Статья 'К проблеме формирования этнических секторов городской экономики' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

К проблеме формирования этнических секторов городской экономики

Лиджиева Ирина Владимировна

доктор исторических наук

ведущий научный сотрудник, Федеральный исследовательский центр Южный научный центр Российской академии наук

344006, Россия, Ростовская область, г. Ростов-На-Дону, пр. Чехова, 41

Lidzieva Irina Vladimirovna

Doctor of History

Leading Scientific Associate, Federal Research Center of the Southern Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

344006, Russia, Rostovskaya oblast', g. Rostov-Na-Donu, pr. Chekhova, 41

irina-lg@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2019.4.30437

Дата направления статьи в редакцию:

02-08-2019


Дата публикации:

19-11-2019


Аннотация: Предметом исследования данной статьи является деятельность этнических предпринимателей на территории города Элисты Республики Калмыкия. Автор, на основе анализа данных социологического опроса, подробно рассматривает процесс формирования этнических секторов городской экономики. Особое внимание уделяется предпринимательской деятельности представителей этнических групп, которые иммигрировали на территорию России, при этом не рассматривается их гражданство, а учитывается только их национально-культурные ценности, т. е. не разделяя понятия этнической принадлежности и гражданской идентичности. Для достижения поставленной цели был проведен экспертный опрос среди лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью на территории Элисты. К основным выводам проведенного исследования относятся: 1) предприниматели из числа мигрантов осваивают новый рынок, заполняя невостребованные ниши в экономике города, формируя этнические сектора, имеющие особенные отличия от других общностей; 2) изучение проблемы позволяет классифицировать этническое предпринимательство на бизнес, осуществляемый этническим меньшинством и предпринимательство, основанное на особенностях национальной культур.


Ключевые слова: историческая преемственность, этническое предпринимательство, этническая идентичность, городская экономика, этнические сектора, мигранты, иммигранты, Республика Калмыкия, Юг России, предприниматели-мигранты

Публикация подготовлена при финансовой поддержке гранта РФФИ № 17-01-00407-ОГН19, № госрегистрации АААА-А19-119042390119-6

Abstract: The subject of this article is the activity of ethnic entrepreneurs in the capital city of the Republic of Kalmykia – Elista. Based on the data analysis of sociological survey, the author examines the process of formation of the ethnic sectors of urban economy. Particular attention is paid to the entrepreneurial activity among the representatives of ethnic groups, who immigrated to Russia. Their citizenship is not taken into account, emphasis is made on the ethnic and cultural values, i.e. not demarcating the concepts of ethnic affiliation and civic identity. For achieving the set goal, the author conducted an expert survey among the individuals engaged in entrepreneurial activity in the city of Elista. The following conclusions are made: 1) entrepreneurs from among the migrants enter the new market, filling the non-demand niches in the economy, forming ethnic sectors that differ from other communities; 2) examination of the problem allows classifying the ethnic entrepreneurship into business conducted by the ethnic minority, and entrepreneurship based on the peculiarities of national cultures.



Keywords:

Republic of Kalmykia, immigrants, migrants, ethnic sectors, urban economy, ethnic identity, ethnic entrepreneurship, historical continuity, South of Russia, migrant entrepreneurs

В апреле-мае 2019 г. в столице Республики Калмыкия городе Элиста был проведен экспертный опрос среди лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью с целью выявления этнических секторов в структуре городской экономики. Объектом исследования выступили предприниматели, представители этносов, проживающих на территории г. Элиста, в возрасте от 18 лет и старше. Придерживаясь позиции С. Н. Мищука, автора комплексного исследования по проблемам миграции [7, с. 119], изучая предпринимательскую деятельность представителей этнических групп, которые иммигрировали на территорию России, мы не рассматриваем их гражданство, а учитываем только их национально-культурные ценности, т. е. не разделяя понятия этнической принадлежности и гражданской идентичности.

Предметом исследования данной статьи является деятельность этнических предпринимателей на территории города Элисты Республики Калмыкия.

Город Элиста – столица Республики Калмыкия, численность населения, которого на 1 января 2018 г. составила 103 132 человека. Соотношение численного состава народов, проживающих в Элисте, представлено в таблице 1. Одними из основных характеристик рассматриваемого региона является его полиэтничность и поликонфессиональность, что, безусловно, служит привлекательностью для мигрантов. Но при этом «нельзя не учитывать и того, что рынок труда Калмыкии вследствие специфики ее экономического профиля (доминирование животноводства и отсутствие крупной промышленности) достаточно узок, и не в состоянии обеспечить занятости значительного количества мигрантов [9, с. 135]. Между тем, несмотря на значительный уровень безработицы в регионе, по данным периодического мониторинга Института комплексных исследований аридных территорий, состояние межнациональных и межконфесиональных отношений в республике Калмыкия оценивается как стабильно положительное [6].

Таблица 1

Национальный состав г. Элисты

по данным переписи населения 2018 г. [3]

% от общей численности населения

Калмыки

65,8

Русские

25

Представители других национальностей

9,2

Геоклиматические условия повлияли на специализацию Калмыкии в целом как животноводческого сектора на Юге России, что и обусловило отсутствие крупных промышленных предприятий, при этом республика не является исключением. Так, авторы комплексного исследования Юга России утверждают: «особенностью большинства республик Южного федерального округа является трудоизбыточность, обусловленная высоким удельным весом сельского населения, недостаточным развитием промышленности, сферы услуг, малого бизнеса» [13, с. 177].

Городская экономика, которая также во многом зависит от географического положения и климатических условий, этнокультурных, ресурсных, коммуникационных и других факторов, состоит из трех основных секторов: базовый, обслуживающий и сектор домашнего хозяйства. Кроме того в структуре городской экономики выделяют неформальный сектор включающий лиц, не имеющих постоянной работы, а также мигрантов, занимающихся неквалифицированным трудом и предпринимательской деятельностью, при этом в своем большинстве ориентированной на позиционирование собственной этнической идентичности. Характерной особенностью южнороссийского рынка труда является более выраженная, чем в целом по стране, занятость в неформальном секторе

Анализ полученных в ходе экспертного опроса данных позволяет выделить этнические сектора в структуре экономики Элисты. Так, ответы участников опроса на вопрос: «К какой сфере экономической деятельности относится деятельность бизнеса, который Вы представляете?» распределились следующим образом: 42 % из числа опрошенных отнесли свой бизнес к оптовой и розничной торговле; 25 % – к сфере общественного питания; 17 % – к строительной отрасли экономики; и по 8 % – к производству пищевых продуктов и растениеводству (рис. 1). Профессор Гарвардского университета Р. Уолдингер, на основе многолетних исследований, касаясь и вопросов этнического предпринимательства, приходит к выводу о том, что основой успеха иммигрантов является занятие ими пустующих рыночных ниш, а не вытеснение уже работающих местных предпринимателей [17, с. 283-294]. Подобная ситуация складывается и в развитых европейских государствах. Так, например, согласно статистическим данным, приведенным И. М. Хрусталевым, турки в Германии представляют экономически сильную диаспору. Они владеют большей частью из 150 000 мелких и средних предприятий, открытых иностранцами в стране: закусочными и ресторанами, прачечными, мастерскими по ремонту обуви и ателье, пекарнями и магазинами. В общей сложности по всей Германии около 60 000 турок являются мелкими и средними предприятиями, обеспечивая работой примерно 327 тысяч человек, более 40 % которых – их соотечественники. Только в Берлине примерно 5 000 турок являются предпринимателями. Они оказывают значительное влияние на городской рынок труда, обеспечивая работой примерно 14 тысяч человек, в основном своих соотечественников. Около 48 % турецких предпринимателей в столице Германии заняты в сфере оптовой и розничной торговли, 29 % – в гостиничном бизнесе и снабжении. Еще примерно12 % – в мелком производстве и около 80 % – в сфере обслуживания. Уличная торговля фруктами и овощами практически полностью находится в руках выходцев из Турции. Немногим более 3% турецких предпринимателей задействованы в сфере транспорта и связи, а около 1 % владеют небольшими строительными компаниями» [14, с. 191]. В данном случае привлекательностью служит высокий уровень экономического развития государства и мероприятия по социально-экономической адаптации мигрантов.

Рисунок 1

Распределение ответов на вопрос: «К какой сфере экономической деятельности относится деятельность бизнеса, который Вы представляете?» (в %)

Исходя из национальной принадлежности лиц, выступивших в качестве экспертов, выходцев из Средней Азии, в строительном бизнесе занято абсолютное большинство мужчин – узбеков. Согласно статистическим данным и исследованиям ученых Калмыцкого государственного университета, «эффективной и перспективной в Республике Калмыкия остается сфера деятельности – строительство. Учитывая высокие темпы строительства в республике, эта отрасль является привлекательной и перспективной в среднесрочном периоде для малого и среднего бизнеса. Удельный вес малых и средних строительных предприятий в 2016 году составил 12,5 % от общего числа предприятий малого и среднего бизнеса» [4]. В сфере торговли предпринимателями являются минимальное количество мужчин и подавляющее большинство женщин и незначительное число узбеков, как мужчин, так и женщин задействованы в сфере производства пищевых продуктов и общественного питания, к которому относятся пекарни и точки быстрого питания. При этом большая часть из числа опрошенных ведет свой бизнес в Элисте более 5 лет.

Сравнительно недавно, от 1 года до 5 лет осуществляют предпринимательскую деятельность в Элисте выходцы из Таджикистана, предоставляя услуги в стиле стритфуд, преимуществом которого является минимальные объемы вложений и максимальная выгода в сочетании с этническими гастрономическими изысками. Всем элистинцам известны небольшие киоски по продаже шаурмы, лепешек из тандыра, самса и т. д. Кроме того представители таджикской диаспоры ведут активную торговлю товарами легкой промышленности, привозимой из государств Средней Азии, которые в ценовой категории составляют конкуренцию турецким аналогам, тем самым привлекая внимание покупателей.

К производству пищевых продуктов в Элисте, по результатам опроса, следует отнести и корейцев, которые занимают монопольное положение в производстве и продаже салатов, которые, по общему мнению, являются блюдами традиционной национальной кухни корейцев. Между тем, как утверждают респонденты, ни в кухне Северной, ни Южной Кореи, именно таких салатов нет. Появление технологии приготовления «корейских салатов» связано с одной из печальных страниц в истории российских корейцев. Так, в сентябре 1937 г. на основании совместного постановления Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428-326 «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края», в отношении народа была применена превентивная мера – переселение из приграничных районов Дальнего Востока на необитаемые пустынные и необжитые районы Казахстана и Средней Азии. Переживая голод и лишения на спецпоселении, люди из доступного им очень скудного перечня продуктов создали продукт, пользующийся большим спросом в современные дни не только из-за их вкусовых качеств, но и как очень полезный для здоровья.

Сегодня, как правило, женщины кореянки, занимающиеся торговлей салатами, компактно размещают свои торговые ряды, предоставляя покупателям разнообразный перечень своей продукции, что не позволяет отвлекать их внимание на другие товары.

В последние годы распространение получает торговля изделиями ручной работы из экологически чистого сырья произведенного в Монголии: одежда и обувь из шерсти и войлока, кожгалантерея, также как и продажа сувенирных изделий, осуществляемая как монголами, так и местными жителями. Так, магазин «Сувенир-Хаус, расположенный в центре города, одна из популярных торговых точек, удовлетворяющая спрос туристов и местных жителей в сувенирной, этнической продукции, а также потребности элистинцев в предметах обрядовой деятельности в условиях роста национального самосознания и возрождения традиций и обычаев народа. Например, обязательным атрибутом приданого невесты на свадьбе является красивый сундук «авдр» [16, с. 308], изготовленный из натурального дерева, вручную.

Таким образом, предприниматели-мигранты, ведущие свой бизнес на территории города Элисты, занимая определенный сектор в городской экономике, в большей степени ориентированы на организацию и ведение предпринимательской деятельности, с учетом этнических особенностей. Так, по мнению американского ученого Д. Норта, выявившего зависимость развития экономики от исторически сложившейся институциональной системы, «… формальные правила можно изменить за одну ночь путем принятия политических и юридических решений, неформальные ограничения, воплощенные в обычаях, традициях и кодексах поведения, гораздо менее восприимчивы к сознательным человеческим усилиям. Эти культурные ограничения не только связывают прошлое с настоящим и будущим, но и дают нам ключ к пониманию исторического развития» [8, с. 21]. Данный факт очередной раз подтверждает позицию примордиалистов, считающих, что характер хозяйственного поведения мигрантов обусловлен спецификой их этнической идентичности, социально-культурными особенностями и повседневными культурно-бытовыми практиками.

Сравнительный анализ официальных статистических данных о количестве предприятий и организаций в Республики Калмыкия (табл. 2) и материалов, полученных в ходе экспертного опроса, позволяет сделать следующие выводы:

- в структуре экономики республики большая доля предприятий специализирующихся на оптовой и розничной торговле, где в большей степени задействованы и мигранты-предприниматели, что подтверждается и результатами экспертного опроса;

- третье место, как по результатам опроса, так и по статистическим данным занимает строительная отрасль;

- интерес со стороны мигрантов-предпринимателей вызывает и производство пищевых продуктов, которое не получило широкого распространения в республике.

Таблица 2

Общее количество предприятий и организаций Республики Калмыкия по видам экономической деятельности (ед.) [15]

Микропредприятия

Малые предприятия

Средние предприятия

2016

% к итогу

2016

% к итогу

2016

% к итогу

Всего

1 365

100

149

100

25

100

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

157

11,6

35

23,5

11

44

Рыболовство, рыбоводство

10

0,7

3

2,0

-

-

Добыча полезных ископаемых

4

0,3

2

1,3

2

8

Обрабатывающие производства

85

6,2

13

8,8

1

4

Производство пищевых продуктов, включая напитки и табака

21

1,5

4

2,7

-

-

Текстильное и швейное производство

9

0,7

-

-

-

-

Обработка древесины и производство изделий из дерева

3

0,2

-

-

-

-

Целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

10

0,7

2

1

-

-

Производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов

6

0,4

-

-

-

-

Химическое производство

1

0,1

1

0,7

-

-

Производство резиновых и пластмассовых изделий

2

0,2

-

-

-

-

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

9

0,7

4

2,7

-

-

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

1

0,1

-

-

-

-

Производство машин и оборудования

8

0,6

1

0,7

-

-

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

6

0,4

1

0,7

1

4

Производство транспортных средств и оборудования

2

0,1

-

-

-

-

Прочие производства

7

0,5

-

-

-

-

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

0,9

6

4

-

-

Строительство

175

12,8

15

10,1

2

8

Оптовая и розничная торговля

496

36,3

34

22,8

3

12

Гостиницы и рестораны

74

5,4

3

2

-

-

Транспорт и связь

67

4,9

11

7,4

1

4

Финансовая деятельность

Операции с недвижимым имуществом

219

16

22

14,8

2

8

Государственное управление и обеспечение безопасности; военное, социальное страхование

1

0,1

-

-

-

-

Образование

4

0,3

-

-

-

-

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

26

1,9

3

2

-

-

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

11

0,8

2

1,3

1

4

Ранее нами был сделан вывод о том, что предприниматели из числа мигрантов, как внутренних, так внешних, занимаются производством и предоставлением услуг в свободных секторах городской экономики, не вступая в конкурентную борьбу с местными бизнесменами. Рассмотрим данный вывод на основе мнения экспертов. Так, предприниматель из Узбекистана, которого по его словам в городе знают многие как Алика, предоставляет строительные услуги на рынке на протяжении 4 лет, отмечает: «… работаем, прежде всего, на тех объектах, которые не вызывают интереса у местных строителей, в основном связанные с земляными работами, демонтажем и т. д., потом с улыбкой добавляет «среди нас мало настоящих строителей». В ценовой политике придерживаемся принципа не навреди, т. е. не привлекаем внимание потребителя низкими ценами» [9].

Занимающиеся торговлей выходцы из Узбекистана и Таджикистана, предлагают потребителям продукцию, привозимую из «дома», которая отличается сравнительно низкими ценами, но и по качеству уступают традиционным турецким товарам. Таким образом, предприниматели-мигранты своей деятельностью в структуре городской экономики только обогащают рынок, позволяя потребителям сделать выбор.

Анализ ответов экспертов на вопрос, связанный с выбором специализации их бизнеса, представлен на рисунке 2.

Рисунок 2

Распределение ответов на вопрос: «Укажите, чем обусловлен выбор специализации Вашего бизнеса» (в %)

Как правило, неформальный сектор в городской экономике включает неквалифицированные кадры, в том числе и мигрантов, даже если они и занимаются предпринимательской деятельностью, что подтверждают результаты опроса. Выбор, поделившихся опытом организации предпринимательства в Элисте мигрантов, ни в какой мере не был обусловлен их профессиональной подготовкой и квалификацией. Менее половины будущих предпринимателей руководствовались при принятии решения об организации бизнеса в Элисте экономическим расчетом (33 %) и востребованностью услуг (33 %). На втором месте оказались те, которые посчитали необходимым оказать помощь друзьям, землякам или родственникам (17 %) и невозможностью заниматься другим делом (10 %) и наименьшая доля (7 %) – интересом к культуре. Культурная составляющая как мотив в процессе выбора специализации бизнеса подтверждает результаты исследования ряда авторов. Так, например, по мнению М. А. Бабаевой, «субъект экономической деятельности не всегда руководствуется критериями экономической целесообразности … рациональная основа деятельности не заменяет собой всю палитру человеческой деятельности» [2, с. 11]. Следующий исследователь Г. М. Аветов утверждает, что «культура общества и специфика конкретной этнической группы являются крайне важными факторами в любой деятельности человека, начиная от решения повседневных вопросов и заканчивая профессиональной и экономической деятельностью» [9, с. 55]. В связи с этим можно утверждать, что предприниматели из числа мигрантов осваивают новый рынок, заполняя невостребованные ниши в экономике города, формируя этнические сектора, имеющие особенные отличия от других общностей.

В рамках следующего вопроса мы попытались определить мотивацию предпринимателей при подборе кадрового состава. Распределение ответов не вызывает никакого удивления, все закономерно (рис. 3). Так, половина экспертов осуществляла набор сотрудников по принципу родства, 33 % из них – по принципу землячества и только 17 % от числа опрошенных руководствовались квалификацией кандидатов при приеме на работу.

Рисунок 3

Распределение ответов на вопрос: «Укажите, по какому принципу осуществлялся набор сотрудников в Вашей организации»

(в %)

Данная ситуация, на наш взгляд, характерна для эмигрантской среды, где основными факторами в процессе их адаптации в новых социально-экономических условиях является взаимовыручка и взаимоподдержка. Для сравнения, материалы опроса местных предпринимателей калмыцкой национальности, показывают, что наряду с родовыми связями для них важна и квалификация сотрудников, тогда как предприниматели в Ростове-на-Дону ориентируются только на профессионализм и квалификацию при подборе кадров. Этот случай иллюстрирует высокую степень родства в системе этнического предпринимательства характерную и для калмыков как немногочисленного народа, проживающего в регионе с высоким уровнем безработицы. При этом следует отметить, что усилия органов государственной власти Республики Калмыкия направлены на максимизацию этноэкономического потенциала региона и проводят политику по созданию благоприятных условий для развития предпринимательской активности среди населения республики. Так, 13 декабря 2018 г. Правительством Республики Калмыкия был утвержден паспорт регионального проекта (программы) «Популяризация предпринимательства», основными задачам которого стали формирование положительного образа предпринимателя и выявление предпринимательских способностей, и вовлечение в предпринимательскую деятельность лиц, имеющих предпринимательский потенциал и (или) мотивацию к созданию собственного образа. Но к сожалению, усилия органов власти не нашли отражения ни в ответах респондентов из числа местных жителей, ни предпринимателей-мигрантов.

На вопрос: «Кто оказывает Вам помощь в ведении Вашего бизнеса?», 83 % предпринимателей-мигрантов назвали родственников (земляков), такой же ответ указали 94 % местных предпринимателей. В числе возможных ответов предлагались следующие варианты: 1) государственные, муниципальные органы; 2) родственники (земляки); 3) друзья; 4) другое (пожалуйста, укажите). Только в одном случае был выбран последний случай, и в качестве ответа указано «Божественное провидение». Ни один из экспертов, к сожалению, не получил помощи со стороны государственных и муниципальных органов, следует указать, что в опросе участвовали и лица, имевшие российское гражданство, т. е. относящиеся к внутренним мигрантам. Между тем на республиканском уровне принято и действует ряд программных проектов, направленных на развитие, в том числе, этнического предпринимательства [11, 12].

Исследователями проблемы функционирования этнических предпринимателей, на примере Краснодарского края, были выявлены следующие «барьеры, активно, препятствующие развитию этнического предпринимательства в регионах:

- дефицит норм, регламентирующих статусную составляющую этнического предпринимательства, в основе которого заложена разобщенность институционального контура региона;

- несоответствие существующего статуса этнического предпринимательства реальным потребностям развития этноэкономики в регионе;

- отсутствие стратегических контрактов между представителями этноэкономики и органами региональной власти» [5, с. 29].

Оказание помощи этническим предпринимателям со стороны органов исполнительной и муниципальной властей, а также различных общественных организаций, опыт которых имеет место в ряде регионов, позволяет не только снизить уровень безработицы, обеспечить потребителей разнообразным перечнем товаров и услуг, повысить конкуренцию на рынке, а также мигрантам эффективно адаптироваться к новым условиям.

По мнению современных исследователей «При рассмотрении системы экономических отношений, участники которых объединены этническим фактором, то возможны два основных сценария развития территориального пространства региона: «интолерантный» (рост межэтнической напряженности ввиду конкуренции за экономические ресурсы) или «толерантный» (обеспечение межэтнического согласия ввиду схожих социально-экономических проблем и занятия определенных ниш в региональной экономике)» [5, с. 30].

Таким образом, предприниматели из числа мигрантов осваивают новый рынок, заполняя невостребованные ниши в экономике города, формируя этнические сектора, имеющие особенные отличия от других общностей. Изучение проблемы позволяет классифицировать этническое предпринимательство на бизнес, осуществляемый этническим меньшинством и предпринимательство, основанное на особенностях национальной культуры. Кроме того историческая преемственность является важным фактором в развитии этнического предпринимательства, в связи с этим традиционно этнический бизнес рассматривают как мелкий или средний бизнес, который носит семейный характер.

Библиография
1.
Аветов Г. М. Влияние этнического фактора на формирование российской системы предпринимательства: основные аспекты //Экономическая теория. 2010. № 11(72). С. 51-55.
2.
Бабаева М. А. Влияние социально-экономических и этнокультурных факторов на развитие предпринимательской деятельности (на примере конкретного социологического исследования развития предпринимательства в Туркестане): дисс. … канд. экон. Наук. СПб., 1993.
3.
Города России. Город Элиста // http://города-россия.рф/sity_id.php?id=164
4.
Кензина Ц. З. Анализ субъектов малого и среднего предпринимательства в Республике Калмыкия // О некоторых вопросах и проблемах экономики и менеджмента. Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. Красноярск, 2014. 304 с.
5.
Клочко Е.Н., Муха В.П. Этноэкономика как ресурс социально-экономического развития Краснодарского края // Социальные, экономические, технологические и экологические аспекты устойчивого развития регионов России. Сборник научных статей Всероссийской научной конференции, посвященной 30-летию СНИЦ РАН и СГУ. 23-26 октября 2018 г. Сочи: ИП Кривлякин С.П., типография «Оптима», 2018. С. 30.
6.
Лиджиева И. В., Немгирова С. Н. Этнокультурное развитие региона: мониторинг этноконфессионального и межкультурного взаимодействия в Республике Калмыкия // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. 2014. № 1. С. 15-22.
7.
Мищук С.Н. Мигранты и принимающее сообщество: региональный аспект (на примере Дальнего Востока). Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН, 2014. 218 с.
8.
Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги Начала, 1997. 180 с.
9.
Очирова Н. Г. Трансформация социально-демографической структуры населения в конце XX и начале XXI вв. (на примере Республики Калмыкия) // Каспийский регион: политика, экономика, культура № 3. 2011. С. 131-136.
10.
Полевые материалы И. В. Лиджиевой. Информант Алик Б., 1989 г.р., записан в г. Элиста Республики Калмыкия в июле 2018 г.
11.
Постановление Правительства Республики Калмыкия от 19 марта 2013 г. № 123 «О республиканской целевой программе «Развитие малого и среднего предпринимательства в Республике Калмыкия на 2013-2017 годы» // http://docs.cntd.ru/document/453371388
12.
Постановление Правительства Республики Калмыкия от 26 апреля 2013 г. № 198 «О Государственной программе Республики Калмыкия «Экономическое развитие и улучшение инвестиционного климата в Республике Калмыкия» // http://smb.gov.ru/files/images/!%20Региональные%20программы/Постановление%20Правительства%20Республики%20Калмыкия%20от%2026%20апреля%202013%C2%A0г.%20N%C2%A0198.pdf
13.
Проблемы социально-экономического и этнополитического развития южного макрорегиона. Под ред. Г. Г. Матишова. Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 2012. 528 с.
14.
Хрусталев И. М. Этническое предпринимательство мусульманских диаспор в странах Западной Европы // Вестник МГИМО университета. 2011. № 2. С. 191.
15.
Статистический бюллетень «Деятельность субъектов малого и среднего предпринимательства Республики Калмыкия в 2016 г». Росстат. Элиста. 2017. 20 c.
16.
Эрдниев У.Э., Максимов К.Н. Калмыки: историко-этнографические очерки. Элиста: Калм. кн. изд-во, 2007. 429 с.
17.
Waldinger R. Immigrant Enterprise: A Critigue and Reformulation // Theory and Society. 1986. Jan. Vol. 15, № 1/2, Special Double Issue: Structures of Capital. P. 283–294.
References (transliterated)
1.
Avetov G. M. Vliyanie etnicheskogo faktora na formirovanie rossiiskoi sistemy predprinimatel'stva: osnovnye aspekty //Ekonomicheskaya teoriya. 2010. № 11(72). S. 51-55.
2.
Babaeva M. A. Vliyanie sotsial'no-ekonomicheskikh i etnokul'turnykh faktorov na razvitie predprinimatel'skoi deyatel'nosti (na primere konkretnogo sotsiologicheskogo issledovaniya razvitiya predprinimatel'stva v Turkestane): diss. … kand. ekon. Nauk. SPb., 1993.
3.
Goroda Rossii. Gorod Elista // http://goroda-rossiya.rf/sity_id.php?id=164
4.
Kenzina Ts. Z. Analiz sub''ektov malogo i srednego predprinimatel'stva v Respublike Kalmykiya // O nekotorykh voprosakh i problemakh ekonomiki i menedzhmenta. Sbornik nauchnykh trudov po itogam mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Krasnoyarsk, 2014. 304 s.
5.
Klochko E.N., Mukha V.P. Etnoekonomika kak resurs sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Krasnodarskogo kraya // Sotsial'nye, ekonomicheskie, tekhnologicheskie i ekologicheskie aspekty ustoichivogo razvitiya regionov Rossii. Sbornik nauchnykh statei Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii, posvyashchennoi 30-letiyu SNITs RAN i SGU. 23-26 oktyabrya 2018 g. Sochi: IP Krivlyakin S.P., tipografiya «Optima», 2018. S. 30.
6.
Lidzhieva I. V., Nemgirova S. N. Etnokul'turnoe razvitie regiona: monitoring etnokonfessional'nogo i mezhkul'turnogo vzaimodeistviya v Respublike Kalmykiya // Vestnik Kalmytskogo instituta gumanitarnykh issledovanii RAN. 2014. № 1. S. 15-22.
7.
Mishchuk S.N. Migranty i prinimayushchee soobshchestvo: regional'nyi aspekt (na primere Dal'nego Vostoka). Birobidzhan: IKARP DVO RAN, 2014. 218 s.
8.
Nort D. Instituty, institutsional'nye izmeneniya i funktsionirovanie ekonomiki. M.: Fond ekonomicheskoi knigi Nachala, 1997. 180 s.
9.
Ochirova N. G. Transformatsiya sotsial'no-demograficheskoi struktury naseleniya v kontse XX i nachale XXI vv. (na primere Respubliki Kalmykiya) // Kaspiiskii region: politika, ekonomika, kul'tura № 3. 2011. S. 131-136.
10.
Polevye materialy I. V. Lidzhievoi. Informant Alik B., 1989 g.r., zapisan v g. Elista Respubliki Kalmykiya v iyule 2018 g.
11.
Postanovlenie Pravitel'stva Respubliki Kalmykiya ot 19 marta 2013 g. № 123 «O respublikanskoi tselevoi programme «Razvitie malogo i srednego predprinimatel'stva v Respublike Kalmykiya na 2013-2017 gody» // http://docs.cntd.ru/document/453371388
12.
Postanovlenie Pravitel'stva Respubliki Kalmykiya ot 26 aprelya 2013 g. № 198 «O Gosudarstvennoi programme Respubliki Kalmykiya «Ekonomicheskoe razvitie i uluchshenie investitsionnogo klimata v Respublike Kalmykiya» // http://smb.gov.ru/files/images/!%20Regional'nye%20programmy/Postanovlenie%20Pravitel'stva%20Respubliki%20Kalmykiya%20ot%2026%20aprelya%202013%C2%A0g.%20N%C2%A0198.pdf
13.
Problemy sotsial'no-ekonomicheskogo i etnopoliticheskogo razvitiya yuzhnogo makroregiona. Pod red. G. G. Matishova. Rostov-na-Donu: Izd-vo YuNTs RAN, 2012. 528 s.
14.
Khrustalev I. M. Etnicheskoe predprinimatel'stvo musul'manskikh diaspor v stranakh Zapadnoi Evropy // Vestnik MGIMO universiteta. 2011. № 2. S. 191.
15.
Statisticheskii byulleten' «Deyatel'nost' sub''ektov malogo i srednego predprinimatel'stva Respubliki Kalmykiya v 2016 g». Rosstat. Elista. 2017. 20 c.
16.
Erdniev U.E., Maksimov K.N. Kalmyki: istoriko-etnograficheskie ocherki. Elista: Kalm. kn. izd-vo, 2007. 429 s.
17.
Waldinger R. Immigrant Enterprise: A Critigue and Reformulation // Theory and Society. 1986. Jan. Vol. 15, № 1/2, Special Double Issue: Structures of Capital. P. 283–294.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
К проблеме формирования этнических секторов городской экономики

Название соответствует содержанию материалов статьи, однако в названии статьи автор не уточнил: «в России (на примере города Элиста)».
В названии статьи не просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор отчасти разъяснил выбор темы исследования и условно обозначил её актуальность.
В статье сформулирована цель исследования, указан предмет исследования, но не разъяснен выбор методов, использованных автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье присутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор сумел грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, сообщил предмет исследования.
В основной части статьи автор сообщил о численности населения Элисты, представил читателю ограниченные сведения о его этническом составе («калмыки», «русские» и «другие»), указал на положительное «состояние межнациональных и межконфесиональных отношений в республике Калмыкия». Автор не уточнил, как соотносит термины «этнический» и «национальный».
Затем автор кратко охарактеризовал структуру экономики Южного федерального округа и, видимо, его городов, в частности, заключив, что «Характерной особенностью южнороссийского рынка труда является более выраженная, чем в целом по стране, занятость в неформальном секторе».
Далее автор сообщил о том, что «анализ полученных в ходе экспертного опроса данных позволяет выделить этнические сектора в структуре экономики Элисты». Читатель должен самостоятельно домыслить, что в ходе упомянутого опроса его организаторы выявляли иммигрантов, поскольку ранее автор статьи сообщил, что «объектом исследования выступили предприниматели, представители этносов, проживающих на территории г. Элиста, в возрасте от 18 лет и старше». Затем автор внезапно провёл параллели с исследованиями данной темы в Германии. Затем автор представил результаты опроса более обстоятельно: сообщил, сколько узбеков, таджиков и корейцев занято в отдельных отраслях экономики Элисты, сделав необоснованные отступления о перспективах развития сферы строительства, выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края РСФСР, неожиданно завершив данный сюжет замечанием о том, что «женщины кореянки, занимающиеся торговлей салатами, компактно размещают свои торговые ряды, предоставляя покупателям разнообразный перечень своей продукции, что не позволяет отвлекать их внимание на другие товары». Затем автор сообщил читателю о распространении в Элисте «торговли изделиями ручной работы из экологически чистого сырья произведенного в Монголии». К какой из диаспор имеет отношение данная информация, осталось неясно.
Автор пришёл к выводу о том, что «предприниматели-мигранты, ведущие свой бизнес на территории города Элисты… в большей степени ориентированы на организацию и ведение предпринимательской деятельности с учетом этнических особенностей» и т.д. На взгляд рецензента, данный вывод автор обосновать в полной мере не сумел.
Далее автор представил читателю сведения об «общем количестве предприятий и организаций Республики Калмыкия по видам экономической деятельности» и неожиданно заявил о том, что мигранты «занимаются производством и предоставлением услуг в свободных секторах городской экономики, не вступая в конкурентную борьбу с местными бизнесменами». Автор привёл в качестве «экспертного» мнение предпринимателя из Узбекистана, «которого по его словам в городе знают многие как Алика» и умозрительно сообщил, что «занимающиеся торговлей выходцы из Узбекистана и Таджикистана, предлагают потребителям продукцию, привозимую из «дома» и т.д.
Далее автор представил сведения о причинах выбора мигрантами «специализации бизнеса» и «мотивации предпринимателей при подборе кадрового состава» (предприятий), заключив, что «предприниматели из числа мигрантов осваивают новый рынок, заполняя невостребованные ниши в экономике города» т.д. и что «половина экспертов осуществляла набор сотрудников по принципу родства» т.д.
В завершение основной части статьи автор познакомил читателя с «проблемами функционирования этнических предпринимателей на примере Краснодарского края», «препятствующими развитию этнического предпринимательства в регионах».
В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «деятельности, с учетом», «как внутренних, так внешних» т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «Исследователями проблемы функционирования этнических предпринимателей, на примере Краснодарского края, были выявлены следующие «барьеры, активно, препятствующие развитию этнического предпринимательства в регионах» т.д.
Выводы автора носят обобщающий характер.
Выводы позволяют частично оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «предприниматели из числа мигрантов осваивают новый рынок, заполняя невостребованные ниши в экономике города» т.д. и что «изучение проблемы позволяет классифицировать этническое предпринимательство на бизнес, осуществляемый этническим меньшинством и предпринимательство, основанное на особенностях национальной культуры» т.д.
Заключительный абзац статьи частично проясняет цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация статьи возможна после доработки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"