по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

История становления и развития немецких и крупнейших американских аналитических центров (сравнительный анализ)
Ивкина Наталья Викторовна

аспирант, кафедра Теории и истории международных отношений, Российский Университет Дружбы Народов

115516, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Ivkina Natalia Viktorovna

Post-graduate student, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

115516, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

ifknatali@gmail.com

Аннотация.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в процессе принятия внешнеполитических решений в Европе и США постоянно возрастает роль негосударственных акторов международных отношений. Кроме того, возрастает важность научно-исследовательской составляющей при принятии новых нормативно-правовых актов, при заключении двусторонних и многосторонних соглашений, а также при разработке нового внешнеполитического курса государства, международных организаций и военно-политических блоков. В связи с этим наибольшее влияние оказывают такие негосударственные акторы как аналитические центры («think tanks»). С помощью общенаучного метода – сравнения проводится анализ структуры и деятельности ведущих немецких и американских аналитических центров.Теоретическим обоснованием исследования является теория «повестки дня», которая декларирует особое влияние негосударственных акторов (прежде всего аналитических центров и транснациональных компаний) на международные отношения. Анализ исследований центров помогает понять особенности влияния различных факторов внутренней и внешней политики на внешнеполитический курс. В условиях постоянно возрастающей роли научно-аналитической компоненты в международных отношениях, а также расширения количества «think tanks» по горизонтали (увеличение количества центров в отдельно взятой стране) и по вертикали (увеличение количества центров в мире) возникает потребность в оценке и сравнении их деятельности.

Ключевые слова: международные отошения, негосударственные акторы, аналитические центры, Германия, США, сравнительный анализ, историческое развитие, модели развития, внешнеполитические решения, внешнеполитические цели

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.4.25658

Дата направления в редакцию:

17-03-2018


Дата рецензирования:

12-03-2018


Дата публикации:

18-04-2018


Abstract.

Relevance of this topic is substantiated by the fact that in the process of decision-making in the area of foreign policy in Europe and the United States constantly increases the role of non-state actors of international relations. In addition, escalates the importance of scientific research components in adoption of the new normative legal acts, signing the bilateral and multilateral agreements, and development of the new foreign political course of the state, international organizations and military-political blocks. Thus, the major impact produce such non-state actors as the analytical centers (“think tanks”. Using the general scientific method of comparison, the author analyze the structure and activity of the leading German and American analytical centers. Theoretical substantiation is the agenda theory, which declares the special influence of the non-state actors (primarily analytical centers and transnational corporations) upon the international relations. Analysis of the research of such centers allows understanding the peculiarities of the impact of various factors of foreign and domestic policy upon the foreign policy course. In the conditions of continuously growing role of the scientific-analytical component in international relations, as well as expansion of “think tanks” in separately taken country (horizontally) and across the globe (vertically), emerges the need for assessment and comparison of their activity.

Keywords:

historical developpement, comparative analysis, the USA, Germany, think tanks, non-state actors, international relations, model's developpement, foreign policy decisions, foreign policy goals

Сравнительно-сопоставительный анализ крайне редко применяется для исследований аналитических центров в силу того, что не существует какой-то одной модели сравнения, признанной большинством исследователей. Проблема создания такой модели заключается в том, что в разных регионах мира центры создавались с различными целями и задачами, имели разное историческое развитие, а их продукты по-разному имплементируются в систему принятия внешнеполитических решений и сферу международных отношений. Поиск оптимальной системы сравнения аналитических центров разных регионов позволяет выявить преимущества и недостатки региональных особенностей формирования научно-экспертной системы.

Американские исследователи выделили две ключевые сравнительные модели: модель среднего курса и усредненная модель [20]. Модель среднего курса предлагает при сравнении аналитических центров не акцентировать внимание на переменчивые константы, такие как структура центра, заказчики, источники финансирования центров, а сосредоточиться на одной характеристике – степени ангажированности (степени независимости). Однако, по мнению Медушевского Н.А., такой подход нерелевантен с точки зрения того, что при межстрановом сравнении центров региональные и страновые политические и экономические особенности не позволят четко разграничить критерии ангажированности [32].

Усредненная модель учитывает особенности межстранового и даже межрегионального аспектов формирования «think tanks» и предлагает выделение только некоторых факторов обобщенного сравнения, то есть таких, которые не подвержены изменениям в различных условиях [20]. Но и эта модель не лишена недостатков, так как сравнительные особенности будут заключены в крайне узкий пласт критериев и полноценный сравнительно-сопоставительный анализ невозможен.

В связи с тем, что у обеих моделей есть свои недостатки, необходимо выработать такой подход к сравнению аналитических центров, при котором компонента субъективизма хоть полностью и не исчезнет, но будет иметь второстепенное значение в рамках сравнения. В случае с моделью среднего курса возможно на этапе отбора центров из разных регионов мира выделять те, которые сопоставимы по типологии, не учитывая при этом родственные организации, не подходящие по критериям. Это одновременно позволит обойти и недостаток второй - усредненной модели, позволив расширить количество критериев сравнения.

В рамках сравнительного анализа аналитических центров Германии с ведущими мировыми центрами предлагается совмещение обеих моделей с учетом их недостатков и взаимодополняемости для выделения критериев сравнения.

Такими критериями могут быть:

  • Причины возникновения центра,
  • Политическая направленность и основные направления деятельности центра,
  • Кадровый состав,
  • Источники финансирования,
  • Аналитические продукты центра,
  • Способы и формы влияния,
  • Востребованность продуктов в региональных и глобальных условиях.

Для выделение критериев сравнений аналитических центров необходимо распределить их по группам и выявить те центры, которые имеют схожие характеристики. Это позволит остановиться только на тех критериях, которые являются общими для сравниваемых центров разных стран и разных регионов. Наиболее полное исследование по определению сравнительных групп представлено Джеймсом МакГанном, который представил основные виды аналитических центров США [21]. Для сравнения, можно выделить те виды, которые есть в большинстве странах:

  • учебно-многоотраслевые или научно-специализированные центры (университеты без студентов или академические фабрики мысли);
  • контрактные исследовательские организации;
  • информационно-пропагандистские аналитические центры (идеалогизированные фабрики мысли, представляющие определенную группу интересов);
  • партийные фабрики мыли.

Каждый из этих типов имеет свою структуру, заказчиков, источники финансирования. Поэтому по основным критериям для сравнения уже в рамках каждой из типологических групп можно сравнить центры Германии с аналогичными американскими, европейскими и азиатскими центрами. Учитывая, что в Германии информационно-пропагандистские центры чаще всего финансируются партиями или правительственными структурами, то сравнение целесообразно проводить среди трех типов мозговых центров: академических, контрактных и партийных.

Первый тип – это так называемые «университеты без студентов», академические фабрики мысли, которые обладают наименьшей ангажированностью в силу того, что у них узкоспециализированные программы и узкий круг заказчиков. Центры возникли в первой половине ХХ в. в качестве основного поставщика интеллектуального продукта по экономическим и политическим проблемам [20]. Эти институты, как правило, также сосредоточены на одной проблеме или области государственной политики, таких как международная торговля, право и экономика, иммиграция или реформа системы социального обеспечения [21]. Именно эти центры занимают наиболее важное место в структуре научно-аналитического обеспечения международных отношений. И именно они чаще всего становятся объектами для сравнения [18].

Следует начать с того, что англосаксонские страны и Германия по-разному понимают суть функционирования академических центров. Для англосаксонских стран «университеты без студентов» - это центры, которые имеют диверсифицированное финансирование из различных фондов, корпораций, от частных лиц, но не от государства. Германия не так строго относится к финансовой составляющей деятельности центров, и рассматривает академическую составляющую больше с точки зрения производимых продуктов, а именно деидеологизированные научные монографии, статьи, обширная аналитическая деятельность [4]. Но в одном сходятся и те и другие эксперты, академические центры не должны быть приверженцами какой-либо партии или любой другой государственной или негосударственной структуры.

Классическим примером американской фабрики мысли, представляющей собой центр фундаментальных академических исследований, является Совет по международным отношениям (Council on foreign relations - CFR), немецким – Немецкое общество внешней политики (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik - DGAP).

Первый критерий сравнения – причина возникновения аналитического центра. Совет по международным отношениям был образован в 1921 г. как независимый некоммерческий мозговой центр с целью «обеспечения непрерывного сопровождения международных вопросов, затрагивающих интересы Соединенные Штаты, объединяя экспертов по внешней политике, финансам, промышленности, образованию и науке» [3]. Причиной организации центра стало понимание того, что на Парижской мирной конференции 1919 г. США оказались не готовы к давлению со стороны Великобритании и Франции и не выполнили план-максимум. Также по мнению экспертов, важной причиной создания новой структуры стал сложный экономический переход от относительно аграрного к индустриальному обществу, с вытекающими проблемами такого перехода – повышение концентрации богатства и доходов, классовая борьба, социальные конфликты, движение за политические перемены, ввоз иммигрантов труда и миграция населения из сельской местности в растущих городах [23]. Для выхода за рамки традиционного изоляционизма и в стремлении расширить границы свободы и американских ценностей возникла потребность создания новых демократических структур [19].

В свою очередь Немецкое общество внешней политики было основано был значительно позже, в 1955 г., как некоммерческая беспартийная частная организация с целью содействия в выработке политических решений в Германии. Формирование центра шло в достаточно сложных политических условиях: страна была разделена на две зоны оккупации и центр изначально был создан в ФРГ, т.е. на территории западной части. Еще одним поводом к созданию центра стало вступление в силу Парижских соглашений, по которым была достигнута договоренность о вхождении ФРГ в НАТО [33]. Несмотря на это суверенитет Германии вызывал у многих экспертов определенные сомнения, в силу того, что ФРГ не имела права обладать некоторыми видами оружия. Вступление в НАТО частично устранило эту проблему, однако стране необходимо было выстраивать отношения с Францией, Великобританией и США уже не с точки зрения зависимого от них игрока, а более или менее самостоятельного актора мировой политики.

То есть можно говорить о том, что оба центра создавались в сложных политических условиях. Однако если США через новое научно-экспертное учреждение пыталось улучшить свое положение в мире, то Германия пыталась найти свое место в условиях отсутствия единства страны. Совет по международным отношениям и Немецкое общество внешней политики изначально были тесно связаны друг с другом. По предположению некоторых экспертов, именно образ американского Совета по международным отношением послужил моделью нового немецкого академического центра [22].

Второй критерий, а именно научная и политическая направленность исследований аналитических центров, является одним из наиболее важных в рамках сравнения. Чаще всего диапазон направлений исследований академических центров не такой большой, как у идеологически направленных или партийных. Это не значит, что исследования центров ограничиваются узким кругом проблем региона, но приоритет отдается либо экономическим, либо политическим проблемам и проблемам мира и безопасности. Американский Совет по международным отношениям с самого начала создания заявил об исключительно научном подходе к любым вопросам, которые ему предстоит решать, для этого: «во-первых, необходимо определить проблему для решения; во-вторых, собрать все соответствующие факты; в-третьих, обсудить эти факты с экспертами центра и, возможно, другими экспертами, имеющими право высказывать обоснованные замечания; и, наконец, довести свои выводы до сведения директивных органов и проинформировать общественности» [23].

Основными направлениями исследований Совета по международным отношениям является международная безопасность, международные организации, мировая экономика, энергетика, права человека, социальные вопросы, политические режимы [3]. Несмотря на наличие экономических и социальных составляющих в общем исследовательском контексте, все они являются составной частью главного раздела «мировая политика и международная безопасность». Это и отражено в региональных приоритетах Совета. Регионы представляются согласно основным принципам глобализма: Северная и Южная Америка (условно именуемые Americas), Азия, Европа и Евразия, Ближний Восток и Северная Африка, Океания и Африка Южнее Сахары.

Немецкое общество внешней политики, в отличие от Совета по международным отношениям, нигде не зафиксировал свою научную составляющую, наоборот, регулярно подчеркивается, что центр ориентирован на создание практически значимых исследований на стыке политики, бизнеса, науки и средств массовой информации [6]. Наука является одной из составляющих, но далеко не самых приоритетных. Основные проблемы носят менее глобальных характер, в основном те, которые по большей части волнуют Германию, а не все мировое сообщество в целом: «дезинформация, проблемы на постсоветском пространстве, беженцы, климат и окружающая среда, энергетика, политика европейской безопасности, государство и общество, внешняя политика Германии, трансатлантические отношения» [7]. Но большинство самих немецких экспертов не согласны с тем, что DGAP ненаучная организация. При изучении годового отчета центра за 1991 г. немецких исследователь Винанд Гельнер пришел к выводу о том, что «научная деятельность представлена частности в исследованиях проектных групп, распространяющихся, в частности, на вопросы внешней политики и политики безопасности и внешних экономических связей, а также проблемы военного перевода, конверсии оборонной и космической политики. Немногие другие аналитические центры могут сочетать в себе научные и практически ориентированные характеристики деятельности» [13]. Но все же при сравнении дух центров очевидна более региональная, чем глобальная направленность исследований именно немецким центром.

Кадровый состав обоих рассматриваемых центров представлен широким кругом экспертов разных направлений исследования. Факторы, которые оказали наибольшее влияние на формирование личности лидеров и сотрудников центров для Совета по международным отношениям и Немецкого совета по международным отношениям были схожими. Большинство первых руководителей и экспертов CFR родились в период между 1870 г. и 1899 г.; из них половина в 1870-х и 1880-х годах [23], поэтому на формирование их личностного развития оказали последствия Гражданской Войны в США. Соответственно абсолютное большинство первых немецких исследователей DGAP пережили Вторую мировую войну.

Если в немецком DGAP работают 48 постоянных экспертов, то в американском CFR их 81, что почти в 2 раза больше. В обоих центрах каждый эксперт занимаются одним или двумя смежными регионами, что говорит о том, что приветствуются специалисты-регионоведы, знающие помимо основной повестки дня специфику какого-то одного конкретного региона. Это позволяет рационально распределить работу между специалистами центров. Наибольшее количество экспертов DGAP работают на европейском или евроатлантическом направлении (29 экспертов), наименьшее количество на азиатском (всего 1 специалист). Иная ситуация с CFA, здесь на азиатском направлении работают 16 экспертов, тогда как на внутренней американской повесткой дня всего 5. Это дает возможность говорить, что американский мозговой центр сосредотачивает внимание на внешних аспектах глобальной повестки дня, тогда как немецкий – на внутри региональной, то есть на европейской. Американские эксперты более равномерно распределены по регионам специализации.

И в том и в другом центрах наиболее важные должности занимают люди, в данный момент или ранее участвующие в реализации политического курса страны или участвующие в его разработке. Так, например, в DGAP такими членами были Ханс Геншер, министр иностранных дел Германии, Ричард фон Вайцзекер, президент Германии, а также другие политические деятели: Теодор Вайгель, Майлкл Глос, Фолькер Руэ [13]. В Совете по международным отношениям также представлен широкий круг политических деятелей: Ричард Хаас – главный советник Президента США Дж. Буша по Ближнему Востоку, Николас Бернс – член Совета национальной безопасности США, представитель США в НАТО, Тимати Гейтнер – секретарь Казначейства США, Джейми Мисцик – заместитель директора ЦРУ в 2002-2005 гг. и т.д. Привлечение бывших или действующих политиков позволяет центрам получать доступ к наиболее важной стратегической информации.

Сравнение источников финансирования необходимо для того, чтобы выявить степень ангажированности обоих центров. Стоит изначально обозначить тот факт, что абсолютно неангажированных аналитических центров нет, потому что их финансируют определенные структуры, которые заботятся об отражении своих интересов в исследовательских проектах центров. Традиционно сложилось, что американские «think tanks» представляют собой центры с наиболее прозрачной системой финансирования. Именно через такую систему центры показывают свою независимость от различных государственных структур.

Ярким примером прозрачности финансирования является и Совет по международным отношениям, который финансируется: пожертвованиями, ежегодными взносами, государственными и негосударственными грантами, взносами корпоративных членов, иностранной помощью, средствами от печатных изданий [2]. Отдельной статьей финансирования идет программа Дэвида Рокфеллера. В разделе о политике финансирования центра отдельной статьей прописан отказ от партийных средств, в силу того, что «учреждение не придерживается никаких конкретных политических взглядов» [2]. Переодически появляется информация об объемах финансирования в реальных цифрах, например, на 2007 г. объем составил 69 млн. долл. США.

Немецкое общество внешней политики такой прозрачностью в системе финансирования не отличается. С момента создания и до 1991 г. информации об источниках финансирования было крайне мало: «в 1991 г. DGAP на 60% финансировался из взносов основных членов, благотворительных фондов и спонсоров из бизнес кругов. Оставшиеся 40% получал из средств, которые вносили различные государственные учреждения в размере около 4,6 млн долл.» [13]. Сегодняшняя политика финансирования DGAP стала несколько более прозрачной. В частности, на официальном портале центра представлена информация о том, что финансирование идет по линии ежегодных членских взносов, пожертвований некоммерческих спонсорских кругов, от крупных корпораций, банковских групп, общественных организаций и других фондов [11]. Но информации относительно реальных объемов поступающих средств нет.

Аналитические продукты двух центров мало, чем отличаются друг от друга. По большей части это аналитические доклады, расширенные обзоры международной обстановки, статьи по проблемам регионов. Единственным отличием Совета по международным отношением является то, что он активно публикует научные монографии, которые также в виде анонса представлены на официальном портале центра. Это различие происходит из большей научности американского центра.

Последними двумя критериями являются способы и формы влияния аналитических центров, а также востребованность их продуктов. Именно эти критерии являются наиболее сложными для сравнения, в силу того, что степень востребованности можно трактовать по-разному. В рамках данного исследования степень влияния будет определяться востребованностью государственных и негосударственных структур в продуктах центров.

Совет по международным отношениям является одним из наиболее влиятельных центров в американских научно-экспертных кругах. По утверждению таких видных экспертов как Шульцингер и Маллори самая главная роль Совета по международным отношениям в том, что что именно работа Совета дала толчок процессу планирования американской внешней политики, которое имело жизненно важное значение во избежание ошибок Первой мировой войны и именно Совет принял непосредственное участие в предварительной подготовке США ко Второй мировой войне [27].

DGAP, в свою очередь, сыграл не последнюю роль в послевоенной ФРГ: «в период после Второй мировой войны, особенно в 1956-1957 гг. Немецкое общество внешней политики было одним из инициаторов проектов по строительству нового демократического государства» [8]. Видно, что каждый центр сыграл важную роль в историческом развитии США и Германии. Но если положение Совета по международным отношениям в ХХI в. существенным образом не изменилось, он остается одним из ведущих центров, влияющих на американское видение международной повестки дня, то деятельность Немецкого совета по международным отношениям частично растворяется в новых «think tanks», создающихся в Германии.

Вторым типом рассматриваемых центров являются контрактные фабрики мысли. Именно они наиболее распространены в США, занимают важное место в политическом истеблишменте в силу того, что имеют широкий круг заказчиков, включая государственные структуры. Самым известным «think tank», работающим по контракту является Корпорация РЭНД (RAND Corporation). Среди немецких центров стоит выделить Фонд науки и политики (Stiftung Wissenschaft und Politik). По мнению одного из немецких исследователей Дэниэла Флориана, именно эти два центра подлежат межгосударственному сравнению в рамках контрактных «think tanks» [5].

Корпорация РЭНД является одной из самых известных в США и во всем мире, по исследованиям этой организации пишут монографии и диссертации. RAND была образована в 1948 г. в качестве некоммерческой организации, занимающейся установлением связей между научными исследованиями и военным планированием. Основной целью стало сокращение срока исследований и разработок для более быстрого принятия решений во имя безопасности США [15]. В истории «холодной войны» РЭНД сыграла не последнюю роль. Именно в РЭНД разрабатывались подходы США и их союзников к Советскому Союзу. Обладая одной из лучших школ советологов в мире: «начиная с конца 1948 г. РЭНД активно исследовала ситуацию в СССР, пыталась установить точные данные о ценах, заработной плате, основных сельскохозяйственных продуктах, отраслевой структуре производства, темпах роста и т.д.» [16]. Такая деятельность, граничащая с разведывательной вывела РЭНД на лидирующие позиции в американском научно-аналитическом сообществе. В отличие от академического центра Council on foreign relations РЭНД создавался для выполнения конкретных государственных и негосударственных заказов, например, проект по последствиям крушения Берлинской стены или объединения Германии.

Немецкий вопрос был крайне важен для США после Второй мировой войны, а вступление объединенной Германии в НАТО одной из причин объединения. Американские эксперты видели в создании в Германии научно-аналитических структур по типу РЭНД одно из средств достижения своих целей на этом направлении. В частности, Г. Киссинджер заявлял: «в Германии наступает время преодоления послевоенных травм и развитие связей между наукой, политикой и бизнесом в этой связи лучшее средство для формирования международной политики» [26].

Одним из таких центров и стал Фонд науки и политики (SWP). Он был образован в 1962 г. как некоммерческий частный фонд, который на сегодняшний день обеспечивает научно-аналитической информацией как частных заказчиков, так и немецких Бундестаг [14]. Цели создания были схожи, но у RAND изначально было значительно больше ресурсов, чем у SWP.

Анализ основных направлений деятельности центров, работающих по контракту не так актуален, как для академических. Заказы, поступающие в «think tanks» могут охватывать самые широкие сферы регионального и глобального масштаба. Однако анализ основных направлений исследования показывает, что исследования РЭНД имеют несколько более широкий охват, чем у Фонда наука и политика. Структура разделения на основные темы исследования у центров тоже разная. У РЭНД около 16 исследовательских программ, каждая из которых включает в себя несколько сюжетов для исследования, например, «Европейская программа исследования» содержит разделы по безопасности, криминальной обстановке, образованию, социальным вопросам, здравоохранению, международному сотрудничество, инновационным технологиям и транспорту [24]. Таким образом видна тактика центра, принятая на вооружение еще в период существования СССР, а именно всестороннее изучение региона. SWP пытается построить похожую систему тематического и регионального деления своих исследований. Работа построена на регулярных проектах (европейский проект, азиатский, трансатлантические отношения, климат, энергетика и т.д.), а также на создании тематического досье, в рамках которого заказчики могут сформулировать свои потребности в научно-аналитическом продукте [30]. В отличие от РЭНД у немецкого центра не наблюдается всеобъемлющего охвата региональной специфики. Исследования проводятся под конкретные нужды.

Важной составляющей сравнения контрактных центров является кадровый состав. Он представляет собой чаще всего деидеологизированных специалистов по различным сферам, несколько более широкому кругу проблем, чем академические. РЭНД представляет деление своих специалистов по проблемному типу, у каждого специалиста есть четко очерченный круг проблем, на которых он специализируется вплоть до методов, которыми он может решать поставленные задачи. Такой гибкий подход к созданию пула экспертов позволяет заказчику выявить круг специалистов, которые будут заниматься предложенной темой исследования. Такая открытость дает РЭНД серьезные преимущества перед другими центрами подобного типа. Кроме того, большинство экспертов РЭНД имеют ученые степени. SWP дает не проблемно-ориентированное разделение специалистов, а региональное. Наибольшее количество специалистов исследуют глобальные и европейские проблемы [12].

Критерий финансирования для контрактных центров – самый сложный для сравнения. Чаще всего, выявить источники финансирования таких центров (особенно американских) невозможно. Официальный источник информации дает следующие виды финансирования Корпорации РЭНД: государственные агентства, местные органы власти, правительство, министерства различных стран, международные организации и фонды, профессиональные ассоциации, другие некоммерческие и промышленные организации с общей долей финансовых вливаний более 308 млн. долл [17]. РЭНД имеет самый большой список финансовых источников. В свою очередь SWP хоть и имеет заметно меньший доход (чуть более 12 млн. евро в год), зато большая их часть поступает от государственных заказчиков [10], а не от частных, как у РЭНД. Многие эксперты склоняются к тому, что хоть «Фонд науки и политики имеет более узкий штат сотрудников, сравнительно с американскими центрами небольшой годовой бюджет, именно его научно-аналитические материалы – наиболее востребованы среди государственных и негосударственных заказчиков в Европе [1].

Аналитические продукты, которые создают американский и немецкий контрактные аналитические центры представляют собой доклады и отчеты для государственных структур, проектные материалы для негосударственных заказчиков. РЭНД более открыта с точки зрения информационной составляющей, а SWP больше публикует реальной проектной информации.

Последний критерий, а именно способы и формы влияния и востребованность материалов в рамках исследования контрактных центров наиболее важный. RAND представляет собой один из наиболее влиятельных центров в мире. Об этом говорят и большие объемы финансирования и пул экспертов. Исследовательские продукты Фонда науки и политики в мировом масштабе востребованы меньше, чем продукты РЭНД, однако стоит отметить, что SWP и не ориентирован на глобальный контекст, большинство исследований сосредоточены на европейском направлении, на котором Фонд занимает одно из важнейших положений, особенно в области изучения европейской оборонной политики.

Третий тип центров, выделенных для сравнения – это партийные центры, которые наибольшее распространение получили именно в европейских странах. В США таких центров сравнительно не много, но они осуществляют важную функцию пропагандистов того или иного взгляда на внешнюю политику. Большинство партийных «think tanks» США и Германии работают на определенную партию. Долгое время лидирующее место в Правительстве Германии занимает партия Христианско-демократического Союза (ХДС). Идеи партии ХДС разделяет самый известный в Германии аналитический центр – Фонд Конрада Аденауэра (Konrad Adenauer Stiftung). В США такой регулярности нельзя отметить, там демократическая и республиканская партии сменяют друг друга, демонстрируя тем самым демократические устои американского общества. В 2017 г. к власти пришел новый Президент Дональд Трамп – представитель республиканской партии. Самым известным центром этой партии является Фонд «Наследие» (Heritage Foundation). Именно на основе этих двух центров и стоит провести исследование по сравнению немецкого и американского партийных центров.

Фонд Конрада Аденауэра был основан в 1955 г. как политический Фонд, занимающийся христианско-демократическими исследованиями. Изначально Фонд состоял из нескольких институтов. «Так, например, Муниципальный институт наук всегда был ориентирован на практические рекомендации по вопросам политики, в то время как Научно - исследовательский институт представлял из себя аналитическую структуру» [13].

Фонд Наследие был образован несколько позже, в 1973 г., как источник американского консервативного движения. К концу 1990-х годов, Фонд "Наследие" был крупнейшим и самым известным из нового поколения идеологически консервативных мозговых центров и рейтинг одними из самых влиятельных мозговых центров в целом [25]. Миссия Фонда состояла в том, чтобы сформулировать и продвигать консервативную государственную политику, основанную на принципах свободного предпринимательства, свободы личности, традиционных американских ценностей и сильной национальной обороны [28]. То есть и Фонд Конрада Аденауэра и Фонд Наследие были организованы как структуры, отвечающие за определенную политическую направленность. В этом видна явная схожесть причин создания центров.

Основными направлениями деятельности партийных центров является создание исследований и организация различных мероприятий для формирования общественного мнения в пользу определенной партии. Фонд «Наследие» в своих исследованиях охватывает все сферы внутренней и внешней политики США: «экономика, безопасность, международные исследования, здравоохранение, энергетика, культура» [28]. Являясь аналитическим центром и консалтинговым агентством, фонд предоставляет научно-справочную информацию и анализ, а также предоставляет консультации по вопросам политики. Академия Фонда предоставляет собой форум для обсуждения вопросов, актуальных политике, экономике, церкви, обществу и науке. Она организует конференции и встречи и поддерживает талантливую молодежь в Германии, а также в Центральной и Восточной Европе и развивающихся странах. Четкого разделения на отдельные политические или исследовательские направления у Фонда нет. Фонд Конрада Аденауэра, напротив, предоставляет разделение на отдельные тематические проекты. Среди них первое место занимает европейская политика и мировая политика, образование и наука, партийные вопросы [29].

Кадровый состав партийных фондов достаточно однородный в силу того, что все исследования преследуют идеологические цели. Фонд Конрада Аденауэра включает в себя более 560 сотрудников, которые работают в различных структурах Фонда в разных странах мира (представительства Фонда расположены в разных точках мира). Отличительной особенностью является то, что в Фонде работают иностранцы, представляя интересы этого партийного Фонда в разных частях мира. Фонд Наследие разделил экспертов на три группы: руководители проектов (42 человека), экспертный состав проектов (95 человек) и остальные эксперты (включая редакторов, координаторов и менеджеров – 140 человек). Экспертный состав Фонда Наследие более упорядоченный, чем у Фонда Конрада Аденауэра, но у немецкого Фонда более интернациональный состав, это делает его элементом «мягкой силы» Германии, потому что сотрудники распространяет идеи христианско-демократической направленности в мире.

Финансирование обоих фондов имеет партийную основу. Также они получают средства из федеральных бюджетов. В отличие от Фонда Конрада Аденауэра Фонд Наследие зарегистрирован в качестве благотворительной организации, поэтому дополнительной статьей финансирования является система пожертвований [9].

Способы и формы влияния аналитических партийных центров может рассматриваться в качестве реализации их проектов партиями на выборах, а также распространение их идей в обществе. С первых шагов Фонд Наследие стал влиятельной структурой, продукты, которой были востребованы в республиканской партии: «так в 1982 году Фонд «Наследие» публикует первое всеобъемлющее исследование по вопросу системы противоракетной обороны для защиты государства. Это глобальное исследование было представлено президенту Рональду Рейгану директором Фонда Эдом Фолнером на встрече в Белом доме. Результаты проведённой Фондом крупномасштабной аналитической работы однозначно указывали на необходимость скорейшего развития такой системы, что впоследствии и произошло» [25]. В ХХI в. Фонд Наследие в наибольшей степени освоил процесс производства и продвижения основных идей республиканской партии, чтобы найти готовую аудиторию, а также продемонстрировать свое мастерство [25]. Такого прямого влияния в случае с немецким центром найти нельзя. По мнению большинства экспертов, Фонд Конрада Аденауэра участвует в создании международного порядка, мира и справедливости, в христианском понимании фундаментальных вещей, демократии и политического развития [31]. Также отмечается особая роль Фонда в воссоединении двух немецких государств и сохранение лидирующих позиций партии ХДС.

В целом можно сделать заключение о том, что аналитические центры США и Германии развивались в похожих условиях и создавались примерно с одинаковыми целями и задачами. Однако есть существенная разница в подходах к пониманию независимости аналитических центров. США под независимостью понимают диверсифицированные источники финансирования центров, в то время как Германия считает, что несмотря на поступающие средства от государства, это вовсе не накладывает на центр отпечаток ангажированности. Cтоит акцентировать внимание на подходах к анализу основных проблем, которые должны быть деидеологизированы. В понимании США партийные аналитические центры отвечают за идеи, которые в последствии отражаются в политических декларациях отдельных партий, программных документах, а также в речах их официальных представителей.

Библиография
1.
Braml J. (2004): Think Tanks versus “Denkfabriken”? U.S. and German Policy Research Institutes.
2.
CFR Funding Sources. URL: https://www.cfr.org/who-we-are/funding#chapter-title-0-2 (дата обращения: 01.03.2018).
3.
Council on foreign relations. URL: https://www.cfr.org/who-we-are (дата обращения: 01.03.2018).
4.
Dagger S., Greiner C., Leinert K., Melis N., Menzel A. Politikberatung in Deutschland. Verlag für Sozialwissenschaften. 2004. P. 167.
5.
Daniel F. Benchmarking Think Tanks. Benchmarking Think Tanks. Die Marktstrategien der SWP und des CAP im Vergleich. 2004.
6.
DGAP. URL: https://dgap.org/de/think-tank/ueber-uns (дата обращения: 01.03.2018).
7.
DGAP. URL: https://dgap.org/de/think-tank/publikationen/dgap_viewpoint (дата обращения: 01.03.2018).
8.
Eisermann D. Außenpolitik und Strategiediskussion. Die Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik 1955 bis 1972. Oldenbourg Verlag, München. 1999. S. 110.
9.
Financial information. Heritage Foundation. URL: http://www.heritage.org/article/the-heritage-foundations-financial-information
10.
Finanzierung der SWP. SWP. URL: https://www.rand.org/about/clients_grantors.html (дата обращения: 01.03.2018).
11.
Fördererkreis der DGAP. URL: https://dgap.org/de/gesellschaft/foerderer/foerdererkreis (дата обращения: 01.03.2018).
12.
Forschungsgruppen. SWP. URL: https://www.swp-berlin.org/forschungsgruppen/ (дата обращения: 01.03.2018).
13.
Gellner W. Ideenagenturen für Politik und öffentlichkeit. Think tanks in den USA und in Deutschland. P. 176.
14.
Geschichte. SWP. URL: https://www.swp-berlin.org/ueber-uns/geschichte/ (дата обращения: 01.03.2018).
15.
History and mission. RAND. URL: https://www.rand.org/about/history.html (дата обращения: 01.03.2018).
16.
Hounshell D. The Cold War, RAND, and the Generation of Knowledge, 1946-1962. Santa Monika. 1998. P. 261-264.
17.
How we’re funded. RAND. URL: https://www.rand.org/about/clients_grantors.html (дата обращения: 01.03.2018).
18.
KUmmel Gerhard. 2002: Wissenschaft, Politik und Politikberatung. Erkundungen zu einem sehwierigen Verhaltnis. Strausberg. 2002. S. 117
19.
Leuchtenberg W.E. ‘Progressivism and Imperialism’, Mississippi Valley Historical Review 39 (1952–53), 483–504.
20.
McGann J. G., Weaver, K. R. Think Tanks & Civil Societies. Catalystsfor Ideas and Action. 3. Auflage. New Brunswick, London: Transaction Publishers, 37-66.
21.
McGann J.G. Think tanks and policy advice in the United States. Routledge. 2007. P. 13.
22.
Murswieck A. Regieren und Politikberatung. Opladen: Leske + Budrich, 159-162.
23.
Parmar I. Think Tanks and Power in Foreign Policy. A Comparative Study of the Role and Influence of the Council on Foreign Relations and the Royal Institute of International Affairs, 1939–1945. UK. 2004. P.54.
24.
RAND Europe. URL: https://www.rand.org/randeurope.html (дата обращения: 01.03.2018).
25.
Rich A. Think Tanks, Public Policy, and the Politics of Expertise. Cambridge University. 2004. P. 53.
26.
Ritter K. 1987: 25 Jahre Stiftung Wissenschaft und Politik: Zum Stand einer Entwicklungsaufgabe, in: Stiftung Wissenschaft und Politik (Hrsg.): Reden zum 25-jährigen Bestehen der SWP und zur Eröffnung ihres Konferenzgebäudes. Ebenhausen, masch. verf., 11-28.
27.
Schulzinger R.D. The Wise Men of Foreign Affairs. History of the Council on Foreign Relations. New York: Columbia University Press, 1984.
28.
The Heritage Foundation. URL: http://www.heritage.org/about-heritage/mission (дата обращения: 01.03.2018).
29.
Themen & Projekte. Konrad Adenauer Stiftung. URL: http://www.kas.de/wf/de/71.3573/ (дата обращения: 01.03.2018).
30.
Themendossiers. SWP. URL: https://www.swp-berlin.org/swp-themendossiers/ (дата обращения: 01.03.2018).
31.
Weilemann P. R. Experiences of a Multidimensional Think Tank: The Konrad-Adenauer-Stiftung. New Brunswick, London: Transaction Publishers. 2006. Р. 178-186.
32.
Медушевский Н.А. Фабрики мысли в ЕС: сравнительный анализ американского и европейского подходов. Вестник РУДН, серия Политология, 2010, No 1. С.114-115.
33.
Патрушев А.И. Германская история: через тернии двух тысячелетий. – М.: Издательский дом Международного университета в Москве, 2007. С. 581.
References (transliterated)
1.
Braml J. (2004): Think Tanks versus “Denkfabriken”? U.S. and German Policy Research Institutes.
2.
CFR Funding Sources. URL: https://www.cfr.org/who-we-are/funding#chapter-title-0-2 (data obrashcheniya: 01.03.2018).
3.
Council on foreign relations. URL: https://www.cfr.org/who-we-are (data obrashcheniya: 01.03.2018).
4.
Dagger S., Greiner C., Leinert K., Melis N., Menzel A. Politikberatung in Deutschland. Verlag für Sozialwissenschaften. 2004. P. 167.
5.
Daniel F. Benchmarking Think Tanks. Benchmarking Think Tanks. Die Marktstrategien der SWP und des CAP im Vergleich. 2004.
6.
DGAP. URL: https://dgap.org/de/think-tank/ueber-uns (data obrashcheniya: 01.03.2018).
7.
DGAP. URL: https://dgap.org/de/think-tank/publikationen/dgap_viewpoint (data obrashcheniya: 01.03.2018).
8.
Eisermann D. Außenpolitik und Strategiediskussion. Die Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik 1955 bis 1972. Oldenbourg Verlag, München. 1999. S. 110.
9.
Financial information. Heritage Foundation. URL: http://www.heritage.org/article/the-heritage-foundations-financial-information
10.
Finanzierung der SWP. SWP. URL: https://www.rand.org/about/clients_grantors.html (data obrashcheniya: 01.03.2018).
11.
Fördererkreis der DGAP. URL: https://dgap.org/de/gesellschaft/foerderer/foerdererkreis (data obrashcheniya: 01.03.2018).
12.
Forschungsgruppen. SWP. URL: https://www.swp-berlin.org/forschungsgruppen/ (data obrashcheniya: 01.03.2018).
13.
Gellner W. Ideenagenturen für Politik und öffentlichkeit. Think tanks in den USA und in Deutschland. P. 176.
14.
Geschichte. SWP. URL: https://www.swp-berlin.org/ueber-uns/geschichte/ (data obrashcheniya: 01.03.2018).
15.
History and mission. RAND. URL: https://www.rand.org/about/history.html (data obrashcheniya: 01.03.2018).
16.
Hounshell D. The Cold War, RAND, and the Generation of Knowledge, 1946-1962. Santa Monika. 1998. P. 261-264.
17.
How we’re funded. RAND. URL: https://www.rand.org/about/clients_grantors.html (data obrashcheniya: 01.03.2018).
18.
KUmmel Gerhard. 2002: Wissenschaft, Politik und Politikberatung. Erkundungen zu einem sehwierigen Verhaltnis. Strausberg. 2002. S. 117
19.
Leuchtenberg W.E. ‘Progressivism and Imperialism’, Mississippi Valley Historical Review 39 (1952–53), 483–504.
20.
McGann J. G., Weaver, K. R. Think Tanks & Civil Societies. Catalystsfor Ideas and Action. 3. Auflage. New Brunswick, London: Transaction Publishers, 37-66.
21.
McGann J.G. Think tanks and policy advice in the United States. Routledge. 2007. P. 13.
22.
Murswieck A. Regieren und Politikberatung. Opladen: Leske + Budrich, 159-162.
23.
Parmar I. Think Tanks and Power in Foreign Policy. A Comparative Study of the Role and Influence of the Council on Foreign Relations and the Royal Institute of International Affairs, 1939–1945. UK. 2004. P.54.
24.
RAND Europe. URL: https://www.rand.org/randeurope.html (data obrashcheniya: 01.03.2018).
25.
Rich A. Think Tanks, Public Policy, and the Politics of Expertise. Cambridge University. 2004. P. 53.
26.
Ritter K. 1987: 25 Jahre Stiftung Wissenschaft und Politik: Zum Stand einer Entwicklungsaufgabe, in: Stiftung Wissenschaft und Politik (Hrsg.): Reden zum 25-jährigen Bestehen der SWP und zur Eröffnung ihres Konferenzgebäudes. Ebenhausen, masch. verf., 11-28.
27.
Schulzinger R.D. The Wise Men of Foreign Affairs. History of the Council on Foreign Relations. New York: Columbia University Press, 1984.
28.
The Heritage Foundation. URL: http://www.heritage.org/about-heritage/mission (data obrashcheniya: 01.03.2018).
29.
Themen & Projekte. Konrad Adenauer Stiftung. URL: http://www.kas.de/wf/de/71.3573/ (data obrashcheniya: 01.03.2018).
30.
Themendossiers. SWP. URL: https://www.swp-berlin.org/swp-themendossiers/ (data obrashcheniya: 01.03.2018).
31.
Weilemann P. R. Experiences of a Multidimensional Think Tank: The Konrad-Adenauer-Stiftung. New Brunswick, London: Transaction Publishers. 2006. R. 178-186.
32.
Medushevskii N.A. Fabriki mysli v ES: sravnitel'nyi analiz amerikanskogo i evropeiskogo podkhodov. Vestnik RUDN, seriya Politologiya, 2010, No 1. S.114-115.
33.
Patrushev A.I. Germanskaya istoriya: cherez ternii dvukh tysyacheletii. – M.: Izdatel'skii dom Mezhdunarodnogo universiteta v Moskve, 2007. S. 581.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"