Статья 'Влияние осенней кометы Галлея на формирование и поддержание мифа о Близнецах и включение в него Христа' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Влияние осенней кометы Галлея на формирование и поддержание мифа о Близнецах и включение в него Христа

Ковалев Андрей Николаевич

не работает временно.

198516, Россия, г. Петергоф, санкт-Петербург, ул. Разводная, 37

Kovalev Andrey Nikolaevich

N/A

198516, Russia, g. Petergof, sankt-Peterburg, ul. Razvodnaya, 37

ser.levsha@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.1.29112

Дата направления статьи в редакцию:

01-03-2019


Дата публикации:

09-02-2020


Аннотация: Анализируется астрономическая гравюра 1533 года на предмет выявления связи между особенностями пути комет среди созвездий и средневековыми легендами, эллинистическими настроениями эпохи Возрождения и древнегреческими мифологемами. Уточняется влияние некоторых астрономических событий, как на формирование деталей древнегреческого мифа о Диоскурах, так и на создание средневековых легенд. Определяются причины, позволившие Джотто в начале XIV века выбрать комету Галлея в качестве Вифлеемской звезды, что совпало с современным взглядом некоторых ученых. Проведен сравнительный анализ пути прохождения одной кометы в пяти ее различных появлениях, разнесенных в общей сумме на 2 800 лет и соотнесение его с повторяемостью одного мифа. Оценена вероятность случайности этого совпадения. Высказана гипотеза, что путь прохождения осенней кометы Галлея среди созвездий привел к ее выделению в качестве небесного предзнаменования для рождения божественных близнецов и определил детали мифа. Это привело к появлению цепочки, объединенной одним мифом и астрономическим явлением: Диоскуры – Христос – Лоэнгрин (VI век) – Гуго (X век, прадед Готфруа Булонского), возможно, поддержанной реальным совпадением дат их рождения с появлением этой кометы. Обсуждается вопрос о существовании связи между предполагаемым зачатием/рождением Христа в 12 году до н. э., в год появления кометы Галлея, и представлением о существовании у него брата-близнеца.


Ключевые слова: Датировка рождения Христа, Ренессанс и Диоскуры, Оценка вероятностей, астрономические гравюры Возрождения, Готфруа Булонский Лебедь, брат-близнец Христа, Лоэнгрин рыцарь Лебедя, мифологизация астрономических явлений, Осенняя комета Галлея, Диоскуры и Христос

Abstract: This article analyzes the astronomic gravure of 1553 regarding determination of the link between peculiarities of the trajectory of comets among constellations and medieval legends, Hellenistic moods of Renaissance Era, and ancient Greek mythologemes. The author clarifies the influence of some astronomic events upon formation of the details of ancient Greek myth on Dioscuri, as well as creation of medieval legends. The article reveals the factors that allowed Giotto in the early XIV century to select Halley’s Comet as Star of Bethlehem, which coincided with the modern perspective of some scholars. Comparative analysis is conducted on the trajectory of a single comet in its five various occurrences spread throughout 2,800 years and its correlation with repetition of a single myth. The likelihood of such coincidence is being estimated. A hypothesis is put forward that the trajectory of autumnal Halley’s Comet among constellations led to its designation as a stellar sign for the birth of divine Gemini and determine details of the myth. This resulted in the emergence of a chain united by a single myth and astronomic phenomenon: Dioscuri – Christ – Lohengrin (VI century) – Hugo (X century, great-grandfather of Godfrey of Boulogne) possibly supported by realistic coincidence of their birth dates with emergence of this comet. Discussion is conducted on the existence of interconnection between the proposed conception/birth of Christ in the 12th year BC, in the year of the origination of Halley’s Comet and idea on the existence of his twin brother.



Keywords:

The Renaissance and the Dioscuri, Christ's birth date, Estimate of probability, astronomical engravings of the Renaissance, Godfroy, Boulogne and the Swan, Lohengrin the Swan knight, twin brother of Christ, mythologization of astronomical phenomena, Autumn comet of Halley, The Dioscuri and Christ

Влияние осенней кометы Галлея на формирование и поддержание мифа о Близнецах и включение в него Христа

На титульном листе книги придворного астронома императора Карла V Габсбурга (1519 – 1556) – Апиана (П. Беневиц, 1495 – 1552) об астрономических инструментах (Ингольштадт, 1533), на гравюре «Практическая Астрономия» изображены астрономы, стоящие попарно у левого и правого краев, рядом с правильными фигурами – додекаэдром и икосаэдром, которые измеряют положения небесных объектов различными способами и приборами, а расположенный в центре пятый человек переносит «законы небесного построения» в архитектуру храмов [1].

Гравюра «Практическая Астрономия», Ингольштадт, 1533 г.

Два астронома слева смотрят на γ Большой Медведицы и Полярную звезду. Астроном, который использует самый грубый способ оценки углового расстояния – с помощью руки – измеряет угол между Полярной звездой и γ Большой Медведицы. Но этот угол равен примерно 36.70. Здесь он приравнивается 360, что поддерживается изображением в правой руке астронома циркуля, отмеряющего половину стороны правильного пятиугольника. В русле развиваемой далее темы заслуживает внимания взгляд второго справа (ближайшего к собору) астронома на "звезду х", изображенную несколько иначе, чем остальные звезды. Этот астроном измеряет ее угловые координаты квадрантом, предложенным Апианом, и, как предполагают историки астрономии, это сам Апиан [2]. Если это звезда, то она изображена слишком большой для своего места (где-то в созвездии Лебедя). На гравюре расстояние от Полярной до «звезды х» в созвездии Лебедя в 1,73 - 1,76 раз больше, чем от γ Большой Медведицы до Полярной. Если 360 умножить на 1,73 - 1,76, то получим интервал 620 9’ - 630 22’, близкий к углу между вершинами икосаэдра, возле которого стоят астрономы справа, при взгляде на многогранник из его центра (точный 630 26'). Если считать, что все звезды изображены правильно, то это получается в области β Лебедя, неяркой звезды четвертой звездной величины (от Полярной до β Лебедя – 620 13'). Вега, звезда нулевой звездной величины, расположена несколько ниже и левее и изображена даже меньше. Таких ярких звезд нет в созвездии Лебедя.

Прорисовка интересующего нас объекта в созвездии Лебедя напоминает голову кометы, как она изображалась в XVI веке, но смущает отсутствие хвоста. Ее значимость в рамках какого-то контекста усиливается фактом наблюдения ее самим Апианом. В 1531 году, в августе-сентябре, была видна комета Галлея, но она не проходила по созвездию Лебедя. Но в 1532 были видны, как минимум, еще две кометы, одна из которых могла пройти по созвездию Лебедя. Все три кометы наблюдал Апиан. Расчет для одной из них (по паспортным данным, приведенным у Галлея) показывает, что эта комета не проходила по созвездию Лебедя. Скудные европейские данные по оставшейся третьей комете не позволили Галлею определить ее характеристики, и нельзя сказать, проходила ли она по созвездию Лебедя. Поэтому приходится обратиться к китайским каталогам, согласно которым в 1532 году была видна комета, прошедшая по созвездию Лебедя. В Ше-Ке и в «Дополнении» к Ма-Туан-Линь, под 1532 годом есть запись о двух кометах. Одна из них описана так (в переводе на современные даты и обозначения): «1532 г. Сентября 2. Была видна комета в восточной части области γ-ε-λ-μ Близнецов. Она была около локтя длиной... Потом она пошла к северо-востоку и прошла через α и другие звезды Лебедя... 26 декабря, по истечении 115 дней, она исчезла» . При этом ее хвост в положении, изображенном на гравюре 1533 года, должен был бы уходить вверх-влево и, поскольку она находится у верхнего края гравюры, естественно, не попадал в ее рамки. Создается впечатление, что автор гравюры, возможно, хотел спрятать «концы в воду».

Если на гравюре 1533 года изображена именно комета, то, что заставляет из всего пути ее прохождения выбрать положение именно в созвездии Лебедя и изобразить так, чтобы можно было принять ее за обыкновенную звезду?.. Могло ли произойти объединение двух комет в сознании людей того времени в одну композицию, пробуждающую определенные мифологические ожидания? Самой знаменитой из них потом станет комета Галлея, но были ли в XVI веке какие-либо основания для ее выделения среди прочих?.. Рассмотрим путь ее прохождения по небу. Примерно 10 августа 1531 года комета Галлея была видна вблизи α Близнецов, прошлась надо Львом (по Малому Льву), заметая хвостом звезды Большой Медведицы, а с 26 августа по 8 сентября наблюдалась в созвездии Девы. Видно, что две кометы создавали мифологически насыщенный ряд: Близнецы – Малый Лев (рождение в царском роде) – Дева (далее: Весы - Ворон - Чаша), и осенью следующего года: Близнецы - Лебедь - Дева, который мог быть воспринят, как указание неба на вполне определенные легендарные истории: Диоскуров, братьев Елены Прекрасной, один из которых, согласно легенде, был сыном Зевса, принявшего образ лебедя; и историю Лоэнгрина – рыцаря Лебедя (и Кардейса, его брата-близнеца). Этому соответствует изображение кометы на гравюре именно в созвездии Лебедя, а не в любом другом месте ее пути.

На юге Франции и в Лотарингии в Позднее Средневековье за исторический прообраз Лоэнгрина рыцарских романов конца XII – начала XIII вв. принимали Гуго де Плантара – прадеда Готфруа Булонского (1060 – 1100), одного из организаторов первого крестового похода [3]. В эпических поэмах XII – XIII вв. Готфруа назван потомком «Рыцаря Лебедя» (Элиаса). Но историки считают, что это более позднее представление, возникшее после смерти Готфруа Булонского. На Схеме 1 представлена часть генеалогического древа Готфруа Булонского [4]. В [5] приведены параллели между историческим Гуго и литературным Лоэнгрином, поддерживающие факт существования такого отождествления, по крайней мере, на рубеже XII – XIII веков. При сравнении использовались в основном литературные «хронологические данные» из романа Эшенбаха «Лоэнгрин». Известна только дата смерти Гуго – 1015 год. Для даты рождения простые расчеты на основании приведенной схемы дают интервал 988 – 991 гг. [5]. А в августе-сентябре 989 г. была видна комета Галлея, с перигелием – 5 сентября. При этом стоит отметить, что календарная близость перигелиев кометы Галлея (август-сентябрь) приводит и к близости ее видимого пути среди созвездий.

Cхема 1. Часть генеалогического древа Готфруа Булонского [4].

Отметим, что у Гуго был брат, Иоанн II, скорее всего, старший близнец (наследник), если Гуго в XIII веке отождествлялся с Лоэнгрином. Рождение близнецов в сентябре 989 года (или в мае 990 г.), в царском роде, при существовании на небе вестницы богов – «хвостатой блуждающей звезды», которая появилась августовским утром на востоке в созвездии Близнецов, с хорошо мифологизируемым путем прохождения среди созвездий, могло приобрести особый акцент и поскольку это происходило ровно через 1000 лет после 12 года до н. э. – предполагаемой некоторыми современными исследователями датой рождения Христа [6].

С другой стороны, Лоэнгрин младший в близнецовой паре – сын Парсеваля и принадлежал времени короля Артура – VI веку. Почему же его связывали с Гуго де Плантаром X – XI вв.? Может, и Лоэнгрин с Кардейсом родились (или были зачаты) в год появления кометы Галлея? Современный Оксфордский курс истории Великобритании и Кембриджский словарь по истории Великобритании не дают однозначной даты смерти Артура. Наиболее распространено мнение, что король Артур погиб во время битвы при Камблане в 537 году. Если мы примем эту дату и хронологию романа «Парцифаль» Эшенбаха, то для рождения Лоэнгрина получается интервал 527 – 531 года [5]. При этом верхняя граница этого интервала определена достаточно точно – не позже чем за 6 лет до гибели Артура. Комета Галлея возвращалась в 530 г., и была видна в августе-сентябре, которая 26 августа была видна утром на востоке новой звездочкой в соединении с α Близнецов. Если принять 531 год за дату рождения Лоэнгрина с Кардейсом, то Парсеваль родился примерно в 510 году и был моложе короля Артура на 15 – 17 лет, что вполне соответствует и роману, и современным представлениям.

Теперь выявляется одна из причин, связывающая в средневековом сознании две пары близнецов, разнесенных на четыре с половиной века – появление утром на востоке в созвездии Близнецов новой звезды, которая в сентябре мечом входила в созвездие Девы. С некоторой очевидностью этот ряд более ассоциируется с зачатием, чем с рождением. И, вполне возможно, что правильнее брать дату рождения через 38 недель – в мае месяце, в зодиакальном знаке Близнецов. Скорее всего, в X веке еще существовали хроники или родословные, в которых были сохранены обстоятельства рождения Лоэнгрина в VI веке. Ведь, согласно роману Эшенбаха «Лоэнгрин», братья-близнецы и были зачаты в сентябре.

В 1301 г. в созвездии Близнецов появилась новая звезда, которая была хорошо видна утром на востоке. Потом она превратилась в пламенеющий меч, вошедший осенью в созвездие Девы. А в 1305 году великий итальянский художник Джотто ди Бондоне (1267-1337) изобразил на фреске “Поклонение волхвов” эту комету в качестве Вифлеемской звезды, чем, возможно, поддержал раннехристианское представление о рождении Спасителя в год появления кометы. Этот факт не был бы столь примечательным, не окажись комета 1301 г. той самой, с появлением которой незадолго до начала нашей эры, и могли связывать рождение Спасителя. К этому следует добавить, что факт возвращения комет был открыт Галлеем только в начале XVIII века – через 400 лет после Джотто. Галлей рассмотрел характеристики орбит комет XVI – XVII вв., и определил, что кометы 1531, 1608 и 1682 гг. были одной и той же. Эта комета была названа его именем. Именно ее и наблюдал Джотто. А в XX веке она будет рассматриваться, как реальная претендентка на роль Вифлеемской звезды. Случайны ли эти совпадения, или у кометы 1301 года были признаки, позволившие Джотто отождествить ее с Вифлеемской звездой?

1304-1306 гг. Джотто ди Бондоне. Фреска капеллы дель Арена (Скровеньи), Падуя

Еще в III в. н. э. христианский теолог Ориген (ок. 185 – ок. 254) писал о Вифлеемской звезде: «Мы думаем, что звезда, появившаяся на востоке, была новой звездой, не похожей на любую из расположенных на неподвижной верхней сфере небесной тверди или на нижней сфере (планеты – А. К.). Ее следует причислить к кометам, которые иногда появляются на небосводе, метеорам, бородатым звездам или любым другим явлениям подобного рода, которые греки описывают в различных формах». И добавляет далее: «…в трактате «О кометах» стоика Иеремона сказано о том, что в некоторых случаях кометы появлялись как доброе предзнаменование. Если же начало новой династии знаменуется явлением кометы, стоит ли удивляться, что перед рождением Того, кто дал человечеству новое учение, в небе засияла звезда?». И действительно, в некоторых странах Ближнего Востока, появление кометы было «добрым предзнаменованием». Так в Понте (маленьком государстве на южном побережье Черного моря), управляемой династией персидского происхождения, зачатие царя Митридата VI, Евпатора (134 г. до н. э.) и его восхождение на престол (120 год до н. э.), как пишет римский историк Юстин, было отмечено небесным знамением – появлением кометы. По словам историка, это было истолковано магами (волхвами), управляющими религиозной жизнью Понта, как знак будущего величия царя, получившего в последующем прозвище Дионис. В подтверждение этого факта приводятся монеты Митридата, украшенные изображением кометы. Отметим, что один из пришедших к младенцу Иисусу волхвов был, скорее всего, из Понта.

В европейских источниках появление комет отмечено в 22 г. до н. э., 12 г. до н. э., 12 г. н. э. и т. д. Упоминаний о появлении комет в другие года в окрестности начала эры, подходящих для даты рождения Христа, нет. Но эти описания скудные, не позволяющие ни отождествить их с известными кометами, ни хотя бы примерно представить их путь среди звезд. Поэтому астрономы при отождествлении исторических свидетельств с конкретными кометами обращаются к подробным китайским кометным каталогам, которые позволили отождествить все возвращения кометы Галлея с 240 года до н.э. и повысить точность регрессивных расчетов для нее до XV века до н.э. до погрешности определения дат перигелиев в 1 месяц [2].

Рассмотрим особенности прохождения “пламенного меча” по небу в интересующий нас год. “26 августа 12 г. до н. э., в восточной части созвездия Близнецов , появилась комета и двигалась к α, γ, η Льва… сначала ее наблюдали утром на востоке , но на 13 день она появилась вечером на западе над созвездием Льва (в созвездии Малого Льва) … вошла в середину круга не заходящих звезд” [2, с. 118] – так в китайском каталоге Ма Туанлина (XIII век), в переводе на современный язык, описано начало прохождения по небу знаменитой кометы Галлея. Почти любая часть этой краткой записи допускает астрологическую интерпретацию в рамках мифа и пробуждает древние ожидания. Здесь есть и все необходимое для отождествления Вифлеемской звезды с “хвостатой звездой”. Отметим, что 13 день, когда она появилась в созвездии Малого Льва, – это 7 сентября – одна из наиболее принятых на сегодня дат рождения Христа. Но одна сторона, поддерживающая это отождествление еще многие века, обычно упускается. Это появление кометы именно в сентябре. Во времена мессианских ожиданий в царских еврейских родах заключался династический брак, по которому первенец должен был родиться в месяце искупления – сентябре. После разрушения Иерусалима эта особенность династических браков могла сохраниться.

Первым, кто пробовал научно обосновать права кометы Галлея на роль Рождественской звезды, возможно, был немецкий астроном А. Штенцель (1907 г.). В конце XX века комета Галлея вновь стала претендовать на роль Вифлеемской звезды: «… в первых числах сентября комета вошла в созвездие Льва и приближалась к звезде Мелех, или Регул - "маленький царь", находясь приблизительно в 50° от Солнца по эклиптике… Именно тогда ее могли обнаружить волхвы… в предрассветные часы на восточной стороне неба. Созвездие Льва связывали с именами Иуды и его "колена". Изображение этого созвездия находилось на знаменах иудеев. Поэтому появление новой звезды в созвездии Льва вблизи Регул астрономы того времени могли расценить, как знамение о рождении нового "царя иудейского" ». [6, с. 70 - 71]. В цитируемой статье Резников приводит множество доводов, опираясь в том числе и на апокрифы, в поддержку этой гипотезы. Так у псевдо-Матфея по поводу известного эпизода встречи Ирода с волхвами написано: «Когда Ирод, вернувшись из Рима на следующий год, узнал, что маги его обманули, то сердце его наполнилось яростью...", но Ирод ездил в Рим последний раз в 12 году до н. э. Отметим, что в виде кометы звезда Рождества изображена и на одной картине в Александро-Невской лавре, в Санкт-Петербурге.

К списку доводов Резникова «за» рождение Христа в год появления кометы Галлея можно добавить и интерпретацию одного места из «Откровения» Иоанна. Сначала отметим, что меч Апокалипсиса есть Слово Божье – Логос, который в дольнем мире превращается в Христа. Но комета – «пламенеющий меч». Далее, читаем в «Откровении» Иоанна: «… явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце; под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения» (Откр., 12:1 – 2). Жена, облаченная в солнце, с венцом из двенадцати звезд, это может быть указание на Солнце в созвездии Девы. На небе действительно над головой Девы виден «венок» из двенадцати звезд. Но зодиакальная Дева в христианском мире часто сравнивалась с девой Марией. Тогда муки рождения у жены, «облаченной в солнце», с луной под ногами можно трактовать, как указание на положение Солнца и Луны при рождении Христа. Таким образом, мы снова получаем месяц сентябрь. Луна в ногах созвездия Девы дает:

23 августа и 19 сентября 12 года до н. э.

При этом Солнце оказывается или за «плечами» Девы (август), или рядом со Спикой в районе живота (сентябрь), о чем вполне естественно сказать: «облаченная в Солнце». По еврейскому календарю новый год в 12 году до н. э. начался 18 сентября, и рождение в первый день нового года придает ему дополнительное символическое значение. Ирод вернулся из Рима, согласно псевдо-Матфею, «на следующий год», т. е. не раньше 19 сентября. В рамках этого факта вполне оправданно выглядит бегство именно после 19 сентября, особенно, если Ирод вернулся в начале еврейского года.

Раннехристианские богословы отождествляли «жену, облаченную в солнце» или с матерью Христа или с христианской церковью, но в последующем возобладала вторая, чисто символическая трактовка. Последнее было обусловлено сложностью понимания всего «Откровения», что толкало воспринимать его текст чисто символически, если и относящийся к истории, то времен написания евангелия Иоанном (90-ые годы I века).

В XIV веке во времена Джотто и в XVI веке в эпоху Возрождения, конечно, не знали, что кометы возвращаются, но повторение одного и того же пути осенней кометой Галлея, появляющейся в августе в созвездии Близнецов, проходящей по Малому Льву, мечом входящей в сентябре в Деву и в конце своего странствия исчезающей в Чаше – не могло не запомниться. При каждом следующем появлении это небесное знамение могло рождать одни и те же ожидания мифологического порядка.

В круг нашего внимания вошло 4 возвращения кометы Галлея (в -11, 530, 989 и 1531 гг.) разнесенные попарно тысячелетним интервалом и все – сентябрьские. И может создаться впечатление, что комета Галлея, возможно, очень часто видна именно в сентябре. Между тем из 24 исторически зафиксированных ее появлений, с III века до н. э. до XVI века включительно, только 7 были видны в августе-сентябре. Кроме упомянутой в связи с фреской Джотто (1301 г.), еще в 684 и 1222 гг. Если увеличить рассматриваемый временной интервал на более близкие к нам века, то к этому списку следует добавить возвращение кометы в 1682 году, когда она наблюдалась с 24 августа по 22 сентября. Именно это возвращение и дало возможность наблюдавшему ее Галлею открыть факт возвращения комет и определить период «своей», отождествив ее с кометами 1607 и 1531 гг.

Но вернемся в 530 год и зададимся вопросом: почему Лоэнгрин получил звание рыцаря Лебедя? Нельзя ли протянуть связующую нить от братьев-близнецов времен Артура к близнецам, сыновьям Леды – Диоскурам, один из которых был сыном Зевса, принявшего образ лебедя? Попробуем проверить, не могли ли Диоскуры родиться в год появления кометы Галлея. Самое раннее исторически достоверное описание траектории движения кометы, позволяющее отождествить ее с кометой Галлея, относится к 240 г. до н. э. И здесь на помощь истории приходит астрономия – работа Т. Кианга и Д. Йоманса. Результатами их регрессивного расчета движения кометы, учитывающего влияние всех планет, приведенными в [3], мы и воспользуемся.

Для начала примем на веру факт исторического существования не только Елены – невольной виновницы Троянской войны (ТВ), но и ее старших братьев Диоскуров. Отметим, что еще в XX веке в Черном море (в Сухумской бухте) искали город Диоскурий, якобы основанный братьями-близнецами. Современная хронология датирует ТВ 1225 годом до н. э. [7]. Особенность последовательности – Диоскуры, старшие братья Елены от одной матери, в молодости – участники похода аргонавтов вместе с молодым Лаэртом, отцом Одиссея, одного из предводителей ахейцев в ТВ, и существование у Елены 9-летней дочери на момент похищения, - позволяет датировать год рождения близнецов относительно даты начала ТВ, и дает интервал: 1263 – 1278 гг. до н. э. [5].

А в августе-сентябре 1266 года до н. э. была видна комета Галлея (перигелий – 5 сентября), которая появилась утром на востоке в созвездии Близнецов. Поскольку история Диоскуров является отправной точкой для последующего разворачивания вариаций, прошивших века светом одного мифа о братьях-близнецах, один из которых – сын Бога, то представляется важным уточнить обстоятельства астрономического характера для 1266 г. до н. э., которые могли бы поддержать зарождение мифа. Солнце находилось в Близнецах примерно с 6 мая до 5 июня; в созвездии Девы – с 3 августа по 13 сентября. Комета Галлея находилась в Близнецах приблизительно с 5 августа до 15 августа (14 августа ближе всего к α Близнецов). С 29 августа – в созвездии Девы, в котором находилась до начала октября (все даты по юлианскому календарю).

В сентябре-октябре к берегам Греции прилетали на зимовку лебеди (день осеннего равноденствия в 1260-ых годах до н. э. приходился на 3-4 октября.). Учитывая приведенные даты, наиболее вероятно, что, в случае синхронистичности деталей событий с небесными «указаниями», что важно для поддержания зарождающегося мифа, сентябрь был месяцем зачатия. Когда «пламенеющий меч» вошел в созвездие Девы. Если принять за дату зачатия 1 – 7 сентября, то при стандартных 40 неделях беременности датой рождения будет 22 – 30 мая, когда Солнце было близко к β Близнецов. Ближе всего – 28-29 мая. Именно β Близнецов носит имя сына бога – Поллукса (Полидевка).

Есть две особенности в мифе о сыновьях Леды, возможно, сохранившие след соотнесения их рождения с кометой. Это, во-первых, представление, что братья родились из одного яйца. Обычно этот факт считают следствием зачатия от Зевса, принявшего образ лебедя. Но возможен и второй смысл – аллегорический и метафизический, намек на разделение природ, на светлую (божественную) и темную (земную), при рождении пары. Как известно, в сыром яйце разделение частей не произвести. Но, комета, как небесный пламенеющий меч и прообраз алхимического меча, и могла восприниматься орудием, осуществляющим разделение природ в яйце. Вторая особенность мифа – связывание братьев с утренней и вечерней звездой. При этом очевидно, сын бога – утренняя звезда. Если не считать чисто философской трактовки общих идей о рождении и смерти, то этот момент не совсем понятен. Тем более что за братьями уже были закреплены две яркие звезды созвездия Близнецов. Первой из этих двух звезд на утреннем небе на широте Афин летом, примерно на неделю раньше Сириуса, появляется Кастор, которого и можно было бы назвать «утренней звездой», но сыном бога считался Поллукс, звезда которого хоть и появляется на несколько дней позже, но - ярче. Это более позднее ее появление согласуется с традицией именно второго сына-близнеца посвящать богу. Но остается при этом не понятной одновременная астрономическая привязка второго брата, Кастора, к вечерней звезде. Вспомним, что комета Галлея 1266 г. до н. э., как, впрочем, и во всех рассмотренных здесь случаях, появляется как новая утренняя звезда на востоке, в созвездии Близнецов. И она же, исчезнув на несколько дней, после появляется уже в виде вечерней звезды - пламенеющего меча - на западе. Тогда, скорее всего, именно эта «звезда» и могла быть отправной точкой для появления этой детали в мифе.

Большое значение для оценки возможности появления мифа еще в микенскую культуру имеет время выделения созвездий зодиака. Некоторые советские и российские ученые во второй половине XX века датировали появление 12 знаков зодиака не позднее VII - VIII века до н. э. (И. Н. Веселовский, 1977/1982; Г. Е. Куртик, 1995; В. В. Емельянов, 1999). Они считали, что для более ранней датировки нет письменных, графических свидетельств или достаточно убедительных соответствующих интерпретаций более древних текстов. Другие датировали выделение многих созвездий зодиака началом второго тысячелетия до н. э. (К. Хасапис, 1967) [8] или даже 5 – 3 тысячелетиями (А. А. Гурштейн, 1992) [9]. Последний автор выдвинул гипотезу поэтапного выделения созвездий. При этом созвездие Девы было самым ранним из выделенных, и произошло это в период, когда летнее солнцестояние приходилось на него, т. е. – не позднее 5-го тысячелетия до н. э.

Если созвездие Девы было выделено раньше других созвездий (как занимающие наибольшую часть зодиака, но при этом оно не обязательно носило современное название), то две яркие звезды созвездия Близнецов могли быть выделены с Девой одновременно. Последнее связано с тем, что от α Девы (Спика) до α и β Близнецов примерно 900 по эклиптике. Т. е. когда летнее солнцестояние приходилось на Спику, весеннее равноденствие – на Поллукса. Такое парное выделение, важное для навигации, было характерно ранней астрономии, по крайней мере, в III тысячелетии до н. э., когда, предположительно, по мнению профессора математики Афинского университета К. Хасаписа, были выделены Лев и Телец [8]. Он свои выводы о существовании во втором тысячелетии до н. э. уже выделенных и современным образом названных созвездий зодиака делал на основании астрономического анализа космогонических гимнов орфиков [8]. Последние традиционно датируются примерно VI веком до н. э. Но эта датировка вступает в противоречие с анализом текста гимнов математиком. Согласно его исследованию, один из гимнов описывает равноденствие в Тельце и солнцестояние во Льве, т. е. имеет астрономический смысл только, если его отнести к 3 – 4 тысячелетиям до н. э. И здесь, как и в случае с парой Дева-Близнецы, угловое расстояние между яркими объектами неба поддерживает это выделение: от α Льва до Плеяд – 900. Скорее всего, выделение этой пары созвездий произошло, когда солнцестояние происходило в непосредственной близости от Регула, т. е. в XXV – XXIII веках. Многие другие довода Хасаписа, подталкивающие перенести окончательное разделение зодиака на 12 созвездии не ближе границы 3 и 2 тысячелетий до н. э., приведены в книге Житомирского С. [10].

В крито-минойской цивилизации, возникшей в третьем тысячелетии до н. э., когда Солнце в дни весеннего равноденствия находится в созвездии Тельца, с самого начала поклонялись священному Быку. Это совпадение многими считается случайным, поскольку созвездие Тельца, как утверждает господствующая теория, еще не было выделено. Шведские ученые Мэри и Питер Бломберги и Г. Хенриксон интерпретируют два святилища на Крите (Петсофас и Траосталос), надежно датированные периодом от 2000 до 1600 гг., как астрономические «обсерватории», обнаружив маркеры, указывающее направления на восход солнца в дни равноденствий и стояний, что говорит о существовании солнечного календаря. Найденные на территории этих святилищ керамические изделия трактуются как изображения созвездий, в том числе и Лебедя (П. Бломберг, 2000 г.). При этом сами изображения сделаны в варианте, описанном в поэме «Феномены» Арата (~ 270 г. до н. э.), легшей в основание античной греческой астрономии, и, предположительно, основанной на трудах астронома и пифагорейца IV века до н. э. Евдокса Книдского (~ 403 - ~ 350), которые ныне утеряны. Датировка времени создания астрономического материала, зафиксированного в поэме «Феномены», выполненная известными астрономами прошлого века – Э.У. Маундером (1909), Э.К. Кромеллином (1923), М. Овенденом (1966), А. Роем (1984) - приводит к гораздо более ранним векам. Маундер и Кромеллин получают XXV век до н. э., Овенден – 2 600 ± 800 лет, Рой – около 2 000 года до н. э. При этом речь идет о переносе в гораздо более ранее время не только знаний о зодиаке и названий его созвездий, но и большей части астрономического материала поэмы, таких как – положение экватора, южного и северного тропиков на небесной сфере. Работы этих астрономов – доказательство существования развитой астрономии за две тысячи лет до н. э. И Евдокс Книдский выступает здесь только в роли звена в их передаче. Более точный анализ «Явлений», выполненный С. Житомирским по методике А. Роя, относит время выделения двух звезд-близнецов на период 3.6 – 2.2. тыс. лет до н. э. [10, с. 33].

Таким образом, можно утверждать, что ко времени жизни Диоскуров созвездия Близнецов, Льва, Девы и Лебедя были давно выделены и соответствующим образом названы, а значит, существовали все астрономические предпосылки для создания мифа уже в то время. Две близкие и яркие звезды созвездия Близнецов в микенскую эпоху, до рождения Диоскуров, были посвящены, скорее всего, Аполлону и Артемиде, которые были близнецами, и день рождения которых отмечался в последнюю декаду мая. Сохранились упоминания Артемиды в письменности на микенском языке. Аполлону в мифах часто сопутствуют лебеди. Когда он родился, лебеди с Пактола проделали семь кругов над Делосом и воспели его ([11], IV 250 – 252). Весной он улетал на своей колеснице, запряжённой лебедями, на север. Факт бывшего когда-то связывания созвездия Близнецов с Аполлоном сохранился в истории астрологии.

При жизни Евдокса и Арата комета Галлея появлялась в 391 и 315 гг. и опять была видна в августе-сентябре! Эти три возвращения (1266, 391, 315 гг.) и составляют весь список, когда комета была видна осенью (с 1404 по 240 гг. до н. э.). Здесь вполне можно сделать предположение, что возрождение мифа о братьях Диоскурах после появления кометы 391 г. до н. э. могло сопровождаться созданием связки: Диоскуры – Зевс - созвездие Лебедя. У пифагорейцев Лебедь, как образ, принятый Зевсом, был связан с зодиакальным созвездием Близнецов, и можно задаться вопросом, почему именно это созвездие получило такое название? Созвездие Лебедь имеет большую протяженность, его склонение (аналог широты) две с половиной тысячи лет назад менялось в пределах от 200 до 500 (основные звезды: от 300 до 400). Это значит, что на территории Греции и на Крите он кульминировал в зените. Конкретно a-Лебедя (Денеб) поднималась в зенит как на широте Афин, так и на Крите. А в августе-сентябре (до осеннего равноденствия) это происходило близко к полуночи. Возможно, именно эти факты и подтолкнули греков (или критян минойской эпохи) связать его с Зевсом. Особенности положения созвездия со временем поэтизировались и насыщались мифологическим содержанием. В августе-сентябре, когда созвездие Лебедя поднималось выше всего над горизонтом, хорошо виден Млечный путь, который в окрестностях Денеба разделяется и двумя сияющими потоками ниспадает к горизонту. Лебедь как бы висит над развилкой небесной реки, указывая самой яркой своей звездой на начало ее раздвоения. Эта деталь могла резонировать с фактом раздвоения хвоста кометы, особым образом углубляя представление о скрытом содержании рождения близнецов в царском роде. Можно предположить, что некоторые обстоятельства мифа о Диоскурах были разработаны в это же время. По крайней мере, у более раннего Гесиода не только Полидевк, но и Кастор приходится сыном Зевсу.

У нас есть ряд появлений кометы в августе-сентябре, из которого выделяются 4 даты, сцепленные сильными религиозно-мифологическими представлениями и ожиданиями. Это 1266 г. до н. э., 12 г. до н. э., 530 г. и 989 г. Три из этих дат, скорее всего, связаны с рождением братьев-близнецов в царских родах, а четвертая, если и не считалась датой рождения Христа, то связывалась с нею средневековым отождествлением звезды Рождества с кометой. Естественно ожидать, что для эллинизированного Востока у Христа, стоящего в этом ряду, близнец должен был появиться почти спонтанно, даже без требования исторической достоверности. И эти представления могли попасть в средневековую Европу во времена крестовых походов или после 1453 года, когда в Европе появились беженцы из завоеванного турками Константнополя со своими библиотеками. Робер Амбелен (Robert Ambelen), историк-медиевист, пишет, что «знание» о существовании у Христа брата-близнеца составляло часть тайн «внутреннего круга» тамплиеров [12].

Призрак брата-близнеца сына Бога мог не давать покоя и людям культуры, старавшимся разобраться в тонкостях мифа. Многие считают, что и Леонардо да Винчи также разделял представление о существовании у Христа близнеца. Обычно при этом приводят нетрадиционную трактовку «Картона Бурлингтонского Дома». Но, возможно, и в «Тайной вечери» Леонардо отразил свое представление о близнеце Христа, когда изобразил на месте, соответствующем зодиакальному знаку "Близнецы" (второй слева), апостола, ликом похожего на Христа ([5], приложение «Сокрытое в картинах»).

Приведем небольшой отрывок из Pistis Sophia, где Мария говорит сыну, Иисусу [13, с. 118f]: «Когда ты был ребенком, прежде чем дух сошел на тебя, когда ты был в винограднике с Иосифом, дух спустился с высоты и пришел ко мне в доме, уподобившись тебе, и я не узнала его и считала, что это ты. И он сказал мне: «Где Иисус, брат мой, дабы пойти мне повидать его?»… Я схватила его и привязала к ножке кровати , бывшей в доме и пошла в поле за тобой и Иосифом… И случилось так, что когда я рассказала об этом Иосифу, ты все понял и возрадовался, и спросил: «Где он, чтобы я мог увидеть его?» И случилось так, что Иосиф, услыхав такие твои слова, опечалился. Мы пошли все вместе, вошли в дом и нашли духа привязанным к кровати ; и мы, посмотрев на тебя и на него, обнаружили, что ты похож на него. И мы его… отвязали, он же обнял тебя и поцеловал, и ты также поцеловал его…» (Цит. по [14, с. 93]). Несмотря на трактовку К. Г. Юнгом этого отрывка, как рассказ о духовном близнеце [14, с. 93], бытовые детали, выделенные мною курсивом, могли наталкивать на более прозаичное прочтение и поддерживать представление о существовании у Христа близнеца.

Имя одного из апостолов, Фома, происходит от еврейского Thaoma – близнец. Литературными источниками для верования в существование у Христа брата близнеца могли стать цикл апокрифических книг: «Евангелие от Фомы», «Книга Фомы Атлета» и «Деяние Фомы», написанных в период от 150 до 300 гг. В последних двух книгах этой трилогии, Фома представлен непосредственно как близнец Христа: «Спаситель сказал: Брат Фома, покуда время есть у тебя в мире, услышь меня, и я открою тебе, о чем помыслил ты в сердце своем. Поскольку сказано, что ты – близнец мой и друг мой истинный, испытуй себя и познай, кто ты и как был или как будешь » («Книга Фомы Атлета», par. 1); «Близнец Христа, апостол Всевышнего, ты тоже посвящен в скрытое учение Христа, ты получил тайные инструкции...» («Деяния Фомы», XXXIX). На некоторых старинных изображениях евангельских событий рядом с Христом встречается фигура с точно таким же ликом. Ранее некоторые исследователи считали, что это брат Иисуса – Иаков [15].

Среди раннесредневековых дат рождения Спасителя есть и 29 мая [16, с. 63], которая могла появиться вследствие эллинистической традиции именно в этот день отмечать рождение Диоскуров и поддержать в дальнейшем представление о брате-близнеце Христа. Но если в случае Диоскуров и Лоэнгрина с Кардейсом сентябрь – месяц зачатия, а май – рождения, то не могло ли это повториться и с Иисусом? Этому предположению соответствует читаемое в книгах Нового Завета недовольство, что Мария понесла раньше срока, который, видимо, предполагал рождение в месяце искупления – сентябре. Т. е. Иисус мог родиться и в конце мая 11 года до н. э., что способствовало бы возрождению мифа о божественных близнецах.

Теперь можно определить причины отсутствия хвоста у кометы на гравюре 1533 года. После захвата Константинополя турками в 1453 году многие ученые византийцы бежали в Италию, привезя с собой древнегреческие труды. Во Флоренции и в Венеции появляются библиотеки. Скорее всего, именно библиотека Медичи дала Леонардо да Винчи источники для изображения на своей фреске «Тайная Вечеря» как Марии Магдалины, так и брата-близнеца Христа. Представление о существовании у Христа брата-близнеца, очевидно, было еретическим, поскольку противоречило догмату о непорочности Марии – второй близнец, по возрождаемым эллинистическим представлениям, был сыном земного отца. Изображение кометы, появившейся на следующий год после кометы, подобной изображенной Джотто в качестве Вифлеемской звезды, в созвездии Лебедя могло указывать на существование связки Христос-Диоскуры, представление о которой и было еретическим. Апиан минимизирует риски не только выбором положения кометы на гравюре, но и положением звезды, на которую смотрит второй астроном справа. Если ее отождествлять относительно звезд Большой Медведицы, то такой яркой звезды в получающейся части неба нет. Но, если ее место определить, ориентируясь на комету в области β Лебедя, то получается β Близнецов – Поллукс. При этом α Близнецов тоже оказывается за рамками гравюры.

В современной истории астрономии считается, что до конца XVII в. комета Галлея еще не была выделена среди других, поскольку не было известно, что они возвращаются. Но сам факт принятия гипотезы, возникшей на основании рассмотрения гравюры 1533 года, неявно противоречит этому мнению. Если верить европейским источникам, то кометы в те года наблюдали поразительно часто: …, 1517, 1521, 1522, 1524, 1526/1527, 1528/1529, 1530, 1531, 1532, 1533 гг. – не менее 10 раз, с года появления «Тезисов» Мартина Лютера до года выхода книги об астрономических инструментах. Весь XX век не может похвастаться таким количеством комет. Считается, что Юпитер и Сатурн, как два великих чистильщика межпланетного пространства от «пламенеющих мечей», приложили к этому делу свою руку. Но среди всего этого множества та, что станет кометой Галлея, определенно "засветилась" в истории непропорционально сильнее всех, что и позволило Галлею открыть факт возвращения комет.

Остается вероятность случайного совпадения полученного ряда рождений с годами появления одной и той же кометы. Оценим эту вероятность, приняв для периода от 1404 до 315 гг. до н. э. средний период возвращения кометы 75 лет, а вероятность ее появления именно в августе-сентябре (перигелий от 22 августа до 22 октября) – 3/16 (3 появления из 16). А с 240 г. до н. э. до конца XVI века будем считать их равными 77 лет и 6/24. Тогда вероятность случайного попадания даты рождения в месяц и год появления кометы:

для Диоскуров – Р1 = 3/16 · 15/75;

для Лоэнгрина – Р2 = 6/24 · 5/77;

для Гуго де Плантара – Р3 = 6/24 · 4/77,

и общая вероятность случайности всей цепочки: Р = Р1 · Р2 · Р3 = 7*10-6. Если в эту группу вписать и Христа с вероятностью случайного совпадения даты рождения с появлением кометы Галлея в Р0 = 6/24 · 3/77, то получим для Р = 7*10-8 (число 3 в числителе второй дроби принято из-за существования трех вероятных дат рождения: 12, 7 и 5 гг. до н. э.). Это значение, конечно, далеко до предела в 10-15, при котором в точных науках обычно принимается факт не случайности совпадения, но история не является точной наукой, и здесь не рассматривается вопрос, случайно ли это совпадение или нет (т. е. стоят ли за этим рядом событий природные причины, их синхронизирующие, или нет). Применение вероятностных методов для оценки случайности совпадений исторических событий всегда имеет определенный произвол. Но в рамках нашего предположения, что все три пары близнецов получили мифологическую окраску благодаря особенностям пути кометы по небосклону, случайность полученного в следующем результата достаточно мала. Это позволяет считать, что уже в XIII – XVI вв. комета Галлея была выделена среди прочих, в основном из-за мифологической развертки ее пути по небосклону. Хотя при этом могло быть и не известно, что кометы возвращаются…

Проведенное здесь рассмотрение позволило:

  • Определить основание устойчивого представления о существовании у Христа близнеца, ставившего его на элиннизированном Востоке в один ряд с Диоскурами. И предположить, что попадание Христа в канву мифа о Близнецах могло быть единственным источником для развития соответствующих гностических представлений во II-III вв., связанных с Фомой, отразившихся в апокрифах.
  • Уточнить причины существования конкретных деталей в мифе о Диоскурах.
  • Определить круг представлений, позволивших Джотто правильно "угадать" астрономический объект, сыгравший роль Вифлеемской звезды.
  • Найти объяснение для называния некоторых исторических личностей V и XI вв. "рыцарями Лебедя" и для отождествления их в более поздних представлениях и эпических поэмах.
  • Определить причины выделения осенней кометы Галлея задолго до пристального рассмотрения ее пути в астрономии.
Библиография
1.
Petrus Apian. Instrument Buch, Ingolstadt, 1533. P. 3. URL: https://reader.digitale-sammlungen.de/de/fs1/object/display/bsb10806474_00005.html
2.
Беляев Н. А., Чурюмов К. И. Комета Галлея и ее наблюдение. – М., Наука, 1985. 272 с.
3.
Генри Линкольн, Майкл Бейджент и Ричард Ли, Святая кровь и Святой Грааль, М., Эксмо, 2007. 496 с.
4.
Lobineau, Henry, Genealogie des rois merovingiens et origine des diverses familles francaises et etrangeres de souche merovingienne, Geneve, L'auteur, 1956.
5.
Ковалев А. Н. Потерянное наследство и хронология, 2017, ISBN 978-5-4485-4194-0. URL: http://kovalevandrey.ihostfull.com/Books/Book_2.html
6.
Резников А. И. «Комета Галлея: Демистификация рождественской легенды?», Историко-астрономические исследования, Вып. XVIII, М., Наука, 1986.
7.
Бикерман Э. Хронология древнего мира. М., Наука, 1975. 336 с.
8.
Chassapis C. S. H Ellnikh Astronomia Tes B’ Xiliethridos P. X. Kata Togs Orfikogs Gimnos, Αθήνα, 1967.
9.
Гурштейн А. А. Археоастрономическое досье: когда родился Зодиак? // Земля и Вселенная. 2011. № 5. С. 48-61. URL: http://az.lib.ru/g/gurshtejn_a_a/text_2010_kogda_rodilsya_zodiaq.shtml
10.
Житомирский С. Античная астрономия и орфизм, М., Янус – К, 2001. 164 с.
11.
Завьялова В. П. Каллимах и его гимны. (с приложением перевода гимнов И. И. Мартынова). М.: Греко-латинский кабинет, 2009. 545 с.
12.
Робер Амбелен, Иисус, или смертельная тайна Тамплиеров, СПб., Евразия, 2007. 366 с.
13.
Pistis Sophia, London, 1896.
14.
Юнг К. Г. AION. – М., Буклер, 1997. 336 с.
15.
Сообщения Императорского Православного Палестинского общества. Апрель, 1894 год. – С.-Петербург, 1894.
16.
Амброджо Донини. У истоков христианства. – М., Издательство политической литературы, 1989. 368 с.
References (transliterated)
1.
Petrus Apian. Instrument Buch, Ingolstadt, 1533. P. 3. URL: https://reader.digitale-sammlungen.de/de/fs1/object/display/bsb10806474_00005.html
2.
Belyaev N. A., Churyumov K. I. Kometa Galleya i ee nablyudenie. – M., Nauka, 1985. 272 s.
3.
Genri Linkol'n, Maikl Beidzhent i Richard Li, Svyataya krov' i Svyatoi Graal', M., Eksmo, 2007. 496 s.
4.
Lobineau, Henry, Genealogie des rois merovingiens et origine des diverses familles francaises et etrangeres de souche merovingienne, Geneve, L'auteur, 1956.
5.
Kovalev A. N. Poteryannoe nasledstvo i khronologiya, 2017, ISBN 978-5-4485-4194-0. URL: http://kovalevandrey.ihostfull.com/Books/Book_2.html
6.
Reznikov A. I. «Kometa Galleya: Demistifikatsiya rozhdestvenskoi legendy?», Istoriko-astronomicheskie issledovaniya, Vyp. XVIII, M., Nauka, 1986.
7.
Bikerman E. Khronologiya drevnego mira. M., Nauka, 1975. 336 s.
8.
Chassapis C. S. H Ellnikh Astronomia Tes B’ Xiliethridos P. X. Kata Togs Orfikogs Gimnos, Αθήνα, 1967.
9.
Gurshtein A. A. Arkheoastronomicheskoe dos'e: kogda rodilsya Zodiak? // Zemlya i Vselennaya. 2011. № 5. S. 48-61. URL: http://az.lib.ru/g/gurshtejn_a_a/text_2010_kogda_rodilsya_zodiaq.shtml
10.
Zhitomirskii S. Antichnaya astronomiya i orfizm, M., Yanus – K, 2001. 164 s.
11.
Zav'yalova V. P. Kallimakh i ego gimny. (s prilozheniem perevoda gimnov I. I. Martynova). M.: Greko-latinskii kabinet, 2009. 545 s.
12.
Rober Ambelen, Iisus, ili smertel'naya taina Tamplierov, SPb., Evraziya, 2007. 366 s.
13.
Pistis Sophia, London, 1896.
14.
Yung K. G. AION. – M., Bukler, 1997. 336 s.
15.
Soobshcheniya Imperatorskogo Pravoslavnogo Palestinskogo obshchestva. Aprel', 1894 god. – S.-Peterburg, 1894.
16.
Ambrodzho Donini. U istokov khristianstva. – M., Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1989. 368 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания:
«В целом гравюра посвящена теме о связях земного строительства с небесным установлением через пропорции золотого сечения, которое в XVI веке называлось «божественной пропорцией» и было сильно насыщено религиозным содержанием. »
Пропорцию сложно насытить — в том числе любым содержанием помимо математического.
То же относительно следующего:
«36 градусов в эпоху Возрождения были полны мистицизма из-за своей связи с пятиконечной звездой, божественной пропорцией и, возможно, циклом легенд вокруг (!) чаши Грааля. »
«В первом пласте контекста можно увидеть намек на генеалогическую связь «лебединого» и «медвежьего» родов, что отсылает к циклу легенд короля Артура и рыцарей Круглого стола. Отметим, что все эти утверждения, конечно, не приводятся в книге Апиана 1533 года, которая официально посвящена правилам пользования астрономическими инструментами. Они – скрытый пласт, только для посвященных. Можно даже предположить, что обнаружение «божественной пропорции» в положении звезд, вписывание додекаэдра и икосаэдра в небосвод - были естественным шагом для науки того времени, но этот шаг представлялся настолько приближающим к тайным деяниям Бога, что требовал умолчания. »
В общем понятно, что автор идет по некоему герметическому следу, полному загадок и тайн. Но не следует ли как-то приподнять покрывало и (причем с самого начала) разъяснить читателю, за кем идет охота?
В противном случае тайны и намеки могут предстать основным содержанием текста.
«Могло ли произойти объединение двух или даже трех комет в сознании людей того времени в одну композицию, пробуждающую определенные мифологические или эллинистические ожидания? »
Что означают «эллинистические ожидания»?
«Наиболее раннее сохранившееся упоминание об этом «действе» относится к 1564 году, к стихотворению Ганса Сакса. В нем, правда, автор говорит, что это произошло при дворе императора Максимилиана I (1508 – 1519), чем, возможно, подчеркивает, что уже в его время эта история имела статус легенды. Но здесь важно, что во второй половине XVI века была связка Карл V – Елена Прекрасная. И, возможно, впервые она появилась в результате астрологической интерпретации появления двух комет – осенней кометы Галлея 1531 года и прошедшей по созвездию Лебедя в 1532 году.»
Все это достаточно занимательно — но весь этот пестрый клубок (включая обращение к китайским источникам) актуализирует вопрос жанра.
Если это основа романной стилистике a la У. Эко, она хороша.
Несколько более сомнительна с точки зрения ортодоксального следования не-ортодоксальной традиции (эзотерике).
В рамках научного мировоззрения может быть воспринята как пародия.
С учетом исторической специфики текста явно требует искусного «обрамления», вводящего этот конгломерат алхимии в рамки «нового порядка».
«Не является ли предполагаемое в начале этой главы изображение кометы именно в созвездии Лебедя указанием на связь факта рождения Гуго, отождествляемого с Лоэнгрином, с появлением кометы 989 года? »
Спрашивается, что помешало художнику такую связь эксплицировать — буде она для него значима?
И т.д.

Заключение: текст весьма специфический, отмечен рядом достоинств — и недостатков (как во многом оборотной стороной первых).
Достоинства: это — достаточно добротный текст, увлекательный и хорошо выписанный — что, в общем, свидетельствует в пользу его публикации.
Недостаток: автор, замыкая повествование в весьма специальной проблеме, изначально рассчитывает на круг посвященных — никаких скидок в отношении «посторонних» не допуская.
Текст носит беллетристический, не научный характер.
Текст не то чтобы бесконечен, но явно стремится к этому (по объему) приблизиться.
По мнению рецензента, публикация допустима либо в случае переделки текста в статью (имея в виду прежде всего сокращение общего объема и пр.), либо в виде ряда отдельных публикаций и изменения названия статьи, которое на настоящий момент подходит скорее журналу по астрономии
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"