по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Исследование могильника раннего железного века Рахат в Семиречье
Бексеитов Галымжан Тукумбаевич

кандидат исторических наук

доцент, кафедра археологии, этнологии и музеологии, Казахский национальный университет им. Аль-Фараби

050040, Казахстан, г. Алматы, ул. Аль-Фараби, 71, кафедра археологии, этнологии и музеологии

Bekseitov Galymzhan Tukumbaevich

PhD in History

Docent, the department of Archeology, Ethnology and Museology, Professor, the department of Russian History, Al-Farabi Kazakh National University

050040, Kazakhstan, g. Almaty, ul. Al'-Farabi, 71, kafedra arkheologii, etnologii i muzeologii

bek_ok@mail.ru
Тулегенов Турали Жаксылыкович

Старший научный сотрудник, Государственный историко-культурный заповедник-музей «Иссык»

040400, Казахстан, Алматинская область, село Орикти, шоссе Есик–александровка, 2

Tulegenov Turali Zhaksylykovich

Senior Scientific Associate, State Historical and Cultural Museum and Reserve “Issyk”

040400, Kazakhstan, Almatinskaya oblast', selo Orikti, shosse Esik–aleksandrovka, 2

tur4ik_kz@mail.ru
Иванов Сергей Сергеевич

кандидат исторических наук

доцент, факультет международных отношений и востоковедения, Кыргызский национальный университет им. Ж. Баласагына

720017, Киргизия, г. Бишкек, ул. Исанова, 2Б, кв. 7

Ivanov Sergei Sergeevich

PhD in History

Docent, the department of International Relations and Oriental Studies, Kyrgyz National University named after Jusup Balasagyn

720017, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Isanova, 2B, kv. 7

sak@yandex.ru
Китов Егор Петрович

кандидат исторических наук

научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

143903, Россия, Московская область, г. Балашиха, ул. Нестерова, 1, кв. 313

Kitov Egor Petrovich

PhD in History

Scientific Associate, N. N. Miklukho-Maklay Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

143903, Russia, Moskovskaya oblast', g. Balashikha, ul. Nesterova, 1, kv. 313

kadet_eg@mail.ru
Китова Александра Олеговна

Младший научный сотрудник, Центр египтологических исследований РАН

143900, Россия, Московская область, г. Балашиха, бул. Нестерова, 1, кв. 313

Kitova Aleksandra Olegovna

Junior Scientific Associate, Center for Egyptological Studies of the Russian Academy of Sciences

143900, Russia, Moskovskaya oblast', g. Balashikha, bul. Nesterova, 1, kv. 313

aafanasieva@yandex.ru

Аннотация.

Статья посвящена публикации материалов раскопок курганного могильника Рахат на территории Семиречья (Республика Казахстан). В первую очередь публикуются захоронения, относящиеся к эпохе ранних кочевников. В ходе их раскопок был получен интересный материал по погребальным традициям и отчасти материальной культуре древнего населения региона в периоды раннего железа и средневековья. Большая часть курганных захоронений на данном некрополе относится к сакскому времени, публикации которых посвящена настоящая статья. Кроме того, было выявлено впускное захоронение, относящееся к раннему средневековью. Иследование основано на археологическом изучении курганов, а также анализе полученных артефактов. В исследованных захоронениях был собран палеоантропологический материал, в результате изучения которого были получены дополнительные данные по краниологии, остеологии и патологиям древнего населения Семиречья в период ранних кочевников. Исследованные на данном могильнике курганные погребения характеризуются типичными для сакского периода Семиречья погребальными традициями. Немногочисленные предметы сопроводительного инвентаря, представленные керамической посудой и предметами быта, позволили определить хронологию исследованных курганов в рамках втор. пол. V – перв. пол II вв. до н.э. и отнести основную часть исследованных курганных захоронений к сакской культуре Притяньшанья

Ключевые слова: краниология, антропология, материальная культура, погребальный обряд, сакская культура, ранние кочевники, ранний железный век, впускное погребение, Центральная Азия, Семиречье

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.11.27945

Дата направления в редакцию:

10-11-2018


Дата рецензирования:

08-11-2018


Дата публикации:

05-12-2018


Работа выполнена по теме «Древняя и средневековая история Великой Степи: этногенез и культурогенез – опыт междисциплинарных исследований»

Abstract.

This article is dedicated to the research published on the Rakhat tomb excavation in the Semirechye territory (the Republic of Kazakhstan). The authors published the burials that refer to the era of early nomads. In the course of excavations was acquired interesting material about the burial traditions and partly the material culture of ancient population of the region over early Iron Age and Medieval Period. The majority of burial mounds in this necropolis belongs to the Saka culture. The authors also determined the inlet burial referring to early Middle Ages. The research is based on the archeological reconnaissance of burial mounds, as well as analysis of the acquired artefacts. The authors collected paleoanthropological material, which allowed receiving additional information on craniology, osteology and pathologies of the ancient population of Semirechye of the period of early nomads. The rare subjects of auxiliary inventory, such as ceramic dishware and households items, allowed determining the chronological framework of the examined burial mounds of the late V – early II centuries BC and refer them to the typical Saka culture.

Keywords:

Central Asia, Inlet burial, cranioilogy, anthropology, material culture, funeral rites, Saka culture, ancient nomads, Early Iron Age, Semirechie

Эпоха раннего железного века до сих пор остается одним из недостаточно исследованных периодов в Семиречье. Поэтому археологическое изучение и последующий ввод в науку каждого нового памятника позволяет уточнить особенности погребальной обрядности, получить новые данные о материальной культуре, а также наметить пути культурных и этнических контактов древнего населения этого региона в рассматриваемую эпоху.

В 2015-2016 гг. археологической экспедицией лаборатории «Геоархеология» под руководством Б.Г. Бексеитова было проведено археологическое изучение курганного могильника Рахат на территории Алматинской области. Большая часть исследованных курганных захоронений на данном некрополе относится к периоду раннего железного века, публикации которых посвящена настоящая статья.

Могильник Рахат расположен на большой надпойменной террасе у одноименной реки на территории Енбекшиказахского района Алматинской области. Он состоит из нескольких курганных групп-цепочек, ориентированных по направлению юго-запад – северо-восток. В могильнике было исследовано три кургана, два из которых относятся к эпохе раннего железного века Половозрастные определения по индивидам захороненным в могильнике представлены в таблице 1, краниологические особенности в таблице 2.

Курган 1. Каменно-земляной. Насыпь кургана овальной формы, уплощенно-полусферическая в разрезе. Сильно задернована. Размер насыпи составляет 8 х 9 м., высота – до 0,40-0,45 м.

При расчистке насыпи от мощного дернового слоя по краю насыпи была выявлена узкая кольцевая крепида, с южной стороны она была образована всего двумя рядами камней, преимущественно среднего размера. С восточной стороны она была практически полностью разрушена (рис. 1, 1,2).

После сноса курганной насыпи и зачистки подкурганной площадки удалось выявить могильное пятно, точные границы которого в лессовидной супеси были нечеткими. Могильная яма оказалась смещена к югу от центра кургана и ориентирована по оси запад-восток. Она имеет неправильно овальную форму, во многом по причине того, что сильно нарушена грабителями. Общая длина могильной ямы составляет 2,5 м., ширина – до 0,9 м. и глубина – 1,4 м.

После выборки ее заполнения было установлено, что большая часть костей скелета человека была сложена при ограблении в кучу в восточной части. В западном секторе ямы была обнаружена частично фрагментированная лепная керамическая чаша. На некотором отдалении от нее среди обломков истлевшего дерева лежал сильно коррозированный железный стилет с шаровидной головкой, напоминающий шпильку. Рядом был найден обломок узкого пластинчатого ножа из железа, плохой сохранности (рис. 1, 3). По-видимому, оба предмета лежали вместе в деревянном футляре.

Рис.1. Мог. Рахат, к.1. Общий план (1), разрез насыпи (2) и могильная яма (3).

Скелет принадлежит мужчине 35-45 лет. Череп плохой сохранности, фрагментирован. Реставрация не производилась. Лицевой отдел черепа представлен верхней челюстью и носовой областью. Черепная коробка средней длины, средневысокая, брахикранная. Лицевой отдел среднеширокий и высокий, с высокими и среднеширокими носовыми костями со средним выступанием носа. Носовые кости длинные (рис.2).

Рис.2. Мог. Рахат, к.1. Краниологические особенности индивида.

Посткраниальный скелет представлен практически всеми, сильно фрагментированными костями. Кости сломаны, места сломов затерты, что вероятно связано с древним ограблением кургана.

По оценочным градациям В.В. Бунака [5] плечевая, локтевая и бедренная кости имеют малую длину. Плечевая и бедренная кости при этом характеризуются также большими окружностями диафизов, что определяет их большую прочность и в целом массивность.

Рост вычислен на основании следующих формул: по К. Пирсону и А. Ли – 154,6 см; по С. Дюпертюи и Д. Хэдден – 160,6 см. В среднем рост составил 157,6 см, то есть малый.

Курган 3. Каменно-земляной. Насыпь округлой формы, уплощенно-полусферическая в разрезе. Сильно задернована. Диаметр насыпи составляет 9 м., высота – до 0,45 м.

После снятия дернового слоя была выявлена овальная каменная наброска, ориентированная по линии СЗ – ЮВ. Она была преимущественно уложена из камней среднего размера в один слой. В расположении камней наброски прослеживается укладка камней концентрическими кругами, особенно с южной стороны. В центре насыпи и отчасти к юго-востоку от него камни практически отсутствовали (рис.3).

Рис.3. Мог. Рахат, к.3. Общий план (1) и разрез (2) насыпи.

После снятия насыпи были выявлены контуры могильной ямы, которая была ориентирована с некоторым отклонением по линии север-юг. Она располагалась под той частью каменной наброски, где отсутствовали камни. При углублении до 0,8 м. было выявлено впускное захоронение , ориентированное по линии СЗ – ЮВ, но череп погребенного был несколько смещен так, что был обращен на север. Вероятно, это было связано с тем, что от уровня таза скелет немного просел и частично перекрыл нижнее, основное захоронение. Сразу за черепом впускного погребенного были зафиксировано скопление сильно коррозированных и фрагментированных железных предметов конского снаряжения (удила, стремена?) (рис.5, 1).

Погребение было совершено в узкой грунтовой яме. Длина ее составляет порядка 2,2 м., ширина – до 0,5 м., глубина – 0,8-0,9 м.

Костяк из впускного погребения принадлежал мужчине 25-35 лет. Череп мезокранный, при сочетании большой длины и большой ширины мозговой коробки. Высота свода черепа от po – большой, от b малый. Горизонтальная окружность через g большая, поперечная дуга po-br-po и сагиттальная дуга оцениваются средними величинами. Лобная кость очень широкая. Угол профиля лба от n малый, высота изгиба лба большая. Ширина основания черепа очень большая. Лицевой скелет широкий по значению верхней, средней ширины и скулового диаметра. Орбиты среднеширокие и средневысокие, мезоконхные по указателю. Нос платиринных пропорций при большой высоте и очень большой ширине. Переносье низкое и среднеширокое. В горизонтальной плоскости лицо уплощено на верхнем и на нижнем уровнях. Клыковая ямка уплощенная. Нижняя челюсть характеризуется большой мыщелковой, угловой и большой передней шириной, а также большими значениями толщины тела и ширины ветви (рис.4, 2).

Останки скелета погребенного представлены костями разной степени сохранности. По оценочным градациям В.В. Бунака [5] все длинные трубчатые кости характеризуются малой длиной, при больших окружностями диафизах, что определяет их большую прочность и в целом массивность. Кости визуально укороченные и очень массивные.

Рост вычислен на основании следующих формул: по К. Пирсону и А. Ли – 153,8 см; по С. Дюпертюи и Д. Хэдден – 159,8 см. В среднем рост составил 156,8 см, то есть малый.

Рис.4. Мог. Рахат, к.3, основное (1) и впускное (2) погребения. Краниологические особенности индивидов.

Основное погребение находилось непосредственно под впускным и было перекрыто им наполовину. Скелет, принадлежавший мужчине 35-45 лет, сохранился практически в непотревоженном виде. Он лежал вытянуто на спине, головой на север, с незначительным отклонением от данного направления. Справа, прямо рядом с черепом стоял лепной керамический горшок с небольшой ручкой-выступом. Рядом с костями левой ноги скелета зафиксированы лопатка и берцовая (?) кость животного.

После окончательной расчистки внутримогильных сооружений было вывлено, что основное погребение было совершено в подовальной могильной яме. Погребенный был смещен к ее западной длинной стенке. Размеры могильной ямы: длина – 2,4 м., ширина – до 0,85 м., глубина – 1,05 м. (рис.5, 2).

Череп погребенного гипердолихокранный при сочетании большой длины и очень малой ширины мозговой коробки. Высота свода черепа от po средняя и от b малая. Горизонтальная окружность через g средняя, поперечная дуга po-br-po и сагиттальная дуга оцениваются средними величинами. Лобная кость очень узкая. Угол профиля лба от n малый, высота изгиба лба большая. Ширина основания черепа очень малая (рис.2, табл.2).

Лицевой скелет среднеширокий по значению верхней, малый по средней ширине и скуловому диаметрам. Орбиты среднеширокие и низкие, хамэконхные по указателю. Нос платиринных пропорций при малой высоте и ширине. Переносье средневысокое и среднеширокое. В горизонтальной плоскости лицо клиногнатное на верхнем и на нижнем уровнях. Клыковая ямка среднеглубокая. Нижняя челюсть характеризуется малой мыщелковой, малой угловой и средней передней шириной и средним значением толщины тела и очень малой ширины ветви (рис.4, 1).

Останки скелета удовлетворительной степени сохранности. По оценочным градациям В.В. Бунака [5] все длинные трубчатые кости характеризуются большой длиной. При этом ключицы, плечевые, бедренные и большеберцовые кости имеют большие значения окружностей диафизов, что обуславливает их большую прочность и массивность. Кости предплечья при большой длине имеют средние значения окружностей диафизов, что обуславливает их грацильность. Диафизы бедренных костей в средней части диафиза уплощены в поперечном направлении. В верхней части диафизов бедренных костей по этому показателю наблюдается асимметрия: правая бедренная кость уплощена в поперечном направлении, левая – в сагиттальном. Такая асимметрия могла сформироваться из-за неравномерной нагрузки на бедренные кости в процессе их роста. Большеберцовые кости симметрично уплощены в сагиттальном направлении в верхней части диафиза.

По интермембранальному указателю (73,0) нижняя часть тела значительно укорочена относительно верхней. Предплечье удлинено относительно плеча, голень удлинена относительно бедра. Плечо удлинено по отношению к бедру, а предплечье удлинено по отношению к голени. Рост вычислен на основании следующих формул: по К. Пирсону и А. Ли – 169,1 см; по С. Дюпертюи и Д. Хэдден – 174,3 см. В среднем рост составил 171,7 см, то есть относительно высокий.

Изношенность костей посткраниального скелета соответствует биологическому возрасту индивида. Присутствуют дегенеративно-дистрофические изменения позвонков, плечевых, тазобедренных и коленных суставов с компенсаторной реакцией в виде краевых костных разрастаний.

Рис.5. Мог. Рахат, к.3. Впускное (1) и основное (2) погребения.

Итак, в кургане 3 зафиксирован интересный факт: оба индивида, обнаруженных в нем, относятся к разным антропологическим типам. Нижний (из основного погребения) имеет характеристику, часто встречаемую в бронзовом веке и реже в раннем железном веке – ярко выраженный европеоидный облик. Верхний (из впускного захоронения) обладает ярко выраженным монголоидным обликом, характерным для средневековья.

Табл. 1. Половозрастные определения индивидов

Могильник/курган

Пол

Возраст (лет)

1.

Рахат, курган 1

муж.

35-45

2.

Рахат, курган 3, погр. 1 верх. (впускное)

муж.

25-35

3.

Рахат, курган 3, погр. 2 ниж. (основное)

муж.

35-45

Характеристика предметов сопроводительного инвентаря из исследованных погребений. Нами привлекаются в первую очередь те материалы, которые в той или иной мере могут быть использованы для хронологии исследованных погребений.

Железная шпилька-стилет из к. 1 мог. Рахат достаточно массивная, имеет крупное полое навершие шаровидной формы, переходящее в стержень, половина которого раскована так, что приобретает очертания узкого, заостренного лезвия, треугольного в сечении. По-видимому, он не применялся в виде шпильки, а представляет собой орудие, наподобие стилета. Учитывая, что он был найден среди фрагментов истлевшего дерева, по-видимому, он имел деревянный футляр. Примечательно, что он был найден в мужском захоронении, в то время как шпильки традиционно характерны для женских погребений. Это лишний раз убеждает в том, что данный предмет использовался именно как режущее орудие или даже оружие (рис. 6).

Рис.6. Мог. Рахат, к.1. Железный стилет с шаровидным навершием.

Общая длина предмета – 24 см, длина лезвия – 12,5 см., его ширина – до 1,4 см., диаметр навершия – 2,8 см.

Прямых аналогий ему не известно, поскольку, вне сомнений, данный предмет носит уникальный характер. Но, учитывая, что он поразительно напоминает женские шпильки (заколки) сакского периода и, возможно, изготовлен из одной из них, то, на наш взгляд, вполне уместно привлечь их в качестве аналогий и датирующего материала в данном случае.

Подобные заколки, обладавшие крупными шаровидными навершиями, достаточно широко использовались в Притяньшанье в V-III вв. до н.э. [1, табл. I, 1-4 ; 10, с. 75, рис. 71, 18 ; 3, с. 78, рис. 5]. Совершенно аналогичные булавки, включая экземпляры с рифленой округлой головкой, были широко распространены в культурах скифского типа Саяно-Алтая в V-III вв. до н.э.: в каменской в Лесостепном Алтае [7, с. 77-79, рис. 57, 1-2,5-6,9,11,14-15], пазырыкской в Горном Алтае [4, с. 87-90, рис. 39, 4,5 ; 40, 19 ) и уюкско-саглынской в Туве [6, рис. 2, 24, Табл. 1, 60-70] .

Все это позволяет с высокой долей вероятности датировать рассматриваемый шпильковидный стилет в рамках V-III вв. до н.э.

Керамическая посуда. Представлена как целыми формами (2 сосуда), так и фрагментами нескольких сосудов.

Чаша из к.1 мог. Рахат – лепная, полукруглой формы, дно округлое. Стенки сосуда достаточно высокие. Закраина чаши вогнута вовнутрь. Поверхность сосуда светло-коричневая. (рис.7, 2 ). Размеры: высота – 9 см., диаметр устья – 10 см., диаметр тулова – 11,5 см.

Кружка из к.3 мог. Рахат – лепная, полукруглой формы, низкая. Закраина несколько вогнутая вовнутрь. Дно сосуда округлое, слегка уплощенное. Сбоку имеется одна горизонтальная ручка-выступ полуовальной формы. Поверхность сосуда светло-коричневая (рис.7, 1 ).

Размеры: высота – 9,2 см., диаметр устья – 12,5 см., диаметр тулова – 13,5 см., размер ручки-выступа – 1,8 х 2,7 см.

Рис.7. Мог. Рахат. Керамическая посуда. 1 – кружка, к.3; 2 – чаша, к.1.

Вся керамическая посуда по формам, качеству и технологии изготовления находит полные аналогии в погребальных памятниках Притяньшанья в VI – перв. пол. II вв. до н.э. [1, табл. IV-X[1]; 10, с. 54-59, 110-112, рис. 42-46, 56; 2, с. 51-593, табл. 1).

Культурно-хронологическая атрибуция исследованных погребений. Исследованные в могильнике Рахат курганы характеризуются достаточно единообразным погребальным обрядом. Захоронения были совершены под каменно-земляными насыпями, имевшими каменную крепиду по основанию. В одном случае (к.3) сплошная каменная кладка («панцирь») отмечена по всей поверхности насыпи. В к.1 зафиксирована частично сохранившаяся округлая конструкция, располагавшаяся непосредственно над могильной ямой.

Захоронения во всех изученных курганах были совершены в грунтовых могильных ямах, которые первоначально, по-видимому, имели перекрытия из каменных плит, а также деревянных жердей и камня.

Погребенные были уложены вытянуто на спине. Если в к.1, судя по всему, скелет человека был ориентирован головой на запад, то в к.3 – головой на север.

Сопроводительный инвентарь представлен керамической посудой и предметами быта. Керамическая посуда располагалась, как правило, в изголовье у погребенных. Остальные предметы погребального назначения были переотложены в процессе ограбления захоронений, поэтому их первоначальное положение установить сложно, но, по-видимому, они располагались в могилах в зависимости от своего функционального назначения.

По основным характеристикам погребального обряда исследованные курганы находят полные параллели в памятниках развитого сакского периода Семиречья [1, с. 91-102; 8, с. 10-19; 2, с. 665-668] и соседнего Тянь-Шаня [10, с. 36-50, 97-109], поэтому общий культурный и хронологических контекст этих захоронений не вызывает сомнений – они относятся к сакской культуре Притяньшанья и в целом могут быть датированы в рамках втор. пол. VI – перв. пол. II вв. до н.э.

Не выбивается в целом из общего культурного фона погребение в к.3 мог. Рахат, где погребенный при сохранении характерных признаков погребального обряда сакского времени был ориентирован головой на север. Подобная практика изредка фиксируется на погребальных памятниках этого периода в Притяньшанье.

Итак, есть все основания отнести основную часть исследованных курганных захоронений к сакской культуре Притяньшанья. Также стоит остановиться на времени совершения впускного захоронения в к. 3 мог. Рахат. Оно было впущено в насыпь сакского кургана гораздо позже времени их возведения. По особенностям погребального обряда и предметам сопроводительного инвентаря, представленного характерными предмета конского снаряжения из железа, впускное погребение может быть в целом датировано ранним средневековьем [9, с. 19-22, 35-40]. Это также подтверждается антропологическим изучением останков погребенного из к. 3 могильника Рахат, показавшего, что они принадлежали мужчине монголоидного расового облика, типичного в Семиречье и на Тянь-Шане для периода средневековья. Таким образом, исследование погребений курганного могильника Рахат позволило получить новые данные о погребальных традициях, материальной культуре и антропологическом облике населения Семиречья в эпоху ранних кочевников и раннего средневековья.

[1] В настоящее время основная часть исследованных Г.А. Кушаевым раннекочевнических курганных погребений в долине р. Или датируется в пределах VI – перв. пол. II вв. до н.э. (подр. см.: Иванов, 2016).

Таблица 2. Краниологическая характеристика черепов из могильника Рахат

Признак

могильник

Рахат

Рахат

кург/погр

к. 3 п.нижнее

к. 3 п. верхнее

пол

Линейные:

1

Продольный диаметр

186,0

188,0

8

Поперечный д.

130,0

149,0

17

Высотный д.

135,0

125,0

20

Ушная высота

114,0

118,0

5

Длина осн.черепа

99,0

96,0

9

Наим.ширина лба

92,0

100,0

10

Наиб.ширина лба

110,0

124,0

11

Шир.осн.черепа

117,0

142,0

12

Ширина затылка

106,0

116,0

25

Сагиттальная дуга

386,0

383,0

26

Лобная дуга

126,0

130,0

27

Теменная дуга

139,0

130,0

28

Затылочная дуга

121,0

123,0

29

Лобная хорда

111,0

113,0

30

Теменная хорда

123,0

118,0

31

Затылочная хорда

98,0

96,0

40

Длина осн.лица

-

102,0

43

Верхняя ширина лица

105,0

113,0

45

Скуловой диаметр

126,0

144,0

46

Средняя ширина лица

92,0

104,0

47

Полная высота лица

-

130,0

48

Верхняя высота лица

70,0

81,0

51

Ширина орбиты

41,3

45,0

51а

Ширина орбиты от d

-

42,0

52

Высота орбиты

30,2

34,8

54

Ширина носа

23,7

31,2

55

Высота носа

46,5

55,0

60

Длина.альвеол.дуги

54,0

58,0

61

Шир.альвеол.дуги

61,0

70,0

62

Длина неба

-

50,2

63

Ширина неба

-

44,6

sc

Симотическая ширина

8,1

5,8

ss

Симотическая высота

3,5

2,0

mc

Максиллофр.ширина

19,5

20,2

ms

Максиллофр.высота

7,5

3,7

dc

Дакриальная ширина

-

24,2

ds

Дакриальная высота

-

8,0

FC

Глуб.клыковой ямки

5,0

3,0

Sub NB

Высота изгиба лба

23,5

27,3

Угловые:

32

Наклона лба

81

85,0

GM/FH

Профиля лба от g.

72

80,0

73

Среднелицевой

90

90,0

74

Альвеолярной части

-

70,0

75

У.наклонанос.костей

-

66,0

75(1)

Выступания носа

-

18,0

77

Назомалярный

133

140,0

zm

Зигомаксиллярный

124

141,0

Указатели:

8/1

Черепной

69,9

79,3

17/1

Высотно-продольный

72,6

66,5

17/8

Высотно-поперечный

103,8

83,9

20/1

Высотно-прод.от p.

61,3

62,8

20/8

Высотно-попер.от p.

87,7

79,2

9/8

Лобно-поперечный

70,8

67,1

9/43

Фронто-малярный

87,6

88,5

40/5

Выступания лица

-

106,3

48/45

Верхнелицевой

55,6

56,3

47/45

Общелицевой

-

90,3

52/51

Орбитный

73,1

77,3

54/55

Носовой

51,0

56,7

61/60

Альвеолярный

113,0

120,7

63/62

-

88,8

ss/sc

Симотический

43,2

34,5

ms/mc

Максиллофронтальный

38,5

18,3

ds/dc

Дакриальный

-

33,1

Описательные:

Надпереносье

3,0

2,0

Затыл. бугор.

2,0

2,0

Сосцев. отр.

2,5

2,0

Пер.-носов. к.

2,0

2,0

Нижняя челюсть:

65

Мыщелковая ширина

115,0

132,0

66

Угловая ширина

101,0

113,0

67

Передняя ширина

43,0

48,0

69

Высота симфиза

35,0

37,0

69(1)

Высота тела

33,0

37,0

69(3)

Толщина тела

13,0

16,0

71а

Наим.ширина ветви

28,8

36,0

С

У. выст.подбородка

65,0

70,0

Библиография
1.
Акишев К.А., Кушаев Г.А. Культура саков и усуней долины реки Или. Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1963. 322 с.
2.
Байпаков К.М., Воякин Д.А., Захаров С.В. Могильник Каратума. Некрополь раннего железного века в Семиречье. Алматы, 2016. 672 с.
3.
Иванов С.С. К проблеме культурного разрыва на рубеже сакского и усуньского периодов в Притяньшанье // Stratum plus. Третий до … Потерянное столетие. 2016. №3. С. 67-87.
4.
Кирюшин Ю.Т., Степанова Н.Ф. Скифская эпоха Горного Алтая. Ч.3. Погребальные комплексы скифского времени Средней Катуни. Барнаул, 2004. 292 с.
5.
Мамонова Н.Н. Опыт применения таблиц В.В. Бунака при разработке остеометрических материалов // Проблемы эволюционной морфологии человека и его рас. М.: Наука, 1986. С. 21-33.
6.
Мандельштам А.М. Исследования на могильном поле Аймырлыг // Древние культуры евразийских степей. Л.: Наука, 1983. С. 25-33.
7.
Могильников В.А. Население Верхнего Приобья в середине – второй половине I тыс. до н.э. М., 1997. 195 с.
8.
Нурмуханбетов Б.Н., Трифонов Ю.И. Курганные могильники Шубарат и Молалы // Саки и савроматы Казахских степей: контакт культур. Алматы, 2016. С. 10-19.
9.
Табалдиев К.Ш. Курганы кочевых средневековых кочевых племен. Бишкек: Айбек, 1996. 256 с.
10.
Ташбаева К.И. Культура ранних кочевников Тянь-Шаня и Алая. Бишкек: Илим, 2011. 274 с.
References (transliterated)
1.
Akishev K.A., Kushaev G.A. Kul'tura sakov i usunei doliny reki Ili. Alma-Ata: Izd-vo AN KazSSR, 1963. 322 s.
2.
Baipakov K.M., Voyakin D.A., Zakharov S.V. Mogil'nik Karatuma. Nekropol' rannego zheleznogo veka v Semirech'e. Almaty, 2016. 672 s.
3.
Ivanov S.S. K probleme kul'turnogo razryva na rubezhe sakskogo i usun'skogo periodov v Prityan'shan'e // Stratum plus. Tretii do … Poteryannoe stoletie. 2016. №3. S. 67-87.
4.
Kiryushin Yu.T., Stepanova N.F. Skifskaya epokha Gornogo Altaya. Ch.3. Pogrebal'nye kompleksy skifskogo vremeni Srednei Katuni. Barnaul, 2004. 292 s.
5.
Mamonova N.N. Opyt primeneniya tablits V.V. Bunaka pri razrabotke osteometricheskikh materialov // Problemy evolyutsionnoi morfologii cheloveka i ego ras. M.: Nauka, 1986. S. 21-33.
6.
Mandel'shtam A.M. Issledovaniya na mogil'nom pole Aimyrlyg // Drevnie kul'tury evraziiskikh stepei. L.: Nauka, 1983. S. 25-33.
7.
Mogil'nikov V.A. Naselenie Verkhnego Priob'ya v seredine – vtoroi polovine I tys. do n.e. M., 1997. 195 s.
8.
Nurmukhanbetov B.N., Trifonov Yu.I. Kurgannye mogil'niki Shubarat i Molaly // Saki i savromaty Kazakhskikh stepei: kontakt kul'tur. Almaty, 2016. S. 10-19.
9.
Tabaldiev K.Sh. Kurgany kochevykh srednevekovykh kochevykh plemen. Bishkek: Aibek, 1996. 256 s.
10.
Tashbaeva K.I. Kul'tura rannikh kochevnikov Tyan'-Shanya i Alaya. Bishkek: Ilim, 2011. 274 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"