Статья 'Система обучения руководящих работников ВЛКСМ в годы Великой Отечественной войны: 1941–1945 (на материалах территориальных организаций) ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Система обучения руководящих работников ВЛКСМ в годы Великой Отечественной войны: 1941–1945 (на материалах территориальных организаций)

Бредихин Владимир Евгеньевич

кандидат исторических наук

доцент, кафедра "История и философия", ФБГОУ ВО "Тамбовский государственный технический университет"

392000, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Мичуринская, 112, оф. А

Bredikhin Vladimir Evgen'evich

PhD in History

Docent, the department of History and Philosophy, Tambov State Technical University

392000, Russia, Tambovskaya oblast', g. Tambov, ul. Michurinskaya, 112, of. A

bve1978@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.3.29427

Дата направления статьи в редакцию:

02-04-2019


Дата публикации:

09-04-2019


Аннотация: Предметом иcследования является методическая, материальная и кадровая база повышения квалификации и переподготовки тылового комсомольского аппарата. Рассмотрены факторы, предопределявшие необходимость организации регулярного обучения комсомольских работников, формы и масштабы обучения комсомольского аппарата на разных уровнях исполнительной вертикали, содержание учебных программ. Показано значение системы партийного образования в процессе подготовки комсомольского актива. На основе анализа уровня общей и политической культуры комсомольских работников дана оценка целесообразности их теоретической самоподготовки на базе «Краткого курса истории ВКП(б)». Исследование проведено на базе общенаучного метода дедукции и специальных методов — конкретно-исторического и сравнительно-исторического. Впервые, с современных научных позиций на всесоюзном материале раскрыты методы и практика подготовки штатных и внештатных руководящих комсомольских работников в период Великой Отечественной войны. Необходимость в системе повышения квалификации и переподготовки комсомольских работников была продиктована недостаточным уровнем их общей и политической образованности и малым опытом руководящей работы вследствие интенсивной ротации кадров и наличия значительного числа выдвиженцев. Обучение комсомольских работников было нацелено на расширение их политического и общего кругозора и получение практических знаний в производственной, информационно-пропагандистской и внутрисоюзной деятельности. Внутрисоюзная система образования на протяжении большей части военного периода не имела системного содержания и не обеспечивала надлежащий охват руководящих работников. На заключительном этапе войны система обучения штатного аппарата приобрела планомерный характер. Ставка на самообразование комсомольского актива, как базовый способ его теоретической подготовки, способствовала формализации внутрисоюзной системы обучения актива.


Ключевые слова: комсомол, руководящий состав, кадровая политика, Великая Отечественная война, тыл, повышение квалификации, переподготовка, курсы, семинары, школы

Abstract: The subject of this research is the methodical, material and professional framework for advanced training and retraining of the administrative Komsomol apparatus. The author examines the factors that predetermined the need for organizing the regular training of Komsomol employees, form and scale of training of Komsomol apparatus at the various levels of executive hierarchy, and the content of educational programs. The article demonstrates the significance of the system of party education in the process of training Komsomol resources. Analyzing the level of general and political culture of Komsomol workers, the author gives assessment to viability of their theoretical self-training on the basis of the “History of the All-Union Communist Party (Bolsheviks): Short Course”. For the first time, from the perspective of modern science on the all-union materials, the article reveals the methods and practice of preparation of the regular and temporary Komsomol leaders during the Great Patriotic War. The necessity in the system of advanced training and retraining of Komsomol employees was dictated by the insufficient level of their overall and political education and lack of experience in the leading positions due to intense personnel turnover and high number of contenders. Training of Komsomol  workers was aimed at broadening of their political and overall range of view and acquisition of practical knowledge in production, information-propaganda and domestic activity. For much of the war period, the domestic system of education did not have a systemic maintenance and did not ensure due coverage of administrative employees. At the final stage of the war, it attained a systematic character. The focus on self-education of Komsomol resources, as the basic method of academic training, contributed to formalization of the domestic system of education of personnel.



Keywords:

retraining, advanced training, rear, Great Patriotic war, personnel policy, management staff, Komsomol, courses, seminars, schools

Актуальность изучения кадровой политики ВЛКСМ с научной точки зрения связана, прежде всего, с встроенностью комсомола в механизм воспроизводства партийно-государственной номенклатуры СССР, где он являлся едва ли ни важнейшим первичным звеном, формировавшим облик руководящего аппарата государства, по крайней мере, с конца 1930-х гг., то есть с момента так называемой «номенклатурной революции». Именно после массовых репрессий 1937–1938 гг. в среде партийной номенклатуры, уничтоживших основную часть партийных руководителей ленинской формации [1, с. 451; 2, с. 44–47; 3], комсомольский аппарат, представленный сталинским поколением молодёжи, в полной мере смог претендовать на роль кадрового резерва правящей партии, что ярко проявилось в период 1941–1945 гг. Данное обстоятельство, наряду с важным организующим значением комсомола в тылу, обуславливает научный интерес к вопросу обучения работников комсомольского аппарата, в первую очередь, представителей комсомольской номенклатуры, в годы Великой Отечественной войны. Данный вопрос является предметом исследования в настоящей статье.

Целью работы является анализ методической, материальной и кадровой базы профессиональной подготовки тылового комсомольского аппарата на предмет соответствия решаемым союзом оборонным задачам.

В новейшей отечественной историографии ВЛКСМ, свободной от жестких методологических ограничений советского периода, практически нет специальных исследований на эту тему. Современная комсомольская историография крайне слабо разрабатывает вопросы внутренней жизни ВЛКСМ в 1941–1945 гг. Комсомольский аппарат военного времени в региональном масштабе являлся объектом научного анализа таких исследователей как В. Е. Бредихин, С. Г. Желаева и М. М. Дорошина [4 — 11]. Особенно важное значение в деле изучения комсомольской номенклатуры имеют публикации М. М. Дорошиной, подготовленные на базе анализа личных дел первых секретарей территориальных комитетов ВЛКСМ. В них представлена социально-профессиональная характеристика руководящего комсомольского аппарата. Однако, проблема его профессиональной адаптации оказалась вне поля зрения учёного. По сути, кроме автора этих строк, данная проблема на примере территориальной организации Бурят-Монгольской АССР стала объектом изучения лишь сибирского исследователя С. Г. Желаевой, которая пришла к заключению об отсутствии эффективной системы адаптации кадров ответственных работников ВЛКСМ на протяжении большей части военного периода [4, 11]. В настоящей статье вопрос подготовки комсомольских работников рассмотрен на всесоюзном материале с учётом результатов региональных исследований, что определяет её научную новизну.

Методологическая база работы основана на общенаучном методе дедукции и специальных методах — конкретно-историческом и сравнительно-историческом. Работа выполнена на общесоюзном материале.

Острая необходимость политической и административной подготовки и переподготовки ответственных комсомольских работников в годы войны была обусловлена рядом обстоятельств.

Во-первых, низким уровнем общеобразовательной подготовки значительной части комсомольских работников среднего и низшего звена, неспособных в условиях сложной внутренней и международной политической обстановки военного времени полноценно осуществлять политическую индоктринацию молодёжи. Согласно исследованию М. М. Дорошиной, среди первых секретарей тамбовских комитетов ВЛКСМ (районных, городских и областного), занимавших эту должность в 1941–1945 гг., высшим образованием обладало 13 %, среди них ни одного секретаря обкома, средним — 67 %, неполным средним — 20 %. Комсомольских руководителей этого уровня с начальным образованием в период войны в тамбовской территориальной организации не значилось [9, с. 63]. Таким образом, 80 % корпуса руководящих номенклатурных комсомольских работников Тамбовской области обладало образовательной подготовкой, достаточной для реализации функции политического воспитания молодёжи. Однако среди секретарей первичных организаций области этот показатель на протяжении большей части военного времени не превышал 40 % [5, с. 142]. По данным С. Г. Желаевой, в Бурят-Монгольской АССР к 1945 г. доля высоко- и среднеобразованных работников составляла среди первых секретарей райкомов 57 %, секретарей первичных организаций — 25 % [10, с. 64]. Аналогичная ситуация наблюдалась и в целом по союзу: в 1943 г. высшее и среднее образование имело 77,7 % секретарей обкомов, крайкомов и ЦК ЛКСМ; 66,4 % секретарей горкомов и 67 % секретарей райкомов ВЛКСМ. Среди же секретарей первичных организаций, то есть непосредственных исполнителей партийных директив, таковых насчитывалось в 1944 г. лишь 40 %. Доля работников с начальным образованием среди руководителей территориальных органов не превышала 5 %, среди секретарей первичных организаций составляла в 1944 г. 14 % [12, д. 97, л. 195, 196, 197].

Во-вторых, нехваткой у подавляющей части комсомольского аппарата опыта руководящей работы в занимаемой должности, в силу колоссальной скорости обновления комсомольской номенклатуры в годы войны и массовой практики выдвиженчества. Согласно исследованию автора этих строк, в период войны свыше 50 % секретарей территориальных организаций Тамбовской области имело стаж работы в занимаемой должности менее года: среди первых секретарей горкомов и райкомов таковых насчитывалось осенью 1943 г. 82 %; среди первых секретарей райкомов летом 1945 г. — 66 %. За время войны на 49 номенклатурных должностей первого секретаря горкома и райкома Тамбовской области, по подсчётам автора, было произведено 134 процедуры замещения, то есть состав этой группы работников обновился трижды. В 1943–1944 гг. в среднем 50 % секретарей первичных комсомольских организаций Тамбовской области имело стаж работы до 6 месяцев и лишь 20 — 25 % — свыше одного года. Если следовать оценке областного комсомольского руководства, 50 % секретарей первичных организаций не планировало свою работу и значительная часть плохо понимала свои должностные обязанности [5, с. 135, 136, 142]. По подсчётам М. М. Дорошиной, доля выдвиженцев (педагогов и производственников), то есть не имевших предварительного опыта руководящей партийной или комсомольской работы, составляла среди первых секретарей обкома и горкомов Тамбовской области 35 %, среди первых секретарей райкомов — 50 %. [7, с. 39; 8, с. 368; 9, с. 63]. Грандиозную ротацию руководящего аппарата пережил весь тыловой комсомол: в 1942–1944 гг. в территориальных организациях ежегодно сменялось от 32 % до 46 % секретарей обкомов, крайкомов и ЦК ЛКСМ; от 36 % до 72 % первых секретарей горкомов; от 52 % до 81 % первых секретарей райкомов ВЛКСМ и около 50 % секретарей первичных организаций, что существенно превышало предвоенные показатели. Крайне неблагоприятным фактором стала массовая дисквалификация кадров работников первичного и районного звена — главных организаторов союзных и молодёжных масс: в 1943–1944 гг. лишь 26 — 28 % первых секретарей райкомов обладало предварительным опытом руководящей комсомольской работы (накануне войны 50 %); в 1942 г. стаж пребывания в комсомоле 30 % секретарей первичных организаций составлял до одного года, а в 1945 г. доля секретарей с исключительно военным стажем пребывания в ВЛКСМ составила 51,7 % [12, д. 97, л. 191, 193, 197, 207].

В третьих, огосударствлённым характером организации [13, 14], предполагавшим в силу решения комсомолом разнообразных государственных задач необходимость периодического повышения квалификации его руководящих работников.

Обучение ответственных комсомольских работников тыла осуществлялось с одной стороны в условиях резкого сокращения их абсолютной численности: в 1941–1943 гг. из-за оккупации противником западных районов СССР численность комсомольского аппарата сократилась по корпусу первых секретарей райкомов и секретарей первичных организаций — в два раза, по корпусу первых секретарей горкомов — почти в три раза; с другой стороны, в условиях роста относительной численности номенклатурных работников (введение 850 номенклатурных должностей комсоргов ЦК на крупных оборонных предприятиях; 7200 должностей помощников начальников политотделов МТС и совхозов; свыше 400 должностей секретарей обкомов, крайкомов и ЦК ЛКСМ по военно-физкультурной работе; свыше 2000 должностей вторых секретарей райкомов; секретарей отраслевых отделов в горкомах, образование новых регионов в 1944–1945 гг. и т.д.) и корпуса внештатных активистов — инструкторов и комсоргов райкомов. Так, если в 1939 г. номенклатура ЦК ВЛКСМ составляла 7800 человек, то в начале 1944 г. в условиях оккупации входивших перед Второй мировой войной в состав СССР Белоруссии и Правобережной Украины — 6470 человек, а в начале 1945 г. — 9384 человека [5, с. 133; 12, д. 97, л. 50, 193, 195, 204; 15, с. 48; 16, с. 76]. Согласно исследованию С. Г. Желаевой, в течение 1943–1945 гг. численность ответственных штатных работников тыловой Бурят-Монгольской организации ВЛКСМ увеличилась со 130 до 160 человек или на 23 % [10, с. 54]. В условиях сокращения материальных и кадровых возможностей правящей партии и комсомола, очевидно, что тотальная планомерная подготовка ответственных комсомольских работников тыла была практически невозможна.

Система подготовки штатного и внештатного комсомольского аппарата в годы войны в основных чертах сложилась во второй половине 1930-х гг. и базировалась на использовании сети учреждений как партийного, так и комсомольского образования.

Система партийного образования включала в себя партийные школы (районные, областные, краевые) с шестимесячным — годичным сроком обучения, в которых существовали отделения комсомольских работников; вечерние университеты марксизма-ленинизма со сроком обучения 1 — 2 года и различные курсы повышения квалификации и переподготовки. С 1939 г. начала работу Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б), с 1944 г. — заочная Высшая партийная школа и вечерние районные партийные школы. Основу системы партийного образования составляли периодически организуемые курсы и семинары. Значительное место в учебной программе отводилось гуманитарной подготовке слушателей, включавшей изучение истории партии (на основании сталинского учебника «История ВКП(б). Краткий курс»), истории СССР, истории Великой Отечественной войны (на основании сборника статей и выступлений Сталина «О Великой Отечественной войне Советского Союза») всеобщей истории, международных отношений, Конституции СССР, русского языка и литературы, марксистской философии и политэкономии. Помимо этого изучались вопросы партийного строительства и организации производства. Постановлением ЦК ВКП(б) 1932 г. квота комсомольских работников среди обучающихся курсов партийного актива при комитетах ВКП(б) определялась в 25 % и более. Согласно данным, приведённым А. В. Гайдашевым по Сталинградской области, доля комсомольцев в районных партийных школах составляла в 1944–1945 гг. порядка 15 %, а ответственных комсомольских работников — 10 %. Это цифра совпадает с данными диссертационного исследования С. Г. Желаевой, в котором доля комсомольских работников среди слушателей 6-месячных курсов партийного актива Бурят-Монгольской АССР в 1943–1944 гг. показана в 12,6 %. Преподавательский состав в системе регионального партийного образования состоял из секретарей и других ответственных работников территориальных партийных комитетов, педагогических и научных работников среднего и высшего образования. В частности, преподавательский состав районных партийных школ Сталинградской области в 1944 г. состоял на 22 % из секретарей райкомов ВКП(б), на 24 % — из заведующих отделами райкомов ВКП(б), на 33 % — из учителей. В вечерних университетах марксизма-ленинизма, как правило, преподавали работники обкомов и горкомов ВКП(б) с высшим образованием и практическим опытом пропагандистской деятельности, и профессорско-преподавательский состав вузов.

Как показывает анализ региональных материалов, на базе учреждений партийного образования проходили подготовку, преимущественно, штатные комсомольские работники городов. В частности в 1942–1944 гг. на межобластных, областных, краевых и республиканских партийных курсах с 2 — 6-месячным сроком обучения было подготовлено 3259 руководящих комсомольских работников. С 1942 г. началась подготовка ответственных работников на комсомольских отделениях республиканских партийных школ, принявшая массовый характер к концу войны. В 1944–1945 гг. на вновь созданные комсомольские отделения при 60 областных, краевых и республиканских партийных школах было принято 3500 комсомольских работников. Входил комсомольский актив и в состав слушателей городских и районных партийных школ. Отбор комсомольских работников в состав слушателей партийных школ осуществлялся на конкурсной основе с учётом образования и состояния здоровья кандидата [10, с. 68, 69; 12, д. 97, л. 201; 17, с. 70–72; 18, с. 119, 120; 19, с. 29, 30, 379, 380; 20, с. 414; 21, с. 144, 147; 22, д. 225, л. 171; 23, с. 413].

Система комсомольского образования базировалась на проведении различного рода курсов и семинаров для работников разного уровня. Слушатели курсов получали базовые знания в области марксистско-ленинского учения, истории ВКП(б), международных отношений, организации производства и внутрисоюзной работы. При комитетах территориальных организаций ВЛКСМ периодически организовывались курсы и семинары для комсоргов и секретарей комитетов первичных организаций. С 1936 г., для подготовки пропагандистских кадров, были организованы постоянные областные (краевые) школы с 3 — 4-месячным сроком обучения с пропускной способностью 400 — 500 слушателей за год. Учебный план этих школ включал изучение истории СССР, истории ВЛКСМ, политэкономии, экономической географии, конституции СССР, родного языка, работ Ленина и Сталина, посвящённых комсомолу и молодёжи [24, с. 87]. При этом следует отметить, что после издания в 1938 г. сталинского учебника политграмоты «История ВКП(б). Краткий курс» было решено теоретическое образование комсомольских работников осуществлять, преимущественно, на основе самоподготовки с периодической проверкой уровня приобретённых знаний. Как следствие, накануне войны количество краткосрочных курсов и семинаров комсомольского актива заметно сократилось [12, д. 97, л. 54, 55; 22, д. 171, л. 113–147].

Профессиональная адаптация нижнего звена комсомольского актива — секретарей первичных организаций, проходила в форме периодически организуемых при горкомах и райкомах ВЛКСМ семинаров и совещаний, и только в самом конце войны — на курсах с отрывом от производства. Фактически эта работа началась с 1942 г. В соответствии с оборонными приоритетами тыла, в первую очередь, внимание уделялось подготовке руководителей первичных организаций сферы производства. В частности, в апреле 1942 г. были организованы семинары для секретарей первичных организаций предприятий промышленности и транспорта с участием, по данным 17 территориальных организаций, 8000 активистов; в июле — августе 1942 г. — семинары комсомольских групоргов предприятий промышленности и транспорта; в марте — апреле 1943 г. — семинары для секретарей первичных организаций предприятий промышленности с участием 7865 активистов (92 % от запланированной численности); весной 1943 г. — семинары для секретарей первичных организаций села (колхозов, совхозов, МТС); в декабре 1943 г. — отдельно семинары для секретарей первичных организаций колхозов, в которых по данным 33 территориальных организаций, участвовало 43000 активистов; в феврале — марте 1945 г. — семинары для секретарей первичных организаций колхозов с участием 70 % секретарского корпуса. Наконец, в 1945 г., на основании решений XIII пленума ЦК ВЛКСМ, были организованы месячные курсы с отрывом от производства для секретарей первичных организаций предприятий промышленности и транспорта, которые по 62 территориальным организациям закончило 1364 человека, и секретарей первичных организаций села, на которых прошло подготовку 3679 работников. Отдельно, в марте — апреле 1945 г., состоялись десятидневные семинары секретарей сельских первичных организаций недавно присоединённых к СССР областей Западной Украины и Западной Белоруссии.

Материалы региональных исследований (автора статьи по Тамбовской области, С. Г. Желаевой по Бурят-Монгольской АССР) позволяют сделать вывод, что планомерный характер в годы войны носили лишь семинары секретарей сельских первичных организаций, ежегодно проводившиеся накануне весенней посевной кампании.

Учебный план семинаров для низовых комсомольских работников включал изучение текущей ситуации на фронте и в тылу, роли партии и комсомола в обороне страны, Устава ВКП(б), предстоящих производственных задач и опыта организации массовой работы среди комсомольцев и несоюзной молодёжи. В конце войны в программе семинаров появилась общекультурная составляющая. Семинары проводились в нерабочее время, а их преподавательский состав состоял из секретарей территориальных комитетов ВЛКСМ, партийных работников, преподавателей общественных дисциплин, специалистов сельского хозяйства, инженерно-технических работников.

Необходимо отметить факт постоянного усложнения программы подготовки секретарей сферы производства: если учебный план семинаров 1942 г. включал 8 часов подготовки, то в 1943 г. он составлял от 24 часов до 48 часов, а в 1945 г. составил 66 — 70 часов подготовки. Программа месячных курсов 1945 г. была рассчитана на 144 часа подготовки для секретарей организаций села и 146 часов — для секретарей организаций сферы индустрии [4, с. 44; 10, с. 65, 66, 67; 12, д. 97, л. 198, 199, 201; 21, с. 145–149, 151, 159].

Наиболее массовый охват работников обеспечивала наиболее примитивная форма подготовки — семинары. Пропускная способность более качественной курсовой системы подготовки, была невелика. Так, в 1942–1943 гг. численность секретарей первичных организаций промышленности и транспорта находилась в пределах 17 тыс. — 21,5 тыс. человек, сельского хозяйства — в пределах 97 тыс. — 114 тыс. человек; в первой половине 1945 г. данные показатели составили, соответственно, 27 тыс. — 29 тыс. и 140 тыс. — 154 тыс. человек [15, с. 48]. На основании этих данных можно заключить, что в работе семинаров принимало участие до 70 % секретарей первичных организаций сферы производства, в то время как курсовую подготовку в 1945 г. смогло пройти не более 5 % секретарей первичных организаций индустриального сектора и не более 2,5 % секретарей первичных организаций сельского хозяйства.

Помимо секретарей первичных организаций сферы производства, ЦК ВЛКСМ трижды — в апреле 1943 г., июле и августе 1944 г., организовывал семинары и семинары-совещания для секретарей первичных организаций сферы профессионального образования: вузов и техникумов. Очевидна связь этих мероприятий со сферой производства.

Мы не располагаем сводными данными, позволяющими оценить степень включённости корпуса секретарей первичных организаций тыла в процесс переподготовки. По ленинградской областной организации в 1944 г., то есть в период постоккупационного восстановления, эта величина составила 87 % [22, д. 225, л. 171].

Наконец, напрямую с интересами производства была связана подготовка и переподготовка ещё одной группы руководящих работников первичного звена — комсоргов, и в первую очередь освобождённых комсоргов ЦК ВЛКСМ. Как известно, перед войной эта номенклатурная единица существовала в учебных заведениях профессионального образования (в 1939 г. около 2 тыс. работников), а с её началом была введена на 850 крупных предприятиях оборонного значения [22, д. 169, л. 179]. ЦК ВЛКСМ трижды организовывал повышение квалификации этой группы освобождённых работников: межобластные курсы комсоргов школ механизации сельского хозяйства в сентябре 1943 г., межобластные совещания-семинары комсоргов промышленных предприятий в июле 1943 г. и кустовые совещания-семинары комсоргов учебных заведений системы государственных трудовых резервов в феврале 1944 г. [12, д. 97, л. 200; 21, с. 156].

Таким образом, в системе подготовки низовых комсомольских работников чётко прослеживаются производственные приоритеты в оборонной работе тылового комсомола.

Гораздо более серьёзную профессиональную подготовку в период войны проходили номенклатурные работники территориальных комитетов ВЛКСМ. Как правило, их подготовка была организована в форме курсов с двух — трёхмесячным сроком обучения. Такие курсы для штатных руководящих работников республиканского, областного, краевого и городского звена были организованы в сентябре — ноябре 1942 г. (4530 слушателей), для штатных работников городского звена — в апреле — июле (1815 слушателей) и августе — сентябре 1943 г. Учебный план курсов был рассчитан на 46 — 224 часа обучения и увеличивался по мере приближения окончания войны. Кроме того, в 1945–1946 гг. при 62 областных и краевых комитетах комсомола были организованы двухмесячные курсы для секретарей райкомов с учебным планом на 312 часов обучения, которые окончило 2459 ответственных работников [12, д. 97, л. 200; 21, с. 145, 153, 154].

Наиболее совершенной внутрисоюзной формой подготовки комсомольского аппарата в тылу являлись школы руководящих комсомольских работников или, по-другому, школы комсомольского актива, которые образовывались на базе республиканских, краевых, областных и крупных городских комитетов ВЛКСМ. В частности, такую школу с трёхмесячным сроком обучения было решено создать в Алма-Ате весной 1943 г. С января 1945 г. школы освобождённых комсомольских работников с годичным сроком обучения стали создаваться во всех областных, краевых и республиканских центрах и крупных городах. Обучение в них являлось обязательным для всех штатных работников за исключением тех, кто обучался на заочных и вечерних отделениях вузов, техникумов и университетов марксизма-ленинизма. Контингент обучающихся школ был достаточно широк: от заведующих отделами и секторами до освобождённых работников предприятий и учебных заведений. Наконец, постановлением ЦК ВЛКСМ от 14 октября 1944 г. была создана Центральная комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ со сроком обучения 1,5 года и контингентом обучающихся в 250 человек [10, с. 69; 21, с. 153, 158].

Использовал ЦК ВЛКСМ и такую простейшую форму подготовки секретарей и работников территориальных комитетов как семинары. В первую очередь эта форма применялась для инструктажа накануне посевной кампании секретарей сельских райкомов комсомола. На подобных семинарах разъяснялись права и ответственность комсомола как помощника партии, давались практические указания по организации труда молодёжи в ходе подготовки и проведения весеннего сева. В 1943 г., после введения в номенклатуру должности второго секретаря райкома, ответственного за агитационно-пропагандистскую работу, был организован цикл семинаров для замещающих эту должность [10, с. 68; 12, д. 97, л. 201; 21, с. 142, 143].

Достаточно трудно определить степень охвата обучением, организуемым ЦК ВЛКСМ, комсомольской номенклатуры тыла. Известно, что численность штатных работников райкома и горкома (не считая крупных горкомов, где существовало до 4 секретарей отраслевых отделов) в годы войны составляла 4 — 6 человек, из которых лишь 2 — 4 человека являлось ответственными работниками. Следовательно, если в начале 1943 г. в союзе насчитывалось 143 секретаря горкома, то платный аппарат этого уровня не превышал 1000 человек. Численность работников областных (краевых, республиканских) комитетов можно, приблизительно, определить на основании данных о численности аппарата Тамбовского и Бурят-Монгольского обкома ВЛКСМ, который в 1943–1944 гг. насчитывал 13 — 15 человек. Тогда на 417 областных, краевых и республиканских комитетов могло приходиться 5 — 6 тыс. номенклатурных работников [5, с. 132, 133; 10, с. 53; 12, д. 97, л. 195]. Тогда, даже с учётом освобождённых секретарей городских первичных организаций и комсоргов ЦК ВЛКСМ, необходимо заключить о массовом характере курсов переподготовки, организованных ЦК осенью 1942 г. К концу же войны масштабы подготовки на курсах штатных ответственных работников были, безусловно, велики. Достаточно сказать, что на двухмесячных курсах секретарей райкомов 1945–1946 гг., без учёта ротации кадров, могло пройти подготовку до 90 % первых секретарей или до 45 % первых и вторых секретарей. Пропускную способность школ комсомольского актива, на основании данных по Бурят-Монгольской АССР за 1945 г., можно оценить в 40 % номенклатурных комсомольских работников региона [10, с. 69].

Для подготовки номенклатурной верхушки территориальных организаций в годы войны использовалась такая форма как семинары-совещания при ЦК ВЛКСМ: секретарей горкомов в августе 1944 г., секретарей обкомов, крайкомов и ЦК ЛКСМ по пропаганде и агитации — осенью 1944 г., секретарей обкомов, крайкомов и ЦК ЛКСМ по работе среди школьной молодёжи и пионерии — в августе 1945 г. Кроме того, летом 1943 г. и 1944 г. были организованы месячные сборы секретарей обкомов, крайкомов и ЦК ЛКСМ по военной работе.

Всего, согласно отчёту ЦК ВЛКСМ XI съезду, за время войны профессиональную подготовку в партийных школах прошло 7330 ответственных работников, на курсах — 17929, на краткосрочных семинарах — 163528 человек. На внутрисоюзную систему подготовки кадров пришлось 96 % всех подготовленных в 1942–1945 гг. работников ВЛКСМ. На их обучение в течение 1943–1945 гг. было потрачено 16,4 млн. рублей [12, д. 97, л. 201, 202; 21, с. 145].

Насколько система подготовки руководящих комсомольских работников в 1941–1945 гг. отвечала требованиям времени. Очевидно, сравнительно с предвоенным пятилетием, подготовка аппарата в тылу, особенно на заключительном этапе войны, приобрела более интенсивный характер. Однако, создать внутрисоюзную систему регулярной комплексной подготовки комсомольского актива не удалось. Материалы Тамбовской территориальной организации показывают региональную практику подготовки комсомольских работников тыла: в течение 1942–1944 гг. для тамбовской номенклатуры дважды было организовано обучение на двухмесячных курсах и пять раз — на семинарах. Между тем, постановление местного обкома ВЛКСМ (ноябрь 1943 г.) требовало проводить двухдневные семинары с секретарями райкомов ежеквартально. Лишь в конце войны, с массовым созданием школ руководящих комсомольских работников, проблема системной подготовки номенклатурного аппарата, представлявшего подавляющее меньшинство актива, формально была решена. Подготовка внештатного аппарата, в первую очередь секретарей первичных организаций, осуществлялась эпизодически силами местных территориальных комитетов ВЛКСМ. В период войны была издана директива ЦК ВЛКСМ о переподготовке низового актива с периодичностью не реже, чем раз в два месяца. Тамбовский обком ВЛКСМ осенью 1942 г. требовал ежемесячного проведения семинаров секретарей сельских организаций. Местная практика 1942–1944 г. показывает, что их удавалось проводить, в лучшем случае, ежеквартально, и только в 1945 г., по официальным данным, удалось добиться организации ежемесячных однодневных семинаров в большинстве городов и районов области. По подсчётам С. Г. Желаевой, за время войны в Бурят-Монгольской территориальной организации было организовано в общей сложности 10 семинаров работников этого уровня. Ежегодный плановый характер, как уже говорилось, носили лишь семинары секретарей первичных организаций сельского хозяйства [4, с. 42, 43, 44; 10, с. 69].

Остро стояла проблема посещаемости занятий в системе комсомольского образования и качества их проведения. В Бурят-Монгольской АССР в конце войны посещаемость семинарских занятий среди секретарей колхозных организаций опустилась до 50 % и ниже; в школе комсомольского актива г. Улан-Удэ она составила 63 %. Слушатели ссылались на отсутствие свободного времени и дорожные затруднения. Организаторы районных семинаров испытывали большие материальные, методические и кадровые трудности, заставлявшие сокращать учебный план и сроки подготовки слушателей. Крайне низким был уровень подготовки выпускников: по свидетельству комсомольского руководства Бурят-Монгольской АССР, ни один из слушателей школы комсомольского актива г. Улан-Удэ не сдал зачёты в полном объёме [4, с. 44; 10, с. 66, 67, 70].

Как свидетельствуют документы Тамбовского обкома ВЛКСМ, средний уровень общей и политической образованности комсомольских работников был сравнительно низким. Показательным примером служит секретарь комсомольской организации Рассказовской суконной фабрики и член пленума обкома ВЛКСМ Марков, не имевший представления о вхождении в состав СССР накануне войны прибалтийских республик. На вопрос о М. В. Ломоносове Марков ответил: «Этого-то я знаю, это же инициатор стахановского движения на транспорте». Другой пример — секретарь Тамбовского сельскохозяйственного райкома ВЛКСМ Шаров, с которым произошел следующий разговор: «Вот т. Шаров приедете вы в колхоз или бригаду… а вам кто-нибудь и задаст такой вопрос: ‘‘Откуда, товарищ секретарь, появилась вера в бога, как произошла религия’’? …Шаров долго убеждал собеседника, что такой вопрос колхозники… никак не зададут. Его убедили, что все же какой-нибудь… может задать такой вопрос. Тогда товарищ Шаров сказал нам: ‘‘Да это же чепуха – как бог родился. Это же хитрые религиозные ученые устроили бога против революции, вот и все’’. Кто такие были Ломоносов, Дарвин, для Шарова остается тайной. Не интересуется товарищ Шаров и музыкой, не знает ни одного советского композитора. За три месяца товарищ Шаров сумел прочитать одно лишь художественное произведение, но так и не сказал, как оно называется и кто его автор. Правда свою бескультурность тов. Шаров пытался объяснить тем, что не нашел ничего интересного из художественной литературы в Пушкинской библиотеке». Попадались и экстраординарные фигуры: секретарь комсомольской организации Туголуковского района и по совместительству работник отдела народного образования, на занятиях в школе комсомольского актива заявил, что крепостное право в России отменили панфиловцы.

В 1943 г. при Тамбовском обкоме ВЛКСМ состоялся семинар вторых секретарей райкомов и горкомов комсомола, которые, как известно, курировали вопросы политического просвещения. Выяснилось, что из 64 присутствующих М. А. Шолохова читало 15 человек, А. Н. Толстого — 2, К. М. Симонова — 22, В. М. Кожевникова — 18. Опрос в 1945 г. комсомольских работников г. Котовска показал, что среди них регулярным чтением книг занималось лишь два человека: один инструктор и один комсорг. Из двухсот с лишним активистов г. Тамбова читателями областной библиотеки в 1945 г. числилось 8 человек [4, с. 45].

Таким образом, необходимость планомерной профессиональной подготовки комсомольского аппарата в период сталинской «номенклатурной революции» была обусловлена острой нехваткой в его составе образованных кадров с достаточным опытом руководящей работы. Данная ситуация сложилась на фоне увеличения численности ответственных работников, их интенсивной ротации и массовой практики выдвиженчества. Подготовка руководящих комсомольских работников осуществлялась в системе партийного и комсомольского образования и была нацелена на расширение их политического и общего кругозора и получение практических знаний в области производственной, информационно-пропагандистской и внутрисоюзной деятельности. Система партийного образования удовлетворяла потребность в подготовке главным образом городских комсомольских работников. Внутрисоюзная система образования на протяжении большей части военного периода не имела системного содержания и функционировала в форме периодических курсов и семинарских занятий, не обеспечивавших надлежащий охват руководящих работников. На заключительном этапе войны, с массовым созданием школ комсомольских работников, система обучения штатного аппарата приобрела планомерный характер. Ставка на самообразование комсомольского актива, как базовый способ его теоретической подготовки, способствовала формализации внутрисоюзной системы обучения актива.

Библиография
1.
Подлинная история РСДРП–РКП(б)–ВКП(б). Краткий курс. Без умолчаний и фальсификаций / В.С. Измозик, Б.А. Старков, Б.А. Павлов, С. Рудник. СПб.: Питер, 2009. 496 с.
2.
Хлевнюк О. В. Номенклатурная революция: региональные руководители в СССР в 1936–1939 гг. // Российская история. 2016. № 5. С. 36–52.
3.
Ширяев Е. А. Эволюция кадрового состава регионального руководства РСФСР в 1930−1941 годы // Государственное управление. Электронный вестник. 2011. № 27. С. 25. Режим доступа: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2011/vipusk_27._ijun_2011_g./iz_istorii_upravlenija/shiryaev.pdf
4.
Бредихин В. Е. Подготовка руководящих комсомольских кадров в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (на материалах Тамбовской области) // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота. 2014. № 10. С. 41–46.
5.
Бредихин В. Е., Кобзева И. Ю. Динамика состава руководящих кадров ВЛКСМ в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (на примере Тамбовской областной комсомольской организации) // Вопросы современной науки и практики. Университет имени В.И.Вернадского. 2014. № 3. С. 131–146.
6.
Бредихин В. Е. Комсомол Тамбовской области в годы Великой Отечественной войны: социально-политические аспекты деятельности: дис. … канд. ист. наук. Тамбов: Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, 2004. 294 с.
7.
Дорошина М. М. Корпус первых секретарей областного, городских и районных комитетов комсомола Тамбовской области (1937–1991): дис. … канд. ист. наук. Тамбов: Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, 2015. 248 с.
8.
Дорошина М. М. Корпус первых секретарей областного и городских комитетов ВЛКСМ Тамбовской области в период Великой Отечественной войны // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2014. Т. 20. № 2. С. 365–371.
9.
Дорошина М. М. Эволюция кадрового корпуса первых секретарей областного, городских и районных комитетов ВЛКСМ Тамбовской области в 1937–1953 гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 12. Ч. 2. С. 60–64.
10.
Желаева С. Г. Деятельность комсомольской организации Бурят-Монгольской АССР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: дис. … канд. ист. наук. Улан-Удэ: Бурятский государственный университет, 2012. 216 с.
11.
Желаева С. Г. Комсомольские кадры Бурятии в годы Великой Отечественной войны // Народы Бурятии в годы Великой Отечественной войны: Материалы респ. молодёжной науч.-практ. конф. студентов, аспирантов и молодых учёных. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2005. С. 198–205.
12.
Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. М–6. Оп. 11.
13.
Слезин А. А. Институализация комсомола как государственного органа: теоретическая основа // Политика и общество. 2008. № 4. С. 68–71.
14.
Слезин А. А. Этатизация комсомола: этап второй // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2009. Т.
15.
№ 1. С. 249–255. 15.Бредихин В. Е. Социальный состав ВЛКСМ и его регулирование во второй половине 1930-х — начале 1950-х гг. (на материале территориальных организаций): Монография. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2017. 192 с.
16.
Шевляков А. С. Ликвидация политотделов МТС и совхозов (май 1943 г.) // Библиотека журнала Русин. 2015. № 2. С. 73–82.
17.
Гайдашев А.В. Подготовка партийных кадров на территории Сталинградской области в 1943–1945 гг. // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2013. № 3 (78). С. 69–72.
18.
Головинова Ю. В. Развитие системы партийно-политического образования в алтайском крае в 1938−1955 гг. // Известия Алтайского государственного университета. 2013. № 4-1 (80). С. 119–123.
19.
История Коммунистической партии Советского Союза. В 6-ти т. Т. 5. Коммунистическая партия накануне и в годы Великой Отечественной войны, в период упрочения и развития социалистического общества (1938–1958 гг.). Кн. 1. (1938–1945 гг.). М.: Политиздат, 1970. 723 с.
20.
Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986) / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. 9-е изд., испр. и доп. Т. 5: 1929–1932. М.: Политиздат, 1984. 446 с.
21.
Работа комсомольских организаций в период Великой Отечественной Войны 1941–1945 гг.: Документы и материалы в двух томах / Отв. сост. В.Д. Шмитков. М.: ЦА ВЛКСМ, 1987. Т. 2. 500 с.
22.
Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. М–1. Оп. 2.
23.
Румянцев П. А. Особенности проведения кадровой работы партийными организациями в годы Великой Отечественной войны (на примере Ульяновской области) // Балтийский гуманитарный журнал. 2018. Т. 7. № 2 (23). С. 411–414.
24.
Криворученко В. К. Внутрисоюзная демократия в ВЛКСМ в 20–30-х годах: слова и дела // Научные труды Московского гуманитарного университета. 2008. Вып. 91. С. 70–98.
References (transliterated)
1.
Podlinnaya istoriya RSDRP–RKP(b)–VKP(b). Kratkii kurs. Bez umolchanii i fal'sifikatsii / V.S. Izmozik, B.A. Starkov, B.A. Pavlov, S. Rudnik. SPb.: Piter, 2009. 496 s.
2.
Khlevnyuk O. V. Nomenklaturnaya revolyutsiya: regional'nye rukovoditeli v SSSR v 1936–1939 gg. // Rossiiskaya istoriya. 2016. № 5. S. 36–52.
3.
Shiryaev E. A. Evolyutsiya kadrovogo sostava regional'nogo rukovodstva RSFSR v 1930−1941 gody // Gosudarstvennoe upravlenie. Elektronnyi vestnik. 2011. № 27. S. 25. Rezhim dostupa: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2011/vipusk_27._ijun_2011_g./iz_istorii_upravlenija/shiryaev.pdf
4.
Bredikhin V. E. Podgotovka rukovodyashchikh komsomol'skikh kadrov v gody Velikoi Otechestvennoi voiny 1941–1945 gg. (na materialakh Tambovskoi oblasti) // Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniya. Tambov: Gramota. 2014. № 10. S. 41–46.
5.
Bredikhin V. E., Kobzeva I. Yu. Dinamika sostava rukovodyashchikh kadrov VLKSM v gody Velikoi Otechestvennoi voiny 1941–1945 gg. (na primere Tambovskoi oblastnoi komsomol'skoi organizatsii) // Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet imeni V.I.Vernadskogo. 2014. № 3. S. 131–146.
6.
Bredikhin V. E. Komsomol Tambovskoi oblasti v gody Velikoi Otechestvennoi voiny: sotsial'no-politicheskie aspekty deyatel'nosti: dis. … kand. ist. nauk. Tambov: Tambovskii gosudarstvennyi universitet im. G.R. Derzhavina, 2004. 294 s.
7.
Doroshina M. M. Korpus pervykh sekretarei oblastnogo, gorodskikh i raionnykh komitetov komsomola Tambovskoi oblasti (1937–1991): dis. … kand. ist. nauk. Tambov: Tambovskii gosudarstvennyi universitet im. G. R. Derzhavina, 2015. 248 s.
8.
Doroshina M. M. Korpus pervykh sekretarei oblastnogo i gorodskikh komitetov VLKSM Tambovskoi oblasti v period Velikoi Otechestvennoi voiny // Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. 2014. T. 20. № 2. S. 365–371.
9.
Doroshina M. M. Evolyutsiya kadrovogo korpusa pervykh sekretarei oblastnogo, gorodskikh i raionnykh komitetov VLKSM Tambovskoi oblasti v 1937–1953 gg. // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2014. № 12. Ch. 2. S. 60–64.
10.
Zhelaeva S. G. Deyatel'nost' komsomol'skoi organizatsii Buryat-Mongol'skoi ASSR v gody Velikoi Otechestvennoi voiny 1941–1945 gg.: dis. … kand. ist. nauk. Ulan-Ude: Buryatskii gosudarstvennyi universitet, 2012. 216 s.
11.
Zhelaeva S. G. Komsomol'skie kadry Buryatii v gody Velikoi Otechestvennoi voiny // Narody Buryatii v gody Velikoi Otechestvennoi voiny: Materialy resp. molodezhnoi nauch.-prakt. konf. studentov, aspirantov i molodykh uchenykh. Ulan-Ude: Izd-vo VSGTU, 2005. S. 198–205.
12.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii. F. M–6. Op. 11.
13.
Slezin A. A. Institualizatsiya komsomola kak gosudarstvennogo organa: teoreticheskaya osnova // Politika i obshchestvo. 2008. № 4. S. 68–71.
14.
Slezin A. A. Etatizatsiya komsomola: etap vtoroi // Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. 2009. T.
15.
№ 1. S. 249–255. 15.Bredikhin V. E. Sotsial'nyi sostav VLKSM i ego regulirovanie vo vtoroi polovine 1930-kh — nachale 1950-kh gg. (na materiale territorial'nykh organizatsii): Monografiya. Tambov: Izdatel'skii dom TGU im. G.R. Derzhavina, 2017. 192 s.
16.
Shevlyakov A. S. Likvidatsiya politotdelov MTS i sovkhozov (mai 1943 g.) // Biblioteka zhurnala Rusin. 2015. № 2. S. 73–82.
17.
Gaidashev A.V. Podgotovka partiinykh kadrov na territorii Stalingradskoi oblasti v 1943–1945 gg. // Izvestiya Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2013. № 3 (78). S. 69–72.
18.
Golovinova Yu. V. Razvitie sistemy partiino-politicheskogo obrazovaniya v altaiskom krae v 1938−1955 gg. // Izvestiya Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. 2013. № 4-1 (80). S. 119–123.
19.
Istoriya Kommunisticheskoi partii Sovetskogo Soyuza. V 6-ti t. T. 5. Kommunisticheskaya partiya nakanune i v gody Velikoi Otechestvennoi voiny, v period uprocheniya i razvitiya sotsialisticheskogo obshchestva (1938–1958 gg.). Kn. 1. (1938–1945 gg.). M.: Politizdat, 1970. 723 s.
20.
Kommunisticheskaya partiya Sovetskogo Soyuza v rezolyutsiyakh i resheniyakh s''ezdov, konferentsii i plenumov TsK (1898–1986) / In-t marksizma-leninizma pri TsK KPSS. 9-e izd., ispr. i dop. T. 5: 1929–1932. M.: Politizdat, 1984. 446 s.
21.
Rabota komsomol'skikh organizatsii v period Velikoi Otechestvennoi Voiny 1941–1945 gg.: Dokumenty i materialy v dvukh tomakh / Otv. sost. V.D. Shmitkov. M.: TsA VLKSM, 1987. T. 2. 500 s.
22.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii. F. M–1. Op. 2.
23.
Rumyantsev P. A. Osobennosti provedeniya kadrovoi raboty partiinymi organizatsiyami v gody Velikoi Otechestvennoi voiny (na primere Ul'yanovskoi oblasti) // Baltiiskii gumanitarnyi zhurnal. 2018. T. 7. № 2 (23). S. 411–414.
24.
Krivoruchenko V. K. Vnutrisoyuznaya demokratiya v VLKSM v 20–30-kh godakh: slova i dela // Nauchnye trudy Moskovskogo gumanitarnogo universiteta. 2008. Vyp. 91. S. 70–98.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Система обучения руководящих работников ВЛКСМ в годы Великой Отечественной войны: 1941–1945 (на материалах территориальных организаций)

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
В статье сформулирована цель исследования («Целью работы является анализ методической, материальной и кадровой базы профессиональной подготовки тылового комсомольского аппарата на предмет соответствия решаемым союзом оборонным задачам»), указаны методы исследования, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором продуманы.
Автор представил результаты анализа историографии проблемы и сформулировал новизну предпринятого исследования («В настоящей статье вопрос подготовки комсомольских работников рассмотрен на всесоюзном материале с учётом результатов региональных исследований»).
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обосновал её актуальность, указал ключевые элементы программы своего исследования.
В основной части статьи автор обстоятельно прокомментировал «ряд обстоятельств», которые обусловили «острую необходимость политической и административной подготовки и переподготовки ответственных комсомольских работников в годы войны»: «низкий уровень общеобразовательной подготовки значительной части комсомольских работников среднего и низшего звена» и т.д., «нехватка у подавляющей части комсомольского аппарата опыта руководящей работы в занимаемой должности» и т.д., «огосударствлённый характер организации» и т.д. Автор последовательно обратил внимание на то, что «обучение ответственных комсомольских работников тыла осуществлялось с одной стороны в условиях резкого сокращения их абсолютной численности… с другой стороны, в условиях роста относительной численности номенклатурных работников», обстоятельно разъяснив свою мысль.
Далее автор перешёл к анализу «системы подготовки штатного и внештатного комсомольского аппарата в годы войны», подразделив на системы «партийного» и «комсомольского» образования, перечислил виды образования, охарактеризовал программы обучения, преподавательский состав. Затем автор проанализировал состав обучавшихся. Автор уделил особое внимание вопросу «профессиональной адаптации нижнего звена комсомольского актива — секретарей первичных организаций», заметив, что «планомерный характер в годы войны носили лишь семинары секретарей сельских первичных организаций, ежегодно проводившиеся накануне весенней посевной кампании».
Далее автор отметил «факт постоянного усложнения программы подготовки секретарей сферы производства», сообщил, что «наиболее массовый охват работников обеспечивала наиболее примитивная форма подготовки — семинары», разъяснив каждую из своих мыслей. Автор заключил, что «в системе подготовки низовых комсомольских работников чётко прослеживаются производственные приоритеты в оборонной работе тылового комсомола».
Следующий сюжет автор посвятил анализу «профессиональной подготовки в период войны номенклатурных работников территориальных комитетов ВЛКСМ».
Далее автор обосновал свои мысли о том, что «создать внутрисоюзную систему регулярной комплексной подготовки комсомольского актива не удалось», что «средний уровень общей и политической образованности комсомольских работников был сравнительно низким».
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «необходимость планомерной профессиональной подготовки комсомольского аппарата в период сталинской «номенклатурной революции» была обусловлена острой нехваткой в его составе образованных кадров с достаточным опытом руководящей работы» и т.д., что «подготовка руководящих комсомольских работников осуществлялась в системе партийного и комсомольского образования и была нацелена на расширение их политического и общего кругозора и получение практических знаний в области производственной, информационно-пропагандистской и внутрисоюзной деятельности» и т.д. Автор резюмировал, что «на заключительном этапе войны, с массовым созданием школ комсомольских работников, система обучения штатного аппарата приобрела планомерный характер. Ставка на самообразование комсомольского актива, как базовый способ его теоретической подготовки, способствовала формализации внутрисоюзной системы обучения актива».
На взгляд рецензента, цель исследования автором достигнута, потенциальные задачи реализованы.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"