Статья 'Травмы у населения срубного времени Среднего Поволжья (по антропологическим материалам могильников Красносамарский III и IV).' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Травмы у населения срубного времени Среднего Поволжья (по антропологическим материалам могильников Красносамарский III и IV)

Перерва Евгений Владимирович

кандидат исторических наук

доцент кафедры отечественной и всеобщей истории, археологии Волгоградского государственного университета

400131, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, пр. Университетский, 100

Pererva Evgenii Vladimirovich

PhD in History

Docent, the department of Russian and World History and Archaeology, Volgograd State University

400131, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, pr. Universitetskii, 100

perervafox@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Капинус Юлия Олеговна

научный сотрудник, Самарский государственный социально-педагогический университет

443090, Россия, г. Самара, ул. Максима Горького, 65/67

Kapinus Yuliya Olegovna

Scientific Associate, Samara State Socio-Pedagogical University

443090, Russia, g. Samara, ul. Maksima Gor'kogo, 65/67

kapinusyuluja@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.10.30814

Дата направления статьи в редакцию:

16-09-2019


Дата публикации:

29-10-2019


Аннотация: Материалом для исследования послужили костные останки от 103 индивидов, происходящих из захоронений курганных могильников Красносамарское III и IV. Археологические комплексы Красносамарский III и IV располагаются на территории муниципального района Кинельский Самарской области. Индивиды, изученные в данной работе, происходят из погребений, датирующихся срубной культурой эпохи бронзы. Из 103 доступных индивидов 21 скелет принадлежал мужчинам, в 16 случаях костные останки были женские. Скелеты 63 человек были детские, костные останки трех индивидов подростковые. В процессе работы с антропологическим материалом применялась стандартная программа оценки встречаемости патологических состояний на костях посткраниального скелета и черепа, разработанная А.П. Бужиловой (1995, 1998).Степень травматизма у населения, погребенного в курганах Красносамарского могильника III и IV, учитывалась по частоте фиксации повреждений на черепе и костях посткраниального скелета. Использование метода фиксации патологических отклонений на костных останках человека, как основы для проведения реконструкции образа жизни древних обществ в современной исторической и биологической науке, становится все популярнее как за рубежом так и в нашей стране . Наиболее часто встречаемыми отклонениями при исследовании антропологических коллекций являются травмы и деформации различной этиологии, фиксирующиеся на черепе, в зубной системе и на костях посткраниального скелета. Целью данного исследования является анализ и оценка характера травм, зафиксированных на костных останках населения, захороненного в курганных комплексах Красносамарский III и IV, датирующиеся эпохой поздней бронзы.


Ключевые слова: эпоха бронзы, срубное культура, травмы, Могильник Красносамарский, переломы костей, образ жизни, Среднее Поволжье, травмы позвоночника, профессиональный травматизм, костные останки

Работа выполнена при поддержке гранта РНФ "18-18-00137 "Контакты и взаимосвязи населения Урало-Поволжских и Казахстанских степей в период бронзы и раннего железа".

Abstract:  
The bone relics of 103 individuals from the burial sites Krasnosamarsky III and IV served as the material for this research. Archeological complexes Krasnosamarsky III and IV are located in territory of Kinelsky municipal districts of Samara Region. The explored bone relics belong to the timber-grave culture of Bronze Age; out of 103 individuals, there were 21 skeletons of men, 15 of women, 63 of children and 3 of teenagers. In the course of working with anthropological material, the authors applied the standard program for assessing pathological occurrences on the bones of postcranial skeleton and skull, developed by A. P. Buzhilova (1995, 1998). The injury rate among the population buried in the mounds of III and IV Krasnosamarsky gravesites was factored by frequency of the records of injuries on the skull and bones of postcranial skeleton. Usage of the method of recording pathologies on the human bone relics, as the foundation for conducting reconstruction of lifestyle of the ancient societies, gains population in the modern historical and biological science in Russia and abroad. Most frequently identified pathologies in exploring anthropological collections are injuries and deformations of different etiology on the scull, dentition, and bones of postcranial skeleton. The goal of this research consists in the analysis and assessment of the nature of injuries discovered in the bone relics of population buried in the mounds of III and IV Krasnosamarsky gravesites, dating back to the Late Bronze Age
 



Keywords:

spinal injury, Middle Volga, Lifestyle, bone fractures, Burial ground Krasnosamarsky, injuries, srubnay culture, Bronze Age, occupational injuries, bone remains

Материал и методика исследования. Для исследования были доступны костные останки от 103 индивидов, происходящих из захоронений курганных могильников Красносамарское III и IV, исследованных отрядом средневолжской археологической экспедиции в 2010 и 2018 годах [18]. Могильники Красносамарский III и IV Данный памятник располагаются на территории муниципального района Кинельский Самарской области. Предварительно антропологический материал был изучен группой самарских антропологов, где основное внимание уделялось морфологическим аспектам строения скелетов [21, с. 108-130]. В данном случае нам был предоставлен этот же материал для скрупулезного изучения патологических особенностей серии.

Индивиды, изученные в данной работе, происходят из погребений, датирующихся срубной культурой эпохи бронзы. Из 103 доступных индивидов 21 скелет принадлежал мужчинам, в 16 случаях костные останки были женские. Скелетами 63 человек были детские, костные останки трех индивидов подростковые. Также изучались костные останки молодого индивида 15-19 лет, пол, которого макроскопическими методами установить в настоящий момент затруднительно.

В процессе работы с антропологическим материалом применялась стандартная программа оценки встречаемости патологических состояний на костях посткраниального скелета и черепа, разработанная А.П. Бужиловой [2; 3].

Статистический анализ проводился с использованием параметрических и непараметрических критериев с помощью специально созданной для этой цели автоматизированной системы (на базе компьютерных программ Borland C++ Builder 6 и Microsoft Excel XP).

Степень травматизма у населения, погребенного в курганах Красносамарского могильника III и IV, учитывалась по частоте встречаемости повреждений на черепе и костях посткраниального скелета. Травмы черепа были разделены на повреждения свода черепа и лицевого скелета. К лицевым повреждениям были отнесены случаи переломов коронок зубов и преждевременная их утрата с последующей облитерацией альвеолы, которые вполне могут являться результатом травматических повреждений.

Из травм костей посткраниального скелета определялись переломы трубчатых, плоских костей скелета и позвоночника. При фиксации переломов учитывались следующие позиции: одиночный перелом (просматривается линия повреждения целостности костной ткани вне зависимости от характера плоскости излома - поперечный полный и неполный); множественные переломы (больше двух у одного индивида).

При фиксации дефектов на костях скелета, в особенности на длинных костях верхних и нижних конечностях, учитывались локализация травмы и ее последствия.

Описание материала и случаев травм на костных останках населения, погребенного в могильниках Красносамарский III и IV.

1. На верхней и на нижней челюсти мужчины 25-35 лет из погребения 38 кургана 4 могильника Красносамарский IV прижизненно утрачены верхние и нижние передние резцы. На месте альвеолярных возвышений зубов верхней и нижней челюсти следов воспалительного процесса не обнаружено. Альвеолы зубов заросли полностью. Вполне вероятно, что резцы были утрачены в результате травматического повреждения верхней и нижней челюсти.

2. На правой теменной кости мужчины 40-45 лет из погребения 14 кургана 3 могильника Красносамарский IV в 51 мм от стреловидного шва и в 62 мм от лямбдовидного шва наблюдается округлая вмятина размером 13×13 мм. Поперек костного дефекта проходит линия разлома кости, которая возникла посмертно, вероятно, в результате обрушения свода погребения. Повреждение визуально фиксируется хорошо. Глубина дефекта до 2-х мм. Следов воспалительного процесса или новообразованной кости не обнаружено. Признаки прободения в полость черепа отсутствуют. Ранение было получено в результате удара тупым предметом, сверху. Травма имеет благоприятный исход. Данное повреждение можно охарактеризовать как компрессионный перелом. Обычно - эти вдавления на поверхности черепа, затрагивающие наружный (компакту) и внутренний слой кости (диплое), имеют различную форму и глубину, по которым и судят об используемом для нанесения травмы оружии (это могла быть булава, клевец или праща). Исследователи отмечают, что эти повреждения наносятся твердым тупым предметом с ограниченно действующей поверхностью, круглым в сечении, овальной формы, квадратной или треугольной формы. При несильном ударе, как и в нашем случае обычно образуются вдавленные переломы [16, c. 187; 13, c. 110].

У этого же мужчины зафиксирован заживший полный перелом ребра, со следами образования костной мозоли.

3. На левой локтевой кости мужчины 35-40 лет из погребения 37 кургана 4 могильника Красносамарский IV, обнаружена костная мозоль в центральной части диафиза. Дефект образовался в результате заживления полного косого перелома. Следов воспалительного процесса не обнаружено. Травма имеет благоприятный исход.

4. У мужчины 17-20 лет из погребения 33 кургана 4 могильника Красносамарский IV зафиксирован небольшой компрессионный перелом с отрывом костного фрагмента с передневерхнего края тела четвертого поясничного позвонка. На верхней и передней поверхности тела позвонка имеются следы слабого воспалительного процесса в виде гиперостоза.

5. На левой ключице женщины 40-49 лет из погребения 1 кургана 1 могильника Красносамарский III зафиксирована костная мозоль, образовавшаяся в результате перелома акромиального конца левой ключицы. На нижней поверхности кости имеется отверстие от свищевого хода. Следов воспаления не зафиксировано. Место перелома полностью покрыто костной мозолью.

6. На третьем поясничном позвонке женщины 30-35 лет из погребения 16 кургана 3 могильника Красносамарский IV выявлен компрессионный перелом со следами заживления. Травма проявляется в виде отрыва небольшой части верхнего апофиза от верхнего края тела позвонка. Следов воспалительного процесса не обнаружено. Травма была получена задолго до смерти.

7. У мужчины из погребения 25 кургана 4 могильника Красносамарский IV зафиксированы следы двух травм. Первая была обнаружена на левой ключевой кости в акромиальном конце. Травма была осложнена свищевым ходом, который имеет следы облитерации и заживления. В месте перелома кости наблюдается образование костной мозоли и новообразованной костной ткани. Следов воспалительного процесса не обнаружено. Мозоль покрывает диафиз кости по окружности. Травма имеет благоприятный исход.

Второе повреждение было обнаружено на правой большой берцовой кости. В нижней части диафиза в области лодыжки наблюдается утолщение кости по окружности. Образованию обширной костной мозоли, вероятно, предшествовал перелом нижней части диафиза кости. Отсутствие следов смещения концов кости и признаков воспалительного процесса указывает на то, что человеку после получения травмы была оказана квалифицированная помощь.

8. У мужчины 25-30 лет из погребения 30 кургана 4 могильника Красносамарский IV был зафиксирован полный косой перелом со смещением осколков на левой лучевой кости. Смещение костей произошло в медиальном направлении. Перелом не вправлен. Вместе совмещения верхнего конца кости и медиальной ее части наблюдается образование обширной костной мозоли. Следов воспалительного процесса не обнаружено. Травма имеет благоприятный исход и была получена задолго до смерти индивида.

9. У мужчины 45-55 лет из погребения 28 кургана 4 могильника Красносамарский IV зафиксирован компрессионный перелом 7 грудного позвонка. Тело позвонка имеет клиновидную форму. Следствием перелома и воспалительного процесса явилось окостенение 7 и 6 грудных позвонков.

10. У мужчины 30-40 лет из погребения 16 кургана 1 могильника Красносамарский IV зафиксирован вдавленный компрессионный перелом пятого поясничного позвонка. Тело позвонка имеет клиновидную форму. На передней части тела позвонка имеется обширное углубление.

11. На теле третьего поясничного позвонка женщины 30-35 лет из погребения 13 кургана 4 могильника Красносамарский IV наблюдается последствия компрессионного перелома с повреждением верхней замыкательной пластинки тела позвонка. На передней поверхности позвонка зафиксировано образование хрящевых грыж и гиперостоза Травма носит следы заживления и получена задолго до смерти.

12. На подвздошной кости ребенка возрастом 2-3 года из погребения 11 кургана 3 могильника Красносамарский IV зафиксирована перфорация искусственного происхождения. Ориентировочный размер дефекта 21×27 мм. Повреждение имеет подовальную форму и затрагивает внешний край гребня седалищной кости. Края дефекта ровные, острые. Следов от орудия, которым было нанесено повреждение, не выявлено. Судя по характеру травмы, она была получена от удара большой силы, предметом округлым в сечении. Отсутствие следов воспалительного процесса, и признаков заживления в виде новообразованной костной ткани указывает на смертельный характер ранения. В тоже время отсутствие трещин и фрагмента кости, образовавшегося после удара, не исключает и посмертный характер повреждения.

Обсуждение результатов. Из 103 исследованных индивидов у 12 (11,7%) были зафиксированы травматические повреждения, из них один дефект обнаружен у ребенка, остальные случаи травм выявлены у взрослых индивидов (35,1%). Всего зафиксировано 15 травм. У трех индивидов определено более чем одно повреждение.

Наблюдается четкая половая направленность в распределении травматических повреждений. У женщин выявлено только 3 перелома, у мужчин – 11 повреждений костей скелета (табл. 1).

Определить четкие возрастные зависимости в распределении травм на антропологических материалах срубников из Красносамарских курганных могильников затруднительно. Переломы позвоночника и длинных костей конечностей в одинаковой степени характерны как для молодых, так и для зрелых индивидов.

На черепных коробках обнаружено два дефекта – компрессионный перелом костей свода черепа и травма лицевого отдела черепа с прижизненной утратой зубов верхней и нижней челюсти. Оба данных случая можно охарактеризовать как насильственные повреждения. Однако однозначно ответить на вопрос боевые это ранения или они были получены в результате агрессивных действий, но не обязательно в ходе военных столкновений, ответить невозможно.

Из всех исследованных повреждений только одно ранение, обнаруженное у ребенка из погребения 11 кургана 3 могильника Красносамарский IV, имеет признаки смертельного характера и однозначно насильственного происхождения. Однако, как и в случае с ранениями на черепах, ответить на вопросы о причине и характере данного ранения не представляется возможным. Сопоставить данный случай с другими аналогичными случаями невозможно, по той причине, что они отсутствуют.

Все оставшиеся 11 травм являются переломами различных отделов посткраниального скелета. Чаще всего фиксируются переломы костей пояса и свободной верхней конечности с левой стороны (5 случаев), а также компрессионные переломы позвонков грудного (1 случай) и поясничного (4) отделов позвоночника.

Дискуссия. Несмотря на то обстоятельство, что работ по антропологии эпохи поздней бронзы Восточной Европы сравнительно большое количество, обобщающих исследований по травматизму населения Восточной Европы этого периода отсутствуют. Данная ситуация затрудняет проведение сравнительного анализа синхронных серий с сопредельных территорий с серией из курганных могильников Красносамарского.

Вообще интерес к травматизму на материалах палеометалла возник у исследователей в нашей стране во второй половине XX века, начиная с трудов Д.Г. Рохлина [15] и В.Я. Дэрумса [8].

Собственно о травмах на материалах эпохи поздней бронзы работ сравнительно немного и в подавляющем большинстве случаев они посвящены анализу дефектов зафиксированных на черепных коробках.

С.И. Круц, исследуя степное население Приднепровья, отметила, что по сравнению с населением предыдущих этапов бронзового века (ямная культура, катакомбная культура и культура многоваликовой керамики) у носителей срубной культуры травматические повреждения встречаются очень редко [11, с. 81].

С точкой зрения С.И. Круц, согласна и А.П. Бужилова. Оценивая травматизм у населения могильника Каргалы, исследователь, сославшись на работы отечественных и зарубежных ученых, указала, что для населения срубной культуры эпохи поздней бронзы на территории Юго-восточной Европы число черепных травм и повреждений костей посткраниального скелета незначительно [5, c. 176; 4 с. 126].

На материалах эпохи поздней бронзы Ингушетии (могильники Экажево – I и II), А.П. Бужиловой также отмечена тенденция к снижению числа травм черепа, а также то, что травматические повреждения костей посткраниального скелета вообще достигают случайных значений [6, с. 156].

Небольшое количество травматических повреждений насильственного и бытового характера зафиксировано у населения эпохи поздней бронзы, происходящего из подкурганных захоронений Волгоградской области, изученные Е.В. Перервой. И вновь сравнивая частоты проявления травматизма среди культур бронзового века, на Нижнем Поволжье количество травм у населения срубного времени снижается по сравнению с культурами ямного и катакомбного круга.

Также незначительное количество травматических повреждений было зафиксировано Е.Ф. Батиевой на антропологических материалах из срубных подкурганных захоронений междуречья Дона и Чира. В выборке из 80 костяков (62 взрослых индивида), было выявлено 5 травм у 4-х мужчин и 1 женщины [1, с. 166].

Сравнительно небольшая частота встречаемости травм черепа и костей посткраниального скелета выявлена В.В. Куфтериным в части населения эпохи поздней бронзы из поликультурного некрополя Бустон VI, находящегося на территории Южного Узбекистана. Исследователем в выборке из 82 индивидов только две травмы черепа и три дефекта на костях верхних конечностей. Все повреждения описанные ученым носили на себе следы заживления [7, с. 71-72].

Обобщающее исследование дефектов травматического происхождения на палеоантропологических материалах эпохи раннего металла Волго-уральского региона было проделано А.А. Хохловым и Е.П. Китовым. Изучив краниологический материал населения эпохи поздней бронзы, ученые установили тенденцию к снижению частоты встречаемости травматических повреждений от периода начала позднебронзового века – 12,9%, покровское время – 4,2%, к срубному времени – 3,1%. Причем авторы указали, что у срубников Волго-Уралья в основном распространены повреждения лицевого отдела черепа. В целом у населения позднебронзового века, по мнению исследователей, доминируют травмы со следами заживления, полученные в результате ударов тупым навершием по черепу [20, с. 277-278].

Несмотря на общую тенденцию, которая отмечается в работах ряда исследователей, в некоторых локальных группах эпохи поздней бронзы наблюдается несколько иная картина проявления травматизма.

Так С.С. Тур и М.П. Рыкун, исследуя серии андроновской культуры Алтая, выявили высокие частоты встречаемости травм черепа. В мужской выборке боевые ранения фиксируются у 40% индивидов. Большая часть дефектов представлена последствиями ударов тупым или округлым в сечении предметом со следами заживления. Исследователи также установили широкое распространение поперечных травм зубных коронок, связав это с высокой степенью межперсонального насилия у андроновцев [17, с. 196-197].

Умеренно высокий уровень травматизма был зафиксирован А.Ю. Худавердян у населения эпохи поздней бронзы с территории Севанского бассейна Армении. Исследователь отметил, что в подавляющем большинстве случаев фиксируются травмы черепа у мужчин, которые нанесены тупым предметом и имеющим следы заживления [22, с.132].

Следует отметить и работу Ю.О. Капинус, которая изучила серию срубной культуры из могильника Михайловский II. Автор обследовал серию из 5 взрослых индивидов и 15 скелетов детей. На черепах двух человек обнаружены следы травм боевого характера. На костях посткраниального скелета взрослых индивидов исследователем описаны случаи деформирующего артроза, возможно, травматического характера [9, c. 128-130].

Анализ научной литературы, в которой имеются сведения о характере и количественных показателях травматизма населения эпохи поздней бронзы, являющемуся синхронным по отношению к исследуемой выборке с территории Среднего Поволжья, позволяет сделать вывод, что уровень травматизма в серии представителей срубной культуры из могильников Красносамарский III и IV имеет завышенные значения, в особенности в мужской выборке (табл. 1).

Характер травматизма в изучаемой выборке можно охарактеризовать преимущественно ненасильственный. Из 15 выявленных травматических повреждений только три имеют умышленный характер. Два из них – травма черепа у мужчины и травма лицевого отдела черепа у женщины, вероятнее всего, являются следствием межперсонального (внутрисоциального) насилия. Умышленным, возможно, насильственным ранением можно считать травму тазовых костей у ребенка из погребения 11 кургана 3 могильника Красносамарский IV. В работах исследователей, которые изучали палеопатологические отклонения на костных останках, датирующихся эпохой поздней бронзы, травмы у детей тем более с летальным исходом практически не описываются. Так С.И. Круц изучила случай трепанации черепа у ребенка из погребения 3 кургана 1 могильника Привольное, курганная группа III [11, c. 80].

В целом для бронзового века летальные травмы у детей характерны для более ранних эпох. Так, например, в городе Титрише на территории Анатолии в период 2200-2100 гг. до н.э. обнаружены останки детей 2-4 лет, а также 9-11 лет со следами смертельных ранений [23].

М.Б. Медниковой описаны случаи массовой гибели детей в эпоху неолита – раннего металла Центральной Европы. Интерпретируя широкое распространение смертельных ранений у детей в различных сериях культуры линейно-ленточной керамики, автор приходит к выводу о том, что массовые убийства и уничтожение взрослого и детского населения целых поселков являются одним из факторов жизни ранних земледельцев, живших под постоянной угрозой нападения [14, с. 61].

Что же касается переломов костей пояса и свободной верхней конечности у населения самарского Поволжья, то их в основном можно отождествить со случайными бытовыми происшествиями у срубного населения самарского Поволжья, которые вполне характерны для населения палеопопуляций, то большое количество компрессионных переломов позвоночника, вероятнее всего, являются индикаторами специфического профессионального поведения.

Травмы позвоночника имеют положительную корреляцию с дегенеративными проявлениями на позвоночном столбе исследуемых индивидов. Практически у всех индивидов вместе с травмами костей посткраниального скелета фиксируются обширные изменения в позвоночном столбе, которые проявляются в виде остеоходроза шейного и поясничного отделов, узлов Шморля грудного и поясничного отделов, а также остефитоза и спондилоартроза всех отделов позвоночника. Кроме этого у всего взрослого населения наблюдается распространение артрозных изменений в области основных суставов верхних и нижних конечностей, а также в области тазобедренного и крестцово-подвздошного суставов.

Все это говорит о систематической физической перегрузке костно-суставного аппарата. По мнению современных ортопедов и травматологов, компрессионные переломы позвоночника достаточно распространённое явление.

Так, по мнению А.В. Каплан, большая часть переломов позвоночника происходит во время чрезмерного и насильственного сгибания позвоночника. Компрессионные клиновидные переломы возникают при падении с высоты на ноги или ягодицы. Перелом тела позвонка также обычно происходит в тех случаях, когда на спину наклонившегося вперед человека падает тяжесть; пострадавший резко сгибается под этой тяжестью, в результате чего наступает раздробление переднего отдела клиновидно сплющенного позвонка [10, с. 140].

В.Д. Шишук, указывает, что в настоящее время наиболее частыми причинами компрессионных переломов позвоночника являются: «травма ныряльщика», падение с большой высоты, автомобильные аварии [19, с. 22].

С.А. Луканенко и др. считают, что основной причиной компрессионного перелома является сгибательный механизм, который преобладает при падении с высоты на ноги, ягодичную область или обрушивании тяжести на голову и надплечья. Типичными для этого механизма бывают компрессионные переломы грудных и верхних поясничных позвонков [12, с. 6].

Таким образом, выявленная высокая частота встречаемости компрессионных переломов позвоночников у взрослых индивидов из могильников Красносамарский III и IV, и их корреляция с дистрофическими изменениями костей посткраниаильного скелета, вероятнее всего, отражают особенности профессиональных занятий населения срубного времени. Какая-то часть его специализировалась на переносе тяжестей на спине. К сожалению, сделать выводы или предположения об особенностях образа жизни или специфике трудовой деятельности исследуемой группы населения в настоящий момент затруднительно. В связи с этим обстоятельством следует указать, что необходимы дальнейшие исследования археологических и антропологических древностей Красносамарского археологического комплекса.

Результаты и выводы:

1. Травмы костей скелета чаще всего наблюдались на антропологических материалах из могильника Красносамарский IV – 14 случаев. В могильнике Красносамарский III зафиксировано только перелом ключицы у женщины 45-50 лет из погребения 1 кургана 1.

2. Характер распространения травм имеет половую направленность. В подавляющем большинстве случаев дефекты на костях черепа и посткраниального скелета фиксируются у молодых и зрелых мужчин.

3. Общая частота травматизма в серии из могильников Красносамарский III и IV, по сравнению с синхронными сериями эпохи бронзы Восточной Европы, имеют значения выше среднего. В тоже время травматизм в исследуемой серии у срубников Средней Волги не боевой (насильственный), а число повреждений на костях скелета с летальным исходом низко.

4. Практически все травмы (14 из 15) носят на себе следы образования костной мозоли, что говорит о благоприятном их исходе, указывая на наличие навыков примитивной травматологии у древнего населения из эпохи поздней бронзы Самарского Поволжья.

5. Компрессионные травмы позвонков грудного и поясничного отдела идентифицируются как переломы верхней замыкающей пластинки тела позвонка, которые возникают в результате падения с высоты или при сгибании позвоночника вперед, когда на спину наклонившегося человека падает тяжесть.

6. Травматизм костей посткраниального скелета и его положительная корреляция с развитием дистрофических изменений позвоночника и суставов у срубников Красносамарских могильников, вероятнее всего, является следствием специфического образа жизни или профессиональной деятельностью, которая была связана с систематической физической перегрузкой организма и переносом тяжестей.

Таблица 1. Частота встречаемости и характер распределения травматизма в серии срубного времени из раскопок могильников Красносамарский III и IV.

Травмы (локализация)

Мужчины

Женщины

Дети

N

n

%

Всего/%

N

n

%

Всего/%

N

n/%

Adult.

Mat.

Sen.

Adult.

Mat.

Sen.

Мозговой отдел черепа

20

0

1

0

0

11/

52.4

15

0

0

0

0

3/

18.75

61

0

Лицевой отдел черепа

20

1

0

0

5

15

0

0

0

0

61

0

Пояс и свободная верхняя конечность

19

2

2

0

21.1

14

1

0

0

7.1

61

0

Пояс и свободная нижняя конечность

19

1

0

0

5.3

14

0

0

0

0

61

1/1.6

Грудная клетка

19

0

1

0

5.3

14

0

0

0

0

61

0

Позвоночник

19

1

2

0

15.8

14

1

1

0

14.3

61

0

Библиография
1.
Батиева Е.Ф. Антропологические материалы из срубных погребений междуречья Дона и Чира [Текст] // Э.С. Шарафутдинова, В.Г. Житников Курганные могильники раннесрубной культуры на Верхнем Чиру. СПБГУ. 2011. С. 162-176.
2.
Бужилова А.П. Древнее население (палеопатологические исследования) [Текст] / А.П. Бужилова. – М., 1995. – 189 с.
3.
Бужилова А.П. Палеопатология в биоархеологических реконструкциях [Текст] / А.П. Бужилова // Историческая экология человека. Методика биологических исследований. – М. – 1998. – С. 87-147.
4.
Бужилова А.П. Homo sapiens: История болезни [Текст] / А.П. Бужилова Ин-т археологии РАН. – М.: Языки славянской культуры, 2005. – 320 с.
5.
Бужилова А.П. Население Каргалов: палеоантропологические исследования [Текст] / А.П. Бужилова // Каргалы, том. IV: Некрополи на Каргалах; население Каргалов палеоантропологические исследования / Составитель и научный редактор Е.Н. Черных. Москва: Языки славянской ультуры. – 2005. – 240 с.
6.
Бужилова А.П. О населении эпохи бронзы по материалам раскопок в Ингушетии, 1996 г. [Текст] / А.П. Бужилова // Opus: Междисциплинарные исследования в археологии. Сборник статей. М.: ИА РАН. – 2005. – Вып. 4. – С. 146-160.
7.
Дубова Н.А., Куфтерин В.В. Антропология населения Южного Узбекистана эпохи поздней бронзы (по материалам некрополя Бустон VI) [Серия «Этническая антропология Средней Азии». Вып. 4]. [Текст] / Н.А. Дубова, В.В. Куфтерин. Москва: Старый сад. – 2015. – 186 с.
8.
Дэрумс В.Я. Болезни и врачевание в древней Прибалтике. [Текст] / В.Я. Дэрумс. М.: «Наука». – 1970. – 200 с.
9.
Капинус Ю.О. Результаты антропологического исследования материалов срубной культуры курганного могильника Михайловский II. [Текст] / О.Ю. Капинус // Урало-поволжская археологическая конференция студентов и молодых ученых. Материалы Всероссийской (с международным участием) конференции. 2018. – С. 127-131.
10.
Каплан А.В. Повреждения костей и суставов. Издание третье, дополненное и переработанное. [Текст] / А.В. Каплан. Москва: «Медицина». – 1979. – 568 с.
11.
Круц С.И. Палеоантропологические исследования степного приднепровья (эпоха бронзы). [Текст] / С.И. Круц. Киев «Наукова Думка». – 1984. – 206 с.
12.
Луканенко С.А., и др. Физическая реабилитация при компрессионном переломе позвоночника / под ред. А.В. Полуструева: Практическое руководство. [Текст] / С.А. Луканенко, Юнг Л.А., Корнеева И.В., Тихонов С.В., Костерова Г.А., Матиенко О.Ю., Якименко С.Н., Шрейдер Т.Ф., Шаповалова Н.А., Найденова И.В. Омск. И.П. Шелудивченко А.В. – 2014. – 65 с.
13.
Мамонова Н.Н. Боевые травмы на черепах из могильника Улангом (V-III вв. до н.э.) [Текст] / Н.Н. Мамонова // РА. – 1997. – № 4. – С. 108-121.
14.
Медникова М.Б. Биоархеология детства в контексте раннеземледельческий культур Балкан, Кавказа и Ближнего Востока [Текст] / М.Б. Медникова Ин-т археологии РАН. – М.: Club Print. – 2017. – 233 с.
15.
Рохлин Д.Г. Болезни древних людей (кости людей различных эпох нормальные и патологические изменения) [Текст] / Д.Г. Рохлин. – М.; Л.: Наука. – 1960. – 302 с.
16.
Смолянинов В.М., Татиев К.М., Черваков В.Ф. Судебная медицина [Текст] / В.М. Смолянинов, К.М. Татиев, В.Ф. Черваков. – М.: Медгиз, 1959. – 368 с.
17.
Тур С.С., Рыкун М.П. Население андроновской культуры Алтая по данным биоархеологического исследования [Текст] /С.С. Тур, М.П. Рыкун // Известия Алтайского государственного университета. 2008. – № 4-2(60). – С. 191-198.
18.
Шалапинин А.А. Отчет о проведении охранно-спасательных археологических раскопок курганов №№ 1,3,4 курганного могильника Красносамарский IV на территории муниципального района Кинельский Самарской области в 2018 г. По Открытому листу № 2093. [Текст] / А.А. Шалашанин. Самара.: – 2019. – 243 с.
19.
Шишук В.Д. Повреждения позвоночника: клиника, диагностика, лечение: учебное пособие. [Текст] / В.Д. Шишук. Сумы: ООО «Издательско-полиграфическое предприятие «Фабрика печати». – 2014. – 108 с.
20.
Хохлов А.А., Китов Е.П. Дефекты травматического происхождения на палеоантропологических материалах эпохи раннего металла Волго-Уралья [Текст] / А.А. Хохлов, Е.П. Китов // Stratum plus. – №2. – 2019. – C. 267-280.
21.
Хохлов А.А. Антропологические материалы курганного могильника Красносамарский IV (раскопки 2018 года) [Текст] / А.А. Хохлов // Шалапинин А.А. Отчет о проведении охранно-спасательных археологических раскопок курганов №№ 1,3,4 курганного могильника Красносамарский IV на территории муниципального района Кинельский Самарской области в 2018 г. По Открытому листу № 2093. Самара.: – 2019. – С. 108-130.
22.
Худавердян А.Ю. Травмы у населения эпохи средней, поздней бронзы и раннего железного века с территории Севанского бассейна (Армения) [Текст] / А.Ю. Худавердян // Вестник Тюменского государственного университета. – 2016. – Том. 2. – № 1. – С. 112-137.
23.
Erdal O.A. Possible massacre at Early Bronze age Titris Hoyuk, Anatolia [Text] / O.A. Erdal // international Journal of Osteoachaeology. – №22. – P. 1-21.
References (transliterated)
1.
Batieva E.F. Antropologicheskie materialy iz srubnykh pogrebenii mezhdurech'ya Dona i Chira [Tekst] // E.S. Sharafutdinova, V.G. Zhitnikov Kurgannye mogil'niki rannesrubnoi kul'tury na Verkhnem Chiru. SPBGU. 2011. S. 162-176.
2.
Buzhilova A.P. Drevnee naselenie (paleopatologicheskie issledovaniya) [Tekst] / A.P. Buzhilova. – M., 1995. – 189 s.
3.
Buzhilova A.P. Paleopatologiya v bioarkheologicheskikh rekonstruktsiyakh [Tekst] / A.P. Buzhilova // Istoricheskaya ekologiya cheloveka. Metodika biologicheskikh issledovanii. – M. – 1998. – S. 87-147.
4.
Buzhilova A.P. Homo sapiens: Istoriya bolezni [Tekst] / A.P. Buzhilova In-t arkheologii RAN. – M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2005. – 320 s.
5.
Buzhilova A.P. Naselenie Kargalov: paleoantropologicheskie issledovaniya [Tekst] / A.P. Buzhilova // Kargaly, tom. IV: Nekropoli na Kargalakh; naselenie Kargalov paleoantropologicheskie issledovaniya / Sostavitel' i nauchnyi redaktor E.N. Chernykh. Moskva: Yazyki slavyanskoi ul'tury. – 2005. – 240 s.
6.
Buzhilova A.P. O naselenii epokhi bronzy po materialam raskopok v Ingushetii, 1996 g. [Tekst] / A.P. Buzhilova // Opus: Mezhdistsiplinarnye issledovaniya v arkheologii. Sbornik statei. M.: IA RAN. – 2005. – Vyp. 4. – S. 146-160.
7.
Dubova N.A., Kufterin V.V. Antropologiya naseleniya Yuzhnogo Uzbekistana epokhi pozdnei bronzy (po materialam nekropolya Buston VI) [Seriya «Etnicheskaya antropologiya Srednei Azii». Vyp. 4]. [Tekst] / N.A. Dubova, V.V. Kufterin. Moskva: Staryi sad. – 2015. – 186 s.
8.
Derums V.Ya. Bolezni i vrachevanie v drevnei Pribaltike. [Tekst] / V.Ya. Derums. M.: «Nauka». – 1970. – 200 s.
9.
Kapinus Yu.O. Rezul'taty antropologicheskogo issledovaniya materialov srubnoi kul'tury kurgannogo mogil'nika Mikhailovskii II. [Tekst] / O.Yu. Kapinus // Uralo-povolzhskaya arkheologicheskaya konferentsiya studentov i molodykh uchenykh. Materialy Vserossiiskoi (s mezhdunarodnym uchastiem) konferentsii. 2018. – S. 127-131.
10.
Kaplan A.V. Povrezhdeniya kostei i sustavov. Izdanie tret'e, dopolnennoe i pererabotannoe. [Tekst] / A.V. Kaplan. Moskva: «Meditsina». – 1979. – 568 s.
11.
Kruts S.I. Paleoantropologicheskie issledovaniya stepnogo pridneprov'ya (epokha bronzy). [Tekst] / S.I. Kruts. Kiev «Naukova Dumka». – 1984. – 206 s.
12.
Lukanenko S.A., i dr. Fizicheskaya reabilitatsiya pri kompressionnom perelome pozvonochnika / pod red. A.V. Polustrueva: Prakticheskoe rukovodstvo. [Tekst] / S.A. Lukanenko, Yung L.A., Korneeva I.V., Tikhonov S.V., Kosterova G.A., Matienko O.Yu., Yakimenko S.N., Shreider T.F., Shapovalova N.A., Naidenova I.V. Omsk. I.P. Sheludivchenko A.V. – 2014. – 65 s.
13.
Mamonova N.N. Boevye travmy na cherepakh iz mogil'nika Ulangom (V-III vv. do n.e.) [Tekst] / N.N. Mamonova // RA. – 1997. – № 4. – S. 108-121.
14.
Mednikova M.B. Bioarkheologiya detstva v kontekste rannezemledel'cheskii kul'tur Balkan, Kavkaza i Blizhnego Vostoka [Tekst] / M.B. Mednikova In-t arkheologii RAN. – M.: Club Print. – 2017. – 233 s.
15.
Rokhlin D.G. Bolezni drevnikh lyudei (kosti lyudei razlichnykh epokh normal'nye i patologicheskie izmeneniya) [Tekst] / D.G. Rokhlin. – M.; L.: Nauka. – 1960. – 302 s.
16.
Smolyaninov V.M., Tatiev K.M., Chervakov V.F. Sudebnaya meditsina [Tekst] / V.M. Smolyaninov, K.M. Tatiev, V.F. Chervakov. – M.: Medgiz, 1959. – 368 s.
17.
Tur S.S., Rykun M.P. Naselenie andronovskoi kul'tury Altaya po dannym bioarkheologicheskogo issledovaniya [Tekst] /S.S. Tur, M.P. Rykun // Izvestiya Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. 2008. – № 4-2(60). – S. 191-198.
18.
Shalapinin A.A. Otchet o provedenii okhranno-spasatel'nykh arkheologicheskikh raskopok kurganov №№ 1,3,4 kurgannogo mogil'nika Krasnosamarskii IV na territorii munitsipal'nogo raiona Kinel'skii Samarskoi oblasti v 2018 g. Po Otkrytomu listu № 2093. [Tekst] / A.A. Shalashanin. Samara.: – 2019. – 243 s.
19.
Shishuk V.D. Povrezhdeniya pozvonochnika: klinika, diagnostika, lechenie: uchebnoe posobie. [Tekst] / V.D. Shishuk. Sumy: OOO «Izdatel'sko-poligraficheskoe predpriyatie «Fabrika pechati». – 2014. – 108 s.
20.
Khokhlov A.A., Kitov E.P. Defekty travmaticheskogo proiskhozhdeniya na paleoantropologicheskikh materialakh epokhi rannego metalla Volgo-Ural'ya [Tekst] / A.A. Khokhlov, E.P. Kitov // Stratum plus. – №2. – 2019. – C. 267-280.
21.
Khokhlov A.A. Antropologicheskie materialy kurgannogo mogil'nika Krasnosamarskii IV (raskopki 2018 goda) [Tekst] / A.A. Khokhlov // Shalapinin A.A. Otchet o provedenii okhranno-spasatel'nykh arkheologicheskikh raskopok kurganov №№ 1,3,4 kurgannogo mogil'nika Krasnosamarskii IV na territorii munitsipal'nogo raiona Kinel'skii Samarskoi oblasti v 2018 g. Po Otkrytomu listu № 2093. Samara.: – 2019. – S. 108-130.
22.
Khudaverdyan A.Yu. Travmy u naseleniya epokhi srednei, pozdnei bronzy i rannego zheleznogo veka s territorii Sevanskogo basseina (Armeniya) [Tekst] / A.Yu. Khudaverdyan // Vestnik Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2016. – Tom. 2. – № 1. – S. 112-137.
23.
Erdal O.A. Possible massacre at Early Bronze age Titris Hoyuk, Anatolia [Text] / O.A. Erdal // international Journal of Osteoachaeology. – №22. – P. 1-21.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: «Травмы у населения срубного времени Среднего Поволжья (по антропологическим материалам могильников Красносамарский III и IV».
Предметом исследования рецензируемой статьи являются антропологические материалы двух могильников срубной культуры Красносамарский III и IV, которые анализируются на предмет наличия травматологических повреждений.
Методология исследования основана на применение стандартной программы оценки встречаемости патологических состояний на костях посткраниального скелета и черепа, разработанная А.П. Бужиловой. Статистический анализ проводился с использованием параметрических и непараметрических критериев с помощью специально созданной для этой цели автоматизированной системы (на базе компьютерных программ Borland C++ Builder 6 и Microsoft Excel XP).
Актуальность и научная новизна исследования обусловлены отсутствием обобщающих работ по травматизму населения Восточной Европы срубного времени.
Стиль статьи научный.
Во введении к статье автором дается краткая характеристика материала и методики исследования. При определении хронологических рамок работы используется формулировка: «Индивиды, изученные в данной работе, происходят из погребений, датирующихся срубной культурой эпохи бронзы», что не корректно. Поскольку «срубная культура» является этнокультурным, а не хронологическим показателем, то следовало бы написать: «относящихся к срубной культуре».
Название следующего раздела: «Описание материала и случаев травм на костных останках населения, погребенного в могильниках Красносамарский III и IV», не обладает достаточной точностью. В Красносамарском III и IV могильниках присутствует захоронения, относящиеся к ряду других культур (Кузнецов П. Ф. Особенности курганных обрядов населения Самарской долины в первой половине бронзового века //Материальная культура населения бассейна реки Самары в бронзовом веке. Самара. 2003), поэтому следовало бы внести уточнение, что в разделе описываются материалы именно срубной культуры.
В разделе: «Обсуждение результатов», автор приходит к выводу о том, что наблюдается четкая половая направленность в распределении травматических повреждений костей скелета, которые почти в четыре раза чаще встречаются у мужчин. Однако повреждений насильственного характере выявлено всего три и их нельзя однозначно оценивать, как боевые ранения.
В разделе: «Дискуссия» приводится сопоставление, полученных результатов с данными по травматизму у населения Восточной Европы бронзового века. В результате чего, автор приходит к выводу, что уровень травматизма в серии представителей срубной культуры из могильников Красносамарский III и IV имеет завышенные значения.
В разделе: «Результаты и выводы», автором суммируются ранее сформулированные в статье итоги исследования.
В целом статья написана на высоком научно-методическом уровне и, пожалуй, её единственным недостатком является то, что недостаточно четко определена хронологическая позиция проанализированного материала. Погребения Красносамарских могильников суммарно отнесены к срубной культуре, которая существовала на протяжении достаточно длительного времени. Между тем для срубной культуры разработана достаточно надежная периодизация, и в статье следовало бы обозначить к какому именно периоду относятся срубные погребения Красносамарских могильников.
Библиография статьи состоит из 22 наименований, которые представляют собой достаточно полную подборку литературы по теме исследования. Вместе с тем ряд библиографических ссылок оформлен неверно. В частности, в тексте статьи говорится о Красносамарских могильниках, исследованных отрядом средневолжской археологической экспедиции в 2010 и 2018 годах, но ссылка (№18) дается на публикацию: «Шишук В.Д. Повреждения позвоночника: клиника, диагностика, лечение: учебное пособие», не имеющую отношения к данным исследованиям. Публикации, где говорилось бы об исследованиях данных памятников в библиографии нет. Неверно дана и ссылка №21, на первой странице статьи. В реальности автор ссылается на публикацию №19. Не исключено, что подобные ошибки имеются и в других ссылках, которые следует перепроверить.
Статья представляет несомненный интерес для специалистов по эпохе бронзы Восточной Европы, и может быть рекомендована к публикации после устранения, высказанных в рецензии замечаний.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"