Статья 'Организационное оформление Калмыцкой областной партийной организации (1920-1921)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Организационное оформление Калмыцкой областной партийной организации (1920-1921)

Сартикова Евгения Викторовна

доктор исторических наук

ведущий научный сотрудник, Калмыцкий научный центр

358000, Россия, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Илишкина, 8

Sartikova Evgeniya Viktorovna

Doctor of History

Leading Scientific Associate, Kalmyk Scientific Center

358000, Russia, the Republic of Kalmykia, Elista, Ilishkina Street 8

sartikova_evgeniya@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.8.23437

Дата направления статьи в редакцию:

27-06-2017


Дата публикации:

25-08-2017


Аннотация: Статья посвящена образованию Калмыцкой областной организации РКП(б), история которой началась в феврале 1921 г., когда на первой областной учредительной партийной конференции состоялось её организационное оформление. Автор ставит своей целью показать историю её возникновения и развития на фоне различных историко-политических условий. Отмечается, что создание партийной организации началось сразу после завершения на территории данного региона гражданской войны. Подробно рассматриваются итоги первой партконференции, основными темами которой были решение хозяйственных проблем и борьба с бандитизмом. Основным методом исследования послужил историко-системный метод, основанный на принципах системного подхода к анализу процессов и явлений прошлого. Анализ архивных материалов основан на принципах объективности и историзма. Научная новизна исследования определяется тем, что автор, привлекая ранее не публиковавшиеся архивные материалы, комплексно рассматривает деятельность региональной организации компартии, её специфику в конкретных исторических условиях. Материалы статьи могут быть использованы в курсах истории России, истории Калмыкии, а также в различных спецкурсах. В заключении автор делает вывод о том, что первая Калмыцкая областная конференция РКП(б) не только организационно оформила создание областной парторганизации, но и способствовала улучшению партийной работы на местном уровне. Ответственным секретарем обкома РКП(б) был избран А. Ч. Чапчаев. Были также утверждены структура и задачи Областного комитета партии. На основе приводимого анализа отмечается, что создаваемая парторганизация с самого начала «приобретала черты не только политической организации, но и государственной с функциями, присущими государственным учреждениям исполнительно-распорядительного и контрольного характера», что, впрочем, было нормой для всех регионов нашей страны в советский период.


Ключевые слова: Областной комитет, российская революция, первая конференция, партийное строительство, Калмыцкая автономная область, Калмыкия, структура, секретариат, пропагандистский отдел, отдел

Abstract: This article is dedicated to the education of Kalmyk regional organization of the Russian Communist Party (Bolsheviks) since 1921, when at the first regional constitutive party conference took place its institutional registration. The author sets a goal to demonstrate the evolution of its emergence and development on the background of various historical and political circumstances. It is noted that the creation of party organization has begun after the cessation of civil war on the territory of Kalmyk region. The article examines the results of the first party conference, the key topics of which became the resolution of economic issues and fight against racketeering. The scientific novelty is defined by the fact that the author comprehensively examines the work of the regional organization of Communist Party, its specificity under the particular circumstance by attracting the previously unpublished archive materials. Conclusion is made that the first Kalmyk regional conference of the Russian Communist Party (Bolsheviks) did not just institutionalize the creation of regional party organization, but also contributed into improvement of the party work at the local level. A. Chapchaev has been selected as the Executive Secretary of the Russian Communist Party (Bolsheviks); the structure and objectives of the regional committee of the party have been approved. Based on the conducted analysis, it is underlined that the established party organization from the very beginning “obtained the features of not just political organization, but also governmental with the functions common to the state facilities of executive and oversight character”, which was practically standard for all regions during the Soviet period.



Keywords:

secretary, structure, Regional committee, Russian revolution, first conference, party structuring, Kalmyk autonomous region, Kalmykia, propaganda department, department

Высшей формой общественно-политической организации, ядром советской политической системы, государственных и общественных организаций нашей страны являлась большевистская (коммунистическая) партия. Партийному строительству всегда уделялось серьезное внимание. Для решения этой задачи создавались партийные организации в национальных районах [3], в том числе и в Калмыкии [1, 8, 17]. Калмыцкая областная партийная организация имеет богатую историю, а начало её организационному оформлению положила I-я областная партийная конференция (18–20 февраля 1921 г.).

Предметом данной статьи является рассмотрение истории Калмыцкой областной партийной организации. История Калмыцкой областной партийной организации получила освещение в крупном коллективном труде обобщающего характера – «Очерках истории Калмыцкой организации КПСС» [11], а также в разное время привлекала внимание исследователей [2, 4, 5, 6, 9, 10, 12, 18].

В литературе советского периода [1, 8, 11, 18], в основном, освещается деятельность областной партийной организации по экономическому, социально-культурному возрождению Калмыкии, по решению сложнейших вопросов, обусловленных местными специфическими особенностями: перевод кочевых и полукочевых хозяйств на оседлый образ жизни, строительство населенных пунктов, ликвидация неграмотности взрослого населения, подготовка национальных кадров и др.

Ценность исследований заключается в том, что авторы обобщили опыт работы областной партийной организации, осмыслили деятельность областного комитета партии по руководству хозяйственным развитием области. Вместе с тем, авторам не удалось достаточно глубоко осветить состояние и историю областной партийной организации, показать формирование улусных (районных) комитетов РКП(б).

Современная литература по данной теме, к сожалению, также рассматривает только деятельность областной партийной организации по руководству социально-экономической сферой (Е. Н. Бадмаева, Е. В. Сартикова). В монографиях К. Н. Максимова раскрываются вопросы взаимоотношений калмыков с Россией со времени добровольного вхождения Калмыкии, когда она постепенно вводилась в национальную политику, общероссийскую единоуправляемую систему. Значительное внимание уделено советской национальной политике, унифицированному развитию Калмыкии и роли партийных органов в руководстве всеми сферами жизни общества. Однако история Калмыцкой областной партийной организации пока не стала предметом специального исследования. Отчасти этот пробел восполняется в статьях С. А. Гладковой [4, 6], которая рассмотрела формирование одной из десяти улусной партийной организации – Большедербетовской.

Основными источниками статьи послужили документы, отложившиеся в партийном фонде Национального архива Республики Калмыкия (ф. П-1). Это – протоколы заседаний Калмыцкого обкома РКП(б), Пленумов и президиумов обкома партии, переписка ЦК РКП(б) с Калмыцким обкомом, информационные отчеты, доклады, протоколы I–VI областных партийных конференций, сводки обкома РКП(б) о деятельности Калмыцкого обкома. Данные материалы сообщают много ценных сведений о состоянии и развитии самой партийной организации. Обширный материал о деятельности улусных партийных организаций и ряда партийных ячеек отложился в фондах улусных комитетов партии. Особое внимание в данной статье уделено первой учредительной партийной конференции.

Сегодня с позиций нового политического мышления, гласности и демократии необходимо дать объективное, более глубокое и аргументированное освещение истории возникновения, развития партийной организаций Калмыкии, её функционирование в разных исторических и политических условиях, деятельности по руководству всеми сферами общественно-политической жизни региона. Изучение, анализ и обобщение опыта Коммунистической партии имеет важное значение, ибо позволяет сделать правильные выводы в целях наиболее оптимального решения проблем, стоящих в современном обществе.

Великая российская революция 1917 г. открыла новый этап в истории Калмыкии. Закономерным её результатом явилось установление в 1918 г. советской власти в Калмыцкой степи. С этого момента началось формирование ее государственных органов. 5 марта 1918 г. был образован временный центральный орган советской Калмыцкой степи – Калмыцкая секция исполнительного комитета Астраханского губернского совета. В первой половине 1918 г. Калмыцкая секция предложила проект создания Калмыцкой административно-территориальной единицы в составе Астраханской губернии, но с присоединением близлежащих к ней сел. Однако к осени 1918 г. положение в Калмыцкой степи серьезно осложнилось в связи с начавшейся гражданской войной, в которую были вовлечены и калмыки.

С одной стороны, представители богатых слоев населения (Данзан Тундутов во главе Астраханского казачьего войска) выступили в составе белоказачьей Донской армии, с другой – представители беднейших слоев в рядах Красной Армии [9, с. 253].

Казачество, а вместе с ними лидеры астраханских и донских калмыков выступили на защиту собственных привилегий и своих идеалов. После поражения мятежей А. М. Каледина и И. А. Бирюкова они бежали, но в результате их действий на калмыцкие улусы и сальские станицы легло клеймо – «контрреволюционеры». Региональные Советы калмыкам не доверяли, не давали оружия для формирующейся милиции, а на степь уже надвигалась волна грабежей и насилия. Такая политика вкупе с нараставшими реквизициями и грабежами отпугнула народные массы. После тяжелой зимы 1918/1919 г. реквизиции достигли наибольшего размаха в результате отступления трех советских армий РККА, разгромленных А. И. Деникиным. Именно тогда, как считает У. Б. Очиров, - Калмыцкая степь откачнулась в «лагерь контрреволюции». Когда весной 1919 г. корпуса С. Г. Улагая и Д. П. Драценко вторглись на территорию Калмыкии, они встретили широкую поддержку местного населения. За короткий период почти вся Калмыцкая степь оказалась занятой белогвардейцами и партизанскими отрядами [13, с. 293].

Военным структурам советской власти, большевикам удалось провести мобилизацию среди калмыков, сформировать калмыцкие военные части и направить их в действующие соединения. Кроме того, пишет К. Н. Максимов, - «на калмыков были возложены обязанности по обеспечению проходивших с боями частей Красной Армии лошадьми, скотом для питания и транспортных целей. Только с мая по октябрь 1918 г. в Калмыцкой степи было реквизировано 2 176 лошадей, а количество овец не поддавалось никакому счету [9, с. 253].

В годы Гражданской войны на долю калмыцкого народа выпали тяжелые испытания. Беспрерывные военные действия, постоянные реквизиции, грабежи и изъятия имущества и скота то «красными», то «белыми», многочисленные мобилизации значительно сократили численность мужского работоспособного калмыцкого населения, из-за чего большая часть калмыцких хозяйств находилась весьма в тяжелом положении, близком к катастрофическому.

В этих условиях советские и партийные работники признали, что они «на Калмыцкую степь обращали мало внимания и, возможно, только поэтому белогвардейцы так легко её заняли». В течение нескольких месяцев Совнарком РСФСР предпринял ряд шагов, направленных на защиту интересов калмыцкого народа. 22 июля 1919 г. вышло ленинское «Воззвание к трудовому калмыцкому народу», в котором вопрос об объединении калмыцкого народа и провозглашении автономии Калмыкии передавался на усмотрение будущего Общекалмыцкого съезда Советов. Советское правительство не ограничилось декларациями и издало ряд декретов и распоряжений, которые должны были стабилизировать экономическую ситуацию в Калмыцкой степи. Можно согласиться с мнением У. Б. Очирова, который писал, что «все эти меры, в конечном итоге, привели к тому, что настроения в регионе стали меняться в пользу советской власти. Начались перемены и на фронте. Осенью 1919 г. вступили в бой калмыцкие красные части, формирование которых затягивалось с 1918 г. Белокалмыцкие части, напротив, стали разваливаться» [13, с. 294].

К марту 1920 г. в Калмыцкой степи завершились военные действия и была восстановлена советская власть. В июле 1920 г. в с. Чилгир прошел I Общекалмыцкий съезд Советов, на котором было провозглашено объединение всех разрозненных частей калмыцкого народа в автономную область в составе РСФСР.

Как только закончились военные действия на территории Калмыцкой степи, после образования Калмыцкой автономной области большевики немедленно приступили к организационному оформлению партийной организации.

12 декабря 1920 г. в Астрахани состоялось объединенное заседание коммунистов Калмыцкой области, сыгравшее роль уездной партийной конференции. В заседании участвовали представители объединенной партячейки ЦИКа и военкомата, а также представители с мест – всего 46 человек [11, с. 47]. Как следует из документальных источников, на первом заседании был избран уездной комитет РКП(б) в составе: Б. Г. Джирентеева, Аржанова, О. Л. Лиджиева-Рокчинского, С.-Г. Манджиева и Н. Х. Завертяева [14]. Избранные члены выбрали президиум уездкома из трех человек, в который вошли: Б. Г. Джирентеев, С.-Г. Манджиев, Н. Х. Завертяев. Обязанности секретаря президиум возложил на Н. Х. Завертяева, заведывание организационно-инструкторским отделом на С.-Г. Манджиева [16]. ЦК РКП(б) разрешил уездкому иметь трех освобожденных работников, в то время как согласно Уставу партии в уездных комитетах полагался лишь один освобожденный работник – ответственный секретарь [11, с. 47]. К работе уездком приступил только с 1 января 1921 г., т. к. существовали объективные причины: отсутствие квалифицированных работников, денежных средств, подходящих помещений и т.д. Перед коммунистами стояли задачи по укреплению партийной дисциплины, усилению агитационно-пропагандистской работы в области, подготовке новых партийных работников, по созданию своего печатного органа, по привлечению в партию калмыцкой молодежи, установив партийный кандидатский стаж не более 2-х месяцев, организации экспедиции для широкого распространения литературы и газет по области, инструкторско-информационной комиссии для правильной постановки работы во всех партийных органах, военной подготовки всех членов и кандидатов партии, перерегистрации членов и кандидатов партийной организации в Области [16, л. 50].

Первым делом Уездком занялся перерегистрацией членов и кандидатов РКП(б). Для этого была создана регистрационная комиссия в составе Б. Г. Джирентеева, С.-Г. Манджиева и О. Л. Лиджиева-Рокчинского, которая рассматривала и утверждала перерегистрационные анкеты. Но сама по себе перерегистрация, в силу создавшихся объективных условий шла очень медленно. К тому же в подборе личного состава постоянного уездкома была допущена существенная ошибка – в составе уездкома не оказалось руководящих работников Калмыцкого ЦИКа. Эту ошибку пытались исправить находившиеся в то время в Москве А. Ч. Чапчаев и А. М. Амур-Санан. Они обратились в ЦК РКП(б) с просьбой утвердить областной комитет партии с учетом принципа преемственности. Но создание Калмыцкого обкома находилось целиком в компетенции учредительной областной партконференции. Подготовка её созыва становилась важнейшей задачей Калмыцкого уездкома [11, с. 48]. Хотя с приездом из Москвы представителей Облисполкома А. Ч. Чапчаева и А. М. Амур-Санана выяснилось, что ЦК РКП(б) не имел ничего против организации высшего партийного органа и выборов делегатов на X съезд РКП(б) [16, л. 50].

Начало организационному оформлению Калмыцкой партийной организации положила I-я областная учредительная партийная конференция, которая проходила 18–20 февраля 1921 г. в пос. Калмыцкий Базар. В ней участвовало от местных партийных ячеек, представлявших около 300 коммунистов, 40 делегатов с решающим и 60 – с совещательным голосом [16]. В начале работы конференции уездком почтил память погибших партийных работников К. Д. Никитина, Б.-А. Актюбеева, Д. Босхомджиева, С-Г. Хадылова, Г. И. Камышева. Затем избрали Президиум конференции из 5 человек: А. М. Амур-Санана, А. Ч. Чапчаева, А. Г. Маслова, А. Балванович и Е. Солодухина. Председателем конференции выбрали А. Ч. Чапчаева.

После приветственных речей конференция приняла следующую повестку дня [16, л. 5]:

1. Доклад о хозяйственном строительстве (информационный доклад А. М. Амур-Санана).

2. Доклад о работе ЦИК Калмыцкой автономной области (А. Ч. Чапчаев).

3. Организация калмыцких военных частей и борьба с бандитизмом (А. Г. Маслов).

4. Доклад о работе уездкома (Н. Х. Завертяев).

5. Организационный вопрос (А. Балванович).

6. Доклады с мест.

7. Выборы обкома РКП (б), контрольной и ревизионной комиссий.

8. Выборы делегатов на X-й съезд РКП(б).

9. Работа среди женщин (Б. С. Акугинова, А. М. Амур-Санан).

10. Информационный доклад об истории партии (О. Насунов).

В центре внимания конференции стоял вопрос хозяйственного строительства в области. В докладе А. М. Амур-Санана по этому вопросу были отмечены две главнейшие задачи: восстановление животноводства и развитие земледелия в области. Секретарь партийной ячейки при облисполкоме Мещеряков констатировал в своем выступлении «факт зарождения партийной жизни в степи при участии исключительно членов исполкома в числе 10–12 человек» [16, л. 61].

Во второй день заседания конференции делегаты приступили к рассмотрению вопроса о работе ЦИК Калмобласти (А. Ч. Чапчаев, содокл. А. М. Амур-Санан).

В Протоколе I-й областной партийной конференции сравнительно подробно представлен доклад по этому вопросу, начиная со времени возникновения ЦИК Калмыцкой автономной области. До утверждения автономии калмыцкого народа ЦИК, функционировавший на правах подотдела Астраханского губернского исполкома, проводил работу по двум направлениям: административно-хозяйственному строительству и политическому руководству Калмыцкой степью. «С выделением Калмыцкой степи в самостоятельную Калмыцкую автономную область в 1920 г., ЦИК получил права и функции губернского органа», - отмечал А. Чапчаев на I областной партийной конференции [16, л. 1].

В целях восстановления калмыцкого животноводства, конференция поручила ЦИКу Калмобласти возбудить ходатайство перед Наркомпродом о снятии мясного наряда в течение 2-х лет с населения Калмобласти. Конференция в подтверждение решений 1-го Общекалмыцкого съезда Советов приняла постановление, в котором обязала ЦИК, местные Советы и другие органы вести постоянную работу по переводу кочевого калмыцкого населения на оседлый образ жизни. Первая конференция РКП(б) обязала областной, улусные и аймачные посевкомы увеличить посевную площадь с тем расчетом, чтобы получить достаточное количество урожая хлеба для населения. По вопросу о применении амнистии к общественным деятелям – калмыкам, ушедшим в стан контрреволюции, партконференция постановила просить ВЦИК применить на основании постановления Политбюро ЦК РКП от 14.10.1920 г. за № 51 п. 5 амнистию гражданам, которые были «исключительно пролетарского происхождения» [16, л. 30].

Обсуждение и принятие конференцией решений свидетельствовали о том, что партия приобретала черты не только политической организации, но и государственной с функциями, присущими государственным учреждениям исполнительно-распорядительного и контрольного характера. Поэтому партийная конференция значительное внимание уделила восстановлению экономики, развитию земледелия, предстоящей посевной кампании [9, с. 272-273].

В протоколе первой областной партийной конференции получила освещение организация калмыцких воинских частей и борьба с бандитизмом. С докладом по этому вопросу выступил А. Г. Маслов. Заслушав доклад военного комиссара Калмыцкой автономной области А. Г. Маслова, первая Областная Конференция РКП поручила Облкалмвоенкомату сформировать из калмыков Комсостав, отправив их на Краскомкурсы; просила сохранить Калмыцкий Запасной Кавдивизион и использовать его как военную школу, в целях успешной борьбы с бандитизмом и дезертирством в Калмобласти создать особый сектор с собственным командованием. Как следует из документов, на территории Багацохуровского и Икицохуровского улусов действовала банда во главе с Цекировым. Нередко бандиты появлялись на территории Царицынской губернии, в окрестностях Черного Яра, производя вооруженные нападения и ограбления мирного населения, выезжавшего на полевые работы в степь [17].

На первой Областной партконференции был избран Областной Комитет РКП(б). Областной комитет по своей структуре был похож на Губернский комитет РКП(б). Областной комитет избирался областной конференцией из 8-ми членов и 3-х кандидатов. Пленум Комитета собирался два раза в месяц в определенный день. Областной комитет сформировал для текущей работы Президиум в составе 5-ти членов [16, л. 52]. Рабочим аппаратом Облсткома (областного комитета партии) являлся Секретариат , состоявший из нескольких отделов. Секретариат возглавлял один из членов Президиума Областкома – Секретарь Областкома, ответственный за всю работу Секретариата.

Секретарь являлся исполнителем всех постановлений Облсткома и его президиума, объединял работу всех отделов, давал распоряжения отделам по исполнению решений Облсткома и партийных центральных учреждений, осуществлял связь, как с центральными, местными организациями, так и со всеми учреждениями Области путем переписки, личных посещений и пр., принимал посетителей, давал разъяснения по всем вопросам жизни организации, готовил материалы к заседаниям президиума и пленума Облсткома, вел протоколы этих заседаний, делал и представлял Президиуму Обсткома общие выводы по материалам, представляемыми Отделами. Вся переписка отделов, секретариата Облсткома и президиума проходила только через Секретариат, подпись которого была обязательна в каждом виде корреспонденции. Секретариат состоял из: а). основных отделов: 1. агитационно-пропагандистского; 2. организационно-инструкторского; 3. учетно-информационно-статистического; 4. общего отдела и б). специальных отделов: 1. отдела работы в деревне; 2. отдела работы среди женщин. Кроме того, Облстком выделял одного из членов в качестве своего представителя для постоянной работы в Областном Комитете Союза Коммунистической молодежи.

Агитационно-пропагандистский отдел вел работу в области агитации, пропаганды и печати. В области агитации отдел организовывал группу агитаторов, с помощью которых устраивал регулярные митинги в городе, уезде; регулярно созывал губернские совещания агитаторов; совместно с учетно-информационно-статистическим отделом брал на учет все агитационные силы Области; совместно с агитаторами разрабатывал темы и тезисы для митингов и собраний, писал агитационные брошюры, листовки, воззвания.

В области пропаганды сотрудники отдела совместно с учетно-информационно-статистическим отделом разрабатывали темы для лекций, собеседований, докладов, писали популярные брошюры, листовки, статьи пропагандистского характера по заданиям Комитета и по своей инициативе; организовывали регулярные доклады, лекции по основным вопросам программы партии и советского строительства, разнообразные кружки для пропагандистов, которые могли бы свободно разбираться во всех программах и политико-хозяйственных вопросах и выступать на митингах; регулярно созывали областные совещания пропагандистов.

В области печатиотдел: руководил областным органом печати, уездной печатью, областным агенством печати. Кроме того, агитационно-пропагандистский отдел организовывал партийные школы, партийные библиотеки, принимал участие в организации клубов, изб-читален.

Организационно-инструкторский отдел изучал все подчиненные Областкому организации по материалам, поступавшим в учебно-информационный статистический Отдел, по переписке с организациями, докладам разъездных работников и представителей с мест; выполнял разработку проектов, циркуляров, инструкций, утверждаемых Областкомом, в частности разрабатывал планы различных недель, дней, наблюдал за правильностью их проведения с организационной точки зрения; освещал и разрабатывал вопросы, касавшиеся форм организаций: через регулярные совещания секретарей уездных и районных комитетов партий, фракции Профсоюзов, советов кооперативов и т.д. Руководство советскими учреждениями орготдел обкома партии осуществлял через фракции исполкомов. Председатель улусного исполкома и его заместитель являлись одновременно членами бюро обкома партии, в то же время секретарь обкома РКП(б) являлся членом президиума ЦИК [7]. Осуществлял организационное единство и укрепление партийного аппарата, обязательно участвовал в выработках всех инструкций и положений, касавшихся партийной жизни советских организаций. Заведующий отделом входил в состав партийных комиссий (проекта) при Политотделах, расположенных в городе: дивизии, армии и т.д., организуемых для рассмотрения приема и исключения членов партии из ячеек воинских частей.

Учетно-информационно-статистический отдел следил за своевременным и полным поступлением в Областком всех материалов, касавшихся местной партийной жизни. Вел персональный учет всех членов партии. Регулярно отсылал в ЦК материалы, касавшиеся партийной жизни и организации, областную информационную сводку о работе местных организаций, вместе с материалами, на основании которых составлялась сводка, протоколы Президиумов, Пленумов комитета, конференции, отчеты, доклады и т.д. Две областные статистические сводки: одну движения членов партии, другую – учета и роста партийных организаций; а также представлял и другие сведения по заданиям ЦК и по собственной инициативе. Регулярно осведомлял каждый Отдел Областкома о состоянии работы и личном составе местной организации в целом и в частности – о работе и состоянии данного Отдела, составлял для этой цели таблицы, диаграммы по схемам, выработанным совместно с заинтересованным отделом. Вел список исключенных из членов партии: заносил на карту все партийные организации Области и вел алфавитный список этих организаций (по формам установленным ЦК). Вел количественный учет членов партии по формам, установленным ЦК. Составлял ежемесячно сводки, диаграммы, картограммы, таблицу по учету членов партии. Сообщал в местный партийный орган все те сведения о партийной деятельности, которые должны были опубликованы, инструктировал местные организации по вопросам постановки информации, статистики и учета [15, л. 43].

Для технического объединения и для выполнения общих дел всех отделов в секретариате организовали Общий отдел , разделявшийся на канцелярию и финансовую часть. Канцелярия исполняла переписку Областкома, ведала отправкой, приемом и разбором корреспонденции, вела общую регистрацию, хранила бумаги в архиве и т.д. Финансовая часть собирала сметные положения всех уездных организаций, составляла общую смету, инструктировала местные отделы по денежным операциям, собирала процентные отчисления с организации, вела денежные книги, составляла денежную отчетность.

Отдел по работе в деревне состоял из Областкома организаторов, выбираемого или назначаемого Областкомом и его членов, назначенных специально для работы в деревне. Отдел по работе в деревне вырабатывал и представлял на утверждение областкома план партийной работы в деревне по всей Области и руководил согласно директивам Отдела по работе в деревне при ЦК и учреждениями Областкома, работой волостных и уездных организаторов. С разрешения Областкома созывал не реже двух раз в год периодические конференции представителей всех партийных организаций Области по вопросам работы в деревне, а также регулярные совещания уездных организаторов. Редактировал «Страничку Крестьянина» в общепартийной газете, а в случае издания особой газеты или журнала для деревни, редактировал и представлял Областкому брошюры, листовки, воззвания и т.п. по вопросам работы в деревне. Через учетно-статистико-информационный отдел ежемесячно представлял отчеты о работе в деревне в областном масштабе, по установленной форме в Отдел по работе в деревне при ЦК РКП(б).

Отдел по работе среди женщин ставил своей задачей вовлечение работниц в партийную и советскую жизнь Области, для этого объединял работу всех женотделов в Области путем направления инструкторов, рассылки инструкций и циркулярных писем, отправки писем по конкретным организационным вопросам; участвовал через своего представителя в разработке и проведении всех партийных недель и дней; для общего направления политической работы устраивал периодические совещания организаторов уездных и районных женотделов; для практического проведения в жизнь инструкции Отдела при ЦК созывал совещание заведующих соответственными отделами Облисполкома; подбирал материалы для «Странички Работницы» и редактировал эти материалы, а также руководил направлением уездных «Страничек»; привлекал делегаток на партийные, советские курсы, как местные, так и центральные, при чем на местных курсах ставил политическую грамотность непременным предметом преподавания; совместно с секретарем Областкома проводил переброску работников среди женщин в пределах Области; через учетно-информационный статистический отдел посылал ежемесячно в ЦК отчет о своей деятельности [16, л. 59].

Такова структура и задачи Областного комитета партии. В целях успешного проведения партийной работы, вся территория Области была разбита на 4 уездкома: 1. Элистинский – село Элиста – в партийном отношении включала уезды Манычский, Икицохуро-Харахусовский и Больше-Дербетовский; 2. Мало-Дербетовский – село Тундутово – только Мало-Дербетовский уезд с прилегающими селами; 3. Приволжский – Багацохуровскую волость, Хошутовскую и Калмыцко-Базаринскую, 4. Яндыковский и Эркетеневский уезды.

Помимо ячейки при исполкоме автономной области, партийные организации возникли в 1919 г. в Хошеутовском, Эркетеневском, Икицохуровском, Харахусовском, Малодербетовском, Яндыко-Мочажном улусах, в 1921 г. в Большедербетовском улусе [4]. В материалах первой областной партконференции были представлены также доклады с мест: о деятельности ячейки при Облисполкоме (А. Г. Мещеряков), о деятельности Комячейки Яндыко-Мочажного улуса (Н. Очиров), о деятельности Багацохуровской улусной ячейки (Х.О. Отхонов).

Из докладов с мест выяснилось, что партийная работа на местах замедлялась из-за отсутствия тесной связи с центральными органами и кадров партийных работников. По докладу с мест первая областная партийная конференция постановила, в первую очередь, обратить внимание на постановку партийной работы на местах, отправкой туда партийных работников, т.е. инструкторов по организации ячеек, агитаторов, пропагандистов; организацию лекций, собеседований; распространение газет, воззваний, листовок, популярных брошюр и др. литературы.

Конференция выбрала Областной комитет партии в составе 11 членов (А. Г. Мещеряков, А. Ч. Чапчаев, Б. С. Акугинова, А. М. Амур-Санан, А. Г. Маслов, У. Л. Лавгаев, Г. М. Манкиров, Х. О. Отхонов, Кононенко, Сухов, Филинов) и 3 кандидатов в члены обкома (В.В. Толкунов, Б. М. Кожиев, Э. А. Кекеев). В контрольную комиссию избрали В. В. Толкунова, Э. А. Кекеева и А. Балванович, кандидатом Б. Мукаева. В ревизионную комиссию вошли Е. Сайков, Б. М. Кожиев, Н. Х. Завертяев и кандидатом С-Г. Манджиев [15, л. 67]. Из 14 членов и кандидатов в члены обкома партии 9 человек (63 %) являлись членами Калмыцкого ЦИК, избранного I Общекалмыцким съездом Советов. По мнению К. Н. Максимова, с момента образования партийные органы Калмыкии начали организационно сращиваться с органами государственной власти [9, с. 273].

Конференция выбрала на X Всероссийский съезд РКП(б) с решающим голосом от Калмыцкой автономной области А. Ч. Чапчаева и Е. Солодухина.

Большое внимание первая областная партийная конференция уделила работе среди женщин в Калмыцкой степи. По этому вопросу с докладом выступили Б. С. Акугинова, А. М. Амур-Санан. Конференция вынесла решение «немедленно начать самую серьезную работу среди женщин; признать камзолы вредными для девушек и будущего молодого поколения, поручить ЦИКу издать приказ о запрещении ношения камзолов; созвать женский съезд советов» [16, л. 72].

Таким образом, оформление калмыцкой партийной организации проходило в сложных социально-политических и экономических условиях: Октябрьский переворот, Гражданская война, голод и разруха, эмиграция донских калмыков, провозглашение автономии.

Значительное место в процессе объединения большевистской организации Калмыкии отводилось первой областной конференции РКП(б), которая оформила создание партийной организации, избрала руководящие партийные органы. Несмотря на малочисленность партийной организации, Калмыцкий обком партии по статусу был приравнен к областным с непосредственным подчинением ЦК РКП(б) на принципах демократического централизма и введен в структуру партийного управления [9, с. 273].

Конференция положила начало дальнейшему развитию и укреплению аймачных ячеек и улусных комитетов партии в Калмыкии. В некоторых учреждениях и организациях были созданы группы коммунистов. Готовились кадры новых хозяйственных и партийно-советских работников, улучшилась агитационно-массовая и информационная работа среди трудящихся.

Калмыцкий обком партии вырабатывал новые формы и методы руководства ячейками, совершенствовал организационную структуру партийных органов на местах, принимал меры по усилению роли улусных партийных организаций.

Оформление областной партийной организации Калмыкии способствовало успешному решению задач хозяйственного строительства, просвещения и культуры.

Библиография
1.
Бадмаев Н. Х. Партийное строительство в Калмыцкой автономной области (1921-1929 гг.). – Элиста: КНИИ ЯЛИ, 1969. – 51 с.
2.
Бадмаева Е. Н. Нижнее Поволжье: опыт и итоги реализации государственной политики в социально-экономической сфере (1921 – 1933 гг.). – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2010. – 544 с.
3.
Бугаев А. М., Алхастова З. М. Формирование партийной организации Чечни (1920-1925 гг.) // Теория и практика общественного развития. – 2015.-№ 20. – С. 200-204.
4.
Гладкова С. А. Большедербетовская партийная организация в период нэпа (20-е гг. ХХ в.) // Россия и Центральная Азия: историко-культурное наследие и перспективы развития. Мат-лы конф. Ч. 2. Элиста: КИГИ РАН, 2008. С. 28–32.
5.
Гладкова С. А. Государственный аппарат Калмыцкой автономной области: бюрократизм и методы борьбы с ним // Вестник КИСЭПИ, 2005. № 2. – С. 164-167.
6.
Гладкова С. А. Место и роль Калмыцкой областной организации РКП(б) в политической системе 1920-х гг. // Вестник КИГИ РАН. Вып. 20. – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2006. – С. 89-98.
7.
Информационные отчеты ОК РКП(б) в ЦК РКП(б) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 59. Л. 173.
8.
Киевская Т.Н. Калмыцкая областная партийная организация в борьбе за восстановление и развитие народного хозяйства области на основе новой экономической политики (1921 – 1925 гг.): Автореф. дисс. … к.и.н. – Ростов-на-Дону, 1975. – 29 с.
9.
Максимов К. Н. Калмыкия в национальной политике, системе власти и управления России (XVII-XX вв.). – М.: Наука, 2002. – 524 с.
10.
Максимов К. Н. Калмыкия в советскую эпоху: политика и реалии. – Элиста: АУ РК «Издательский Дом «Герел», 2013. – 464 с.
11.
Очерки истории Калмыцкой организации КПСС. – Элиста: Калм. кн. изд-во, 1980. – 451 с.
12.
Очиров У. Б. Калмыкия в период Гражданской войны (1917-1920 гг.) / Отв. ред. А. С. Сенявский. – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2006. – 448 с.: ил.
13.
Очиров У. Б. Социально-экономическое и политическое положение Калмыкии в 1920 г. // История Калмыкии с древнейших времен до наших дней: в 3 т. – Элиста: ГУ «Издательский дом «Герел», 2009. – Т. 2. – 840 с.: ил.
14.
Протокол I заседания уездкома РКП(б) и объединенного заседания коммунистов автономной области калмыцкого народа (27.01–24.12) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 1. Л. 6.
15.
Протоколы закрытых заседаний УК РКП(б) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 60. Л. 43.
16.
Протокол I Калмыцкой областной партконференции (18.02.–20.02.) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 8. Л. 48.
17.
Протоколы секретных заседаний Большедербетовского, Багацохуровского, Малодербетовского УК ВКП(б), докладные записки и переписка по вопросу о борьбе с бандитизмом в Калмыкии // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 55. Л. 62.
18.
Сангаева И. Э. Образование Калмыцкой областной партийной организации (1918-1921) // Вестник Калмыцкого НИИ ЯЛИ, № 5. Серия историко-партийная. Элиста, 1971.
19.
Сартикова Е. В. Развитие школьного образования в Калмыкии в ХХ в. – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2008. – 407 с.
References (transliterated)
1.
Badmaev N. Kh. Partiinoe stroitel'stvo v Kalmytskoi avtonomnoi oblasti (1921-1929 gg.). – Elista: KNII YaLI, 1969. – 51 s.
2.
Badmaeva E. N. Nizhnee Povolzh'e: opyt i itogi realizatsii gosudarstvennoi politiki v sotsial'no-ekonomicheskoi sfere (1921 – 1933 gg.). – Elista: ZAOr «NPP «Dzhangar», 2010. – 544 s.
3.
Bugaev A. M., Alkhastova Z. M. Formirovanie partiinoi organizatsii Chechni (1920-1925 gg.) // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. – 2015.-№ 20. – S. 200-204.
4.
Gladkova S. A. Bol'shederbetovskaya partiinaya organizatsiya v period nepa (20-e gg. KhKh v.) // Rossiya i Tsentral'naya Aziya: istoriko-kul'turnoe nasledie i perspektivy razvitiya. Mat-ly konf. Ch. 2. Elista: KIGI RAN, 2008. S. 28–32.
5.
Gladkova S. A. Gosudarstvennyi apparat Kalmytskoi avtonomnoi oblasti: byurokratizm i metody bor'by s nim // Vestnik KISEPI, 2005. № 2. – S. 164-167.
6.
Gladkova S. A. Mesto i rol' Kalmytskoi oblastnoi organizatsii RKP(b) v politicheskoi sisteme 1920-kh gg. // Vestnik KIGI RAN. Vyp. 20. – Elista: ZAOr «NPP «Dzhangar», 2006. – S. 89-98.
7.
Informatsionnye otchety OK RKP(b) v TsK RKP(b) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK). F. P-1. Op. 1. D. 59. L. 173.
8.
Kievskaya T.N. Kalmytskaya oblastnaya partiinaya organizatsiya v bor'be za vosstanovlenie i razvitie narodnogo khozyaistva oblasti na osnove novoi ekonomicheskoi politiki (1921 – 1925 gg.): Avtoref. diss. … k.i.n. – Rostov-na-Donu, 1975. – 29 s.
9.
Maksimov K. N. Kalmykiya v natsional'noi politike, sisteme vlasti i upravleniya Rossii (XVII-XX vv.). – M.: Nauka, 2002. – 524 s.
10.
Maksimov K. N. Kalmykiya v sovetskuyu epokhu: politika i realii. – Elista: AU RK «Izdatel'skii Dom «Gerel», 2013. – 464 s.
11.
Ocherki istorii Kalmytskoi organizatsii KPSS. – Elista: Kalm. kn. izd-vo, 1980. – 451 s.
12.
Ochirov U. B. Kalmykiya v period Grazhdanskoi voiny (1917-1920 gg.) / Otv. red. A. S. Senyavskii. – Elista: ZAOr «NPP «Dzhangar», 2006. – 448 s.: il.
13.
Ochirov U. B. Sotsial'no-ekonomicheskoe i politicheskoe polozhenie Kalmykii v 1920 g. // Istoriya Kalmykii s drevneishikh vremen do nashikh dnei: v 3 t. – Elista: GU «Izdatel'skii dom «Gerel», 2009. – T. 2. – 840 s.: il.
14.
Protokol I zasedaniya uezdkoma RKP(b) i ob''edinennogo zasedaniya kommunistov avtonomnoi oblasti kalmytskogo naroda (27.01–24.12) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK). F. P-1. Op. 1. D. 1. L. 6.
15.
Protokoly zakrytykh zasedanii UK RKP(b) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK). F. P-1. Op. 1. D. 60. L. 43.
16.
Protokol I Kalmytskoi oblastnoi partkonferentsii (18.02.–20.02.) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK). F. P-1. Op. 1. D. 8. L. 48.
17.
Protokoly sekretnykh zasedanii Bol'shederbetovskogo, Bagatsokhurovskogo, Maloderbetovskogo UK VKP(b), dokladnye zapiski i perepiska po voprosu o bor'be s banditizmom v Kalmykii // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK). F. P-1. Op. 1. D. 55. L. 62.
18.
Sangaeva I. E. Obrazovanie Kalmytskoi oblastnoi partiinoi organizatsii (1918-1921) // Vestnik Kalmytskogo NII YaLI, № 5. Seriya istoriko-partiinaya. Elista, 1971.
19.
Sartikova E. V. Razvitie shkol'nogo obrazovaniya v Kalmykii v KhKh v. – Elista: ZAOr «NPP «Dzhangar», 2008. – 407 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"