Статья 'Движение баптистов-«инициативников» в 1960-е гг. как реакция на конфессионально-национальную политику Советского государства (на примере Кемеровской области)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Движение баптистов-«инициативников» в 1960-е гг. как реакция на конфессионально-национальную политику Советского государства (на примере Кемеровской области)

Шиллер Вадим Викторович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра истории, Кемеровский государственный медицинский университет

650056, Россия, Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Ворошилова Ул, 22А, каб. 228

Shiller Vadim Viktorovich

PhD in History

Docent, the department of History, Kemerovo State Medical University

650056, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Kemerovo, ul. Voroshilova Ul, 22A, kab. 228

shiller.vadim@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.5.29692

Дата направления статьи в редакцию:

06-05-2019


Дата публикации:

13-05-2019


Аннотация: Объектом исследования выступает этноконфессиональная ситуация на территории СССР на протяжении всего периода его существования.Предметом – движение «инициативников» как реакция на конфессионально-национальную политику советского государства на примере Кемеровской области в период конца 1950-х – 1960-х гг. Автор акцентирует внимание на внутренней структуре движения баптистов-"инициативников", выделяя в его рамках два основных крыла, имеющих разный конфессиональный и этнический состав, а также разные целевые установки. В работе наряду с общенаучными методами анализа, синтеза, индукции и дедукции, используется историко-сравнительный метод, реализованный в диахронном аспекте и элементы системного анализа. Основным выводом проведенного исследования является тезис о не всегда продуманной конфессиональной и национальной политике советского государства, спровоцировавшей зарождение, развитие и серьезные масштабы движения. Движение "инициативников" вовлекло в свою орбиту ряд протестантских конфессий и представителей разных национальностей, в том числе немцев, серьезно повлияв на внутреннюю структуру протестантских религиозных объединений.


Ключевые слова: Конфессиональная политика, Национальная политика, Советское государство, Права верующих, Евангельские христиане-баптисты, Меннониты, Лютеране, Пятидесятники, Протестанты, Движение инициативников

Abstract: The object of this research is the ethno-confessional situation in USSR throughout the entire period of its existence. The subject is the movement of “Initiatives” as a response to ethno-confessional policy of the Soviet State on the example of Kemerovo Oblast during the 1950’s – 1960’s. Attention is focuses on the inner structure of the movement of Baptists-“Initiatives”, determining the two main wings with different confessional and ethic compositions and objectives. Alongside the use of general scientific methods of analysis, synthesis, induction and deduction, the author applies the historical-comparative method in diachronic aspect, and the elements of systemic analysis. The main conclusion of the conducted research lies in the thesis on the not always though out confessional and ethnic policy of the Soviet State, which provokes the origination, development and large scale of the movement. The movement of the “Initiatives” encompasses a number of Protestant confessions and representatives of different nationalities, including Germans, who had a significant impact upon the inner structure of the Protestant religious organizations.



Keywords:

Lutherans, Mennonites, Evangelical Christians-Baptists, Rights of believers, Soviet state, National policy, Confessional policy, Pentecostal people, Protestants, Movement of initiators

Актуальность изучения протестных политико-религиозных движений безусловна и определяется той ролью, которую играют в современном мире радикальные течения на религиозной основе.

Объектом исследования выступает этноконфессиональная ситуация на территории СССР на протяжении всего периода его существования.

Предметом – движение «инициативников» как реакция на конфессионально-национальную политику советского государства на примере Кемеровской области в период конца 1950-х – 1960-х гг. В работе наряду с общенаучными методами анализа, синтеза, индукции и дедукции, используется историко-сравнительный метод, реализованный в диахронном аспекте и элементы системного анализа.

Конфессиональную политику советского государства нельзя рассматривать вне национального контекста, поскольку воздействие на мусульманские общины неизбежно затрагивало представителей татарского и башкирского народов, являющихся основными носителями ислама в советский период и настоящее время, давление на лютеран, меннонитов и некоторых объединений Евангельских христиан-баптистов (далее ЕХБ) неизбежно отражалось на немцах, составляющих основу данных объединений, а ликвидация ряда общин униатов и пятидесятников напрямую касалась украинцев, и, в первую очередь, западных.

Государственная религиозно-национальная политика в советский период истории нашей страны характеризовалась определенными циклами, связанными с конкретным политическим режимом, функционирующим в рамках существующей политической системы. В пределах одного режима периоды репрессий сменялись оттепелью с последующим «закручиванием гаек» в отношении отдельных конфессиональных объединений. Одновременно некоторые религиозные объединения могли получать определенные преференции от государства и партийных органов на незначительный промежуток времени, после чего под валом репрессивных мероприятий могли оказаться и они. Так, в частности, было с протестантами, чьи статусные позиции постоянно менялись от предпочтительных , практикуемых в первые десятилетия советской власти, до нежелательных в период нахождения у власти Н. С. Хрущева.

Реакция религиозных объединений на репрессивную политику проявлялась в двух основных формах – мягкой и жесткой [7, С. 13]. Мягкая проявлялась в подпольном существовании с эпизодическими попытками получения официальной регистрации, а жесткая – в открытой конфронтации с властью через сознательное нарушение антирелигиозного законодательства и публичные религиозные акции, что наиболее ярко проявилось в период разворачивания и развития движения баптистов-«инициативников» в начале 1960-х гг. [7, С. 13].

Проблема движения «инициативников» получила достаточное освещение в постсоветской историографии [1, 2, 3, 5, 6], что было обусловлено снятием запретов на исследовательские темы, нацеленные на изучение роли, места и положения религиозных объединений и верующих в советский период, а также рассекречиванием части материалов, отложившихся в центральных и региональных архивохранилищах силовых ведомств и спецслужб, исполнительных органов власти и партийных архивах. Исследователями постулировались следующие моменты:

Ø В движении принимали участие исключительно представители конфессии евангельских христиан-баптистов;

Ø К основным причинам движения относятся – принятие нового «Положения о союзе ЕХБ» и противоречия между конфессиями, входящими в состав ЕХБ (евангельскими христианами, баптистами, пятидесятниками и проч.);

Ø Целью движения являлось смещение существующего руководства ВСЕХБ и установления независимости церкви ЕХБ от государства.

При этом за пределами внимания исследователей остались следующие факты:

Ø Верующие нелегальных общин ЕХБ, составившие больше 70 % всех участников движения, практически не имели связей с Союзом ЕХБ. Более того, они не оказывали ему финансовой поддержки и выстраивали внутреннюю организационную структуру отнюдь не в соответствии с Уставом союза ЕХБ. Поэтому корректировки «Положения о Союзе ЕХБ», явившиеся, согласно сложившемуся в историографии мнению, одной из основных причин разворачивания движения «инициативников», на ограничения внутренней жизни нелегальных общин влияния оказывать не могли.

Ø В исследуемый период запрету подвергалась деятельность не только общин ЕХБ, но и ряда других конфессиональных объединений, в том числе и действующих без регистрации.

Предпосылки движения наметились еще в конце 1950-х гг., когда началось ужесточение общего курса государственной политики в отношении религиозных организаций. Организационно движение стало оформляться на территории Западной Украины и Средней Азии, где в рамках легальных объединений ЕХБ организовалось течение т.н. «совершенников и свободных», ставивших цель выйти из под контроля советского законодательства о культах и ВСЕХБ. Осенью 1960 г. в Кемеровскую область из Ташкента приезжал эмиссар нового движения с целью организации групп. Ориентировался он в первую очередь на немецкую молодежь [4, С. 561].

Идеологическую подготовку движению обеспечили немцы, часть из которых ранее была репатриирована из Германии . Они поддерживали связи с родственниками, проживающими за границей, слушали зарубежные радиостанции (в частности «Голос Америки»), благодаря чему были с практикующейся системой взаимоотношений религиозных организаций с государственными органами в этих странах. Кроме этого около трети состава в легальных общинах ЕХБ составляли лица, крещенные до войны, часть из которых захватила период существования режима наибольшего благоприятствования для протестантов, существующего в первые годы советской власти и нацеленного на окончательный подрыв позиций РПЦ через рост протестантских объединений. В структуре зарегистрированных общин ЕХБ значительный удельный вес составляли верующие, крещенные до начала Великой отечественной войны. В общине ЕХБ г. Кемерово прошедшие водное крещение до 1941 г. составляли 60 %, против 40 % крещенных в период 1941-1949 гг. [ГАКО. Ф. Р-18. Оп. 1. Д. 615. Лл. 37-39 об.; Ф. Р-964. Оп. 1. Д.17. Лл. 85 об. – 96]. Это была единственная община, где крещенные до войны имели больший удельный вес, чем прошедшие этот обряд после нее. В общине ЕХБ города Осинники эти показатели составляли 33 % против 67 %, в общине ЕХБ поселка Байдаевка - 42 %, против 58 %, в общине ЕХБ города Ленинск-Кузнецкий - 34 % против 66 % и в общине ЕХБ города Сталинска - 45 % против 55 % [ГАКО. Ф. Р-964. Оп. 1. Д. 18. Лл. 70 об.-76.; Д. 19. Лл. 47 об.-58; Д. 23. Лл. 97-105 об].

Анализ внутренней структуры движения баптистов-«инициативников» позволил выявить как минимум два крупных крыла, имеющих разный конфессиональный и этнический состав и преследующих достижение разных целей. Пестрый конфессиональный состав движения был обусловлен тем, что объединения ЕХБ СССР представляли собой межконфессиональный конгломерат, куда, кроме собственно евангельских христиан и баптистов, входили еще и пятидесятники. Кроме этого к движению примкнули представители религиозных и этнорелигиозных групп, распавшихся в результате «профилактических» мероприятий. В качестве этого показателен пример с общиной меннонитов г. Юрги, часть адептов которой после проведения «профилактических» мероприятий выехала в Казахстан, а часть примкнула к движению «инициативников» [4].

Первое крыло в движении составляли выходцы из зарегистрированных общин ЕХБ, которые выступали против руководства ВСЕХБ и ограничительных статей нового «Положения Союза ЕХБ». Можно предполагать, что из состава зарегистрированных общин выходили территориальные группы во главе со своими лидерами.

Подтвердить этот тезис можно примером общины ЕХБ города Кемерово. Пресвитер общины Григоровский увел за собой группу верующих, примкнувшую к «инициативникам». Он был лидером территориальной группы Рудничного района и весь руководящий состав общины практически полностью (за исключением одного человека) сформировал за счет членов этой группы. [ГАКО. Ф. Р-964. Оп. 1. Д. 17. Л. 291].

Могли примыкать к движению и верующие из числа «приближенных», которые никак не могли пройти обряд водного крещения, поскольку уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Кемеровском облисполкоме в середине 1950-х гг. начал исключать из списков готовящихся к крещению, тех, кому не исполнился 21 год, подняв в конце 1950-х эту планку до 25 лет.

По спискам «крещаемых» общины ЕХБ города Осинники прослеживается, что большинство тех, кого уполномоченный вычеркнул из списков в 1956 г. «по молодости», перешагнув к 1958 году 25-летний рубеж в качестве членов общины не фигурируют ни в первой, ни во второй половине 1958 г. Видимо так и не получив разрешения на крещение они ушли к «инициативникам». Община ЕХБ города Осинники была единственной из всех легальных общин ЕХБ области, потерявшей более половины своего состава после того, как движение развернулось на территории области. Интерес представляет тот факт, что это была преимущественно немецкая часть.

Второе крыло включало в себя представителей незарегистрированных общин и групп ЕХБ, пятидесятников, меннонитов и других протестантских объединений, так и не добившихся возможности легализовать свою деятельность. Не связанные организационно и финансово с руководящим центром ЕХБ эти общины и группы не ставили перед собой задачи смещения нынешнего руководства ВСЕХБ, поскольку подкорректированное «Положение», как уже отмечалось выше, не оказывало никакого влияния на объединения, действовавшие и так незаконно. Именно это крыло в качестве целевой установки выдвигало изменение существующего законодательства о культах.

Попытки руководства ВСЕХБ и государственных органов прекратить движение не увенчались успехом. Когда в 1963 г. на очередном съезде ВСЕХБ было принято новое «Положение», исключающие пункты, не устраивавшие «инициативников», а в 1966 г. органы власти стали рассматривать возможность регистрации всех незарегистрированных общин и групп ЕХБ, то на это пошла незначительная часть последних .

На наш взгляд это объясняется следующим:

Ø на регистрацию пошли общины и группы, входящие в состав первого крыла движения – поставленная ими цель была достигнута и дальнейшая борьба стала бессмысленной;

Ø при поликонфессиональном характере движения регистрация была предложена только ЕХБ. О представителях других конфессий, входящих в состав движения, речи не было;

Ø не была достигнута целевая установка второго крыла - изменение существующего законодательства о культах.

Отличительной чертой движения являлась приверженность радикальным способам решения проблем, что проявлялось в оказании «инициативниками» ожесточенного сопротивления любым акциям местных органов власти. В этом отношении показателен пример с самой крупной общиной «инициативников» области - Прокопьевской. В мае 1966 г. верующие ряда городов поехали в Москву. Делегация была разогнана, ряд верующих арестован. Из 11 представителей Кузбасса привлечены к уголовной ответственности руководители прокопьевской общины А. С. Гончаров и П. Ф. Захаров. Узнав об арестах, пресвитер общины И. Д. Униженный и регент хора М. Г. Богданов организовали шествие верующих к городскому отделу милиции с требованием освобождения арестованных. Они также были арестованы и привлечены к уголовной ответственности [4].

Движение серьезно повлияло на количественный и качественный состав общин ЕХБ области как зарегистрированных, так и нелегальных, которые не примкнули к движению в полном составе. Ранее уже отмечалось, что немецкая группа, входящая в состав общины ЕХБ г. Осинники практически в полном составе примкнула к движению.

В нелегальной общине ЕХБ города Киселевска на основании списков верующих за 1958 г. и 1963 г. фиксируется динамика половозрастного и численного состава под влиянием движения «инициативников». В 1958 г. в общине фиксировалось 190 чел., а в 1963 г. всего 80. По нашим подсчетам за период 1958 – 1963 годы из общины ушло 125 человек. В 1959 г. в общине фиксируется около 200 чел. [ГАКО. Ф. П-75. Оп. 8. Д. 316. Л. 23]. По данным на 1 января 1961 г. фиксируется такое же количество, что свидетельствует о функционировании общины в данном численном составе до начала 1961 г. [ГАКО. Ф. П-75. Оп. 9. Д. 26. Л. 14]. Половозрастные пирамиды, отражающие демографическую ситуацию и социальный состав этого объединения по срезам 1958 и 1963 гг. свидетельствует о том, что и без того немолодая в 1958 г. община постарела еще сильнее в 1963 г., потеряв основную часть социальных групп работающих и «семейных» домохозяек (см. рис. 1 и 2 ), [подробнее о социальных группах см. 8].

Можно с большой долей уверенности утверждать, что до 1961 г. из общины ушла немецкая группа (15 чел.) составлявшая 8% от общего числа верующих (12% от общего числа ушедших), с последующим образованием самостоятельной группы меннонитов. Последняя в списках религиозных общин по г. Киселевску за 1957 г. не фиксируется [ГАКО. Ф. П-75. Оп. 8. Д. 156. Л. 34]. О том, что основу группы меннонитов могли составить именно бывшие члены общины ЕХБ, может косвенно свидетельствовать то, что в 1957 г. в общине ЕХБ принял водное крещение Янцен Абрам Генрихович, фигурировавший как член общины еще в 1958 г. В данных УКГБ по Кемеровской области за 1 января 1961 г. последний выступает уже в качестве проповедника группы меннонитов (до 25 чел.) [ГАКО. Ф. П-75. Оп. 9. Д. 26. Лл. 15]. Именно Янцен и увел за собой всех немцев из общины ЕХБ.

Таким образом, движение баптистов-«инициативников» не было однородным и включало в себя два крыла, представленных рядом протестантских конфессий и национальностей. Определяющим фактором, повлиявшим на зарождение, развитие и масштабы движения выступила не всегда продуманная конфессиональная и национальная политика советского государства. Выявленный механизм движения позволяет нам поставить в качестве проблемы определения алгоритма анализа конфессиональных движений, охватывающих легальные и нелегальные объединения. По движению «инициативников» прослеживается, что активность на первый взгляд одной конфессии (по мнению исследователей этого движения) объективно приводит к переорганизации системы межконфессиональных связей в рамках целого региона. Более того, меняются не только связи, но и структуры общин, в той или иной мере втянутые в движения.

Библиография
1.
Глушаев А. Л. Несогласные: региональные особенности движения баптистов-инициативников в первой половине 1960-х годов (на материалах Пермской области). [Текст] / А. Л. Глушаев //Вестник Пермского университета. – Пермь, 2014. Выпуск 2 (25). С. 123-133.
2.
Горбатов, А. В. Государство и религиозные организации в 1940-е – 1960-е годы. [Текст] /А. В. Горбатов.-Томск, 2008. – 406 с.
3.
Заватски, В. Евангелическое движение в СССР после Второй Мировой войны. [Текст] / В. Заватски.-М., 1995. – 737 с.
4.
Кушникова, М. Страницы истории города Кемерово. Книга третья. [Текст] / М. Кушникова, В. Сергиенко, В. Тогулев-Прокопьевск: Издательский Дом «Сибирские Огни», 1999. – 638 с.
5.
Митрохин, Л. Н. Баптизм: история и современность [Текст] /Л. Н. Митрохин.-СПб., 1997. – 480 с.
6.
Сосковец, Л. И. Религиозные конфессии Западной Сибири в 40-60-е годы XX века. [Текст] / Л. И. Сосковец.-Томск, 2003. – 347 с.
7.
Шиллер, В. В. «Территориальные группы» как основа организации протестантских общин Кемеровской области в 1920-е –1960-е гг. [Текст] /В. В. Шиллер//Исторический журнал: научные исследования.-М., 2019. № 2. С. 11-20.
8.
Шиллер, В. В. Направления конфессиональной политики Советского государства и индикаторы ее оценки в Кузбассе в 1920 – 1960 гг. /В. В. Шиллер//Исторический журнал: научные исследования.-М., 2014. № 2. С. 129-142.
References (transliterated)
1.
Glushaev A. L. Nesoglasnye: regional'nye osobennosti dvizheniya baptistov-initsiativnikov v pervoi polovine 1960-kh godov (na materialakh Permskoi oblasti). [Tekst] / A. L. Glushaev //Vestnik Permskogo universiteta. – Perm', 2014. Vypusk 2 (25). S. 123-133.
2.
Gorbatov, A. V. Gosudarstvo i religioznye organizatsii v 1940-e – 1960-e gody. [Tekst] /A. V. Gorbatov.-Tomsk, 2008. – 406 s.
3.
Zavatski, V. Evangelicheskoe dvizhenie v SSSR posle Vtoroi Mirovoi voiny. [Tekst] / V. Zavatski.-M., 1995. – 737 s.
4.
Kushnikova, M. Stranitsy istorii goroda Kemerovo. Kniga tret'ya. [Tekst] / M. Kushnikova, V. Sergienko, V. Togulev-Prokop'evsk: Izdatel'skii Dom «Sibirskie Ogni», 1999. – 638 s.
5.
Mitrokhin, L. N. Baptizm: istoriya i sovremennost' [Tekst] /L. N. Mitrokhin.-SPb., 1997. – 480 s.
6.
Soskovets, L. I. Religioznye konfessii Zapadnoi Sibiri v 40-60-e gody XX veka. [Tekst] / L. I. Soskovets.-Tomsk, 2003. – 347 s.
7.
Shiller, V. V. «Territorial'nye gruppy» kak osnova organizatsii protestantskikh obshchin Kemerovskoi oblasti v 1920-e –1960-e gg. [Tekst] /V. V. Shiller//Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya.-M., 2019. № 2. S. 11-20.
8.
Shiller, V. V. Napravleniya konfessional'noi politiki Sovetskogo gosudarstva i indikatory ee otsenki v Kuzbasse v 1920 – 1960 gg. /V. V. Shiller//Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya.-M., 2014. № 2. S. 129-142.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Движение баптистов-«инициативников» в 1960-е гг. как реакция на конфессионально-национальную политику Советского государства (на примере Кемеровской области)

Название не вполне соответствует содержанию материалов статьи. В тексте статьи автор указал иные хронологические рамки: «конец 1950-х – 1960-е гг.». Вместо ответа на вопрос почему «движение» стало «реакцией», автор предложил читателю фрагментарный анализ состава данного религиозного движения.
В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность, ограничившись указанием на то, что «актуальность изучения протестных политико-религиозных движений безусловна и определяется той ролью, которую играют в современном мире радикальные течения на религиозной основе».
В статье не сформулирована цель исследования, но указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор условно обозначил результаты анализа историографии проблемы, обобщил научные достижения авторов постсоветского периода, а также перечислил «факты», оставшиеся «за пределами внимания исследователей». Автор не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования, ограничившись сообщением о том, что в начале 1960-х гг. произошло «разворачивание и развитие движения баптистов-«инициативников».
Автор разъяснил, но не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность и т.д.
В основной части статьи автор сообщил, что «предпосылки движения наметились еще в конце 1950-х гг.» т.д. и что «осенью 1960 г. в Кемеровскую область из Ташкента приезжал эмиссар нового движения». Затем автор охарактеризовал состав новых местных религиозных общин, выделил «два крупных крыла, имеющих разный конфессиональный и этнический состав и преследующих достижение разных целей», обстоятельно охарактеризовал их состав. При этом причины появления описанного религиозного движения в Кемеровской области, учитывая, что предмет исследования включает «реакцию на конфессионально-национальную политику советского государства», автор не разъяснил. Далее автор сообщил, что попытки прекратить движение провалились, и сосредоточился на причинах отказа большинства верующих пройти государственную регистрацию.
Далее автор проиллюстрировал приверженность евангельских христиан-баптистов «радикальным способам решения проблем», так и не уточнив для читателя ни целей движения, ни причин противостояния с органами власти в Кемеровской области. В завершение основной части статьи автор неожиданно сосредоточился на анализе «динамики половозрастного и численного состава» членов «нелегальной общины ЕХБ города Киселевска на основании списков верующих за 1958 г. и 1963 г. … под влиянием движения «инициативников».
Выводы отчасти позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «движение баптистов-«инициативников» не было однородным и включало в себя два крыла, представленных рядом протестантских конфессий и национальностей», что определяющим фактором, повлиявшим на зарождение, развитие и масштабы движения выступила не всегда продуманная конфессиональная и национальная политика советского государства», однако в чём заключалась непродуманность политики и как она повлекла появление данного движения осталось неясно. Далее автор неясно выразил свою мысль: «Выявленный механизм движения позволяет нам поставить в качестве проблемы определения алгоритма анализа конфессиональных движений, охватывающих легальные и нелегальные объединения», затем сообщил, что «по движению «инициативников» прослеживается, что активность на первый взгляд одной конфессии (по мнению исследователей этого движения) объективно приводит к переорганизации системы межконфессиональных связей в рамках целого региона» и что «меняются не только связи, но и структуры общин, в той или иной мере втянутые в движения».
Выводы, на взгляд рецензента, не в полной мере проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья желательно доработать, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"