по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Большие данные, большие перемены: цели и некоторые результаты обновления учебного курса «Количественные методы в исторических исследованиях» на историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова
Карагодин Андрей Васильевич

кандидат исторических наук

старший преподаватель, кафедра источниковедения, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119992, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27 к.4, ауд. Е445

Karagodin Andrey Vasil'evich

PhD in History

Senior Lecturer, the Department of Source Studies, Lomonosov Moscow State University

119992, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27 k.4, aud. E445

avkaragodin@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье подробно рассматриваются современные условия развития исторической науки, определяются тенденции изменений, происходящих в способах получения и проверки истинности исторического знания. Автор уделяет особое внимание вопросам методологии истории, в том числе связанным с «цифровым поворотом», а также ставит вопрос о переоценке роли специализации и профессионального знания в историческом сообществе. В новых условиях преподавание предмета «Количественные методы в исторических исследованиях» должно прибрести новое значение, а сам курс получить новое наполнение. В статье делается упор на актуализации наследия школы академика И. Д. Ковальченко, а также развитии традиции преподавания курса "Количественные методы в исторических исследованиях" на историческом факультете МГУ имени М. В. Ломоносова. Автор приходит к выводу, что процесс профессионального образования современного историка существенным образом связан с формированием у будущих специалистов методологического знания, знакомством со структурой и многообразием современного методологического пространства, в котором сегодня существует историческое сообщество. Обновленный курс «Количественные методы в исторических исследованиях» обращен к студенту, которому предстоит жить и решать эвристические задачи в контексте именно такого, информационного общества, где главным инструментом познания станет измерение.

Ключевые слова: массовые исторические данные, датификация, измерение прошлого, большие данные, цифровой поворот, методы исторического исследования, количественные методы, количественные данные, исторический факультет, Московский государственный университет

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.7.25598

Дата направления в редакцию:

02-03-2018


Дата рецензирования:

03-03-2018


Дата публикации:

30-07-2018


Abstract.

This article meticulously examines the current situation of the development of historical science, as well as the dynamics of its changes pertinent to the methods of acquisition and validation of the historical knowledge. Special attention is given to the questions of the methodology of history, particularly associated with the “digital turn”, as well as the reassessment of the role of specialization and professional knowledge within the historical community. Under the new circumstances, the teaching the discipline “Quantitative Methods in Historical Research” should assume new importance, and the course itself – the new content. The author comes to a conclusion that the process of professional education of a contemporary historian fundamentally relates to the formation of methodological knowledge of the future specialists, familiarization with the structure and multifacetedness of the modern methodological space within which currently exists the historical community. The updated course “Quantitative Methods in Historical Research” is addressed to a student, who expects to solve the heuristic tasks namely in the context of information society, where dimension will become the key instrument of cognition.

Keywords:

quantitative data, mass historical data, datification, the dimension of the past, big data, the digital turn, methods of historical research, quantification, history department, Moscow State University

«Интересные времена» – так назвал свою автобиографию, вышедшую в 2002 г., выдающийся английский историк-марксист Эрик Хобсбаум. Ученый, заставший подростком приход к власти Гитлера, а зрелым человеком распад СССР, имел в виду, что всего за одну человеческую жизнь он стал свидетелем событий и структурных перемен, до неузнаваемости изменивших человечество. Историкам, чья активная жизнь приходится на первую половину первого столетия нового миллениума, предстоит стать свидетелями не меньших трансформаций. Скорость и широту новой революции, происходящей прямо на наших глазах, еще предстоит осмыслить – однако уже очевидно, что речь идет о масштабных сдвигах во всех отраслях жизни общества, вызванных перестройкой на новый технологический лад систем производства, потребления, транспортировки товаров, услуг и знаний.

Совокупность революционных изменений, переживаемых ныне человечеством, часто называют «четвертой промышленной революцией» (по аналогии с «первой» и «второй», поставившими на службу производительным силам паровую машину и электричество соответственно, и «третьей», осуществившей переворот в автоматизации производства с помощью применения компьютеров). Содержанием «четвертой» промышленной революции, ставшей продолжением «третьей», но с совершенно новыми темпами и охватом, станет всеобщая «цифровизация» и «датификация» социально-экономических и социокультурных отношений. С помощью микрокомпьютерной революции и развития глобальной сети интернет миллиарды людей уже соединены между собой с помощью мобильных устройств, обладающих беспрецедентной мощностью хранения, обработки и передачи оцифрованных данных. Другие технологические прорывы – искусственный интеллект, робототехника, интернет вещей, автономные транспортные средства, 3D-печать, достижения нано- и биотехнологий и т.п. – постоянно и во все большей степени меняют то, как люди работают, общаются, познают действительность и проводят досуг. Трансформируются системы государственного управления, образования, здравоохранения, транспорта и многие другие. Эти изменения являются историческими с точки зрения их размера, скорости и масштаба.

Этап этой революции, переживаемый человечеством сегодня, часто называют также эпохой «больших данных», имея в виду новую возможность мгновенно обрабатывать компьютерным способом беспрецедентные массивы количественной информации во множестве различных областей. Утверждается, что с вступлением в «цифровую эпоху» в конце XX в. человечество начало новый большой проект, по важности и революционности сопоставимый с античным освоением Средиземноморья с помощью торговых городов-колоний, или распространением идей Просвещения после изобретения печатного станка в Новое время. Если в 2000 г. количество информации, хранящейся в цифровом формате, составляло всего одну четверть общего количества информации в мире, а остальные три четверти содержались в бумажных документах и подобных носителях, то к 2013 г. количество хранящейся информации в мире составило 1,2 зеттабайта, из которых на нецифровую информацию приходится менее 2% [1, 13–23]. Благодаря новым возможностям измерения и анализа «больших данных» человечество во все большей степени начинает рассматривать окружающий мир не как совокупность природных или социальных явлений, а как на совокупность массивов информации об этих явлениях, главным инструментов обработки которой станет измерение.

По мнению многих исследователей, основным содержанием информационного периода развития человечества станет «датификация» – преобразовании в формат данных всего, что есть на планете, включая то, что мы никогда не рассматривали как информацию, путем количественного анализа. Примерами нового мышления такого типа уже являются алгоритмы Google и Facebook, рассматривающих человеческие сообщества через призму формализованных, до есть доступных для измерения социальных отношений, или социальных графов. В эпоху «больших данных» у общества появляется способность использовать огромные массивы информации для принятия решений принципиально новым образом, что позволит изменять отношения между гражданами и правительствами, ставить более масштабные проблемы в области научного знания.

Перед ученым-историком стремительные темпы развития информационного общества, компьютерная революция, доступ к электронным архивам, базам данных и «большим данным» в целом, всеобщая «датификация» открывают невиданные перспективы в плане облегчения эвристической работы, но и ставят немало вызовов. Среди главных характеристик современных условия развития сообщества историков, которые определяют тенденции изменений, происходящих в способах получения и проверки истинности исторического знания, особого внимания заслуживают такие тесно взаимосвязанные тенденции, как глобализация и информатизация. Глобализация проявляется в стремительно развивающейся системе коммуникаций в современном мире, формировании единого информационного, в том числе историографического пространства, исчезновении барьеров на пути движения как знания, так и его носителей, в том числе представителей академического сообщества. Тесно связанная с глобализацией информатизация выражается в увеличение объема и роли информации, знаний и информационных технологий в жизни общества в целом. Сегодня историк уже не мыслит своей работы без использования глобальных информационных сетей и баз данных, обеспечивающих эффективное информационное взаимодействие людей, их доступ к мировым ресурсам знаний, удовлетворение их потребностей в соответствующих продуктах и услугах (интернет, Википедия, Google, Google Books и т.п.).

Очевидно, что на новом этапе развития исторической науки приобретает новую актуальность и новое содержание фраза, сказанная в 1972 г. выдающимся представителем школы «Анналов», Э. Ле Руа Лядури: «историк будущего будет программистом, или его не будет вовсе». Как пишут авторы «Исторического манифеста», вышедшей в 2014 г. в Кембридже монографии, громко заявившей о начале в 2010-х гг. принципиально нового этапа в историографии и методологии исторического исследования, «многим университетским гуманитариям, включая историков, страшно представить, что именно в работе с большими данными заключается будущее университетов» [2, 64]. И тем не менее, в условиях стремительного перехода человечества в информационную эпоху эта перспектива представляется магистральной. Характеризуя масштабы новых возможностей для исследовательских проектов историков в информационный век, историографы отмечают, что к ХХI веку накопился огромный пласт исторических данных, регулярно собираемых цифр, которые дают очертания меняющейся истории, исторических контекстов. Отмечается, что пока лишь немногие из этого необозримого массива данных проинтерпретированы – однако историографы констатируют уже имеющийся позитивный эффект «чрезмерного накопления количественных данных». Ими прогнозируется новая революция в исторической науке, связанная с исследовательскими проектами на основе использования макроскопических данных в контексте изучения «большой длительности» и реконструкции большой картины развития человечества. Заявляется о возрождении клиометрии во многих университетах и исследовательских центрах мира и восстановлении ее статуса как учебной дисциплины в подготовке историков и экономистов. «Цифровой поворот» в исторической науке широко обсуждается международным историческим сообществом, в частности на ХХII Международном конгрессе исторических наук в Китае в 2015 г. Делая выводы, что современный цифровой поворот является продолжением «предыдущего количественного поворота» 1960-70-х гг., сообщество историков называет в качестве отличительных особенностей современного цифрового поворота истории считается то, что «наше время отличается изобилием количественных данных», даже их «чрезмерностью», тогда как в 1970-е гг. они были недоступны.

Еще одной отличительной чертой современного цифрового поворота является переоценка роли специализации и профессионального знания в историческом сообществе. Так, по мнению апологетов цифровой истории, эксперты в предметных областях не вымрут, но наверняка утратят свое превосходство, так как экспертные знания подходят для области «малых данных» где вечно не хватает нужной информации, поэтому в поисках правильного пути приходится полагаться на интуицию и опыт. В таких условиях опыт играет важнейшую роль, поскольку только длительное накопление скрытых знаний, которые нельзя передать, вычитать в книгах или даже попросту осознать, может помочь в принятии более взвешенных решений. В тех же областях исторического познания, где в наличии массовые исторические источники, «большие данные», количественный анализ со всей очевидностью станет главным методом исторического исследования.

В этой связи представляется крайне важной актуализация на новом этапе наследия школы академика И.Д. Ковальченко, уделявшего первостепенное внимание как раз теоретико-методологическим аспектам исторического исследования, проблемам применения количественных методов в историческом исследовании, работе с массовыми статистическими источниками, проблемам установления репрезентативности и достоверности исторических данных с помощью применения количественных методов. Еще в 1987 г. в выдающейся, на много лет опередившей свое время монографии «Методы исторического исследования» И. Д. Ковальченко писал о том, что «уже нет таких областей науки, в которые бы не вторглись математические методы и ЭВМ. Последующий прогресс исторической науки будет просто невозможен без количественных методов и компьютеров [3, 296–309]. Основанная И. Д. Ковальченко традиция преподавания курса «Количественные методы в исторических исследованиях» на историческом факультете МГУ имеет давнюю историю и не прерывалась даже в 1990-е гг., когда институциональный и парадигматический кризис постсоветского гуманитарного образования совпал с откатом всей мировой историографии от научной и структурной истории к «новому нарративу», постмодернизму, увлечению культурно-биографическими сюжетами и фрагментацией самого предмета исторического исследования. Первое учебное пособие «Количественные методы в исторических исследованиях», изданное 1984 г. под редакцией И. Д. Ковальченко, выполняло функцию учебно-методических материалов сразу по двум курсам: «Количественные методы в исторических исследованиях» и «Основы математической статистики». Обновленное учебное пособие по курсу вышло в 2013 г. и выдержало уже несколько переизданий.

Сохраняя несомненную преемственность в преподавании курса «Количественные методы в исторических исследованиях», на современном этапе в содержании курса его авторы и преподаватели, среди которых и автор этих строк, тем не менее, уделяют особое внимание новым современным тенденциям развития методологии истории, в том числе связанным с «цифровым поворотом».

В первую очередь имеется в виду, что процесс профессионального образования современного историка существенным образом связан с формированием у будущих специалистов методологического знания, знакомства со структурой и многообразием современного методологического пространства, в котором сегодня существует историческое сообщество. Необходимо раскрыть те новые условия развития этого сообщества, которые определяют тенденции изменений, происходящих в способах получения и проверки истинности исторического знания. Недаром в своих последних работах середины 1990-х гг. И. Д. Ковальченко, обращаясь к общим проблемам методологии истории, в том числе «поиску новых подходов к объяснению мирового и российского исторического процесса» на основании, – как он писал, – «тщательного анализа совокупности имеющихся философско-исторических теорий» [4, 5], предлагая модель цивилизационного подхода к объяснению исторического процесса, выдвигал в качестве одного из основных объясняющих факторов именно информационную вооруженность общества. Исходя из этого, в общей истории цивилизации им выделялись следующие этапы:

Первый, доиндустриальный, докапиталистический этап, характеризующийся в области развития производительных сил ручным трудом, низкой вооруженностью человека в процессе производства, определяющей ролью природы, в области познания окружающего мира – эмпирическими методами накопления информации, передачей знания от поколения к поколению в процессе практической деятельности, в сфере социальных отношений – отсутствием личной свободы, в сфере политической – узурпацией власти незначительным меньшинством, исключающим участие основной массы в делах общества, в культурно-идейном – господством религиозно-мифологических форм восприятия бытия, в нравственно-психологическом – принуждением и насилием как методами решения противоречий и задач в обществе. Период включает первобытно-общинный, рабовладельческий и феодальный строй как формационные этапы.

Второй этап, индустриальный, связанный с господством машинного производства, разделением труда, развитием рынка, ростом энерговооруженности, развитием науки как основного пути познания мира. В социальной сфере – это равенство всех форм производства и собственности, в политической – развитие принципов демократии и народовластия, борьба за права человека, развитие общественных организаций и политических партий, в культурно-идейной сфере – рационалистическое восприятие мира, в нравственно-психологической – осознание личностной природы человека. Период включает две стадии – капиталистическую и социалистическую.

И, наконец, третий, современный этап развития человечества, который И.Д. Ковальченко характеризовал как эпоху постиндустриального развития, или «информационный период в истории человечества». Обновленный курс «Количественные методы в исторических исследованиях» обращен к студенту, которому предстоит жить и решать эвристические задачи в контексте именно такого, информационного общества, где главным инструментом познания станет, как уже очевидно, измерение.

В литературе все чаще указывается, что в стремительно изменяющемся современном мире существующие системы образования зачастую не поспевают за темпами, которыми меняется спрос на рабочую силу и требуемые навыки. По другим оценкам, почти половина задач, за выполнение которых люди сейчас получают заработную плату, в ближайшее время будут автоматизированы. Наиболее сложно поддающимися автоматизации и, соответственно, наиболее перспективными уже в ближайшем будущем окажутся работы, требующие эвристических навыков наиболее высокого порядка – творческого подхода и аналитического мышления, в особенности навыков измерения и анализа данных, в первую очередь – массивов «больших данных», вычисления коэффициентов корреляции между множественными вариационными рядами данных, умения интерпретировать полученные результаты в контексте больших исторических горизонтов.

Цель курса «Количественные методы в исторических исследованиях» в этих условиях была сформулирована как необходимость методологически и методически подготовить студента к применению измерения на современном уровне на всех этапах исторического исследования – от выбора объекта и постановки исследовательской задачи, выявления источнико-информационной основы ее решения и разработки методов исследования, до эмпирического познания исследуемой реальности, объяснения полученных результатов и теоретического познания, а также оценки полученного знания. Последнее предполагает и помещение профессиональных навыков историка, полученных на курсе «Количественные методы в исторических исследованиях», в контекст общих трендов «цифровой эпохи», с различными проявлениями которой студент сталкивается в своей повседневной социальной жизни, и тем самым – актуализацию полученных знаний и умений. Студенту предлагается ответить на вопрос: что общего между баллом, полученным им на экзамене, и количеством «лайков» на его странице в социальной сети? Между прогнозом погоды на завтра и результатами эвристического поиска в Google? Рекомендациями книг пользователю на сервисах amazon.com или netflix.com и алгоритмом работы электронного каталога крупной научной библиотеки? Во всех этих случая речь идет об измерении, как главном инструменте творческой и познавательной деятельности человека, его личной и общественной коммуникации, оценки результатов собственных усилий. Донести эту мысль до студента значит не только привить ему навыки применения измерения в эвристической деятельности, но и поместить сам курс «Количественные методы в исторических исследованиях» в контекст современной информационной революции, с результатами которой современный человек знаком не понаслышке, зачастую воспринимая их как должное и находясь в позиции «пользователя», то есть не задумывается о принципах, лежащих в их основе. Иными словами, мотивировать студента понимать и конфигурировать мир всеобщей датификации, в котором он живет.

Исходя из этого, преподавание и курса «Количественные методы в исторических исследованиях», и других обучающих курсов для студентов-историков, на наш взгляд, должно быть сосредоточено уже не на запоминании тех или иных исторических фактов или сведений, а на развитии у студента трех основных навыков, которые будут востребованы в обществе XXI в.: критического анализа явлений и процессов, решения многофункциональных задач на основе применения системно подхода и структурного анализа, наконец, способности к коллективному сотрудничеству. Симптоматично, что на важность указанных моментов всегда указывал в своих работах и в практике педагогической, и организационной деятельности И. Д. Ковальченко.

В практическом смысле подобные перемены означают необходимость развития принципиально новых педагогических методик и техник. Важнейшим шагом в обновлении курса «Количественные методы в исторических исследованиях» стала подготовка коллективом преподавателей и ученых с исторического факультете МГУ имени М. В. Ломоносова – Н. Б. Селунской, О. С. Петровой и автором этих строк – учебно-методического пособия по курсу «Количественные методы в исторических исследованиях» под названием «Измерение прошлого» (2018). Пособие состоит из трех разделов. Первый раздел посвящен новейшим тенденциям в развитии количественной истории и исторической науки в целом, обусловленным цифровой революцией. В нем также раскрывается понятие измерения в познавательной деятельности человека и изучении прошлого, а также предлагается современная периодизация этапов развития количественной истории. Второй раздел включает характеристику целей и задач курса, его структуры, а также раскрытие смыслов ключевых концептов, необходимых для освоения студенческой аудиторией содержания курса; здесь же даны материалы визуальных презентаций по курсу и методические материалы для проверки знаний. Третий раздел представляет собой учебно-методические рекомендации для проведения практических занятий, учитывающие наиболее актуальные достижения мировой и отечественной историографии в области применения количественных методов в исторических исследованиях.

Говоря о технологических тенденциях, среди современных педагогических трендов выделяется, в первую очередь, умение наладить онлайн-взаимодействие со студентом. Отсюда невиданный взлет популярности в мире онлайн-курсов и онлайн-университетов: в 2016 г. несколько тысяч таких курсов виртуально посетили 58 миллионов студентов, в их организации участвовали семьсот ведущих университетов по всему миру. Интернет-технологии уже трансформируют и процесс обучения в рамках традиционных очных лекционных и семинарских занятий. Достаточно упомянуть приобретающую все большую популярность среди педагогов, как школьных, так и вузовских, концепцию «перевернутого класса». В «перевернутом» классе студенты осваивают новый материал в основном онлайн, независимо друг от друга, дома или в ВУЗе, в формате «домашнего задания» – подготовки к лекции или семинару, а время в аудитории, ранее отведенное на презентацию нового, незнакомого студента материала преподавателем, теперь тратится на выполнение того, что мы привыкли называть закрепляющим материал домашним заданием, в условиях проектной коллективной работы под руководством преподавателя.

«Теория перевернутого класса» исходит из дифференцированных способностей студентов в усвоении информации: перевод базового обучения в онлайн-формат дает студентам возможность быстро вернуться назад или вперед в соответствии с их персональной скоростью усвоения материала. Они сами решают, что смотреть и когда, и, таким образом, несут большую ответственность за собственное обучение, хотя бы теоретически. Время в аудитории больше не тратится на восприятие абсолютно содержания, что является довольно пассивным процессом: вместо этого, находясь в аудитории, студенты в основном рассматривают на практике различные проблемы, задают вопросы преподавателю или вместе работают над различными обучающими проектами. Таким образом, время в аудитории становится временем активного обучения, которое, по заключениям множества научных исследований в области обучения, является гораздо более эффективным, чем пассивное: если предполагать, что обучение является процессом перемещения информации из кратковременной памяти в долговременную, то успешнее всего происходит в процессе активного обучения.

Опыт работы автора этих строк в лекциях и семинарах по курсу «Количественные методы в исторических исследованиях» подтверждает указанную точку зрения: студент лучше вовлечен в работу с материалом, если он приходит на занятие уже подготовленным, знакомым с присланной заранее электронной презентацией по теме занятия, и на встрече с преподавателем акцент, таким образом, переносится на разъяснение тех или иных непонятных либо особенно интересных для совместной дискуссии сюжетов.

Особое значение в новых условиях приобретает и визуальная составляющая процесса обучения. Электронные презентации уже сыграли революционную роль в классе, заменив доски и раздаточный материал: на очереди визуализации материала, основанные на технологиях виртуальной и дополненной реальности, которые в еще большей степени революционизируют опыт обучения. Они позволят студентам «путешествовать» по историческим эпохам и различным странам и континентам, не выходя из класса. Подобный подход уже применяется, к примеру, в программе Google Expeditions Pioneer, позволяющей учителям брать своих студентов в путешествие по любой точке мира. Технологии будущего призваны сделать процесс обучения более привлекательным, впечатляющим и преобразующим: визуальные впечатления будут способствовать более быстрому усвоению, улучшению запоминания информации и совершенствованию процесса самостоятельного принятия решений. Однако и на нынешнем этапе, без привлечения столь революционных технологий, возможны поразительные по эффективности решения: так, автор этих строк на лекциях в порядке эксперимента отказался от демонстрации электронной презентации на большом экране, предложив студентам загрузить ее на свои смартфоны, оказавшиеся в распоряжении всех без исключения членов потока. Так были решены сразу две задачи – обеспечена персональная доступность визуальных материалов к темам лекций и предотвращено, в известной мере, отвлечение студентов на посторонний информационный «шум» (источником которого являются, в первую очередь, загруженные в смартфон приложения социальных сетей), так досаждающий многим педагогам и, очевидно, мешающий студентам сосредоточиться на материале.

Вновь появившиеся возможности обработки массивов «больших данных», по всей видимости, уже в ближайшем будущем дадут и новые возможность оценки эффективности образовательных программ: с их помощью можно будет определить, какие методы обучения лучше всего работают как в целом, так и для отдельных учащихся. Очевидно, что результаты математической обработки «больших данных» могут быть использованы для улучшения результатов студентов, оценки сильных и слабых сторон каждого учащегося и создания программ обучения с индивидуальными настройками. Алгоритмы анализа «больших данных» могут и создавать гибкие программы, которые адаптируются к учащимся на основе обратной связи в режиме реального времени, чтобы полученное студентами образование отражало их индивидуальные потребности.

В обновленном курсе «Количественные методы в исторических исследованиях» на историческом факультете МГУ имени М. В. Ломоносова указанные тренды в развитии обучения учтены в максимальной степени: подготовлена визуальная электронная презентация из более чем пятидесяти слайдов, синхронизированная с программой лекций и семинарских занятий, переведено в он-лайн формат, в том числе с помощью социальных сетей и мессенджеров типа WhatsApp, общение студентов с преподавателями в рамках подготовки и сдачи коллоквиумов, а также он-лайн консультаций.

В 2000 и 2016 гг. автору этих строк дважды побывал на стажировке в Лейденском университете (Нидерланды), где имел возможность наблюдать за переводом в цифровой формат системы гуманитарного образования в одном из ведущих ВУЗов Европы. По итогам этих наблюдений в рамках осеннего семестра 2017 г. на одном из потоков нами был в порядке эксперимента видоизменен и порядок промежуточных проверочных заданий. Студентам было предложено не отвечать на стандартные вопросы по курсу, как в предыдущие годы, а осуществить самостоятельную работу с дополнительной литературой, преимущественно находящейся в он-лайн доступе, и изложить ее результаты в краткой форме к установленному крайнему сроку. При этом среди студентов, также онлайн, была распространена инструкция, четко определившая методический и технический форматы студенческой письменной работы.

Особый акцент в инструкции был сделан на недопустимости плагиата и ценности самостоятельного производства знания. За выполненные письменные работы выставлялась система баллов, сумма которых позволяла студенту получить преференции при подготовке к итоговому экзамену.

Как показал опыт, на первоначальном этапе студенты, привыкшие к традиционному формату устного «доклада» и письменной «курсовой работы», столкнулись с известными трудностями при необходимости на систематической основе фиксировать в письменном виде результаты своей интеллектуальной деятельности в непривычном им формате краткого (не более двух-трех тысяч знаков на один сюжет) сообщения; впрочем, вскоре предложенный формат был оценен ими по достоинству: по отзывам учащихся, необходимость регулярной самостоятельной письменной работы с необходимостью саморедактуры по ходу курса дисциплинировала, способствовала лучшей усвояемости материала, а система баллов мотивировала к ритмичному овладению знаниями. В итоге ни один из студентов экспериментального потока не получил на экзамене неудовлетворительной оценки. Более того, по итогам курса многие из студентов высказали желание и впредь применять количественные методы в исторических исследованиях. На наш взгляд, это – прямой результат актуализации курса, увязывания его с практикой повседневной жизни студента, окруженного, пусть он не и отдавал до себе в этом отчет до знакомства с курсом «Количественные методы в исторических исследованиях» примерами формализации, датификации и моделирования социальной информации, корреляционного анализа, математической обработки «больших данных» и т.п. (социальные сети, поисковые системы, онлайн-переводчики и прочие получающие все более распространение цифровые онлайн сервисы).

Однако главной мотивацией, которую, на наш взгляд, следует прививать студенту обновленного курса «Количественные методы в исторических исследованиях», как и остальных университетских курсов, является потребность в пожизненном обучении. Предполагается, что в информационном обществе обучение больше не является процессом, ограниченным определенным периодом в жизни человека – таким, как получение среднего или высшего образования по одной или нескольким специальностям, призванным сделать человека конкурентоспособным на рынке труда. Наоборот, это должен быть непрерывный процесс саморазвития и изучения новых идей и навыков, призванный максимально раскрывать творческий потенциал человека, способствовать его духовной самореализации, лучшему пониманию мира вокруг и своего места в нем – другими словами, формированию и непрерывному повышению ценности человеческого капитала, или «капитала знаний», который, по мнению многих авторов, в том числе одного из основателей «новой количественной истории» Р. Фогеля, является главной формой капитала в пост-индустриальном, информационном обществе.

По Фогелю, результаты «технофизиологической революции», произошедшей в наиболее развитых странах мира на протяжении XX века и окончательно покончившей с голодом и эпидемиями, впервые в истории человечества позволили (либо позволят в ближайшем будущем) основной массе населения этих стран существенным сдвинуть пропорции между тем, что Фогель называет earnwork - «работой ради пропитания», и volwork - «работой в свое удовольствие», в сторону последней. Такая работа нацелена, в противоположность классической капиталистической модели, не на максимизацию прибыли для утоления базовых, институциональных материальных потребностей (крыша над головой, кусок хлеба, образование детей, медицинское обслуживание), которые в большинстве своем у человека XXI в. удовлетворены по умолчанию в силу развития общественных институтов и научно-технического прогресса), а на непрерывное повышение моральной и информационной отдачи, степени удовлетворения собственной реализацией, получения нематериальной «прибыли на человеческий капитал».

Символично, что эта концепция была предложена тем самым ученым, который в далеких 1970-х гг. стоял у истоков развития «клиометрики» в американской и, шире, мировой историографии. Роль пионеров применения количественных методов Р. Фогеля и И. Д. Ковальченко в развитии исторической науки, методологии количественного исторического исследования в полной мере еще предстоит оценить по достоинству новому поколению историков, чья деятельность будет разворачиваться в новых условиях информационного общества. Обновленный курс «Количественные методы в исторических исследованиях» – вклад учеников школы И. Д. Ковальченко на историческом факультете МГУ имени. М. В. Ломоносова в подготовку таких специалистов.

Библиография
1.
Майер-Шенбергер В., Кукьер К. Большие данные. Революция, которая изменит то, как мы живем, работаем и мыслим / пер. с англ. И. Гайдюк. М.: Изд-во «Манн, Иванов и Фербер», 2014. 240 с.
2.
Гулди Д., Армитедж Д. Исторический манифест. Глава 4. Большие вопросы, большие данные // Ab Imperio. 2015. №4. С. 64.
3.
Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. 2-е изд., доп. М.: «Наука», 2003. 486 с.
4.
Ковальченко И. Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. 1995. № 1. С. 3-33.
5.
Бородкин Л. И. «Цифровой поворот» в дискуссиях на XXII Международном конгрессе исторических наук (Китай, 2015 г.) // Историческая информатика. 2015. №3-4. С. 56-67.
6.
Ковальченко И. Д. Историческое познание: индивидуальное, социальное и общечеловеческое // Свободная мысль. 1995. № 2. С. 111-123.
7.
Ковальченко И. Д. Сущность и особенности общественно-исторического развития (заметки о необходимости обновленных подходов) // Исторические записки. Вып. 1 (119). М., 1995.
8.
Количественные методы в исторических исследованиях: Учеб. пособие / Карагодин А. В., Петрова О. С., Селунская Н. Б. / Под ред. Н. Б. Селунской. М.: НИЦ ИНФРА, 2014. 255 с.
9.
Шваб К. Четвертая промышленная революция. М.: Изд-во «Эксмо», 2016. 230 с.
10.
Cohen P. Digital Keys for Unlocking the Humanities' Riches // The New York Times, Nov.16, 2010.
11.
Hudson, P. History by numbers: an introduction to quantitative approaches / P. Hudson, M. Ishizu. 2nd ed. London; New York: Bloomsbury Academic, 2017. 339 с.
12.
Fogel, R. The Escape from Hunger and Premature Death, 1700–2100: Europe, America, and the Third World. Cambridge, 2004. 195 с.
References (transliterated)
1.
Maier-Shenberger V., Kuk'er K. Bol'shie dannye. Revolyutsiya, kotoraya izmenit to, kak my zhivem, rabotaem i myslim / per. s angl. I. Gaidyuk. M.: Izd-vo «Mann, Ivanov i Ferber», 2014. 240 s.
2.
Guldi D., Armitedzh D. Istoricheskii manifest. Glava 4. Bol'shie voprosy, bol'shie dannye // Ab Imperio. 2015. №4. S. 64.
3.
Koval'chenko I. D. Metody istoricheskogo issledovaniya. 2-e izd., dop. M.: «Nauka», 2003. 486 s.
4.
Koval'chenko I. D. Teoretiko-metodologicheskie problemy istoricheskikh issledovanii. Zametki i razmyshleniya o novykh podkhodakh // Novaya i noveishaya istoriya. 1995. № 1. S. 3-33.
5.
Borodkin L. I. «Tsifrovoi povorot» v diskussiyakh na XXII Mezhdunarodnom kongresse istoricheskikh nauk (Kitai, 2015 g.) // Istoricheskaya informatika. 2015. №3-4. S. 56-67.
6.
Koval'chenko I. D. Istoricheskoe poznanie: individual'noe, sotsial'noe i obshchechelovecheskoe // Svobodnaya mysl'. 1995. № 2. S. 111-123.
7.
Koval'chenko I. D. Sushchnost' i osobennosti obshchestvenno-istoricheskogo razvitiya (zametki o neobkhodimosti obnovlennykh podkhodov) // Istoricheskie zapiski. Vyp. 1 (119). M., 1995.
8.
Kolichestvennye metody v istoricheskikh issledovaniyakh: Ucheb. posobie / Karagodin A. V., Petrova O. S., Selunskaya N. B. / Pod red. N. B. Selunskoi. M.: NITs INFRA, 2014. 255 s.
9.
Shvab K. Chetvertaya promyshlennaya revolyutsiya. M.: Izd-vo «Eksmo», 2016. 230 s.
10.
Cohen P. Digital Keys for Unlocking the Humanities' Riches // The New York Times, Nov.16, 2010.
11.
Hudson, P. History by numbers: an introduction to quantitative approaches / P. Hudson, M. Ishizu. 2nd ed. London; New York: Bloomsbury Academic, 2017. 339 s.
12.
Fogel, R. The Escape from Hunger and Premature Death, 1700–2100: Europe, America, and the Third World. Cambridge, 2004. 195 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"