Статья 'Литературное наследие Уильяма Пенна' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Литературное наследие Уильяма Пенна

Ирышков Артур Владимирович

аспирант, кафедра "Институт общественных наук", Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

127221, Россия, г. Москва, ул. Полярная, 4-2

Iryshkov Artur Vladimirovich

Post-graduate student, the Institute of Social Sciences, The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

127221, Russia, Moscow, Polyarnaya Street 42

alliez11@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.5.20483

Дата направления статьи в редакцию:

22-09-2016


Дата публикации:

09-11-2016


Аннотация.

Данная статья суммирует политико-религиозные работы лидера квакерского движения на рубеже XVII-XVIII вв. Уильяма Пенна и предлагает их смысловую категоризацию. Каждой группе работ дана характеристика, приведены примеры и указаны основные мотивы выделения. В предлагаемой статье также анализируются важнейшие и опорные произведения автора, раскрывающие его новаторские идеи общественного устройства и понимания религиозной политики. Целью статьи является разработка классификации литературного наследия Уильяма Пенна, отсутствующая до сих пор в отечественной исторической науке, а также собрание как можно более полного перечня работ квакера. Методологической основой исследования выступает принцип историзма, который понимается как изучение объекта исследования в его развитии. Применительно к данному исследованию он предполагает изучение литературного наследия У. Пенна со времени его обращения в квакерство и до самой смерти. Исследование идейных структур невозможно без помещения их в конкретный политический контекст изучаемой эпохи. Только это может объяснить нам, почему возникли именно те, а не другие идеи, и как они эволюционировали. Среди общенаучных методов, использованных в данном исследовании, стоит выделить генетический метод. Полученные выводы и результаты будут уместны при изучении истории Пенсильвании и Общества друзей, общественно-политической мысли Англии на рубеже XVII-XVIII вв., а также при проведении религиоведческих исследований, в частности, на тему становления протестантизма. Новизна работы заключается в рассмотрении ранее не известных работ У. Пенна, их оценке и классификации.

Ключевые слова: Уильям Пенн, Пенсильвания, Квакеры, Некоторые плоды одиночества, Веротерпимость, Общество Друзей, Принципы правительства, Протестантизм, Вольное общество торговцев, Гностики

Abstract.

This article summarizes the political-religious work of the leader of the Quakers movement William Pen, as well as offers their conceptual categorization. The author gives characteristics to each of the group of his work and provides examples and main emphasizing motives. The article also analyzes the essential and reference compositions of W. Penn, which reveal his innovative ideas of social structure and understanding of religious policy. The goal of the research consists in formulation of classification of the William Penn’s literary heritage, which is still absent in the Russian historical science, as well as compilation of a full list of the Quaker’s works. The methodological basis for this research is the principle of historicism, which is perceived as study of the object in question in its development. Applicable to this research, it suggest the examination of W. Penn’s literary heritage since his conversion into Quakerism until his death. Study of the ideological structures is impossible without framing them into a precise political context of its time. This can explain why only certain ideas have emerged and how they evolved. The scientific novelty lies in the review of the previously unknown works of W. Penn, their evaluation and classification. The conclusion and results can be useful in study of the history of Pennsylvania, Society of Friends, socio-political thought of England at the brink of the XVII and XVII centuries, as well as religious research regarding the establishment of Protestantism.

Keywords:

principle of government, Society of Friends, Faith tolerance, Some fruits of solitude, Quakers, Pennsylvania, William Penn, Reformed Faith, Free society of traders, Gnostics

Литературное наследие Уильяма Пенна

Уильям Пенн родился в Лондоне 14 октября 1644 года, и умер в Бакингемшире 30 июля 1718. Его жизнь охватила две большие политические и религиозные потрясения в семнадцатом веке в Англии: гражданскую войну 1640-х годов и революцию 1688. Сын адмирала, который служил парламенту и республике во время гражданской войны, но кто примирился с восстановленной монархией после 1660 года, Пенн оказался вовлечен в разборки 1680-х годов из-за его дружбы с королём Яковом II и его неустанного стремления к религиозной свободе.

Изгнанный в 1662 из Крайст-Чёрч (один из крупнейших аристократических колледжей Оксфордского университета. Основан в 1525 году) за религиозный нонконформизм, Пенн отправился во Францию и учился некоторое время в протестантской академии в Сомюре. Позже он вернулся в Англию и изучал право в Линкольнс-Инн, затем стал квакером в 1667 г., находясь в Ирландии по поручению своего отца. Его обращение положило начало жизненной карьеры в качестве религиозного полемиста, проповедника, писателя и представителя Общества друзей (или, как их обычно звали, квакеров) [18; 19]. Во время публичной карьеры, которая продолжалась в течение четырех десятилетий, Пенн неустанно работал для продвижения религиозной свободы в качестве общего принципа, а также для продвижения конкретных интересов секты и колонизации Америки. Его сочинения иллюстрируют его подход к веротерпимости и желание достигнуть такого уровня религиозной свободы в Америке, которого не удалось достичь на своей родине.

Конечно, изучение творчества такой крупной исторической фигуры, как Уильям Пенн, невозможно без анализа его письменного наследия. Ведь именно через книги величайшие умы прошлого обращаются к грядущим поколения. Если его политическая деятельность хоть в какой-то мере рассматривалась отечественной исторической наукой, то анализу, классификации и переводу литературного наследия Пенна уделено гораздо меньше внимания [2; 20; 21; 22]. В фокусе научных интересов авторов находится, пожалуй, самое яркое свершение англичанина - основание колонии на побережье Северной Америки.

Как правило, работы автора можно разделить на несколько категорий. Вот какой перечень таких категорий предлагает известный исследователь Эдвин Броннер [7]: 1) религиозные работы, адресованные квакерам, 2) религиозные работы, адресованные другим людям, 3) дискуссионные, полемические сочинения, 4) морализаторские эссе для широкого круга читателей, 5) работы о политической свободе, 6) работы о религиозной свободе, 7) сочинения, продвигавшие тему колонизации Пенсильвании, 8) свидетельства, официальная переписка, 9) другие сочинения, где Пенн был соавтором или редактором.

Необходимо также окинуть взглядом эти группы и прокомментировать их основное содержание. Буквально сразу после вступления в квакерство, Пенн стал разделять их ответственность и бороться за защиту единоверцев. К первой категории относятся такие работы, как: "Письмо любви к юному верующему", где он пытается воодушевить тех друзей, которые боялись преследований и даёт наставления о том как жить и во что верить вступившим на путь квакеров людям; "Последнее прощание Уильяма Пенна", "Прощальная проповедь", "Эпистола прощания", адресованные британским друзьям перед отправлением в Америку; проповедческие работы в "Очерке трудов Уильяма Пенна в Голландии и Германии" [9]; "Дух Александра медника" и ряд работ, посвящённых защите принципа лидерства и осуждению фракционности внутри секты. Большинство работ данной группы, за исключением сведений о путешествии автора по континенту, были преданы забвению и не вызывали интереса в широких кругах.

Работы второй группы - "Нет креста, нет венца", "Ключ, открывающий путь" и "Короткий очерк рассвета..." более популярны. Они неоднократно переиздавались и были переведены на множество европейских языков. В "Ключе.." объясняются квакерские взгляды на троицу, спасение, бессмертие и проводится связь между полаганием на внутренний свет и ортодоксальным христианством. Ещё одной попыткой доказать приверженность традиционной религиозной системе было "Возрождённое раннее христианство в вере и практике людей, называемых квакерами". Вероятно, самая популярная из вышеназванных работ именно "Нет креста, нет венца".

Что есть крест? Что означает носить его? Как принимается эта работа? Такими вопросами задаётся Пенн в третьей главе своего знаменитого трактата. Буквальное понимание - это прежде всего распятие Иисуса на деревянном кресте. Однако символическое значение гораздо богаче. Иисус страдал за людей и учил их новой жизни. Поэтому мистический смысл креста в той божественной благодати и силе, которая призвана укротить плотские желания людей, их привязанности, аппетиты. Это есть инструмент "умирания" человека в мире для становления учениками Бога. Таким образом, носить крест означает постоянно отдавать свою волю на божий промысел, постоянно следить за своим сердцем, ибо именно там возникают злые помыслы, прелюбодеяния, кражи, коварство, зависть, гордость, безумство и т.д. Ношение креста - постоянная внутренняя работа по умерщвлению греха. В этом процессе необходимо постоянно согласовывать свои действия с требованиями учителя.

Далее, в четвертой главе, Уильям Пенн подробно объясняет этот путь самоотречения. Такие милости, как праздность, комфорт и разные блага, семья, дом, репутация и даже сама жизнь, будучи безобидными сами по себе, могут быть востребованы, и истинный ученик должен быть готов расстаться с этим. Параллельно автор приводит цитаты и библии, подкрепляющие его слова. Также его работа изобилует библейскими и историческими примерами. Прослеживается сожаление о том, как далеко нынешние христиане отошли от начальной доктрины.

Настоящий храм, христианская церковь не украшена вышивками, мебелью или орнаментом, предметами искусства и роскошью, но милостью духа. "В чём преимущество внешнего блеска?" - задаётся вопросом Пенн. Характерное для квакеров понимание о том, что истинное божье присутствие не в зданиях, а внутри людей нашло своё отражение в пятой главе этой работы [11, с. 43-53]. "Что есть слава истинной церкви, и какого рода то золото, что наполняет её? Скажи, о суеверный господин, разве это величественные храмы, алтари, столы, ковры, гобелены, разве это облачения, органная музыка, голоса, свечи, лампы, лотки, плиты и камни? В этом всём нет и доли истинного поклонения Христу. Несчастное отступничество - вот тому название" [11, с. 44]. И сейчас, по словам автора, вместо того, чтобы подавлять свою волю, люди реализуют свои намерения, прикрываясь ношение креста. Продолжая доказывать всю несостоятельность проявления интереса к внешним формам религии, Уильям Пенн предупреждает, что принятие креста требует постоянной внутренней работы и упражнения, постоянного отслеживания своего внутреннего состояния, ибо всё зло исходит изнутри, а не извне. Для правильного поклонения Богу Пенн выделяет четыре необходимых принципа: причастие прихожан, освящение пожертвований, молитва посредством святого духа и вера [11, с. 57].

Пенн подробно рассматривает основные пороки и недостатки людей, умело аргументируя свою позицию цитатами из священного писания. Несколько глав посвящены также оправданию квакерского стиля поведения и общения. Подробно останавливается на нелепости обращаться на "вы" к одному лицу. Как известно, это традиционный квакерский стиль речи, где ко всем, даже к королям они обращались на "ты". Во-первых, утверждает Пенн, это (то есть обращение на "вы") нелогично с грамматической точки зрения, где у каждого лица и рода есть своё местоимение, во-вторых - издревле обращение на "ты" не считалось неуважительным, существовало во многих языках и даже в Библии Иисус обращается к своим ученикам на "ты". Кроме всего этого, самый обычай обращаться на "вы" вошёл в моду из-за гордости императоров и пап, приписывающих себе почет и честь, соразмерную со многими, что требует в обращении множественного числа. Для квакеров же, для которых все равны перед богом, не важны подобные предрассудки.

С критикой автор памфлета обрушивается на духовенство. Многие из них годятся своими должностями и полномочиями, которые должны напоминать им о самоотречении. Многие используют церковную службу как лестницу в политической карьере. "Но тогда, - риторически восклицает Пенн, - как возможно такое богослужение, если сказано "царствие моё не от мира сего"? Кто из людей более самодоволен, нежели эти люди?". Сребролюбие также ставится в вину клиру: "они получают деньги людей ни за что" [11, с. 147].

"Почему ваши кровати, зеркала, одежды, столы, любовники, пьесы, парки, ваш досуг, губительные радости завладело вашими душами, вашим временем, кошельком и умом?" - спрашивает Пенн [11, с. 185], по мнению которого роскошь чужда духу христианства.

Вторая часть демонстрирует широкую историческую эрудицию автора, который приводит свидетельства и показания многих политиков, философов и выдающихся людей прошлого.

Например, Кир препятствовал развращению нравов своих подданных, выступал против пьянства и роскоши. Он сам подавал пример добродетели, захватив однажды в плен знатную девушку пленительной красоты он отказался смотреть на неё, сказав: "У меня нет желания становиться пленником своей пленницы". Пенн отмечает аскетизм и непотребность царя во время походов. Агафокл, став царем Сицилии, продолжал питаться из глиняной посуды, ибо был сыном гончара. Упоминает автор и Филиппа, царя Македонии. Говоря о господстве в Аттике, тот произнес: "я скорее возьму их добротой, чем гарнизонами, и буду всегда в почёте, нежели на время тираном". А однажды Филипп припал к земле и воскликнул: "что толку хвататься за клочки земли когда и весь мир едва ли нас насытит!". Поучителен пример Ксенофана, который, будучи уколот тем, что он не участвует в запрещённых играх, ответил: "я боюсь не за свои деньги, а за репутацию - те, кто принимают законы, должны их соблюдать". Аристид, который был большим врагом интриг и жадности, умер в нищете, несмотря на то, что был трижды избираем главным казначеем Афин. Именно к его мнению прислушались люди, когда бы отклонён проект господства Афин Фемистокла, который привёл бы к войне.

Уильям Пенн не останавливается на представителях древнегреческой мысли. Отдельная часть посвящена и анализу воззрений римский политиков и философов. Среди них Катон, Сципион Африканский, Адриан, Марк Аврелий и др. Обращаясь к опыту многих философов, Пенн приводит поучительные фрагменты из жизни таких людей, как Фалес, Пифагор, Солон, Периандер, Биант Приенский, Клеобул, Сократ, Платон, Аристотель, Диоген, Эпиктет, Сенека и других. Анаксагора, например, он считает проводником доктрины единого вечного Бога: "...отрицая божественность солнца, луны и звезд, тот говорил "Бог бесконечен и не ограничивается местом. Он есть вечная мудрость и причина всех вещей" [11, с. 268]. В комментариях ко всем этим людям Пенн находит доказательства, что мудрейшие люди всех времён предпочитали добродетель, доброту, смирение, честность, справедливость и умеренность богатству, роскоши, телесным удовольствиям, рангам и титулам.

Отдельный интерес и уникальность данной работе предаёт глава, имеющая следующее предисловие: "Не только к мужчинам можно отнести почёт, мудрость и добродетель. Были в греко-римской истории женщины, которые проявили пример кротости, благоразумия и целомудрия, и которые показали, что могут быть на равных с представителями мужского пола". В объектив внимания квакера попали следующие фигуры: Пенелопа, Гиппархия, Корнелия, Помпея, Плотина. Следует упомянуть, что признание равноправия женщин и мужчин было особенность квакерского движения. Многие известные представители "Общества Друзей" были женского пола, одними из первых выступали против рабства в Америке и вели активную миссионерскую деятельность, выступали за улучшение тюремных условий, боролись против пьянства, помогали больным и т.д. [3, 4] Если иметь в виду, что социальная составляющая - одна из важнейших в квакерском свидетельстве, то становится неудивительным их позиция в отношении равноправия полов. Кроме того, частица света содержится в каждом человеке, независимо от пола.

Затем Пенн обращается к учениям отцов церкви, теологам, богословам, свидетельствам учеников Иисуса. И первым делом квакер считает нужным обратиться к наиболее лаконичному и ёмкому выражению сути религии - к Нагорной проповеди. Автор, прокомментировав известный отрывок из Евангелия от Матфея, справедливо вопрошает: "Почему же тогда христиане должны бояться упреков и страданий, которые есть спутники их веры, ибо способствуют приобретению великой славы для своих последователей?"

Пенн приводит в пример Иоанна Крестителя, первых апостолов, даёт цитаты из Библии, желая показать, насколько бедная жизнь, довольствование самым необходимым является ключом к приобщению к Богу. На протяжении всей главы прослеживается упрёк современному поколению за любовь к еде, украшениям, одеждам, постройкам.

Пенн плавно переходит к теме идолопоклонничества, развлекательных учреждений и веселья. Интересны примеры вальденсов и лоллардов. Вальденсы - люди, последовавшие за Петром Вальдо, жителем Лиона в XII веке. Распространились по Пьемонту. Пенн отождествляет эту секту с альбигойцами: "...elsewhere called Albigenses, from Albi, a city of Languedoc in France..." [11, с. 310] А лолларды - английская секта, последователи Рейнарда Лолларда, чуть позже вальденсов выступавшая "против идолопоклонства, суеверий, и бессмысленной болтовни жителей острова". Пенн также даёт многочисленные синонимичные названия секты: "They had many other names, as Arnoldists, Esperonists, Henricians, Siccars, Insabaches, Paterenians, Turlupins, Lyonists, Fraticelli, Hussites, Bohemians (still the same;) Пенн называет этих людей настоящими правопреемниками христианской церкви, ссылаясь при этом на епископа Ашера. "И поэтому, - пишет квакер - я позволю себе ссылаться на их веру и практику в этих вопросах, считаемых, однако, пустяковыми некоторыми разгульными, недальновидными и мирскими умами нашего поколения, чьи чувства теряются при осуществлении своих непомерных желаний..." Автор работы собирается показать своим читателям новый образ жизни, который требовали эти реформаторы церкви. "Скудное питание, труд, короткий сон, простые и посредственные одежды помогают очистить душу, укротить тело, умерщвлять похоти плоти и доставить комфорт духу.", - цитирует Пенн вальденсов и продолжает - Они были настолько суровы, что в главе поучения своих детей они не давали им общаться с теми, кто был из странных местах или держался странных принципов, и у которых разговор был о пьесах, играх и подобных непотребствах." Особенно серьёзным было воспитание молодых девушек. Их не рекомендовалось выпускать из дома и показывать на глаза незнакомцам. Не трудно догадаться насколько критичным будет отношение указанных людей к тавернам, танцам, игре на инструментах - всё это считалось греховными наваждениями. Уильям Пенн приводит отрывок из проповеди пастора Бартоломея Терциана (Bartholomew Tertian), обращенная к собратьям-вальденсам. "...будьте осторожны, чтобы не порождать среди вас какие-либо резвость, обжорство, похоти, пляски, ни мерзости, ни бунта, ни вопросов, ни обмана, ни ростовщичества, ни разногласий, ни поддержки, ни увлечения любыми лицами в их гиблых речах. Также не имейте какую-либо ссору или примера жестокости среди вас, но пусть благотворительность и верность царствует среди вас, и вот хороший пример - поступайте друг с другом так, как каждый человек желает в отношении себя, ибо в противном случае невозможно, чтобы кто-то сохранил или обрел благодать Бога", - наставляет пастор своих единомышленников. Очевидно, что Пенн симпатизирует этим людям, а многие принципы и взгляды учения средневековых еретических сект весьма оправданно используются квакерами. "Вот жизнь и учение, инструкции и практика древних вальденсов. Как безвредны, как просты, как трудолюбивы, как велики и серьёзны они в своих речах! Это были мужчины, женщины, да и дети тоже, которые свыше пятисот лет отважно, но смиренно выдерживали жестокую войну за счет собственного невинной крови против неслыханной жестокости и принципиальности нескольких князей, папских легатов и епископов" [11, с. 319]. Автор подробно вдаётся в повседневный и житейский опыт сектантов с намерением ещё раз подвести читателя к мысли о том, как далеко современные братья по вере отошли от первоначального примера.

В третью категорию попадает более 30 работ Уильяма Пенна. И это не случайно, ведь именно защите квакеров от нападок их противников было посвященно большинство слов автора. Основные сочинения: "Своевременное предостережение против папства", "Новые свидетельства старых ересей", Сотрясение песочного фундамента", "Квакеризм - новое название старого христианства", "Квакеры-христиане и защита их божественного свидетельства". Все они полемизировали с папистами, пуританами, англиканцами, баптистами и др., являясь, как правило, ответными сочинениями на нападки против друзей.

Центральным произведением следующей группы являются "Некоторые плоды одиночества" [5], дополненные "Новыми плодами одиночества" ("More fruits of solitude") [12] и "Плодами отцовской любви" [10]. Данные труды представляют собой набор афоризмов, советов, наставлений и комментариев к определённым качествам характера и отношениям в обществе. Анализ подобных работ позволяют весьма эффективно проследить за взглядами и мировоззренческой позицией автора. Одними из первых Пенн в "Некоторых плодах..." касается таких качеств и категорий, как невежество, воспитание, гордость, роскошь, порицание и др.:

"Люди приходят и уходят не познав ни себя, ни окружающего мира. Тогда как это познание доставило бы много пользы и удовлетворения и помогло на пути понимания невидимых дел Творца.

Нужно научать познанию вещей, а не отягчать память правилами, иностранными языками, не обращая внимания на таланты. Детей занимать лучше в игровой форме, художественными делами. Физика, механика и история помогут ответить юношам на те вопросы, которые возникали у них самих и возбуждали на поиски ответа. Люди же, сведущие и понимающие причины процессов, быстрее освоят и светские правила и языки и манеры и ремесла. Познание помогает каждому понять собственный талант.

Обыкновение думать о себе в более великих тонах. Желание повелевать и неохота самим подчиняться воле божьей, которая провозглашается главной в молитвах. Забота о внешнем, о теле, о нарядах, о обстановке дома при встрече гостей и равнодушие к принятию бога. Нехватка смирения.

Заботимся о предоставлении телу не простых пищи и питья а изысканных. Похожи на дом внутри без украшений. Не задумываемся об уже известных негативных последствиях своих действий. Неполучение желаемого результата не повод для расстройства. Провидение и следование ему даст намного больше, чем роптание на неудачи. Мы ничего не имеем, поэтому нечестиво роптать, потеряв что-то, следует благодарить за время, когда мы пользовались этим.

Слабо видим и признаем свои слабости, хоть до суждений о других охотны. Трудно проявлять человеколюбие особо в денежных вопросах. Поэтому ссужай по доходам и не разоряй основательно не могущего вернуть долг. Бережливость должны идти о бок с щедростью. Одно без другого ведет либо к корыстолюбию либо к мотовству. Бедность от мотовства предосудительна.

Занятие трудом поддерживает в угодном состоянии, тогда как праздность наталкивает на ненужные помыслы. Умеренность в еде и напитках" [13, с. 820-822].

Пенн говорит о пользе труда в том числе и для души, как отвлечение от ненужных мыслей или компаний. Даёт советы по вступлению в брак. Важно чтобы союз был именно по родству душ, а не по соединению чувств. Указывает, что зачастую люди в браке интересуются многими вещами, не уделяя заботы своим детям и их воспитанию. Жену нужно искать такую, которая станет и другом, и в тяжести разделит судьбу. Осуждает скупость и экономию на необходимых благах. Несколько заметок Уильям Пенн делает и о дружбе и о свойствах настоящего друга: "истинный друг говорит всегда откровенно, правильно советует, охотно поможет, смел и сносит всё терпеливо, неизменен в своей дружбе. Родственникам автор отдает предпочтение в проявлении симпатии нежели чужим людям. Лидер квакеров дает несколько лаконичных советов по поведению; "будь осторожен, но не угрюм, важен, но не упорен; бодр, но не безрассуден; смиренный, но не прислужливый; терпеливый, но не равнодушный; веселый, но не легкомысленный; скорее приятный в общении, нежели фамильярный; и по-настоящему искренен лишь с немногими, которых знаешь наверняка."

Достижению справедливости предшествует хладнокровие; не нужно вступать в лишние споры и выражаться двусмысленно; Пенн считает что доверять нужно только себе, а излишняя откровенность осуждаема, хотя и не так как лживость. Предупреждает от влияния народных заблуждений и предрассудков. Интересны замечания по поводу учёности: "кто имеет больше знания, нежели рассудка, тот приносит пользу скорее другому, чем себе, ... учится следует прежде всего для самого себя." Замечания по поводу отношений детей и родителей: " Родители твои имеют на тебя естественное право", ребенок обязан своим родителям за жизнь и за попечение о себе.

Пенн рекомендует остерегаться давать обещания и скорые соглашения. Затем автор переходит к отношениям между слугой и господином, советует тщательно продумать важность проступка своего слуги перед его наказанием, помнить, что разница по статусу учреждена не личным правилом, а божьим установлением, стараться прощать тех, кто признал вину. Слугам же Пенн советует честно и преданно выполнять свои обязанности. Указывается, что зачастую ищут как и сколько оставить в наследство денег, когда важнее воспитать добродетели в детях.

Пенн восхищается деревенской жизнью, ибо "в деревнях мы можем узреть дела Господа с большим восхищением и беспрепятственно, тогда как в городах - шум и беспокойство мирских дел".

Уважительно относится к достижениям науки, однако силу ее видит в практической пользе. Советует все свои помыслы и намерения и надежды соизмерять с разумом, реальным положением дел и вескими на то причинами. В заметках о бережливости, мотовстве, скупости и щедрости автор советует избегать как одной, так и другой крайностей, держаться умеренно, не расточительствуя, но и не стремясь к богатствам чрезмерно или тем более обманом или нечестными путями. Пенн утверждает, что не богатство или бедность есть критерий уважения человека, а наличие добродетели или её отсутствие. Важные рекомендации автор дат по укрощению гнева и не советует действовать, пока не приведён в покой. Не стоит также высказывать презрение в отношении кого-либо и вообще осуждать или презирать, потому что самому можно оказаться на месте осуждаемого. Благие дела достигать необходимо лишь благами методами и не следует путать средства и цель, как обычно бывает, по мнению Пенна, в политике. Напоминая читателям старую латинскую поговорку - блажен тот, кто живет в уединении - автор опять возвращается к теме пользы спокойствия для души и называет знатнейших и почтеннейших особ мира сего несчастными, ибо они постоянно пребывают в беспокойстве.

Потом Уильям Пенн переходит к рассмотрении форм правления и подробно останавливается на тех качествах, которые подобают настоящему государю: он должен считаться с законом, править не насилием, а благоразумием; радеть за народ, а не желать власти, сея страх: "Какую пользу получил фараон умножая работы израильтянам? Никакой, кроме своей гибели." Религиозное сознание автора напоминает также, что различие между крестьянином и королем есть только в этой жизни, и после обоим придётся давать за нее отчет, поэтому всё следует употреблять по назначению. По мнению Пенна, три вещи бывают главной причиной падения правления - нерадение, притеснение и зависть. Перечислены основные качества чиновника: компетентность, не лихоимство, трудолюбие, терпение и беспристрастность. Далее Пенн подробно раскрывает значения этих качеств. По сути прослеживается одна и та же мысль - быть честным в своей работе и брать взяток. Советует жить не для себя, а для других и делать столько добра, сколько возможно, причём не хвалясь этим. Говоря о неэффективности упреков Пенн пишет, что они лишь озлобляют и не приносят должного результата. Сильный эзотерический уклон квакерства, который отражен даже в самом названии секты, пренебрежение к светской морали и вера во "внутренний свет" человека, обращении к которому в молчании голоса и разума и принятие водительства этим светом по жизни ведёт к познанию истины, на первый взгляд напоминает этику некоторых гностических учений (Экхарт с его "оставлением себя", Василид с его призывом закрыть глаза если хочешь познать истину, даосское "недеяние", некоторые современные розенкрейцерские ордена, манихейство и т.д.) Однако у квакеров мы не видим столь разработанной и мифологизированной онтологии как у гностиков первых веков или в манихействе, и того резкого дуализма, как у катаров. Они не расстались с мечтами построения Царства Божьего именно здесь, на этой земле. Поэтому отношение к институту брака, занятию предпринимательством и социальному реформаторству у квакеров гораздо лояльнее. Это подтверждается и следующими словами Пенна: "Мир сей есть драгоценнейшие и великолепнейшие чертоги, а люди, в нём живущие, суть украшение этих чертогов, а Бог есть совершенный и полномочный владелец этого". Пенн восхищается также небесными светилами, разнообразием флоры и фауны, отмечает, что при всем этом человек проявляет недальновидную мелочность и не замечает величия творения вокруг него. Пенн, однако признаёт временность и преходящий характер всего этого и говорит, что тот кто живёт для вечной жизни не боится смерти.

Многие люди, достигая чего-либо, забывают о том, кому они обязаны своим состоянием. Их горделивость притупляет чувства долга и вины. Истинно добродетельный человек всегда помнит, что всем щедростям жизни он обязан Богу. Поэтому таких людей всегда сопровождает чувство зависимости и обязанности. Не ушло от внимания автора и такое качество, как коварство. Коварные люди есть "зловредные обитатели сего мира", которые "кидаются на всё, что сулит им прибыль". Вызывает отвращение чрезмерное пристрастие таких людей захватить что-либо неправильным образом и их противоречивость в словах и действиях. Честного человека отличает чистота намерений, которые нет нужды скрывать перед кем-либо. Пенн с сожалением отмечает, что пороком лицемерия проникнуто современное ему общество, особенно придворный этикет. Качества мудрого человека проявляются в его поступках - он не спешит с выводами, не раздражается на оскорбления, исправно выполняет свою работу и своим примером учит справедливости. Уильям Пенн выступает за строгую дисциплину ума, контроль мыслей и чувство меры. Красочных осуждений не избегает и зависть.

"Какой большой и справедливый упрек (человеку) уместен за то, что он приник сердцем к тому, где он сам долго пребывать не может! Гораздо разумнее было бы ... строить себе жилище там, где время не имеет власти. Человек столь часто сбивается с этого пути!" - вторит квакер библейской притче. Последующие комментарии автора дают нам представления о его отношении к дружбе, похвале, удовольствиям, пристрастиях и т.д. Однако наиболее интересными представляются мысли по поводу представлений о Боге, где Пенн заявляет, что мы весьма заблуждаемся, думая, что Создатель посчитал нужным для нас делать многие церемонии и придумывать атрибуты набожности. Также и молитвы, исповедания и подаяния ничего не дают тем, кто прибывает во "лжи, проклятии, скупости, корыстолюбии, гордости, мщении и праздности". "Неужели думают, что Богу угодно будет, когда ему служат, хотя закон его преступают?" Естественно, никакими обрядами не умилостивить прегрешения человека.

Честность ещё не означает добродетельности. Многие торговцы честны "политически", а не "нравственно", то есть говорят правду когда это выгодно и из карьеристских целей.

Ближе к концу работы начинают проглядываться и социальные комментарии. Пенн задаётся вопросами справедливости роскоши и безделья одних и бедности других. Но он всё же верен социальной структуре: "Без сомнения знатные особы определены на свете Творцом для низших слоев наставниками в законе и политике и путеводителями в неизвестных случаях". Однако затем идёт критика того, как власть имущие распоряжаются дарованной небом властью, той расточительности и горделивости, в которую впали аристократы.

Таким образом, работа Уильяма Пенна "Некоторые плоды одиночества" по большей части есть не что иное, как кладезь советов и рекомендаций по правильной жизни. Однако так или иначе можно проследить элементы социального протеста и неразумности в текущем общественном устройстве, которых Пенн аккуратно касается.

Нельзя не отметить и "Эссе к миру", наполненную уже фактами, рациональным тоном и здравым прагматизмом. В работе содержится призыв власть имущих создать систему коллективной безопасности в Европе, пожертвовать своими личными интересами во имя мира, достоинства которого красочно расписаны Пенном.

Довольно трудно выделить именно политический характер произведений Пенна, так как аргументация и принципы зачастую исходят из религиозных норм и позиции автора. Уильям Пенн отстаивал права на жизнь, свободу, собственность, представительство во власти и суд присяжных. Конечно, он был не первым провозвестником привычных для современной демократии признаков. Наиболее известные произведения пятой группы следующие: "Обнаружение интересов Англии", "Англия и выбор нового парламента", где автор советует потенциальным избирателям на что обращать внимание при выборе кандидатов в парламент, рекомендует некоторые законопроекты и т.д. Нельзя не упомянуть написанную в соавторстве с Уильямом Мидом "Старинные и нынешние свободы народа". В этом произведении дано перечисление основных прав свободных англичан, исторические корни и пути завоевания этих свобод. Чтя память поколений и традиций, авторы делают вывод о невозможности отмены или умаления прав народа кем бы то ни было, даже самим королём.

С получением земли в Новом Свете и основанием колонии у Пенна появилась возможность воплощать свои идеи на практике более свободно. Первым таким воплощением стала знаменитая "Структура правительства провинции Пенсильвания", составлявшаяся как конституция и прошедшая через массу дискуссий и поправок. Пенн также опубликовал коллекцию документов английского права, желая показать колонистам связь своих установлений с давними английскими традициями.

Около двадцати четырёх эссе были написаны Пенном в защиту религиозной терпимости. "Великое дело свободы" подчеркивает необходимость терпимости по отношению к диссентерам, но не католикам. Пожалуй, самой цельной и предметной работой это группы является "Призыв к умеренности". Там уже отстаивается позиция толерантности как к диссентерам, так и к католикам.

Центром всей политико-религиозной активности Пенна был его "Священный эксперимент". Поэтому им было написано довольно много о Пенсильвании. Как правило, это могли быть описания местности, условия покупки земли, перечисления выгод от колонизации и льгот для новых переселенцев, документы юридического характера и т.д. Понятно, что он был не единственным автором подобного вида работ, ведь даже более привычным было, что не сам губернатор, а путешественники или поселенцы создавали описания той или иной колонии. Пенн уже участвовал в делах устроения колонии в Западной Джерси, а в 1681 году написал "Небольшое описание провинции Пенсильвания". Это было эссе описательного характера, пропагандировавшее заселение новых земель. "Описание…" сразу же перевел агентом Пенна Б. Ферли в Роттердаме на голландский, а в Амстердаме - на немецкий языки. В 1685 году появляется "Дальнейшее описание провинции Пенсильвания". Неотъемлемой частью его плана была компания, которая заняла бы центральное место в экономической жизни молодой колонии. Названная Вольным обществом торговцев Пенсильвании, компания в первую очередь была создана небольшой группой лондонских квакеров, в основном торговцев. И крупные, и мелкие инвесторы привлекались к сотрудничеству в восторженной прокламации, обещавшей выгоды от этого "очень необычного общества" [8, с. 184]. Пенн лично продвигал этот проект, опубликовав пространное письмо к Вольному обществу торговцев (1683), рекламной брошюре, в которой в пышных тонах описана центральная роль, которую он зарезервировал для компании в экономическом развитии своей колонии [15]. Подробное описание сочинений Пенна этого периода даёт В.И. Жук [1], особенно останавливаясь на главной "рекламном" трактате "Concessions to the Province of Pennsylvania". В этих "Условиях и уступках" (июль 1681 г.) Пенн определял взаимные обязательства собственника и покупателей земли в колонии и поселенцев. Необычными, написанными под влиянием квакерских этических требований, выглядят положения этого документа о торговле и землепользовании и об отношениях с индейцами. Торговля любым товаром, гласит документ, может производиться только в специальных отведенных для этого местах колоний; "если товары будут нехороши, и продавец будет продавать их плохого качества и неправильного веса, то товары конфискуются, и их стоимость идет в казну колонии". Далее отмечалось, что "при очистке земли в колонии под пашню от леса, следует сохранять из 5 акров вырубки 1 акр нетронутого леса, особенно чтобы сохранить дуб и тутовое дерево, необходимые для шелкопрядения и судостроения". И, наконец, строго запрещалось "каким-то образом или средством, словом или поступком, оскорблять или наносить вред индейцам" [14, с. 21-22]. Впервые в истории колонизации Америки европейский собственник проявляет не только заботу о колонистах, но и о туземном населении и природе. В сентябре - октябре 1681 г., провожая в порту первую партию поселенцев, отправлявшихся в Пенсильванию. Пенн передает с ними свое личное "Письмо дружбы" вождям индейцев Делавэра." Активность Пенна именно в новом свете привлекает исследователей больше всего. Юридическую сторону "эксперимента" анализировал С.А. Исаев [2]. В его статье дается сквозной аналитический обзор семи конституционных документов Пенсильвании колониального времени: 1681–1701 гг. Обозначено место каждого документа в истории становления политико-правовой системы колонии Пенсильвания и соотношение между ними. Автор предлагает присвоить каждому документу фиксированное русское название, с тем чтобы впредь в российской американистике они именовались следующим образом: 1) Королевская хартия Пенсильвании 1681 г. (28 февраля или 4 марта) — первоначальный базовый акт делегирования королевских полномочий основателю колонии Уильяму Пенну и его потомкам. Она оставалась в силе с момента утверждения до провозглашения независимости США в 1776 г., кроме периода 1692–1695 гг. 2) Концессии Пенна 1681 г. (11 июля) — акт, которым Пенн делегировал поселенцам Пенсильвании права, связанные с бытовым обустройством Пенсильвании. 3) Хартия свобод Пенна 1682 г. (25 апреля) и 4) Форма правления Пенсильвании 1682 г. (5 мая) определили политическое устройство колонии. Год спустя документы 3 и 4 заменила 5) Форма правления Пенсильвании и Делавэра 1683 г. (2 апреля), действовавшая в обеих колониях фактически до середины 1690-х гг. Ради преодоления правового вакуума 1695–1696 гг. самими пенсильванцами была выработана

6) Маркхэмова Форма правления 1696 г. (7 ноября). Во время последнего пребывания У. Пенна в колонии им была выработана и выдана 7) Хартия Пенсильвании 1701 г. (28 октября), которая действовала уже до конца колониального периода.

Последний документ заслуживает более пристального внимания, ибо это последняя сессия с участием самого Пенна. Кроме того, рассмотрение изменений, которые произошли на протяжении колониального периода позволит лучше понять основные векторы политики Пенна, изменения и корректировку на практике его первоначальных замыслов. Все это необходимо для построения целостной картины его общественно-политической деятельности.

В 1690 году Пенн выпускает "Некоторые предложения для второго заселения". К началу XVIII века ситуация меняется и возникает полемика вокруг прав собственности на колонию. В это время Пенн ведёт переписку с английским Торговым департаментом (Board of Trade), пытаясь отстоять своё губернаторское правление.

Следуя традиционному для лидеров Друзей изданию свидетельств своей доктрины и солидаризирующей литературы Пенн написал некоторые эссе на эту тему. Самым примечательным являются его комментарии на журнал основателя секты. Эта работа издавалась неоднократно под названием "Небольшой очерк расцвета и успеха людей, называемых квакерами". Другие подобные очерки довольно коротки и представляют собой свидетельства тех или иных описаний или поучительных биографий, начиная с такового в 1671 году Джошиану Коэлу и заканчивая 1712 годом – Джону Банксу. Гораздо более личностным является «Эссе о благословенных кончинах Гильемы Марии Пенн и Спрингет Пенн», написанное в память об умерших жене и старшем сыне. Первоначально это было два разных эссе 1694 и 1696 годов соответственно. Под указанным общим названием работы вышли в 1699 году.

Последняя группа публикаций есть работы, к которым Пенн приложил руку, зачастую играя не главную роль в коллективе авторов. Впервые будущий основатель колонии появился в печати в 1660 году с поэмой на латыни, посвящённой памяти Генри, герцогу Глостерскому. Однако единственным трудом, заслужившим внимание и переиздание, было «Memorials of the English affairs…» Уайтлока - своеобразная история страны до конца правления Карла I.

В таких произведениях, как «Согласованность и единство», «Гармония божественных доктрин», «Созвучие Ветхого и Нового Заветов» Пенн был соавтором проповедей, статей и вступительных слов. Со вступление в квакерство у Уильяма появились заботы по отражению нападок на Друзей. В 1698-99 годах вместе с ирландскими единоверцами он выпускает «Истину, отстаиваемую людьми, называемыми квакерами» и переиздает работу Генри Стабба «Свет, сияющий во тьме». В 1711 году Пенн публикует «Молчи, но не духовно» - сборник эссе, посвящённых жизни Уайтлока, а также предисловие к "Журналу…" Джона Бэнкса, своего старого друга.

Как мы видим, публицистическая деятельность Пенна была крайне насыщенной. Не будет сильной ошибкой сказать, что его литературные труды начались именно со вступления в религиозную группу Друзей. Большинство работ, как явствует из статьи, имеют философско-религиозный подтекст и стремятся согласовать общественное устройство с нормами морали и с верой. Однако Пенн был далёк от меланхоличного сочинительства в спокойной обстановке материальной обеспеченности. Почти каждое его произведение есть результат долгих дум, инспирированных каким-либо горем, утратой или преследованиями со стороны властей, а одни из самых известных работ были созданы в лондонском Тауэре, во время тюремного заключения. Кроме того, из-за колониальной авантюры Пенн лишился своего состояния к концу жизни и оказался в долгах.

Возможно, для современных читателей многие мысли квакера покажутся банальными, а его разработки основ конституционного устройства, при нынешнем то уровне развития демократии и республиканской формы правления - несовершенными. Однако для конца XVII века это было заслугой, тем более что Пенн пошёл дальше теоретических построений - он пытался реализовать идеи на практике. Может быть, именно по этому Филадельфия - столица Пенсильвании - была самым развитым городом в те времена, и именно там проходили знаменитые конгрессы, на которых молодая нация американцев официально заявила о своей независимости и создании нового государства.

Библиография
1.
Жук С.И. Вильям Пенн и основание Пенсильвании // Вопросы истории. 2000. № 1. С. 56.
2.
Исаев С.А. Хартии колониальной Пенсильвании // Петербургский исторический журнал: исследования по российской и всеобщей истории. СПб., 2014. Т. 1. С. 212–230.
3.
Павлова Т.А. Квакерское движение в Англии (вторая половина XVII – начало XVIII в. // Религии мира. История и современность. М.: Наука, 1982. С. 90.
4.
Паншон, Джон. Квакеры и мир сей. История Общества Друзей для русских читателей / Пер. с англ. Т.А. Павловой. М., 1998. С. 90.
5.
Пенн, Уильям. Вильгельма Пенна, основателя и законодателя Пенсильванской провинции, Плоды уединения, основанные на рассуждениях и правилах о перемене человеческой жизни. М., 1790. С. 87.
6.
Avalon Project – Documents in Law, History and Diplomacy / Frame of Government of Pennsylvania. May 5, 1682. [Электронный ресурс]: http://avalon.law.yale.edu/17th_century/pa04.asp#1
7.
Bronner, Edwin B. "Truth exalted" through the printed word / The Papers of William Penn, Volume 5. University of Pennsylvania Press, 1981. P. 31-43.
8.
Janney, Samuel M. The Life of William Penn: With Selections from His Correspondence and Auto-biography. Hogan, Perkins & Company, 1852.
9.
Penn, W. An account of W. Penn's travails in Holland and Germany, anno MDCLXXVII, for the service of the Gospel of Christ, by way of journal containing also divers letters and epistles writ to several great and eminent persons whilst there / [Электронный ресурс]: http://quod.lib.umich.edu/cgi/t/text/text-idx?c=eebo;idno=A54095.0001.001.
10.
Penn, W. Fruits of a father's love : being the advice of William Penn to his children, relating to their civil and religious conduct. Philadelphia : Printed by Benjamin Johnson, 1792.
11.
Penn W. No cross no crown. London, 1842.
12.
Penn W. Some Fruits of Solitude / More Fruits of Solitude. Wildside Press, 2007.
13.
Penn W. A collection of the works of William Penn: to which is prefixed a journal of his life, with many original letters and papers not before published, London : J. Sowle, 1726.
14.
Pennsylvania, Published Archives Series, 1664–1902. Provo, UT, USA: Ancestry.com Operations, Inc., 2011. 4th ser., vol. 1.
15.
The Articles Settlement and Oflices of the Free Society // Pennsylvania Magazine of History and Biography, № 5, 1882, pp. 44-45.
16.
Шебзухова Т.А., Федорченко Е.Н. Гражданское общество и государство: проблемы взаимоотношения и перспективы взаимодействия // Право и политика. 2013. № 7. C. 868-875. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.7.5225.
17.
Коротков В.О. Предназначение христианина в концепциях идеологов протестантизма // Философия и культура. 2016. № 5. C. 715 - 720. DOI: 10.7256/1999-2793.2016.5.15097.
18.
Melvin B. Endy, Jr., William Penn and Early Quakerism. Princeton, 1973.
19.
Penn W. A brief account of the rise and progress of the people, called Quakers. London, 1694.
20.
Жук С.И. “Срединные колонии” Британской Америки и истоки современной цивилизации США // Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли. М.: Наука, 2001. 495 с.
21.
Ни В.И. Идея мира в европейской политической мысли Нового времени: Генезис и эволюция: диссертация канд. полит. наук. М., 2002. 134 с.
22.
Алентьева Т.В. Уильям Пенн, квакеры и основание Пенсильвании // Метаморфозы истории. 2002. № 2. С. 43.
References (transliterated)
1.
Zhuk S.I. Vil'yam Penn i osnovanie Pensil'vanii // Voprosy istorii. 2000. № 1. S. 56.
2.
Isaev S.A. Khartii kolonial'noi Pensil'vanii // Peterburgskii istoricheskii zhurnal: issledovaniya po rossiiskoi i vseobshchei istorii. SPb., 2014. T. 1. S. 212–230.
3.
Pavlova T.A. Kvakerskoe dvizhenie v Anglii (vtoraya polovina XVII – nachalo XVIII v. // Religii mira. Istoriya i sovremennost'. M.: Nauka, 1982. S. 90.
4.
Panshon, Dzhon. Kvakery i mir sei. Istoriya Obshchestva Druzei dlya russkikh chitatelei / Per. s angl. T.A. Pavlovoi. M., 1998. S. 90.
5.
Penn, Uil'yam. Vil'gel'ma Penna, osnovatelya i zakonodatelya Pensil'vanskoi provintsii, Plody uedineniya, osnovannye na rassuzhdeniyakh i pravilakh o peremene chelovecheskoi zhizni. M., 1790. S. 87.
6.
Avalon Project – Documents in Law, History and Diplomacy / Frame of Government of Pennsylvania. May 5, 1682. [Elektronnyi resurs]: http://avalon.law.yale.edu/17th_century/pa04.asp#1
7.
Bronner, Edwin B. "Truth exalted" through the printed word / The Papers of William Penn, Volume 5. University of Pennsylvania Press, 1981. P. 31-43.
8.
Janney, Samuel M. The Life of William Penn: With Selections from His Correspondence and Auto-biography. Hogan, Perkins & Company, 1852.
9.
Penn, W. An account of W. Penn's travails in Holland and Germany, anno MDCLXXVII, for the service of the Gospel of Christ, by way of journal containing also divers letters and epistles writ to several great and eminent persons whilst there / [Elektronnyi resurs]: http://quod.lib.umich.edu/cgi/t/text/text-idx?c=eebo;idno=A54095.0001.001.
10.
Penn, W. Fruits of a father's love : being the advice of William Penn to his children, relating to their civil and religious conduct. Philadelphia : Printed by Benjamin Johnson, 1792.
11.
Penn W. No cross no crown. London, 1842.
12.
Penn W. Some Fruits of Solitude / More Fruits of Solitude. Wildside Press, 2007.
13.
Penn W. A collection of the works of William Penn: to which is prefixed a journal of his life, with many original letters and papers not before published, London : J. Sowle, 1726.
14.
Pennsylvania, Published Archives Series, 1664–1902. Provo, UT, USA: Ancestry.com Operations, Inc., 2011. 4th ser., vol. 1.
15.
The Articles Settlement and Oflices of the Free Society // Pennsylvania Magazine of History and Biography, № 5, 1882, pp. 44-45.
16.
Shebzukhova T.A., Fedorchenko E.N. Grazhdanskoe obshchestvo i gosudarstvo: problemy vzaimootnosheniya i perspektivy vzaimodeistviya // Pravo i politika. 2013. № 7. C. 868-875. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.7.5225.
17.
Korotkov V.O. Prednaznachenie khristianina v kontseptsiyakh ideologov protestantizma // Filosofiya i kul'tura. 2016. № 5. C. 715 - 720. DOI: 10.7256/1999-2793.2016.5.15097.
18.
Melvin B. Endy, Jr., William Penn and Early Quakerism. Princeton, 1973.
19.
Penn W. A brief account of the rise and progress of the people, called Quakers. London, 1694.
20.
Zhuk S.I. “Sredinnye kolonii” Britanskoi Ameriki i istoki sovremennoi tsivilizatsii SShA // Amerikanskaya tsivilizatsiya kak istoricheskii fenomen. Vospriyatie SShA v amerikanskoi, zapadnoevropeiskoi i russkoi obshchestvennoi mysli. M.: Nauka, 2001. 495 s.
21.
Ni V.I. Ideya mira v evropeiskoi politicheskoi mysli Novogo vremeni: Genezis i evolyutsiya: dissertatsiya kand. polit. nauk. M., 2002. 134 s.
22.
Alent'eva T.V. Uil'yam Penn, kvakery i osnovanie Pensil'vanii // Metamorfozy istorii. 2002. № 2. S. 43.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"