по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Омнипотенция полицейского государства в оценке российской полицеистики
Нижник Надежда Степановна

доктор юридических наук, кандидат исторических наук

профессор, начальник кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации

198206, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, 1

Nizhnik Nadezhda Stepanovna

Head of the department of Theory of State and Law at St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

198206, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Letchika Pilyutova, 1

n.nishnik@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования явилось теоретическое наследие отечественных полицеистов, которые полагали, что полицейское государство сможет достичь такого уровня социально-экономического развития, что у личности не останется неудовлетворенных материальных и духовных потребностей. Сущность полицейского государства не сводилась к принуждению и насилию. При этом практика реализации планов развития полицейского государства, достижениями которой стали отсутствие свободы и принесение личности в жертву государству во имя общего блага, фактически привели общество к застою и стагнации. Предметом исследования стали те идеи российских полицеистов, которые способствовали выработке нового взгляда на цель государства, заключающегося в обеспечении торжества в государстве права, предоставлении каждому сфера личной свободы и ограничении омнипотенции государства правовыми нормами. Методологическую основу исследования составили общенаучные (исторический, системный, функциональный) и специальные (формально-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой) методы правовых исследований. Использовался метод интерпретации правовых идей. Дана характеристика российской полицейско-правовой мысли в контексте анализа омнипотенции (всемогущества) полицейского государства. Теоретическая конструкция полицейского государства была выстроена в соответствии со стремлением сделать жизнь каждого человека достойной и достичь всеобщего блага и народного счастья. На практике средствами достижения цели полицейского государства стали развитие всеобъемлющей полицейской деятельности, всесторонняя регламентация народной жизни, мелочная опека органов государственной власти над нуждами и интересами своих подданных. Теория полицейского государства имеет важное историческое значение: в ее рамках начался процесс осмысления вопросов, касающихся ограничения всесилия полицейского государства и определения эффективных средств охраны и защиты прав и свобод личности.

Ключевые слова: полицейское государство, цель государства, всеобщее благо, омнипотенция государства, полицейское право, полицеистика, правовое государство, полиция, эвдемонизм, регламентация общественной жизни

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.11.24883

Дата направления в редакцию:

01-12-2017


Дата рецензирования:

02-12-2017


Дата публикации:

30-12-2017


Abstract.

The subject of this research is the theoretical heritage of the Russian police scientists, who assumed that the police stat will be able to reach such level of socioeconomic development that an individual will not experience any material or spiritual needs. The essence of the police state was not reduced to compulsion or violence. At the same time, the implementation of the project of police state, the achievements of which became the lack of freedom and personal sacrifice to the state for the sake of the common good, practically led the society to stagnation. The article examines the ideas of the Russian police scientists, which encouraged the emergence of a new outlook upon the purpose of the state that consisted in providing triumph in the legal state, ensuring each one with the sphere of personal freedom, and restricting omnipotence of the state with legal norms. The author gives characteristics to the Russian police-legal thought in the context of analyzing the omnipotence (supreme power) of the police state. Theoretical construct of the police stat was built in accordance with the desire to make life on each individual decent, as well as achieve common good and national happiness. In practice, the means for achieving the goal of the police state consisted in development of the all-encompassing police activity, exhaustive regulation of people’s life, meticulous oversight by government agencies of the needs and interests of the citizens. Theory of the police state has an important historical meaning: within its framework has begun the process of comprehending the questions regarding the limitation of omnipotence of the police state and determination of the effective means of preservation and protection of personal rights and freedoms.

Keywords:

Regulation of personal life, Eudaemonism, Police, Legal state, Police science, Police law, Omnipotence of state, Common good, Purpose of state, Police state

Утверждения ученых о возрастающей в современном мире роли государства в организации общественной жизни [1, с. 241] приобретают все более разнообразную аргументацию. В фокусе общественных дискуссий оказались и государство, и его важнейшие институции, прежде всего – полиция. При характеристике современных государств используется именование некоторых из них полицейскими государствами. «При этом пишущие и говорящие более-менее понимают, что такое полиция, да и то не всегда, но почти никто не знает, что представляет собой полицейское государство», – констатировал А. В. Корнев [1, с. 242]. В слова «полиция», «полицейское государство» сегодня вкладывается смысл, отличающийся от изначального. В XXI в. они лишились той важной части своего прежнего нормативного значения, которая отражала сущность полиции и полицейского государства на протяжении нескольких предшествующих столетий. Понятием «полицейское государство» сегодня, как правило, называют репрессивное государство, контролирующее все сферы общественной жизни, применяющее насилие и характеризующееся произволом со стороны полиции, прежде всего тайной, подменяющей собой органы нормального управления и правосудия [2, c. 11]. И это несмотря на то, что возникновение полицейского государства было связано со стремлением добиться всеобщего благоденствия, а омнипотенция (всемогущество) государственной власти должна была быть использована для достижения всеобщего счастья.

Полицейская деятельность была рождена попыткой монарха поддержать и упрочить власть над подданными [3, с. 9–10]. Она выражалась в законодательной, судебной и управленческой деятельности государственного аппарата, направленной на отдельных подданных (обывателей) и негосударственные социальные структуры. Для осуществления этой деятельности возникла система специализированных полицейских государственных органов, компетенция которых охватывала практически все области деятельности государства внутри страны [4, предисловие, с. 6]. В силу такой всеобъемлющей деятельности полиции, являющейся практическим воплощением идеи тотального (правового и неправового) регулирования со стороны государства всех сторон общественной жизни, государство получило наименование полицейского [3, с. 9–10].

Полиция имела отношение к достижению цели королевской власти – установить внутреннюю безопасность и ограничить произвол сильных, который проявлялся в условиях борьбы сословий и кулачного права [5, с. 10]. По мере подчинения себе феодальных землевладельцев королевская власть укреплялась внутри государства и выдвигала на первый план задачи обеспечения внутреннего благосостояния и безопасности. Монарх приобрел опору у населения и получил возможность подавлять своим вмешательством во внутреннюю жизнь общества частную инициативу феодалов, церкви и городов, постоянно усиливая свое могущество [6, с. 38]. Обществу отводилась пассивная роль, а государственная власть широко и неограниченно использовала свою монополию для полицейского вмешательства во все сферы общественной жизни [7, с. 124]. Экономические, физические и духовные интересы общества стали предметом подробной регламентации, бдительного надзора и непосредственного управления со стороны государственной власти [8, с. 95]. При этом права личной свободы и общественной самодеятельности во внимание не принимались [9, с. 16–17].

Идеологической основой теории и практики полицейского государства стала философия эвдемонизма [10, с. 236–241],[1, с. 252–253], а управление полицейским государством стал рассматриваться как процесс достижения благополучия [8, с. 95]. «Полицейское государство отражается в философии эвдемонизма так же отчетливо и ярко, как в философии Платона государство Древней Эллады», – отмечал В. М. Гессен [11, с. 1], обращая внимание на сущностные положения этой философии: цель государства – всеобщее благо и всеобщее счастье; обязательное средство достижения цели – неограниченная власть монарха.

Идеологи и практики полицейского государства полагали, что цель государства по созданию счастья подданным может быть достигнута только путем всесторонней, ни перед чем не останавливающейся регламентации народной жизни [12, с. 363–364]. Тотальная полицейская регламентация в полицейском государстве подавляла личную инициативу и самодеятельность населения [1, с. 253]. Заняв по отношению к населению положение опекуна, о реальных проблемах народа опекающая власть не заботилась. Подъем общественного самосознания и самоорганизации не только не составлял задач полицейского государства, но и противоречил одному из основных требований благочиния [13, с. 39–40]. Не рассчитывая на «самопроизвольное повиновение» подданных, которого нельзя ожидать «и при самых мудрейших законах» полиции, абсолютизм должен был основывать повиновение обывателей «на невозможности сопротивления» [7, с. 127]. При таких условиях, подчеркивал А. И. Елистратов, полицейская опека должна была проникать «во все углы и подробности» народной жизни [3, с. 12–13]. Стремясь «осчастливить» своих подданных, монархи использовали разнообразные средства, но при различном сочетании средств политическую, экономическую, духовную свободу личности они не предполагали, проявление инициативы личности не приветствовали [7, с. 127–128] прежде всего потому, что все важное для государства они рассматривали предметом управленческой деятельности и свободному усмотрению и самостоятельности индивида это важное не предоставляли [8, с. 96–97].

Вторжение в сферу индивидуальных прав под предлогом общего блага теория полицейского государства признавала правомерным. Ответ на вопрос «Что считать благом и счастьем?» давал правитель, ответ народа на этот вопрос интереса для власти не представлял. Понятие народного благоденствия было широко и неопределенно настолько, что ссылкой на него могло быть оправдано любое посягательство на важнейшие и высшие блага индивидуальной жизни [14, с. 176]. Фактически теория эвдемонизма обосновывала отсутствие всякой меры, всяких внутренних границ [14, с. 177] и являлась теоретическим оправданием безграничного расширения сферы государственной деятельности [11, с. 3],[15].

Б. А. Кистяковский констатировал, что в полицейском государстве, имеет место уродливая гипертрофия властвования: к властвованию, повиновению и требованию беспрекословного подчинения сводятся все отношения государства с гражданином; преследуются интересы только власти и совершенно игнорируются интересы подданных и страны [16, с. 443]. Гипертрофия власти стала детерминантой идеи о том, что власть должна охранять граждан даже от их собственных действий, ибо сам Бог вручил ей охрану как частных, так и общих интересов. Отсюда, по заключению В. М. Гессена, проистекала «омнипотенция государственной власти, при которой всякая граница между сферой индивидуальной свободы и государственного вмешательства стирается, важному для государства приносится в жертву необходимое для индивида» [17, с. 6].

Представления о полицейском государстве, его возможностях и месте полиции в организации общественной жизни в российской политико-правовой мысли начали формироваться в XVII в. Именно в это время стала создаваться система полицейских органов, в Санкт-Петербурге была образована Главная полицмейстерская канцелярия, назначен первый генерал-полицмейстер (1715), а в Пунктах, данных Петром I Санкт-Петербургскому генерал-полицмейстеру А. Дивиеру (1718), впервые были определены задачи российской полиции. До XIX в. специальных исследований, посвященных полиции и полицейскому государству, в России не проводилось, хотя отдельные проблемы обеспечения порядка и безопасности отражение в трудах отечественных ученых находили. Важную роль в это время играла западноевропейская полицейско-правовая мысль, которая оказала серьезное влияние на полицейскую практику и развитие научных представлений о полиции и полицейской деятельности в России [18, с. 19]. В первой половине XIX в. уже оформилась национальная полицейско-правовая теория, в рамках которой был создан понятийно-категориальный аппарат науки полицейского права, призванной способствовать достижению всеобщего благоденствия и всеобщего счастья и названной в России первоначально наукой законов благоустройства и благочиния. Разрабатывались отдельные вопросы организации и деятельности полиции, предпринимались попытки определить права и обязанности полиции и населения. Во второй половине XIX – начале XX в. российские ученые самостоятельно осуществляли систематическую научную разработку проблем полицейского права, серьезное внимание уделяя определению роли полиции в реализации функций государства, выявлению специфики полицейской деятельности, характеристике полиции как государственного института, определению границ использования мер принуждения администрацией и полицией. Вопросы о всемогуществе полицейского государства и пределах вмешательства государства в частную жизнь подданных и во все сферы общественной жизни в полицейско-правовой мысли России являлись центральными.

Интерес к проблемам управления, вопросам взаимоотношений власти, общества и личности в российском обществе всегда был высоким.

Ю. Крижанич (1617–1683) в трактате о государственном устройстве и управлении «Русское государство в половине XVII века» [19] обращал внимание на многочисленность задач государства и имевшиеся в управлении российским государством недостатки в обеспечении безопасности и благосостояния [20],[21],[22],[23]. Будучи знакомым с состоянием государственного управления в Западной Европе, Ю. Крижанич сомневался в успешности использования зарубежного опыта в России [19, ч. 3, раздел 32, с. 63–114] и выступал против любого иностранного вмешательства во внутренние дела государства.

Неудачное управление государством, считал Ю. Крижанич, может способствовать установлению в государстве тирании. Тирания – это преступление, самым мягким наказанием за которое должно быть низвержение правителя. Каковы угрозы установления тирании? Они, по Крижаничу, связаны не с «всесилием» государства, ни с жестокими методами управления, а прежде всего с недостаточной регламентацией общественных отношений со стороны государства. Поэтому нужна такая государственная власть, которая действительно способна всем руководить, полагал Ю. Крижанич. Монарх должен быть самодержавным администратором, «сеющим благо и распространяющем его в народе для всеобщего счастья и могущества государства» [19, ч. 3, раздел 26, с. 17–23],[23, с. 548–601]. Только безграничная регламентация общественных отношений и правительственная опека могут стать основой решения государственных задач, подчеркивал Ю. Крижанич.

Осмыслению места государства в перспективных реформах, направленных на улучшение экономического, социального и политического устройства России, посвятил свой трактат «Книга о скудости и богатстве» [24] И. Т. Посошков (1652–1726). Государство имеет вещественные богатства – достояние государства (казну) и народа, и невещественные богатства – «правду» (справедливые законы и праведный суд), считал И. Т. Посошков [25, с. 1–2]. Устранить причины «напрасной скудости» и эффективно использовать средства «умножения богатства», по мнению И. Т. Посошкова, можно только на основе строгой регламентации хозяйственной жизни государства [25, с. 2–4]. Ни промыслы, ни ремесла оставлять без надзора и надлежащего управления со стороны государства нельзя: «Крестьянское богатство – царственное, а нищета крестьянская – оскудение царственное» [25, с. 30–31]. Отождествляя благосостояние народное и государственное, пределы вмешательства государства в народную жизнь И. Т. Посошков не определял, но, опираясь на возможность принудительного вмешательства государства во все сферы народной жизни, формулировал предложения по оптимизации управления российским государством.

В XVII–XVIII вв. самостоятельных исследований о полицейском государстве и полиции в России не было. Полицейско-правовая теория была представлена переводами трудов И. Г. Г. фон Юсти, И. фон Зонненфельса и других западных полицеистов.

Первой публикацией, посвященной организации и деятельности полиции в России, стала работа П. Н. Гуляева (1792–1854) «Права и обязанности градской и земской полиции и всех вообще жителей российского государства, по их состояниям в отношении к полиции» [26]. П. Н. Гуляев считал, что полицейские органы должны осуществлять «надлежащее благочиние при отправлении службы Божьей; предупреждение нарушения тишины и спокойствия; всеобщее повиновение правительству и законам; предохранение от воров, разбойников и убийц; предостережение от пожаров, наводнений, заразных болезней и прочих несчастных происшествий и т. д.» [26, § 7, с. 2–3]. Важную роль в решении государственно важных задач должны играть чиновники, которые возглавляют и осуществляют полицейскую деятельность. При этом, подчеркивал П. Н. Гуляев, население оставаться в стороне от осуществления полицейской деятельности не должно – каждый гражданин должен выступать «некоторым образом надзирателем действий других людей» [26, § 8–11, с. 3–4].

«Меры правительства, имеющие целью удалить внешние препятствия, встречаемые подданными, при стремлении их к благосостоянию, и ими самими без помощи Правительства непреодолимые», рассматривал как науку государственного благоустройства Н. Ф. Рождественский (1802–1872) в своей работе «Основания государственного благоустройства, с применением к российским законам» (1840) [27, § 2, с. 8]. Н. Ф. Рождественский считал, что правительство должно оказывать помощь гражданину только в том случае, когда достижению его правомерных целей противостоят внешние препятствия, устранение которых силами частных лиц невозможно [27, § 3, с. 13–14], и предполагал возможность вмешательства государства во все сферы общественного бытия.

«Право и благо (справедливость и благосостояние)» как цель государственной деятельности рассматривал в работе «Вступительные понятия в учение о благоустройстве и благочинии государственном» [28, § 7, с. 21] И. В. Платонов (1805–1890) – автор первого самостоятельного исследования по полицейскому праву в отечественной науке. Эффективными способами воздействия правительства на народное благосостояние И. В. Платонов считал: издание постановлений, регламентирующих общественные отношения; создание учреждений, способствующих достижению цели государства; устранение препятствий для общественного развития и достижения благосостояния; невмешательство в общественное развитие в случаях, когда общество само способно успешно решить поставленные задачи [28, § 15, с. 66].

Труд И. Е. Андреевского (1831–1891). «Полицейское право» [29] стал отражением результатов исследования ученым основных этапов становления полицейского права и истории государственного управления. Определения понятий «полиция», «полицейская деятельность», «полицейское право» И. Е. Андреевский формулировал, опираясь на представления о задачах государства и его функциях. Государство «обеспечивает посредством закона, признаваемые за каждым права, и действует для создания условий безопасности и благосостояния» [30, с. 1]. Деятельность государства (правительства, общества, отдельных лиц) по созданию условий безопасности и благосостояния И. Е. Андреевский рассматривал как полицейскую деятельность в широком смысле [30, с. 2]. Полицейская деятельность в узком смысле – деятельность органов исполнительной власти [30, с. 3] положительного и отрицательного (проявлявшегося в полицейском принуждении) характера.

Определяя меры обеспечения безопасности, выступавшие условием возникновения правоохранительных отношений, и меры укрепления благосостояния, представлявшие основу для духовного и материального благополучия подданных [31, с. 215–645], И. Е. Андреевский полагал, что государство должно проникать во все сферы общественной жизни «во всех случаях, когда отдельное лицо собственными силами и средствами не может создать таких условий безопасности и благосостояния, без которых развитие его невозможно, на помощь ему должна явиться деятельность других, называемая полицейской» [31, с. 17].

Свои взгляды на полицейскую деятельность И. Е. Андреевский строил, исходя из признания значимости государства в жизни общества в целом и признания значимости государственных органов в осуществлении полицейской деятельности в частности. В качестве субъектов полицейской деятельности И. Е. Андреевский выделял граждан, организации и государственные органы. Требование к органам государства действовать только в рамках закона, сформулированное И. Е. Андреевским, способствовало формированию в российском правоведении основ административного права.

Важный вклад в оценку возможностей государства регулировать общественные отношения и проникать во все сферы общественной жизни внес В. Н. Лешков (1810–1881). Известный общественный деятель, исследователь проблем правовой науки, В. Н. Лешков в своих работах «Русский народ и государство. История русского общественного права до XVIII века» (1858) [32],[33] и «Общественное право» (1881) [34] доказывал, что главным субъектом управления является не государство, а народ; что центр управления обществом находится не в «верхних этажах власти», а «внизу» – в общине, в миру. Только самоуправляемое общество посредством своих органов способно выявить и решить все свои насущные проблемы. Государство – не единственный субъект полицейской деятельности и управления обществом, подчеркивал В. Н. Лешков. Помимо государства, важную роль в управлении обществом играют народ, семья, община, земство. Центром самоуправления и основной управленческой структурой В. Н. Лешков считал общину [34, с. 21]. Регулирование отношений, складывавшихся внутри общины и за ее пределами, осуществлялось на основе общественного права – «права частных лиц и обществ на ту деятельность и на те средства, которыми совершается в государстве развитие и обеспечение цивилизации или благосостояния народа» [34, с. 22]. Общественное право – право личности на развитие посредством пользования общественными установлениями, существующими в государстве для этой цели [34, с. 22]. Народ обладал субъективными правами: на бытие, прогрессивное нарождение, свободу, богатства природы, правом на образование союзов и ассоциаций, правами на труд и охрану собственных прав [34, с. 23]. Не государство, а общество проникает во все сферы общественной жизни, распоряжается движимым и недвижимым имуществом, природными ресурсами, дорогами, каналами, почтами, школами, учреждениями для просвещения и воспитания народа [34, с. 23]. Доминирование общества, считал В. Н. Лешков, требовало признания других – исходящих не от государства – регуляторов, требовало замены полицейского права другим – учитывающим особенности местного управления. Омнипотенцию государства В. Н. Лешков ставил под сомнение, утверждая широкие возможности и могущество самоорганизующегося общества и создавая тем самым основу для оформления административного и муниципального права [35, с. 133].

Соглашаясь с оценкой роли государства и общества в организации народной жизни В. Н. Лешкова, М. М. Шпилевский (1837–1883) в труде «Полицейское право как самостоятельная отрасль правоведения» (1875) [9],[36] утверждал, что основной регулятор жизни в стране – общественное право, которое есть «не только те правоположения, которые формулируются и фиксируются законодательной властью, но и те, которые вырабатываются непосредственно народной жизнью и сознательной деятельностью юристов и охраняются силой народного обычая и авторитета науки» [9, с. 167]. Поскольку «в реальной жизни действующие субъекты реализуют не только правоположения, исходящие от государства в форме законов, но и нормы, закрепленные обычаями, и даже учитывают положения правовой науки» [9, с. 155], то субъектами, формирующими правила поведения, следует рассматривать общество, государственную власть и профессиональных юристов [9, с. 166–167], а формами права – обычаи (обычное право), законы (положительное право) и научные положения [9, с. 155]. Регулятором отношений различных общественных союзов, государственных учреждений и частных лиц М. М. Шпилевский считал общественное право. Этот вывод и отождествление интересов отдельной человеческой личности с интересами всего народа вызвали критику современников Шпилевского, не посчитавших попытку сконструировать особую науку общественного права удачной [37, с. 39].

Рассматривая главным субъектом, продуцирующим правовые нормы, государство, И. Т. Тарасов (1849–1929) считал, что государство проникает во все сферы общественной жизни посредством управленческой деятельности полиции. Полиция в качестве учреждения входит в состав администрации как часть целого, как организованная совокупность специальных органов, обеспечивающих одну из задач администрации – публичную и частную безопасность. Существование общей административной полиции, в состав которой входили военная (жандармская), сыскная, тайная и пожарная полиции, а также специальной полиции различных административных ведомств (таможенной, лесной, горнозаводской, речной полиции, военно-полевой полиции и др.) и судебной полиции [38, с. 6] свидетельствовало о разнообразии функций полиции. Различая органы исполнительной власти общей и специальной компетенции и относя к последним полицию как государственный институт, И. Т. Тарасов полагал, что полицейскими полномочиями обладают все органы исполнительной власти [38, с. 63]. При этом «без участия общественных органов» «правительство … не в состоянии удовлетворительно выполнить всех взятых на себя полицейских задач», в связи с чем реализующими задачи правительства являются не только государственные органы исполнительной власти, но и органы местного самоуправления и общественные объединения [38, с. 3].

Составной частью конструкции исполнительной власти, по Тарасову, выступало полицейское принуждение. Его наличие И. Т. Тарасов рассматривал как основание разделения исполнительной власти на администрацию, которой присуща положительная деятельность (деятельность по управлению промышленностью, торговлей, финансами, народным образованием и т. д.) и полицию, которой присуща отрицательная деятельность (деятельность, связанная с принуждением) [8, с. 75].

Меры принуждения – крайнее средство из используемых полицией и администрацией, посредством которого легко нарушить права граждан. В связи с чем применение принудительных мер должно осуществляться в строгом соответствии с законами и распоряжениями и обеспечиваться процессуальными нормами [38, с. 65]. Нарушение администрацией и полицией субъективных прав граждан И. Т. Тарасов рассматривал как особый вид противоправных действий – «административную неправду» [39, с. 115] и относил его к группе правонарушений в сфере государственного управления [7, с. 100]. Наиболее эффективным средством устранения «административной неправды» и восстановления нарушенных прав гражданина Тарасов считал институт административной юстиции [39, с. 115–116, 121–123]. Первым из российских правоведов И. Т. Тарасов пришел к выводу о том, что система специальных административных судов должна стать гарантом соблюдения прав и свобод граждан. Отношения, в которых используются меры принуждения, должно регламентировать полицейское право как часть административного права, считал И. Т. Тарасов.

Вопросам реализации полицейских функций органами исполнительной власти и органами местного самоуправления посвятил «Учебник административного права (Полицейское право. Право внутреннего управления)» (1904) [40, с. 4–5] В. В. Ивановский (1854–1926). В. В. Ивановский отождествлял право внутреннего управления и полицейское право, рассматривая их как разделы административно-правовой науки, как науку, «имеющую дело с государственными нормами или законами и распоряжениями, определяющими характер и содержание мероприятий, применяемых в целях организации условий безопасности и благосостояния» [37, с. 5]. Задача науки полицейского права – систематизация этих норм и их изложение в порядке исторической преемственности [37, с. 5]. Так как в систему административного права В. В. Ивановский включал всю совокупность норм, регулирующих государственную деятельность во всех сферах общественной жизни [37, с. 5] (кроме норм, определяющих государственное устройство, судебную деятельность и судоустройство) – международное, финансовое, военное, церковное и внутреннее управление [37, с. 5, 64], то административное право в его представлении выступало составной частью государствоведения [41, с. 280].

Главная идея внутреннего управления, по В. В. Ивановскому, заключалась в том, что «государство при помощи всех находящихся в его обладании средств и способов приходит на помощь частным лицам в деле достижения ими возможно высшей ступени благосостояния» [37, с. 65]. Благосостояние – это такое состояние личности, при котором не только удовлетворяются все физические и духовные потребности, но и существует возможность дальнейшего развития потребностей и соответствующего их удовлетворения. Первой и общей потребностью всех и каждого В. В. Ивановский называл потребность в безопасности [37, с. 65–66]. Обеспечивать безопасность – осуществлять в области внутреннего управления принудительную деятельность, направленную на борьбу с опасностями на пути к благосостоянию, была призвана полиция. Учитывая такую функциональную дихотомию, В. В. Ивановский выделял полицию безопасности [37, с. 66–67] и полицию благосостояния (административную полицию, имеющую попечительный характер, чуждый всякого принуждения) [42],[37, с. 168–539].

Вопросами предупреждения и пресечения нарушенных прав частных лиц в определенном законом порядке должна заниматься административная юстиция, подчеркивал В. В. Ивановский, разделявший взгляды И. Т. Тарасова на возможность применения государственными органами принуждения. Законность действий самой администрации должны устанавливать административные учреждения, обыкновенные судебные учреждения или особые административные суды, независимые ни от администрации, ни от обыкновенных судов [37, с. 164–165]. Административная юстиция должна быть гарантом прав граждан и средством, определяющим пределы вмешательства государства в частную сферу.

На реализацию интересов государства и народа должна быть направлена государственная деятельность, которую П. Н. Шеймин (1860–?) называл управлением. Как науку о сущности и закономерностях внутреннего управления в «Учебнике права внутреннего управления (полицейское право)» [43] П. Н. Шеймин рассматривал полицейское право. Науку, предметом которой являлись юридические нормы, определяющие внутреннее управление, Шеймин называл наукой права внутреннего управления, подчеркивая, что она отличалась от науки внутреннего управления, предметом которой являлись естественные законы развития управления, а основным методом – индуктивный метод. Подчеркивая специфику судебного, финансового, военного, международного и внутреннего управления, Шеймин пытался определить границы вмешательства государства в различные сферы общественной жизни.

К юридическим аспектам внутреннего управления обращался и Э. Н. Берендтс (1860–1930). В работе «Опыт системы административного права» (1898) [44] он подчеркивал, что главная задача государства – «охрана и развитие действием государственной власти и всех ее органов (правительственных и общественных) – производительных сил народа и территории» [44, с. 1]. Большое значение Э. Н. Берендтс придавал «совокупности норм, регулирующих обязательно и принудительно деятельность органов государственной власти, а также общественных групп и частных лиц для осуществления государственных задач и совокупность обусловленных этой деятельностью юридических отношений между государством вообще, его органами, общественными группами и частными лицами» [44, с. 7–8]. Эту совокупность Берендтс называл административным правом, подчеркивая, что оно состоит из нескольких частей: 1) объективного права (совокупность юридических норм, определяющих права и обязанности органов государственной власти, других членов государственного общения при осуществлении государственных задач); 2) субъективного административного права государственной власти и ее органов (организация учреждений, предназначенных для осуществления государственных задач, выяснение тех обязательных и принудительных норм, которые могут быть приняты органами власти в пределах, указанных нормами административного права); 3) субъективного права участников государственного общения (отношения, в которые они вступают при взаимодействии с органами власти и друг к другу при несении обязанностей осуществления государственных интересов и при защите своих частных индивидуальных прав) [44, с. 8–9]. Подчеркивая важность защиты прав и свобод человека и гражданина, Э. Н. Берендтс искал способы предупреждения произвола в отношении граждан со стороны государства. Преградой для безграничного вмешательства государства во все сферы общественной жизни Берендтс считал конституционную и административную юстицию.

На важность управленческой деятельности государства обращал внимание В. Ф. Дерюжинский (1861–1920), в работе «Полицейское право» (1903) [45] подчеркивая, что управление – это «совокупность различных проявлений деятельности государства, направленная к осуществлению задач, присущих ему, как правомерному и культурному союзу» [46, с. 1], внутреннее управление – часть государственного управления, охватывающая широкую группу управленческих отношений в сфере социальной действительности [46, с. 1–2]. Многочисленность задач у государства обусловила охват множества сфер социальной действительности управленческой деятельностью и выделение финансового управления, управления внешними делами, военного управления, судебного управления и внутреннего управления (управления в собственном смысле). Первые четыре сферы управления, считал Дерюжинский, образовывали самостоятельные отрасли права [47, с. 2, 16], а во внутреннем управлении выделялось несколько отраслей: «отрасли государственной и общественной деятельности, которые имели своим предметом различные стороны хозяйственной жизни», «отрасли государственной и общественной деятельности, которые имели задачей содействие духовно-интеллектуальному развитию населения», «отрасль государственной деятельности, которая проявлялась в охране общественного порядка» [46, с. 15–16], которые В. Ф. Дерюжинский выделял через контекст субъективных прав граждан.

Утверждение о возникновении на почве государственного управления административно-правовых отношений, обладающих публичным характером и свидетельствующих об определении пределов проникновения государства в различные сферы общественной жизни, зафиксировал в своих работах А. И. Елистратов (1872–1955), который выделил: публично-правовые (административные) правоотношения: служебное отношение государственного служащего к государству (внутриаппаратное правоотношение); правоотношение, возникающее между гражданами (отношения между гражданами в области государственного управления вызваны общими интересами граждан и возникают из обязанностей и прав граждан по несению публичной службы) [3, с. 42]; правоотношение, складывающееся между правящей властью и гражданами (правоотношение, субъектами которого выступают должностные лица и граждане, представляет «выдающееся значение для административиста» [3, с. 100–101]).

Представления о правоотношении, складывающемся между правящей властью и гражданами, легли в основу учения о должностном лице А. И. Елистратова, одним из важных положений которого явилось утверждение о том, что отношение между правящими и управляемыми, не урегулированное правом, – это властеотношение, но не правоотношение. В правовом государстве основой отношений между этими субъектами должно стать право, а гражданин и должностное лицо должны стать принципиально равными перед законом [48, с. 79]. Разделение в полицейском государстве населения на властвующих и подвластных, на профессиональных бюрократов и обывателей, должно быть изменено. В правовом государстве по мере того, как основой деятельности должностного лица становится закон, а гражданин наделяется правами, тенденция сближения должностного лица и гражданина становится устойчивой [3, с. 80–82].

А. И. Елистратов полагал, что в государственном управлении при переходе к правовому государству произойдут сущностные перемены, содержание которых найдет выражение в том, что: 1) система усмотрения ограничивается правом; в основу отношений между людьми в области государственного управления положен правопорядок, элементами которого служат юридические нормы, административные акты и акты юрисдикции [3, с. 2–3]; 2) режиму полицейской опеки над обывателем противостоит идея автономной личности [48, с. 80]; 3) господская власть в государственном управлении начинает преобразовываться в социальную, а само государственное управление – приобретать характер общественного служения, который «тем ярче будет выражен, чем глубже проникнутся правящие сознанием служебного долга, а граждане своими правопритязаниями на определенные услуги со стороны государственного управления» [3, с. 36–37]; 4) правительственная организация государственного управления уступает место системе самоуправления, посредством которой к управлению привлекается население [3, с. 27]; 5) начала общественного служения в государственном управлении превращают все отрасли государственного управления в публичные службы, правовую организацию которых стремится изучить административное право [3, с. 61]; 6) инструкции высшей власти органам полиции, подчинявшие обывателя личному усмотрению правящей власти, теряют односторонний характер и приобретают значение правил, одинаково обязательных и для служащих, и для граждан [3, с. 41].

О пределах государственной деятельности и границах вмешательства государства в частную жизнь рассуждал В. М. Гессен (1868–1920), которыйсформулировал предложения по переустройству государственно-правовой жизни России и построению правового государства. В. М. Гессен, отождествляя понятия «правовое государство» и «конституционное государство», акцентировал внимание на необходимости предоставления государством гарантий реализации прав и свобод человека. Только в правовом государстве, подчеркивал Гессен, государственные органы и граждане государства являются субъектами права, и может быть изменена ситуация, когда подданные полностью лишены каких-либо прав по отношению к безграничной власти монарха, могут лишь просить милости [49, с. 178], а не рассчитывать на удовлетворение своих интересов.

В. М. Гессен полагал, что права и свободы можно дифференцировать [49, с. 129]: 1) права и свободы, обладающие «негативным статусом»: это права и свободы, которые государство предоставляет гражданину, определяя сферу индивидуальной свободы, в пределы которой государство не вторгается (свобода вероисповедания, свобода слова, печати, свобода личности, союзов и собраний, передвижения, свобода промыслов и занятий); 2) права и свободы, обладающие «позитивным статусом»: это права на положительные действия государства в интересах индивида (право на судебную защиту, право на общественное призрение, право на первоначальное обучение и др.); 3) права и свободы, обладающие «активным статусом»: это политические права – право избирать и быть избранным и иные права на участие в управлении государством [49, с. 129].

Одну из гарантий прав и свобод от административного произвола в правовом государстве В. М. Гессен видел в административной юстиции – такой организации судебной власти, которая способна была отменить незаконные распоряжения власти административной [50]; гарантию неприкосновенности прав – в уголовной и политической ответственности министров и иных должностных лиц. Единство прав и обязанностей индивида и правительства, гарантии соблюдения субъективных публичных прав, подчинение государственных органов закону и праву, которые ограничивали их деятельность властных структур и не позволяли наносить ущерб интересам личности и общества, В. М. Гессен считал необходимыми условиями безопасности личности, общества и государства.

Проблемы управленческой деятельности государства, вопросы, касающиеся особенностей внутреннего управления, определения роли полиции в реализации функций государства, определения границ использования мер принуждения администрацией и полицией получили свое развитие и в трудах российских ученых конца XIX – начала XX в. Н. Н. Белявского [51], Я. С. Степанова [52],[53],[54], И. И. Янжула [55], А. Е. Назимова [56],[57], В. Ф. Левитского [58],[59], А. С. Окольского [60], М. Н. Палибина [18],[61], О. О. Эйхельмана [62] и других исследователей [63, с. 3–21].

Российские полицеисты полагали, что полицейское государство сможет достичь такого уровня социально-экономического развития, что у личности не останется неудовлетворенных материальных и духовных потребностей. Полицейско-правовая теория обосновывала стремление власти к благоденствию граждан, устранению нищеты и невежества, решению различных социальных проблем. Теоретическая конструкция полицейского государства была выстроена в соответствии со стремлением государства этого типа сделать жизнь каждого человека достойной. Сущность полицейского государства не сводилась только к принуждению и насилию.

Правда, на практике средствами достижения цели полицейского государства стали развитие всеобъемлющей полицейской деятельности, всесторонняя подробная регламентация народной жизни, мелочная опека органов государственной власти над нуждами и интересами своих подданных. Полицейское государство подавляло личную и общественную инициативу, самостоятельность, отрицало гражданские права и свободы подданных, игнорировало права личности по отношению к органам государственной власти, низводя положение обывателя до состояния безличного объекта для правительственных мероприятий [8, c. 105–108]. Отсутствие свободы, принесение личности в жертву государству во имя общего блага приводило общество к застою и стагнации. Приверженцы полицейского государства стремились достичь некоего земного рая, исключив при этом человека. Именно поэтому их позиция была обречена на провал [12, с. 364–365].

Теория полицейского государства имела важное историческое значение: утверждая господство единой королевской власти, оно объединило на почве организованного подчинения всех монарху самостоятельные ячейки феодальной эпохи в определенную систему. Именно в условиях полицейского государства формировались элементы правового порядка (например, подчинение суду казны, надзор в порядке управления, предшествующий административной юстиции и др.), вырабатывались различные формы самоуправления и провозглашался принцип общественного служения. Практика, конечно, была далека от задуманного: даже в государствах, где появились конституции и (или) парламент, правительственные учреждения в деле внутреннего управления продолжали играть доминантную роль, полицейские меры парализовали самодеятельность граждан в таких ее проявлениях как свобода печати, собраний и обществ, а момент служения во многих случаях больше характеризовал положение гражданина, нежели роль должностного лица [8, c. 105–108].

Под влиянием практического размаха полицейской опеки вырабатывался новый взгляд на цель государства, который был сформулирован в философском учении И. Канта. Цель государства заключалась не в том, чтобы доставлять подданным счастье, а в том, чтобы обеспечить торжество идеи права. Право есть совокупность условий, при которых произвол одного совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. Задачей государства должно стать правовое разграничение свободы граждан, – безопасность и порядок, а не попечение об их благосостоянии. По мере того, как усваивалось новое представление о задачах государства, полицейское государство (в смысле государственного уклада, характеризовавшегося полицейской опекой над обывателями) уступало место правовому государству, где каждому гражданину предоставляется сфера личной свободы, а возможность омнипотенции государства определяли правовые нормы.

Теоретическое наследие полицеистов до настоящего времени остается осмысленным не в полной мере. Отрадно, что в последние годы история политико-правовой мысли в целом и отечественная полицейско-правовая теория в частности вызывают интерес молодых исследователей: труды Р. фон Моля, оказавшего значимое влияние на развитие российской полицейско-правовой изучает С. С. Пирожок [64],[65],[66],[67],[68]; теоретическое наследие В. Н. Лешкова исследует Т. О. Чукаев [69],[70],[71],[72],[73]; труды И. Т. Тарасова анализирует Н. Ю. Егоров [74],[75],[76],[77],[78]; попытку оценить вклад Э. Н. Берендтса в развитие полицейско-правовой теории предпринимает С. А. Никифорова [79],[80],[81],[82],[83],[84],[85]; теоретическое наследие В. Ф. Дерюжинского и опыт его общественной деятельности рассматривает Д. С. Геворкян [86],[87],[88],[89],[90]; теоретическое наследие А. И. Елистратова избрала предметом своего исследования С. Ю. Дергилева [91],[92],[93],[94],[95]; определением места В. М. Гессена в отечественной политико-правовой мысли занимается Е. Н. Козинникова [96],[97, [98],[99],[100].

Теоретическое наследие российских мыслителей, безусловно, может быть использовано для решения социально значимых проблем в современной России.

Библиография
1.
Корнев А. В. Государство и право в контексте консервативной и либеральной идеологии: опыт ретроспективного анализа. М.: Проспект, 2014. 320 c.
2.
Кильдюшов О. В. Полиция как наука и политика: о рождении современного порядка из философии и полицейской практики // Социологическое обозрение. 2013. Т. 12. № 3. С. 9–40.
3.
Елистратов А. И. Основные начала административного права. М.: Изд-во Г. А. Лемана, 1914. 332 с.
4.
Гундарин О. Т., Мушкет И. И., Хохлов Е. Б. Полицейское (административное) право Российской империи: Опыт юридической библиографии / Под ред. В. П. Сальникова, Е. Б. Хохлова, А. В. Ильина. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского гос. ун-та; Изд-во Санкт-Петербургского ун-та МВД России, 1999. 168 с.
5.
[Шеймин П. Н.] Задача, содержание и история науки полицейского права: Вступительная лекция, читанная в Новороссийском университете 23 января 1887 г. / Сочинение приват-доцента П. Н. Шеймина. Одесса: Тип. «Одес. вестник», 1887. 18 с.
6.
Елистратов А. И. Учебник русского административного права. Вып. 1. М.: О-во взаимопомощи студентов-юристов Моск. ун-та, 1910. 95 с.
7.
Дергилева С. Ю. Государственно-правовые воззрения А. И. Елистратова: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2014. 450 с.
8.
Нижник Н. С., Дергилева С. Ю. Государство и право в теоретико-правовых воззрениях А. И. Елистратова. М.: Юрлитинформ, 2017. 376 с.
9.
[Шпилевский М. М.] Полицейское право как самостоятельная отрасль правоведения / Сочинение Мих. Шпилевского. Одесса: Тип. Ульриха и Шульце, 1875. 196 с.
10.
Нижник Н. С., Дергилева С. Ю., Геворкян Д. С. Философия эвдемонизма как концептуальная основа теории и практики полицейского государства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2014. № 3 (63). С. 236–242;
11.
Гессен В. М. Административное право. Лекции. СПб.: Паровая скоропеч. Г. Пожарова, 1903. 240 с.
12.
История государственно-правовых учений: Хрестоматия / Авт.-сост. С. В. Липень; под общ. ред. В. В. Лазарева. М.: Спарк, 2006. 1070 с.
13.
Елистратов А. И. Учебник русского административного права. Пособие к лекциям. 2-е изд., испр. и доп. Вып. 1. М.: Т-во скоропеч. А. А. Левенсон, 1911. 96 с.
14.
Еллинек Г. Общее учение о государстве. 2-е изд., испр. и доп. по второму нем. изданию С. И. Гессеном. Кн. II. СПб.: Н. К. Мартынов, 1908. 626 с.
15.
Нижник Н. С. Полицейское государство – государство «всеобщего благоденствия и всеобщего счастья» // Genesis: исторические исследования. 2016. № 6. С. 183–194. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.21223. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_21223.html.
16.
Кистяковский Б. А. Социальные науки и право: Очерки по методологии социальных наук и общей теории права. М.: М. и С. Сабашниковы, 1916. 704 с.
17.
Гессен В. М. Лекции по полицейскому праву. Вып. 1. СПб., 1908. 335 с.
18.
Палибин М. Н. Повторительный курс полицейского права: Составлен применительно к программе испытаний в Юрид. комис. по курсам проф. Андреевского, Антоновича, Бунге и др. СПб.: Н. К. Мартынов, 1898. 228 с.
19.
Крижанич Ю. Русское государство в половине XVII века. Рукопись времен царя Алексея Михайловича / Открыл и издал П. Бессонов. [Сокр. изд. I-VI ч.]. М.: Тип. А. Семена, 1859. 64 с., 98 с., 116 с., 106 с., 107–198 с., 199–282 с.
20.
[Крижанич Ю.] О промысле. Сочинение того же автора, как и «Русское государство в половине XVII века» / Сведения об открытой рукописи П. Бессонова. М.: Изд. В. А. П., 1860. 129 с.
21.
Крижанич Ю. Собрание сочинений Юрия Крижанича. Вып. 1–3. М.: Унив. тип., 1891–1892. 73 с., 122 с., 167 с.
22.
Крижанич Ю. Записка Юрия Крижанича о миссии в Москву 1641 г. М.: Имп. О-во истории и древностей росс. при Моск. ун-те, 1901. 42 с.
23.
Крижанич Ю. Политика / Пер. и коммент. А. Л. Гольдберга; вступит. ст. Л. Н. Пушкарева. М.: Новый свет, 1997. 527 с.
24.
Посошков И. Т. Книга о скудости и о богатстве, сие есть изъявление от чего приключается скудость, и от чего гобзовитое богатство умножается // Сочинения Ивана Посошкова / Изд. на иждивении Моск. о-ва истории и древностей рос. М. Погодиным. Ч. 1. М.: Тип. Н. Степанова, 1842. С. 1–259.
25.
Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве и некоторые более мелкие сочинения; Доношение Ивана Посошкова митрополиту Степану Яворскому; Боярину Федору Алексеевичу Головину о ратном поведении / С предисл. А. А. Кизеветтера. М.: Изд. Н. Н. Клочкова, 1911. 135 с.
26.
[Гуляев П. Н.] Права и обязанности градской и земской полиции и всех вообще жителей российского государства, по их состояниям в отношении к полиции. Сочинение Петра Гуляева. Ч. 1–2. М.: В Университетской типографии, 1824. 224 c.; 118 с.
27.
[Рождественский Н. Ф.] Основания государственного благоустройства, с применением к российским законам / Сочинение адъюнкта по кафедре законов гос. благоустройства и благочиния в С.-Петербургском университете, доктора прав Н. Рождественского. СПб.: Тип. Н. Греча, 1840. 465 с.
28.
[Платонов И. В.] Вступительные понятия в учение о благоустройстве и благочинии государственном / Сочинение профессора Императорского Харьковского университета по кафедре законов благоустройства и благочиния государственного Ивана Платонова. Харьков: Печатано в Университетской типографии, 1856. 143 с.
29.
[Андреевский И. Е.] Полицейское право / Сочинение И. Андреевского, орд. проф. С.-Петербургского университета. Т. 1–2. СПб.: Тип. В. В. Пратц, 1871–1873. 543 c.; 815 с.
30.
[Андреевский И. Е.] Полицейское право / Сочинение И. Андреевского, орд. проф. С.-Петербургского университета. 2-е изд., испр. и доп.. 2-е изд., испр. и доп. Т. I. СПб.: Тип. В. В. Пратц, 1874. 648 с.
31.
[Андреевский И. Е.] Полицейское право / Сочинение И. Андреевского, орд. проф. С.-Петербургского университета. 2-е изд., испр. и доп. Т. II. СПб.: Тип. и лит. А. Е. Ландау, 1876. 727 с.
32.
Лешков В. Н. Русский народ и государство. История русского общественного права до XVIII века. М.: В Университетской тип., 1858. 612 с.
33.
Лешков В. Н. Русский народ и государство. История русского общественного права до XVIII века / Сост. И. И. Мушкет, вступ. статья Е. Б. Хохлова. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. 562 с.
34.
Лешков В. Н. Общественное право.1876–1877. Лекции заслуж. проф. Лешкова. [М.]: б. и., 1881. 531 с.
35.
Бельский К. С. Выдающийся русский ученый-полицеист В. Н. Лешков // Государство и право. 1996. № 1. С. 127–136.
36.
Чукаев Т. О. Концепция «общественного права» – элемент полицейско-правовой теории России XIX века // Полицейская деятельность. 2017. № 5. С. 39–47. DOI: 10.7256/2454-0692.2017.5.23718. URL: http://e-notabene.ru/ppd/article_23718.html.
37.
Ивановский В. В. Учебник административного права (Полицейское право. Право внутреннего управления). 3-е изд. Казань: Типо-лит. Имп. Казанск. ун-та, 1908. 539 с.
38.
[Тарасов И. Т.] Учебник науки полицейского права. [Сочинение] И. Т. Тарасова, профессора Императорского Московского университета. Вып. I. – М.: Высочайше утвержденное Товарищество «Печатня С. П. Яковлева», 1891. 377 с.
39.
Тарасов И. Т. Очерк науки полицейского права. Пособие для слушания лекций и для приготовления к экзамену / [Соч.] И. Т. Тарасова, профессора Императорского Московского университета, М.: т-во «Печатня С. П. Яковлева», 1897. 702 с.
40.
Ивановский В. В. Учебник административного права (Полицейское право. Право внутреннего управления). Казань: Типография Казанского ун-та, 1904. 578 с.
41.
Сырых В. М. Ивановский Виктор Викторович // Правовая наука и юридическая идеология России. Энциклопедический словарь биографий / Отв. ред. В. М. Сырых. М.: РАП, Издательская группа «Юрист», 2009. С. 278–281.
42.
Ивановский В. В. Полиция благосостояния. Казань: Лит. И. С. Перова, 1886. 688 с.
43.
Шеймин П. Н. Учебник права внутреннего управления (полицейского права) / [Сочинение] П. Шеймина, приват-доцента Новороссийского университета. Вып. 1–9. СПб.: Тип. Н. А. Лебедева, 1891–1897. 154 с.; 79 с.; 82 с.; 112 с.; 61 с.; 88 с.; 74 с.; 84 с.; 64 с.
44.
Берендтс Э. Н. Опыт системы административного права. Т. 1: Обзор истории административного права и истории его литературы. Вып. 1. Ярославль: Тип. Э. Г. Фальк, 1898. 247 с.
45.
Дерюжинский В. Ф. Полицейское право. Пособие для студентов. СПб.: Сенатская типография, 1903. 499 с.
46.
[Дерюжинский В. Ф.] Полицейское право. Пособие для студентов / [Сочинение ] профессора В. Ф. Дерюжинского, заслуженного профессора Петроградского университета. 4-е изд. Пг.: Сенатск. тип., 1917. 510 с.
47.
Дерюжинский В. Ф. Полицейское право. Пособие для студентов. 2-е изд., доп. СПб.: Сенатск. тип., 1908. 552 с.
48.
Елистратов А. И. Должностное лицо и гражданин // Вопросы административного права / Под ред. проф. А. И. Елистратова. Кн. I. М.: Соц. музей им. А. В. Погожевой и Кабинета адм. права при Моск. ун-те, 1916. С. 76–89.
49.
Гессен В. М. Основы конституционного права. 2-е изд. Пг..: Юрид. кн. скл. «Право», 1918. 439 с.
50.
Гессен В. М. Вопросы местного управления. СПб.: Юрид. кн. скл. «Право», 1904. 235 с.
51.
[Белявский Н. Н.] Полицейское право. Конспект лекций Н. Н. Белявского, профессора Юрьевского университета. Юрьев: тип. К. Маттисена, 1904. 334 с.
52.
Степанов Я. С. 1) О полиции как науке во Франции. Казань: Унив. тип., 1867. 55 с.
53.
[Степанов Я. С.] Первые два периода самостоятельного существования науки о полиции в Германии: Исследование, написанное для получения степени доктора полицейского права Я. Степановым. Казань: Унив. тип., 1869. 90 с.
54.
Степанов Я. С. Конспект лекций полицейского права. Вып. 1–3. Т. 1–3. Казань: Типо-лит. И. С. Перова, 1889–1891.
55.
Янжул И. И. Полицейское право. Курс ординарного профессора И. И. Янжула: 1885/6 г. М.: Лит. Зеленкова, [1886]. 295 с.
56.
[Назимов А. Е.] Учение о внутреннем управлении. Полицейское право. Конспект лекций / [Сочинение] и. д. экстраорд. проф. А. Е. Назимова. Одесса: Типо-лит. Штаба Одес. Воен. окр., 1893. 316 с.
57.
[Назимов А. Е.] Лекции по полицейскому праву, читанные проф. А. Е. Назимовым в Новороссийском университете / Под ред. Б. Ф. Лемеша-Лемешинского, студента. Одесса: Тип. и хромо-лит. А. Ф. Соколовского, 1903. 211 с.
58.
Левитский В. Ф. Предмет, задача и метод полицейского права. [Вступительная лекция, читанная 13 октября 1893 г. в Императорском Харьковском университете]. Харьков: Тип. А. Дарре, 1894. 25 с.
59.
Левитский В. Ф. Лекции по полицейскому праву, читанные в 1901–1902 учебном году. Харьков: Типо-лит. С. Иванченко, 1902. 400 с.
60.
Окольский А. С. О понятии полицейского права // Варшавские университетские известия. 1894. Т. 6. С. 1–22.
61.
Палибин М. Н. Повторительный курс полицейского права: Составлен применительно к программе испытаний в Юридической комиссии по курсам проф. Андреевского, Антоновича, Бунге и др. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: Н. К. Мартынов, 1900. 252 с.
62.
Эйхельман О. О. Русское полицейское право. Конспект лекций, читанных студентам юридического факультета Университета Св. Владимира в 1898–99 академическом году профессором О. О. Эйхельманом. Киев: Тип. газ. «Киев. сл.», 1898. 32 с.
63.
Нижник Н. С. Российская полицеистика – наука и искусство управления государством // Вопросы государства и права: Сборник научных статей / Под общ. ред. Л. В. Карнаушенко. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2015. С. 3–21.
64.
Пирожок С. С. Проблема государствоведения в теоретическом наследии Роберта фон Моля // Философия права. 2014. № 6(67). C. 124–127.
65.
Пирожок С. С. Вопросы социального предназначения государства в теоретическом наследии Роберта фон Моля // Вопросы государства и права: сборник научных трудов / под общ. ред. Л. В. Карнаушенко. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2016. Вып. 2. С. 102–109.
66.
Пирожок С. С. Гарантирование прав и свобод гражданина – атрибутивная черта социального правового государства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2017. № 2. С. 44–49.
67.
Пирожок С. С. Категория «общественное благо» в правовой теории Роберта фон Моля // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития (навстречу 300-летию российской полиции): Материалы XIV международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 27–28 апреля 2017 г. / Под ред. Н. С. Нижник: В 2 т. Т. I. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2017. С. 58–61.
68.
Пирожок С. С. Роберт фон Моль о концептуальных основаниях социальной политики государства // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Труды кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России / Под ред. Н. С. Нижник. Вып. 1. СПб., 2017. С. 121–131.
69.
Чукаев Т. О. В. Н. Лешков о субъектах «права самостоятельности» в российской правовой системе // Вопросы государства и права: сборник научных трудов / Под общ. ред. Л. В. Карнаушенко. Вып. 2. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2016. С. 121–131.
70.
Чукаев Т. О. Российская полицеистика в лицах: Василий Николаевич Лешков // Genesis: исторические исследования. 2016. № 6. С. 84–95. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.17909. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_17909.html.
71.
Чукаев Т. О. Народ как субъект права в концепции общественного права В. Н. Лешкова // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции (22–23 сентября 2016 г.) / Под общ. ред. В. А. Сосова. Краснодар: Издательский Дом – Юг, 2017. С. 682–685.
72.
Чукаев Т. О. В. Н. Лешков о специфике формирования общественного права в условиях эволюции российского государства // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития (навстречу 300-летию российской полиции): Материалы XIV международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 27–28 апреля 2017 г. / Под ред. Н. С. Нижник: В 2 т. Т. I. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2017. С. 64–68.
73.
Чукаев Т. О. В. Н. Лешков о роли русской правды в регулировании общественных отношений // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Труды кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России / Под ред. Н. С. Нижник. Вып. 1. СПб., 2017. С. 131–137.
74.
Егоров Н. Ю. Российская полицеистика в лицах: Иван Трофимович Тарасов // Genesis: исторические исследования. 2015. № 6. С. 801–812. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.16396. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_16396.html
75.
Егоров Н. Ю. Военное принуждение как средство борьбы с экстремальной общественно-политической ситуацией в Российской империи конца XIX – начала XX века в оценке российского полицеиста И. Т. Тарасова // Экстремальное в повседневной жизни населения России: региональный аспект (к 100-летию Русской революции 1917 г.): Сборник материалов международной научной конференции / Под общ. ред. В. А. Веременко. СПб.: Культурно-просветительское товарищество, 2017. С. 88–92.
76.
Егоров Н. Ю. И. Т. Тарасов о роли и месте полиции в механизме государственного управления // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции (22–23 сентября 2016 г.) / Под общ. ред. В. А. Сосова. Краснодар: Издательский Дом – Юг, 2017. С. 632–637.
77.
Егоров Н. Ю. И. Т. Тарасов о значении полицейской деятельности в организации жизни общества // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития (навстречу 300-летию российской полиции): Материалы XIV международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 27–28 апреля 2017 г. / Под ред. Н. С. Нижник: В 2 т. Т. I. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2017. С. 72–75.
78.
Егоров Н. Ю. И. Т. Тарасов о методах решения государственных задач в правовом и полицейском государстве // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Труды кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России / Под ред. Н. С. Нижник. Вып. 1. СПб., 2017. С. 146–154.
79.
Никифорова С. А. Российская полицеистика в лицах: Эдуард Николаевич Берендтс // Genesis: исторические исследования. 2015. № 6. С. 828–843. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.16389. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_16389.html
80.
Никифорова С. А. О правовом статусе окраин имперского государства (по работам Э. Н. Берендтса о Великом княжестве Финляндском в составе Российской Империи) // Мир юридической науки. СПб., 2015. №. 8. С. 9 13.
81.
Никифорова С. А. Проблемы совершенствования государственно правовой системы России в теоретическом наследии Э. Н. Берендтса // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. СПб., 2015. №. 4 (68) С. 68 70.
82.
Никифорова С. А. Проблема взаимной ответственности государства, общества и личности в теоретическом наследии Э. Н. Берендтса // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. СПб., 2016. №. 1 (69) С. 22 27.
83.
Никифорова С. А. Э. Н. Берендтс о статусе полиции в полицейском и правовом государстве // Genesis: исторические исследования. 2016. № 6. С. 149–161. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.21066. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_21066.html.
84.
Никифорова С. А. Э. Н. Берендтс о роли органов местного самоуправления в механизме управления Российского государства в конце XIX – начале XX века // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2017. № 1. С. 24–27.
85.
Никифорова С. А. Э. Н. Берендтс: «Государство есть субъект принудительного и постоянного властвования» // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Труды кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России / Под ред. Н. С. Нижник. Вып. 1. СПб., 2017. С. 138–145.
86.
Геворкян Д. С. Концепция общественного призрения В. Ф. Дерюжинского как теоретическое основание участия полиции в реализации государственной политики Российской империи в области социального призрения // 210 лет МВД России: история и современность: Материалы всероссийской научно-практической конференции 21 сентября 2012 г.: В 4 ч. Ч. 1. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та МВД России, 2012. С. 165–167.
87.
Геворкян Д. С. Российская полицеистика в лицах: Владимир Федорович Дерюжинский // Правовая система России: традиции и инновации: Материалы X всероссийской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 25–27 апреля 2013 года / Под общ. ред. Н. С. Нижник: В 5 ч. Ч. I. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та МВД России, 2013. С. 197–202.
88.
Геворкян Д. С. Концепция борьбы с девиантным поведением в России В. Ф. Дерюжинского и проблемы охраны правопорядка в современном российском государстве // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции 19–203 сентября 2013 г. / Под общ. ред. В. А. Сосова. Краснодар: Издательский Дом – Юг, 2013. С. 567–572.
89.
Геворкян Д. С. Российская полицеистика в лицах: Владимир Федорович Дерюжинский // Genesis: исторические исследования. 2015. № 6. С. 813–827. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.16395. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_16395.html
90.
Геворкян Д. С. Вопросы социального обеспечения в полицеистике и полицейской деятельности имперской России // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития (навстречу 300-летию российской полиции): Материалы XIV международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 27–28 апреля 2017 г. / Под ред. Н. С. Нижник: В 2 т. Т. I. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2017. С. 52–55.
91.
Дергилева С. Ю. Сущность полицейского государства как предмет осмысления полицеистов второй половины XIX – начала XX века // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2011. № 3(51). С. 15–20.
92.
Дергилева С. Ю. Концепция правового государства А. И. Елистратова // Мир юридической науки. 2013. № 10–11. С. 23–29.
93.
Дергилева С. Ю., Геворкян Д. С. Вопросы борьбы с регламентацией проституции и торгом женщинами в конце XIX – начале XX века в научной и общественной деятельности А. И. Елистратова и В. Ф. Дерюжинского // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2013. № 4(60). С. 31–37.
94.
Дергилева С. Ю. Проблемы организации административной юстиции в теоретическом наследии А. И. Елистратова // Юристъ-Правоведъ. 2014. № 3 (64). С. 126–129.
95.
Нижник Н. С., Дергилева С. Ю. А. И. Елистратов: программа перехода от административного права к общей теории государственного управления // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 1(69). С. 58–62.
96.
Козинникова Е.Н. Российская полицеистика в лицах: Владимир Матвеевич Гессен. // Genesis: исторические исследования. — 2016. - № 6. - С.96-107. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.17901. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_17901.html
97.
Козинникова Е. Н. Проблемы взаимодействия государства, общества и личности в правовом государстве (по работам В. М. Гессена) // Права и свободы человека и гражданина: теоретические аспекты и юридическая практика Материалы ежегодной Международной научной конференции памяти профессора Феликса Михайловича Рудинского, 28 апреля 2016 г. / Под общ. ред. Д. А. Пашенцева. Рязань: Издательство «Концепция», 2016. С. 197–201.
98.
Козинникова Е. Н. В. М. Гессен о природе и сущности правового государства // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции (22–23 сентября 2016 г.) / Под общ. ред. В. А. Сосова. Краснодар: Издательский Дом – Юг, 2017. С. 650–654.
99.
Козинникова Е. Н. В. М. Гессен об исключительном положении как чрезвычайном правовом режиме в российской империи в конце ХIX – начале ХХ века // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития (навстречу 300-летию российской полиции): Материалы XIV международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 27–28 апреля 2017 г. / Под ред. Н. С. Нижник: В 2 т. Т. I. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2017. С. 75–79.
100.
Козинникова Е. Н. Режим чрезвычайного положения как исключительный правовой режим обеспечения национальной безопасности // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Труды кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России / Под ред. Н. С. Нижник. Вып. 1. СПб., 2017. С. 97–106.
References (transliterated)
1.
Kornev A. V. Gosudarstvo i pravo v kontekste konservativnoi i liberal'noi ideologii: opyt retrospektivnogo analiza. M.: Prospekt, 2014. 320 c.
2.
Kil'dyushov O. V. Politsiya kak nauka i politika: o rozhdenii sovremennogo poryadka iz filosofii i politseiskoi praktiki // Sotsiologicheskoe obozrenie. 2013. T. 12. № 3. S. 9–40.
3.
Elistratov A. I. Osnovnye nachala administrativnogo prava. M.: Izd-vo G. A. Lemana, 1914. 332 s.
4.
Gundarin O. T., Mushket I. I., Khokhlov E. B. Politseiskoe (administrativnoe) pravo Rossiiskoi imperii: Opyt yuridicheskoi bibliografii / Pod red. V. P. Sal'nikova, E. B. Khokhlova, A. V. Il'ina. SPb.: Izd-vo Sankt-Peterburgskogo gos. un-ta; Izd-vo Sankt-Peterburgskogo un-ta MVD Rossii, 1999. 168 s.
5.
[Sheimin P. N.] Zadacha, soderzhanie i istoriya nauki politseiskogo prava: Vstupitel'naya lektsiya, chitannaya v Novorossiiskom universitete 23 yanvarya 1887 g. / Sochinenie privat-dotsenta P. N. Sheimina. Odessa: Tip. «Odes. vestnik», 1887. 18 s.
6.
Elistratov A. I. Uchebnik russkogo administrativnogo prava. Vyp. 1. M.: O-vo vzaimopomoshchi studentov-yuristov Mosk. un-ta, 1910. 95 s.
7.
Dergileva S. Yu. Gosudarstvenno-pravovye vozzreniya A. I. Elistratova: Dis. … kand. yurid. nauk. M., 2014. 450 s.
8.
Nizhnik N. S., Dergileva S. Yu. Gosudarstvo i pravo v teoretiko-pravovykh vozzreniyakh A. I. Elistratova. M.: Yurlitinform, 2017. 376 s.
9.
[Shpilevskii M. M.] Politseiskoe pravo kak samostoyatel'naya otrasl' pravovedeniya / Sochinenie Mikh. Shpilevskogo. Odessa: Tip. Ul'rikha i Shul'tse, 1875. 196 s.
10.
Nizhnik N. S., Dergileva S. Yu., Gevorkyan D. S. Filosofiya evdemonizma kak kontseptual'naya osnova teorii i praktiki politseiskogo gosudarstva // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2014. № 3 (63). S. 236–242;
11.
Gessen V. M. Administrativnoe pravo. Lektsii. SPb.: Parovaya skoropech. G. Pozharova, 1903. 240 s.
12.
Istoriya gosudarstvenno-pravovykh uchenii: Khrestomatiya / Avt.-sost. S. V. Lipen'; pod obshch. red. V. V. Lazareva. M.: Spark, 2006. 1070 s.
13.
Elistratov A. I. Uchebnik russkogo administrativnogo prava. Posobie k lektsiyam. 2-e izd., ispr. i dop. Vyp. 1. M.: T-vo skoropech. A. A. Levenson, 1911. 96 s.
14.
Ellinek G. Obshchee uchenie o gosudarstve. 2-e izd., ispr. i dop. po vtoromu nem. izdaniyu S. I. Gessenom. Kn. II. SPb.: N. K. Martynov, 1908. 626 s.
15.
Nizhnik N. S. Politseiskoe gosudarstvo – gosudarstvo «vseobshchego blagodenstviya i vseobshchego schast'ya» // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 6. S. 183–194. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.21223. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_21223.html.
16.
Kistyakovskii B. A. Sotsial'nye nauki i pravo: Ocherki po metodologii sotsial'nykh nauk i obshchei teorii prava. M.: M. i S. Sabashnikovy, 1916. 704 s.
17.
Gessen V. M. Lektsii po politseiskomu pravu. Vyp. 1. SPb., 1908. 335 s.
18.
Palibin M. N. Povtoritel'nyi kurs politseiskogo prava: Sostavlen primenitel'no k programme ispytanii v Yurid. komis. po kursam prof. Andreevskogo, Antonovicha, Bunge i dr. SPb.: N. K. Martynov, 1898. 228 s.
19.
Krizhanich Yu. Russkoe gosudarstvo v polovine XVII veka. Rukopis' vremen tsarya Alekseya Mikhailovicha / Otkryl i izdal P. Bessonov. [Sokr. izd. I-VI ch.]. M.: Tip. A. Semena, 1859. 64 s., 98 s., 116 s., 106 s., 107–198 s., 199–282 s.
20.
[Krizhanich Yu.] O promysle. Sochinenie togo zhe avtora, kak i «Russkoe gosudarstvo v polovine XVII veka» / Svedeniya ob otkrytoi rukopisi P. Bessonova. M.: Izd. V. A. P., 1860. 129 s.
21.
Krizhanich Yu. Sobranie sochinenii Yuriya Krizhanicha. Vyp. 1–3. M.: Univ. tip., 1891–1892. 73 s., 122 s., 167 s.
22.
Krizhanich Yu. Zapiska Yuriya Krizhanicha o missii v Moskvu 1641 g. M.: Imp. O-vo istorii i drevnostei ross. pri Mosk. un-te, 1901. 42 s.
23.
Krizhanich Yu. Politika / Per. i komment. A. L. Gol'dberga; vstupit. st. L. N. Pushkareva. M.: Novyi svet, 1997. 527 s.
24.
Pososhkov I. T. Kniga o skudosti i o bogatstve, sie est' iz''yavlenie ot chego priklyuchaetsya skudost', i ot chego gobzovitoe bogatstvo umnozhaetsya // Sochineniya Ivana Pososhkova / Izd. na izhdivenii Mosk. o-va istorii i drevnostei ros. M. Pogodinym. Ch. 1. M.: Tip. N. Stepanova, 1842. S. 1–259.
25.
Pososhkov I. T. Kniga o skudosti i bogatstve i nekotorye bolee melkie sochineniya; Donoshenie Ivana Pososhkova mitropolitu Stepanu Yavorskomu; Boyarinu Fedoru Alekseevichu Golovinu o ratnom povedenii / S predisl. A. A. Kizevettera. M.: Izd. N. N. Klochkova, 1911. 135 s.
26.
[Gulyaev P. N.] Prava i obyazannosti gradskoi i zemskoi politsii i vsekh voobshche zhitelei rossiiskogo gosudarstva, po ikh sostoyaniyam v otnoshenii k politsii. Sochinenie Petra Gulyaeva. Ch. 1–2. M.: V Universitetskoi tipografii, 1824. 224 c.; 118 s.
27.
[Rozhdestvenskii N. F.] Osnovaniya gosudarstvennogo blagoustroistva, s primeneniem k rossiiskim zakonam / Sochinenie ad''yunkta po kafedre zakonov gos. blagoustroistva i blagochiniya v S.-Peterburgskom universitete, doktora prav N. Rozhdestvenskogo. SPb.: Tip. N. Grecha, 1840. 465 s.
28.
[Platonov I. V.] Vstupitel'nye ponyatiya v uchenie o blagoustroistve i blagochinii gosudarstvennom / Sochinenie professora Imperatorskogo Khar'kovskogo universiteta po kafedre zakonov blagoustroistva i blagochiniya gosudarstvennogo Ivana Platonova. Khar'kov: Pechatano v Universitetskoi tipografii, 1856. 143 s.
29.
[Andreevskii I. E.] Politseiskoe pravo / Sochinenie I. Andreevskogo, ord. prof. S.-Peterburgskogo universiteta. T. 1–2. SPb.: Tip. V. V. Pratts, 1871–1873. 543 c.; 815 s.
30.
[Andreevskii I. E.] Politseiskoe pravo / Sochinenie I. Andreevskogo, ord. prof. S.-Peterburgskogo universiteta. 2-e izd., ispr. i dop.. 2-e izd., ispr. i dop. T. I. SPb.: Tip. V. V. Pratts, 1874. 648 s.
31.
[Andreevskii I. E.] Politseiskoe pravo / Sochinenie I. Andreevskogo, ord. prof. S.-Peterburgskogo universiteta. 2-e izd., ispr. i dop. T. II. SPb.: Tip. i lit. A. E. Landau, 1876. 727 s.
32.
Leshkov V. N. Russkii narod i gosudarstvo. Istoriya russkogo obshchestvennogo prava do XVIII veka. M.: V Universitetskoi tip., 1858. 612 s.
33.
Leshkov V. N. Russkii narod i gosudarstvo. Istoriya russkogo obshchestvennogo prava do XVIII veka / Sost. I. I. Mushket, vstup. stat'ya E. B. Khokhlova. SPb.: Yuridicheskii tsentr «Press», 2004. 562 s.
34.
Leshkov V. N. Obshchestvennoe pravo.1876–1877. Lektsii zasluzh. prof. Leshkova. [M.]: b. i., 1881. 531 s.
35.
Bel'skii K. S. Vydayushchiisya russkii uchenyi-politseist V. N. Leshkov // Gosudarstvo i pravo. 1996. № 1. S. 127–136.
36.
Chukaev T. O. Kontseptsiya «obshchestvennogo prava» – element politseisko-pravovoi teorii Rossii XIX veka // Politseiskaya deyatel'nost'. 2017. № 5. S. 39–47. DOI: 10.7256/2454-0692.2017.5.23718. URL: http://e-notabene.ru/ppd/article_23718.html.
37.
Ivanovskii V. V. Uchebnik administrativnogo prava (Politseiskoe pravo. Pravo vnutrennego upravleniya). 3-e izd. Kazan': Tipo-lit. Imp. Kazansk. un-ta, 1908. 539 s.
38.
[Tarasov I. T.] Uchebnik nauki politseiskogo prava. [Sochinenie] I. T. Tarasova, professora Imperatorskogo Moskovskogo universiteta. Vyp. I. – M.: Vysochaishe utverzhdennoe Tovarishchestvo «Pechatnya S. P. Yakovleva», 1891. 377 s.
39.
Tarasov I. T. Ocherk nauki politseiskogo prava. Posobie dlya slushaniya lektsii i dlya prigotovleniya k ekzamenu / [Soch.] I. T. Tarasova, professora Imperatorskogo Moskovskogo universiteta, M.: t-vo «Pechatnya S. P. Yakovleva», 1897. 702 s.
40.
Ivanovskii V. V. Uchebnik administrativnogo prava (Politseiskoe pravo. Pravo vnutrennego upravleniya). Kazan': Tipografiya Kazanskogo un-ta, 1904. 578 s.
41.
Syrykh V. M. Ivanovskii Viktor Viktorovich // Pravovaya nauka i yuridicheskaya ideologiya Rossii. Entsiklopedicheskii slovar' biografii / Otv. red. V. M. Syrykh. M.: RAP, Izdatel'skaya gruppa «Yurist», 2009. S. 278–281.
42.
Ivanovskii V. V. Politsiya blagosostoyaniya. Kazan': Lit. I. S. Perova, 1886. 688 s.
43.
Sheimin P. N. Uchebnik prava vnutrennego upravleniya (politseiskogo prava) / [Sochinenie] P. Sheimina, privat-dotsenta Novorossiiskogo universiteta. Vyp. 1–9. SPb.: Tip. N. A. Lebedeva, 1891–1897. 154 s.; 79 s.; 82 s.; 112 s.; 61 s.; 88 s.; 74 s.; 84 s.; 64 s.
44.
Berendts E. N. Opyt sistemy administrativnogo prava. T. 1: Obzor istorii administrativnogo prava i istorii ego literatury. Vyp. 1. Yaroslavl': Tip. E. G. Fal'k, 1898. 247 s.
45.
Deryuzhinskii V. F. Politseiskoe pravo. Posobie dlya studentov. SPb.: Senatskaya tipografiya, 1903. 499 s.
46.
[Deryuzhinskii V. F.] Politseiskoe pravo. Posobie dlya studentov / [Sochinenie ] professora V. F. Deryuzhinskogo, zasluzhennogo professora Petrogradskogo universiteta. 4-e izd. Pg.: Senatsk. tip., 1917. 510 s.
47.
Deryuzhinskii V. F. Politseiskoe pravo. Posobie dlya studentov. 2-e izd., dop. SPb.: Senatsk. tip., 1908. 552 s.
48.
Elistratov A. I. Dolzhnostnoe litso i grazhdanin // Voprosy administrativnogo prava / Pod red. prof. A. I. Elistratova. Kn. I. M.: Sots. muzei im. A. V. Pogozhevoi i Kabineta adm. prava pri Mosk. un-te, 1916. S. 76–89.
49.
Gessen V. M. Osnovy konstitutsionnogo prava. 2-e izd. Pg..: Yurid. kn. skl. «Pravo», 1918. 439 s.
50.
Gessen V. M. Voprosy mestnogo upravleniya. SPb.: Yurid. kn. skl. «Pravo», 1904. 235 s.
51.
[Belyavskii N. N.] Politseiskoe pravo. Konspekt lektsii N. N. Belyavskogo, professora Yur'evskogo universiteta. Yur'ev: tip. K. Mattisena, 1904. 334 s.
52.
Stepanov Ya. S. 1) O politsii kak nauke vo Frantsii. Kazan': Univ. tip., 1867. 55 s.
53.
[Stepanov Ya. S.] Pervye dva perioda samostoyatel'nogo sushchestvovaniya nauki o politsii v Germanii: Issledovanie, napisannoe dlya polucheniya stepeni doktora politseiskogo prava Ya. Stepanovym. Kazan': Univ. tip., 1869. 90 s.
54.
Stepanov Ya. S. Konspekt lektsii politseiskogo prava. Vyp. 1–3. T. 1–3. Kazan': Tipo-lit. I. S. Perova, 1889–1891.
55.
Yanzhul I. I. Politseiskoe pravo. Kurs ordinarnogo professora I. I. Yanzhula: 1885/6 g. M.: Lit. Zelenkova, [1886]. 295 s.
56.
[Nazimov A. E.] Uchenie o vnutrennem upravlenii. Politseiskoe pravo. Konspekt lektsii / [Sochinenie] i. d. ekstraord. prof. A. E. Nazimova. Odessa: Tipo-lit. Shtaba Odes. Voen. okr., 1893. 316 s.
57.
[Nazimov A. E.] Lektsii po politseiskomu pravu, chitannye prof. A. E. Nazimovym v Novorossiiskom universitete / Pod red. B. F. Lemesha-Lemeshinskogo, studenta. Odessa: Tip. i khromo-lit. A. F. Sokolovskogo, 1903. 211 s.
58.
Levitskii V. F. Predmet, zadacha i metod politseiskogo prava. [Vstupitel'naya lektsiya, chitannaya 13 oktyabrya 1893 g. v Imperatorskom Khar'kovskom universitete]. Khar'kov: Tip. A. Darre, 1894. 25 s.
59.
Levitskii V. F. Lektsii po politseiskomu pravu, chitannye v 1901–1902 uchebnom godu. Khar'kov: Tipo-lit. S. Ivanchenko, 1902. 400 s.
60.
Okol'skii A. S. O ponyatii politseiskogo prava // Varshavskie universitetskie izvestiya. 1894. T. 6. S. 1–22.
61.
Palibin M. N. Povtoritel'nyi kurs politseiskogo prava: Sostavlen primenitel'no k programme ispytanii v Yuridicheskoi komissii po kursam prof. Andreevskogo, Antonovicha, Bunge i dr. 2-e izd., ispr. i dop. SPb.: N. K. Martynov, 1900. 252 s.
62.
Eikhel'man O. O. Russkoe politseiskoe pravo. Konspekt lektsii, chitannykh studentam yuridicheskogo fakul'teta Universiteta Sv. Vladimira v 1898–99 akademicheskom godu professorom O. O. Eikhel'manom. Kiev: Tip. gaz. «Kiev. sl.», 1898. 32 s.
63.
Nizhnik N. S. Rossiiskaya politseistika – nauka i iskusstvo upravleniya gosudarstvom // Voprosy gosudarstva i prava: Sbornik nauchnykh statei / Pod obshch. red. L. V. Karnaushenko. Krasnodar: Krasnodarskii universitet MVD Rossii, 2015. S. 3–21.
64.
Pirozhok S. S. Problema gosudarstvovedeniya v teoreticheskom nasledii Roberta fon Molya // Filosofiya prava. 2014. № 6(67). C. 124–127.
65.
Pirozhok S. S. Voprosy sotsial'nogo prednaznacheniya gosudarstva v teoreticheskom nasledii Roberta fon Molya // Voprosy gosudarstva i prava: sbornik nauchnykh trudov / pod obshch. red. L. V. Karnaushenko. Krasnodar: Krasnodarskii universitet MVD Rossii, 2016. Vyp. 2. S. 102–109.
66.
Pirozhok S. S. Garantirovanie prav i svobod grazhdanina – atributivnaya cherta sotsial'nogo pravovogo gosudarstva // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2017. № 2. S. 44–49.
67.
Pirozhok S. S. Kategoriya «obshchestvennoe blago» v pravovoi teorii Roberta fon Molya // Gosudarstvo i pravo: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy razvitiya (navstrechu 300-letiyu rossiiskoi politsii): Materialy XIV mezhdunarodnoi nauchno-teoreticheskoi konferentsii. Sankt-Peterburg, 27–28 aprelya 2017 g. / Pod red. N. S. Nizhnik: V 2 t. T. I. SPb.: Izd-vo SPb un-ta MVD Rossii, 2017. S. 58–61.
68.
Pirozhok S. S. Robert fon Mol' o kontseptual'nykh osnovaniyakh sotsial'noi politiki gosudarstva // Aktual'nye problemy teorii i istorii gosudarstva i prava: Trudy kafedry teorii gosudarstva i prava Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii / Pod red. N. S. Nizhnik. Vyp. 1. SPb., 2017. S. 121–131.
69.
Chukaev T. O. V. N. Leshkov o sub''ektakh «prava samostoyatel'nosti» v rossiiskoi pravovoi sisteme // Voprosy gosudarstva i prava: sbornik nauchnykh trudov / Pod obshch. red. L. V. Karnaushenko. Vyp. 2. Krasnodar: Krasnodarskii universitet MVD Rossii, 2016. S. 121–131.
70.
Chukaev T. O. Rossiiskaya politseistika v litsakh: Vasilii Nikolaevich Leshkov // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 6. S. 84–95. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.17909. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_17909.html.
71.
Chukaev T. O. Narod kak sub''ekt prava v kontseptsii obshchestvennogo prava V. N. Leshkova // Aktual'nye problemy prava i pravoprimenitel'noi deyatel'nosti: Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (22–23 sentyabrya 2016 g.) / Pod obshch. red. V. A. Sosova. Krasnodar: Izdatel'skii Dom – Yug, 2017. S. 682–685.
72.
Chukaev T. O. V. N. Leshkov o spetsifike formirovaniya obshchestvennogo prava v usloviyakh evolyutsii rossiiskogo gosudarstva // Gosudarstvo i pravo: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy razvitiya (navstrechu 300-letiyu rossiiskoi politsii): Materialy XIV mezhdunarodnoi nauchno-teoreticheskoi konferentsii. Sankt-Peterburg, 27–28 aprelya 2017 g. / Pod red. N. S. Nizhnik: V 2 t. T. I. SPb.: Izd-vo SPb un-ta MVD Rossii, 2017. S. 64–68.
73.
Chukaev T. O. V. N. Leshkov o roli russkoi pravdy v regulirovanii obshchestvennykh otnoshenii // Aktual'nye problemy teorii i istorii gosudarstva i prava: Trudy kafedry teorii gosudarstva i prava Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii / Pod red. N. S. Nizhnik. Vyp. 1. SPb., 2017. S. 131–137.
74.
Egorov N. Yu. Rossiiskaya politseistika v litsakh: Ivan Trofimovich Tarasov // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 6. S. 801–812. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.16396. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_16396.html
75.
Egorov N. Yu. Voennoe prinuzhdenie kak sredstvo bor'by s ekstremal'noi obshchestvenno-politicheskoi situatsiei v Rossiiskoi imperii kontsa XIX – nachala XX veka v otsenke rossiiskogo politseista I. T. Tarasova // Ekstremal'noe v povsednevnoi zhizni naseleniya Rossii: regional'nyi aspekt (k 100-letiyu Russkoi revolyutsii 1917 g.): Sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii / Pod obshch. red. V. A. Veremenko. SPb.: Kul'turno-prosvetitel'skoe tovarishchestvo, 2017. S. 88–92.
76.
Egorov N. Yu. I. T. Tarasov o roli i meste politsii v mekhanizme gosudarstvennogo upravleniya // Aktual'nye problemy prava i pravoprimenitel'noi deyatel'nosti: Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (22–23 sentyabrya 2016 g.) / Pod obshch. red. V. A. Sosova. Krasnodar: Izdatel'skii Dom – Yug, 2017. S. 632–637.
77.
Egorov N. Yu. I. T. Tarasov o znachenii politseiskoi deyatel'nosti v organizatsii zhizni obshchestva // Gosudarstvo i pravo: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy razvitiya (navstrechu 300-letiyu rossiiskoi politsii): Materialy XIV mezhdunarodnoi nauchno-teoreticheskoi konferentsii. Sankt-Peterburg, 27–28 aprelya 2017 g. / Pod red. N. S. Nizhnik: V 2 t. T. I. SPb.: Izd-vo SPb un-ta MVD Rossii, 2017. S. 72–75.
78.
Egorov N. Yu. I. T. Tarasov o metodakh resheniya gosudarstvennykh zadach v pravovom i politseiskom gosudarstve // Aktual'nye problemy teorii i istorii gosudarstva i prava: Trudy kafedry teorii gosudarstva i prava Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii / Pod red. N. S. Nizhnik. Vyp. 1. SPb., 2017. S. 146–154.
79.
Nikiforova S. A. Rossiiskaya politseistika v litsakh: Eduard Nikolaevich Berendts // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 6. S. 828–843. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.16389. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_16389.html
80.
Nikiforova S. A. O pravovom statuse okrain imperskogo gosudarstva (po rabotam E. N. Berendtsa o Velikom knyazhestve Finlyandskom v sostave Rossiiskoi Imperii) // Mir yuridicheskoi nauki. SPb., 2015. №. 8. S. 9 13.
81.
Nikiforova S. A. Problemy sovershenstvovaniya gosudarstvenno pravovoi sistemy Rossii v teoreticheskom nasledii E. N. Berendtsa // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. SPb., 2015. №. 4 (68) S. 68 70.
82.
Nikiforova S. A. Problema vzaimnoi otvetstvennosti gosudarstva, obshchestva i lichnosti v teoreticheskom nasledii E. N. Berendtsa // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. SPb., 2016. №. 1 (69) S. 22 27.
83.
Nikiforova S. A. E. N. Berendts o statuse politsii v politseiskom i pravovom gosudarstve // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 6. S. 149–161. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.21066. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_21066.html.
84.
Nikiforova S. A. E. N. Berendts o roli organov mestnogo samoupravleniya v mekhanizme upravleniya Rossiiskogo gosudarstva v kontse XIX – nachale XX veka // Munitsipal'naya sluzhba: pravovye voprosy. 2017. № 1. S. 24–27.
85.
Nikiforova S. A. E. N. Berendts: «Gosudarstvo est' sub''ekt prinuditel'nogo i postoyannogo vlastvovaniya» // Aktual'nye problemy teorii i istorii gosudarstva i prava: Trudy kafedry teorii gosudarstva i prava Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii / Pod red. N. S. Nizhnik. Vyp. 1. SPb., 2017. S. 138–145.
86.
Gevorkyan D. S. Kontseptsiya obshchestvennogo prizreniya V. F. Deryuzhinskogo kak teoreticheskoe osnovanie uchastiya politsii v realizatsii gosudarstvennoi politiki Rossiiskoi imperii v oblasti sotsial'nogo prizreniya // 210 let MVD Rossii: istoriya i sovremennost': Materialy vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii 21 sentyabrya 2012 g.: V 4 ch. Ch. 1. SPb.: Izd-vo Sankt-Peterburgskogo un-ta MVD Rossii, 2012. S. 165–167.
87.
Gevorkyan D. S. Rossiiskaya politseistika v litsakh: Vladimir Fedorovich Deryuzhinskii // Pravovaya sistema Rossii: traditsii i innovatsii: Materialy X vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Sankt-Peterburg, 25–27 aprelya 2013 goda / Pod obshch. red. N. S. Nizhnik: V 5 ch. Ch. I. SPb.: Izd-vo Sankt-Peterburgskogo un-ta MVD Rossii, 2013. S. 197–202.
88.
Gevorkyan D. S. Kontseptsiya bor'by s deviantnym povedeniem v Rossii V. F. Deryuzhinskogo i problemy okhrany pravoporyadka v sovremennom rossiiskom gosudarstve // Aktual'nye problemy prava i pravoprimenitel'noi deyatel'nosti: Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii 19–203 sentyabrya 2013 g. / Pod obshch. red. V. A. Sosova. Krasnodar: Izdatel'skii Dom – Yug, 2013. S. 567–572.
89.
Gevorkyan D. S. Rossiiskaya politseistika v litsakh: Vladimir Fedorovich Deryuzhinskii // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 6. S. 813–827. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.6.16395. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_16395.html
90.
Gevorkyan D. S. Voprosy sotsial'nogo obespecheniya v politseistike i politseiskoi deyatel'nosti imperskoi Rossii // Gosudarstvo i pravo: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy razvitiya (navstrechu 300-letiyu rossiiskoi politsii): Materialy XIV mezhdunarodnoi nauchno-teoreticheskoi konferentsii. Sankt-Peterburg, 27–28 aprelya 2017 g. / Pod red. N. S. Nizhnik: V 2 t. T. I. SPb.: Izd-vo SPb un-ta MVD Rossii, 2017. S. 52–55.
91.
Dergileva S. Yu. Sushchnost' politseiskogo gosudarstva kak predmet osmysleniya politseistov vtoroi poloviny XIX – nachala XX veka // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2011. № 3(51). S. 15–20.
92.
Dergileva S. Yu. Kontseptsiya pravovogo gosudarstva A. I. Elistratova // Mir yuridicheskoi nauki. 2013. № 10–11. S. 23–29.
93.
Dergileva S. Yu., Gevorkyan D. S. Voprosy bor'by s reglamentatsiei prostitutsii i torgom zhenshchinami v kontse XIX – nachale XX veka v nauchnoi i obshchestvennoi deyatel'nosti A. I. Elistratova i V. F. Deryuzhinskogo // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2013. № 4(60). S. 31–37.
94.
Dergileva S. Yu. Problemy organizatsii administrativnoi yustitsii v teoreticheskom nasledii A. I. Elistratova // Yurist''-Pravoved''. 2014. № 3 (64). S. 126–129.
95.
Nizhnik N. S., Dergileva S. Yu. A. I. Elistratov: programma perekhoda ot administrativnogo prava k obshchei teorii gosudarstvennogo upravleniya // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2016. № 1(69). S. 58–62.
96.
Kozinnikova E.N. Rossiiskaya politseistika v litsakh: Vladimir Matveevich Gessen. // Genesis: istoricheskie issledovaniya. — 2016. - № 6. - S.96-107. DOI: 10.7256/2409-868X.2016.6.17901. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_17901.html
97.
Kozinnikova E. N. Problemy vzaimodeistviya gosudarstva, obshchestva i lichnosti v pravovom gosudarstve (po rabotam V. M. Gessena) // Prava i svobody cheloveka i grazhdanina: teoreticheskie aspekty i yuridicheskaya praktika Materialy ezhegodnoi Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii pamyati professora Feliksa Mikhailovicha Rudinskogo, 28 aprelya 2016 g. / Pod obshch. red. D. A. Pashentseva. Ryazan': Izdatel'stvo «Kontseptsiya», 2016. S. 197–201.
98.
Kozinnikova E. N. V. M. Gessen o prirode i sushchnosti pravovogo gosudarstva // Aktual'nye problemy prava i pravoprimenitel'noi deyatel'nosti: Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (22–23 sentyabrya 2016 g.) / Pod obshch. red. V. A. Sosova. Krasnodar: Izdatel'skii Dom – Yug, 2017. S. 650–654.
99.
Kozinnikova E. N. V. M. Gessen ob isklyuchitel'nom polozhenii kak chrezvychainom pravovom rezhime v rossiiskoi imperii v kontse KhIX – nachale KhKh veka // Gosudarstvo i pravo: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy razvitiya (navstrechu 300-letiyu rossiiskoi politsii): Materialy XIV mezhdunarodnoi nauchno-teoreticheskoi konferentsii. Sankt-Peterburg, 27–28 aprelya 2017 g. / Pod red. N. S. Nizhnik: V 2 t. T. I. SPb.: Izd-vo SPb un-ta MVD Rossii, 2017. S. 75–79.
100.
Kozinnikova E. N. Rezhim chrezvychainogo polozheniya kak isklyuchitel'nyi pravovoi rezhim obespecheniya natsional'noi bezopasnosti // Aktual'nye problemy teorii i istorii gosudarstva i prava: Trudy kafedry teorii gosudarstva i prava Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii / Pod red. N. S. Nizhnik. Vyp. 1. SPb., 2017. S. 97–106.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"