Статья 'Сотрудничество исследователя Большеземельской тундры А.В. Журавского с Русским географическим обществом в начале ХХ в. ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Сотрудничество исследователя Большеземельской тундры А.В. Журавского с Русским географическим обществом в начале ХХ в.

Кочедыкова Мария Максимовна

аспирант, отдел гуманитарных междисциплинарных исследований Коми НЦ УрО РАН

167982, Россия, Республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 24

Kochedykova Mariya Maksimovna

Post-graduate student, the department of Humanitarian Interdisciplinary Studies, Komi Scientific Center of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

167982, Russia, respublika Komi, g. Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 24

masha_k90@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.3.25121

Дата направления статьи в редакцию:

29-12-2017


Дата публикации:

12-03-2018


Аннотация.

Предметом исследования является история науки на Европейском Северо-востоке России в начале XX века. Объектом исследования - научно-исследовательская деятельность А.В. Журавского в области геологии в 1903-1914 гг. на территории Большеземельской тундры. Автор подробно рассматривает основные направления совместной деятельности А.В.Журавского и РГО по изучению Большеземельской тундры. Благодаря экспедиционной и собирательской деятельности Журавского было организовано первое научное учреждение на Европейском Северо-Востоке России. Методологической основой исследования являются такие общенаучные методы как анализ, синтез и описание, принцип историзма и сравнительно-исторический подход. Особым вкладом автора в исследование является использование в качестве источниковой базы уникальных экспедиционных отчетов и публикаций А. В. Журавского, отчеты отделения географии математической и географии физической РГО, переписка с членами РГО. Источники хранятся в нескольких архивах и музеях страны. Сделан вывод, что благодаря сотрудничеству с РГО в Большеземельской тундре в начале ХХ в., начались планомерные исследования, пионером которых стал А. В. Журавский. В процессе совместной деятельности происходило приобретение нового знания, что помогло уточнить значение громадной территории. Заинтересованное в исследованиях Журавского РГО стремилось сосредоточить в своем архиве документы по исследованию региона. Новизна исследования заключается в том, что впервые выяснено, что деятельность Журавского по изучению Большеземельской тундры поддерживало руководство РГО. РГО поощряло результаты исследований публикацией его научных статей, отмечало в отчетах, изыскивало возможности для компенсации экспедиционных расходов, снабжало инструментами для проведения топографических съемок.

Ключевые слова: Русское географическое общество, Большеземельская тундра, Юрий Михайлович Шокальский, Андрей Владимирович Журавский, маршрутные съемки, история науки, геология, экспедиционные отчеты, научные контакты, Платон Борисович Риппас

Abstract.

The subject of this article is the history of science in the European Northeast of Russian of the early XX century. The object is the research activity of A. V. Zhuravsky in the field of geology over the period of 1903-1914 covering the territory of Bolshezemelskaya Tundra. The author examines the key directions in joint collaboration of Zhuravsky and the Russian Geographical Society on exploring the Bolshezemelskaya Tundra. Thanks to the expeditionary and collecting activities of Zhuravsky, was established the first scientific institution in the European Northeast of Russia. The author’s main contribution lies in using as the source base of the unique expeditionary reports and publications of A. V. Zhuravsky, reports of the department of Mathematical and Physical Geography of the Russian Geographical Society, as well as the correspondence between its members. The sources are preserved in several archives and museums of Russia. A conclusion is made that the collaboration with the Russian Geographical Society in the Bolshezemelskaya Tundra in the early XX century led to the beginning of the systematic explorations, which pioneer was A. V. Zhuravsky. The process of joint activity resulted in acquisition of the new knowledge that allowed clarifying the importance of the immense territory. The interested in Zhuravsky’s exploratory work Russian Geographical Society tried to gather the documents on this region in their archives. The scientific novelty consists in author’s discovery that Zhuravsky’s activity on exploration of the Bolshezemelskaya Tundra was comprehensively supported by the directorate of the Russian Geographical Society, including finding opportunities for compensating the expeditionary costs and supply with instruments for conducting the topographic surveys.  

Keywords:

geology, history of science, route surveys, Andrew Vladimirovich Zhuravsky, Yuri Mikhailovich Shokalsky, Bolshezemelskaya Tundra, Russian Geographical Society, expedition reports, scientific contacts, Platon Borisovich Rippas

Введение

В начале XX в. к неизученным территориям европейского Северо-Востока России относилась Большеземельская тундра, расположенная от р. Печоры до Урала вдоль побережья Печорского моря (Печорский уезд Архангельской губернии). Здесь благодаря экспедиционной и собирательской деятельности исследователя Андрея Владимировича Журавского, было основано первое научное учреждение на Севере «Печорская зоологическая станция при Санкт-Петербургской императорской академии наук» (1905 г.). В 1906 г. станция была преобразована в «Печорскую естественноисторическую станцию императорской Академии наук в Усть-Цильме» (с 1911 г. – Печорская сельскохозяйственную опытная станция).

Андрей Владимирович Журавский(1882-1914) учился на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета в 1901 г., но выбыл, не прослушав курса. Непродолжительное время он служил в Музее антропологии и этнографии и Геологическом музее Санкт-Петербургской императорской академии наук. В 1910 г. был причислен к Главному управлению землеустройства и земледелия старшим специалистом Департамента земледелия как заведующий Печорской сельскохозяйственной опытной станцией в с. Усть-Цильма. Действительный член Вольного экономического общества (1909 г.), Общества изучения Олонецкой губернии (1913 г.), Русского географического общества (1908 г.), активист Архангельского общества изучения Русского Севера (1909-1912 гг.). Вёл активную экспедиционную и собирательскую деятельность, сотрудничал со многими музеями и научными обществами страны, публиковал научные статьи и популяризаторские труды о печорском севере. К основным заслугам Журавского можно отнести исследование географии, ботаники, зоологии, энтомологии, геологии и этнографии Европейского Северо-Востока России. Для этого молодой человек с 1903 г. совершал ежегодные экспедиции в Большеземельскую тундру.

Материалы и методы исследования

Источниковой базой сообщения служат экспедиционные отчеты и публикации А.В. Журавского в известиях Русского географического общества, отчеты отделения географии математической и географии физической общества, переписка с членами РГО. Источники хранятся в нескольких архивах и музеях страны, в том числе в историко-мемориальном музее его имени в с. Усть-Цильма. Полученные музеем фотодокументы согласно распоряжению Совета Министров Коми АССР 9 июня 1975 г. поступили из Усть-Цильмы в Центральный Государственный архив Коми АССР (ныне ГУ РК «НА РК»), где имеется фонд А.В. Журавского. Методологической основой исследования являются такие общенаучные методы, как анализ, синтез и описание.

Задача сообщения заключается в выяснении основных сфер и направлений в совместной деятельности исследователя-практика А.В. Журавского и Императорского русского географического общества для достижения общей цели – изучения Большеземельской тундры

Результаты исследования

Система научных учреждений Российской империи начала XX в. была достаточно сложной. Наиболее крупной инициативной географической общественной организацией, занимавшейся наукой, стало Императорское Русское географическое общество (РГО), созданное в 1845 г. Общество учреждено при Министерстве внутренних дел, что подчеркивало его государственный статус. Председателем Русского географического общества был великий князь Николай Михайлович (1892–1917), вице-председателями - Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский (1873–1914) и Юлий Михайлович Шокальский (1914–1917). Шокальский с 1902 г. был помощником руководителя отделения физической географии РГО. Отделение это было наиболее крупным в РГО. Большая часть научных экспедиций, проводимых на территории Российской империи,была связана с ним, при нем находилось большинство постоянных и временных комиссий общества, значительная часть изданий относилась к кругу его вопросов. К тому же Шокальский был талантливым педагогом и притягивал в РГО молодежь. После Октябрьской революции в 1917-1931 гг. он являлся председателем РГО.

Основными направлениями деятельности Русского географического общества являлись экспедиции и исследования, образование и просвещение, охрана природы, издание книг. Следует отметить первую экспедицию РГО под руководством Э.К. Гофмана на Северный Полярный Урал в 1848-1850 гг., всемирно известные Якутскую (Сибиряковская, 1894–1896 гг.), Чукотскую (1901-1910 гг.) и Кольскую экспедиции (1894-1898 гг.). Участником Кольской экспедиции позже стал один из корреспондентов А.В. Журавского геолог П.Б. Риппас. РГО и Императорская Академия наук явились учредителями в 1914 г. Полярной комиссии при Академии наук. К 1917 г. РГО насчитывало 11 отделов, два подотдела и четыре отделения.

Начало планомерному исследованию Печорского края в геологическом отношении было положено геологом и палеонтологом, председателем отделения физической географии РГО академиком Ф.Н. Чернышевым. Как писал геолог Н.А. Кулик, «почти ежегодно, изучались и описывались наиболее глухие уголки тундры, причем все работы велись по вырабатываемом им планам, материалы же обрабатывались при его непосредственном участии и руководстве» [10].

Вероятно, именно академик Чернышев «привел» Журавского в РГО. Однако позже их отношения изменились. А.В. Журавский писал в начале 1908 г.: «Последний характер отношения со стороны Чернышева мне известно. Но он и просто объясним, т.к. Чернышев предлагал мне «не соваться в географ[ическое] общество», а я сунулся, в чем конечно не раскаиваюсь, т.к. нашел там «людей» и поощрение» [11].

Контакты, а главное, доброжелательное отношение А.В. Журавский встречал в руководящем ядре Географического общества (вице-председатель РГО П.П. Семёнов-Тян-Шанский, помощник руководителя отделения физической географии РГО Ю.М. Шокальский, редактор «Известий» РГО А.А. Достоевский). Искренняя дружба связывала Журавского с секретарем отделений географии математической и географии физической РГО П.Б. Риппасом, ставшим доверенным лицом Журавского.

Академик Ф.Н. Чернышев порекомендовал Журавскому лучше изучить неизвестную территорию Печорского уезда Архангельской губернии и обследовать западную часть Большеземельской тундры от Болбанской губы до р. Ортина (1903 г.). Журавский повторил маршрут Чернышева и собрал богатые коллекции, открыл месторождения точильного камня, указал на битуминозные породы. Секретарь РГО доложил на заседании РГО, что им получена телеграмма от А.В. Журавского, который, вместе с М.Н. Шпарбергом совершил весьма любопытные поездки в Большеземельской тундре. В особенности ценны их геологические и топографические данные, которые восполняют пробел между истоками рек Адьзвы, Каратаихи и Хайпудыры, а также других наблюдений, дающих возможность установить с достаточной определенностью простирание хребта «Адак» [14].

В 1904 г. Журавский посетил центр Большеземельской тундры, в 1905 г. руководил восьмимесячной экспедицией по pекам Ижма, Аранец, Печора, в 1907 г. исследовал р. Колва, в 1909 г. возглавлял Северо-Печорскую экспедицию.

Журавский писал 6 октября 1905 г. секретарю и редактору «Известий» РГО с 1903 г. А.А. Достоевскому: «Вы просили меня известить Вас о результатах моей экспедиции 1905 года […]. Мне остается только прибавить, что, т.к. экспедиция для соединения Медынского заворота с Адзьвой, или вернее, идея этой экспедиции была мне предложена И[мператорским] Р[усским] Географическим обществом, от которого к тому же я получил снаряжение и содействие, вполне равносильное материальной субсидии (билеты и разрешение на груз), то географические результаты, карты, метеорологические записи, фотографические снимки, относящиеся к быту самоедов оленеводов и др. как и подробный отчет по всей экспедиции и этнографическо-экономический очерк, я считаю, разумеется, всецело принадлежащими Императорскому Русскому Географическому Обществу» [8].

Как писал Н.А. Кулик, «геологические коллекции, собранные в 1908 г. А.В. Журавским в бассейне р. Сыньи, показали, что здесь имеются выходы верхнего и нижнего горного известняка, собранного в пологие складки». Здесь не было судоходных рек. Путешественникам приходилось продвигаться на мелких лодках или идти вдоль рек и ручьев.

В экспедициях, как правило, вели инструментальную съемку. Путешественники тщательно сверяли данные более ранних карт со своими наблюдениями и вносили в них изменения. Экспедицию 1904 г. РГО снабдило ртутным барометром, тремя анероидами, кипрегелем и др. [13]. В письме А.А. Достоевскому 9 октября 1905 г. исследователь сообщал, что анероиды «оба целы, но у одного попортился футляр, что, надеюсь, не вменится мне в вину непростительную, т.к. произошло не от неряшества, а под давлением обстоятельств 2 августа»; термометры целы, «гипсотермометр тоже. 4. Буссоль тоже. 5. Горный компас тоже» [2]. Но техническое обеспечение оставляло желать лучшего, приборы часто портились. Ю.М. Шокальскийписал Журавскому 24 июля 1907 г.: «Анероиды я бы Вам с величайшим удовольствием прислал и пришлю, укажите только наилучший способ [доставки]. Просили и буссоль и горн[ый] комп[ас]. Если надо, все что смогу. Потому что весьма буду рад, если Вам удастся хотя бы что-нибудь сделать в этом непочатом углу» [1].

Средств на экспедиции у молодого человека не хватало, он стал искать спонсоров и вышел на членов Императорского Русского Географического Общества, прежде всего на Ю.М. Шокальского.

Характеристика Шокальского неоднократно встречается в переписке А.В. Журавского с П.Б. Риппасом. «Я знаю, – писал Риппас, – что он человек доброжелательный и сделает, что может. Теперь он поднимает вопрос о том, чтобы Геогр[афическое] Об[щест]во ассигновало Вам на исследования некую сумму, какую – еще не знаю […]. Если Вы согласны с моими мыслями […], то сделаете хорошо, если выскажете Ю.М. Шокальскому вполне определенные свои намерения и пожелания в этом направлении, дабы он не находился в неизвестности и мог продолжать хлопотать» [6].

О доброжелательном отношении Ю.М. Шокальского к А.В. Журавскому писал и его гимназический друг картограф Д.Д. Руднев: «Шокальский, например, говорит, что он с великим удовольствием дал бы тебе и командировку и деньги, если бы ты только к нему обратился. Конечно, это все не великие обещания, но все же кое-что» [3].

Со временем Журавский неоднократно обращался к Шокальскому за поддержкой. 16 сентября 1907 г. он спрашивал: «Могу ли я рассчитывать на поручение общества и на какое именно (по программе)? Если да, то когда я смог бы получить часть субсидии, необходимой на заблаговременное снаряжение, выписку экипировки, заказы и проч. и в каком, приблизительно размере? […] Состоится ли предполагаемое избрание меня специалистом по оленеводству […] при Департаменте земледелия? Если да, то скоро ли […]». Заканчивал он письмо информацией, что приходит «к весьма неожиданным выводам, которые я надеюсь представить на суд Географического общества как распространяющиеся на север вообще».

В свою очередь Ю.М. Шокальский запрашивал путешественника о дальнейших планах: «Напишите мне относительно будущего […] Ваши предложения […]. Я не знаю еще, какие у нас будут средства на будущий год, но надеюсь, что буду в состоянии Вам помочь. Вы только напишите мне план Ваш с вариантами и варианты средств и не откажите […], в зависимости от обстоятельств, установить окончательно его и расход. Главное, конечно, расход, по нему предложить и план […]. Затем мы хлопочем о зачислении Вас специалистом по оленеводству при Деп[артаменте] земледелия и т. к. сразу устроить трудно новую должность, то Общество хлопочет о назначении Вам таковым пока без вознаграждения, а затем уже, когда это удастся, можно будет и содержание выхлопотать. Вот не откажите также сообщить Ваше мнение и об этом вопросе».

Ю.М. Шокальский и П.Б. Риппас старались улучшить материальное обеспечение исследований Журавского в Большеземельской тундре. Риппас писал: «У Геогр[афического] Об[щест]ва денег на этот год очень мало, всего 5000 руб. И из них 4000 ассигновано на экспедицию Житкова на Ялмал. Остальные 1000 рублей тоже уйдут и целая куча ходатайств (на 14000 руб.) остаются пока не удовлетворенными. Тем не менее, Ю.М. Шокальский хочет что-то для Вас выцарапать, но, конечно, весьма немного, сказать сколько, боюсь (предполагаю, что вероятно не более 200-300 руб.), но и то не наверное» [4].14 апреля 1906 г.Ю.М. Шокальский информировал Журавского о зачислении специалистом общества по оленеводству, но служба эта была временной.

Когда П.Б. Риппас рассказал Ю.М. Шокальскому, что получение места службы «застряло в Министерстве», Ю.М. Шокальский посоветовал, к кому «обращаться от его имени за содействием». Последовав его совету Риппас, как он писал 25 октября 1907 г., в министерстве сообщил, что Ю.М. Шокальский «от лица Геогр[афического] общества просит это ходатайство всячески поддержать, т.к. Об[щест]ву очень важно и интересно облегчить Вам исполнение задач, которые Вы себе поставили по исследованию Севера и т.п.». В эти хлопоты включился и П.П. Семенов. Он «лично написал о сем министру […] и получил благоприятный ответ, но за отсутствием свободных сумм назначение это не могло немедленно состояться».

Риппас выполнял своеобразную роль посредника во взаимоотношениях Журавского и РГО. Об этом свидетельствуют такие реплики в его письмах: «Письмо Ваше, в котором вложено было послание к Ю.М. Шокальскому получил и передал ему вложенную цидулу». «Относительно Ваших газетных статей я спрашивал Ю.М. Шокальского: получил ли посланные Вами экземпляры […] и он ответил, что получил повестку на какой-то пакет, присланный от Вас, вероятно на Ваши статьи».

Ю.М. Шокальский содействовал публикации статей Журавского. Он писал: «Рукопись Ваша сдана в набор и будет печататься зимою, клише уже готов частью, фотокопии заказаны». Речь идет о докладе Журавского на объединенном заседании отдела географии математической и географии физической РГО 2 декабря 1908 г. о результатах исследований «Приполярного» Запечорья в 1907 и 1908 гг. на заседании была продемонстрирована «Предварительная схема простирания хребта Адак-Тальбей по данным с 1904 по 1908-й г.» Это был очень важный результат экспедиции. Недаром текст с картой опубликован дважды в Известиях РГО и выполнен как отдельный оттиск в типографии крупного издателя М.М. Стасюлевича в 1909 г. [7] Следует отметить, что клише выполнил известный петербургский фотограф С.М. Прокудин-Горский.

Пытался Шокальский устроить и публицистические статьи молодого человека в центральных российских газетах, в том числе в газете «Новое время», называя их «деловитыми». Риппас так писал об этом: «Ход к Суворину у Ю.М. Шок[альского] есть и я с ним говорил высказав ему Ваши пожелания. Он готов сам поехать и попытаться Вас пристроить». В другой раз Риппас успокаивал друга: «Как увижу его [Шокальского] снова, спрошу, какой ответ он получил от заправил «Нового времени» и постараюсь показать Ваши статьи».

За проведенное комплексное исследование Большеземельской тундры РГО наградило Журавского Малой серебряной медалью (1905 г.) и большой золотой медалью им. Н.М. Пржевальского (1906 г.) [12]. По рекомендации президента РГО П.П. Семенова-Тян-Шанского Журавский был принят в члены общества (1908 г.), причем письмо было подписано лично Семеновым-Тян-Шанским, а 10 января 1909 г. ему выслали диплом на звание действительного члена общества [5]. Журавский воспринял это известие как важное событие в жизни и отныне стал подписывать свои публикации следующим образом: «Исследователь Печорского края и Большеземельской тундры, заведующий Печорской естественноисторической станцией при Императорской академии наук, действительный член Императорского Русского географического общества» [9].

В Русском географическом обществе высоко оценивали труды и публикации Журавского по изучению Большеземельской тундры. По словам П.Б. Риппаса, на объединенном заседании отделений географии математической и физической РГО 1 ноября 1911 г. Ю.М. Шокальский, «читая реферат о вновь появившихся печатных трудах, по поводу брошюры Ж[урав]ского «Европейский Русский север» сказал (и я, как секретарь записал это и читаю Вам по выписке из журнала заседания) следующее: «Эта небольшая, но интересная работа принадлежит нашему сочлену с редкою, замечательною энергиею и бескорыстной преданностью науке, в течение целого ряда лет, занимающемуся исследованием сурового Печорского края. Он первый начал его систематическое изучение и, несмотря на самые тяжелые и неблагоприятные условия, несмотря не все препятствия, с беззаветной преданностью и железною волею продолжает начатое дело до сих пор, поселившись теперь в Усть-Цильме. Работы его составляют эпоху в наших сведениях об этом крае и исследований Севера вообще. Если бы их не было, то можно сказать почти наверное, что и теперь он оставался бы совершенно неизученным. А.В. Ж[урав]ский не только сам исследовал его, но заставил и других исследовать его […]. Новая работа А.В. Журавского несомненно опять поддержит и оживит общий интерес к нашей далекой окраине и уже одно это, помимо всего прочего, составляет важную заслугу».

Упоминавшийся выше П.Б. Риппас после трагической кончины Журавского в связи с бытовым конфликтом заботился о судьбе его деловых бумаг и малолетних детей покойного. Документы Журавского именно Риппас сохранил и позже они попали в архив РГО.

Выводы

Таким образом, во взаимоотношениях исследователя Большеземельской тундры А.В. Журавского и Императорского Русского географического общества выделяются два этапа.

Первый (1903-1908 гг.) характеризуется активной научно-исследовательской деятельностью молодого человека, который зарекомендовал себя энергичным практиком-любителем геологии. Андрей Владимирович выполнял первичные картографические съемки, фиксировал геологическую уникальность региона и поставлял в столичные музеи большое количество геологических находок. К своей деятельности он привлек внимание руководителей РГО, которые изыскивали для него некие суммы для обеспечения экспедиционных расходов. Руководство РГО поощряло результаты исследований Журавского публикацией его отчетов и научных статей в своих изданиях и отмечало в своих отчетах.

Второй этап сотрудничества (1909-1914 гг.) можно охарактеризовать упрочением деловых, общественных и личных контактов с РГО, особенно с П.Б. Риппасом. Благодаря деятельности А.В. Журавского район Большеземельской тундры был подвергнут планомерному тщательному исследованию на протяжении нескольких лет. Журавскому принадлежали обзоры, рекомендации и прогнозы по поискам и разведке нефти, каменного угля, кровельных сланцев, меди, точильного камня, железной руды. От Журавского и из созданных им научных учреждений поступали уникальные геологические образцы, к их обработке приступили выдающиеся ученые и специалисты.

РГО предлагало Журавскому конкретные вопросы и задания для выяснения, максимально поддерживало исполнение задач, которые Журавский поставил себе по исследованию Севера, частично материально обеспечивало экспедиции по Большеземельской тундре. Журавский получил от РГО престижные награды и был принят в члены общества. Заинтересованность в исследованиях Журавского заключалась в том, что РГО стремилось сосредоточить в своем архиве документы по исследованию региона (прежде всего карты). В процессе совместной деятельности происходило не только обучение молодого человека, но и приобретение нового знания, что помогло уточнить значение громадной территории. Благодаря сотрудничеству с РГО в Большеземельской тундре в начале ХХ в. начались планомерные исследования, пионером которых стал А.В. Журавский.

Библиография
1.
Архив Русского географического общества (Архив РГО). Ф. 36. Оп. 2. Д. 243.
2.
Государственное учреждение Республики Коми «Национальный архив Республики Коми» (ГУ РК «НА РК»). Ф. 340. Оп. 1. Д. 45.
3.
ГУ РК «НА РК». Ф. 340. Оп. 1. Д. 48. Л. 13.
4.
ГУ РК «НА РК». Ф. 340. Оп. 1. Д. 63. Л. 70.
5.
ГУ РК «НА РК». Ф. 340. Оп. 1. Д. 76. Л. 6.
6.
ГУ РК «НА РК». Ф. 340. Оп. 1. Д. 80. Л. 177.
7.
Журавский А. Результаты исследований «Приполярного» Запечорья в 1907 и 1908 годах // Известия императорского Русского географического общества. 1909. Т. XLV. № 1. С. 197-231
8.
Журавский А.В. Вести из Большеземельской экспедиции (из письма А.В. Журавского к секретарю общества) // Известия императорского Русского географического общества. 1905. Т. XLI. № 4.
9.
Журавский А.В. Экономико-исторические и географические полярные границы внеземледельческой области России // Архангельские губернские ведомости. 1989. № 84-88.
10.
Кулик Н.А. Поездка в Большеземельскую тундру летом 1910 года. Отд. отт. из «Трудов» Общества земледелия при Императорском С.-Петербургском университете. Т. III . СПб., 1914. 20 с. С. 2, 12.
11.
Российский государственный исторический архив. Ф. 58. Оп. 2. Д. 1016. Л. 1.
12.
Рощевская Л.П., Кочедыкова М.М. Роль Петербургской академии наук в создании первого академического учреждения в северном Приуралье // Вопросы истории естествознания и техники. 2016. Т. 37. № 2. С. 360–375.
13.
Руднев Д. Предварительный отчет о Большеземельской экспедиции 1904 г. // Известия императорского Русского географического общества. 1905. Т. XLI. №3 С. 433-610, 1-25.
14.
Чернышев Ф. О поездке А.В. Журавского, М.Н. Шпарберга в Большеземельскую тундру // Записки С.-Петербургского минералогического общества. 1905. Т. 43. Вып. 2. С. 33.
References (transliterated)
1.
Arkhiv Russkogo geograficheskogo obshchestva (Arkhiv RGO). F. 36. Op. 2. D. 243.
2.
Gosudarstvennoe uchrezhdenie Respubliki Komi «Natsional'nyi arkhiv Respubliki Komi» (GU RK «NA RK»). F. 340. Op. 1. D. 45.
3.
GU RK «NA RK». F. 340. Op. 1. D. 48. L. 13.
4.
GU RK «NA RK». F. 340. Op. 1. D. 63. L. 70.
5.
GU RK «NA RK». F. 340. Op. 1. D. 76. L. 6.
6.
GU RK «NA RK». F. 340. Op. 1. D. 80. L. 177.
7.
Zhuravskii A. Rezul'taty issledovanii «Pripolyarnogo» Zapechor'ya v 1907 i 1908 godakh // Izvestiya imperatorskogo Russkogo geograficheskogo obshchestva. 1909. T. XLV. № 1. S. 197-231
8.
Zhuravskii A.V. Vesti iz Bol'shezemel'skoi ekspeditsii (iz pis'ma A.V. Zhuravskogo k sekretaryu obshchestva) // Izvestiya imperatorskogo Russkogo geograficheskogo obshchestva. 1905. T. XLI. № 4.
9.
Zhuravskii A.V. Ekonomiko-istoricheskie i geograficheskie polyarnye granitsy vnezemledel'cheskoi oblasti Rossii // Arkhangel'skie gubernskie vedomosti. 1989. № 84-88.
10.
Kulik N.A. Poezdka v Bol'shezemel'skuyu tundru letom 1910 goda. Otd. ott. iz «Trudov» Obshchestva zemledeliya pri Imperatorskom S.-Peterburgskom universitete. T. III . SPb., 1914. 20 s. S. 2, 12.
11.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 58. Op. 2. D. 1016. L. 1.
12.
Roshchevskaya L.P., Kochedykova M.M. Rol' Peterburgskoi akademii nauk v sozdanii pervogo akademicheskogo uchrezhdeniya v severnom Priural'e // Voprosy istorii estestvoznaniya i tekhniki. 2016. T. 37. № 2. S. 360–375.
13.
Rudnev D. Predvaritel'nyi otchet o Bol'shezemel'skoi ekspeditsii 1904 g. // Izvestiya imperatorskogo Russkogo geograficheskogo obshchestva. 1905. T. XLI. №3 S. 433-610, 1-25.
14.
Chernyshev F. O poezdke A.V. Zhuravskogo, M.N. Shparberga v Bol'shezemel'skuyu tundru // Zapiski S.-Peterburgskogo mineralogicheskogo obshchestva. 1905. T. 43. Vyp. 2. S. 33.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"