Статья 'Погребение Владимировка (XVII в.): новый памятник с обрядом вторичного захоронения в Центральной Якутии' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Погребение Владимировка (XVII в.): новый памятник с обрядом вторичного захоронения в Центральной Якутии

Сыроватский Владислав Владимирович

младший научный сотрудник, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН

677000, Россия, республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Петровского, 1

Syrovatskiy Vladislav Vladimirovich

Junior Scientific Associate, Institute for Humanities Research and Indigenous Studies of the North of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

677000, Russia, respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Petrovskogo, 1

syrovatskiy123@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.4.29488

Дата направления статьи в редакцию:

11-04-2019


Дата публикации:

01-05-2019


Аннотация: Объектом исследования является погребальный обряд якутов XVII века. Предметом исследования являются ритуально потревоженные захоронения якутов. В работе проведен подробный обзор типов ритуально потревоженных захоронений. Автор совершает попытку интерпретации материалов грунтового погребения Владимировка, изученного в ходе полевых работ Среднеленского отряда археологической экспедиции ИГИиПМНС СО РАН в черте г. Якутск. Данное погребение отнесено к одному из типов ритуально потревоженных захоронений, а именно ко вторичному погребению, распространенному в эпоху позднего средневековья в Якутии. В работе использован междисциплинарный подход. Данные археологии сопоставляются со сведениями из этнографии, историческими источниками и естественнонаучными методами. Новизна исследования видится в том, что сам по себе обряд вторичного захоронения достаточно редко отражается в археологическом материале и относится скорее к девиации. Кроме того, использование естественных методов датирования позволяет выделить характерные особенности обряда погребения и может помочь в последующей датировке других памятников со схожими чертами. Выполнен подробный обзор условий расположения памятника, внутримогильного сооружения, остеологического материала и сопроводительного инвентаря погребения. На основе анализа погребального обряда и исторических сведений выдвигается гипотеза о вторичном захоронении на памятнике, связанном с изменениями традиционных верований народа в связи с приходом русского населения в XVII веке. Автор уделяет особое внимание определению социального статуса погребенного на основе сопоставлений с имеющимися данными по погребальному обряду якутов.


Ключевые слова: якуты, погребальный обряд, вторичное погребение, арангас, перезахоронение, якутия, погребение, внутримогильное сооружение, грунтовое захоронение, потревоженное погребение

Abstract: The object of this research is the Yakut burial rite of the XVII century. The subject of this research is the ritually disturbed burials of Yakuts. The article presents a detailed review of the types of ritually disturbed burials. The author makes an attempt of interpretation of the materials of earthen burial of Vladimirovka, explored in the course of fieldwork of Srednelensky archeological expedition crew from the Institute for Humanities Research and Indigenous Studies of the North of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences within the limits of Yakutsk. This burial is referred to one of the types of ritually disturbed gravesites, namely secondary burial, which was widespread during the Late Middle Ages in Yakutia. The archeological data is compared to the ethnographic records, historical sources and natural scientific methods. The scientific novelty lies in the fact that the rite of secondary burial is rarely reflected in the archeological materials and is rather considered as deviation. Moreover, the use of natural scientific methods of age determination allows identifying the specifics of burial rite and help in further dating of other monuments with similar features. The author puts forward a hypothesis on secondary burial on the monument, related to the changes in traditional beliefs of the people due to arrival of Russian population in the XVII century. Special attention is given to determination of social status of the buried based on the comparison with the existing data on burial rites of the Yakuts.



Keywords:

structure inside the tomb, burial, yakutia, reburial, arangas, the secondary burial, burial rite, the Yakuts, earthen burial, disturbed burial

Введение. Погребальные памятники являются основным источником изучения прошлого бесписьменных народов. При анализе отдельных элементов древних захоронений перед исследователями открывается возможность реконструировать не только внешний облик и материальную культуру (предметы быта, одежда), но и систему мировоззренческих ценностей изучаемой группы людей в определенную эпоху. В частности, в изучении этногенеза и архаичной культуры ­­­якутов, наряду с поселенческими памятниками, важную роль играет целенаправленный поиск и научное исследование наиболее древних грунтовых погребений. Не так часто, но все же регулярно, среди них встречаются погребения с нарушенным анатомическим порядком. Данная тема детально отображена на современном этапе изучения погребальной обрядности, выделены основные типы ритуально потревоженных захоронений: вторичное погребение, бальзамирование, постингумационное проникновение [1, с. 86-96]. К одному из типов ритуально потревоженных захоронений, возможно, относится погребение Владимировка.

Результаты исследования. Памятник расположен на вершине сопки (коренной берег р. Лена) в 500 м. к юго-западу от с. Владимировка. С места захоронения открывается вид на южную оконечность долины Туймаада. В ходе осмотра поверхности сопки была обнаружена продолговатая западина, характерная для якутских погребений, не имеющих надмогильную конструкцию. Контур могильной ямы неправильной формы, длиной около 230 см и шириной 80-90 см. В пределах контура прослеживался прокал почвы, а также левая часть нижней челюсти лошади и железное кольцо, располагавшиеся на глубине 7 см от дневной поверхности. На глубине 60 см проступила крышка гроба очень плохой сохранности, покрытая берестяным полотном в один слой, сшитым из множества лоскутов. На берестяной покрышке найдена округлая железная подпружная пряжка. Крышка, вероятно, была сложена из двух горбылей или досок (особенности выявить не представляется возможным в силу плохой сохранности). Общая длина крышки и гроба составляла 190 см, ширина – 50-55 см. Гроб очень плохой сохранности, умещен по линии юго-запад – северо-восток. Можно предположить, что стенки были сложены из досок или горбылей толщиной 5-7 см. Торцы выполнены из обточенных с обоих концов досок толщиной 6-8 см. Острыми концами торцы упирались в пазы, вырубленные на внутренней поверхности стенок гроба.

После снятия крышки гроба внутри обнаружены скелетированные останки мужчины, лежавшего на спине и головой ориентированного на юго-запад. Лицо было повернуто к северо-западу, то есть влево по отношению к собственной оси, нижняя челюсть была раскрыта. Левая рука покоилась вдоль туловища, правая была слегка согнута и расположена на паху. В верхней части костяка анатомический порядок оказался нарушен (позвонки и реберные кости лежали разрозненно). Часть ребер фиксировалась в районе ног и бедренных костей покойного и имела очень плохую сохранность. Коленная чашечка левой ноги сместилась и располагалась у левой голени. Хаотично расположены были также фаланги пальцев рук. Ноги располагались прямо. Длина костяка – 158 см.

Сопроводительный инвентарь погребения представлен фрагментами железного наборного пояса, состоявшего из бляшек округлой формы с округлой петлей для подвеса и бляшек прямоугольной формы в виде двух соединенных четырехлистников. На прямоугольных бляшках видны остатки тканевой основы. На некоторых из них имеется по две железные заклепки. Кроме того, рядом с фрагментами пояса обнаружен железный колчанный крюк и костяной концевой вкладыш лука. У правой голени покойного были обнаружены железные лепесткообразные фрагменты крепления саадачного набора с кольцами. В области таза зафиксировано три кольца из цветного металла (элементы крепления одежды), между бедренными костями – половинка аналогичного кольца и целое железное кольцо. Между голеней расчищено три плоских железных черешковых вильчатых наконечника стрел и три костяных черешковых четырехгранных наконечника, выполненных из кости с берестяной обмоткой у основания. В районе голеней фиксировались реберные кости жеребенка, положенные в качестве тризны. Калиброванная дата владимировского погребения по радиуглеродному методу датирования, проведенному методом ускорительной масс-спектрометрии в Институте акселераторных анализов в Японии – 1630 – 1670-е гг.

Обсуждение. Для якутских позднесредневековых захоронений характерна ориентация головой на запад. В данном случае сильное отклонение головы покойного к северо-западу обусловлено тем, что памятник приурочен к ручью, протекающему по распадку, расположенному в 350 м к югу от места погребения. Здесь следует отметить, что неподалеку, а именно в 240 м к югу от места погребения Владимировка, расположен памятник «шаман-гора», представляющий собой удлиненно-конусообразную возвышенность. Здесь, кроме стоянок раннего и среднего неолита, на вершине горы имеются погребения, датируемые XVIII-XIX вв. [5, с. 47]. Подобные географические условия в совокупности с наличием погребальных памятников подпадают под понятие «аартык», что в переводе с якутского означает горное ущелье, горный проход, горная падь, по которой идет дорога [10, стлб. 152]. Данные обстоятельства позволяют предполагать, что в рассматриваемой местности в древности функционировала одна из множества дорог вглубь центрального левобережья Якутии.

Инвентарный набор мужского погребения Владимировка четко коррелируется с радиоуглеродной датировкой. На фрагментах железного наборного пояса найдены следы холщовой ткани, на которую, возможно, были нашиты бляшки. Так как ткань, находимая в якутских погребениях, считается русским импортом, можно говорить о погребении во времена первых контактов с русским населением, что подтверждается радиоуглеродной датой (1630-1670). Два аналогичных железных пояса из этнографических сборов В. Иохельсона хранятся в Американском музее естественной истории в Нью-Йорке и датируются XVII- началом XVIII вв. [8, с. 179-180]. Наличие лишь одного концевого вкладыша, выполненного из кости, говорит о помещении во внутреннее пространство гроба только одной половины лука, которая в условиях залегания в агрессивной среде полностью истлела. Возможно, лук был сломан уже при первичном воздушном захоронении исходя из соображений безопасности, или в силу ритуала намеренного «убийства предметов», бытовавшего у якутов в рассматриваемый период. Наконечники стрел группировались скученно у ног, что говорит о наличии колчана, который истлел, как и вся одежда покойного. Стрелы в количестве 6 штук ранее встречались в якутских погребениях, но здесь надо заметить, что классический комплект состоит из 7 стрел [2, с. 124]. Обнаруженные железные наконечники являются вильчатыми срезнями и схожи со вторым и третьим типами наконечников IV группы по наиболее полной типологии, созданной Ф. Ф. Васильевым [3, с. 74]. В своем труде «Военное дело якутов» он отмечает, что вильчатыми срезнями в якутских легендах срезали голову перелетной или боровой птицы [Васильев, с. 83]. В то же время, автор не исключает возможность боевого использования данного типа наконечников. Костяные наконечники из погребения Владимировка условно можно отнести к третьему типу якутских костяных черешковых наконечников XVII-XVIII вв., по типологии А.И. Гоголева [4, с. 197].

Делать выводы о социальной принадлежности покойного представляется сложным, так как ранние погребения XV-XVII вв. отличает относительная скудность сопроводительного инвентаря по сравнению с погребениями XVIII века [9, с. 96]. Однако, отсутствие предметов, не имеющих утилитарного значения и сугубо военных атрибутов, а также наличие классического набора лучника и элемента конского снаряжения в виде пряжки позволяет отнести данное погребение к числу рядовых [2, с. 139­ – 141].

Особый интерес представляет нарушение анатомического порядка костяка во внутримогильном пространстве. Учитывая целостность внутримогильной конструкции, можно исключить намеренное нарушение анатомического порядка с целью обезвреживания покойного или любых постингумационных манипуляций с трупом в магических и других целях. Исключается также бальзамирование покойного, как в погребении Тымпы, раскопанном Саха-Французской экспедицией в Нюрбинском районе РС(Я), где межреберные мышцы были удалены, а органы грудной клетки извлечены через брюшную полость, которая впоследствии была набита соломой и сосновой корой [9, с.182]. Вышеперечисленные факторы могут свидетельствовать о вторичном характере погребения. В случае с памятником Владимировка нарушение целостности скелета в районе груди и брюшной полости, неправильное распределение пальцев рук, смещение коленной чашечки относительно левого колена говорят о различной степени сохранности отдельных частей тела покойного во время перезахоронения. Связки и сухожилия конечностей трупа на момент погребения еще сохраняли свои функции, что подтверждается целостностью костей рук, ног и тазобедренного сустава. Известно, что кости таза непогребенных трупов освобождаются от мягких тканей значительно дольше, чем в области грудной клетки и брюшной полости, когда реберно-позвоночные соединения распадаются на отдельные элементы, а кости рук в определенных условиях могут мумифицироваться [6, с. 11]. Мумификация в условиях позднего средневековья Якутии возможна, если после смерти тело первично было захоронено воздушным или наземным способом. В ходе изучения традиционной якутской погребальной практики не раз встречались грунтовые захоронения с нарушенным анатомическим порядком, которые трактовались исследователями как перезахоронения с арангаса [1, с.87]. Косвенно указывает на вторичное погребение фрагментарность сопроводительного инвентаря. Воздушные захоронения у якутов считаются традиционным наряду с грунтовым способом и кремацией. Есть сведения, что в дорусскую эпоху (до XVII века) арангасный способ захоронения преобладал над остальными и именно со времени прихода русского населения широко распространяется ингумация покойных. Кроме того, с полным установлением в крае русской административной власти выходили указы, запрещающие арангасный способ погребения и предписывающие придать трупы вторичному захоронению в земле [7, с. 23]. Впоследствии «арангасирование» сохраняется как отдельный метод только по отношению к шаманам и исключительным людям. Погребение Владимировка может как раз отражать в себе начало процессов крайне незначительного изменения, происходивших в погребальном обряде якутов под давлением русской администрации. Не случайно и расположение погребения в непосредственной близости от административного центра – г. Якутска, где эти процессы должны были начаться раньше всего.

Заключение. Подводя итог, можно заключить, что обнаруженное и исследованное нами погребение Владимировка на основе радиоуглеродного датирования и анализа сопроводительного инвентаря хронологически относится к XVII веку. Характер сохранности костяка и расположение его во внутреннем пространстве гроба указывают на позднее вторичное погребение в частично экскранированном виде. Таким образом, данное погребение является примером незначительных трансформаций, произошедших в погребальной обрядности якутов под воздействием внешних факторов.

__

Рис. 1. План погребения Владимировка

_

Рис. 2. Сопроводительный инвентарь погребения Владимировка

Библиография
1.
Бравина Р.И., Дьяконов В.М., Колбина Е.Ю., Петров Д.М. К вопросу о ритуально-потревоженных захоронениях якутов (XVII-XVIII вв.) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2016. № 2 (33).
2.
Бравина Р.И., Попов В.В. Погребально-поминальная обрядность якутов: памятники и традиции (ХУ-Х1Х вв.). – Новосибирск: Наука, 2008. – 296 с.
3.
Васильев Ф.Ф. Военное дело якутов / Под ред. д.и.н. Д.Г. Саввинова; Художник В.Р. Андросов. – Якутск: Нац. кн. изд-во «Бичик», 1995. –224 с.
4.
Гоголев А.И. "Якуты. Проблемы этногенеза и формирования культуры" — Якутск: Издательство ЯГУ, 1993. – 200 с.
5.
Дьяконов В.М. Отчет об исследованиях в долине Туймаады Якутского отряда археологической экспедиции ЯГУ в полевой сезон 1998. – 114 с.
6.
Зайцева О. В. Погребения с нарушенной анатомической целостностью костяка: методика исследования и возможности интерпретации. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2005. – 28 с.
7.
Константинов И.В. Материальная культура якутов XVIII века: По материалам погребений. Якутск: Кн. изд-во, 1971. – 211 с.
8.
Материальная и духовная культура народов Якутии в музеях мира (XVII-начало XX вв.) = Material and spiritual culture of the peoples of Yakutia in world museums (17th-early 20th centuries) / Постоян. Форум ООН по вопросам корен. Народов, Росс. Ком. Международ. Союза музеев, М-во культуры и духов. Развития Респ. Саха (Якутия). – Якутск: Бичик, 2017. – 784 с.
9.
Мир древних якутов: опыт междисциплинарных исследований (по материалам Саха-французской археологической экспедиции); под.ред. Эрика Крюбези и А.Н. Алексеева.-Якутск: Издательский дом СВФУ, 2012. – 226 с.
10.
Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. т. I. 2-е изд., М., 1959.-1280 стлб.
References (transliterated)
1.
Bravina R.I., D'yakonov V.M., Kolbina E.Yu., Petrov D.M. K voprosu o ritual'no-potrevozhennykh zakhoroneniyakh yakutov (XVII-XVIII vv.) // Vestnik arkheologii, antropologii i etnografii. 2016. № 2 (33).
2.
Bravina R.I., Popov V.V. Pogrebal'no-pominal'naya obryadnost' yakutov: pamyatniki i traditsii (KhU-Kh1Kh vv.). – Novosibirsk: Nauka, 2008. – 296 s.
3.
Vasil'ev F.F. Voennoe delo yakutov / Pod red. d.i.n. D.G. Savvinova; Khudozhnik V.R. Androsov. – Yakutsk: Nats. kn. izd-vo «Bichik», 1995. –224 s.
4.
Gogolev A.I. "Yakuty. Problemy etnogeneza i formirovaniya kul'tury" — Yakutsk: Izdatel'stvo YaGU, 1993. – 200 s.
5.
D'yakonov V.M. Otchet ob issledovaniyakh v doline Tuimaady Yakutskogo otryada arkheologicheskoi ekspeditsii YaGU v polevoi sezon 1998. – 114 s.
6.
Zaitseva O. V. Pogrebeniya s narushennoi anatomicheskoi tselostnost'yu kostyaka: metodika issledovaniya i vozmozhnosti interpretatsii. Avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Novosibirsk, 2005. – 28 s.
7.
Konstantinov I.V. Material'naya kul'tura yakutov XVIII veka: Po materialam pogrebenii. Yakutsk: Kn. izd-vo, 1971. – 211 s.
8.
Material'naya i dukhovnaya kul'tura narodov Yakutii v muzeyakh mira (XVII-nachalo XX vv.) = Material and spiritual culture of the peoples of Yakutia in world museums (17th-early 20th centuries) / Postoyan. Forum OON po voprosam koren. Narodov, Ross. Kom. Mezhdunarod. Soyuza muzeev, M-vo kul'tury i dukhov. Razvitiya Resp. Sakha (Yakutiya). – Yakutsk: Bichik, 2017. – 784 s.
9.
Mir drevnikh yakutov: opyt mezhdistsiplinarnykh issledovanii (po materialam Sakha-frantsuzskoi arkheologicheskoi ekspeditsii); pod.red. Erika Kryubezi i A.N. Alekseeva.-Yakutsk: Izdatel'skii dom SVFU, 2012. – 226 s.
10.
Pekarskii E.K. Slovar' yakutskogo yazyka. t. I. 2-e izd., M., 1959.-1280 stlb.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания:
«В частности, в изучении этногенеза и архаичной культуры якутов, наряду с поселенческими памятниками, важную роль играет целенаправленный поиск и научное исследование наиболее древних грунтовых погребений.»
«...наряду с... памятниками, важную роль играет целенаправленный поиск и научное исследование... ».
Некорректно.
«Исключается также бальзамирование покойного, как в погребении Тымпы, раскопанном Саха-Французской экспедицией в Нюрбинском районе РС(Я), где межреберные мышцы были удалены, а органы грудной клетки извлечены через брюшную полость, которая впоследствии была набита соломой и сосновой корой [9, с.182]. Вышеперечисленные факторы (какие именно? Факторы чего? Т. е. приведенные обстоятельства погребения?) могут свидетельствовать о вторичном характере погребения. »
«В случае с памятником Владимировка нарушение целостности скелета в районе груди и брюшной полости, неправильное распределение пальцев рук, смещение коленной чашечки относительно левого колена говорят о различной степени сохранности отдельных частей тела покойного во время перезахоронения. Связки и сухожилия конечностей трупа на момент погребения еще сохраняли свои функции, что подтверждается целостностью костей рук, ног и тазобедренного сустава. Известно, что кости таза непогребенных трупов освобождаются от мягких тканей значительно дольше, чем в области грудной клетки и брюшной полости, когда реберно-позвоночные соединения распадаются на отдельные элементы, а кости рук в определенных условиях могут мумифицироваться. Мумификация в условиях позднего средневековья Якутии возможна, если после смерти тело первично было захоронено воздушным или наземным способом. »
При том, что отдельные фразы совершенно ясны, нелегко уследить общую мысль автора. К какой именно гипотезе/варианту пере-/захоронения относятся рассматриваемые им детали?
«Заключение. Подводя итог, можно заключить, что обнаруженное и исследованное нами погребение Владимировка на основе радиоуглеродного датирования и анализа сопроводительного инвентаря хронологически относится к XVII веку. Характер сохранности костяка и расположение его во внутреннем пространстве гроба указывают на позднее вторичное погребение в частично экскранированном виде. Таким образом, данное погребение является примером незначительных трансформаций, произошедших в погребальной обрядности якутов под воздействием внешних факторов (?). »
«...погребение является примером незначительных трансформаций...»;
некорректно — как и вся в целом заключительная фраза.

Заключение: работа отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в методическом отношении, и рекомендована к публикации с учетом замечаний.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"