Статья 'Продовольственное снабжение приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района в годы Первой мировой войны ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Продовольственное снабжение приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района в годы Первой мировой войны

Долидович Олеся Михайловна

кандидат исторических наук

доцент кафедры современных образовательных технологий, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, проспект Свободный, 79

Dolidovich Olesya Mikhailovna

PhD in History

Associate Professor, Department of Contemporary Educational Technologies, Siberian Federal University 

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, prospekt Svobodnyi, 79

dolidovich@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.9.30691

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2019


Дата публикации:

30-09-2019


Аннотация: Исследуются проблемы продовольственного снабжения приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района в годы Первой мировой войны, а также мероприятия властей по их разрешению. Выявлены особенности поставок продуктов питания, сложившиеся к началу XX в. под влиянием географического положения и транспортной инфраструктуры. Показано влияние закупочных операций Ленского золотопромышленного товарищества на конъюнктуру местного рынка. Определены сложности снабжения приискового населения в годы войны: сокращение подвоза из Иркутска, спекуляция торговцев. Сообщается, что губернская администрация стремилась не допустить снижения объемов добычи золота и опасалась повторения трагических событий 1912 г. Автор заключает, что властям удалось избежать значительных перебоев в снабжении территорий и предотвратить эксцессы со стороны рабочих до конца 1916 г. В исследовании применялись специальные методы исторического исследования: нарративный, историко-генетический, системный. Нарративный метод позволил отобрать и изложить исторические факты по изучаемой проблеме. Применение историко-генетического метода дает возможность выявить причины, определившие сложности продовольственного снабжения приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района в годы войны. Системный метод важен при соотнесении событий в изучаемом регионе с развитием продовольственного кризиса в Иркутской губернии. Научная новизна заключается в том, что впервые на основе архивных и опубликованных источников проведено специальное исследование продовольственного снабжения северных золотодобывающих территорий Восточной Сибири в годы Первой мировой войны, дана оценка эффективности деятельности губернских властей, отражены приоритеты экономической политики имперской власти в этом отдаленном регионе.


Ключевые слова: Бодайбо, Восточная Сибирь, Иркутская губерния, иркутский губернатор, Ленско-Витимский золотодобывающий район, Ленское золотопромышленное товарищество, Первая мировая война, приисковые рабочие, продовольственное снабжение, продовольственный кризис

Abstract: This article explores the problems of food supply of mining community of Lensk-Vitim gold-mining districts during the World War I, as well as the measures taken by the government to resolve them. The author determines the peculiarities of the delivery of food products established by the beginning of the XX century under the influence of geographical position and transport infrastructure. The article demonstrates the impact of procurement activities of the Lensk gold-mining community upon the local market conjuncture, as well as the emerging difficulties such as shortage of delivery from Irkutsk and speculation of traders. It is noted that the administration of the province strived to maintain same rate of gold extraction and was careful to avoid the reoccurrence of the tragic events of 1912. The conclusion is drawn that the authorities were able to avert interruption in supply of the territories and prevent outrage on the part of workers until 1916. The use of narrative method helped to select and interpret the historical facts of the problem under consideration; historical-genetic method allowed identifying the causes that led to difficulties of food supply of mining community of Lensk-Vitim gold-mining district during the wartime; systemic method played an important role in correlating the regional events with the spread of food crisis in the Irkutsk Province. The scientific novelty consists in the fact that based on the archival and published sources the author is first to conduct special research on food supply of the northern gold-mining territories of Eastern Siberia during the World War I, assess the performance of the provincial government, as well as describe the priorities of economic policy of the imperial government in this remote region.



Keywords:

gold mines workers, First World War, Lena Gold Partnership, Lensko-Vitimsky gold mining region, Irkutsk governor, Irkutsk province, Eastern Siberia, Bodaibo, food supply, food crisis

1. Введение

Цель статьи – выявление проблем продовольственного снабжения приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего районав годы Первой мировой войны, а также анализ мероприятий властей по их разрешению. Центральная и местные власти уделяли особое внимание снабжению золотодобывающих местностей, поскольку они «работали всецело на оборону». Восточная Сибирь в этом отношении лидировала среди других регионов Российской империи, а в Восточной Сибири первенство имел Ленско-Витимский золотодобывающий район, расположенный на севере Иркутской губернии в долинах рек Лена, Олекма, Витим и их притоков.

Современные исследования показывают, что острую нехватку продуктов питания и предметов первой необходимости накануне Февральской революции испытывали многие регионы страны, в том числе центральные черноземные и южные губернии, Урал, столичные города. Губернаторы сообщали с мест о «катастрофическом продовольственном положении», проблемы снабжения негативно отражались на настроениях населения, социальная обстановка накалялась [8,9, 12, 14 и др.]. В Восточной Сибири также уже во второй половине 1914 г. происходило повышение стоимости продуктов питания, а 1916 г. – начало 1917 г. прошли под знаком дефицита и дороговизны хлеба, крупчатки, мяса, сахара и др. Актуальность настоящей работы определена тем, что в отечественной историографии вопрос о продовольственном кризисе в регионе полного и всестороннего освещения к настоящему времени не получил, публикации на эту тему немногочисленны.

В. М. Рынков показал, что заготовительные кампании со всей тяжестью коснулись населения Сибири лишь на протяжении третьего военного года и осуществлялись в основных зернопроизводящих районах Западной Сибири, однако оказали существенное влияние и на продовольственную ситуацию в восточносибирских губерниях, ввозивших оттуда хлеб. Тогда же возникло расхождение между твердыми ценами и рыночными, что определило нежелание крестьян продавать зерновые по низкой стоимости. Правительство сосредоточило свои усилия на снабжении армии, в то время как вопросами продовольственного обеспечения гражданского населения занимались частные торговцы и общественные организации. Поскольку в Сибири отсутствовало земство, фактически решение этой проблемы целиком легло на органы городского самоуправления и кооперативы [23, 24, 25 и др.].

Значительный интерес для нашего исследования представляют статьи М. В. Оськина. Он подчеркнул, что Российское правительство рассчитывало на короткую войну и практически не имело стратегических запасов. По этой причине, страна, которая накануне войны экспортировала продовольствие, уже в 1915 г. закупала мясо в Монголии, а с 1917 г. – хлеб и различные виды продовольствия в Северном Китае (Маньчжурии). Такими мерами власть стремилась, прежде всего, обеспечить продуктами питания население Восточной Сибири и Дальнего Востока – потребляющих регионов, с которыми было нарушено железнодорожное сообщение, а также создать запасы экспортного хлеба на послевоенный период. Заготовки мяса и рыбы для армии вызвали серьезный дефицит этих продуктов за Уралом. Вывоз продовольственных грузов осложнялся транспортными проблемами. Слухи о том, что в вагонах «гниет» огромное количество мороженого сибирского мяса, дестабилизировали обстановку в столицах [15, 16, 17 и др.].

Источниковую базу статьи составили архивные документы и материалы дореволюционной периодической печати. В Российском государственном историческом архиве (РГИА) сосредоточены делопроизводственные материалы Особого совещания для обсуждения и объединения по продовольственному делу Министерства земледелия (фонд 457): переписка с губернаторами об обеспечении населения продовольствием, планы железнодорожных перевозок, ведомости о справочных ценах и др. Среди делопроизводственной документации канцелярии иркутского генерал-губернатора (фонд 25) Государственного архива Иркутской области (ГАИО) хранятся доклады на имя императора о продовольственном положении в регионе, обзоры Иркутской губернии, циркуляры об оказании содействия муниципалитетам и кооперативам в закупке продуктов питания, доклады городских самоуправлений о таксировании цен, спекуляции и борьбе с ней и др. Местная периодическая печать за военный период («Вестник Иркутского городского общественного управления», «Иркутская жизнь») содержат разнообразные публикации об изменении условий товарообмена и потребительского рынка в Восточной Сибири в целом и Иркутской губернии в частности.

2. Вопросы продовольственного снабжения рабочих Ленско-Витимского золотодобывающего района в начале XX в.

В экономическом отношении Ленско-Витимский золотодобывающий районбыл тесно связан с деятельностью Ленского золотопромышленного товарищества, которое занимало здесь лидирующие позиции по добыче золота. Центром района являлся Бодайбо – город и пристань на реке Витим, где располагались административные учреждения, проходили съезды золотопромышленников. Большая часть рабочих (около 7 500 человек в 1914 г.) и населения приисковых районов, а также города Бодайбо (5 000 человек) работала на Ленское товарищество.

Паевое Ленское золотопромышленное товарищество («Лензолото») было основано еще в 1855 г. иркутскими купцами П. П. Басниным и П. И. Катышевцевым. В 1873 г. товарищество приобрел петербургский банкир Е. Г. Гинцбург. В 1896 г. «Лензолото» было реорганизовано в акционерное предприятие, учредителями которого стали Г. Е. Гинцбург и банкирский дом «Э.М. Мейер и К°». Убытки общества превышали размер основного капитала, поэтому владельцам пришлось прибегнуть к широким займам в Государственном банке и ввести в состав правления его представителей. В 1908 г. в Лондоне создано акционерное общество «Лена Голдфилдс». Три четверти акций достались российским владельцам «Лензото», остальные размещены на английском рынке, что обеспечило приток новых капиталов [11]. Накануне Первой мировой войны «Ленское золотопромышленное товарищество» владело или арендовало почти все прииски Ленско-Витимского золотодобывающего района(431 прииск из 583 зарегистрированных). В 1915 г. из 968 пудов золота, полученного в районе, Ленское товарищество выработало 905 пудов, что составляло 94 % [4, л. 30 об.].

В связи с значительной удаленностью Ленско-Витимского золотодобывающего районаот крупных городов и торговых центров и отсутствием путей сообщения, с самого начала разработки месторождений вопрос о продовольственном обеспечении рабочих представлял собой серьезную проблему для владельцев приисков. Доставка продуктов питания обходилась чрезвычайно дорого, приводила к высоким издержкам производства. В 1866 г. золотопромышленные товарищества (Ленское П. П. Баснина и П. И. Катышевцева, Прибрежно-Витимское А. М. Сибирякова, И. И. Базанова, Я. А. Немчинова и И. Н. Трапезникова) обратились в Сибирский отдел Императорского Русского географического общества с просьбой организовать экспедицию для того, чтобы проложить «скотопрогонный путь» из Нерчинского округа на Олекминские прииски. Экспедиция состоялась в том же году под руководством исследователя и общественно-политического деятеля П. А. Кропоткина по следующему маршруту: Иркутск – Качуг на Лене – Жигалово – Усть-Кут – Киренск – Тихоно-Задонский прииск Ленского товарищества. Золотопромышленники полностью покрыли расходы [26].

К началу XX в. Ленско-Витимский золотодобывающий районпрактически полностью зависел от ввоза. На месте выращивались лишь овощи и частично фураж. Продукты доставлялись из Западной Сибири по железной дороге до Иркутска или станций Тыреть и Залари. Затем зимним путем на лошадях до Жигалова или Качуга, здесь лежали на складах до начала сплава по Лене. Весной пароходами или на баржах двигались до Бодайбо, откуда снова гужевым способом развозились по приискам. Из-за мелководья верховьев Лены часть грузов сплавлялась на малых судах («карбазах», «паузках», «кулигах», «утюгах»). Многократные перегрузки товаров удорожали доставку [1, с. 297].

Освоение региона продолжалось, транспортная структура оставалась неразвитой. Сухопутные пути делились на три категории. Во-первых, так называемые «ленские тракты» – улучшенные грунтовые дороги, соединявшие отдаленные населенные пункты: Якутский (Иркутск-Качуг), Шелашниковский (Тыреть-Жигалово), Братско-Илимский (Тулун-Усть-Кут). Во-вторых, проселочные дороги, прокладываемые местным населением. И, в-третьих, приисковые дороги, по которым на золотые прииски доставлялись продукты, оборудование и т.д. Стоимость речного фрахта в Ленско-Витимском бассейне была в 2-2,5 раза выше, чем на других сибирских реках из-за монопольного положения местных пароходных компаний («Товарищества Лено-Витимского пароходства компании Сибирякова и Базанова», «Лензолото», Н. Е. Глотова, А. И. Громовой, Я. Д. Фризера,) [5, с. 22, 28–29].

Руководство Ленского золотопромышленного товарищества делало установку на интенсивную разработку месторождений при усиленной эксплуатации труда рабочих: «По воспоминаниям рабочих, трудившихся на приисках, принадлежащих товариществу, служащих интересовало только одно – "как бы подешевле, без особых затрат выжать из людей и из земли, которую они копали, как можно больше доходов"» [22, с. 19]. Тяжелые условия работы и проживания, дороговизна продуктов питания являлись причиной забастовок и стачек. В апреле 1912 г. на приисках Ленского золотопромышленного товарищества произошел так называемый «Ленский расстрел». Еще в конце февраля на «Андреевском» прииске началась забастовка, затем к ней присоединились и другие прииски. Поводом для ее начала послужил случай, когда рабочие получили непригодное в пищу мясо [13, с. 276.]. Организаторы стачки потребовали введения 8-часового рабочего дня, 30 % увеличения заработной платы, отмены штрафов, улучшения бытовых условий проживания и питания. Однако администрация компании не пошла им навстречу. 3 апреля были арестованы руководители забастовки, на следующий день состоялось мирное шествие рабочих в знак протеста против ареста, в котором приняло участие около 2 000 человек. По приказу ротмистра Отдельного корпуса жандармов Н. В. Трещенкова солдаты расстреляли демонстрацию, 270 человек было убито и еще порядка 250 ранено. Остальные рабочие вместе с семьями выезжали с приисков. Эти кровавые события подорвали престиж компании и принесли ей значительные убытки. Для расследования событий на место были отправлены две комиссии – правительственная под руководством С. С. Манухина и созданная Государственной Думой во главе с А. Ф. Керенским. В результате были уволены члены прежней администрации, выработан новый договор о найме. Власти потребовали от управления «Лензолота» улучшения как технической постановки работ, так и условий труда и жизни приисковых рабочих.

В годы Первой мировой войны большинство приисков перешло от сезонной добычи к круглогодичному циклу [7]. Объемы золотодобычи на приисках «Лензолото» в течение войны оставались стабильными и начали сокращаться лишь в 1917 г. В 1914 г. было получено 14 256 кг золота, в 1915 г. – 17 264, в 1916 г. – 14 752, в 1917 г. – 10 813 [11, с. 82].

3. Продовольственный вопрос в годы Первой мировой войны

Как уже было сказано, к началу Первой мировой войны продукты питания торговцы и приисковые компании Ленско-Витимского золотодобывающего районазакупали в Иркутской губернии, и в частности в Иркутске. Однако в военный период губерния переживала продовольственный кризис. Его причинами стали как общая экономическая конъюнктура в стране (высокий спрос на продукты питания, увеличивавшийся из-за необходимости снабжать армию, инфляция, повышение налогов и акцизов, дефицит рабочих рук в промышленности и сельском хозяйстве, сокращение производства, кредитов и денежного обращения и др.), так и специфика регионального хозяйственного развития. Губерния была потребляющей и значительную часть продовольствия ввозила из Западной Сибири, Европейской России, Маньчжурии. Нарушение железнодорожного сообщения и запретительные меры уполномоченных прервали традиционные торговые потоки. Транспортные затруднения оказывались неразрешимыми даже в пределах губернии, не смотря на неоднократные ходатайства губернатора, городской управы в Порайонный комитет, в Центральный комитет по перевозкам. Из-за запретов и реквизиций уполномоченных Главного управления землеустройства и земледелия по заготовке продуктов для армии в Западной Сибири, власти не могли доставить в Иркутскую губернию даже уже оплаченные хлеб, муку, масло. Периодическая печать и население видели главную причину подорожания в спекуляции производителей и торговцев. В течение второй половины 1914-1915 г. стоимость продуктов питания значительно выросла, а в 1916 г. население испытывало дефицит хлеба, муки, масла, сахара и др. [2]. Усилия местных властей, направленные на решение продовольственных затруднений населения (таксировка цен, закупки продовольствия, сотрудничество с потребительской кооперацией и т.п.) не могли дать ощутимых результатов при отсутствии действенных мер со стороны правительства по снижению инфляции, спекуляции, регулированию товарооборота между регионами, упорядочиванию перевозок [3, 10, 19].

Все это отразилось на снабжении приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района. Уже в начальный период войны осенью 1914 г. оптовые торговцы Бодайбо «воздерживались от выпуска на местный рынок заготовленных ими товаров, ожидая требований на них от Ленского товарищества, затруднительное положение которого было им известно, и, предполагая продать продукты товариществу по чрезвычайно высоким ценам, что естественно отразилось бы на ценах всего Бодайбинского рынка» [4, л. 30 об.]. Управление Ленского золотопромышленного товарищества не заготовило заранее необходимое продовольствие в полном объеме, поэтому было вынуждено приобретать товары на так называемой Ленской плавучей ярмарке с паузков (лодок, груженных продуктами продовольствия, галантерейными, бакалейными и прочими товарами). В результате городские и сельские жители Приленского края, которые обычно закупали там необходимые товары в пределах годовой потребности, остались ни с чем. Резко выросла стоимость продуктов на местном рынке, увеличилась оплата перевозки товаров от Иркутска.

Согласно распоряжению иркутского губернатора А. Н. Югана городское общественное управление Бодайбо установило низкие таксы на продовольственные товары, которые торговцы сочли не соответствующими условиям рынка и отказались торговать вовсе. В результате зимой 1914-1915 г. губернатор дал директиву о создании специальной комиссии, которая занялась реквизицией торговых продовольственных запасов (муки, овса, крупчатки, сахара и масла). В комиссию входили податной инспектор Бодайбинского участка Н. С. Николаев, представители городского самоуправления, потребительского общества, Совета съезда золотопромышленников, торговцев и полиции. Постепенно реквизиционная комиссия фактически превратилась в продовольственную, так как вырабатывала таксы, выясняла численность населения и его потребность в продуктах питания и, таким образом, фактически регулировала продовольственный вопрос в огромном золотопромышленном районе. Местные купцы были недовольны, неоднократно направляли жалобы генерал-губернатору, в то время как иркутский губернатор высоко оценивал работу комиссии: «Комиссия, напряженно работая в сторону устранения возможности каких быто ни было эксцессов, обычно вызываемых реквизицией в области продовольственного дела, вполне удовлетворительно справилась с порученной ей задачей» [4, л. 31].

Владельцы приисков в Ленско-Витимском золотодобывающем районебыли обеспокоены перспективами снабжения рабочих в условиях войны. На очередном съезде золотопромышленников в Бодайбо в начале 1915 г. было выдвинуто предложение ходатайствовать в правительство о том, чтобы, не смотря на общее повышение цен, прииска имели возможность закупать продовольствие по таксированной стоимости, а реквизиции не затрагивали запасы приисковых компаний [20].

На заседании иркутского губернского управления в феврале 1915 г. городской староста Бодайбо озвучил отказ торговцев закупать продукты для последующей реализации на территории золотодобывающего района. Общему присутствию губернского управления было необходимо решить вопрос о способах обеспечения местного населения: «Хотя опасения собрания городских уполномоченных о полной недоставке торговцами припасов в город Бодайбо являются преувеличенными, тем не менее, следует иметь в виду, что по имеющимся сведениям, отправка продовольственных грузов в Приленский край ожидается в меньшем размере, чем обыкновенно, вследствие чего заготовка для города является необходимой, что произвести такую заготовку без ссуды городская управа, безусловно, не может по отсутствию на то средств» [21, л. 76.]. Губернской администрации удалось заключить договоры на поставку продуктов питания с иркутскими купцами, которые согласились работать по фиксированной норме торговой наценки. Заготовкой продуктов питания и доставкой их на прииски при содействии губернатора занимались также Бодайбинское потребительское общество и Совет съезда золотопромышленников.

Летом 1916 г. губернатор А. Н. Юган лично выезжал в Бодайбо и прииск Надеждинский, ознакомился с условиями найма и проживания рабочих, провел три совещания по вопросам обеспечения приисков Ленского золотопромышленного товарищества продуктами питания. Участники совещаний пришли к выводу, что ситуация не вызовет опасений, если правление товарищества не начнет скупать на местных рынках продовольствие в повышенных объемах и тем самым не создаст ажиотажный спрос на него. Товариществу рекомендовали вести закупки продуктов заблаговременно, не допуская периодов острого дефицита. А. Н. Юган отправил телеграмму транспортному товариществу наследников А. И. Громовой в Москве с просьбой организовать планомерную доставку на промыслы Ленского товарищества всех закупленных продуктов продовольствия. Губернское правление запросило у Особого совещания ссуду для Бодайбо в размере 200 000 рублей на закупку овса и ржаной муки, поскольку в них ощущался наиболее острый дефицит.

На прииске Надеждинском обнаружилась нехватка крупчатки в количестве около 12 000 кулей и около 60 000 пудов овса. Масла и ржаной муки имелось достаточно. Участники заседания пришли к заключению, что дефицит крупчатки и овса не имел угрожающего характера: «Так как в связи со сделанным г[осподин]ом губернатором указанием, что в настоящее время не только не предполагается новой реквизиции припасов, но даже не предполагается установление предельных такс до тех, конечно, пор, пока торговля не выйдет из нормальных условий. Осенним сплавом можно ожидать большого подвоза крупчатки против того количества ее, которое имелось в виду при выше приведенном расчете. А с другой стороны, по имеющимся сведениям, в Ленском товариществе имеется уже наличность крупчатки, значительно превышающая потребность товарищества, и часть этого избытка в случае нужды может быть выпущена на рынок без затруднений для товарищества. Что касается овса, то по заявлению представителей овсяного торга, осенним сплавом можно ожидать 40 000 пуд[ов], а с другой стороны, надо иметь в виду, что в основу вышеприведенных расчетов в потребности в овсе легли данные о числе лошадей, имевшихся в прошлом году, в текущем же в виду предполагаемого сокращения подряда Ленским товариществом, а с другой стороны, в виду высокой цены на фураж, надлежит ожидать значительного сокращения числа лошадей, и потому имеющуюся наличность овса с добавлением осеннего привоза, можно считать достаточной для удовлетворения потребности в овсе» [4, л. 35–38].

Некоторые опасения участников совещаний вызывал тот факт, что, согласно распоряжению начальника Главного штаба, летом 1916 г. предполагалась мобилизация сибирских инородцев на тыловые работы. По Якутскому округу должны были призвать около 10 000 человек, которые после медицинского освидетельствования собирали на сборном пункте в Якутске. До отправки из округа их следовало обеспечивать питанием [6]. Однако участники заседания знали о том, какие сложности представляла для правительства перевозка такого количества людей в район действующей армии, а также содержание их на сборных пунктах, и надеялись на отмену этого приказа. С ходатайством отложить мобилизацию якутов обратилось в правительство «Лензолото».

В целом по результатам совещаний было признано признать «общее положение продовольственного вопроса в г[ороде] Бодайбо и приисковых районов в текущем году удовлетворительным» [4, л. 34 об.].

Однако проблема продовольственного обеспечения не приискового населения Приленского края летом 1916 г. вызывали у властей серьезное беспокойство (только в Киренском уезде Иркутской губернии проживало около 72 тыс. человек). Главная причина заключалась в прекращении подвоза хлеба, крупчатки, масла из Западной Сибири. Иркутский областной продовольственный комитет в июне 1916 г. направил телеграмму депутату Государственной думы С.В. Востротину: «Нет оснований предполагать, что в текущий продовольственный период сельское население края сможет обойтись хлебом местного урожая, даже сократив потребности до минимума и заменив хлеб различными суррогатами» [18]. Комитет также обратился в Особое совещание по продовольствию с просьбой забрать под свой контроль вопросы снабжения северных территорий Иркутской губернии.

4. Заключение

Таким образом, традиционные сложности снабжения населения Ленско-Витимского золотодобывающего района(обусловленные неразвитой транспортной инфраструктурой, отсутствием железнодорожных магистралей, коротким навигационным периодом, трудностями судоходства из-за мелководья в верховьях Лены) в годы Первой мировой войны усугубились из-за дефицита продуктов питания в Иркутской губернии, где делали закупки продовольствия торговцы и Ленское золотопромышленное товарищество. Вопрос об обеспечении продовольствие рабочих приисков находился на особом контроле центральных и местных сластей, стремившихся не допустить сокращения добычи золота, которое требовалось на покрытие военных расходов страны. Иркутский губернатор лично выезжал в приисковые районы, взаимодействовал с и торговцами. Губернской администрации были предоставлены широкие права на осуществление реквизиций, правительство оперативно выделяло средства на закупочные операции. Благодаря этому, не смотря на трудности организации поставок в отдаленные северные территории, удалось сдержать спекуляцию, избежать перебоев в снабжении и предотвратить выступления и протесты рабочих. В то же время ситуацию с продовольственным снабжением не приискового населения северных территорий Иркутской губернии летом 1916 г. местные власти расценивали как угрожающую.

Библиография
1.
Барбот-де-Марни Е. Н. Очерки золотопромышленности Олекминского горного округа // Горный журнал. 1912. Т. I. Март. С. 290–303.
2.
Война и меры городов в борьбе с дороговизной жизни // Вестник Иркутского городского общественного управления. 1914. № 11–12. Ноябрь–декабрь. С. 1–22.
3.
Городская продовольственная комиссия // Вестник Иркутского городского общественного управления. 1915. № 7–9. Июль, август, сентябрь. С. 67–73.
4.
Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 25. Оп. 10. Д. 609. Дело канцелярии Иркутского генерал-губернатора о снабжении населения продовольственными продуктами. 18 августа 1916 г. – 17 февраля 1917 г.
5.
Гузенков С. В. История транспортного освоения Лено-Витимского района: 60-е гг. XIX в. – 1917 г.: автореф. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02 / Иркутский гос. ун-т. Иркутск, 1998. 35 с.
6.
Дамешек Л. М. Мобилизация сибирских инородцев на тыловые работы в годы Первой мировой войны // Известия Иркутского государственного университета. Серия: История. 2014. №
7.
С. 79–87. 7. Зиновьев В. П. Рабочий год на горных промыслах Сибири в конце XIX – начале XX в. // Вестник Томского государственного университета. 2013. № 375. С. 73–78.
8.
Карпачев М. Д. Кризис продовольственного снабжения в годы Первой мировой войны (по материалам Воронежской губернии) // Российская история. 2011. № 3. С. 66–81.
9.
Касимов А. С. Продовольственный кризис в земледельческих губерниях Центральной России накануне Февральской революции // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. Гуманитарные науки. 2007. № 4 (8). С. 91–94.
10.
К продовольственному кризису // Иркутская жизнь. 1915. 14 марта. С. 3.
11.
Ленско-Витимский золотоносный район // Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск: Сибирское краевое издательство, 1929. Т. 3. С. 77–83.
12.
Магомедов Р. Р., Гришакова Л. В. Война и хлеб: История продовольственной политики государства на Южном Урале в годы Первой мировой войны. Оренбург: Оренбургский государственный педагогический университет, 2012. 171 с.
13.
Невлев В. К., Невлев В. В. Историко-правовая обстановка на Ленских приисках в 1912 г. // Вестник архивиста. 2017. № 2. С. 272–284.
14.
Нефедов С. А. Продовольственный кризис в Петрограде накануне Февральской революции // Quaestio Rossica. Vol. 5. 2017. № 3. С. 635–655.
15.
Оськин М. В. Заготовки продовольствия в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в период Первой мировой войны // Россия и АТР. 2016. № 2 (92). С. 121–134.
16.
Оськин М. В. Китайский хлеб для России: русские продовольственные закупки на Дальнем Востоке в 1917 г. // Россия и АТР. 2015. № 2 (88). С. 111–120.
17.
Оськин М. В. «Особая» экспедиция П.К. Козлова в Монголии в период Первой мировой войны // Mongolica. 2014. № XII. С. 36–42.
18.
Продовольствие Ленского края // Иркутская жизнь. 1916. 5 июня. С. 5.
19.
Протокол № 8 заседания городского Продовольственного комитета 3 апреля 1916 г. // Вестник Иркутского городского общественного управления. 1916. № 3–4. Март–апрель. С. 133–136.
20.
Протоколы и постановления XV-го очередного Съезда золотопромышленников Ленского и Витимского горных округов: 24 февраля – 1 марта 1915 г., г. Бодайбо, Иркутской губернии. Иркутск: Паровая типо-литография П.И. Макушина и В.М. Посохина, 1915. 436 с.
21.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 457. Оп. 1. Д. 700. Об обеспечении продовольствием населения Иркутской губернии. 17 сентября 1915 г. – 13 марта 1917 г.
22.
Румянцев П. П. Ленское золотопромышленное товарищество и Товарищество служащих как пример ведения приискового хозяйства в начале XX века // Вестник Томского государственного университета. 2010. № 1 (9). С. 18–21.
23.
Рынков В. М. Власть и население Сибири в тисках потребительских кризисов: региональные особенности общероссийских социальных процессов (лето 1914 – февраль 1917 года) // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2017. Иркутск: Байкальский государственный университет, 2017. С. 179–187.
24.
Рынков В. М. Влияние государственных заготовок хлеба на продовольственное положение населения Восточной Сибири в годы Первой мировой войны // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2016. Иркутск: Байкальский государственный университет, 2016. С. 174–182.
25.
Рынков В. М. Государственные продовольственные заготовки в Сибири в 1914–1919 гг. // Налоги и заготовки в сибирской деревне, 1890–1920 гг. Новосибирск: Новосибирский национальны исследовательский государственный университет, 2004. С. 78–97.
26.
Ширина Д. А. Развитие золотодобычи в на северо-востоке станы и Олекминско-Витимская экспедиция 1866 г. // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2017. № 3 (41). С. 90–94.
References (transliterated)
1.
Barbot-de-Marni E. N. Ocherki zolotopromyshlennosti Olekminskogo gornogo okruga // Gornyi zhurnal. 1912. T. I. Mart. S. 290–303.
2.
Voina i mery gorodov v bor'be s dorogoviznoi zhizni // Vestnik Irkutskogo gorodskogo obshchestvennogo upravleniya. 1914. № 11–12. Noyabr'–dekabr'. S. 1–22.
3.
Gorodskaya prodovol'stvennaya komissiya // Vestnik Irkutskogo gorodskogo obshchestvennogo upravleniya. 1915. № 7–9. Iyul', avgust, sentyabr'. S. 67–73.
4.
Gosudarstvennyi arkhiv Irkutskoi oblasti (GAIO). F. 25. Op. 10. D. 609. Delo kantselyarii Irkutskogo general-gubernatora o snabzhenii naseleniya prodovol'stvennymi produktami. 18 avgusta 1916 g. – 17 fevralya 1917 g.
5.
Guzenkov S. V. Istoriya transportnogo osvoeniya Leno-Vitimskogo raiona: 60-e gg. XIX v. – 1917 g.: avtoref. dis. ... kand. ist. nauk: 07.00.02 / Irkutskii gos. un-t. Irkutsk, 1998. 35 s.
6.
Dameshek L. M. Mobilizatsiya sibirskikh inorodtsev na tylovye raboty v gody Pervoi mirovoi voiny // Izvestiya Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. 2014. №
7.
S. 79–87. 7. Zinov'ev V. P. Rabochii god na gornykh promyslakh Sibiri v kontse XIX – nachale XX v. // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2013. № 375. S. 73–78.
8.
Karpachev M. D. Krizis prodovol'stvennogo snabzheniya v gody Pervoi mirovoi voiny (po materialam Voronezhskoi gubernii) // Rossiiskaya istoriya. 2011. № 3. S. 66–81.
9.
Kasimov A. S. Prodovol'stvennyi krizis v zemledel'cheskikh guberniyakh Tsentral'noi Rossii nakanune Fevral'skoi revolyutsii // Izvestiya Penzenskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. V.G. Belinskogo. Gumanitarnye nauki. 2007. № 4 (8). S. 91–94.
10.
K prodovol'stvennomu krizisu // Irkutskaya zhizn'. 1915. 14 marta. S. 3.
11.
Lensko-Vitimskii zolotonosnyi raion // Sibirskaya sovetskaya entsiklopediya. Novosibirsk: Sibirskoe kraevoe izdatel'stvo, 1929. T. 3. S. 77–83.
12.
Magomedov R. R., Grishakova L. V. Voina i khleb: Istoriya prodovol'stvennoi politiki gosudarstva na Yuzhnom Urale v gody Pervoi mirovoi voiny. Orenburg: Orenburgskii gosudarstvennyi pedagogicheskii universitet, 2012. 171 s.
13.
Nevlev V. K., Nevlev V. V. Istoriko-pravovaya obstanovka na Lenskikh priiskakh v 1912 g. // Vestnik arkhivista. 2017. № 2. S. 272–284.
14.
Nefedov S. A. Prodovol'stvennyi krizis v Petrograde nakanune Fevral'skoi revolyutsii // Quaestio Rossica. Vol. 5. 2017. № 3. S. 635–655.
15.
Os'kin M. V. Zagotovki prodovol'stviya v Vostochnoi Sibiri i na Dal'nem Vostoke v period Pervoi mirovoi voiny // Rossiya i ATR. 2016. № 2 (92). S. 121–134.
16.
Os'kin M. V. Kitaiskii khleb dlya Rossii: russkie prodovol'stvennye zakupki na Dal'nem Vostoke v 1917 g. // Rossiya i ATR. 2015. № 2 (88). S. 111–120.
17.
Os'kin M. V. «Osobaya» ekspeditsiya P.K. Kozlova v Mongolii v period Pervoi mirovoi voiny // Mongolica. 2014. № XII. S. 36–42.
18.
Prodovol'stvie Lenskogo kraya // Irkutskaya zhizn'. 1916. 5 iyunya. S. 5.
19.
Protokol № 8 zasedaniya gorodskogo Prodovol'stvennogo komiteta 3 aprelya 1916 g. // Vestnik Irkutskogo gorodskogo obshchestvennogo upravleniya. 1916. № 3–4. Mart–aprel'. S. 133–136.
20.
Protokoly i postanovleniya XV-go ocherednogo S''ezda zolotopromyshlennikov Lenskogo i Vitimskogo gornykh okrugov: 24 fevralya – 1 marta 1915 g., g. Bodaibo, Irkutskoi gubernii. Irkutsk: Parovaya tipo-litografiya P.I. Makushina i V.M. Posokhina, 1915. 436 s.
21.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv (RGIA). F. 457. Op. 1. D. 700. Ob obespechenii prodovol'stviem naseleniya Irkutskoi gubernii. 17 sentyabrya 1915 g. – 13 marta 1917 g.
22.
Rumyantsev P. P. Lenskoe zolotopromyshlennoe tovarishchestvo i Tovarishchestvo sluzhashchikh kak primer vedeniya priiskovogo khozyaistva v nachale XX veka // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2010. № 1 (9). S. 18–21.
23.
Rynkov V. M. Vlast' i naselenie Sibiri v tiskakh potrebitel'skikh krizisov: regional'nye osobennosti obshcherossiiskikh sotsial'nykh protsessov (leto 1914 – fevral' 1917 goda) // Irkutskii istoriko-ekonomicheskii ezhegodnik: 2017. Irkutsk: Baikal'skii gosudarstvennyi universitet, 2017. S. 179–187.
24.
Rynkov V. M. Vliyanie gosudarstvennykh zagotovok khleba na prodovol'stvennoe polozhenie naseleniya Vostochnoi Sibiri v gody Pervoi mirovoi voiny // Irkutskii istoriko-ekonomicheskii ezhegodnik: 2016. Irkutsk: Baikal'skii gosudarstvennyi universitet, 2016. S. 174–182.
25.
Rynkov V. M. Gosudarstvennye prodovol'stvennye zagotovki v Sibiri v 1914–1919 gg. // Nalogi i zagotovki v sibirskoi derevne, 1890–1920 gg. Novosibirsk: Novosibirskii natsional'ny issledovatel'skii gosudarstvennyi universitet, 2004. S. 78–97.
26.
Shirina D. A. Razvitie zolotodobychi v na severo-vostoke stany i Olekminsko-Vitimskaya ekspeditsiya 1866 g. // Gumanitarnye issledovaniya v Vostochnoi Sibiri i na Dal'nem Vostoke. 2017. № 3 (41). S. 90–94.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Продовольственное снабжение приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района в годы Первой мировой войны

Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи: автор не соблюдал заявленные им хронологические рамки.
В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обозначил её актуальность.
В статье сформулирована цель исследования («Цель статьи – выявление проблем продовольственного снабжения приискового населения Ленско-Витимского золотодобывающего района в годы Первой мировой войны, а также анализ мероприятий властей по их разрешению»), не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором.
На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор описал теоретическую базу предпринятого исследования и обозначил его новизну («в отечественной историографии вопрос о продовольственном кризисе в регионе полного и всестороннего освещения к настоящему времени не получил, публикации на эту тему немногочисленны»).
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор обстоятельно охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор разъяснил выбор хронологических рамок исследования – годы Первой мировой войны.
Автор разъяснил и обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, стремился соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, описал теоретическую основу исследования и охарактеризовал круг источников.
В первом разделе основной части статьи («Вопросы продовольственного снабжения рабочих Ленско-Витимского золотодобывающего района в начале XX в.») автор сообщил некоторые факты о происхождении и развитии Ленского золотопромышленного товарищества, охарактеризовал Ленско-Витимский золотодобывающий район, кратко описал причины трудностей продовольственного обеспечения района во второй половине XIX – начале XX вв., уделив отдельное внимание событию «Ленского расстрела», вызванного, в частности, недостатками в организации питания.
На взгляд рецензента, название второго раздела – «Продовольственный вопрос в годы Первой мировой войны», автор не продумал: данное название по смыслу дублирует название статьи.
Во втором разделе автор указал причины продовольственного кризиса, охватившего Иркутскую губернию и сосредоточился на обосновании своей мысли о том, что «вопрос об обеспечении продовольствием рабочих приисков находился на особом контроле центральных и местных властей»: сообщил некоторые обстоятельства роста цен на продукты, описал меры, принятые органами губернской администрации, охарактеризовал деятельность специальной комиссии, участие губернатора в решении данного вопроса, реакцию общественных организаций.
В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «не смотря на общее», «об обеспечении продовольствие», «местных сластей», «не смотря на трудности» и т.д.
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «традиционные сложности снабжения населения Ленско-Витимского золотодобывающего района… в годы Первой мировой войны усугубились из-за дефицита продуктов питания в Иркутской губернии», что «вопрос об обеспечении продовольствием рабочих приисков находился на особом контроле центральных и местных властей» т.д. и что «несмотря на трудности организации поставок в отдаленные северные территории, удалось сдержать спекуляцию, избежать перебоев в снабжении и предотвратить выступления и протесты рабочих» т.д.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"