Статья 'Статус судьи и кадровая политика формирования судейского корпуса в период нэпа ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Статус судьи и кадровая политика формирования судейского корпуса в период нэпа

Филонова Олина Игоревна

кандидат исторических наук, кандидат юридических наук

доцент, ФГБОУ ВО "Курганский государственный университет"

640007, Россия, Курганская область, г. Курган, ул. Бурова-Петрова, 95Б

Filonova Olina Igorevna

Docent, the department of Theory and History of State and Law, Kurgan State University

640007, Russia, Kurganskaya oblast', g. Kurgan, ul. Burova-Petrova, 95B

oolinaf@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.1.23773

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2017


Дата публикации:

29-01-2018


Аннотация: Предметом исследования является судейский корпус периода новой экономической политики (1921-1929). Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как правовые и неправовые компоненты статуса судьи, механизм формирования судейского корпуса, кадровый состав судей в период нэпа. Особое внимание уделяется законодательным основам статуса советского судьи, принципам и особенностям кадровой политики формирования судейского корпуса, проблеме юридического образования. На основе архивных данных проводится анализ динамики кадрового состава судейского корпуса, дается портрет советского судьи 1920-х гг. Методологической основой является системный подход: раскрываясь через структурный и функциональный анализ, он позволяет исследовать судейский корпус сам по себе и в рамках государственного механизма в контексте политической системы советского общества. Основными выводами проведенного исследования является выявление в статусе судьи как правовых компонентов (возраст, социальное положение, стаж работы, отсутствие судимости, институт ответственности, гарантии неприкосновенности судьи), так и неправовых (членство в Коммунистической партии, следование ее политике). Особым вкладом автора в исследование темы является анализ механизма кадровой политики формирования судейского корпуса и его результатов, выразившихся в кадровом составе суда. Новизна исследования определяется комплексностью подхода к данной проблематике.


Ключевые слова: Суд, Судейский корпус, Статус судьи, Юридическое образование, Новая экономическая политика, Кадровая политика, Народный судья, Судебная реформа, Избираемость судей, Дисциплинарная ответственность

Abstract: The subject of this study is judicial body of the New Economic Policy period (1921-1929). The author examines such aspects of the topic as the legal and non-legal components of the status of a judge, mechanism of formation of judicial body, and  judges personnel during the New Economic Policy period. Particular attention is paid to the legislative foundations of the status of Soviet judge, principles and peculiarities of human resource policy in formation of judiciary, as well as problem of legal education. Based on the archival data, the author analyzes the dynamics of composition of the judiciary, as well as describes a portrait of a Soviet judge of the 1920’s. Methodological basis consists in the system approach, which allows exploring the judiciary as such alongside within the state mechanism in the context of the political system of Soviet society. The main conclusions lies in determination in the status of a judge of legal components (age, social status, work experience, absense of criminal record, institution of responsibility, guarantee of judicial immunity), and non-legal (membership in the Communist Party, adherence to its policy). Author’s special contribution to the research lies in the analysis of the human resource policy mechanism in formation of the judiciary, as well as its results, reflected in court personnel. The scientific novelty is defined by the comprehensive approach towards the indicated problematic.



Keywords:

Judicial reform, People's judge, Human resource policy, New Economic Policy, Legal education, Status of a judge, Judicial body, Court, Election of judges, Disciplinary responsibility

Правовые основы статуса судьи

Специфика организации и функционирования судов в период нэпа (1921-1929) была обусловлена социально-политической системой, основанной на нерасчлененной власти Советов, диктатуре пролетариата и направляющей роли РКП (б) – ВКП (б). Статусу судьи придавалось особое значение, поскольку от уровня профессионализма судей, их политической сознательности, морального облика зависели эффективность функционирования судебной системы и отношение населения к суду.

В первые годы Советской власти политика государства в судебном строительстве была обусловлена революционной целесообразностью, и лишь с переходом к нэпу началась модернизация, то есть приведение к требованиям современности, этой сферы.

В период нэпа статус судьи получил детальную нормативно-правовую разработку. Правовые основы статуса судьи в период нэпа были закреплены в следующих нормативно-правовых актах: в Конституциях РСФСР 1918 г. и 1925 г., Положениях о судоустройстве 1922 г. и 1926 г., Основах судоустройства Союза ССР 1924 г., декретах ВЦИК, совместных декретах и постановлениях ВЦИК и СНК РСФСР, постановлениях СНК РСФСР, УК РСФСР 1922 и 1926 гг., циркулярах НКЮ РСФСР.

Ряд требований к кандидатам на должность судьи определялся конституционным правом избирать и быть избранным в Советы (ст. 64 Конституции РСФСР 1918 г., ст. 11 Положения о судоустройстве РСФСР 1922 г.) [1; 2].

Согласно Конституции РСФСР 1918 г. таким правом обладал гражданин РСФСР; при этом лишались избирательного права и не могли избираться судьями лица, признанные душевнобольными или умалишенными, а также лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления. Возрастной ценз для судьи, основанный на праве избирать и быть избранным в Советы, был установлен в 18 лет.

Конституционно-правовое оформление получили требования к социальному положению. Согласно ст. 64 Конституции РСФСР 1918 г. правом избирать и быть избранными обладали все добывавшие средства к жизни производительным и общественно полезным трудом, а также лица, занятые домашним хозяйством: рабочие и служащие, занятые в промышленности, торговле, сельском хозяйстве; крестьяне, не пользовавшиеся наемным трудом с целью извлечения прибыли; солдаты советской армии и флота; граждане, входившие в перечисленные категории, потерявшие трудоспособность. Советское судебное строительство предполагало заполнение судейского корпуса лицами, принадлежавшими к трудящимся, что получило закрепление в ст. 3 Основ судоустройства Союза ССР и союзных республик: «судебные учреждения строятся на началах отправления судебной деятельности исключительно трудящимися» [3].

Положением о судоустройстве 1922 г. устанавливались конкретные требования к стажу судьи. В соответствии со ст. 11 Положения кандидат на должность народного судьи должен был иметь не менее двухгодового стажа ответственной политической работы в рабоче-крестьянских общественных, профсоюзных или партийных рабочих организациях, или трехлетнего стажа практической работы в органах советской юстиции на должностях не ниже народного следователя. Председатель и заместители председателя губернского суда должны были иметь трехлетний (члены губернского суда – двухлетний) стаж практической судебной работы по должности народного судьи или члена революционного трибунала. Таким образом, на должность народного судьи могли быть избраны лица, имевшие стаж ответственной работы в общественных, профсоюзных, партийных организациях, а не только в органах юстиции. Такое допущение было связано с малочисленностью советских юристов и стремлением государства привлечь в состав суда широкие слои населения – рабочих и крестьян.

Примечательно, что правовое закрепление получили требования к моральным качествам судьи. Во-первых, согласно Положению о судоустройстве не мог занять должность судьи кандидат, опороченный по суду или исключенный из общественных организаций за порочащие поступки. Во-вторых, судья мог быть отстранен от должности в порядке дисциплинарной ответственности за поведение или действие, несовместимое с достоинством и назначением судебных деятелей, имевшее место при исполнении служебных обязанностей и вне их.

Образовательный ценз для судьи законодательно не закреплялся. Вместе с тем руководство страны приняло ряд мер для подготовки судей, в частности, стала создаваться система соответствующих образовательных учреждений. Так, ВЦИК вместе с введением в действие Положения о судоустройстве 1922 г. обязал НКЮ РСФСР внести в СНК РСФСР законопроект об открытии в 1923 г. юридических школ для подготовки судебных работников. СНК РСФСР в декабре 1922 г. постановил открыть высшие юридические курсы в г. Москве для подготовки высшего персонала юстиции и десять областных юридических курсов для подготовки народных судей и следователей с годичным сроком обучения [4]. И уже к середине 1923 г. были организованы Высшие юридические курсы в г. Москве, 9 областных юридических школ с годичным сроком обучения, 8 губернских юридических школ со сроком обучения 4 – 6 месяцев. Почти во всех губернских и некоторых уездных центрах были организованы юридические кружки судебных работников для изучения советского права [5].

Правовую фиксацию получили нормы о юридической ответственности судей и о предоставленных им гарантиях.

Судьи могли быть привлечены к уголовной и дисциплинарной ответственности. Уголовная ответственность по ст. 111 УК РСФСР 1922 г. наступала за вынесение судьями «из корыстных или личных видов» неправосудного приговора, решения, определения. Наказание было строгим – лишение свободы на срок не ниже 3-х лет с отстранением от судейских должностей, а при особо отягчающих обстоятельствах – высшая мера наказания (расстрел) [6].

Основания и виды дисциплинарной ответственности судебных работников закреплялись Положениями о судоустройстве РСФСР 1922 г. и 1926 г. К основаниям возбуждения дисциплинарного производства относились: а) проступки, поведение или действия судебных работников, хотя и не наказуемые уголовными законами, но не совместимые с достоинством и назначением судебных деятелей, имевшие место как при исполнении ими служебных обязанностей, так и вне их; б) отмена Верховным Судом ряда приговоров и решений, вынесенных судебными работниками, по несоответствию таковых общему духу законов РСФСР и интересам трудящихся масс. Были предусмотрены такие виды дисциплинарных взысканий, как замечание, выговор, перемещение или смещение на низшую должность, отстранение от службы с запрещением работы в судебных должностях на определенный срок.

В системе предоставляемых судьям гарантий следует указать на особый порядок их ареста. Декретом ВЦИК и СНК «О порядке ареста прокуроров, их помощников, председателей и членов революционных трибуналов и Советов народных судей, народных судей и следователей» от 16 ноября 1922 г. был установлен разрешительный порядок ареста судей: аресты судей не могли производиться без предварительного разрешения губернского прокурора или Прокурора Республики [7].

Анализируя правовой статус судей, закрепленный Положением о судоустройстве РСФСР 1922 г., М. И. Мумлева указывает: «несмотря на отсутствие текстуального выражения,… принцип независимости судей… был положен в основу закрепленного порядка привлечения судей к ответственности за свои действия, то есть их неприкосновенность» [8, с. 18]. Данный вывод представляется спорным: предоставление судьям некоторых гарантий, в частности особый порядок привлечения к дисциплинарной и уголовной ответственности, действительно соотносится с принципом неприкосновенности судей, но при этом не свидетельствует о реализации принципа независимости судей.

Судьи подлежали уголовно-правовой охране наравне с другими представителями власти в соответствии со ст. 86, ст. 88 УК РСФСР 1922 г.

Законодательно закрепленный порядок формирования судейского корпуса носил яркий идеологический отпечаток. Ст. 1 Конституции РСФСР 1918 г. объявляла Россию Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в которой вся власть в центре и на местах принадлежит Советам, и, следуя этой установке, Положение о судоустройстве РСФСР 1922 г. установило порядок избрания судей областными (губернскими) исполкомами Советов.

Таким образом, к советскому судье в период нэпа предъявлялись следующие законодательно закрепленные требования: гражданство, возрастной ценз, социальное положение, стаж ответственной политической работы или работы в органах советской юстиции, отсутствие судимости. Были сформулированы нормы об уголовной и дисциплинарной ответственности судьи, разработаны гарантии неприкосновенности судьи.

Кадровая политика формирования судейского корпуса

Механизм формирования судейского корпуса обусловливался задачами модернизации страны. Кадровая политика формирования судейского корпуса проводилась органами судебного управления (НКЮ РСФСР – в центре, губернскими (областными) судами – на местах), исполнительными комитетами Советов, Коммунистической партией (Центральным комитетом и губернскими (областными) комитетами).

Политическая система периода нэпа предопределила отсутствие независимости судебной власти и наличие принципов сменяемости и избираемости судей.

Отрицание принципа независимости судебной власти получило выражение в руководстве судебной системой НКЮ РСФСР, участии исполнительных комитетов Советов в назначении и отзыве судей. Н. В. Крыленко, как отмечает В. М. Сырых, видел в подчинении судов Советам, осуществлявшим законодательную и исполнительную власть, надежную гарантию проведения судами политики государства [9, с. 87]. Вместе с тем реформаторы стремились обеспечить защиту судей от влияния местной власти. НКЮ РСФСР указывал, что суды должны быть свободны от вмешательства административных местных органов власти в их компетенцию [10]. Чтобы преодолеть зависимость судей от местных властей реформаторы установили порядок избрания судей не местными (волостными, уездными), а губернскими исполкомами Советов.

В формировании судейского корпуса большое значение имели принципы сменяемости и избираемости судей, закрепленные Положением о судоустройстве 1922 г.

Яркой особенностью являлось не закрепленное законодательно, но имевшее доминирующее значение участие партийных комитетов в формировании кадрового состава судей. Циркуляр Уральского Областного комитета РКП (б) предписывал, чтобы назначение и перемещение народных судей производилось после согласования с окружными комитетами РКП (б) [11].

В становлении советской государственности в 1920-х гг., как справедливо указывает А. М. Ваганов, «реализовалась партийно-номенклатурная модель, результатом которой стала партийно-государственная система администрирования, фактически сочетавшая в себе правовые и неправовые основы» [12, с.144].

Большое значение имело не закрепленное законодательно требование к судье принадлежать к РКП (б) – ВКП (б). ЦК РКП (б) с началом судебной реформы 1922 г. указал принять меры для «заполнения партийными силами кадров народных судей» [13]. Как указывает Р.С. Абдулин, советский судья оставался судьей до тех пор, пока он подчинялся партийной дисциплине, и пока его поддерживала Коммунистическая партия [14].

Если партийные комитеты решали задачу обеспечить партийный состав судей, то заботой НКЮ РСФСР было формирование социального состава судей и проведение их профессиональной подготовки.

Особенностью советской кадровой политики являлись «чистки от чуждых элементов» органов власти, в том числе судов. Согласно требованию НКЮ РСФСР, «удалению» подлежали «народные судьи, которые проявили в своей деятельности непоследовательность к проведению правильной классовой политики» [15]. Деятельность судебного аппарата на местах, как отмечалось в докладной записке для ЦК РКП (б), характеризуется рядом недочетов – взяточничество, пьянство, произвол, бюрократизм – из-за чего вызывает серьезное недовольство населения [16]. Очевидно, «чистки» преследовали в определенной мере позитивную цель – улучшить состав суда, но в итоге привели к негативным последствиям – большой текучести кадров и высокому проценту народных судей с незначительным стажем работы.

Кадровый состав судей

Политика советского государства по формированию судейского корпуса получила практическую реализацию в кадровом составе судей.

Несмотря на создание системы юридической подготовки судей, процесс подготовки судебных кадров не был результативным по ряду причин, в частности, юридические курсы не могли обеспечить подготовку требуемого числа судей, особенно в условиях высокой текучести кадров. В 1925 г. среди председателей губернских (областных, краевых) судов высшее юридическое образование имели 5,7%, другое высшее образование – 1,9%, среднее образование – 37,7%, низшее домашнее – 54,7%. Из 2642 народных судей высшее образование имели 3,6%, среднее – 13,6%, низшее – 83,4% [17, л.42, 43].

Кадровый состав судей отражал требования к социальному положению. В 1925 г. среди председателей губернских (областных, краевых) судов рабочие составляли 39,6%, крестьяне – 32,1%, служащие – 28,3%; среди народных судей рабочих было 33%, крестьян – 53,6%, служащих – 13,4% [17, л.43]. К концу нэпа существенного изменения в социальном составе не произошло.

Рост членов ВКП (б) – РКП (б) среди судей в период нэпа был стремительным. В 1925 г. среди народных судей было 74,4% членов РКП (б); 98,1% председателей губернских (областных, краевых) судов являлись коммунистами [17, л.42]. В 1928 г. членов партии среди народных судей было 85,9% [18].

В динамике судейского корпуса проявились следующие тенденции: существенный рост численности членов ВКП (б) – РКП (б) среди судей; рабоче-крестьянский состав судей с тенденцией к увеличению числа рабочих; появление судей с юридической подготовкой в виде обучения на юридических курсах (высших, областных, краткосрочных). Можно представить портрет народного судьи 1928 г. Это – молодой по возрасту человек (средний возраст 30 лет), мужчина (90%), член Коммунистической партии (86%), по социальному положению крестьянин или рабочий (60%), с низшим образованием (83%), без юридического образования (90%).

Подводя итоги исследованию статуса судьи периода нэпа, следует сделать ряд выводов.

Состав статуса судьи включал правовые компоненты: гражданство, возраст, социальное положение, стаж ответственной политической работы или работы в органах советской юстиции, отсутствие судимости, уголовная и дисциплинарная ответственность, гарантии неприкосновенности; неправовые компоненты: членство в Коммунистической партии и понимание ее политики. Особенностью механизма формирования судейского корпуса являлось избрание судей по согласованию с партийными комитетами. Требования к уровню образования законодательно не закреплялись, но в 1922-1929 гг. была организована система подготовки судебных кадров, прежде всего в виде юридических курсов разного уровня.

Формирование кадрового состава судей основывалось на принципах выборности и сменяемости судей, отсутствии принципа независимости судебной власти. Принцип избираемости представляется положительным опытом советской судебной системы. В отсутствие принципа независимости судебной власти судьи ограждались от зависимости со стороны местных властей.

Библиография
1.
Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Принята 10 июля 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 51. Ст. 582.
2.
Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О введении в действие Положения о судоустройстве Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» (Вместе с «Положением о судоустройстве РСФСР») // СУ РСФСР. 1922. № 69. Ст. 902.
3.
Основы судоустройства Союза ССР и союзных республик, утв. Постановлением ЦИК СССР от 29.10.1924 г. // СЗ СССР. 1924. № 23. Ст. 203.
4.
Постановление СНК РСФСР «Об открытии юридических курсов» // Известия ВЦИК от 27 декабря 1922 г. № 294.
5.
Сводный отчет о деятельности губернских и областных судов РСФСР за первое полугодие 1923 г. // Еженедельник советской юстиции. 1923. № 51-52. С. 1180.
6.
Постановление ВЦИК от 01 июня 1922 г. «О введении в действие Уголовного Кодекса Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» (вместе с «Уголовным Кодексом РСФСР») // СУ РСФСР. 1922. №15. Ст.153.
7.
Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 16.11.1922 г. «О порядке ареста прокуроров, их помощников, председателей и членов революционных трибуналов и Советов народных судей, народных судей и следователей» // СУ РСФСР. 1922. № 77. Ст. 960.
8.
Мумлева М. И. Правовой статус судьи в советском государстве : автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01. Саратов, 2011. 26 с.
9.
Сырых В. М. Н. В. Крыленко – идеолог советского правосудия. М. : Российская академия правосудия, 2003. 432 с.
10.
ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф. Р-1005. Оп. 3. Д. 96.
11.
ГАОПДКО (Государственный архив общественно-политической документации Курганской области). Ф.7. Оп. 1. Д. 2. Л. 20.
12.
Ваганов А. М. Правовые и партийно-номенклатурные основы советской бюрократии (1917-1929 гг.) // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2015. Т.1. №3. С. 143-152.
13.
РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории). Ф.17. Оп. 34. Д. 346. Л. 19.
14.
Абдулин Р. С. Политико-юридическая природа судебного управления в России (1917-1998 гг.) // Genesis: исторические исследования. 2016. № 2. С. 63-96 //http://e-notabene.ru/hr/article_17669.html
15.
Циркуляр НКЮ РСФСР от 15 апреля 1924 г. №52 // Сборник циркуляров НКЮ РСФСР за 1922-1925 гг. С. 10.
16.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 68. Д. 562. Л. 131.
17.
Докладная записка о состоянии и работе судебных органов на местах // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 68. Д. 562. Л. 42-43.
18.
Бюллетень НКЮ № 11 от 01.02 1929 г. Личный состав судебных и прокурорских работников // ГАКО. Ф.№р. 475. Оп. 1. Д. 287. Л. 45.
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya (Osnovnoi Zakon) Rossiiskoi Sotsialisticheskoi Federativnoi Sovetskoi Respubliki. Prinyata 10 iyulya 1918 g. // SU RSFSR. 1918. № 51. St. 582.
2.
Postanovlenie VTsIK ot 11 noyabrya 1922 g. «O vvedenii v deistvie Polozheniya o sudoustroistve Rossiiskoi Sotsialisticheskoi Federativnoi Sovetskoi Respubliki» (Vmeste s «Polozheniem o sudoustroistve RSFSR») // SU RSFSR. 1922. № 69. St. 902.
3.
Osnovy sudoustroistva Soyuza SSR i soyuznykh respublik, utv. Postanovleniem TsIK SSSR ot 29.10.1924 g. // SZ SSSR. 1924. № 23. St. 203.
4.
Postanovlenie SNK RSFSR «Ob otkrytii yuridicheskikh kursov» // Izvestiya VTsIK ot 27 dekabrya 1922 g. № 294.
5.
Svodnyi otchet o deyatel'nosti gubernskikh i oblastnykh sudov RSFSR za pervoe polugodie 1923 g. // Ezhenedel'nik sovetskoi yustitsii. 1923. № 51-52. S. 1180.
6.
Postanovlenie VTsIK ot 01 iyunya 1922 g. «O vvedenii v deistvie Ugolovnogo Kodeksa Rossiiskoi Sotsialisticheskoi Federativnoi Sovetskoi Respubliki» (vmeste s «Ugolovnym Kodeksom RSFSR») // SU RSFSR. 1922. №15. St.153.
7.
Dekret VTsIK, SNK RSFSR ot 16.11.1922 g. «O poryadke aresta prokurorov, ikh pomoshchnikov, predsedatelei i chlenov revolyutsionnykh tribunalov i Sovetov narodnykh sudei, narodnykh sudei i sledovatelei» // SU RSFSR. 1922. № 77. St. 960.
8.
Mumleva M. I. Pravovoi status sud'i v sovetskom gosudarstve : avtoref. dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.01. Saratov, 2011. 26 s.
9.
Syrykh V. M. N. V. Krylenko – ideolog sovetskogo pravosudiya. M. : Rossiiskaya akademiya pravosudiya, 2003. 432 s.
10.
GARF (Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii). F. R-1005. Op. 3. D. 96.
11.
GAOPDKO (Gosudarstvennyi arkhiv obshchestvenno-politicheskoi dokumentatsii Kurganskoi oblasti). F.7. Op. 1. D. 2. L. 20.
12.
Vaganov A. M. Pravovye i partiino-nomenklaturnye osnovy sovetskoi byurokratii (1917-1929 gg.) // Vestnik Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta. Sotsial'no-ekonomicheskie i pravovye issledovaniya. 2015. T.1. №3. S. 143-152.
13.
RGASPI (Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii). F.17. Op. 34. D. 346. L. 19.
14.
Abdulin R. S. Politiko-yuridicheskaya priroda sudebnogo upravleniya v Rossii (1917-1998 gg.) // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 2. S. 63-96 //http://e-notabene.ru/hr/article_17669.html
15.
Tsirkulyar NKYu RSFSR ot 15 aprelya 1924 g. №52 // Sbornik tsirkulyarov NKYu RSFSR za 1922-1925 gg. S. 10.
16.
RGASPI. F. 17. Op. 68. D. 562. L. 131.
17.
Dokladnaya zapiska o sostoyanii i rabote sudebnykh organov na mestakh // RGASPI. F. 17. Op. 68. D. 562. L. 42-43.
18.
Byulleten' NKYu № 11 ot 01.02 1929 g. Lichnyi sostav sudebnykh i prokurorskikh rabotnikov // GAKO. F.№r. 475. Op. 1. D. 287. L. 45.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"