Статья 'Субъекты Дальнего Востока России начала XXI века: политика выбора путей совместного развития (с позиций современного исторического знания)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Субъекты Дальнего Востока России начала XXI века: политика выбора путей совместного развития (с позиций современного исторического знания)

Моисеева Любовь Андреевна

доктор исторических наук

профессор, профессор кафедры, ФГБОУ ВО "Дальневосточный государственный институт искусств"

690000, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Петра Великого, 3а

Moiseeva Liubov Andreevna

Doctor of History

Professor, the department of Humanitarian Disciplines, Far Eastern State Academy of Art

690000, Russia, Vladivostok, Petra Velikogo Street 3a

03lubov47@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.10.24109

Дата направления статьи в редакцию:

06-09-2017


Дата публикации:

14-11-2017


Аннотация: Предмет исследования – пути внутренней интеграции девяти субъектов РФ на Дальнем Востоке как фактор реализации стратегической задачи интеграции России в АТР.В основе выбора методологического инструментария были использованы принципы: историзма – для реконструкции прошлого, изучения настоящего, исторического видения будущего; объективности – для целостного «многоаспектного» рассмотрения вопроса после определения его границ; противоречия – для рассмотрения предмета как единства противоположностей и прослеживания этапов и «моделей» развития дальневосточных субъектов РФ; сравнительно-исторический – для анализа исторического процесса в динамике; альтернативности – для рассмотрения и анализа различных исторических концепций; детерминизма – для выявления всеобщей закономерной связи, причинной обусловленности всех явлений исторической парадигмы; достоверности – в использовании различных типов источников (статистических, письменных, материалов Интернета, работ отечественных и зарубежных авторов и т.д.) для предложения авторской концепции. Исследование осуществлялось методами: системно-структурным, перспективных линий, дополнительности и многогранного моделирования. Краеугольными посылками метода, кроме названных принципов, являлись цивилизационный, компаративный, системный и проблемно-хронологический подходы. Научная новизна – в постановке темы исследования, позволившей показать, что резкое нарастание территориальной дифференциации субъектов РФ на Дальнем Востоке, ослабление производственных связей между ними порождало цепь региональных, локальных кризисов, которые усугубляли последствия разрыва и оторванности Дальнего Востока от более стабильно развивающихся центральных регионов. В результате этих негативных тенденций произошло повышение предельных (или пороговых) показателей – индикаторов, что привело к нарушению политической, социальной, экономической стабильностей, вызвавших массовый отток из региона экономически активного населения.Автором сделан вывод, что самостоятельный выход субъектов РФ на прямое сотрудничество с деловым миром АТР обернулся разграблением природных богатств Дальнего Востока. Концептуальный вывод данного исследования включает положение, что без «соразвития» субъектов РФ на Дальни Востоке со странами АТР (в силу особого геополитического положения региона) невозможно было сохранить независимость Тихоокеанской окраины России. Авторское рассмотрение внешних факторов воздействия на дальневосточные субъекты РФ, привело к выводу о тесной привязанности их развития к реалиям российской истории, историческому опыту государственной политики выбора путей совместного развития субъектов РФ на Дальнем Востоке для реализации стратегической задачи интеграции России в АТР с целью обеспечения национальной безопасности страны в XXI веке.


Ключевые слова: Субъекты, Россия, политика, Дальний Восток, соразвитие, АТР, интеграция, инновации, исторический опыт, выбор путей развития

Abstract: The subject of this research is the ways of internal integration of the nine subjects of the Russian Far East as a factor of implementation of the strategic task of Russia’s integration into the Pacific Rim. The methodological framework applies following principles: historicism – for reconstructing the past, studying the present, and historical vision of the future; objectivity – for the comprehensive “multi-aspect”  consideration of the question after defining of its borders; comparative-historical – for analyzing the historical process in dynamics; alternativeness – for examining the various historical concepts; determinism – for identifying the universal regularities, causative substantiation of all phenomena of the historical paradigm; plausibility – in using diverse types of sources (statistical, written, Internet materials, works of foreign and national authors, etc.) for proposing the author’s concept. The scientific novelty consists in articulation of the topic of research that allowed demonstrating that the rapid escalation of territorial differentiation of the subjects of the Russian Federation in the Far East, weakening of the production ties between them, generated the chain of regional and local crises, which worsened the situation of isolation of the Far East from the more consistently developing central regions. Such negative trends resulted in the increase of threshold indexes leading to disturbance of the political, social, and economic stability that caused a mass outflow of the economically active population from the region. The author believes that the independent achievement by the subjects of Russian Federation of the direct cooperation with business world of the Pacific Rim turn developed into the pillage of natural resources of the Far East. The conceptual conclusion of this research includes the thesis that without the “codevelopment” of the subjects of Russian Far East with the Pacific Rim states (due to a specific geopolitical location of the region) it was impossible to retain the independence of the Pacific suburb of Russia.



Keywords:

Selecting the ways of development, Historical experience, Innovations, Integration, Integration, Codevelopment, Far East, Russia, Policy Russia, Subjects

Введение

В процессе трансформации российского общества к концу ХХ века изменилось отношение государства к своей Тихоокеанской окраине: режим «патернализма» и всестороннего социально-экономического контроля превратился в крайнюю противоположность. Субъектам Дальнего Востока России была предоставлена самостоятельность в организации своего развития за счет собственных усилий при формально провозглашенном равенстве всех регионов страны. Однако огромные тарифы за перевозку грузов на Дальний Восток изменили всю структуру его экономики. Если в дореформенный период стоимость транспортировки тонны груза на километр расстояния составляла 0,3 коп., то в 1995г. – 37,6 руб., к 2000г. – почти 66 руб. В итоге средняя стоимость перевозки за этот период увеличилась почти в 22 000 раз. В результате доля транспортной составляющей в стоимости продукции с Дальнего Востока в центральные районы страны составляла 77%, тогда как при экспорте в страны АТР – только 25%, что заставило дальневосточников искать деловых партнеров в странах АТР. Сокращение объема промышленной продукции более чем на 70% [10, с.68-69], вынуждали предлагать деловым кругам стран АТР только природные богатства, прежде всего, топливно-энергетические ресурсы. Каменноугольный Южно-Якутский бассейн, нефтегазовые провинции Сахалинской, Камчатской и Магаданской областей, Алданский железнорудный бассейн на юге Республики Саха (Якутия), месторождения драгоценных металлов и камней, золотоносные районы, запасы алмазов, олова – все это стало объектом пристального интереса деловых людей стран АТР. Оловорудные месторождения Приморского края и Магаданской области тяготели к месторождениям вольфрама и молибдена; месторождения свинцово-цинковых руд на Северо-Востоке Республики Саха (Якутия) – к месторождениям ртути на Чукотке и в Хабаровском крае – всё это российское богатство завораживало и побуждало к активным действиям зарубежных «партнеров» по разграблению сырьевых богатств Дальнего Востока России. С выходом Указа Президента РФ (1992г.), предоставившего администрациям субъектов РФ на Дальнем Востоке право самостоятельно распределять экспортные квоты на вывоз деловой древесины хвойных пород, свежую и мороженую рыбу, ракообразные, моллюски, пшеницу, сою, медные концентраты и др. усугубляли положение региона. Одновременно с этим доля машин и оборудования в экспортных поставках Дальнего Востока упала до 1%.

К 2000г. образовалось множество лесозаготовительных фирм: на Сахалине их насчитывалось 92 (ОАО “Смирныховский лес», «Форист-Лайн» и др.), в Республике Саха (Якутия) – 32 (ОАО «Сахалес», ОАО «АЛРОСА – Леспром», «Алданлеспром» и др., в Приморском крае – 91 ОАО «Тернейлес», «Лучегорсклес», «Лес-экспорт» и др.), в Еврейской автономной области – 12 (ЧП «Соломапиен»). На Камчатке лесом занимались около 50-ти предприятий (ООО «Урал», ОАО «Козыревский лес» и др.). К 2000, на Дальнем Востоке насчитывалось 725 экспортеров леса (не считая физических лиц). Основными потребителями таежного богатства были Китай, Япония, Северная и Южная Кореи [6, с.12-16].

При таком огромном лесном экспорте сформировалась «лесная мафия», вывозившая лес нелегально, в результате ущерб РФ составлял в год свыше 1 млрд. дол. при ежегодном обороте в 6 млр. долл. [7, с.19], В каждом дальневосточном субъекте РФ «лесная мафия» расширяла неконтролировавшиеся каналы сбыта, причалы, пункты отгрузки. Если в начале 90-х гг. на экспорт, например, в Японию с Дальнего Востока России в год отправлялось 4,5 млн. кубов ценных пород леса, то за 10 лет этот объем увеличился до 10 млн. кубов, всего же в Японию было поставлено первосортного леса на 2,5 млрд. дол. На ни одного доллара в развитие лесного хозяйства вложено не было. В результате на лесной карте только Хабаровского края появилось 10 млн. гектаров полностью уничтоженных лесов, и поскольку на экспорт шла древесина только высокого качества, остальная сгнивала на лесосеках: из каждых 150 вырубленных кубометров леса оставалось лежать на лесосеках более 50 кубометров [16].

Разграбление природных богатств было явлением повсеместным. Так, Республика Саха (Якутия), взяв кредит у Японии на разработку Нерюгринского угольного месторождения, стала поставлять высококачественные угли в Японию. В Якутию взамен поставлялась различная японская техника, которая устаревала, и уголь отдавали за запчасти. В итоге месторождение Нерюнгри превратилось в воронку в сотни метров глубиной и в несколько километров в диаметре. К 2002 году месторождение было признано истощенным.

Особое внимание зарубежные деловые круги уделяли золотодобывающей промышленности Северо-Востока. Так, из восьми комбинатов наиболее привлекательными считались разработки месторождений коренного золота: «Ветренское» и «Школьное» в Тенькинском районе Магаданской области. Разработкой одного из крупнейших в России месторождений золота – «Наталкинского» совместно с ОАО «Сусманзолото» занималась иностранная компания Piter Hambrow "с долями 50 на 50". К 2002г. здесь вели добычу золота несколько 250-литровых драг, подняв объем добываемого металла с одной тонны до 15т. в год. Так российское золото «уходило» за границу [3, с.6; 17].

Анализ структуры импорта показал, что на Дальний Восток России завозили оборудование, приборы, насосы, станки для обработки камней и металлов, автопогрузчики, транспортные средства, трубы и др. – все для добывающих отраслей. Экспорт же во всех субъектах РФ на Дальнем Востоке вырос в 4-5 раз: лес, нефтепродукты, рыба, медный, оловянный и вольфрамовый концентраты, алмазы, золото и др. вывозились в Китай, Японию, Южную Корею, Новую Зеландию, США, Вьетнам, Канаду, Тайвань, КНДР [5].

Вместе с тем, выручка от продажи сырьевой продукции оседала за рубежом, что вело к губительным последствиям для Дальнего Востока и для России в целом. Так, за 1992-1993гг. вне России осталось около 35 млрд. долл, в 1994г. – свыше 10 млрд. долл., в 1995г. – 7 млрд. дол., в 1996г. – 8 млрд. дол., в 1997г. – 9 млрд. долл., в 1998г. – 6,8 млрд. дол. В 1999-2000гг. вывоз капитала продолжался [9; 13; 11, с.7-9]. Это вызывало недоумение зарубежных деловых кругов: если российский капитал не возвращается, значит, есть риск вкладывать собственный капитал в совместные промышленные предприятия в России. Поэтому средства, поступавшие на Дальний Восток, поддерживали модель «выживания», а не развития. Положение усугублялось износом основных фондов, достигшего к 2000г. критического уровня – в среднем 60-80% в базовых отраслях промышленности.

Субъекты Дальнего Востока России начала XXI века: политика выбора путей совместного развития (с позиций современного исторического знания)

Государство пыталось в этот период реализовать свои новые функции, связанные с многоукладностью экономики. Однако, администрации субъектов РФ, принимая региональные законы, выполняли роль посредников между отечественными и зарубежными предпринимателями, и приобретая первый опыт в развитии внешнеэкономических связей, придерживались старых традиций. Несовершенство нормативно-правовой базы и налоговой системы, отсутствие информационной обеспеченности, бюрократизм чиновников, занимавшихся регистрацией и лицензированием малых и средних предприятий, не соответствовавшие мировым стандартам таможенные требования и т.д. – все это настораживало зарубежных деловых людей и усиливало желание не рисковать своими капиталами.

Таким образом, дальневосточный регион России, находясь на перекрестке Востока и Запада, обладая колоссальным ресурсным потенциалом и мощными транспортными возможностями, становился все больше вовлеченным в экономику стран АТР. Но только как поставщик сырья. Поэтому он нуждался в четко выверенной концепции «развития», конкретном определении его значимости для России, и ее будущего. Нужны были нестандартные решения, новая динамика перехода к собственному производству готового продукта.

Необходимо подчеркнуть, что важную роль в выработке государственной политики выбора путей совместного развития субъектов РФ на Дальнем Востоке выполнил Первый Дальневосточный международный экономический конгресс «Горизонты партнерства России с государствами АТР: человек, природа, экономика», состоявшийся 27-28 сентября 2005г. в г.Хабаровске. Кроме конференции «Природные ресурсы в экономике регионов Востока России», на 10-ти «Круглых столах» были обсуждены проблемы: «Ресурсы недр в экономике Востока России», «Рациональное использование лесных ресурсов Востока России в условиях интеграции России в АТР», «Эффективное использование биоресурсов и рыбных запасов Востока России», «Развитие приграничного сотрудничества на Востоке России», «Инновационный путь развития России», «Развитие туризма на Востоке России» и др.

Перечисление проблем, обсуждавшихся на 10-ти «круглых столах» этого конгресса находим важным, поскольку на их основе определялись последующие «модели» развития Дальнего Востока. Международный конгресс явился той уникальной площадкой, где объединились реальные возможности власти и бизнеса. Стало очевидным, что только совместные усилия правительств, законодателей, деятелей науки, предпринимателей способны обеспечить реализацию интеграции России в АТР. Строительство нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан», прокладка газопровода «Сахалин – Хабаровск – Китай», модернизация энергосистемы региона, работа контейнерного моста «Европа-АТР» за счет реконструкции Транссиба, БАМа, возрождение Северного морского пути, дальневосточных морских портов, авиахабов и магистральных автомобильных дорог [14] - наиболее крупные и значимые из 100 инвестиционных проектов участников конгресса, представлявших все 10 субъектов РФ на Дальнем Востоке (позднее их стало 9). В «Меморандуме», принятом конгрессом, были выражены мнения его участников и сформулирована стратегия долгосрочного развития Дальнего Востока в рамках восточного вектора политики России:

- эффективное и рациональное использование природных ресурсов является основой текущего и перспективного развития региона;

- концентрация государственных ресурсов на опережающее развитие инженерной, энергетической, транспортной, телекоммуникационной инфраструктуры, включая создание и развитие трансконтинентальных коридоров, должно формировать Дальний Восток и Забайкалье как опорный регион в расширении сотрудничества России со странами АТР;

- стратегическим приоритетом политики государства определяется формирование постоянного населения для улучшения демографической ситуации в регионе;

- имеющиеся предпосылки для формирования здесь инновационной экономики требуют особого внимания к развитию инновационной инфраструктуры, научно-технической базы, венчурного финансирования и формирования на базе «особых экономических зон» локальных «точек роста» [14, с.36].

Следовательно, в материалах Первого Дальневосточного международного экономического конгресса в определенной форме были подведены итоги значительного исторического этапа развития субъектов РФ на Дальнем Востоке и в присутствии на конгрессе ученых и предпринимателей Австралии, Канады, Китая, Малайзии, Республики Корея, Вьетнама, США, Филлипин, Японии и др. озвучены проекты, ставшие новым импульсом в формировании политики выбора совместного развития всех дальневосточных субъектов РФ и стран АТР.

В начале XXIв. в кругах, ответственных за состояние экономики страны, регулярно обсуждалась политика изменения вариантов стратегии инновационной деятельности в РФ, способной придать процессу необходимое начальное ускорение. В результате определились три основных варианта:

- интеграция в глобальные инновационные цепочки (формирование транснационального модуля);

- формирование прорывного и инновационного цикла в России (ставка на инновационный суперпроект общенационального уровня, конкурентоспособного на мировых рынках);

- создание «кластера» инновационных технологий, обеспечивающих постоянное формирование конкурентного инновационного сектора в российской экономике.

Однако, все три варианта не строились на решении проблемы оживления национальной науки и ее инновационного потенциала в целом, вычленялось лишь какое-то одно звено [5, с.60]. Вместе с тем, к 2005г. ДВО РАН было что предложить инновационному предпринимательству субъектов РФ на Дальнем Востоке. Так, Институт химии ДВО РАН разработал уникальную технологию, которая позволяла получать питьевую воду высокого качества практически из любого пресноводного источника. В основе процесса был реагент, созданный из отходов переработки краба. разработан был и сам аппарат, в котором нуждалась Россия и страны АТР. Перспективной была инновационная технология сверхстойкого и сверхбелого пигмента для красителей – «гистохрома кардиологического» и «гистрохрома офтальмологического» и др.

Научно-технический потенциал Хабаровского края позволял реализовать выстроенную политику инновационной стратегии. Он был представлен 55-тью организациями, в их числе институты трех государственных академий наук – российской Академии наук (РАН), российской Академии селькохозяйственных наук (РАСХН), российской Академии медицинских наук (РАМН), государственные высшие учебные заведения, отраслевые НИИ, проектные институты и бюро, научно-технические центры и предприятия научного обслуживания [1, с.25-42]. В 2005г. в них было занято около 4 тыс. работников (без учета научно-технического состава вузов). В крае работало более 300 докторов наук, более двух тысяч кандидатов наук; 55% населения края имело высшее и среднее профессиональное образование. Край устойчиво занимал в рейтинге субъектов РФ по интеллектуальному потенциалу 5-10 места. В рейтинге дальневосточных регионов РФ по заявкам на изобретения Хабаровский край занимал первое место [19, с.55]. В крае сложилась устойчивая система финансирования науки и инновационной деятельности: если в 1998г. объем ее составлял 0,15 млн. руб., то в 2004г. – 22 млн. руб. Важную роль в укреплении «Инновационного климата» в крае играла поддержка талантливой молодежи: за 10 лет численность аспирантов увеличилась в 7 раз и в 2005г. составляла 1100 человек. Молодыми учёными представлялись научно-технические работы на выставках в Москве, Пензе, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, КНДР, Республике Корея, Японии, Вьетнаме и др., где было получено 27 золотых, серебряных и бронзовых медалей, 30 дипломов [19, с.56-57].

Учеными Института водных и экологических проблем ДВО РАН была получена из торфа целая гамма лечебно-профилактических и косметических продуктов. Хабаровским НИИ эпидемиологии и микробиологии были разработаны препараты бактериофагов и иммуноглобулинов человека, являвшихся достойной альтернативой антибиотикам и другим лекарствам химеотерапии. Научно-производственное объединение «Новые технологии» разработало технологии и оборудование для комплексного использования низкотоварной древесины и лесосечных отходов, поскольку ежегодно оставались их в лесу миллионы кубометров [8, с.99-100].

В этот период появились новые предприятия инновационной направленности в рамках фонда развития «Техноэкополиса КАС». «Центром силы» этого техноэкополиса явились «оборонные» предприятия – Комсомольское-на-Амуре авиационное объединение (КнА АПО), Амурский судостроительный завод (АСЗ), завод «Восход» из г.Солнечного. От этих «оборонных» предприятий (разработчиков ТЭП КАС) должны были пойти «волны» создания малых инновационных предприятий с конкурентоспособной продукцией на всех рынках. Исследование документов текущих архивов этих заводов показало, что реализация инновационной программы «ТЭП КАС» дала положительные результаты. Так, доля новой продукции в общем объеме продаж у некоторых предприятий превышала 50%. Диапазон темпов роста производительности труда составил 400% по отношению к 1996г. Развернули работу новые инновационные предприятия: «Космос», «Амур», «Авест», ТОО «ЯВеха-1», ООО «Контакт», ЗАО «Экспо», ООО «Биолэк» и др., которых отличал особый конструктивный "бизнес–климат", формировавший «положительный образ технопарка» и мощные стимулы для разработчиков научно-технической продукции [12]. На первый план здесь выдвигалась задача создания в субъектах РФ на Дальнем Востоке «атмосферы изобретательства», предпринимательства, совместных действий специалистов высшей квалификации, формирования инновационного «климата».

Этому требованию соответствовал технопарк «Хабаровский», создание которого рассматривалось как возможность прорыва в область высоких технологий, формирования «лидирующих» производств регионального и международного значения. При этом конструирующей идеей являлось нахождение для крупных промышленных агломераций таких форм организации производства, которые, используя имевшийся научно-технический и социохозяйственный потенциал, различные преференции, были бы способны не только обеспечить выпуск наукоемкой продукции, но и придать новое качество развитию всего Дальнего Востока России.

Необходимо отметить, что создание технопарка «Хабаровский» не только способствовало формированию более 20-ти новых высокотехнологичных предпринимательских фирм, но и производства самого технопарка «Хабаровский», созданного еще в 1996г. Располагая уникальными природными ресурсами, сотрудники наладили выпуск строительных материалов из базальтов: отделочной плитки, минеральной ваты, волокна, антикоррозионных труб, футеровки и вкладышей для химического оборудования, деталей машиностроения и многое другое. Кроме того, уникальные природные запасы экологически чистых дикоросов позволили наладить производство новых высококонкурентных продуктов и лекарственных препаратов.

Разработки крупных нефтегазовых месторождений на шельфе Сахалинской области расширили возможности технопарка «Хабаровский» сооружением трубопроводов к г.Хабаровску и Приморскому краю. Этому способствовали строительство автомобильного перехода через реку Амур, транзитное авиасообщение через Хабаровский аэропорт между Японией и странами Западной Европы, США, Канадой и Китаем, наконец. завершение строительства Бурейской ГЭС, самой мощной на Дальнем Востоке.

Огромную значимость для инновационного развития экономики дальневосточных субъектов РФ имел технопарк, в состав которого входили 8 заводов бывшего оборонного комплекса Приморья (Арсеньевской авиационной компании «Прогресс», АО «Аскольд», АО «Изумруд», АО «Варяг» и др.), Институт материаловедения и Институт химии ДВО РАН, муниципальные образования Приморского края. В 2001г. технопарк «АрТИ» вошел в состав тихоокеанского учебно-научно-инновационного комплекса 63 (университетская модель), что имело важное значение в развитии инновационной политики в Приморском крае. Речь шла об отказе от западных поставщиков и полном обеспечении заводов региона радиоэлектронным и электротехническим оборудованием. Научно-технические разработки этого технопарка были отмечены серебряной и бронзовой медалями на выставках высоких технологий в Германии и Франции и внедрены на предприятиях России [20].

Находим необходимым отметить два научно-технических парка (технопарка) в Республике Саха (Якутия) в выполнении более 180 республиканских целевых программ: Якутского государственного университета им. М.К.Аммосова (Технопарк ЯГУ) и «Регионального инновационно-техническиго парка «Якутия», разработавших проект «Концепция инновационной политики Республики Саха (Якутия) на период до 2010г.» и целевые программы «Новые технологии». Для их реализации были заключены договора о сотрудничестве с АО «Трансфер» (Санкт-Петербург), ОАО «Томский деловой международный центр «технопарк» и научно-техническим парком «Новосибирск» [20].

Широкую известность в этот исторический период, получил биотехнопарк «Петр Великий» как территория инноваций в Приморском крае. Этим был создан своего рода аналог «Силиконовой долины», только с приставкой «био», образованный на площади в 10 тыс. гектаров земли, взятых в долгосрочную аренду в Хасанском районе. Президент Н.Ханчук и генеральный директор С.Фокин организовали воссоздание в районе залива Посьет оленника, увеличив поголовье оленей от 1 тыс. до 3 тыс., что позволило организовать современное высокотехнологичное производство пантокрина, и на основе реликтовых растений (женьшеня) выпускать уникальные препараты не только для России, но и для всего АТР.

Развитие марикультуры на основе культивирования и воспроизводства трепанга, морского ежа, гребешков, ракообразных, ламинарии и т.д. и создание технологий переработки отходов океанического сырья с целью получения биологически активных веществ – все вызывало большой интерес крупнейших отечественных и зарубежных компаний к биотехнопарку «Петр Великий» [3].

Необходимо подчеркнуть, что создание инновационной системы в субъектах РФ на Дальнем Востоке «Совет безопасности РФ», на состоявшееся в феврале 2004г. заседании, отнес к числу важнейших приоритетов социально-экономического развития государства. Минобрнауки РФ, в свою очередь, организовало 4 Центра коммерциализации и трансферта инновационных технологий. На базе ведущих вузов РФ были созданы 10 подобных Центров в различных регионах страны. Один из таких центров начал функционировать Дальневосточном государственном техническом университете (ДВГТУ). На его базе был создан «Дальтехнопарк», который возглавил А.В.Таскин. Приоритетными направлениями этого "Дальтехнопарка" были определены энергосберегающие и ресурсосберегающие технологии в различных производственных отраслях. Отдельным блоком была определена переработка техногенных отходов человеческой жизнедеятельности в г.Владивостоке.

Вместе с тем, "инновационными университетами" вскоре стали Государственные политехнические университеты городов Хабаровска и Комсомольско-на-Амуре, которые развернули подготовку специалистов по инновационным учебным программам. Необходимо отметить, что создание «инновационного климата» на Дальнем Востоке активно начинает формироваться с образованием "экспериментальных центров", в которых могли «ставить» экспериментальные подтверждения своих научных проектов преподаватели и студенты кафедр технических вузов. Важное значение в этом процессе имели "Инновационно-аналитические центры" (ИАУ) в Хабаровске и Владивостоке. Оборудование этих Центров позволяло вести экспериментальные исследования для всех отраслей промышленности и строительства Дальневосточного федерального округа.

Вместе с тем, следует отметить еще одну специфику в инновационном обеспечении процессе Дальнего Востока: если в мире возникла и успешно развивалось тенденция модернизации традиционных университетов в предпринимательские, то в здесь была создана «Ассоциация инженерного образования». Она разработала проект «Академический инновационный университет», на основании которого были сформулированы основные принципы: развитие инновационного образования с применением междисциплинарных проблемно- и проектноориентированных технологий обучения; обучающая подготовка элитных специалистов на основе интеграции академического образования и научных исследований; сохранение академической базы университетов; стимулирование инновационной деятельности; формирование инновационной корпоративной культуры университетов и внутренней конкурентной среды и т.д. [2].

Идею инновационного образования на Дальнем Востоке поддержали: Председатель президиума ДВО РАН В.И.Сергиенко, полномочный представитель (тех лет) президента РФ в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) Б.К.Пуликовский, от имени администрации Приморского края В.В.Горчаков, ректор (тех лет) Дальневосточного государственного технического университета Г.П.Турмов. ДВО РАН выступило соучредителем некоммерческого партнерства «Ассоциация: тихоокеанский учебно-научно-инновационный комплекс (университетская модель) [18, с.26-31].

Необходимо подчеркнуть, что создание университетских комплексов Дальнего Востока было не только новым явлением, но перспективным механизмом содействия развитию инновационных процессов в регионе, предусматривавших путь от фундаментальных научных исследований до производства и передачи в промышленность и социальную сферу наукоемких технологий и готовой продукции.

Вместе с тем, на территории самостоятельных субъектов РФ на Дальнем Востоке по-разному решались проблемы инновационного процесса. Так, в Амурской области был организован «Нижнеамурский университетский образовательный округ», в котором был создан «Инновационный центр университета», в состав которого вошли: «Технопарк», «Центр энергоснабжения», «Информационный центр», структурные подразделения заводов ОАО «КнА АПО», ОАО «Амурметалл», ОАО «Амурский судостроительный завод» и др., где осуществлялся запуск опытных образцов в серийное производство. Для подготовки необходимых специалистов был создан региональный виртуальный университет Российского государственного открытого образования Министерства образования России для дистанционного обучения независимо от места проживания обучаемого [21, с.1-6].

Таким образом, создавались реальные условия для формирования «информационной среды», позволявшей распространять инновации на все новые отрасли массового производства субъектов РФ на Дальнем Востоке. Тем самым складывалась реальная возможность изменить экономическую структуру в регионе, резко повысить долю наукоемких производств. Новая система высших учебных заведений региона, научно-исследовательских структур, промышленных предприятий формировала «инновационную среду», которая могла способствовать преодолению технологической отсталости Дальнего Востока «на целую технологическую эпоху от развитых стран АТР», - как считали японцы.

Однако, инновационную деятельность сдерживала острая нехватка менеджеров этой сферы – связующего звена в цепочке наука – инновации – производственное предпринимательство – прибыль – наука. Требовались грамотные, высококвалифицированные специалисты, умевшие еще на стадии научно-технической разработки просчитать, в какой конечный рыночный продукт, способный принести предпринимателю коммерческую прибыль, могла воплотиться та или иная разработка.

Подготовка таких специалистов в регионе Дальнего Востока России началась с существенным запаздыванием. В государственных технических университетах дальневосточного региона не был своевременно подготовлен преподавательский корпус для набора абитуриентов по специальностям: «технический менеджер», «управление инновациями», «коммерциализация технологий». Это – во-первых.

Во-вторых, предпринимательство своевременно не было ориентировано властными структурами всех уровней на производство продукции и «ушло» в торговлю, в вывоз и продажу за границу природных богатств, поэтому не склонно было менять что-нибудь в уже отлаженном бизнесе, пусть даже и устаревшем. Как показала зарубежная практика, предпринимателя надо учить «успеху в бизнесе» [22, с.9-12].

В-третьих, важно учитывать такой универсальный показатель как количество малых предприятий на тысячу человек населения. В Дальневосточном федеральном округе в 2003г. он составлял 5,8, в то время как в Москве и Санкт-Петербурге их число достигло 21-22, в Европе – 35-40. Вместе с тем, именно малое и среднее предпринимательство более всего тяготело к инновациям. Организаторами таких малых предприятий были бывшие научные сотрудники технических университетов, отраслевых и академических институтов. Это были небольшие мобильные коллективы, которые успешно решали вопросы: новых технологий и средств механизации в строительстве (ООО «Эконом-коттедж»); технологий и оборудования для безотходной переработки древесин (НПО «Новые технологии»); средств механизации монтажно-демонтажных работ в энергетике (ООО «Централь»); внедрение полимерных материалов (НПП «Трибос») и др. Однако всего, например, в Хабаровском крае насчитывалось в 2003г. только 30 таких предприятий, в других субъектах их были единицы [15].

Вместе с тем, и они были поставлены в такие же кредитные и налоговые условия, как и обычные торговые малые предприятия, хотя их деятельность постоянно была связана с риском, поэтому инновационные предприятия вынуждены были заниматься побочной деятельностью. Так, торговлей, заготовками леса занимались: НПО «Веха», ООО «Новые технологии», ООО «Централь»; производством – ООО «Тормия» и т.д. Поэтому в ХГТУ действовала концепция «пайдеяполиса» – создавать наукоемкие производства, на основе которых вуз искал и находил социально-экономические «ниши», где технологические разработки и экспериментальные производства могли быть востребованы [15].

Таким образом, Дальнему Востоку необходим был инновационный маркетинговый центр, призванный производить не только разовые выставки наукоемкой продукции, технических разработок, образовательных технологий, но и осуществлять постоянную маркетинговую работу (регулярное исследование потребностей в разработках), организацию и проведение рекламных компаний в субъектах РФ на Дальнем Востоке и за его пределами, устанавливать контакты и заключать договоры. Идея образования "Дальневосточного инновационного маркетингового центра принадлежала С.И.Иванченко", ректору (тех лет) Хабаровского государственного технического университета [22, С.9-12]. Однако не определилась и не заработала государственная политика поддержки инновационного развития субъектов РФ на Дальнем Востоке для использования складывавшихся реальных возможностей создания инновационной экономики в России. Этого не случилось. Время и возможности были упущены. Как говорят японцы, Дальний Восток России "отстал на целую технологическую эпоху". Председатель правления крупнейшей девелоперской компании Гонконга HANC LUNG GROUP Ронни Чан определил и другую особенность последствий нереализованных возможностей развития региона: "Дальний Восток России, протянувшийся на многие тысячи километров, является одним из самых неглобализированных в мире" [25, с.37].

Необходимо, однако, отметить, что лидеры стран АТР, видят в ускоренном развитии российского Дальнего Востока - "один из мощных локомотивов мировой экономики" [23, с.2]. Наряду с Японией, Южной Кореей, Индонезией и Китаем Дальний Восток России является восточным отправным пунктом для развития инициативы "Один пояс - один путь". В реализации международного проекта возрождения древнего "Шёлкового пути", лидеры стран АТР, учитывая размеры, географические характеристики и историю, России отводят несомненную ключевую роль в этом проекте.

Заключение

В процессе исследования были сделаны следующие выводы:

-во-первых, развитие российского Дальнего Востока без "соразвития" с содействующими странами АТР - невозможно, поэтому затянувшееся становление культуры предпринимательства необходимо срочно поднимать до их деловой этики, не имеющей равных в мире;

-во-вторых, культурное взаимодействие между деловым миром России и стран АТР улучшит взаимопонимание, которое может стать одним из главнейших достижений совместного развития;

-в-третьих, столпы экономического "соразвития" со странами АТР - стабильность и предсказуемость. Только за последние 2 года было принято 15 Федеральных законов по развитию Дальнего Востока, что усиливает настороженность зарубежных инвесторов, укрепляя их беспокойство за свои капиталы;

-в-четвёртых, инновационная "среда" не может формироваться без всесторонней поддержки инновационного предпринимательства;

в-пятых, создание современной инфраструктуры, в том числе трансграничной автомобильной магистрали, железнодорожных путей, новых портов для обеспечения потока грузооборота в сотни миллионов тонн становится первоочередной задачей.

III Восточный экономический форум "Дальний Восток: создавая новую реальность", состоявшийся 6-7 сентября 2017 г. в г. Владивостоке, подвёл итоги развития Дальнего Востока за последние годы. Итоги этого форума, в котором приняли участие 3 тыс. деловых людей из 60 стран мира, можно считать движением Дальнего Востока в глобализацию. Подписанные протоколы и договоры по 149 представленным проектам на сумму 2,4 трлн. руб. - подтверждение огромных потенциалов всех субъектов Тихоокеанской окраины России. Нужна политическая воля для реализации нового этапа развития Дальнего Востока.

Библиография
1.
Авдулов А.Н. Проблемы развития инновационной экономики в Российской Федерации // Россия и современный мир. – 2004.-№1. – С.25-42.
2.
Веревкин Л.П. Инновационная деятельность: исследовательские результаты, производство, рынок // Вестник РАН. – 2003.-№2.
3.
Гулыгин О. Стартовая площадка для инвесторов // Дальневосточный капитал. – 2004.-№4. – С.6.
4.
Дальневосточный капитал. – 2004.-№3. – С.14-21; №4. – С.22-24; 2002.-№6. – С.29; 2003.-№7. – С.6 – 14, 26.
5.
Дальневосточный капитал. – 2003. №8. – С.60.
6.
Дробышева И. Что влечет иностранцев на Дальний Восток // Дальневосточный капитал. – 2002.-№6. – С.28-29.
7.
Дробышева И. Дальше в лес – больше дров. // Дальневосточный капитал. – 2003.-№10. – С.12-16.
8.
Егоров Н.Е., Ковров Г.С., Шириков Б.А. Научно-инновационная деятельность в Республике Саха (Якутия): современное состояние, проблемы и перспективы. Технопарк «Якутия»: материалы Дальневосточного инновационного форума с иностранным участием, 23-26 сентября 2003г. В 2-х тт. – Хабаровск, 2003. Т.1. – С.99-100.
9.
«Золотой рог», 1999, 16 февраля.
10.
Ишаев В.И. Международное экономическое сотрудничество: региональный аспект. – Владивосток: Дальнаука, 1998.
11.
Ларина Л. Развитию региона необходимо придать новый импульс // Дальневосточный капитал. – 2005.-№10. – С.7-9.
12.
Материалы текущего архива мэрии г.Комсомольска-на-Амуре. Отчет заведующего сектором «Техноэкополис КАС» М.А.Волкова «О ходе реализации инновационной программы «Техноэкополис Комсомольск-на-Амуре-Солнечный» по состоянию на 31 декабря 2002г.».
13.
Материалы текущего архива отдела поддержки предпринимательства и инвестиций комитета экономического развития администрации Приморского края // Годовые отчеты комитета.
14.
Наиболее перспективные проекты и предложения на Первом Дальневосточном экономическом конгрессе // Российская газета, 2005. – 229, 13 октября. – С.3-6.
15.
Отчет о научно-исследовательской работе №15-32 // Разработка основных направлений развития инновационной деятельности в Хабаровском крае. – Хабаровск: Дальневосточный филиал Российского государственного университета инновационных технологий и предпринимательства, 2003. – 154с.
16.
Подсчитано на основании: Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Ф.Р. 719. Оп.8. Д.450. Л.9-17; Д.456. Л.3-6, 17-24.
17.
Подсчитано на основании: ГАХК. Ф.Р. 904. Оп.10. Д.259. Л.17-32; Д.2582. Л.21-28, 42-48.
18.
Сергиенко В.И., Горчаков В.В, Турмов Г.П., Пуликовский Б.К. и др. О задачах по созданию университетских комплексов как опорных звеньев региональной инновационной инфраструктуры // Роль науки, новой техники и технологий в экономическом развитии регионов: материалы Дальневосточного инновационного форума с международным участием. В 2тт. Т.I. – Хабаровск, 2003. – С.26-31.
19.
Сокол И.В. Наука и инновационное развитие в Хабаровском крае // Дальний Восток: наука, экономика, образование, культура в XXIв. Опыт, прогноз: материалы III международной научно-практической конференции (15-16 сентября 2005г.). В 3-х тт. Т.1. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во Комс.-н/А. гос. пед. ун-та, 2005. – С.55-57.
20.
Шукшунов В. Университетские технологии // Идеи, назначение, роль и место в развитии инновационной деятельности / Ассоциация «Технопарк». – М., 2000. – 89с.
21.
«Крылья советов». – Комсомольск-на-Амуре. – 2003.-№38. – С.1-6.
22.
Иванченко С.В. Высшее образование как инновационная форма // Роль науки, новой техники и технологий в экономическом развитии регионов: материалы Дальневосточного инновационного форума с международным участием. В 2-х тт.. Т.1. – Хабаровск, 2003. – С.9-12.
23.
Синдзо Абэ. Владивосток соответствует статусу ворот в АТР // Дальний Восток: создавая новую реальность. III Восточный экономический форум 6-7 сентября 2017г. во Владивостоке. - М.: "Росконгресс", 2017. - С.2.
24.
Трутнев Ю. (Полномочный представитель Президента РФ на Дальнем Восткое). Приветствие участникам III Восточного экономического форума "Дальний Восток: создавая новую реальность" 6-7 сентября 2017г. во Владивостоке. - М.: "Росконгресс", 2017. С.3.
25.
Чан Ронни. Столпы успешной экономики - стабильность и предсказуемость. Материалы III Восточного экономического форума "Дальний Восток: создавая новую реальность". - М.: Росконгресс, 2017. - С.36-37.
26.
Shumpeter J. Can Capitalism survive? New-York: Harper & Row. 1952. – P.72.
27.
Cantilion R. Essai sur la nature du commerce en general / Ed an transi. By H. Higgs L., 1931. – P.53-58.
28.
Shakil G.L.S. The nature of economic thought. Cambridge (Mass), 1966. – 173p.
29.
Hayek F.A. New studies in philosophy, politics, economies and the history of ideas. L., 1978. – 180p.
30.
Kirzner L.M. Perception opportunity and profit: Studies in the theory of intrepreneurship. Chicago, 1979. – 115p.
31.
Drucker Peter F. Managing for results. London; Sydney. 1992. P. 33.
References (transliterated)
1.
Avdulov A.N. Problemy razvitiya innovatsionnoi ekonomiki v Rossiiskoi Federatsii // Rossiya i sovremennyi mir. – 2004.-№1. – S.25-42.
2.
Verevkin L.P. Innovatsionnaya deyatel'nost': issledovatel'skie rezul'taty, proizvodstvo, rynok // Vestnik RAN. – 2003.-№2.
3.
Gulygin O. Startovaya ploshchadka dlya investorov // Dal'nevostochnyi kapital. – 2004.-№4. – S.6.
4.
Dal'nevostochnyi kapital. – 2004.-№3. – S.14-21; №4. – S.22-24; 2002.-№6. – S.29; 2003.-№7. – S.6 – 14, 26.
5.
Dal'nevostochnyi kapital. – 2003. №8. – S.60.
6.
Drobysheva I. Chto vlechet inostrantsev na Dal'nii Vostok // Dal'nevostochnyi kapital. – 2002.-№6. – S.28-29.
7.
Drobysheva I. Dal'she v les – bol'she drov. // Dal'nevostochnyi kapital. – 2003.-№10. – S.12-16.
8.
Egorov N.E., Kovrov G.S., Shirikov B.A. Nauchno-innovatsionnaya deyatel'nost' v Respublike Sakha (Yakutiya): sovremennoe sostoyanie, problemy i perspektivy. Tekhnopark «Yakutiya»: materialy Dal'nevostochnogo innovatsionnogo foruma s inostrannym uchastiem, 23-26 sentyabrya 2003g. V 2-kh tt. – Khabarovsk, 2003. T.1. – S.99-100.
9.
«Zolotoi rog», 1999, 16 fevralya.
10.
Ishaev V.I. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe sotrudnichestvo: regional'nyi aspekt. – Vladivostok: Dal'nauka, 1998.
11.
Larina L. Razvitiyu regiona neobkhodimo pridat' novyi impul's // Dal'nevostochnyi kapital. – 2005.-№10. – S.7-9.
12.
Materialy tekushchego arkhiva merii g.Komsomol'ska-na-Amure. Otchet zaveduyushchego sektorom «Tekhnoekopolis KAS» M.A.Volkova «O khode realizatsii innovatsionnoi programmy «Tekhnoekopolis Komsomol'sk-na-Amure-Solnechnyi» po sostoyaniyu na 31 dekabrya 2002g.».
13.
Materialy tekushchego arkhiva otdela podderzhki predprinimatel'stva i investitsii komiteta ekonomicheskogo razvitiya administratsii Primorskogo kraya // Godovye otchety komiteta.
14.
Naibolee perspektivnye proekty i predlozheniya na Pervom Dal'nevostochnom ekonomicheskom kongresse // Rossiiskaya gazeta, 2005. – 229, 13 oktyabrya. – S.3-6.
15.
Otchet o nauchno-issledovatel'skoi rabote №15-32 // Razrabotka osnovnykh napravlenii razvitiya innovatsionnoi deyatel'nosti v Khabarovskom krae. – Khabarovsk: Dal'nevostochnyi filial Rossiiskogo gosudarstvennogo universiteta innovatsionnykh tekhnologii i predprinimatel'stva, 2003. – 154s.
16.
Podschitano na osnovanii: Gosudarstvennyi arkhiv Khabarovskogo kraya (GAKhK). F.R. 719. Op.8. D.450. L.9-17; D.456. L.3-6, 17-24.
17.
Podschitano na osnovanii: GAKhK. F.R. 904. Op.10. D.259. L.17-32; D.2582. L.21-28, 42-48.
18.
Sergienko V.I., Gorchakov V.V, Turmov G.P., Pulikovskii B.K. i dr. O zadachakh po sozdaniyu universitetskikh kompleksov kak opornykh zven'ev regional'noi innovatsionnoi infrastruktury // Rol' nauki, novoi tekhniki i tekhnologii v ekonomicheskom razvitii regionov: materialy Dal'nevostochnogo innovatsionnogo foruma s mezhdunarodnym uchastiem. V 2tt. T.I. – Khabarovsk, 2003. – S.26-31.
19.
Sokol I.V. Nauka i innovatsionnoe razvitie v Khabarovskom krae // Dal'nii Vostok: nauka, ekonomika, obrazovanie, kul'tura v XXIv. Opyt, prognoz: materialy III mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (15-16 sentyabrya 2005g.). V 3-kh tt. T.1. – Komsomol'sk-na-Amure: Izd-vo Koms.-n/A. gos. ped. un-ta, 2005. – S.55-57.
20.
Shukshunov V. Universitetskie tekhnologii // Idei, naznachenie, rol' i mesto v razvitii innovatsionnoi deyatel'nosti / Assotsiatsiya «Tekhnopark». – M., 2000. – 89s.
21.
«Kryl'ya sovetov». – Komsomol'sk-na-Amure. – 2003.-№38. – S.1-6.
22.
Ivanchenko S.V. Vysshee obrazovanie kak innovatsionnaya forma // Rol' nauki, novoi tekhniki i tekhnologii v ekonomicheskom razvitii regionov: materialy Dal'nevostochnogo innovatsionnogo foruma s mezhdunarodnym uchastiem. V 2-kh tt.. T.1. – Khabarovsk, 2003. – S.9-12.
23.
Sindzo Abe. Vladivostok sootvetstvuet statusu vorot v ATR // Dal'nii Vostok: sozdavaya novuyu real'nost'. III Vostochnyi ekonomicheskii forum 6-7 sentyabrya 2017g. vo Vladivostoke. - M.: "Roskongress", 2017. - S.2.
24.
Trutnev Yu. (Polnomochnyi predstavitel' Prezidenta RF na Dal'nem Vostkoe). Privetstvie uchastnikam III Vostochnogo ekonomicheskogo foruma "Dal'nii Vostok: sozdavaya novuyu real'nost'" 6-7 sentyabrya 2017g. vo Vladivostoke. - M.: "Roskongress", 2017. S.3.
25.
Chan Ronni. Stolpy uspeshnoi ekonomiki - stabil'nost' i predskazuemost'. Materialy III Vostochnogo ekonomicheskogo foruma "Dal'nii Vostok: sozdavaya novuyu real'nost'". - M.: Roskongress, 2017. - S.36-37.
26.
Shumpeter J. Can Capitalism survive? New-York: Harper & Row. 1952. – P.72.
27.
Cantilion R. Essai sur la nature du commerce en general / Ed an transi. By H. Higgs L., 1931. – P.53-58.
28.
Shakil G.L.S. The nature of economic thought. Cambridge (Mass), 1966. – 173p.
29.
Hayek F.A. New studies in philosophy, politics, economies and the history of ideas. L., 1978. – 180p.
30.
Kirzner L.M. Perception opportunity and profit: Studies in the theory of intrepreneurship. Chicago, 1979. – 115p.
31.
Drucker Peter F. Managing for results. London; Sydney. 1992. P. 33.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"