Статья 'Развитие туризма в России на рубеже XIX–XX веков' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Развитие туризма в России на рубеже XIX–XX веков

Шульгина Ольга Владимировна

доктор исторических наук, кандидат географических наук

профессор, заведующий кафедрой географии и туризма Московского городского педагогического университета

129226, Россия, г. Москва, пр-д 2-Й сельскохозяйственный, 4

Shulgina Olga

Professor, Chair of the Department of Geography and Tourism at Moscow City Teachers’ Training University

129226, Russia, g. Moscow, pr-d 2-I sel'skokhozyaistvennyi, 4

olga_shulgina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шульгина Дарья Павловна

кандидат искусствоведения

доцент общеуниверситетской кафедры истории, Московский городской педагогический университет

129226, Россия, г. Москва, пр-д 2-Й сельскохозяйственный, 4

Shulgina Daria

PhD in Art History

Associate Professor, University Department of History, Moscow City Teachers’ Training University

129226, Russia, g. Moscow, pr-d 2-I sel'skokhozyaistvennyi, 4

fsvids@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2018.3.25154

Дата направления статьи в редакцию:

04-01-2018


Дата публикации:

06-06-2018


Аннотация: Статья посвящена анализу особенностей развития туризма в Российской империи на рубеже XIX‒XX веков. Предметом исследования являются предпосылки становления и развития туристской деятельности в дореволюционной России. На основе документальных источников, путеводителей и других дореволюционных изданий охарактеризованы условия и факторы развития просветительского и лечебно-оздоровительного туризма, представлены основные туристские районы и приоритетные объекты туристских посещений. Особое внимание уделено популяризации туристско-рекреационных ресурсов: историко-культурных достопримечательностей, лечебно-оздоровительных местностей. В основу исследования положены историко-генетический, историко-географический, проблемно-аналитический и ретроспективный методы, а также метод системно-структурного анализа Новизна исследования заключается в том, что авторами было доказано: основы современного образовательного и курортно-оздоровительного туризма заложены в дореволюционной России. Выявлены главные особенности развития туризма в России на рубеже XIX-XX вв., определены основные направления туристской активности, показана роль культурного наследия России в формировании туристских регионов и центров.


Ключевые слова: история туризма, культурное наследие, просветительский туризм, лечебно-оздоровительный туризм, путеводители, видовые открытки, география туризма, паломнический туризм, клубный туризм, инфраструктура туризма

Abstract: The article is focused on the analysis of the features of the development of tourism in the Russian Empire at the turn of the 19th - 20th centuries. The subject of this study are the prerequisites for the formation and development of touristic activities in pre-revolutionary Russia. On the basis of documentary sources, guidebooks and other pre-revolutionary publications, the authors describe the conditions and factors for the development of educational and health-medical tourism and present the main tourist areas and key monuments of tourist visits. Particular attention is paid to the popularization of touristic and recreational resources: historical and cultural attractions, medical and therapeutic centers. The research is based on the historical-genetic, historical-geographical, topic-analytical and retrospective methods, as well as the method of system-structural analysis. The novelty of the presented research lies in that the authors prove that the foundations of modern educational and health-resort tourism were laid in pre-revolutionary Russia. The authors reveal the main features of the development of tourism in Russia at the turn of the 19th - 20th centuries, identify the main directions of tourist activity and show the role of Russia's cultural heritage in the formation of tourist regions and centers.



Keywords:

cultural heritage, educational tourism, medical-therapeutic tourism, guidebooks, photographic postcards, tourist geography, religious tourism, club tourism, tourist infrastructure, history of tourism

В истории развития туризма в России дореволюционный период с середины XIX века является важной вехой, заложившей не только основные тенденции, но материальные и информационные основы современного российского массового туризма. Речь идет прежде всего о паломническом, лечебно-оздоровительном и просветительском видах туризма. Условия развития этих видов туризма начали формироваться задолго до рассматриваемого периода, имели свои особенности, но в то же время складывались под влиянием европейских нововведений в туризме, а также мировых цивилизационных достижений [2].

Вторая половина XIX века, отмеченная значительными научно-техническими достижениями как в нашей стране, так и за рубежом, которые повлияли на все стороны жизни людей, стала временем становления и туристской отрасли. Появление первых железных, а позже и автомобильных дорог, изобретение телефона и фотографий, изобретение аэроплана и открытие первой пассажирской авиалинии в США, распространение велосипедов, создание специального снаряжения для горных восхождений, создание первых туристских агентств и организация первых туров, издание специальных путеводителей – лишь неполный перечень таких достижений. В конце XIX века была начата организация международных выставок (сначала в Лондоне и Париже, а позже и в других крупных городах). В 1872 году был открыт первый Йеллоустонский национальный парк в США, это событие стало началом формирования сети историко-культурных и природных территорий, как основных мест привлечения туристов.

В этот же период шло открытие многих ныне прославленных музеев, в том числе и в России: Политехнического музея в Москве (1872 г.), Русского музея императора Александра III в Санкт-Петербурге (1897 г.).

Туризм как феномен образа жизни людей, перспективная отрасль экономики, вовлекающая в свое развитие многие сферы деятельности: транспорт, гостиничный и ресторанный бизнес, торговлю и туристское обслуживание, издательство и рекламу; культуру, науку и образование, производство сувениров и продукции специального туристского назначения – начал зарождаться в мире с середины XIX века. Именно тогда английским проповедником Томасом Куком с благородной целью отвлечения своих современников от вредных привычек было организовано первое туристское путешествие. Успех этого мероприятия послужил основой возникновения в 1847 году первой туристской компании «Общества Томаса Кука», положившей начало многим направлениям развития туризма: пакетные туры, как комплекс туристских услуг; маркетинг – изучение спроса на туристские услуги; организация зарубежных туров и кругосветных путешествий; морских круизов; паломнических и образовательных туров; курортных туров, в том числе, и в Россию. В дореволюционной России действовало несколько десятков туристских агентств компании Кука. Таким образом, российский туризм дореволюционного периода, имея безусловную специфику и меньшие темпы развития, формировался в контексте европейских тенденций.

К началу ХХ века в России сложились необходимые предпосылки для развития туризма, связанные с социально-экономическими преобразованиями, с ростом урбанизации и распространением транспортной сети, с повышением уровня грамотности и общей образованности населения, с появлением в российском обществе определенного круга людей, заинтересованных в туристской деятельности. Немало важным фактором развития туризма был рост понимания познавательной ценности российского культурного наследия и лечебно-оздоровительного значения российских рекреационных ресурсов, не уступавших по своим качествам зарубежным.

Появлялись потенциальные потребители туристских услуг, обладавшие определенным уровнем доходов, свободным временем, стремлением к путешествиям не только в зарубежные страны, но и по территории России. Процесс приобщения к туристской деятельности был далеко не повсеместным и, конечно, не охватывал большую часть жителей страны и значительную часть ее территории..

Население Российской империи по данным первой всероссийской переписи населения 1897 года насчитывало 129 млн человек [7: с.75]. Расселялись они по территории страны очень неравномерно: при средней густоте (плотности) населения 6,8 человек на 1 кв. версту этот показатель варьировал от 84,8 в губерниях Царства Польского до 0,5 в Сибири. В целом наиболее плотно заселенной была Европейская часть России (22,2 человек на 1 кв. версту). Помимо польских губерний, высокой плотностью населения выделялись Московская (83,2 человек на 1 кв. версту), Подольская (82,1), Киевская (79,9). Семь губерний Европейской России имели плотность населения от 50 до 64 человек на 1 кв. версту. Среди них Санкт-Петербургская, Полтавская, Курская, Тульская, Харьковская, Черниговская, Орловская. В 23-х губерниях центра Европейской России плотность населения составляла от 30 до 50 человек на 1 кв. версту. Менее 10 жителей на 1 кв версту имели 5 губерний: на севере – Вологодская, Олонецкая, Архангельская; на юге и юго-востоке – Астраханская и Оренбургская [7: с.76].

Заселенность территорий характеризовала степень ее хозяйственной освоенности и уровень концентрации населения в городах, где прежде всего появлялись, а затем распространялись на остальные территории новые достижения во всех сферах жизни, в том числе, и европейские тенденции развития туризма. По данным первой всероссийской переписи населения 1897 года всего 13 % населения Российской империи проживало в городах [7: с.82]. Большая часть городов была сконцентрирована в европейской части страны, где были сосредоточены самые крупные из них: два города-миллионера – Санкт-Петербург и Москва, а также 17 городов с населением, превышающем 100 тысяч человек. Среди них: Киев, Рига, Харьков, Тифлис, Вильна, Ташкент, Саратов, Казань, Екатеринослав, Ростов-на-Дону, Астрахань, Баку, Тула. Всего же в Российской империи в конце XIX века начитывалось свыше 1000 городских поселений и местечек, носивших «городской характер» [7: с.81].

Города, и прежде всего, значительные по численности являлись центрами сосредоточения выдающихся историко-культурных достопримечательностей. Города являлись центрами концентрации образованного и прогрессивного по тем временам населения, пусть даже и незначительная часть которого могла совершать зарубежные поездки с лечебными, образовательно-познавательными целями. Это способствовало формированию и распространению новых для России, заимствованных в Европе стандартов поведения и образа жизни с привнесением в нее нарастающими темпами элементов туризма в соответствии с западными образцами.

В Российской империи рубежа XIX-XX веков активно складывались инфраструктурные условия развития туризма. Частное предпринимательство реагировало на потребности путешествующих: не только в губернских, но и в уездных центрах создавались гостиницы. Мобильности населения, в том числе, с туристскими целями способствовало активное государственное и частное дорожное строительство. Именно в рассматриваемый период был сформирован каркас железнодорожной сети России – построена сеть железных дорог, соединивших центр страны с другими ее регионами. Главной задачей дорожного строительства, конечно, было хозяйственное освоение, обеспечение транспортно-экономических связей Центра с основными сырьевыми и продовольственными районами страны, с морскими портами. Одновременно интенсифицировались и пассажироперевозки.

Начало этому было положено с открытием в 1851 г. с первой крупной железнодорожной магистрали Москва – Санкт-Петербург (Николаевской железной дороги). А затем в краткие по тем временам сроки были построены радиальные железнодорожные пути в разных направлениях от Центра страны. На запад проложены ветки: Москва–Брест (1871 г.), Москва–Брянск (1899 г.), Москва–Виндава (1901 г.); на север: Москва–Вологда–Архангельск (1898 г.); на юг: Москва–Владикавказ (1875 г.) с продолжением на Петровск (Махачкала) и Баку (1894 г.) и с ответвлением на Новороссийск (1888 г.), Москва–Севастополь (1875 г.) с ответвлением на Киев; на восток: Москва–Нижний Новгород (1862 г.), Москва–Оренбург с ответвлением ев Уфу, Челябинск, Екатеринбург (1877–1896 г.) и другие. Следует упомянуть здесь и строительство Транссибирской магистрали, начатое в 1892 г., сквозное сообщение по которой было открыто в 1916 г. Этот грандиозный проект был нацелен на заселение и освоение Сибири и Дальнего Востока и способствовал усилению связности восточных регионов с центром страны. К началу ХХ века по протяженности железнодорожных путей Россия вышла на второе место в мире после США.

Железнодорожный транспорт потеснил в структуре пассажироперевозок традиционный для России гужевой и речной транспорт, которые сохраняли свое важное значение в перевозке людей между населенными пунктами, в том числе, и в транспортировке к железнодорожным вокзалам. Что касается автомобильного транспорта, то на рубеже XIX– XX вв. его развитие в России сильно отставало: сеть шоссейных дорог росла незначительно, автомобиль был предметом роскоши и не воспринимался большей частью даже обеспеченного населения как надежное средство передвижения. Другое дело – российское речное пароходство, которое по своему оснащению и численности, а, главное по протяженности речных маршрутов превосходил европейские страны. Значительным недостатком водного транспорта в сравнении с железнодорожным являлась сезонность перевозок в связи с ледоставом. В целом, транспортные условия в тот период благоприятствовали подвижности определенных слоев населения, в том числе, и с туристскими целями.

При этом очевидно, что развитие туризма тогда носило во многом элитарный характер: подавляющая часть населения России не имело в те времена достаточно средств и свободного времени для путешествий, абсолютное большинство не испытывало тягу к ним, не имея в своей традиционной культуре аналогов такого поведения. Однако продвижению туризма способствовали сложившийся к тому времени опыт зарубежных поездок дворян с лечебными и образовательно-познавательными целями, примеры путешествий по России царствующих особ, писателей, художников, паломников; издание обстоятельных путеводителей, видовых открыток, направленных на популяризацию российских достопримечательностей. Листая эти путеводители, можно со всей очевидностью представить сложившиеся к тому времени ресурсы туризма; регионы, интересные и важные для путешественников, а иногда и предлагаемые путешественникам услуги.

В Государственной публичной исторической библиотеке в настоящее время хранятся более 200 различных путеводителей по России, изданных в XIX – начале ХХ века: сначала они издавались по одному или два путеводителя в год, в начале ХХ века за год выпускалось уже 10–15 путеводителей. Наибольшее количество дореволюционных путеводителей было издано в 1913 г. – 27 изданий.

Эти издания в значительной мере отражали географию дореволюционного туризма. В конце XIX – начале ХХ века в Российской империи сложились следующие центры туристского притяжения.

Прежде всего, ими являлись столичные города: Санкт-Петербург и Москва, а также столица Древней Руси – Киев. В эти города, как и в крупные исторические и культурные центры Европы, путешественников привлекала древняя история, интересная архитектура, музеи и другие культурные сокровища, а также духовные святыни.

Санкт-Петербург привлекал, прежде всего, своей столичной историей и жизнью. В нем соединились представления об имперской истории страны с выдающимися памятниками архитектуры, созданными при участии знаменитых архитекторов, имевших европейское происхождение и образование. Имея не самую почтенный возраст, Санкт-Петербург за сравнительно короткое время стал не только крупнейшим городом Российской империи, но и удивительным по красоте городским ансамблем с многочисленными дворцами, мемориальными местами (например, такими, как домик Петра I, Летний сад и Летний дворец Петра I), памятниками императорам (Петру I, Екатерине II, Николаю I и др.) и выдающимся россиянам (Суворову, Крылову), знаменитыми музеями (Эрмитаж, Кунсткамера, Русский музей и др.), интересными зданиями и сооружениями различных архитектурных стилей. Значительную роль в привлекательности города играли и его святыни: Александро-Невская лавра, церковь Петра и Павла с захоронениями российских императоров, Исаакиевский и Казанский соборы и др.

Москва на фоне новой имперской столицы рассматривалась как древний столичный град, который сохранил начальную историю формирования Московского княжества, а затем и русского государства. Этому образу отвечали и сохранившиеся древние архитектурные памятники: Кремль с его соборами, многочисленные монастыри и церкви (знаменитые «сорок сороков»), старинные московские улочки с дворянскими и даже местами сохранившимися боярскими особняками [4,5].

Москва олицетворяла во многом именно народную (а не официальную) историю России с памятными местами событий смутного времени и памятником князю Пожарскому и гражданину Минину, с памятниками военным событиям 1812 года. Значительный интерес представляли московские музеи (Исторический музей, Политехнический музей, Третьяковская галерея и др.).

Москва оставалась церковной столицей, и все российские императоры являлись на коронацию в Москву в Успенский собор Кремля (коронационные торжества собирали до полумиллиона человек). Паломнической привлекательности Москвы способствовали и многочисленные монастыри, как в самом городе, так и в его окружении (в том числе и знаменитая Троице-Сергиевская лавра в Сергиевом Посаде).

Выгодное положение города на пересечении транспортных путей, а также как центрального российского узла нового вида транспорта – железных дорог, значительно способствовало постоянно высокому количеству прибывающих в Москву гостей, паломников, экскурсантов.

Примерно схожую роль в качестве исторического и культурного центра юга России играл Киев. Посетителей привлекали памятники древнейшей истории и архитектуры Древней Руси, разнообразная архитектура города и мемориальные памятники (князю Владимиру, Богдану Хмельницкому и др.), его живописное положение на берегу Днепра. Софийский собор и Киево-Печерская лавра были одними из главных паломнических центров православной церкви.

Помимо этих крупных историко-культурных центров значительный поток путешественников направлялся в Крым и на Кавказ. Эти территории привлекали приезжих, прежде всего, своим климатом и возможностями санаторного лечения и морских купаний. Немаловажным фактором также являлась самобытная история этих регионов, этнический колорит, местные традиции и местная кухня, а также природные объекты (горы, водопады, перевалы, ледники и пр.

Черноморское побережье Крыма стало осваиваться раньше, и к концу XIX века уже представляло достаточно комфортабельный курортный регион, предоставляющий рекреационные и санаторные услуги для различных категорий и социальных групп российского населения. Сеть гостиниц и курортных учреждений была развита и в степном Крыме, но особенно интенсивное развитие она получила в населенных пунктах Южного берега Крыма.

На дореволюционный период выделялось 57 рекомендуемых для отдыха и лечения мест и пансионатов Крыма. Среди них можно выделить: Алупку, Алушту, Гурзуф, Лиманский лечебный пансионат имени Чехова, Мисхор, Симеиз, Судак, Суук-Су, Дженет, Ялту (с колонией для слабых детей и 14-ю санаториями, пансионатами, гостиницами); Балаклаву, Бердянск, Евпаторию, Мойнакские и Сакские грязи, Керчь, Феодосию, Коктебель, Паша-Тепе, Севастополь и др.

Кавказское побережье Черного моря начало осваиваться позже, однако и там к концу XIX века практически на всем побережье от Анапы до Адлера возникла густая сеть курортных городов и поселков. Но туристско-рекреационное развитие Кавказа еще ранее получило значительный импульс в связи с освоением лечебных ресурсов кавказских минеральных вод. Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск стали известными курортами уже со второй половины XIX века, вскоре после окончания Кавказской войны. К началу ХХ века здесь сформировалась сеть санаторно-курортных учреждений, отвечающих фактически на любые запросы – от роскошных вилл до санаториев для малообеспеченных больных студентов.

Вслед за Кавказскими минеральными водами началось освоение лечебных ресурсов Сухуми, Боржоми и Абастумани (Абас-Туман по дореволюционному названию, который также получил такое определение, как «Русский Давос»). Всего же на территории Кавказа в тот период выделяли 46 курортов и лечебных местностей. Помимо уже названных среди них можно назвать: Адлер, Гагры, Геленджик, Новороссийск, Романовск (Красная Поляна), Баталинский источник, Сочи, Мацеста, Сухуми, Туапсе, Анапа и Семигорье, Батуми, Нальчик, Цхалтубские источники, Баталпашинское грязевое озеро, Горячеводские источники, Псекупские минеральные воды, Теберда, Темрюкские грязи и др.

Значительное развитие получил горный туризм и путешествия по Военно-Грузинской, Военно-Сухумской и Военно-Осетинской горным дорогам. Участники маршрутов по этим дорогам проходили горные перевалы, поднимались на горные вершины, осматривали водопады, ледники, ущелья, исторические места («замок царицы Тамары», укрепления Кавказской войны, старинные аулы), знакомились с этнографической спецификой Кавказа. Поездки подобного рода стали достаточно распространенным явлением среди различных групп населения.

Еще одним регионом развития массового туризма стала великая русская река Волга. Фактически на всем ее протяжении от Твери до Астрахани курсировали пароходы, перевозящие многочисленных путешественников, преследовавших культурно-просветительские, паломнические, ознакомительные и деловые цели. На Волге расположены такие знаменитые российские города, как Тверь, Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Казань, Самара, Саратов, Царицын, Астрахань, знаменитые своей историей, церквями и монастырями, различными промыслами и торговлей. Главным торговым центром России была Нижегородская ярмарка, но одновременно она выступала и в роли ведущей промышленной и культурной выставки, имела многочисленные экспозиционные и образовательные пространства, свой театр. Туристский потенциал волжского маршрута не уступал, а, возможно даже, превосходил потенциал других территорий.

Значение и роль волжского пути можно прокомментировать сведениями из «Иллюстрированного практического путеводителя по Волге» (издатель Григорий Москвич), в котором приведены перечень и описания всех остановочных пунктов, карт, планов городов, расписания рейсов волжских пароходов и тарифов. Первое его издание вышло в 1902 году. В предисловии обозначена цель путеводителя: «дать туристу или просто деловому человеку, путешествующему на пароходе по Волге, возможно более точные и обстоятельные ответы, изложенные в живой и интересной форме, на многочисленные запросы, какие представляет такой огромный и интересный край, как Поволжье на всем своем протяжении от истока реки до взморья – от Твери до Астрахани» [3: с.3]. Автор использовал для составления этого путеводителя многочисленные источники, среди которых главное место занимает первый том «Полного географического описания нашего отечества», вышедшего в 1899 г. под редакцией В.П. Семенова [6]. Проанализированы и вышедшие ранее путеводители. Значительная часть материала собрана и тщательно проверена самим автором на месте, о чем он говорит в своем введении.

Путешествие по Волге представлено пятью разработанными маршрутами: три из них – это маршруты от Санкт-Петербурга до Астрахани продолжительностью 16–17–18 дней, а два других – маршруты от Москвы до Астрахани продолжительностью 14 и 15 дней. Описываются маршруты столь детально, что можно начать путешествие практически с любого промежуточного пункта (города или сколько-нибудь значимого для туриста селения). Читатель найдет здесь не только подробное описание этого пункта и его достопримечательностей, но и практические советы о наличии (или отсутствии) гостиницы, стоимости извозчика, о том, каким видом транспорта удобнее всего добраться до этого пункта, а из него – до следующего. В приложении представлено расписание пароходов, а также часы отхода и прихода поездов от приволжских станций в Санкт-Петербург, Москву и другие города. По-своему инновационными для тех времен являлись речные пароходно-лечебные экскурсии. Существовал даже проект плавучего курорта по Волге [3: с.329-335].

Волга с ее притоками была главной российской водной системой, местом высокой концентрации населения, городов и сел, хранящих память о судьбоносных исторических событиях, место этнокультурного разнообразия. Волга пересекала территорию девяти больших по площади и густо населенных российских губерний, отличалась неповторимой красотой и живописностью сменяющихся по ее течению пейзажей. На ее берегах были расположены более тысячи населенных пунктов, в том числе 39 губернских и уездных центров.

Рекомендации для туриста в путешествии по Волге насыщены не только текстовой, статистической, картографической информацией, но и сопровождаются иллюстрациями наиболее интересных и значимых историко-культурных и природных достопримечательностей, панорамными видами городов. В числе иллюстраций представлены: изображения соборов и других архитектурных сооружений, памятников знаменитым людям, природные виды, фотографии представителей различных этнических групп и др. Полный же перечень объектов, подробно описанных и рекомендуемых к посещению в путешествии туристов по Волге исчисляется несколькими тысячами.

За пределами этих крупных российских туристских центров и территорий стали формироваться пока еще не очень значительные по объемам туристского потока, но перспективные туристские центры, связанные, главным образом, со становлением санаторно-курортного лечения. Среди них следует отметить такие территории.

Прибалтийский край . В его пределах было выделено двадцать пять курортных мест, среди которых наиболее посещаемыми были: Рижское взморье с центрами в Майориенгофе (современный Майори) и Эдинбурге (Дзинтари), Пернов (Пярну), Аренсбург (Куррессааре), Виндава (Вентспилс), Либава (Лиепая), Ревель (Таллин), Усть-Нарова (Нарва-Йыессуу), Силламяги Силламяэ) и др.

Финляндия с восемнадцатью курортными городами и местами, куда входили: Выборг, Кексгольм (современный Приозерск), Келломяки (Комарово) в том числе с санаторием-пансионатом «Возрождение» А.К. Рейхе для заикающихся; санаторий «Рауха» близ Иматры и др.

Обширный Южный район , простирающийся от Одессы до низовьев Волги, в котором выделялось семнадцать объектов лечебно-оздоровительного туризма: Одесса, Будакский лиман, Александрабад, «Святые горы», Березовские минеральные воды, Славянские минеральные воды и грязи, Баскунчакское озеро, Танаки, Хаки и др.

Западный край с девятью курортными местами, расположенными в Витебской, Виленской, Гродненской, Волынской, Келецкой, Люблинской, Варшавской губерниях. Среди них выделялись санатории в Берштанах (современный Бирштонас), Друскениках, Славуте и др.

Среди других территорий представлены курортные места, разбросанные по самым разным регионам Центральной России, Урала, Сибири. Здесь следует выделить курорты столичных регионов, прежде всего, Петроградской и Московской губерний. Среди них: Общество заведения искусственных минеральных вод в Петрограде и Таицкий санаторий близ Петрограда; Сестрорецк с двумя санаториями, в том числе, для выздоравливающих, нервных, переутомленных и малокровных и детский санаторий Е.В. Колачевской; в Москве – радио-лечебница приват-доцента Императорского Московского университета Г.Г. Гамбарова, санаторий приват-доцента Московского университета В.Ф. Зеленина, санаторий-школа для дефективных детей доктора В.В. Кащенко (летом переезжала в Финляндию); санаторий «Сокольники» доктора Н.В. Соловьева. Вблизи Москвы привлекали посетителей санатории «Сергиево», «Серебряный Бор», «Крюково» доктора А.Г. Хрущова, «Надеждино» доктора Н.О. Пупышева (Фирсановка) и др.

За пределами столичных губерний действовали следующие привлекательные лечебные места: Краинские или Константино-Николаевские сернисто-известковые воды в Тульской губернии, Троицко-Екатерининские минеральные источники в Калужской губернии, Курские источники, Липецкие минеральные воды, Старорусские минеральные воды в Новгородской губернии; Халбужские, Большесольские минеральные и Солигаличские железо-соляные источники в Костромской губернии, в Тверской губернии пансионат «Хатки» на Волге, углекислые столовые воды «Кувака» Пензенской губернии, «Ижевский источник» в Вятской губернии, Илецкие соляные озера в Оренбургской губернии; Романовские ключи в Уфимской губернии; Сергиевские серные воды и грязи Серноводска, а также Столыпинские минеральные воды Самарской губернии; Эльтонские целебные соляные грязи Астраханской губернии; Курьинские железисто-щелочные источники Пермской губернии и др.

Данная тенденция интенсивного развития небольших лечебно-оздоровительных центров и интенсификации поездок к ним отразилась в материалах «Альманаха-путеводителя по отечественным курортам и лечебным местам» (последний предреволюционный его выпуск датируется 1916 годом), который с исчерпывающей полнотой характеризует ресурсы лечебно-оздоровительного туризма дореволюционной России и представляет довольно полную географическую картину развития этого туристско-курортного направления в Российской империи [1].

Одной из причин составления этого путеводителя явилась насущная необходимость ознакомить соотечественников с богатством и разнообразием возможностей отдыха в своей стране и привлечь внимание к российским курортам. В обращении к читателям есть такие строчки: «Владельцы русских лечебных учреждений имеют обыкновение жаловаться на то, что русские предпочитают ездить на заграничные курорты, вывозя туда ежегодно 225 млн. рублей, и там дают возможность немцам и австрийцам на эти деньги создавать благоустроенные курорты. Виноваты в этом сами владельцы русских лечебных учреждений, которые не заботятся об ознакомлении врачей и лечащихся с огромными лечебными богатствами, имеющимися в нашем отечестве» [1: с.23].

В начале этого поистине энциклопедического издания помещена «Сравнительная таблица некоторых лечебных местностей России, Галиции и других стран», составленная профессором С.И. Залеским. Эта таблица показывает, что по составу и количеству лечебно-оздоровительных ресурсов Российская империя не уступала и даже превосходила зарубежные курорты.

Правда при этом следует не забывать, что огромная территория России была очень слабо обеспечена транспортными путями, и доступность, например, термальных вод Камчатки или Алтая была во много раз сложнее, чем доступность таких же по лечебным свойствам вод на немецких, шведских, французских курортах.

Читатели Альманаха-путеводителя могли детально ознакомиться со всеми, работающими на то время, курортами и пансионатами, а также лечебными местами России. Этому был посвящен первый, самый большой раздел, состоящий из восьми глав. При изучении этого перечня приходит понимание того, что основы санитарно-курортного лечения советской и современной России были заложены еще в дореволюционный период, когда осваивались лечебно-оздоровительные ресурсы известных ныне курортных районов.

Одним из перспективных направлений курортного туризма на рубеже веков становятся поездки в кумысолечебные заведения.

Направления кумысного лечения также можно проследить по обстоятельно представленной информации в Альманахе-путеводителе, где кумысолечению , как новой и значительной составляющей лечебно-оздоровительной деятельности, был посвящен отдельный раздел. В нем отмечается, что в России имеется около 45 кумысолечебниц и около 80 кумысных пунктов [1: с.281].

Большинство из них были расположены в южном Поволжье, начиная от Самарской губернии, и далее в Уфимской и Оренбургской губерниях. Все эти и прилежащие к ним территории с мая по сентябрь превращались, по выражению авторов Путеводителя, в «сплошную кумысолечебницу». «Здесь имеются многочисленные и благоустроенные кумысолечебные заведения врачей и частных предпринимателей, а также многочисленные ставки башкир и киргизов, заброшенные в степи, где можно пить кумыс и жить при самой первобытной обстановке… Надо только для жизни в степи запастись теплой одеждой, так как после жарких дней бывают очень прохладные ночи» [1: с.287-288].

Среди кумысолечебных учреждений наиболее известными были: в Самарской губернии – Степная климатическая станция и Кумысолечебница «Царский Дар» (и «Степной Дар», Кумысное заведение «Березовая Роща», Кумысный пансион Бибикова, Кумысолечебное заведение Бузуева, Белоярское кумысное заведение, Кумысолечебное заведение на хуторе А.И. Григорьева, «Красная Поляна» П.С. Суховилова, Кумысолечебный санаторий «Лесное» В.Н. Климушкина, Кумыс на хуторе врача Романова, дачи-кумыс, Кумысный курорт Н.Н. Флерина и др. В Уфимской губернии: Кумысная колония О.Г. Аксаковой, Кумысолелебное заведение «Александровская Роща» Н.А. Коробова, Андреевская кумысолечебная санатория, Кумысолечебные заведения врачей: Жданова, С.И. Вязьмина, И.П. Коншина, Монастырева, Нагибина; Кумысолечебная колония «Русская Швейцария», Кумысолечебное заведение «Степной Ручей» и др. В Оренбургской губернии: Кумысолечебное заведение «Джанетовка»; в Саратовской губернии – Кумысолечебный санаторий Саратовского Санитарного Общества; в Воронежской губернии – Хреновская кумысолечебная санатория, в Волынской губернии – Кумысолечебное заведение «Славута», в Области Войска Донского – Войсковая кумысолечебница, в Витебской губернии – кумысное заведение «Погулянка» и др.

В XIX – начале ХХ века туризм стал распространяться и на небольшие населенные пункты, на сельские территории. Во многом это стало связано с тем, что в российских городах: в Москве, Санкт-Петербурге, Тифлисе, Ялте и других – получил распространение клубный туризм. Он начал развиваться в России с подражания модному тогда в странах Европе и Америке увлечения горожан различными видами спорта. В Российской империи вслед за Великобританией, Швейцарией, Германией, Францией начали создаваться спортивные клубы. В 1877 г. был создан первый в России альпийский клуб в Тифлисе, и было положено начало российскому горному туризму. Позднее, в 1890 г. был организован Крымский горный клуб, преобразованный затем в Крымско-Кавказский горный клуб, при котором было создано первое экскурсионное бюро в Ялте. Русское горное общество возникло в Москве в самом начале ХХ века (1901 г.).

Также получили распространение велосипедные прогулки, как модная в то время форма активного отдыха. Через три года после возникновения первого клуба велосипедистов в Великобритании в 1880 г. был создан первый российский клуб велосипедистов и в Петербурге, а в 1884 г. – клуб велосипедистов в Москве. В том же году возникло Российское общества туристов-велосипедистов в Петербурге, которое позднее, в 1901 г. было реорганизовано и переименовано в Российское общество туристов (РОТ).

Именно спортивное клубное движение заложило основы туризма, как не коммерческой, а самодеятельной клубной (коллективной) формы проведения досуга россиян. Клубная форма туристского движения во многом способствовала масштабной постановке экскурсионного дела в Российской империи.

Особое внимание на рубеже XIX–ХХ вв. начало уделяться в России познавательному, просветительскому туризму. Причиной тому в значительной мере стали проводимые в те годы образовательные реформы и волна просветительства, охватившая все русское общество. При земствах, учреждениях культуры и образования создавались общественные организации, занимавшиеся экскурсионно-просветительской деятельностью. Вели такую деятельность на безвозмездной (некоммерческой) основе учителя, педагоги, работники земств и другие представители российской интеллигенции, считая это своим гражданским долгом.

Ключевую роль в распространении просветительских экскурсий в России сыграло экскурсионное бюро, созданное в Ялте в 1895 г. Его организаторами были энтузиасты народного просветительства: выдающиеся российские педагоги К.Д. Ушинский, Н.П. Захаров; ученые Г.Ф. Лесгафт, Р. Лейцингер, а также многие учителя земских школ. Благодаря их усилиям экскурсионные технологии не просто были внедрены в школьное образование, а стали неотъемлемой составной частью учебного процесса. Таким образом, можно сказать, что основы образовательного туризма в современном его понимании были заложены еще на рубеже XIX–ХХ вв.

Экскурсионное дело, как один из методов патриотического и религиозного воспитания школьников, идеологического воздействия на молодежь поддерживалось Министерством народного просвещения и Святейшим Синодом. Предписывалось всем школам использовать экскурсии в процессе обучения географии, истории, биологии. В ходе организации летнего отдыха учащихся с 1900 г. предусматривались не только оздоровительные мероприятия, но и познавательные экскурсии. Разработка экскурсионных программ для школьников велась известными педагогами и краеведами. Одним из результатов такой деятельности стало развитие новаторского научного направления – исторического краеведения.

В конце XIX века велась большая работа по охране памятников истории и культуры, а также реставрации старых архитектурных объектов, возрождению иконописи, изучению старинного быта и традиционной культуры народов России. Издавались иллюстрированные книги по архитектуре, истории искусств, народным промыслам, краеведческие издания. Журнал «Русский экскурсант», распространявшийся по всей стране, посвящал свои страницы концептуальным проблемам развития туризма, его главным направлениям: культурно-просветительскому, естественно-научному, краеведческому.

На рубеже XIX–XX веков экскурсионное и краеведческое движение в России достигло невиданного ни до этого времени масштаба. Абсолютное большинство земских школ включало экскурсии в качестве обязательных в каждом классе. Экскурсии стали органичной частью образовательных программ не только в школах, но и в гимназиях, университетах, академиях. Не оставалось в стороне и российское общество туристов (РОТ), в составе которого с 1909 г. действовали специальные комиссии экскурсий по России, созданные в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Одессе и других городах. Продолжая традиции горных и велосипедных клубов, российское общество туристов организовывало экскурсионные туры для учащихся, малообеспеченных служащих и интеллигенции, для сельских жителей по льготным ценам, тесно сотрудничая в этом с музеями, гостиницами, земствами, народными университетами и др.

Популяризации достопримечательностей способствовало появление и широкое распространение почтовых открыток. Виды городов, сначала рисованные, а потом запечатленные с помощью фотографии, становятся одним из самых распространенных сюжетов для их издания.

В 1895 году появились первые открытки с видами столичных городов – Санкт-Петербурга и Москвы, но уже через несколько лет открытки стали выпускать многие другие крупные (и не только крупные российские города). Видовые открытки приобрели огромную популярность, их покупали как сувенир, посылали как весточку о своем пребывании в том или ином городе, на курорте. Удивительно как за небольшое время (практически за 20 лет) было выпущено огромное количество сюжетов о различных российских городах и территориях. Издаются виды не только столиц и губернских городов, но и фотографии достопримечательных объектов, расположенных в небольших населенных пунктах [9, 11].

Не будет преувеличением сказать, что открытки были изданы практически для каждого города, для железнодорожной станции или речной пристани, для крупных монастырей, для интересных и живописных сельских поселений.

Многократно переиздавались (как черно-белые, так и изданные методом цветной фототипии или литографии) известные виды крупных городов – Санкт-Петербурга, Москвы, Казани, Ярославля, Саратова и других, издавались тематические наборы в виде маленьких книжек: «Память о Волге», «Кавказ», «Виды Камы», «Виды Кругобайкалья» и пр. Но и небольшие города и поселения имели своих издателей, которые выпускали одну-две серии открыток с видами родного места – в качестве издателей могли выступать книжная лавка, крупные магазины, галантерейная или табачная торговля и даже, например, «издание М.В. Петрова, г. Владимир, парикмахерская». На почтовых открытках были запечатлены, как главные городские достопримечательности, так и менее выдающиеся объекты: окраинные кварталы городов, заводы и фабрики, рынки, мосты, загородные рощи.

Выпуск открыток соответствовал туристской привлекательности российских городов. Так, наибольшее их количество было выпущено по Санкт-Петербургу и Москве (6–8 тысяч сюжетов), затем следовал Киев (около 4 тысяч сюжетов). Но можно привести и пример небольшого, но известного своими архитектурными памятниками, уездного города Ростова в Ярославской губернии, по которому известно несколько сотен открыток.

Большое количество открыток издавалось на курортах, причем, не только в Крыму или на Кавказе, но и, например, на кумысных курортах в башкирских степях (Давлеканово, Шафраново и др.). Очень интересными являются открытки, запечатлевшие быт дачных пригородов как Санкт-Петербурга и Москвы (Северская, Малаховка, Перловка и др.), так и других мест (например, Алексинский Бор на Оке возле города Алексин Тульской губернии). Издательством Петроградского попечительского комитета о сестрах «Красного креста» (В пользу Общины Св. Евгении) издавались открытки с видами деревянных церквей в селах русского Севера, подготовленные по материалам научных экспедиций. Крупнейшее в России дореволюционное издательство видовых открыток – издательство А.С Суворина (Суворин А.С. Контрагентство) – выпускало открытки с видами различных городов, памятников старины, архитектурных достопримечательностей, среди которых значительное место занимали монастыри, соборы, храмы, часовни, культовые сооружения других конфессий и религий), скульптурных монументов. Это контрагентство имело монопольное право на продаже своей продукции на железнодорожных станциях и выпускало множество видов вокзалов и небольших пристанционных поселков.

На открытках изображались и широко известные достопримечательности, и самые отдаленные, малодоступные места России: небольшие деревни, старообрядческие скиты, золотые прииски и т.п. Некоторые из этих объектов полностью или частично утрачены, что и сейчас делает старые видовые открытки особенно ценными, как хранители памяти о культурном наследии России. А в те годы открытки служили важным и популярным источником информации о культурном и этноконфессиональном разнообразии нашей страны [10].

Изобретение фотографии и, пусть скромные, но возможности цветного фотографирования дали С.М. Прокудину-Горскому в 1909–1912 гг. осуществить выдающийся проект по фиксации российской действительности (проект, получивший личную поддержку Николая II) [8]. Среди снятых Прокудиным-Горским и распространявшихся в открытках видах присутствуют историко-культурные достопримечательности как Центральной России, так и многих ее отдаленных окраин, есть многие фотосюжеты из жизни российского многонационального населения (как из жизни представителей правящего класса, так и обычных жителей – городских и сельских). Разглядывая эти фотографии, можно получить довольно полное представление и о природе, и об архитектуре, и о занятости, и об одежде, и в целом об облике людей того времени.

Общий интерес к «древностям» к концу XIX века значительно возрос. Следует отметить, что еще с начала XVIII в. государство предпринимает меры по охране памятников старины. Уже в годы правления Петра I издается ряд указов, регламентирующих реконструкцию древних московских построек и сохранение исторического облика старой столицы. В правление Екатерины II проводится первая попытка учета сохранившихся объектов древней архитектуры, а с 1826 г. началась систематическая деятельность по выявлению таких памятников. В 1826 и 1851 гг. проводились экспедиции по обследованию и изучению примечательных объектов, особенно церквей и оборонительных укреплений допетровского времени. С 1822 г. объектом изучения и охраны становятся также памятники археологии (античные крепости в Крыму). Строительный устав 1857 г. и более поздние его редакции вводил запрет на разрушение и перестройку сооружений, признанных памятниками древности.

В XIX в. изучением наследия занимались различные общественные организации, такие как Московское археологическое общество, Русское археологическое общество и т.д. По их инициативе с 1860-х гг. была начата работа над сводом законодательных актов по охране памятников по образцу уже существовавших в других государствах Европы законодательных норм. К 1916 г. «Положение об охране древностей» было составлено, но из-за революционных событий, развернувшихся в России в 1917 г., его принятие так и не состоялось.

Можно четко выделить особенности вовлекаемого в качестве туристских достопримечательностей в этот период объектов культурного наследия.

В XIX веке среди достопримечательностей наиболее значимыми считались две категории – культовые здания (причем, по большей части, православные храмы, вне зависимости от региона) и скульптурные монументы, посвященные царям или значимым историческим событиям.

В дореволюционных путеводителях список объектов для посещения открывается обычно именно мемориальными памятниками. Так, в Самаре обзор достопримечательностей начинается с монумента Александру II, а в Костроме в числе главных примечательных объектов – памятник Ивану Сусанину, отдавшему свою жизнь за царя. Упоминаются в числе достопримечательностей и монументы, посвященные военным победам и славе русского оружия. В 1912 г. в ознаменование 100-летия Бородинской битвы был возведен мемориальный комплекс на Бородинском поле, один из первых памятников такого типа в России, быстро ставший популярным туристским объектом.

Значительное внимание в дореволюционных путеводителях уделяется культовым сооружениям – храмам и монастырям. Известные монастырские комплексы, такие как Троице-Сергиева лавра, Введенская Оптина пустынь, Серафимо-Дивеевский монастырь, Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино и др. воспринимались не только объекты паломничества, но и как архитектурно-исторические ансамбли, представляющие большой интерес для посетителей. В то же время, эти объекты не рассматриваются в отрыве от своего основного религиозного назначения. Наряду с описанием архитектурных особенностей ансамбля, дается не менее (а иногда и более) подробная характеристика внутреннего убранства, хранящихся в храмах святынь (мощей, почитаемых икон и т.д.).

Интерес к культовым сооружениям не определяется их древностью. Так, в Москве одним из самых достопримечательных объектов путеводители называют храм Христа Спасителя, построенный в XIX в. в память об Отечественной войне 1812 г. Возведенные в XIX в. церкви перечисляются в одном ряду с памятниками допетровской архитектуры как равнозначные достопримечательности, в том числе и в городах, где сохранилось большое количество древних памятников (Владимире, Ярославле и т.д.). Отчасти это объясняется тем, что распространенный в культовой архитектуре второй половины XIX в. псевдорусский стиль воспринимался как истинно народный, национальный и продолжающий древние традиции. Древнее же зодчество воспринималось как единый массив, в котором не выделялись отдельные периоды и стили.

С середины XIX в. в губернских и некоторых уездных городах началось строительство католических и протестантских храмов, а с 1905 г., после принятия указа о веротерпимости, появляются старообрядческие храмы и культовые сооружения других религий. Они также воспринимаются как достопримечательности, но несколько иного плана – не столько как места проведения религиозных служб, сколько в качестве этнографических достопримечательностей, характеризующих повседневную жизнь населения того или иного города.

Третьей по значимости категорией достопримечательностей в дореволюционный период были музеи и иные объекты народного просвещения. В губернских и уездных городах в XIX в. открываются музейные экспозиции, часто в специально построенных для этого зданиях (которые сами по себе становятся достопримечательностями, например, здание Исторического музея в Москве). Музеи в малых городах, как правило, одновременно являлись художественными, историческими, краеведческими и этнографическими, в губернских городах каждая коллекция размещалась в отдельном здании. Существовали и музеи при высших учебных заведениях, также открытые для посещения – они тоже указываются как городские достопримечательности.

Древние оборонительные сооружения вызывали меньший интерес, за исключением случаев, когда они сохраняли более или менее первозданный вид (например, нижегородский или новгородский кремли). Исключением был Московский Кремль – именно с него и его памятников начинали свой рассказ о достопримечательностях Москвы все путеводители.

Кроме этого, в числе достопримечательностей обычно указывались интересные объекты за чертой города – парки и иные природные объекты, а также дворянские усадьбы. В путеводителях по Москве целый раздел обычно отводился усадебным комплексам, некоторые из которых (Царицыно, Кусково, Архангельское и т.д.) были частично или полностью открыты для публики со второй половины XIX в.

Не оставались без внимания и современные достопримечательности – объекты, связанные с развитием торговли и промышленности. Макарьевская ярмарка в Нижнем Новгороде, Верхние торговые ряды в Москве, павильоны международных выставок, проводившихся на территории Российской империи, и т.д. привлекали не меньшее внимание, чем древности, и воспринимались как символы прогресса, несущие в себе дух нового времени.

Привлекательными являлись и объекты природного наследия, которые воспринимались в основном как редкие природные достопримечательности (горы, водопады, ледники и пр.), или же как культурные ландшафты, сопряженные с объектами культурного наследия (городские панорамы на высоких речных берегах, дворцовые парки, усадебное окружение и пр.). Заповедных природных территорий (как например, уже созданные национальные парки в США) в дореволюционный период в Российской империи еще не существовало. Первая особо охраняемая природная территория была организована только 29 декабря 1916 года (11 января 1917 г. по новому стилю). Ею стал Баргузинский заповедник, созданный для охраны исчезающей к тому времени популяции соболя.

Несмотря на то, что Российская империя обладала уже в те времена богатыми и разными историко-культурными и природными достопримечательностями [12], они были достаточно слабо включены в туристскую деятельность, и Россия уступала в этом отношении многим европейским странам (Италии, Германии, Франции). Туризм не получил в этот период значительного распространения и по целому ряду объективных причин: неразвитость путей сообщения и средств транспорта; низкий уровень жизни большей части населения и отсутствие достаточного объема свободного времени – у большинства населения преобладала высокая занятость и усталость, как правило, от тяжелого, непроизводительного ручного труда; низкий уровень образования, проще сказать – безграмотность значительной части населения; низкие доходы. Добавим к тому невысокий уровень урбанизации, когда более 80% населения проживало в сельской местности, часто в удалении от благ и возможностей городской цивилизации и высокой культуры. В рассматриваемый период в туризм прежде всего вовлекалось городское население, а также учащиеся, проживающие, главным образом, в городах.

Подводя итог дореволюционному, досоветскому этапу развития туризма в России, следует подчеркнуть следующие его особенности:

- доминирование в начальный период поездок с оздоровительными и лечебными целями и паломнических видов туризма;

- развитие мощного общественного движения в начале ХХ века, связанного с продвижением просветительской и образовательной функции путешествий и экскурсий, формирование клубного туризма;

- недостаточный географический охват территории страны туристскими поездками, сосредоточение основных потоков туризма в крупных городах (Санкт-Петербург, Москва, Киев), в Крыму и на Кавказе, а также вдоль Волги (волжский речной маршрут);

- начало развития других туристских регионов страны, главным образом, через использование санаторно-курортных ресурсов;

- интенсивное информационное туристское обеспечение на рубеже столетий через массовое издание путеводителей и видовых открыток;

- использование культовых (храмов и монастырей) и мемориальных (памятники царям и императорам, другим выдающимся людям) объектов в качестве основных привлекательных характеристик культурного наследия.

Библиография
1.
Альманах Путеводитель по отечественным курортам и лечебным местам. – М.; Издание В. М. Струнского. Типография В. М. Саблина, 1915-1916-е гг. – 390 с.
2.
Арцыбашев Д.В. История туристско-экскурсионной деятельности в России: Вторая половина XIX-XX вв.: диссертация ... кандидата исторических наук: 07.00.02. Курск, 2005. 232 с.
3.
Григорий Москвич. Иллюстрированный практический путеводитель по Волге с приложениями: алфавита, десяти карт, шести планов, расписания рейсов волжских пароходов и тарифов. – Одесса: Тип. Л. Нитче, 1902. – 470 с.
4.
Из истории Москвы. 1147–1913 гг. Иллюстрированные очерки В.В. Назаревского. – М.: Товарищество скоропечатни А.А. Левинсон, 1914. – 373 с.
5.
По Москве; Прогулки по Москве и ее художественным и просветительным учреждениям / Под. ред. Н.А. Гейнике, Н.С. Елагина, Е.А. Ефимовой, И.И. Шитца. –М.: Издание М. и С. Сабашниковых, 1917. – 672 с. (Репринтное воспроизведение. М.: Изобразительное искусство, 1991)
6.
Россия. Полное географическое описание нашего отечества: Настольная и дорожная книга для русских людей: [В 19-ти т.] / Под ред. В. П. Семенова и под общ. руководством П. П. Семенова, вице-пред. Русского геогр. о-ва и проф. В. И. Ламанского, пред. Отд-ния этнографии Русского геогр. о-ва. – СПб.: Изд-во А. Ф. Девриен, 1899–1914.
7.
Россия: Энциклопедический словарь. – Л.: Лениздат, 1991. – 922 с.
8.
Цветная империя. Россия до потрясений. Фотограф Сергей Мхайлович Прокудин-Горский. – М.: РИПОЛ-класик, 2015. – 424 с.
9.
Шульгина Д.П. Архитектура российской провинции как основа самобытности образа России // Современный образ России: перспективы развития. Сб. матер. Всерос. конф. 31 янв. 2008 г. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008. – С. 85–96.
10.
Шульгина Д.П. Образ России в почтовых открытках начала ХХ в. как источник по истории архитектуры. По материалам личной коллекции. / Исторический архив. – 2008. – № 4. – С. 147– 156.
11.
Шульгина Д.П. Региональные особенности архитектуры эклектики в Российской провинции/ Д.П. Шульгина. – М.: ЛЕНАНД, 2010. – 184 с.
12.
Шульгина О.В., Шульгина Д.П. Культурное и природное наследие России /О.В. Шульгина, Д.П. Шульгина. – М.: МГПУ, 2012. – 198 с.
References (transliterated)
1.
Al'manakh Putevoditel' po otechestvennym kurortam i lechebnym mestam. – M.; Izdanie V. M. Strunskogo. Tipografiya V. M. Sablina, 1915-1916-e gg. – 390 s.
2.
Artsybashev D.V. Istoriya turistsko-ekskursionnoi deyatel'nosti v Rossii: Vtoraya polovina XIX-XX vv.: dissertatsiya ... kandidata istoricheskikh nauk: 07.00.02. Kursk, 2005. 232 s.
3.
Grigorii Moskvich. Illyustrirovannyi prakticheskii putevoditel' po Volge s prilozheniyami: alfavita, desyati kart, shesti planov, raspisaniya reisov volzhskikh parokhodov i tarifov. – Odessa: Tip. L. Nitche, 1902. – 470 s.
4.
Iz istorii Moskvy. 1147–1913 gg. Illyustrirovannye ocherki V.V. Nazarevskogo. – M.: Tovarishchestvo skoropechatni A.A. Levinson, 1914. – 373 s.
5.
Po Moskve; Progulki po Moskve i ee khudozhestvennym i prosvetitel'nym uchrezhdeniyam / Pod. red. N.A. Geinike, N.S. Elagina, E.A. Efimovoi, I.I. Shittsa. –M.: Izdanie M. i S. Sabashnikovykh, 1917. – 672 s. (Reprintnoe vosproizvedenie. M.: Izobrazitel'noe iskusstvo, 1991)
6.
Rossiya. Polnoe geograficheskoe opisanie nashego otechestva: Nastol'naya i dorozhnaya kniga dlya russkikh lyudei: [V 19-ti t.] / Pod red. V. P. Semenova i pod obshch. rukovodstvom P. P. Semenova, vitse-pred. Russkogo geogr. o-va i prof. V. I. Lamanskogo, pred. Otd-niya etnografii Russkogo geogr. o-va. – SPb.: Izd-vo A. F. Devrien, 1899–1914.
7.
Rossiya: Entsiklopedicheskii slovar'. – L.: Lenizdat, 1991. – 922 s.
8.
Tsvetnaya imperiya. Rossiya do potryasenii. Fotograf Sergei Mkhailovich Prokudin-Gorskii. – M.: RIPOL-klasik, 2015. – 424 s.
9.
Shul'gina D.P. Arkhitektura rossiiskoi provintsii kak osnova samobytnosti obraza Rossii // Sovremennyi obraz Rossii: perspektivy razvitiya. Sb. mater. Vseros. konf. 31 yanv. 2008 g. – M.: MGU im. M.V. Lomonosova, 2008. – S. 85–96.
10.
Shul'gina D.P. Obraz Rossii v pochtovykh otkrytkakh nachala KhKh v. kak istochnik po istorii arkhitektury. Po materialam lichnoi kollektsii. / Istoricheskii arkhiv. – 2008. – № 4. – S. 147– 156.
11.
Shul'gina D.P. Regional'nye osobennosti arkhitektury eklektiki v Rossiiskoi provintsii/ D.P. Shul'gina. – M.: LENAND, 2010. – 184 s.
12.
Shul'gina O.V., Shul'gina D.P. Kul'turnoe i prirodnoe nasledie Rossii /O.V. Shul'gina, D.P. Shul'gina. – M.: MGPU, 2012. – 198 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"