применялись микроскопические методы в отраженном неполяризованном свете. Для определения природы текстильных материалов, а также степени загрязнения и повреждения волокон применялась микроскопия в проходящем поляризованном свете. Большинство тканей и приемов их декора из могильника Большое Тимерево находит широкий круг аналогий на территории Восточной Европы и Скандинавии Эпохи викингов. В результате проведенного исследования были выявлены следующие текстильные изделия: из растительных (1 ткань), шерстяных (1 нить, 1 шнур, 2 ткани) и шелковых (3 нити, 2 ткани) волокон. Тем не менее, удалось зафиксировать уникальные сочетания тканых изделий.


Ключевые слова: Тимеревский археологический комплекс, Эпоха викингов, собрание Исторического музея, археологический текстиль, раннее Средневековье, Древняя Русь, Тимерево, пряденые изделия, плетеные изделия, тканые изделия

Abstract: The object of this research is the archeological materials obtained in excavation of the burial site Bolshoe Timerevo in different years and preserved in collections of the State Historical Museum. The subject of this research is the spun, knit, and woven textiles. Approximately 14 out of 472 kurgans excavated in the necropolis during the period from 1872 to 1990 contained textile items. The assortment is quite wide – the strings of the scale, fragments of costume, elements of trimming of collars and outwear sleeves. This study employs methodology development in the Center for Studying Historical and Traditional Technologies of the Scientific Research Institute for Cultural and Natural Heritage named after Dmitry Likhachev under the authority of Ph.D. in Biological Science V. P. Golikov. The description of results was conducted in accordance with standard scheme of requirements of the International Textile Center CIETA. The structure of textile materials and characteristics of threads was determined via microscopic methods in reflected unnpolarized light. For detection of the nature of textile materials, as well as the level of contamination and damage of fibers was applied the method of microscopy in translucent polarized light. The majority of fabrics and their décor elements from the archeological site Bolshoe Timerevo finds a wide variety of analogies on the territory of Western Europe and Scandinavia of the Viking Age. As a result of the conducted research, the textiles made out of plant, wool and silk fibers were discovered. The author also recorded the unique combination of woven textiles.



Keywords:

Early middle ages, archeological textiles, collection of the State Historical Museum, Viking age, Timerevo archaeological complex, Old Rus’, Timerevo, spun textiles, knit textiles, woven textiles

Введение

Археологические исследования могильника у бывшей деревни Большое Тимерево насчитывают полуторавековую историю. В общей сложности исследовано не менее 472 курганных насыпей [1, c. 179 – 193]. Трупосожжение, как господствующий обряд захоронения могильника, не способствует сохранению предметов из органических материалов, очевидно, не редко присутствовавших в костюме и инвентаре умерших. Естественно, разрушающим фактором остается значительный промежуток времени между захоронением и археологическим изучением кургана.

В настоящий момент, исходя из существующих отчетов, публикаций и музейных коллекций, можно отметить, что фрагменты тканых изделий были обнаружены не менее чем в 14 комплексах могильника. Первой такой находкой стал топор из погребения 29 (раскопки А. И. Кельсиева 1879 г.), обнаруженный лежащим при левой ступне погребенного, на лезвии которого зафиксирован пропитанный ржавчиной клочок толстой ткани типа холстины [2, с. 65]. При описании могильника в 1963 г. коллектив авторов изменил нумерацию курганов некрополя: тот же комплекс повторно опубликован под номером 164, в описании которого значится находка узколезвийного боевого топора с остатками холщевого чехла [3, c. 107]. Насколько верна последняя интерпретация судить довольно сложно, так как сам топор, в отличие от остального инвентаря погребения, никогда не поступал в коллекцию Исторического музея.

При работах 1939 г. под руководством Я. В. Станкевич был исследован курган с трупосожжением (№ 68 по плану, опубликованному в 1963 г.), содержавший обрывки серебряной канители от головного убора [3, с. 100 – 101] или шелк от головного венчика [4, c. 84].

За активный период исследования могильника в 1960 – 1961 гг. авторами раскопок и последующей публикации находки тканых изделий были выявлены в трех трупоположениях на горизонте: 263 – III (тесьма из шелковых металлических тканей от оторочки рукавов и ворота), 394 (шелк саржевого переплетения и шерстяные ткани) и 422 (венчик женского головного убора из тонкой серебряной проволоки) [4, c. 80, 84].

Следующий период раскопок могильника пришелся на 1974 – 1978 гг. За это время тканые изделия были обнаружена в 5 захоронениях. Все эти погребения были совершены по обряду ингумации: в камере (100, 348, 459) или на горизонте (295, 474). В камерном захоронении из кургана 100 обнаружен шелковый шнур от чашечки весов, фрагмент ткани с перекрестия меча, шелк саржевого переплетения и шерстяные ткани, узорчатые и гладкие (шелк саржевого переплетения и шерстяные ткани, узорчатые и гладкие в фонды Исторического музея не поступали) [4, c. 84 – 85]; [5, c. 185 – 186, рис. 1]. Камерная ингумация 348 содержала обрывок золотной тесьмы, шелк от головного венчика и тончайший шелк полотняного переплетения от покрывала (шелк от головного венчика и тончайший шелк полотняного переплетения от покрывала в фонды Исторического музея не поступали) [4, c. 80, 84]. В камерном погребении 459 обнаружен фрагмент льняной ткани [4, c. 84]. В этом же захоронении обнаружен известный нательный крестик, вырезанный из дирхема [6]. В полевых материалах есть указание на то, что фрагмент льняной ткани от рубахи располагался как раз под крестиком. В трупоположениях 295 и 474 найдены фрагменты тесьмы из шелковых и металлических нитей от оторочки рукавов или ворота [4, c. 84].

Завершающим этапом исследований могильника Тимеревского комплекса стали раскопки экспедиции под руководством В. Н. Седыха. В трех курганах были обнаружены фрагменты тканых изделий. В камерном погребении 297 (погребение 1) у черепа женщины обнаружены остатки золотного шитья, интерпретированная авторами публикации как фрагменты тесьмы от ворота одежды [7, c. 118 – 119, рис. 4, 5]. В трупосожжении 285 зафиксированы фрагменты плетения из золотных нитей, кремации 382 – фрагменты золотного шитья [8, c. 28 – 29]; [9, fig. 3, 1 ; fig. 4, 4].

Таким образов фрагменты тканых изделий в Тимеревском некрополе обнаружены как в женских, так и мужских погребениях, совершенных как по обряду кремации, так и ингумации. В основном, тканые изделия представляют собой элементы отделки верхней одежды и головные венчики. Задачами данной работы стало исследование коллекции тканых изделий, хранящееся в фондах Государственного исторического музея.

Методы и объекты исследования

Для данной работы применялась методика, разработанная в Центре исследования исторических и традиционных технологий Института Наследия им. Д. С. Лихачева под руководством к. б. н. В. П. Голикова. Описание результатов осуществлялось по стандартной схеме, соответствующей требованиям международного текстильного центра CIETA.

Для определения структуры текстильных материалов и характеристики нитей в тканях применялись микроскопические методы в отраженном неполяризованном свете:

— с использованием текстильной лупы Flash Magnifier с увеличением до 10х;

— с помощью стереомикроскопа Сarl Zeiss Stemi 2000C с увеличением до 100х.

Для определения природы текстильных материалов, а также степени загрязнения и повреждения волокон применялась микроскопия в проходящем поляризованном свете с помощью микроскопа OLYMPUS BX41 с увеличением до 100 – 400х.

Объектами исследования являются археологические материалы, полученные в результате раскопок могильника Большое Тимерево в различные годы и хранящиеся в фондах Исторического музея.

Результаты исследования

1. Шнур на чашечке весов (Рис. 1).

Курган 100 (ГИМ 103390 Оп. В 2129/100).

Диаметр шнура около 2–3 мм. Шнур скручен из 3 нитей второго порядка, где каждая нить имеет крутку S,2z (общая запись крутки – Z,3S,2z). Природа текстильных волокон не определена из–за невозможности отбора образца.

Рис. 1. Чашечка весов со шнуром из кургана 100:

1 – общий вид чашечки весов с остатками шнура (фото С. Зозули),

2 – макрофотография шнура (фото О. Орфинской).

2. Три фрагмента плетеной металлической тесьмы (позумент) (Рис. 2).

Курган 474 (ГИМ 104427 Оп. В 2516/38).

Размеры: длина фрагментов – 1.5, 1.1, 4.6 см; ширина тесьмы 0.5 – 0.6 см.

Диаметр спирали (канитель[1]) 1 мм; диаметр проволоки (волоченка[2]) 0.2 мм.

Полоса сплетена из 4 парных спиралей. Текстильный сердечник в спиралях утрачен.

Рис. 2. Фрагменты плетеной металлической тесьмы из кургана 474:

1 – общий вид фрагментов (фото О. Орфинской), 2 – макрофотография одного из фрагментов (фото А. Шевцова), 3 – макрофотография одного из фрагментов (фото О. Орфинской), 4 – схема плетения тесьмы (каждая пара нитей показана своим цветом) (автор О. Орфинская).

3. Фрагменты ткани (Рис. 3).

Курган 459 (ГИМ 104269 Оп. В 2475/79).

Размеры: 1.8 х 1.5, 1.8 х 1.1, 2 х 1.7, 1.6 х 1.2 см.

Фрагменты ткани полотняного переплетения из растительных волокон, вероятно, лен. Нити основы и нити утка имеют одинаковые технологические характеристики: Z крутка (от средней до сильной), толщина 0.2 – 0.6 мм. Плотность ткани 15/15 н/см.

00-2

Рис. 3. Фрагменты ткани из кургана 459:

1 – общий вид фрагментов (фото О. Орфинской), 2 – макрофотография ткани (сторона квадрата 0.5 см) (фото О. Орфинской), 3 – макрофотография лубяных волокон ткани

(фото О. Орфинской).

4. Фрагмент плетеного позумента (Рис. 4).

Курган 295 9 ГИМ 104269 Оп. В 2475/14).

Размеры: 1.4 х 1.4 см.

Диаметр спирали (канитель) 0.6 мм; диаметр проволоки (волоченка) 0.2 мм.

Деталь сплетена из 2 спиралей, работающих парой. Текстильный сердечник – шелковая нить. Характеристики нити не определяются.

Рис. 4. Фрагмент плетеной металлической тесьмы из кургана 295:

1 – общий вид фрагмента (фото О. Орфинской), 2 – схема плетения (два работающих конца отмечены разными цветами; серым отмечены точки вспомогательного крепления при плетении) (автор О. Орфинская), 3 – макрофотография фрагмента (фото А. Шевцова).

5. Три фрагмента плетеной металлической тесьмы (позумента) (Рис. 5).

Курган 295 (ГИМ 104269 Оп. В 2475/12).

Размеры: длина: 9.4, 5.1, 5.2 см; ширина тесьмы 0.9 см.

Диаметр спирали (канитель) 0.6 мм, диаметр проволоки (волоченка) 0.2 мм.

Фрагмент 1 является начальным участком плетения, которое осуществлялось двумя концами парных спиралей. Нить сердечника – шелк неопределенного цвета, c Z круткой, толщиной 0.3 – 0.4 мм.

Рис. 5. Три фрагмента плетеной металлической тесьмы из кургана 295:

1 – общий вид фрагментов (фото О. Орфинской), 2 – первый узел начала плетения (фото О. Орфинской), 3 – схема плетения (два работающих конца отмечены разными цветами) (автор О. Орфинская), 4 – основной элемент плетения (фото О. Орфинской).

6. Фрагменты кожи с позолотой и фрагмент спиральки от позумента.

Курган 295 (ГИМ 104269 Оп. В. 2475/13).

6.1. Кожаные полоски (Рис. 6.1).

Размеры: длина фрагментов: 1.8, 1.3, 1.0, 1.1, 2.8 см; ширина полосок кожи 0.5 см.

Позолота расположена на одной из сторон кожаных полосок.

Рис. 6.1. Фрагменты кожи с позолотой из кургана 295:

1 – общий вид фрагментов (фото О. Орфинской), 2 – макрофотография кожаной полоски с позолотой (фото О. Орфинской).

6.2. Фрагмент спиральки позумента (Рис. 6.2).

Размер: длина 1.5 см.

Диаметр спирали 0.8 мм, диаметр проволоки 0.2 мм, сердечник шелковый с Z круткой толщиной 0.3 мм.

Рис. 6.2. Фрагмент спиральки позумента из кургана 295:

1 – общий вид спирали позумента (фото О. Орфинской), 2 – макрофотография шелковых волокон нити сердечника (фото О. Орфинской).

7. Фрагменты металлической нити (волоченка) (Рис. 7).

Курган 348 (ГИМ 103949 Оп. В 2366/72).

Фрагменты металлических нитей сохранили форму полосок шириной 1 см. Две проволочки доходят до одного края этой условной полосы, поворачивают и доходят до второго края. Диаметр проволоки 0.2 мм.

Возможны два варианта реконструкции:

— Такую картину можно наблюдать в тканых лентах, когда узор создается дополнительным металлическим утком. Текстильные нити не сохранились.

— Металлической нитью была вышита полоса. Вышивка выполнялась в технике «вприкреп», то есть нить не пропускалась через ткань, а накладывалась на нее и укреплялась текстильной нитью. Укрепляющая (прикрепная) нить и тканая основа под вышивкой не сохранились.

Судя по небольшим загибам металлических нитей в местах поворота, первый вариант в данном случае предпочтителен.

Рис. 7. Фрагменты металлических нитей из кургана 348:

1 – общий вид фрагментов (фото О. Орфинской), 2 – макрофотография участка, сохранившего изначальную ширину полосы изделия или вышивки (фото О. Орфинской).

8. Фрагменты текстиля (Рис. 8).

Курган 348 (ГИМ 103949 Оп. В 2366/67 – 68).

Мелкие фрагменты текстиля, которые находились на внутренней стороне фибулы.

Рис. 8. Фрагменты текстиля, сохранившиеся на внутренней стороне фибулы

(фото О. Орфинской).

8.1. Фрагменты ткани (Рис. 8.1).

Размеры: 1 х 1.6, 0.8 х 0.4, 0.7 х 0.3 см.

Ткань полотняного переплетения. Нити основы и утка имеют одинаковые характеристики: шерсть светло-коричневого цвета, слабая Z крутка, толщина нитей 0.5 мм. Плотность ткани около 20/14 н/см.

Рис. 8.1. Фрагмент ткани полотняного переплетения из кургана 348:

1 – общий вид (фото О. Орфинской), 2 – макрофотография шерстяных волокон ткани (фото О. Орфинской).

8.2. Фрагмент ткани самит (Рис. 8.2,1).

Размер: 1.3 х 1.5 см.

Сохранились незначительные остатки ткани, плотно прижатые к темному слою сильно деструктированной органики. На фрагменте ткани просматриваются парные нити внутренней основы и основа связующая, а также нити утка. Нити внутренней основы: шелк неопределенного цвета с Z круткой толщиной 0.2 – 0.3 мм; основа связующая: шелк неопределенного цвета с Z круткой, толщиной 0.2 мм; Уток: шелк неопределенного цвета без крутки, толщиной 0.3 – 0.4 мм. Плотность и другие характеристики ткани не определяются.

0003

Рис. 8.2. Фрагмент ткани самит (образец 8.2) и пучков нитей (образец 8.3) из кургана 348:

1 – общий вид фрагмента ткани самит (фото О. Орфинской), 2 – общий вид пучка нитей или шнура (фото О. Орфинской), 3 – макрофотография волокон шерсти из пучка нитей (фото О. Орфинской).

8.3. Фрагменты пучков нитей второго порядка, возможно, от скрученного шнура (Рис. 8.2, 2 ).

Размеры: 1.5 х 0.2см.

Нити шерстяные второго порядка с S, 2z круткой имеют толщину 0.6 мм.

8.4. Фрагмент, вероятно, отделки неопределенного изделия (Рис. 8.3,1).

Исходя из очень маленьких размеров сохранившихся фрагментов, можно высказать несколько версий реконструкции:

– Край изделия был оформлен нашитым сверху шнуром. Рядом выполнена вышивка в форме косички шерстяными нитями.

– Край некого изделия был обшит полосой ткани, которая на лицевой стороне изделия закрывала срез (около 0.2 см) и поворачивала наизнанку. Такой вариант обработки края, но более широкий, был обнаружен на шелковой отделке «сарафанного комплекса» из камерного погребения в г. Пскове [12, c. 367 – 388], а также на шелковой отделке из погребений в кургане Ц–301 и Ц–306 [13, c. 415 – 416, 424 – 430, 432]. Рядом с отделкой расположена вышивка в форме косички или имитация вышивки, выполненная двумя шнурами.

Более вероятен вариант тканевой отделки по краю и вышивки.

0004

Рис. 8.3. Фрагмент текстиля из кургана 348:

1 – фрагмент отделки неопределенного изделия (образец 8.4), 2 - многослойный фрагмент из ткани самит и ткани полотняного переплетения (образец 8.5) (фото О. Орфинской).

8.5. Многослойный фрагмент из сильно спрессованных остатков тканей полотняного переплетения и ткани самит (Рис. 8.3, 2 ).

Шелк неопределенного цвета. Нити связующей основы имеют толщину 0.2 мм, нити утка – 0.3 – 0.4 мм. Остальные характеристики ткани не определяются. Данная ткань может являться частью ткани 8.2, но может относиться и к другой ткани самит. Информации для сравнения явно недостаточно.

Под фибулой находились мелкие фрагменты тонкой шерстяной ткани хорошего качества, в данный момент светло-коричневого цвета, с отделкой цветным шелком (самит) плотно прижатые к черной сильно деструктированной органике. Очень осторожно можно предположить, что это кожаное изделие, перекрытое шерстяной тканью с декором из шелка и вышивки.

9. 9. Фрагменты тканей (Рис. 9).

Курган 394 (ГИМ 98561 Оп. В. 1946/618).

На планшете представлено 4 фрагмента тканей, три из них (№ 1, 2 и 4) – шерстяная ткань и 1 фрагмент шелковой ткани (№ 3).

Рис. 9. Фрагменты тканей из кургана 394 (фото С. Зозули).

9.1. Шерстяная ткань саржевого переплетения (Рис. 9, 9,1).

Размеры: 5.5 х 1.6 см, 3.8 х 2.5 см, 3 х 2.3 см.

Ромбовидная саржа на базе 2/2. Раппорт тканого узора 18 нити основы и 20 нити утка. Нити основы: шерсть черного (по визуальной оценке) цвета с Z круткой толщиной 0.5 – 0.7 мм. Нити утка: шерсть черного (по визуальной оценке) цвета с Z круткой толщиной 0.8 – 1.2 мм. Плотность ткани 18/9 н/см.

На макрофотографии шерстяных волокон видно, что они имеют зеленую окраску, следовательно, ткань была зеленой или синей (ткани синего цвета в почве приобретают зеленую окраску, так как почвенные загрязнения, гуматы, дают желтый цвет).

0007

Рис. 9.1. Фрагмент шерстяной ткани из кургана 394:

1 – макрофотография шерстяной ткани (сторона квадрата 1 см) (фото О. Орфинской),

2 – схема ромбовидной саржи (Ro – раппорт тканого узора по нитям основы равен 18 нитям; Ry – раппорт тканого узора по нитям утка равен 20 нитям) (автор О. Орфинская),

3 – макрофотография шерстяных волокон ткани (фото О. Орфинской).

9.2. Фрагмент ткани самит (Рис. 9.2).

Размер: 1.9 х 2.3 см.

В данный момент цвет ткани и ее рисунок не определяются.

Внутренняя основа: шелк со слабой Z круткой толщиной 0.2 мм, сгруппирована по 2 и в отдельных случаях по 3 нити. Основа связующая — шелк со слабой Z круткой толщиной 0.2 мм, одиночная. Нити утков (разделить невозможно) – шелк неопределенного цвета без крутки толщиной 0.2 – 0.4 мм.

Фиксируется порядок проброса: 1, 2, 2, 1 (встречный). Такой порядок проброса нитей утка характерен для двухцветных тканей. В одном месте можно заметить последовательный порядок проброса нитей утка. Такая картина наблюдается на 3–х и более цветных тканей. На основе этих наблюдений можно высказать предположение, что ткань была 2–х цветная, а на отдельных участках вводился третий цветной уток.

Плотность ткани 18 нитей связующей основы, около 38 нитей внутренней основы и 36 пробросов нитей утка на 1 см.

Рис. 9.2. Фрагмент ткани самит из кургана 394:

1 – общий вид ткани самит (фото С. Зозули), 2 – макрофотография ткани самит (сторона квадрата 1 см) (фото О. Орфинской); 3 – схема ткани самит (по [13, c. 15]) (самит с двумя внутренними основами: а – проброс утка 1,2,2,1. 1 – нити связующей основы; 2 – нити внутренней основы; 3 – светлый уток; 4 – темный уток.

Выводы

В результате проведенного исследования были выявлены следующие текстильные изделия: из растительных (1 ткань), шерстяных (1 нить, 1 шнур, 2 ткани) и шелковых (3 нити, 2 ткани) волокон. Шерстяные нити использовались в декоре (шнур и вышивка). Шелковые отдельные нити являлись сердечниками в канители. Металлические нити сохранились в 5 изделиях: в 4 позументах и в одном случае, вероятно, они относятся к тканой ленте.

Ткань из растительных волокон (вероятно, лен) полотняного переплетения, сбалансированная, имеет хорошее качество. Сравнивая с текстилем Гнездовского комплекса, можно провести аналогии с тканями из курганов Кусцинский–14, Ц–198, Ц–301, К–97 и культурного слоя городища ЦГ–XV [10, c. 414 – 418, 424 – 432, 444 – 447]. Однако, данные ткани не были окрашены, тогда, как качественные ткани в Гнездово в основном имеют синий цвет. Эта информация не может являться основой для каких–либо выводов: у нас крайне скудный статистический ряд и отсутствие палеоботанических данных о возможном произрастании льна в X веке на данных территориях.

Природа волокон нитей шнура на чашечке весов не определяется, однако, для весов, обнаруженных в кладе в 2013 г. на пойменной части центрального поселения Гнездовского археологического комплекса, были использованы льняные нити [11, c. 10 –12].

Шерстяная ткань зеленого или синего цвета имеет сложный ромбовидный узор с раппортом 18 нитей основы и 20 нитей утка. Для ткачества такой ткани нужен станок с 4–х ремизной системой и профессиональные навыки ткача. Среди исследованных тканей Гнездовского комплекса аналогичной ткани не было, но в Старой Ладоге, ромбовидные саржи встречались [14, c. 101 – 102]. Близкие по структуре шерстяные ткани в эпоху викингов зафиксированы на многих памятниках в Скандинавии [15, c. 181 – 182, 203 – 206], где они известны с до–римского времени [16, c. 51 – 62].

Отделка изделия шерстяной вышивкой в форме косички рядом с валиком из шелковой ткани на данный момент не имеет аналогов в пределах нам известного материала раннего средневековья. Однако, в более позднем материале, такое декорирование встречается.

Шелковая ткань самит фиксируется почти на всех раннесредневековых памятниках. Сохранность фрагментов из Тимерева и их малые размеры не позволяют отнести ткани к какому ни будь определенному месту производства. Хотя во многих работах считается, что отношение внутренних основ к связующей является одним из самых главных характеристик тканей самит. L. von Wilckens отмечает, что переход от отношения основ 1:1 к 2:1 происходит около 600 года [17, c. 28], а A. Muthesius настаивает на VIII веке [18, c. 145 – 146]. Кроме этого она отмечает, что в Центральной Азии в VII – VIII веках ткани имели внутреннюю основу, сгруппированную по 3 – 4 нити, а уже в IX внутренняя основа становится парной [18, c. 146]. В связи с новыми взглядами специалистов на самит Средней Азии мы воздержимся от отнесения наших тканей к этой группе. В данный момент единое мнение по вопросу шелкоткацкого центра в Согде отсутствует, некоторые ученые склоняются к тому, что его вообще не существовало, а все ткани самит происходят из Средиземноморского региона. Датировка небольших фрагментов тканей определяется датировкой погребений, так как шелковая ткань, являясь большой ценностью, может жить достаточно долго.

Металлическая нить, волоченка, встречена как в форме спирали (канитель) в позументах, так и в форме круглой нити. Тканые ленты с парными металлическими нитями были, в том числе, обнаружены в Гнездово (К–97) [10, c. 444 – 447] (Рис. 10). Поэтому, с очень большой вероятностью, остатки металлических нитей можно отнести не к вышивке, а к тканой на дощечках ленте.

Рис. 10. Фрагменты тканой на дощечках ленты с парными металлическими нитями узорного утка из «кургана 97» Гнездова (фото О. Орфинской).

Плетеная тесьма из канители хорошо известна по материалам Гнездова [19, c. 56] и Бирки (Рис. 11) [3]. Многочисленные фрагменты аналогичных изделий (изготовленных из серебряной проволоки) обнаружены в Скандинавии, что позволяет высказать предположение о скандинавском происхождении этой группы изделий.

Кроме фрагментов текстиля для исследования были переданы небольшие позолоченные узкие полоски кожи, которые, вероятно, нашивались на ткань или кожу как отделка.

Рис. 11. Плетеная тесьма из Бирки:

1 – позумент из Bj 524 (прямая аналогия трехлистного элемента декора), 2 – позумент из Bj 520 (аналогия венчика), 3 –шнуры из металлических нитей из Bj 886.

[1]Тонкая металлическая проволочка, скрученная в виде спирали

[2]Волоченка – металлическая нить (проволочка круглая в сечении), которая используется в текстиле.

[3] http://mis.historiska.se/mis/sok/include_image_exp.asp?uid=349355; http://mis.historiska.se/mis/sok/bild.asp?uid=349366; http://mis.historiska.se/mis/sok/bild.asp?uid=349383 (дата обращения 10.09.2019).

Библиография
1.
Недошивина Н. Г., Зозуля С. С. Курганы Ярославского Поволжья // Русь в IX – X веках: археологическая панорама / Институт археологии РАН; отв. ред. Н. А. Макаров. – Москва; Вологда: Древности Севера, 2012. C. 179 – 193.
2.
Кельсиев А. И. Отчет по раскопкам в Ярославской и Тверской губерниях, произведенных им по поручению Комитета летом 1878 года // Антропологическая выставка. Т. III. Ч. 1. М., 1880. С. 53 – 68.
3.
Ярославское Поволжье Х–XI вв. по материалам Тимеревского, Михайловского и Петровского могильников. Под ред. д. и. н. А. П. Смирнова. М., 1963. – 144 С.
4.
Фехнер М. В., Недошивина Н. Г. Этнокультурная характеристика Тимеревского могильника по материалам погребального инвентаря // СА. № 2. 1987. С. 70 – 89.
5.
Фехнер М. В., Янина С. А. Весы с арабской надписью из Тимерева // Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы. Изд. «Наука». М., 1978. С. 184 – 192.
6.
Зозуля С. С. Необычный крест из дирхема конца Х в., найденный на территории Тимеревского могильника // Номизма. 2011. № 2. С. 18 – 19.
7.
Дубов И. В., Седых В. Н. Новые исследования Тимеревского могильника // Древности славян и финно– угров. Ред. Кирпичников А. Н., Рябинин Е. А. Изд. «Наука», СПб., 1992. С. 115 – 123.
8.
Седых В. Н. Большие курганы Древней Руси // Беларусь у сiстеэму еурапейскiх культурных сувязяу. Гiстарычна– археалагiчны зборнiк. № 11. Мiнск, 1997. С. 28 – 32.
9.
Sedyh V. Timerevo – un centre proto– urban sur la grandevoie de la Volga // Les Centres proto – urbains russes entre Scandinavie, Byzance et Orient. Edites par M. Kazanski, A. Nercessianet C. Zuckerman. P. Lethielleux. Paris, 2000. PP. 173 – 197.
10.
Орфинская О. В. Текстиль Гнездовского комплекса // Гнездовский археологический комплекс: Материалы и исследования. Вып. 1 // Труды Государственного исторического музея. М., 2018. Вып. 210. С. 413 – 460.
11.
Авдусина С. А. Клад торгового инвентаря из Гнездова // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. Том III. Казань, 2014. С. 10 – 12.
12.
Зубкова Е. С., Орфинская О. В. Текстиль из камерных погребений Старовознесенского некрополя Пскова // Древнерусский некрополь Пскова X– начала XI в.: В 2 т. Т.2. Камерные погребения древнего Пскова X в. (по материалам археологических раскопок 2003– 2009 гг. у Старовознесенского монастыря). – СПб.: Нестер – История, 2015. С. 367 – 388.
13.
Desrosiers S. Soieries et autres textiles de l`Antiquité an XVI siécle: musée national du moyen Âgethermes de Cluny: catalogue. Paris, 2004. – 507 P.
14.
Давидан О. Д. Ткани Старой Ладоги // АСГЭ. 1981. Вып. 22. С. 100 – 113.
15.
Christensen A.E., Nockert M. Osebergfunnet: Bind IV, Tekstilene. Oslo: Universiteteti Oslo, 2006. – 400 P.
16.
Wild J. – P. The woollen industry in the north– west Roman provinces // Boehmer– Schoenberger A., Hautnah: roemische Stoffe aus Mainz, Mainz. 2009. PP. 51 – 62 .
17.
Von Wilckens L. Die textile Künste: von der Spätantikebis um 1500. Munih, 1991. 428 P.
18.
Muthesius, A. Essential Processes, Looms, and Technical Aspects of the Production of Silk Textiles. In: Angeliki E. Laiou, (Editor– in– Chief) The Economic History of Byzantium: From the Seventh through the Fifteenth Century. Washington, D.C. Printed in the United States of America, 2002. PP. 147 – 168.
19.
Ениосова Н. В., Пушкина Т. А. Находки византийского происхождения из раннесредневекового центра Гнездово в свете контактов между Русью и Константинополем в X в. // Сугдейский сборник. Вып. V. 2012. С. 34 – 85.
References (transliterated)
1.
Nedoshivina N. G., Zozulya S. S. Kurgany Yaroslavskogo Povolzh'ya // Rus' v IX – X vekakh: arkheologicheskaya panorama / Institut arkheologii RAN; otv. red. N. A. Makarov. – Moskva; Vologda: Drevnosti Severa, 2012. C. 179 – 193.
2.
Kel'siev A. I. Otchet po raskopkam v Yaroslavskoi i Tverskoi guberniyakh, proizvedennykh im po porucheniyu Komiteta letom 1878 goda // Antropologicheskaya vystavka. T. III. Ch. 1. M., 1880. S. 53 – 68.
3.
Yaroslavskoe Povolzh'e Kh–XI vv. po materialam Timerevskogo, Mikhailovskogo i Petrovskogo mogil'nikov. Pod red. d. i. n. A. P. Smirnova. M., 1963. – 144 S.
4.
Fekhner M. V., Nedoshivina N. G. Etnokul'turnaya kharakteristika Timerevskogo mogil'nika po materialam pogrebal'nogo inventarya // SA. № 2. 1987. S. 70 – 89.
5.
Fekhner M. V., Yanina S. A. Vesy s arabskoi nadpis'yu iz Timereva // Voprosy drevnei i srednevekovoi arkheologii Vostochnoi Evropy. Izd. «Nauka». M., 1978. S. 184 – 192.
6.
Zozulya S. S. Neobychnyi krest iz dirkhema kontsa Kh v., naidennyi na territorii Timerevskogo mogil'nika // Nomizma. 2011. № 2. S. 18 – 19.
7.
Dubov I. V., Sedykh V. N. Novye issledovaniya Timerevskogo mogil'nika // Drevnosti slavyan i finno– ugrov. Red. Kirpichnikov A. N., Ryabinin E. A. Izd. «Nauka», SPb., 1992. S. 115 – 123.
8.
Sedykh V. N. Bol'shie kurgany Drevnei Rusi // Belarus' u sisteemu eurapeiskikh kul'turnykh suvyazyau. Gistarychna– arkhealagichny zbornik. № 11. Minsk, 1997. S. 28 – 32.
9.
Sedyh V. Timerevo – un centre proto– urban sur la grandevoie de la Volga // Les Centres proto – urbains russes entre Scandinavie, Byzance et Orient. Edites par M. Kazanski, A. Nercessianet C. Zuckerman. P. Lethielleux. Paris, 2000. PP. 173 – 197.
10.
Orfinskaya O. V. Tekstil' Gnezdovskogo kompleksa // Gnezdovskii arkheologicheskii kompleks: Materialy i issledovaniya. Vyp. 1 // Trudy Gosudarstvennogo istoricheskogo muzeya. M., 2018. Vyp. 210. S. 413 – 460.
11.
Avdusina S. A. Klad torgovogo inventarya iz Gnezdova // Trudy IV (XX) Vserossiiskogo arkheologicheskogo s''ezda v Kazani. Tom III. Kazan', 2014. S. 10 – 12.
12.
Zubkova E. S., Orfinskaya O. V. Tekstil' iz kamernykh pogrebenii Starovoznesenskogo nekropolya Pskova // Drevnerusskii nekropol' Pskova X– nachala XI v.: V 2 t. T.2. Kamernye pogrebeniya drevnego Pskova X v. (po materialam arkheologicheskikh raskopok 2003– 2009 gg. u Starovoznesenskogo monastyrya). – SPb.: Nester – Istoriya, 2015. S. 367 – 388.
13.
Desrosiers S. Soieries et autres textiles de l`Antiquité an XVI siécle: musée national du moyen Âgethermes de Cluny: catalogue. Paris, 2004. – 507 P.
14.
Davidan O. D. Tkani Staroi Ladogi // ASGE. 1981. Vyp. 22. S. 100 – 113.
15.
Christensen A.E., Nockert M. Osebergfunnet: Bind IV, Tekstilene. Oslo: Universiteteti Oslo, 2006. – 400 P.
16.
Wild J. – P. The woollen industry in the north– west Roman provinces // Boehmer– Schoenberger A., Hautnah: roemische Stoffe aus Mainz, Mainz. 2009. PP. 51 – 62 .
17.
Von Wilckens L. Die textile Künste: von der Spätantikebis um 1500. Munih, 1991. 428 P.
18.
Muthesius, A. Essential Processes, Looms, and Technical Aspects of the Production of Silk Textiles. In: Angeliki E. Laiou, (Editor– in– Chief) The Economic History of Byzantium: From the Seventh through the Fifteenth Century. Washington, D.C. Printed in the United States of America, 2002. PP. 147 – 168.
19.
Eniosova N. V., Pushkina T. A. Nakhodki vizantiiskogo proiskhozhdeniya iz rannesrednevekovogo tsentra Gnezdovo v svete kontaktov mezhdu Rus'yu i Konstantinopolem v X v. // Sugdeiskii sbornik. Vyp. V. 2012. S. 34 – 85.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: «Пряденые, плетеные и тканые изделия из могильника Большое Тимерево в собрании Государственного исторического музея».
Предметом исследования рецензируемой статьи являются текстильные изделия из могильника Большое Тимерево, хранящиеся в фондах Государственного исторического музея.
Методология исследования основана на использовании микроскопических методов в отраженном неполяризованном свете с применением текстильной лупы Flash Magnifier и стереомикроскопа Сarl Zeiss Stemi 2000C. При интерпретации проанализированных материалов использовался метод подбора аналогий.
Актуальность исследования обусловлена тем, что Тимеревский могильник является одним из эталонных памятников, материалы которого широко используются при решении историко-археологических проблем, связанных с освоением славянами лесной полосы Восточной Европы, проникновением скандинавов на Русь, взаимодействием славян с местным финно-угорским населением.
Научная новизна работы объясняется тем, что несмотря на многолетнюю историю изучения могильника специального изучения пряденых, плетеных и тканных изделий до сих пор не производилось.
Стиль статьи научный. Её содержание состоит из введения, описания методов и объектов исследования, изложения результатов и выводов. Во введение дается краткое описание раскопок тех погребений, в которых обнаружены изделия из текстиля. Интересной особенностью, которая не была отмечена авторами статьи является то, что изделия из текстиля присутствуют практически в половине захоронений, относящихся к разряду камерных: в трех из шести (Недошивина Н. Г., Зозуля С.С. Курганы Ярославского Поволжья // Русь в IX–XI веках : археологическая панорама. Москва-Вологда, 2012).
В разделе: «Методы и объекты исследования» дается характеристика использованной методики изучения тканей. При описании объектов исследования фактически дублируется информация, содержащаяся в названии статьи, что представляется излишним.
В «Результатах исследования» приводится подробное описание изделий из текстиля, воспроизводятся их метрические и морфологические данные, реконструируется способ изготовления артефактов. Также в этом разделе воспроизводятся фотографические изображения изделий с указанием автора фотографии.
В «Выводах» подводятся итоги проведенных исследований, указываются ближайшие аналогии тимеревским находкам, среди которых справедливо указываются изделия из Гнездово, Старой Ладоги, Бирки и т. д. Также делается попытка определения места производства тканной продукции. В этой части статьи приведено два рисунка с одним и тем же номером 10. При этом отсутствуют рисунки под номерами 11-13, на которых есть ссылка в статье. По-видимому, так должен быть пронумерован рисунок под второй цифрой 10, где приведено фото изделий из Бирки. К данным изображениям, размещенным на сайте интернета, приводят и электронные ссылки, помещенные в конце статье. Вряд ли подобное дублирование целесообразно, необходимо ограничиться воспроизведением фотографий или ссылками на них.
Библиографические ссылки оформлены крайне небрежно. Первых двух ссылок нет вообще, третья – обрезана. Остальные ссылки не разделены на абзацы. В ссылке №18 год указан дважды - в конце предложения и после фамилии автора цитируемой статьи.
На наш, взгляд авторы публикации недостаточно внимания уделили погребальному инвентарю погребений с находками текстильных изделий. В статье практически отсутствуют информация об их хронологии, между тем как многие из описанных погребений достаточно хорошо датированы.
Статья представляет несомненный интерес для читательской аудитории, интересующейся историей средневековой Руси, и может быть рекомендована к публикации, после устранения высказанных замечаний.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"