Статья 'Леонид Павлович Радзишевский — один из крупнейших советских геометров 1930 — х годов. К 115 — летию со дня рождения' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Леонид Павлович Радзишевский — один из крупнейших советских геометров 1930 — х годов. К 115 — летию со дня рождения

Айнбиндер Роман Михайлович

кандидат физико-математических наук

доцент, кафедра математики, Нижегородский государственный архитектурно - строительный университет; старший преподаватель, кафедра информационных технологий в гуманитарных исследованиях Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603950, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65

Ainbinder Roman Mikhailovich

PhD in Physics and Mathematics

Docent, the department of Mathematics, Nizhny Novgorod State University of Architecture, Building and Civil Engineering; Senior Educator, the department of Information Technologies in Humanities Research, N. I. Lobachevsky Nizhny Novgorod State University

603950, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Il'inskaya, 65

romain@inbox.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.2.30094

Дата направления статьи в редакцию:

23-06-2019


Дата публикации:

27-02-2020


Аннотация: Объектом исследования настоящей статьи стала биография практически неизвестного в настоящее время математика Л.П. Радзишевского, наиболее плодотворный период научной деятельности которого пришелся на период 30 — х годов XX в. Работы Радзишевского рассматривались и были признаны крупнейшими математиками СССР того периода, например, академиком АН СССР И.М. Виноградовым. Представленные биографические сведения наглядно показывают обстоятельства личной жизни и профессиональной деятельности Радзишевского, начиная с последних лет нахождения у власти династии Романовых через годы гражданской войны и первых лет советской власти до 1942 г. В основу работы положены различные методы исторического исследования, например такие, как нарративный, историко-генетический, биографический. Основным результатом исследования стала реконструкция жизненного пути ученого и анализ его вклада в советскую математику. Отсутствие в советской и российской историографии научных работ о жизни и научной деятельности Л.П. Радзишевского и введение в научный оборот неизвестных архивных документов доказывает новизну представленного материала.


Ключевые слова: Радзишевский Леонид Павлович, история науки, академик Виноградов, отвлеченная геометрия, Иркутск, МГУ, ГИСИ, Лобачевский, Брайцев, алгебра

Abstract:  
The object of this research is the biography of virtually unknown at the present time mathematician L. P. Radzishevsky, whose most productive period of scientific activity falls on the 1930’s. The works of Radzishevsky have been recognized by most prominent Soviet mathematicians of that time, particularly by member of the Academy of Sciences of the Soviet Union I. M. Vinogradov. The provided biographical records demonstrate the circumstances of personal life and professional activity of Radzishevsky, since the last years of the Romanovs dynasty, throughout the civil war and first years of Soviet government, until 1942. The study is based on the various methods of historical research, such as narrative, historical-genetic, and biographical. The main results of the conducted research became the reconstruction of scholar’s life path and analysis of his contribution to the Soviet mathematics. The absence of scientific works on life and academic activity of L. P. Radzishevsky within the Soviet and Russian historiography alongside introduction of the unknown archival documents into the scientific discourse, define the novelty of the presented material.
 



Keywords:

Moscow State University, Irkutsk, abstract geometry, Acad. Vinogradov, history of science, Leonid P. Radzishevsky, GISI, Lobachevsky, I.R. Braitsev, algebra

Пангеометрия, воображаемая или отвлеченная геометрия рассматривает отношения линий, плоскостей и тел в пространстве, имеющем не три только измерения, с которыми имеет дело обыкновенная или Евклидова геометрия, а неопределенное число измерений, которое мы можем представить лишь воображением. Евклидова геометрия представляет собою лишь частный случай пангеометрии. Основы отвлеченной геометрии были заложены в основном в трудах Н.И. Лобачевского. В СССР в 1930 — е гг. одним из достаточно известных математиков, занимавшихся вопросами отвлеченной геометрии, был Леонид Павлович Радзишевский. В настоящее время это имя практически неизвестно среди специалистов по истории математики. Поэтому в свете двух юбилейных дат — 115 - летия Л.П. Радзишевского (2019 г.) и 90 — летия кафедры математики Нижегородского архитектурно — строительного университета (2020 г.), в должности заведующим кафедрой в котором Радзишевский сменил известного математика И.Р. Брайцева, автором впервые вводятся в научный оборот факты биографии и научной деятельности Л.П. Радзишевского. В результате поиска в Центральном архиве Нижегородской области удалось найти несколько автобиографий ученого. В первой из них он пишет, что: «родился в 1904 г. в Иркутске. Сын учителя, отец — мещанин, умер в 1922 г. Мать — бывшая учительница, в настоящее время — пенсионерка. Женат, 4 иждивенца. Беспартийный. Член профсоюза рабпроса, теперь ВУЗ и НИИ, с 1902 г. Окончил Иркутское реальное училище в 1920 г., физмат Иркутского госуниверситета в 1924 г. по мат. отд. Окончил аспирантуру при Ленинградском госуниверситете в 1930 г. Имеет 8 печатных и свыше 20 научных трудов в рукописях. Работал преподавателем математики, физики и космографии в средней школе в Иркутске в 1920 — 1927 гг., ассистентом на кафедре математики Иркутского госуниверситета в 1925 — 1928 гг., аспирантом, затем ассистентом в госуниверситете Москвы, затем Ленинграда, в 1928 — 1930 гг., доцентом политехнического, машиностроительного, металлургического, физико — механического институтов Ленинграда в 1930 — 1932 гг., профессором машиностроительного института в Ленинграде в 1932 — 1934 гг., профессором педагогического института имени Покровского в Ленинграде в 1934 — 1935 гг., и.о. профессора строительного института, пединститута и госуниверситета в Горьком в 1935 — 1936 гг. Читает или переводит со словарем — французский, английский, итальянский, владеет свободно — немецкий. От воинской службы освобожден за негодностью. 7 июля 1935 г.» [1]. 26 августа 1935 г. Радзишевский был зачислен по рекомендации и представлению зав. кафедрой математики проф. И.Р. Брайцева профессором по кафедре математики Горьковского инженерно — строительного института (ГИСИ, сейчас — Нижегородский архитектурно — строительный университет (ННГАСУ)) по совместительству с поручением ему чтения лекций по математике и начертательной геометрии и ведения практических занятий в 2 группах по курсу математики, в связи с чем Радзишевскому было послано следующее письмо: «Глубокоуважаемый Леонид Павлович! 5 августа с.г. у нас в институте был зам. начальника Главного управления учебных заведений (ГУУЗ) Ник. Вл. Красноперов, с которым в числе прочих вопросов выясняли вопрос о Вас. Иван Романович Брайцев от зав. кафедрой, как Вам известно, отказался. Мы вручили тов. Красноперову наше ходатайство о Вашем назначении (копию при сем посылаем). Директор дал о Вас прекрасный отзыв. Сегодня он едет в Москву получить ряд разъяснений и ответов на наши запросы. Испытания окончены. По математике, несмотря на более солидные требования по сравнению с другими Горьковскими ВТУЗами требования, неудовлетворительных оценок около 28%. Заканчиваем прием. Ваша нагрузка, видимо, определяется из расчета 440 годовых часов (700 р.) плюс 150 р. за заведывание кафедрой. Ждем Вашего приезда. Жму руку. Зав. учебной частью Быков. 21 августа 1936 г.» [1].

Из второго варианта автобиографии можно узнать более подробные сведения о Радзишевском, его предках, научной и общественной деятельности: «Родился 29 марта 1904 г. в городе Иркутске. Мой дед — политкаторжанин, после отбытия каторги оставленный на поселении в Иркутской губернии, смог дать моему отцу образование только в учительской семинарии. Мой отец — начальный учитель, смог в 1918 г. определить меня в 1 Иркутское реальное училище, которое я в 1920 г. окончил. Отец надеялся дать мне также высшее образование, но после тяжелого заболевания, почти потеряв трудоспособность, отказался от этой мысли. Однако, после свержения Колчака, с приходом Советской власти, я смог осенью 1920 г. не только поступить на математическое отделение физ.-мат. факультета вновь открытого в гор. Иркутске университета, но и одновременно работать, помогая отцу. В 1922 г. отец умер, оставив на мое попечение мою малолетнюю сестру и мать. Я вынужден был свою учебу в университете совмещать с большой преподавательской нагрузкой в средних школах гор. Иркутска. В студенческие годы я напечатал свои первые научные работы. К сожалению, ввиду отсутствия руководства и почти полного отсутствия в Иркутске солидной научной литературы я не мог найти хороших тем для научных исследований. Только 2 мои студенческие работы: 1. Обобщение ряда Лагранжа 2. Новое обобщение формулы конечных приращений оказались пригодными для печати и были мной через 10 лет опубликованы. В 1924 г. я окончил математическое отделение физмата Иркутского госуниверситета. В своей дипломной работе Общая задача интерполирования я дал ряд новых формул, которые позднее были найдены независимо от меня и опубликованы в 1932 г. другим лицом. В 1925 г. математической предметной комиссией педагогического факультета Иркутского госуниверситета я был избран на должность сверхштатного старшего ассистента по кафедре математики. В 1927 г. я перешел на должность старшего аспиранта. В 1928 г. комиссия по подготовке аспирантов Наркомпроса нашла возможным перевести меня на должность штатного аспиранта в Лениградский госуниверситет, где я в 1930 г. под руководством академика И.М. Виноградова аспирантуру окончил. Моя преподавательская деятельность в Ленинграде началась в 1929 г., когда мне поручили вести упражнения по анализу у проф. Г.М. Фихтенгольца на 2 курсе математического отделения физмата ЛТУ и самостоятельный курс высшей математики на химическом факультете. В 1930 г. я перешел в Ленинградский политехнический институт на должность доцента. После ликвидации политехнического института работал в металлургическом, машиностроительном и физико — механическом институтах. В апреле 1933 г. был назначен на должность профессора по кафедре математики Ленинградского политехнического института. В 1933 г. я перешел на должность профессора факультета особого назначение Ленинградского машиностроительного института. В 1934 г. перешел на основную работу в Ленинградский педагогический институт им. Покровского, продолжая совместительствовать в Ленинградском индустриальном институте. В 1932 — 33 и 1933 — 34 г. читал ряд специальных математических курсов для аспирантов Ленинградского металлургического института и аспирантов научно — исследовательского института НИСАЛЮМИНИЙ. В августе 1935 г. приказом по ГУУЗу Наркомтяжпрома был командирован в ГИСИ. В 1935 учебном году работал на должности и.о. профессора ГИСИ, Горьковского педагогического института и Горьковского госуниверситета. В настоящем учебном году мне поручено заведывание кафедрой математики ГИСИ. Моя общественная работа. В 1927 — 28 г. состоял членом правления Иркутского окружного общества Друг детей (ОДД). В 1928 г. в качестве председателя окружной тройки проводил двухнедельную кампанию помощи беспризорным детям. В 1929 — 30 г. состоял секретарем комиссии по пересмотру учебных планов и программ Ленинградского госуниверситета. С 1930 — 33 г. состоял членом правления клуба научных работников ВТУЗов, расположенных на территории бывш. Ленинградского политехнического института. После моего назначения на должность профессора был кооптирован в члены Бюро СНР Ленинградского машиностроительного института (1932 — 33 г.) В 1935 — 36 уч. году был выделен представителем от кафедры математики Горьковского пединститута в опытно — показательную среднюю школу имени Бубнова. 3 октября 1936 г.» [1].

В третьем варианте автобиографии, написанной в 1937 г., выясняются дополнительные подробности о семье Радзишевских — в частности, о том, как семья попала в Иркутск, почему дед ученого был политкаторжанином, о жизни семьи в период нахождения у власти последних представителей династии Романовых, гражданской войны и первые годы советской власти (приблизительно до конца 1930 — х гг.): «Мой дед участвовал в польском восстании 1863 — 64 гг., был осужден на каторгу и поселение в Сибири, где и умер. Отец окончил только ремесленную школу и затем учительскую семинарию в г. Иркутске. Работал всю жизнь в качестве начального учителя. После свержения Колчака заведывал одной из начальных школ г. Иркутска. Мать также всю жизнь работала начальной учительницей. Никакого трудового дохода или имущества родители никогда не имели. Ни в каких партиях родители никогда не состояли, однако всегда были противники старого режима. Из моих ближайших родственников в белой армии никто не служил и никто не был врагом народа. За границей родственников никаких не имею, знакомых тоже не имею. Со стороны Советской власти ни я, ни ближайшие мои родственники никаким ограничениям или лишениям избирательных прав не подвергались (за исключением моей жены, которая в 1935 г. была подвергнута ограничению минус 15 сроком на 5 лет в смысле выбора места жительства, причины объяснены не были). Со стороны царской власти родители не раз подвергались репрессиям. Они считались неблагонадежными, отец не раз ра бывал уволен, мать была уволена при Колчаке. Отец умер в 1922 г., мать в 1933 г. вышла на пенсию. В партиях я никогда не состоял, никаким антисоветским группировкам никогда не сочувствовал, в армиях не служил, прав лишен не был, репрессиям никогда не подвергался. В 1934 г. был исключен с военного учета за негодностью по статье 132. В 1925 г. начал работать в ВУЗе в качестве ассистента по кафедре математики. В 1928 г. (в конце) перевелся на должность ассистента в Москву и вскоре вслед за тем в марте 1929 г. был переведен комиссией по подготовке аспирантов ГУСа в Ленинградский университет, где окончил аспирантуру. Однако, учитывая мой уже тогда значительный опыт преподавания в университете, мне уже в 1929 г. были поручены весьма ответственные занятия и даже самостоятельный курс на химическом факультете. Все это я провел с успехом. После окончания аспирантуры в 1930 г. был приглашен на должность доцента в Ленинградский политехнический институт. Вскоре политехнический институт был разбит на ряд отраслевых ВТУЗов, после разукрупнения я работал в машиностроительном, металлургическом и физико — механическом институтах. В 1934 г. произошло слияние ряда ВТУЗов, при чем машиностроительный институт был частично включен в Ленинградский индустриальный институт. Продолжая работу в индустриальном институте, я перешел на основную работу в Ленинградский педагогический институт им. Покровского, где работал до конца июля 1935 г. на должности профессора. В августе 1935 г. с моего согласия и про просьбе дирекции ГИСИ был приказом ГГУЗа Наркомтяжпрома командирован в ГИСИ, где и работают в настоящее время. Одновременно был приглашен в Горьковский пединститут и университет. С осени 1936 г. моей основной работой является работа в ГИСИ, где я занимаю должность и.о. профессора и являюсь руководителем кафедры. Следует, однако, отметить, что я не имею формального права занимать кафедру, так как ученого звания и степени я пока не имею. За свою работу я нередко получал благодарность и от студенчества и от администрации. Был не раз премирован. От студентов парттысячников Ленинградского машиностроительного института получил грамоту. Я никогда не отличался хорошим здоровьем, но за последнее время мое состояние очень ухудшилось. Ослабло зрение, части болею гриппом, который иногда протекает в очень тяжелой форме, и все же я пропускаю лекции лишь тогда, когда проводить их я абсолютно не могу. За все время моего пребывания в Горьком я пропустил, кажется, только 2 лекции. Моя общественная работа. Все тоже, и еще. В ГИСИ выполнял отдельные поручения месткома. В настоящее время моя семья состоит только из меня и моей жены. Моя мать и сестра живут отдельно в Ленинграде. Мать пенсионерка, сестра учится в музыкальном техникуме. Отец моей жены … относился к числу лучших специалистов своего времени. Правильность изложенных здесь сведений могут подтвердить следующие лица. По институту — проф. Рукавицин Иннокентий Николаевич, г. Иркутск, Нижне — Амурская, д. 31, кв. 1. Грошков Алексей Егорович, учитель, зав. школой. Моисеев Степан Иванович, преподаватель средней школы, Иркутск, адресов не знаю. Гаврилов Василий Кузьмич, инженер — путеец, преподаватель ВТУЗов, Иркутск, Кайская — угол 1 Глазковской, д. 1. Кроме того, в архиве аспирантской комиссии при ГУСе (государственный ученый совет) хранится много документов, освещающих всю мою жизнь в Иркутске. Важнейшие этапы моей деятельности в Ленинграде могут подтвердить академик Виноградов Иван Матвеевич в г. Москве (адреса не помню), инженеры Бадалов, Зайков, Медведев, Ляховицкий и ряд других. Это бывшие мои студенты — парттысячники по машиностроительному институту. Эти лица не плохо меня знали, как со стороны деловой, так и общественной, и даже с бытовой. Но связь с ними я теперь потерял и адресов указать не могу.» [1].

Как видно из последнего варианта автобиографии, ученых степеней и звания Радзишевский не имел. В связи с этим ГИСИ 7 октября 1936 г. представлял документы на и.о. проф. Радзишевского на предмет присуждения ему ученого звания профессора и ученой степени доктора математических наук без защиты диссертации. 21 сентября 1936 г. ГУУЗ Народного комиссариата тяжелой промышленности (НКТП) сообщал, что просьбу об утверждении персональной ставки и.о. зав. кафедрой Радзишевскому удовлетворить не может за отсутствием у него ученой степени, несмотря на то, что к письму в Москву в ГУУЗ Наркомтяжпрома были приложены: отзыв академика Виноградова от 24 января 1931 г., выписка из немецкого журнала Zentralblatt от 15 февраля 1935 г. о публикации в этом журнале научной работы Радзишевского, его работы «О геометрических аксиомах расположения системы Гильберта» (Математическое просвещение, вып. 4 от 1935 г.), «К общей теории линейных функциональных уравнений», «К вопросу о формах проявления отвлеченной геометрии» (Математический сборник, т. 41, вып. 2), «Об одном методе для исследования некоторых классов интегральных уравнений и систем с бесконечным числом неизвестных», «Некоторые формы проявления отвлеченной геометрии», и другие материалы, подтверждающие высокую научную и педагогическую квалификация автора. Среди этих материалов были и: ходатайство ГИСИ от 4 октября 1936 г, выписка из протокола заседания кафедры математики ГПИ от 26 сентября 1935 г. (в выписке сказано, что кафедра математики, обсудив научную деятельность и труды Радзишевского, заслушав отзыв акад. Виноградова об этих работах и мнение проф. Брайцева, постановила считать Радзишевского вполне достойным звания профессора, и просила дирекцию ГПИ представить Радзишевского в Наркомпрос на предмет утверждения в звании профессора), копия из приказа по Ленинградскому машино — строительному институту от 29 марта 1932 г. (сказано, что доц. Радзишевский с 1 апреля с.г. назначается профессором по кафедре математики), копия отзыва о работе проф. Радзишевского Лен. Пед. Института им. М.Н. Покровского (сказано, что в 1934 — 35 г. читал в педвузе высшую геометрию, основания геометрии, теорию вероятностей, общий курс высшей математики у физиков, проявил себя как хороший математик, вполне владеющий предметом, прекрасный преподаватель, весьма интересно проводивший лекции и упражнения, в работе кафедры принимал активное участие), и др. Наибольший вес среди указанных материалов имел отзыв на творчество Л.П. Радзишевского крупнейшего советского математики академика И.М. Виноградова. Приведем его полностью: «Чтобы охарактеризовать научную деятельность и возможности Л.П. Радзишевского, достаточно остановиться только на одной из его работ «Об отображении отвлеченной геометрии». Эта работа представляет из себя обширную теорию, в которой автор развивает некоторый новый метод в области геометрии. В этой работе автор с успехом пользуется как аналитическим методом, так и чисто геометрическим, увязывая в одно целое абстрактную аксиоматику с дескриптивным методом и теорией квадратических преобразований. Благодаря этому автору удалось создать своеобразный геометрический алгорифм, который позволяет легко обходить большие трудности при изучении кривых линий и поверхностей, вскрывая их совершенно новые многочисленные свойства. Одним из частных приложений метода Л.П. является, например, создание общей теории бициркулярных кривых и циклид 3 и 4 порядка путем отображения параболической геометрии в несколько измененной им связке кругов и сети шаров бесконечного центра и перенесения на них общей теории кривых линий и поверхностей 2 порядка. Этому отображению, как наиболее изящному, Л.П. уделил наибольшее внимание, имея ввиду, что его методом нетрудно разработать отображение параболической, эллиптической и гиперболической геометрии в других, более высокого порядка сложности и ступени, сетях. Все это дает широкие возможности одновременно двигать вперед, с одной стороны, теорию кривых линий и поверхностей, и с другой — продвигать вперед разработку абстрактных геометрических проблем. Исследования Л.П. Радзишевского далеко не закончены, все следствия его метода трудно учесть, но уже изложенное показывает, что эта работа является, по видимому, крупнейшим достижением в области геометрии у нас за последнее время. Что касается преподавательской деятельности, то могу сказать, что из многочисленных моих сотрудников по металлургическому институту, среди которых имеется 2 профессора — заведывающие кафедрами в нескольких других крупных ВУЗах Ленинграда, Л.П. Радзишевский вместе с Э.Э. Лебедевым являлись лучшими методистами и пользовались заслуженной любовью студенчества. Рекомендую Л.П. Радзишевского на должность профессора математики любого ВУЗА и, если необходимо, на должность заведывающего кафедрой. 24 января 1931 г. Академик И.М. Виноградов. 19 ноября 1936 г. После получения и изучения всех указанных документов 13 ноября 1936 г. ВАК сообщала, что после 1 января 1936 г. ходатайство об утверждении в ученом звании профессора может быть возбуждено только при наличии у кандидата ученой степени доктора, и просило прислать мотивированное ходатайство совета института о присуждении Радзишевскому ученой степени доктора без защиты диссертации. 1 декабря 1936 г. ГИСИ в ответ сообщил, что возбуждал лишь ходатайство о присвоении Радзишевскому ученой степени доктора математических наук на основании решения совета ГИСИ, основанием такого решения были исключительно научные работы проф. Радзишевского и отзывы о его работах ряда профессоров, а также характеристика его как педагога и научного работника, и поддерживал свое ходатайство. Наконец на заседании ВАК Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР 17 ноября 1937 г. был заслушан вопрос об утверждении Радзишевского Л.П. в ученом звании профессора и в ученой степени д.ф. - м.н. без защиты диссертации по представлению ГИСИ, но ходатайство об утверждении Радзишевского Л.П. в ученой степени д.ф. - м.н. без защиты диссертации было отклонено, и Радзишевский был утвержден и.о. проф. по кафедре математика с обязательством защиты к 1 января 1939 г. диссертации на ученую степень доктора наук, а также утвержден в ученой степени к.ф. - м.н. без защиты диссертации. В период работы в ГИСИ Радзишевский зарекомендовал себя положительным образом как в научной, так и педагогической и общественной деятельности, что подтверждается хактеристикой на и.о. проф. ГИСИ Радзишевского Л.П., выданной директором ГИСИ в январе 1938 г.: «Тов. Радзишевский, заведуя кафедрой математики, при весьма добросовестном отношении к делу, зарекомендовал себя хорошим лектором. И.о. проф. Л.П. Радзишевский дает слушателям научно — обоснованный материал с исчерпывающей ясностью изложения, что свидетельствует о его большом педагогическом опыте. Вместе с этим тов. Радзишевский ведет повседневную большую научно — исследовательскую работу в области различных отделов математики, ряд его работ имеют положительные отзывы со стороны академика Виноградова и др. В общественной жизни института т. Радзишевский принимает небольшое участие, выполняя отдельные поручения секции научных работников и местного комитета.» [1]

Находясь, видимо, в отпуске в августе 1939 г. в Ленинграде, где жила его семья, Радзишевский дал телеграмму в ГИСИ, что «работать в строительном не смогу». Причины такой ситуации выясняются из последовавшей переписки между ГИСИ и ГУУЗ. 3 июля 1938 г. директор ГИСИ писал: «В ГУУЗ. В 1935 г. в наш институт приказом ГУУЗа Наркомтяжпрома был командирован на должность руководителя каф. математики и.о. профессора Радзишевский. Леонид Павлович. Семья тов. Радзишевского в составе 2 чел. осталась проживать на площади Ленинградского индустриального института в 3 общежитии, кв. 85, площадь 23 кв. м. В связи с тем, что срок командировки закончился, тов. Радзишевский должен вернуться в Ленинградский индустриальный институт; в противном случает его семья будет выселена 1 сентября 1938 г. В случае отъезда тов. Радзишевского в ГИСИ окажется вакантной объединенная кафедра математики и механики. В связи с тем, что институт не располагает квартирами, заполнить этот пробел будет затруднительно. Институт просить снестись с ГУУЗом Наркомтяжпрома на предмет продления командировки тов. Радзишевского.»

В связи со сложившейся ситуацией (в первую очередь, видимо, из — за жилищного вопроса) Радзишевский с 1 мая 1939 г. работал в ГИСИ по совместительству с оплатой 50% его ставки в связи с его переходом в штат Горьковского государственного университета (ГГУ). В характеристике на проф. ГИСИ им. В.П. Чкалова Радзишевского Л.П. от 3 августа 1942 г. сказано: «проф. Радзишевский Л.П. заведывает в ГИСИ кафедрой высшей математики и теоретической механики по совместительству, при своей основной работе в ГГУ. Ведет большую работу в области высшей математики, в особенности в области дифференциальной геометрии.» Далее Радзишевский просил с будущего учебного года зачислить его в штат ГИСИ с полной нагрузкой и был зачислен с 1 сентября 1942 г. Но вскоре по неизвестным причинам ситуация вновь изменилась, что видно из заявления директору ГИСИ от Радзишевского Л.П. от 31 августа 1942 г. «В начале августа с.г. мною было подано заявление о зачислении меня в штат строительного института. Ввиду изменившихся обстоятельств я вынужден теперь просить освободить меня от работы в строительном институте. Причины следующие: в Горьковском педагогическом институте освободилась кафедра математики, для занятия которой я являюсь в настоящий момент наиболее подходящей кандидатурой. При создавшемся положении Наркомпрос, несомненно, не пожелает отпустить меня из своей сети.» [1].

Автором данной работы были предприняты попытки найти документы о жизни и деятельности Л.П. Радзишевского в архивах Москвы, Санкт — Петербурга и Иркутска. В данных архивах никаких сведений не нашлось, но в ФКУ Центр хранения страхового фонда (г. Ялуторовск) нашлось дело [2], в котором отложились документы, подтверждающие все вышеприведенные данные о жизни и деятельности Л.П. Радзишевского, и нашлись новые данные, до сих пор неизвестные. Так, например, в 1937 г. Раздишевский приглашался на работу в КазГу (г. Алма — Ата), а в ноябре 1940 г. Всесоюзный комитет по делам высшей школы (ВКВШ) при СНК СССР сообщал ректору Карело — Финского государственного университета, что «доцент кандидат наук Радзишевский желает перейти на работу в указанный университет, что бы быть ближе к Ленинграду. В 1940 г. истек срок 5 — летний срок административно - высланной жены Радзишевского. Поэтому при первой возможности перейти в Ленинград доц. Радзишевский обратится к Вам с просьбой отпустить из КФУ. В переводе из ГГУ в Ленинград и Москву комитетом было отказано. Считаю наиболее целесообразным использовать тов. Радзишевского на работе в ГГУ.» [2]. В личном заявлении по поводу рассмотрения его кандидатуры на должность профессора по кафедре геометрии КФУ Радзишевский указывал 3 причины: 1. желание работать по основной специальности — читать геометрические курсы. В ГГУ все вакансии по кафедре геометрии давно заняты. 2. Желание проживать поближе к г. Ленинграду, где находятся его родственники. 3. Получить лучшие условия для его научно — исследовательской работы. В свою очередь Управление кадров ЦК ВКП(б) сообщало в отдел кадров ВКВШ, что в качестве главного мотива для перевода в Москву и Ленинград радзишевский выдвинул тот, что ему необходимо жить вместе и учить глухонемого сына его жены от первого брака. Но в беседе с тов. Радзишевским и его женой выяснилось, что с 1931 г. они фактически не жили вместе, семья не имеет квартиры ни в Ленинграде, ни в Москве, а в Горьком есть квартира у обоих. Кроме того, Москва и Ленинград достаточно обеспечены кадрами доцентов математики и преподавателями иноязыков [2]. Таким образом, перевод Л.П. Радзишевского в Москву или Ленинград не состоялся.

В заключение приведем наиболее полный на данный момент список научных трудов Радзишевского: 1. Методика преподавания теории функций, журнал Математика, физика, химия, техника в трудовой школе, январь 1930 г. 2. Статья на немецком, Известия Казанского физико — математического общества, 1933 — 34. 3. Новое обобщение формулы конечных приращений, Математический сборник, т. 42/2, 1935. 4. Об одном методе для исследования некоторых классов интегральных уравнений, Доклады АН СССР, 1934 г. 5. К общей теории линейных функциональных уравнений, Доклады АН СССР, 1935 г. 6. К вопросу о формах проявления отвлеченной геометрии, Известия АН СССР, 1933 г. [3] 7. Некоторые формы проявления отвлеченной геометрии, ОНТИ ГИЗ, 1934 г. [4] 8. Об аксиомах расположения системы Гильберта, Математическое просвещение, 1935 г., №5.

К сожалению, в биографии Л.П. Радзишевского еще немало темных пятен. Например, не известен год его смерти, да и в целом фигура этого, безусловно, выдающегося советского математика практически совершенно неизвестна в Нижнем Новгороде (ранее — Горьком), где он проработал в нескольких ВУЗах города немалое количество лет. Автором данной статьи будет продолжена работа по изучению жизни и деятельности Леонида Павловича Радзишевского.



Библиография
1.
ЦАНО ф. Р — 2479 оп. 5а д. 70 лл. 1-70
2.
ГАРФ ф. Р — 9506 оп. 23 ед. хр. 471 лл. 1 — 80
3.
http://books.e-heritage.ru/book/10081580
4.
http://books.e-heritage.ru/book/10073628
References (transliterated)
1.
TsANO f. R — 2479 op. 5a d. 70 ll. 1-70
2.
GARF f. R — 9506 op. 23 ed. khr. 471 ll. 1 — 80
3.
http://books.e-heritage.ru/book/10081580
4.
http://books.e-heritage.ru/book/10073628

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Леонид Павлович Радзишевский — один из крупнейших советских геометров 1930 — х годов. К 115 — летию со дня рождения

Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи не просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования, но не обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
Автор избирательно опирался на источники по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Ссылки на научные труды по теме исследования в статье отсутствуют.
Автор отчасти разъяснил выбор и охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
На взгляд рецензента, автор не сумел грамотно использовать источники, стремился выдержать научный стиль изложения, но не сумел грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
Вместо вступления автор пояснил читателю цели пангеометрии и сообщил, что к числу представителей науки, «занимавшихся вопросами отвлеченной геометрии, был Леонид Павлович Радзишевский» и указал на причину выбора темы исследования.
В основной части статьи автор сообщил, что «в результате поиска в Центральном архиве Нижегородской области удалось найти несколько автобиографий ученого», вместо реконструкции биографии учёного передал содержание первого «варианта автобиографии» и процитировал письмо с приглашением Радзишевского на работу в Горьковский инженерно-строительный институт в 1936 году.
Далее автор изложил содержание второго «варианта автобиографии» Радзишевского, заметив, что из него «можно узнать более подробные сведения о Радзишевском, его предках, научной и общественной деятельности», затем следующего, вновь сообщив, что «в третьем варианте автобиографии, написанной в 1937 г., выясняются дополнительные подробности о семье Радзишевских».
Далее автор описал обстоятельства присуждения Радзишевскому ученой степени и утверждения его на должности профессора в 1937 г., затем сообщил, что по семейным обстоятельствам «Радзишевский с 1 мая 1939 г. работал в ГИСИ по совместительству с оплатой 50% его ставки в связи с его переходом в штат Горьковского государственного университета» и т.д.
Наконец, автор констатировал, что дополнительно предпринял «попытки найти документы о жизни и деятельности Л.П. Радзишевского в архивах Москвы, Санкт — Петербурга и Иркутска» и что «в данных архивах никаких сведений не нашлось, но в ФКУ Центр хранения страхового фонда (г. Ялуторовск) нашлось дело, в котором отложились документы, подтверждающие все вышеприведенные данные о жизни и деятельности Л.П. Радзишевского, и нашлись новые данные, до сих пор неизвестные» и т.д. Автор привел «наиболее полный на данный момент список научных трудов Радзишевского».
В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «1930 — х», «К 115 — летию», «архитектурно — строительного» и т.п., «радзишевский» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «в свете двух юбилейных дат — 115 - летия Л.П. Радзишевского (2019 г.) и 90 — летия кафедры математики Нижегородского архитектурно — строительного университета (2020 г.), в должности заведующим кафедрой в котором Радзишевский сменил известного математика И.Р. Брайцева, автором впервые вводятся в научный оборот факты биографии и научной деятельности Л.П. Радзишевского», «утвержден и.о. проф. по кафедре» т.п.
Выводы, позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье отсутствуют.
Автор резюмировал, что «в биографии Л.П. Радзишевского еще немало темных пятен» т.д. и что «автором данной статьи будет продолжена работа по изучению жизни и деятельности Леонида Павловича Радзишевского».
Заключительные абзацы статьи не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"