Статья 'Западногерманский терроризм и средства массовой информации в 1960-1980-е гг: оценки профессора Андреаса Эльтера' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Западногерманский терроризм и средства массовой информации в 1960-1980-е гг: оценки профессора Андреаса Эльтера

Андросов Дмитрий Петрович

аспирант, кафедра немецкого языка и культуры, факультет иностранных языков и регионоведения, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 31, корп. 1, каб. 433

Androsov Dmitry Petrovich

Post-graduate student, the department of German Language and Culture, M. V. Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, Moscow, Lomonosovsky Prospekt 31, building #1, office #433
 

dmitri.androssow@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.3.19211

Дата направления статьи в редакцию:

17-05-2016


Дата публикации:

28-06-2016


Аннотация: Предметом исследования являются взаимоотношения террористической организации "Фракция Красной Армии" со СМИ в ФРГ. Особое значение уделяется в статье исследованиям в этой области, проведенным немецким профессором университета города Кёльна, доктором Андреасом Эльтером. Леворадикальные группы ФРГ, начиная с конца 1960-х гг. начали активно использовать средства массовой информации для оказания влияния на граждан республики посредством самопозиционирования и самовыражения, а также как коммуникационный канал для передачи своих посланий. Автором анализируется содержание книги Андреаса Эльтера "Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien" и проводятся умозаключения на основе выводом, выведенных исследователем. Основным выводом проведенного исследования является установление и раскрытие латентных, но взаимовыгодных взаимосвязей, установленных между функционированием и принципами работы средств массовой информации как коммерческих структур и членами террористической организации РАФ в Западной Германии, особенно ярко проявивших себя в 1970-е гг. во время острейшего внутриполитического кризиса известного как "Немецкая осень".


Ключевые слова: ФРГ, терроризм, Фракция Красной Армии, средства массовой информации, коммуникация, общество, Немецкая осень, политический кризис, манипуляции, журналистика

Abstract: The subject of this research is the interrelations between the terrorist organization “Red Army Faction” and mass media in the Federative Republic of Germany. Special attention is given to the research in this area conducted by Andreas Elter – German Professor of the University of Cologne. Since the late 1960’s, left wing radical groups of FRG began to actively use mass media to influence the citizens of the republic via self-positioning and self-expression, as well to be a communication channel for delivering their messages. The author analyzes the content of Andreas Elter’s book "Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien" and draws conclusions based on the scholar’s reasoning. The author determines and reveals the hidden, but mutually beneficial interconnections, established between the functioning and the principles of operation of mass media as the commercial structures, and the members of “Red Army Faction” terrorist organization in West Germany, who most vividly manifested themselves in 1970’s during the time of the acute political crisis, known as the “German Autumn”.



Keywords:

Journalism, Manipulations, Political crisis, German Autumn, Society, Communication, Mass media, Red Army Faction, Terrorism, FRG

Отношения между террористами и СМИ в ФРГ начиная с конца 1960-х гг. явились важным аспектом в контексте противостояния между институтами конституционной власти и террористической угрозой, появление которой явилось результатом глубоких политических и социальных противоречий послевоенного времени в ФРГ.

Тема «РАФ и СМИ» охватывает большое множество всевозможных граней: Так, например, заявления, декларации, официальные сообщения и теоретические тексты РАФ можно рассматривать как часть ее медиа-политики в сфере СМИ. Эта политика (Эльтер ввел термин «коммуникационной стратегии») была нацелена либо на широкую общественность, либо фокусировалась на группах, симпатизирующих как на специфическую целевую аудиторию.

Идеологические основы РАФ играют большую роль в исследованиях адвоката и журналиста Бутца Петерса. В своей книге «RAF: Terrorismus in Deutschland» 1991 года он не только анализирует историю и деятельность РАФ, но и составляет довольно подробные биографические очерки основных представителей «первого поколения» РАФ. Делает он это в том числе для того, чтобы показать тесную связь террористов с медийным пространством Западной Германии уже на ранних этапах становления их организации.

Однако, по-настоящему новую веху в истории изучения взаимоотношений РАФ со СМИ отрывает профессор университета города Кёльн, доктор Андреас Эльтер (Andreas Elter) и его труд «Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien», вышедший в свет в 2008 году. В то время как сам Эльтер является по образованию и роду деятельности журналистом, он, среди прочего, совершенно по-новому и с другого угла переосмысливает послания террористов, которые транслировались ранее посредством СМИ Западной Германии.

Так, Андреас Эльтер, иначе чем журнал «Шпигель» в 1980-х гг. интерпретирует письмо лидера РАФ Баадера в «Новостную редакцию западнонемецкой прессы», в которой тот цитирует бразильского революционера Карлоса Маригеллу. Главной целью письма, на его взгляд, представляется целенаправленный выпад против завоевавших популярность средств массовой информации. Причину этого упрека в сторону СМИ со стороны РАФ Эльтер отчетливо видит в содержании одного из писем террористов и приводит выдержки из него: „[...] потому как западногерманская пресса практически полностью недооценила заявление отрядов, ведущих городскую партизанскую войну – герилью. Вместо этого, газета «Frankfurter Rundschau» распространила составленное из отдельных букв письмо, чей поддельный характер становится очевидным при сравнении с аутентичными публикациями РАФ, для того, чтобы создать впечатление, что совершающие нападения намеренно стараются запутать, действуют хаотично, что должно в действительности вселять тревогу в население. [...] Концерн Шпрингер под угрозой дальнейших бомбовых атак опубликовал, пусть и искаженно, направленные ему требования. Прочая пресса должна знать, что она сама провоцирует дальнейшие акции против концерна Шпрингер, когда она вследствие экономического давления, исходящего от Шпрингера, добровольно и оппортунистически подчиняется его цензурной практике. Поэтому мы призываем не вводить население в дальнейшем в заблуждение относительно политического содержания наших бомбовых атак. [...]."[1]

«Заявление о нападении на центральный вокзал Гамбурга», открыто опубликованное в «Шпигеле» в 1985 году, вызывает у Андреаса Эльтера в его книге «Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien» особый интерес. В то время как тогда журнал имел своей главной целью показать общественности отношение левых радикалов к средствам массовой информации ФРГ и спровоцировать, тем самым, споры на этот счет, для Эльтера данное заявление представляется особенно важным сразу в двух аспектах.

Во-первых, оно показывает, что террористическая группа разработала, очевидно, что-то вроде «зеркала прессы» для того, чтобы определять, кто и что о ней писал. Как иначе, задается вопросом Эльтер, они смогли бы еще узнать, что статья Циммерманна была опубликована «помимо прессы Шпрингера параллельно также в восьми межрегиональных ежедневных газетах». Как отмечает Андреас Эльтер, «зеркало прессы», собрания газетных статей и их систематизация являются классическим инструментом любого отдела печати и отдела по работе с общественностью, а также вспомогательным средством для «внешней коммуникации». [1]

Во-вторых, утверждает автор, заявление потому особенно показательно, что оно выдает амбивалентность РАФ в отношении средств массовой информации. В то время как, с одной стороны, завоевавшие популярность газеты и эксплицитно «Frankfurter Rundschau» (FR) критикуются как инструмент государственной охраны, в этом же самом заявлении всего несколько строк выше, с другой стороны, террористы сами цитируют FR, чтобы подтвердить тезис о неком тайном заговоре: «[...] Тем временем сообщение в FR подтвердило, что проекты встречных ударов со стороны государственной охраны с 1972 года [...] развивались согласно концепции ЦРУ [...].»

Большое внимание в современных исследованиях уделяется периоду заключения террористов в тюрьме «Штаммхайм». Для Андреаса Эльтера анализ этого временного отрезка играет первостепенную роль в виду выявления определенных «коммуникационных стратегий» РАФ. В поисках обоснования этих стратегий он, в частности, ссылается на статью из журнала «Штерн» 2002 года. В этой статье ставится вопрос о возникновении так называемого «мифа о Штаммхайме». [3] По сути, этим «мифам» о многих обстоятельствах и условиях заключения, созданным, прежде всего, самими террористами, Эльтер впервые дает строгое определение и представляет их как особые «коммуникационные стратегии», осуществляемые при помощи средств массовой информации. Учитывая другие факторы, игравшие свою роль, исследователь задается вопросом о том, обязаны ли мы исключительно коммуникационным стратегиям РАФ тем, что возникшая дискуссия о смерти заключенных в тюрьме длится и сегодня. Наряду с этим, нам необходимо отметить, что выяснение подлинных условий заключения, в которых содержались заключенные, действительно, остается до сих пор предметом обсуждения и представляется сложным и неоднозначным вопросом.

Эльтер глубже и основательнее, чем публицисты 1980-х гг., исследует факт визита французского философа и литератора Жан-Поля Сартра в «Штаммхайм». Он соглашается с главным выводом «Шпигеля» о пропагандистской мотивации и значении данной акции. Однако, вместе тем, Эльтер поднимает суть вопроса на качественно новый уровень. Для него данный случай стал одним из самых успешных и ловких ходов в рамках внешней коммуникации коммуникационной стратегии РАФ.

Автор подчеркивает, что уже в самой просьбе к Сартру посетить их и провести интервью с Андреасом Баадером заключенные РАФ не делали тайны из того, что они хотели, тем самым, публично сообщить об этом визите и распространить эту новость. Более того, они не скрывали, что хотят использовать эту встречу не только для гуманистических (как писал в 1980-х гг. «Шпигель»), но также и для политических целей. «[...] Для того чтобы провести с Андреасом интервью, вовсе не нужно, чтобы ты соглашался с нами во всем. Что мы хотим от тебя, это то, чтобы ты предоставил нам защиту твоего имени и применил для этого интервью свой дар как марксиста, философа, журналиста, моралиста, дабы дать нам возможность, используя это, транслировать вовне определенные политические смыслы, необходимые для практики вооруженной антиимпериалистической борьбы [...]» - цитирует Эльтер отрывок из письменного обращения рафовцев к Сартру.

Наряду с этим, Эльтер акцентирует внимание на решающей роли медийной общественности, которую та играла прежде всего в связи с голодовкой заключенных в тюрьме «Штаммхайм». Так же и в этом конкретном случае речь идет о коммуникационной стратегии РАФ и ее адвокатов, главным образом уже упомянутого Клауса Круассана. Условия тюремного заключения должны были сделаться предметом общественного обсуждения по мнению РАФ не только для того, чтобы – как постоянно утверждалось – предоставить заключенным защиту от возможного убийства службой безопасности. Репортажи в СМИ о «голодовке» и «одиночном заключении как пытке» являлись главным образом, действенным средством террористов для того, чтобы показать общественности «истинную физиономию» государства и, вместе с этим, мобилизовать симпатизирующих.

Андреас Эльтер развивает дальше рассуждения Бутца Петерса о значении медийных каналов для левых радикалов. Эльтер утверждает, что РАФ нуждалась в традиционных СМИ в первую очередь не в качестве основы для первоисточников к своей агитации, на чем Петерс делал особый акцент, – в этой сфере были заняты прочие подпольные журналы – но прежде всего в качестве массово-медиального посредника и распространителя ее посланий.

Автор «Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien» видит подход, заключающийся в совершении нападений и похищений с целью добиться таким путем публикаций в прессе, постоянным и твердым компонентом требований террористов в их коммуникационной стратегии.

Исходя их публикаций прошлых лет, самым известным случаем применения этой стратегии для РАФ стало похищение Ханнса-Мартина Шлейера, утверждает Эльтер. «Шпигель» 1977 года уделял главное внимание роли СМИ в этой истории и использовал этот случай как повод указать на просчеты федерального правительства тогдашнего канцлера, социал-демократа Гельмута Шмидта. Издательство успешно выполняло в этой связи свою основную роль как зарекомендовавшего себя в качестве независимого и наиболее авторитетного средства массовой информации Западной Германии. На этом этапе Эльтер счел функцию «Шпигеля» выполненной.

В наше же время автор развивает мысль о психологическом восприятии общественностью медийных посланий такого рода. Террористы в определенном смысле выступили в качестве настоящих «революционеров в области передачи информации», эффективно используя технологические новшества уже завоевавшего рынок телевидения, в том числе вследствие быстрого распространения цветного телевидения в ФРГ. Речь в книге Эльтера идет о первом в истории видео-послании террористической организации. А фотография похищенного президента союза работодателей и председателя Федерального союза германской промышленности Шлейера на фоне логотипа РАФ, появившаяся в 1970-х гг. не только на обложке нового еженедельного номера «Шпигеля», но и на обложках многих других периодических печатных изданий ФРГ, как никакая другая символизирует теперь историю РАФ, заключает Эльтер.

В контексте событий «Немецкой осени» ярче всего, по мнению Эльтера, воплотилась в реальность коммуникационная стратегия шантажа террористов. Едва ли имелось хоть одно признательное письмо к какой-либо нашумевшей акции РАФ, в котором бы не содержалось требования об опубликовании в прессе. Эльтер приводит примеры того, что уже во время процесса по делу о поджоге торгового дома в 1968 подсудимые (Хорст Зёнляйн, Торвальд Пролль и Андреас Баадер) заботились об эффективном использовании своих выступлений для средств массовой информации. В дальнейшем, это происходило и при похищении Шлейера, захвате пассажирского самолета «Люфтганзы», а еще раньше и при захвате и взятии заложников в немецком посольстве в Стокгольме. В этом случае в их письме, среди прочего, было написано: «[…] Данное заявление от нас, заявления заключенных [в тюрьме «Штаммхайм»] либо их адвокатов будут тот час же переданы международным новостным агентствам и в полной форме, без сокращений распространены в ФРГ через радио и телевидение. В течение всего хода операции правительство должно публично сообщать о своих решениях через СМИ. Вылет наших товарищей будет транслироваться напрямую телевидением ФРГ и шведским телевидением.» [1]

Андреас Эльтер разделяет в целом позицию Бутца Петерса относительно вопроса о том, почему существование РАФ было выгодно для СМИ и каким образом последние старались использовать зачастую искуственно созданную медийную популярность радикалов. Однако, Эльтер всматривается еще глубже и дает их взаимодействию определение «взаимовыгодный симбиоз». Наглядней всего он демонстрирует это на примере, когда с одной стороны действуют СМИ совместно с правоохранительными органами, а с другой – террористы, используя их коммуникационные стратегии, применение которых естественным образом отражалось на поведенческой тактике и образе жизни террористов. Для Эльтера это становится очевидно из разговора между журналистами Ральфом Райндерсом (Ralf Reinders) и Роландом Фрицшем (Roland Fritzsch) с представителями «Движения 2 июня» - радикальной организации, действовавшей совместно с РАФ. Он приводит отрывок этого интервью: «[...] - Каким образом полиция и кризисный штаб коммуницировали с вами? – Через СМИ. Иногда они также сообщали, что сегодня вечером что-то будет в выпуске новостей. В субботу, 1 марта, 1975 года, в 00:05 часов по радиостанциям SFB и RIAS было передано следующее заявление полиции: [...] – Откуда вы знали, что это будет идти в 00:05 часов по этой радиостанции? – Хочешь сказать, мы бы отключили радио в это время хотя бы даже на пять минут? Как правило, об этом объявляли заранее, а затем еще и неоднократно повторяли. Они также использовали новостные сообщения для нашей поимки, когда они каждый раз транслировали их поздно ночью. И на четверную ночь они продвинулись так далеко, что даже задействовали все специальные автомобили с антеннами для пеленгования, потому как надеялись, что в 4:00 утра в Берлине больше не будет так много включенных телевизоров. Однако, весь город просто прилип к нему.» [1]

Исходя из этого и некоторых других подобных примеров, Эльтер делает вывод, что террористы заигрывали со СМИ, «играли с ними, так сказать, от борта» [там же], вследствие чего они не только побуждали к опубликованию своих заявлений и передавали послания, но также посредством СМИ сами принимали эти послания и интерпретировали для выполнения своих задач. Так же как и во время похищения политика Петера Лоренца (Peter Lorenz), осуществленного «Движением 2 июня», радиовещание и телевидение должно было служить также и террористам РАФ в первую очередь в качестве носителей двух главных каналов коммуникации с полицией и кризисными штабами. При этом, подчеркивает Эльтер, эти каналы были практически всегда открыты для коммуникационного обмена – чаще всего имплицитными путями – с обеих сторон, подтверждением чему служат истории с похищением Шлейера, захватом пассажирского самолета и другие.

Подтверждение в выборе и разработке определенных коммуникационных стратегий Эльтер находит во внутренней структурированной работе РАФ, которая успешно осуществлялась в силу функционирования налаженной «внутренней коммуникации». [1] Автор ссылается при этом на то, что смог сообщить бывший член РАФ Герхард Мюллер (Gerhard Müller) в 1976 году во время одного из своих допросов, а именно: у большинства арестованных членов РАФ было задание систематически анализировать газеты и журналы. Это происходило в основанной на разделении труда форме, обговоренной заранее и отчасти координируемой из одного «информационного центра». Так например, Ирмгард Мёллер (Irmgard Möller), по его словам, должна была отвечать за обработку материалов французской ежедневной газеты «Libération», Гудрун Энслин (Gudrun Ensslin) - за «Le Monde», Бригитта Монхаупт (Brigitte Mohnhaupt) - за британские газеты, Вернер Хоппе (Werner Hoppe) и Кармен Ролл (Carmen Roll) отвечали за американские, а Манфред Грасхоф (Manfred Grashof) - за немецкие военные журналы.

Вместе с тем, Эльтер подвергает сомнению вопрос относительно того, происходила ли внутренняя коммуникация так же скоординировано и в прочих отношениях при других обстоятельствах. Эти сомнения Андреас Эсльтер аргументирует на основе анализа внутренней структуры РАФ. Поскольку она не в каждый период времени была выстроена строго иерархически, практика абсолютно единой как внешней, так и внутренней коммуникации представляется ему затруднительной к осуществлению и поэтому маловозможной. Ровно так же маловероятно для результатов его исследования является и то, что существовал некий один единый «пресс-центр» или какой-либо специальный отдел, занимающийся исключительно работой с общественностью либо агитацией и пропагандой.

В своих исследованиях Эльтер часто идет практически по следам террористов, имея перед собой цель, заключающуюся в выявлении методологических оснований их коммуникационных стратегий. В этом подходе он видит единственно верную предпосылку к тому, чтобы достичь всеобщего и имеющего как можно более убедительную доказательную базу понимания взаимодействия между РАФ и средствами массовой информации. Такой вектор исследовательской мысли, среди прочего, убеждает Эльтера в правильности воззрений Петерса относительно того, что были отдельные члены РАФ, которые располагали фундаментальными знаниями медийного ландшафта. Кроме того, добавляет автор, они размышляли в категориях коммуникационных стратегий, а затем претворяли их в практику.

Один из главных выводов исследования Эльтера заключается в том, что несмотря на то, что РАФ избрала официальные, «этаблированные» СМИ в качестве своего непримиримого врага, она входила – совершенно желаемо и сознательно – то один, то другой раз в некий симбиоз с ними, соглашаясь с априорно понимаемыми условиями данного взаимодействия, от которого, в конечном итоге, извлекали выгоду обе стороны.


Заключение

Современная историография обязана трудам Андреаса Эльтера прежде всего расширением терминологической и понятийной базы. В вопросе взаимодействия СМИ и РАФ он ввел понятия о «коммуникационных стратегиях» и «коммуникационном симбиозе». Под «коммуникационными стратегиями» РАФ Эльтер понимал осознанные методы эффективного претворения в реальность задач террористов через продвижение их идеологии в массы, используя все самые распространенные и охватывающие наибольшее число потребителей каналы распространения информации как на территории ФРГ, так и за ее пределами. При этом он также проводил четкую грань между «внутренней» и «внешней» коммуникацией террористов, выделял релевантные факторы, при которых обе данные формы обмена информацией могли быть реализованы и провел большую работу по анализу первоисточников, аутентичных записей и бесед с непосредственными участниками тех событий, собирая доказательную базу для своего исследования.

Кроме того, Эльтер расширяет границы представления и знания о так называемом «мифе» во время тюремного заключения в Штаммхайме. В этом периоде он видит наивысшую точку противостояния государства и западногерманского террора, которая во многих аспектах обострила взаимоотношения РАФ со СМИ, но и сделала их в то же время намного более интенсивными, что способствовало быстрому совершенствованию и развитию коммуникационных стратегий, а также поиску новых форм их выражения и применения.

В то время как Бутц Петерс останавливался главным образом на идеологических обстоятельствах и обосновании аспектов взаимозависимости между террористами и масс-медиа, работа Андреаса Эльтера ставит во главу угла прагматический и практический характер использования СМИ террористами. И в этой связи, Эльтер перманентно подчеркивает значение средств массовой информации как манипулятора общественного мнения. Именно в этой роли они использовались РАФ в своих целях, с одной стороны, а с другой, подвергались жесткой критике в различных их заявлениях, обращениях и требованиях. И, наоборот, как вытекает из результатов критического анализа в период объединенной Германии, истории самих левых радикалов, и прежде всего их самых знаменитых представителей, факты их биографий и деятельности представляли для СМИ практически всегда большую коммерческую ценность. Однако, не стоит забывать, что, как показали представленные в данном реферате исследования, именно журналистские расследования, как ранние 1970-х – 1980-х гг., так и на более позднем этапе, легли в основу научного изучения проблематики. Поэтому, не удивителен тот факт, что сами два крупнейших авторитетных исследователя вопроса, представленные в данной работе, по роду своей профессиональной занятости и образованию имеют непосредственное дело с журналистикой.

В общем и целом, работа Эльтера подводит некий итог результатам изучения вопроса со времени объединения Германии. Однако, исследования в данной области рано считать завершенными, они продолжаются с не меньшей интенсивностью в настоящее время. В скором будущем можно рассчитывать на появление новых работ, которые смогут показать проблематику взаимодействия террористической организации РАФ и СМИ с нового ракурса, предложить качественно новые подходы и интерпретации, а также поставить перед исследователями новые задачи. Подтверждением актуальности и непрекращающегося интереса к этой теме служат регулярные инициативы по проведению живых общественных дискуссий, в том числе на телевидении, с участием таких специалистов как Бутц Петерс и Андреас Эльтер. Эти инициативы зачастую исходят сегодня от тех же средств массовой информации Германии. Так например, экс-террорист Петер-Юрген Боок (Peter-Jürgen Boock) и Михаэль Бубак (Michael Buback) – сын убитого в годы террора РАФ генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака (Siegfried Buback) – встретились в телевизионной передаче «Жертва и террорист» 25 апреля 2007 года в эфире Северогерманской теле- и радиокомпании NDR. [5]

Работы последних двадцати лет строилось, преимущественно, на поиске и анализе достоверной информации. В заключении к своей книге «Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien» Андреас Эльтер видит в этом также основную задачу и главную трудность для будущих исследований. Основной фактор, затрудняющий научное изучение, он усматривает в наличии и в наше время многочисленных групп интересов и политических лоббистов и заключает, что, вероятно, только с течением времени станет возможным то, что пока не доступно для серьезных исследователей этой темы. Вместе с тем, автор определяет рамки дальнейшего направления в развитии вопроса и подчеркивает первостепенную роль критического отношения к первоисточникам и поиску информации в том числе через внутренние каналы связи.

В целом, за относительно небольшой промежуток времени исследование прошло большой путь от журналистско-публицистических расследовательских и аналитических статей через углубленное изучения и расширение многих аспектов проблематики взаимоотношений западногерманских террористов со СМИ до выработки нового устойчивого терминологического инструментария, который станет, что можно утверждать с большой долей вероятности, фундаментом для всех последующих исследований в этой области.

Библиография
1.
Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien / Andreas Elter.-Frankfurt am Main: Suhrkamp Taschenbuch Verlag, 2008.-287 с.
2.
Butz Peters. RAF: Terrorismus in Deutschland. – Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1991. – 377 c.
3.
RAF-Terrrorist als Ekel mit Popstarflair // Stern. 2002.
4.
Walter Laqueur. Terrorism: a Brief History // eJournal USA. 2007.
5.
NDR Norddeutscher Rundfunk, na presseportal [Электронный ресурс] // Электрон. журн. – 24.04.2007. – Режим доступа свободный: http://www.presseportal.de/pm/6561/975222/-das-opfer-und-der-terrorist-michael-buback-im-gespraech-mit-peter-juergen-booc
6.
Седых Н.С. Медиадискурс о терроризме в контексте информационно-психологических угроз современности // Психолог. - 2015. - 5. - C. 96 - 127. DOI: 10.7256/2409-8701.2015.5.15940. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_15940.html
7.
Дуняева М.М. Роль и значение средств массовой коммуникации в современных политических процессах // Политика и Общество. - 2014. - 10. - C. 1252 - 1257. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.10.13267.
8.
Дуняева М.М. Роль и значение средств массовой коммуникации в современных политических процессах // Право и политика. - 2016. - 1. - C. 116 - 120. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.1.12017.
9.
Филатов Ф.Р., Седых Н.С. Психологическая помощь пострадавшим в результате терактов: критический анализ и перспективы развития // Психология и Психотехника. - 2015. - 7. - C. 735 - 744. DOI: 10.7256/2070-8955.2015.7.15548.
10.
Чупракова Н.С. Информационно-психологическое влияние виртуально-коммуникативных средств на молодежь в современном политическом процессе // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 6. - C. 946 - 955. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13724.
11.
Седых Н.С. Роль массовой коммуникации в информационно-психологическом противодействии терроризму // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 1. - C. 32 - 49. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.1.9384.
12.
Седых Н.С. Террористические угрозы и глобальные риски современности: психолого – политический анализ // Мировая политика. - 2012. - 1. - C. 44 - 79. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_293.html
13.
М. И. Бочаров, Т. И. Бочарова Глобальное коммуникативное пространство: проблемы безопасности общения // Национальная безопасность / nota bene. - 2012. - 4. - C. 47 - 51.
14.
Седых Н.С. Психолого – политические особенности терроризма в условиях общества риска // Социодинамика. - 2013. - 3. - C. 104 - 137. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.3.525. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_525.html
References (transliterated)
1.
Propaganda der Tat. Die RAF und die Medien / Andreas Elter.-Frankfurt am Main: Suhrkamp Taschenbuch Verlag, 2008.-287 s.
2.
Butz Peters. RAF: Terrorismus in Deutschland. – Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1991. – 377 c.
3.
RAF-Terrrorist als Ekel mit Popstarflair // Stern. 2002.
4.
Walter Laqueur. Terrorism: a Brief History // eJournal USA. 2007.
5.
NDR Norddeutscher Rundfunk, na presseportal [Elektronnyi resurs] // Elektron. zhurn. – 24.04.2007. – Rezhim dostupa svobodnyi: http://www.presseportal.de/pm/6561/975222/-das-opfer-und-der-terrorist-michael-buback-im-gespraech-mit-peter-juergen-booc
6.
Sedykh N.S. Mediadiskurs o terrorizme v kontekste informatsionno-psikhologicheskikh ugroz sovremennosti // Psikholog. - 2015. - 5. - C. 96 - 127. DOI: 10.7256/2409-8701.2015.5.15940. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_15940.html
7.
Dunyaeva M.M. Rol' i znachenie sredstv massovoi kommunikatsii v sovremennykh politicheskikh protsessakh // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 10. - C. 1252 - 1257. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.10.13267.
8.
Dunyaeva M.M. Rol' i znachenie sredstv massovoi kommunikatsii v sovremennykh politicheskikh protsessakh // Pravo i politika. - 2016. - 1. - C. 116 - 120. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.1.12017.
9.
Filatov F.R., Sedykh N.S. Psikhologicheskaya pomoshch' postradavshim v rezul'tate teraktov: kriticheskii analiz i perspektivy razvitiya // Psikhologiya i Psikhotekhnika. - 2015. - 7. - C. 735 - 744. DOI: 10.7256/2070-8955.2015.7.15548.
10.
Chuprakova N.S. Informatsionno-psikhologicheskoe vliyanie virtual'no-kommunikativnykh sredstv na molodezh' v sovremennom politicheskom protsesse // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 6. - C. 946 - 955. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13724.
11.
Sedykh N.S. Rol' massovoi kommunikatsii v informatsionno-psikhologicheskom protivodeistvii terrorizmu // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 1. - C. 32 - 49. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.1.9384.
12.
Sedykh N.S. Terroristicheskie ugrozy i global'nye riski sovremennosti: psikhologo – politicheskii analiz // Mirovaya politika. - 2012. - 1. - C. 44 - 79. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_293.html
13.
M. I. Bocharov, T. I. Bocharova Global'noe kommunikativnoe prostranstvo: problemy bezopasnosti obshcheniya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2012. - 4. - C. 47 - 51.
14.
Sedykh N.S. Psikhologo – politicheskie osobennosti terrorizma v usloviyakh obshchestva riska // Sotsiodinamika. - 2013. - 3. - C. 104 - 137. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.3.525. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_525.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"