Статья '«О России родной, оскверненной я тоскую в чужой стороне…»: Революция и Гражданская война в воспоминаниях графини П.С. Уваровой' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

«О России родной, оскверненной я тоскую в чужой стороне…»: Революция и Гражданская война в воспоминаниях графини П.С. Уваровой

Петрова Ольга Сергеевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра источниковедения, исторический факультет, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119192, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27 к.4, оф. Е445

Petrova Olga Sergeevna

PhD in History

Docent, the department of Source Studies, M. V. Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27 k.4, of. E445

OlgaSPetrova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.3.30431

Дата направления статьи в редакцию:

01-08-2019


Дата публикации:

01-04-2020


Аннотация: В статье рассматривается отражение событий периода Гражданской войны и интервенции в мемуарах графини П.С. Уваровой «Былое. Давно прошедшие счастливые дни». Эти воспоминания – свидетельства очевидца о людях и событиях второй половины XIX – начала ХХ вв., позволяющие понять, как и чем жило научное сообщество, увидеть будни историков-профессионалов и краеведов-любителей. С другой стороны, повествование о последних годах, прожитых на Родине, позволяет рассмотреть повседневную жизнь семьи Уваровых в условиях, когда разрушился привычный уклад жизни. Обращение к источникам личного происхождения, раскрывающим новые страницы и особые грани изучаемого явления, позволяет взглянуть на предмет своего изыскания глазами человека из прошлого, не просто узнать, что было, как было, но и что чувствовал автора. Особенность воспоминаний П.С. Уваровой в том, что их фокус сосредоточен не на бытовых деталях, повседневных мелочах, что так свойственно «женским» воспоминаниям, а на размышлениях, цель которых - в сохранении и передаче потомкам своих представлений о важнейших жизненных ценностях, которые так неумолимо разрушала революция.


Ключевые слова: история, мемуары, Уварова, Гражданская война, источниковедение, история повседневности, российская эмиграция, Белое движение, научно-историческое сообщество, Московское археологическое общество

Abstract: This article examines the reflection of events of the period of civil war and intervention in the memoirs of the countess P. S. Uvarova “The Past. Long Gone Happy Days”. These reminiscences are the testimonies of a witness on people and events of the late XIX – early XX century that allow understanding the life of academic community from inside, the routine of professional historians and amateur regional ethnographers. On the other hand, the narrative about the last years in the native country allow viewing the everyday life of Uvarovs family in the conditions when the routine has been destroyed. Reference to the personal sources revealing the new pages and milestones of the phenomenon in question allows seeing it through the eyes of a person from the past, find out what was happening and what felt the author. The peculiarity of P. S. Uvarova’s memoirs consists in focusing not on the everyday minutiae that is common to women, but on the reasoning which purpose is to preserve and translate the representations on the core values of life that were relentlessly destroyed by the revolution to the future generations.



Keywords:

Russian emigration, Alltagsgeschichte, source studies, Civil war, Uvarova, memoir, history, the White movement, scientific and historical community, Moscow archaeological society

Гражданская война в России оставила глубокий след в истории страны, в судьбах людей. Трудно найти другое такое событие, которое коснулось бы в большей или меньшей степени каждого современника. Эта война, в которой не могло быть правых и виноватых, поскольку у каждого без исключения правда была своя, нашла отражение на страницах воспоминаний очевидцев. Прямо или косвенно, но эти дни остались навсегда в обширном корпусе мемуарных источников, первые публикации которых начались, как только война закончилась [10]. Среди них и воспоминания непосредственных участников, рядовых и командиров, как со стороны «красных», так и «белых», и дневниковые записи переживающих тяготы войны обычных людей, далеких от политики и власти.

Одним из таких источников, сохранивших потомкам, помимо прочего, память о тех трудных днях, являются мемуары графини П.С. Уваровой (1840-1924), написанные в эмиграции в Югославии, на побережье Адриатики, куда ее семья переехала в разгар Гражданской войны в России. Авторское название воспоминаний – «Былое. Давно прошедшие счастливые дни». Они охватывают значительный временной период. Повествование ведется обо всех этапах жизни П.С. Уваровой, начиная с раннего детства. Обрываются мемуары на событиях конца 1919 г. Именно тогда Уваровы оставили Россию навсегда, тогда закончились счастливые дни, память о которых сохранили для потомков 122 машинописных листа, скрепленные в тетрадь, с обложкой из тонкого картона с изображениями герба рода Уваровых, опубликованные Государственным Историческим музеем в 2005 г.

Воспоминания показывают щедрую на события, дела, людей историю жизни своего автора. Здесь и повествование о юности урожденной княжны Щербатовой, ставшей для Л.Н. Толстого прототипом Китти в романе «Анна Каренина», и рассказ о браке с А.С. Уваровым, благодаря которому определились интересы и занятия молодой графини, произошло ее становление как археолога. На страницах воспоминаний находим описание повседневной жизни ее семьи после кончины супруга. Эти годы были целиком наполнены служением делу А.С. Уварова, которое он обозначил как «сохранение наших памятников, приискание мер для защиты их от всякого повреждения… и остановить, наконец, уничтожение остатков нашей старины» [13, с. 81].

О судьбе этой удивительной женщины написано много [2; 3; 9], интерес к ее личности и деятельности не утихает по сей день [11; 15; 16]. Возможно, причина этого в том, что «имя Уваровой, ее известность … вышли за пределы сугубо научного круга, к которому она принадлежала. Русское общество могли заинтересовать не только научные, в широком смысле, достижения графини, но и вся жизнь, которая для многих стала бы и примером, и нравственной опорой» [11, с. 10]. П.С. Уварова – известный ученый, историк и археолог, председатель Московского археологического общества, первая русская женщина, ставшая почетным членом Императорской академии наук (1894). В 1910 г. она приняла звание почетного члена Московского университета. Ее жизнь можно рассматривать, как пример нового поколения женщин, самостоятельных, образованных, ориентированных на деятельность в публичной сфере, чья социальная роль не ограничивалась ролью супруги и домохозяйки. Как отмечал В.И. Герье, П.С. Уварова была «образцом других русских женщин… была светской женщиной, показавшей, что светские потребности совместимы с серьезным делом» [1, с. XII].

Исходя из названия, можно предположить, что жизнь на Родине, даже в годы страшных потрясений, связанных с революциями и начавшейся Гражданской войной, военной интервенцией, несмотря ни на что, воспринималась счастливой. Трудности и лишения, которые автор и ее семья испытали в 1917-1919 гг., лишь усилили любовь к своей Родине и оставались светлым воспоминанием на чужбине.

Читающий мемуары графини П.С. Уваровой обращает внимание на их особенность: в них много рефлексий, основой для которых становятся событийная канва жизни, фокус сосредоточен не на бытовых деталях, повседневных мелочах, что так свойственно «женским» воспоминаниям, а на размышлениях. Судя по всему, свою задачу автор видела в сохранении и передаче потомкам своих представлений о важнейших жизненных ценностях, которые так неумолимо разрушала революция. П.С. Уварова стремилась показать верные пути и истинные цели, унаследованные от родителей, а затем укрепившиеся и развитые в собственной семье. Лейтмотивом всего повествования проходит идея служения Отечеству, будь то военная служба или служба государственная, примером которой была судьба старшего поколения семьи Щербатовых-Уваровых, неустанная работа на поприще науки, культуры или просвещения, которой посвятили себя А.С. и П.С. Уваровы.

Описание последних лет жизни на Родине, которые проходили не в родовой усадьбе в Поречье и не в Москве, а вдали от своего дома, на юге России, куда вынуждены были переехать Уваровы после октября 1917 г., весьма интересно и требует детального изучения. С одной стороны, текст источника позволяет увидеть стремление автора продолжать свой выбранный когда-то путь, не размениваться и не потерять себя, отвечая на вызовы суровой действительности. С другой стороны, через призму повествования можно рассмотреть, как в судьбе графини и ее современников, чья повседневная жизнь навсегда изменилась в потоке революционных событий, отразились тяготы Гражданской войны. Наблюдая за буднями графини и ее окружения в 1917-1919 гг., можно уловить и определенные трансформации общественного сознания: подмену идеалов, ломку стереотипов под воздействием различных обстоятельств в лице новых политических сил, социальных идей или ценностей, а также то, как эти трансформации воспринимались людьми того круга, к которому принадлежала графиня П.С. Уварова, к каким последствиям это приводило, как влияло на выбор в условиях Гражданской войны.

Вопрос о начале и хронологии Гражданской войны широко обсуждается в историографии. Историки дискутируют, многие настаивают на том, что майские события 1918 г., когда восстал чехословацкий корпус и начались действия регулярных армий, знаменовали собой начало войны, разделившей соотечественников на «красных» и «белых». Для графини Уваровой началом катастрофы, «точкой невозврата» стали события марта 1917 г., когда «окруженный со всех сторон изменой и, вероятно, теряясь среди людей, его окружавших и ему изменивших, Государь 15 марта 1917 г. отрекается от престола» [14, с. 235]. Она искренне считала, что «акт отречения вполне обрисовывает личность несчастного Государя, любившего и доверявшего народу русскому, но слишком мягкого и честного и благородного, чтобы распутываться в придворных интригах и пресекать в корне вражьи интриги и давно ведущуюся против Царя и Отечества подпольную пропаганду» [14, с. 235]. В ее понимании – император, олицетворяющий Отечество, и все верные ему и, следовательно, Отечеству подданные, находились на одном фронте этой войны, на противоположном фронте были враги, «которые мнили Его заместить и тем самым составить счастье и благополучие России», но «своею неспособностью, непоготовленностью и самомнением загубили ее на многие, многие годы» [14, с. 236]. Далее в мемуарах раскрываются подробности ареста и «мученической кончины» императорской семьи, дается оценка этим событиям. Интересно, что для автора не имеет значения, что вышеупомянутые действия были совершены разными силами. И Временное правительство, и большевики для П.С. Уваровой – «самозванные выразители воли народной» [14, с. 237]. Она твердо заявляла на страницах воспоминаний, что не собирается описывать «безобразия, творимые во имя свободы и благоденствия народных масс, которыми драпировались все искатели приключений, восходящие и нисходящие во власти с падения царской власти» [14, с. 237]. Тем не менее, эмоциональная оценка, нетерпимое отношение к врагам Отечества пронизывают ее воспоминания о событиях 1917-1919 гг. Так, говоря о беспорядках в Москве в 1917 г., П.С. Уварова живописала происходившее на улицах: «стрельбу, крики и гвалт», добавляя красок и давая определенную оценку и объяснение событиям. По ее мнению, происходило это от «толпы и даже все более опьяневших от свободы солдат, матросов и всех подонков столицы» [14, с. 236]. Иначе как «страшным психозом, который охватил несчастную Россию» [14, с. 237], нельзя было назвать увиденное. П.С. Уварова, как и многие ее современники, страдала над «разрухой страны…, горем родного народа…, повсеместным падением нравственности…, повальным уничтожением всех сокровищ и устоев, собранных и сохраненных веками на пространстве нашего обширного отечества» [14, с. 237]. Графиня Уварова, чья жизнь прошла под знаком сохранения памятников древности, с болью, очень подробно останавливалась на описании «разграблений» дворцов, на том, как небрежно перевозятся архивы и библиотеки, что грозит утратой этих сокровищ.

В октябре 1917 г. Уваровы покинули Москву, «в те несчастные дни, когда бомбардировали Кремль и брали генерал-губернаторский дом» [14, с. 239]. Она писала, что это был ад, что «снаряды летали вокруг нас, гром выстрелов слышался даже и ночью». Кроме того, «банды большевиков» посещали их, «осматривая у нас все, начиная с кроватей и кончая иконами и чемоданами» [14, с. 239].

Путь Уваровых лежал сначала в Крым, куда удалось с большим трудом достать билеты «в переполненные вагоны 3 класса». Далее семья перебралась в Ессентуки, где оставалась до февраля 1919 г. Хорошо известно, что Ессентуки привлекали в 1917-18 гг. многих противников Советской власти [4; 6; 7]. П.С. Уварова отмечала, что «Ессентуки, несмотря на позднее время (ноябрь), был вообще заполнен приезжими, частью петербургскими, частью московскими» [14, с. 240]. Население Ессентуков было разделено на два лагеря. К одному из них, антибольшевистскому, примыкала семья Уваровых.

Графиня П.С. Уварова очень подробно описала быт, занятия, своих новых соседей. Поначалу их жизнь текла мирно, тихо. Они устроили «довольно просторный огород, в котором развели разную огородную зелень, до цветной капусты включительно. Огород удался, и до поздней осени мы питались его плодами», «посещали друг друга, молодежь веселилась, состоялись даже бракосочетания» [14, с. 239]. Но о возможности появления большевиков в городе им было хорошо известно. К осени большевики заняли Пятигорск, Кисловодск, продвинулись к Ессентукам, по выражению графини, «мало-помалу наступают более грустные дни» [14, с. 239]. Первыми тревожными сигналами стало появление отдельных отрядов или, по словам П.С. Уваровой, «банд». «Банды, если не чисто большевистские, то, по крайней мере, носящие их названия, и воспользуясь этой кличкой и вооружением, чтобы появляться в квартиры и требовать, и отбирать, якобы для раненых, матрацы, подушки, одеяла, простыни и пр. Банды эти появляются и исчезают»… [14, с. 240]. Но им на смену приходили отряды кубанских казаков, которые возглавлял их атаман, офицер Белой армии А.Г. Шкуро, также оставивший воспоминания об этом непростом времени [17]. П.С. Уварова писала, что казаки старались успокоить, «уверяя, что отстоят Северный Кавказ, но в эти обещания трудно было верить, так как нашим утешителям приходится, у нас же на глазах, исчезать при появлении большевиков» [14, с. 239]. Ниже П.С. Уварова будет называть отряды А.Г. Шкуро нелицеприятным словом «банда», по существу, не делая разницы между белыми казаками и большевиками.

Как и предполагала П.С. Уварова, после недолгой борьбы с силами красных атаман Шкуро и его люди ушли в горы, а власть в Ессентуках перешла к Советам. Для Уваровых и их соседей это грозило арестами. По свидетельству источника, брали сначала «всех тех, кто служил при царском режиме, но стараются забирать и всех тех, которые носят более или менее громкие фамилии» [14, с. 240]. Действия большевиков, если верить мемуарам, напоминали охоту, П.С. Уварова в красках описывала этот процесс. Кроме того, это сопровождалось грабежом: «та же партия забралась к нам уже под вечер и, угрожая смертью и бомбами, требовала от нас денег, которых у нас не было, сорвали с нас золотые цепи, часы, брелоки» [14, с. 242].

Интересно, что описание Уваровой поведения белых (казаков атамана Шкуро) и красных, различия которых графиня не видит, напоминает картины ада: «они располагались табором: разводили костры, резали захваченных по соседству баранов, до тонкорунных включительно, жарили, варили, выбрасывали по сторонам ненужные им кровавые кожи закланных животных…, бранились, ссорились и, развернув награбленные узлы, делили между собой добычу» [14, с. 242].

Историки отмечали, что «Северный Кавказ в 1918 г. стал одним из ключевых регионов, где происходило противостояние большевистской и белой государственности» [8, с. 102]. Хронология Гражданской войны на Северном Кавказе хорошо известна. Войска А.Г. Шкуро осенью 1918 г. заняли станицу Баталпашинскую, 29 декабря 1918 г. – Ессентуки, в начале января 1919 г. – Кисловодск. Красные отступили в сторону Моздока, а в город прибыли отряды Добровольческой армии А.И. Деникина. Графиня Уварова писала об этих днях: «Известия становились все грознее и грознее» [14, с. 241]. 7 февраля 1919 г. семья переехала в Майкоп, воспользовавшись вагоном Красного Креста. П.С. Уварова вскользь упомянула, что руководил этими вагонами сын Игорь. Игорь Алексеевич Уваров, младший сын четы Уваровых, был зятем бывшего председателя III Государственной Думы Н.А. Хомякова, который в это время возглавлял деятельность Общества Красного Креста в Добровольческой армии и Вооруженных силах Юга России.

В Майкопе они предполагали остаться надолго. Здесь начали работать, занимаясь педагогической деятельностью, преподавая иностранные языки. На страницах мемуаров можно найти детальное описание как города, так и людей, его населявших. В этом описании ни слова не говориться о политике или войне, хотя Гражданская война набирала обороты, «сгущались краски на нашем небосклоне» [14, с. 243]. Однако представленная картина провинциального города не лишена эмоциональной окраски, у читателя не вызывает сомнений отношение П.С. Уваровой к увиденному: «жители города большей частью казаки, все народ серый, грубый и некультурный, они самодовольны, богаты и нетребовательны в своих духовных нуждах, презирают иногородних, очень высокого мнения о себе, никем и ничем не интересуются, и остальной мир (и с ним Россия) для них не существует» [14, с. 242]. Из этого нелицеприятного замечания можно сделать только один вывод – для Уваровых этот новый мир был чужим, и они были чужими здесь. Абсолютно противоположным образом описана природа и внешнее убранство Майкопа и соседних с ним станиц: «красота и благолепие», «прелестный вид на противоположный берег», «хорошо обстроены», «великолепно распланированы». В этом видится некий литературный прием, своеобразная антитеза, которую можно по-разному интерпретировать. Но очевидно одно – контраст мира природы и мира людей налицо. Неприятие мира чужих для нее людей с чуждыми ценностями не могло не вызывать протест и действия. Но об этом в воспоминаниях нет ни слова, лишь косвенно можно догадаться, что преподавание и поездки по станицам – всего лишь часть этой новой жизни, ее внешняя сторона. О главном, о деятельности семьи на стороне противников Советской власти графиня умалчивает. Но не может укрыться от внимательного читателя ни руководство вагонами Общества Красного Креста сына Игоря, ни отъезд внучки в Салоники секретарем в ОСВАГ, информационно-пропагандистский орган Добровольческой армии во время Гражданской войны, обладающий монополией на предоставление и распространение информации о действиях Белого Юга, с февраля 1919 г. агентство было переименовано в «Отдел пропаганды при правительстве Вооруженных сил Юга России».

Ниже узнаем, что дочь Екатерина Алексеевна по просьбе Деникина отправилась осматривать детские колонии, устроенные на юге России (в Ростове, Полтаве, Харькове). Под натиском большевиков она вывозила из Харькова Женский институт, попала в Новочеркасск, который в годы Гражданской войны был одним из центров белого движения для всех, кто не хотел смириться с захватом власти большевиками. Затем, по свидетельству мемуаров, «при помощи англичан» Екатерина Алексеевна прибыла в Екатеринодар, де-факто столицу Белого юга России, откуда под Новый год смогла вернуться к матери.

Ничего не написано в мемуарах о сыне Федоре Алексеевиче. Тем не менее, известно, что он служил в Вооруженных силах Юга России, состоял в должности по ведомству министерства внутренних дел. В 1919 г. занимал должность помощника по гражданской части правителя Ингушетии.

Таким образом, можно судить о том, что судьба многих дворянских фамилий как в капле воды отражалась в судьбе семьи Уваровых, не принявших новый мир, его уклад и ценности. И если сама графиня П.С. Уварова не стала под знамена Добровольческой армии, то ее дети были активно вовлечены в Белое движение. Воспоминания графини являются ярким подтверждением этого и иллюстрацией того, как и чем обернулась революция и Гражданская война для этой семьи. Служба Отечеству для Уваровых на поприще науки, на государственной или придворной службе после революции сменилась службой другого рода. Они продолжали служить России, Гражданская война заставила представителей этой семьи сделать свой выбор в пользу белых. И когда Белое движение на юге России уступило свои позиции, Уваровы были вынуждены покинуть Родину, эвакуировавшись в конце 1919 или начале 1920 г. из Новороссийска на корабле «Св. Николай», чтобы навсегда проститься с Россией, но продолжать жить с ней в сердце, вспоминая былое, давно прошедшие счастливые дни.

Библиография
1.
Герье В. И. Восьмой Археологический съезд в память двадцати пяти лет со времени основания Императорского Московского археологического общества // Восьмой Археологический съезд в память двадцати пяти лет со времени основания имп. Московского археологического общества: [Материалы Предварительного комитета]. М., 1889. 25 с.
2.
Захаров А. А. Прасковья Сергеевна Уварова: (К 30-летию ее председательства в МАО) // Гермес. 1915. Т. 16. № 9/10.
3.
К 25-летию избрания П.С. Уваровой на пост председателя Московского археологического общества // Древности. Труды Московского археологического общества. Т. 23. Вып. 1. М., 1911.
4.
Какурин Н. Е. Гражданская война. 1918–1921 / Под ред. А. С. Бубнова и др. СПб.: Изд-во «Полигон», 2002. 672 с.;
5.
Канукова З.В., Гутиева Э.Ш., Плиева З.Т. Революция 1917 года и Гражданская война на Северном Кавказе: исследовательские традиции и перспективы // Гражданская война на Северном Кавказе: грани осмысления. Материалы Международной научной конференции / Под ред. докт. ист. наук З.В. Кануковой. Владикавказ: СОИГСИ ВНЦ РАН, 2017. С. 104-111.
6.
Лобанов В. Б. К истории Гражданской войны на Северном Кавказе: Терское восстание 1918 года // Новейшая история России. 1013. №1. С. 56-65
7.
Почешхов Н. А. Гражданская война в Адыгее: Причины эскалации (1917-1929 гг.) Майкоп: Изд-во АГУ, 1998; 152 с.
8.
Ратьковский И. С. Северо-Кавказский белый террор летом-осенью 1918 года // Юрист-правосуд. 2014. №2 (63) С.102-107.
9.
Редин Е.К. Графиня П.С. Уварова // Сборник Харьковского историко-филологического общества. Труды Харьковской комиссии по устройству XIII Археологического съезда в г. Екатеринославе. Т. 16. Харьков: Тип. «Печатное дело», 1905. С. 1-8.
10.
Сборник воспоминаний непосредственных участников Гражданской войны, 1918-1922. Кн. 2 / Отд-ние Воен.-науч. о-ва при Воен.-акад. курсах. М.: Высш. воен. ред., 1922. 196 с.
11.
Стрижова Н. Б. П. С. Уварова и ее воспоминания «Былое. Давно прошедшие счастливые дни» // Уварова П. С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни. М.: Государственный Исторический музей, 2005. С.10-27.
12.
Суханова Н.И. Гражданская война 1917-1920 гг. на Северном Кавказе: социально-политический аспект: автореферат дис. ... д.и.н. Ставрополь, 2004. 46 с.;
13.
Уваров А.С. О необходимости съезда всех наших археологических обществ для успеха отечественной археологии // Древности. Труды Московского Археологического общества. М.: Тип. Грачева и К°, 1867. Т. I. Вып. 2.
14.
Уварова П.С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни. М.: Государственный Исторический музей, 2005. 336 с.
15.
Фролов А. И. Хранители московской старины: Алексей и Прасковья Уваровы. М.: АНО ИЦ «Москвоведение», АО «Московские учебники», 2003. 368 с.
16.
Храпова Л. Е. Одна страница сиятельной жизни. Ростов-наДону: Ростиздат, 2003. 320 с.
17.
Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана. М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004. 540 с.
References (transliterated)
1.
Ger'e V. I. Vos'moi Arkheologicheskii s''ezd v pamyat' dvadtsati pyati let so vremeni osnovaniya Imperatorskogo Moskovskogo arkheologicheskogo obshchestva // Vos'moi Arkheologicheskii s''ezd v pamyat' dvadtsati pyati let so vremeni osnovaniya imp. Moskovskogo arkheologicheskogo obshchestva: [Materialy Predvaritel'nogo komiteta]. M., 1889. 25 s.
2.
Zakharov A. A. Praskov'ya Sergeevna Uvarova: (K 30-letiyu ee predsedatel'stva v MAO) // Germes. 1915. T. 16. № 9/10.
3.
K 25-letiyu izbraniya P.S. Uvarovoi na post predsedatelya Moskovskogo arkheologicheskogo obshchestva // Drevnosti. Trudy Moskovskogo arkheologicheskogo obshchestva. T. 23. Vyp. 1. M., 1911.
4.
Kakurin N. E. Grazhdanskaya voina. 1918–1921 / Pod red. A. S. Bubnova i dr. SPb.: Izd-vo «Poligon», 2002. 672 s.;
5.
Kanukova Z.V., Gutieva E.Sh., Plieva Z.T. Revolyutsiya 1917 goda i Grazhdanskaya voina na Severnom Kavkaze: issledovatel'skie traditsii i perspektivy // Grazhdanskaya voina na Severnom Kavkaze: grani osmysleniya. Materialy Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii / Pod red. dokt. ist. nauk Z.V. Kanukovoi. Vladikavkaz: SOIGSI VNTs RAN, 2017. S. 104-111.
6.
Lobanov V. B. K istorii Grazhdanskoi voiny na Severnom Kavkaze: Terskoe vosstanie 1918 goda // Noveishaya istoriya Rossii. 1013. №1. S. 56-65
7.
Pocheshkhov N. A. Grazhdanskaya voina v Adygee: Prichiny eskalatsii (1917-1929 gg.) Maikop: Izd-vo AGU, 1998; 152 s.
8.
Rat'kovskii I. S. Severo-Kavkazskii belyi terror letom-osen'yu 1918 goda // Yurist-pravosud. 2014. №2 (63) S.102-107.
9.
Redin E.K. Grafinya P.S. Uvarova // Sbornik Khar'kovskogo istoriko-filologicheskogo obshchestva. Trudy Khar'kovskoi komissii po ustroistvu XIII Arkheologicheskogo s''ezda v g. Ekaterinoslave. T. 16. Khar'kov: Tip. «Pechatnoe delo», 1905. S. 1-8.
10.
Sbornik vospominanii neposredstvennykh uchastnikov Grazhdanskoi voiny, 1918-1922. Kn. 2 / Otd-nie Voen.-nauch. o-va pri Voen.-akad. kursakh. M.: Vyssh. voen. red., 1922. 196 s.
11.
Strizhova N. B. P. S. Uvarova i ee vospominaniya «Byloe. Davno proshedshie schastlivye dni» // Uvarova P. S. Byloe. Davno proshedshie schastlivye dni. M.: Gosudarstvennyi Istoricheskii muzei, 2005. S.10-27.
12.
Sukhanova N.I. Grazhdanskaya voina 1917-1920 gg. na Severnom Kavkaze: sotsial'no-politicheskii aspekt: avtoreferat dis. ... d.i.n. Stavropol', 2004. 46 s.;
13.
Uvarov A.S. O neobkhodimosti s''ezda vsekh nashikh arkheologicheskikh obshchestv dlya uspekha otechestvennoi arkheologii // Drevnosti. Trudy Moskovskogo Arkheologicheskogo obshchestva. M.: Tip. Gracheva i K°, 1867. T. I. Vyp. 2.
14.
Uvarova P.S. Byloe. Davno proshedshie schastlivye dni. M.: Gosudarstvennyi Istoricheskii muzei, 2005. 336 s.
15.
Frolov A. I. Khraniteli moskovskoi stariny: Aleksei i Praskov'ya Uvarovy. M.: ANO ITs «Moskvovedenie», AO «Moskovskie uchebniki», 2003. 368 s.
16.
Khrapova L. E. Odna stranitsa siyatel'noi zhizni. Rostov-naDonu: Rostizdat, 2003. 320 s.
17.
Shkuro A. G. Grazhdanskaya voina v Rossii: Zapiski belogo partizana. M.: OOO «Izdatel'stvo ACT»: OOO «Tranzitkniga», 2004. 540 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
«О России родной, оскверненной я тоскую в чужой стороне…»: Революция и Гражданская война в воспоминаниях графини П.С. Уваровой

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обозначил её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы, ограничившись сообщением о том, что «о судьбе этой удивительной женщины написано много» и что «интерес к ее личности и деятельности не утихает по сей день», и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, охарактеризовал произведение Уваровой «Былое. Давно прошедшие счастливые дни» как источник, фактически описал объект и предмет исследования.
В основной части статьи автор изложил результаты анализа содержания воспоминаний Уваровой: сообщил, что «для графини Уваровой началом катастрофы, «точкой невозврата» стали события марта 1917 г.» и обстоятельно описал восприятие Уваровой событий начала Революции, историю семьи Уваровых на Юге России, восприятие Уваровой противостоявших сторон – «белых» и «красных», и остальных соотечественников в экстремальных условиях жизни, разъяснив читателю мысль о том, почему «неприятие мира чужих для нее людей с чуждыми ценностями не могло не вызывать протест и действия». В завершение основной части статьи автор реконструировал некоторые факты участия представителей семьи Уваровой в Белом движении.
Выводы автора носят обобщающий характер.
Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «судьба многих дворянских фамилий как в капле воды отражалась в судьбе семьи Уваровых» т.д., что «воспоминания графини являются ярким подтверждением этого и иллюстрацией того, как и чем обернулась революция и Гражданская война для этой семьи» и что «Уваровы были вынуждены покинуть Родину… но продолжать жить с ней в сердце» т.д.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором отчасти достигнута.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. На взгляд рецензента, статья требует доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов, учитывая ограниченный объём данного труда.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"