Статья 'Формы систематизации гражданского законодательства в России в 1649-1825 гг.: историко-правовой аспект' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Формы систематизации гражданского законодательства в России в 1649-1825 гг.: историко-правовой аспект

Лядащева-Ильичева Марина Николаевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра истории государства и права, ФГБОУ ВО "Саратовская государственная юридическая академия"

410010, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Жуковского, 6

Lyadascheva-Il'icheva Marina Nikolaevna

PhD in Law

associate professor of the Department of History of State and Law at Saratov State Academy of Law

410010, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Zhukovskogo, 6, kv. 17

ljad-il@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2017.3.18289

Дата направления статьи в редакцию:

10-03-2016


Дата публикации:

13-04-2017


Аннотация: Предметом исследования является формирование и развитие формального выражения гражданско-правовой политики в России в 1649–1825 гг., которая проявлялась и претерпевала изменения в ходе длительного процесса законодательного регулирования общественных отношений и попыток систематизации законодательства по отраслевому принципу. В качестве основных источников исследования взяты законодательные акты, регламентировавшие порядок изменений формальной стороны гражданского законодательства. Целью работы является комплексное историко-правовое исследование закономерностей формирования и развития представлений законодателя о формах систематизации гражданского законодательства. В основу исследования взяты такие методы научного познания, как диалектический, логический, системный, исторический, сравнительный и формально-юридический. Основные выводы автора касаются гражданско-правовой политики в России в 1649–1825 гг., которая формировалась и развивалась в процессе законодательного регулирования нарождающихся общественных отношений при помощи принятия новых законодательных актов призванных восполнить пробелы и устранить противоречия в действующем уложении, создании проектов сводов действующих законов и нового уложения. Соответственно, в ходе систематизации российского гражданского законодательства у чиновников и правоведов формировались представления о собрании законов, сводах гражданских законов и новом гражданском уложении.Российский законодатель стремился к обеспечению на территории всего государства равного и справедливого суда, поэтому традиционно привлекал к решению проблемы систематизации законодательства органы государственной власти, применявшие действующие законы и осуществлявшие правосудие.


Ключевые слова: инкорпорация законодательства, собрание законов, законодательные комиссии, формы систематизации законодательства, систематизация гражданского законодательства, история систематизации законодательства, гражданско-правовая политика, свод законов, уложение, кодификация права

Abstract: The subject of this research is the formation and development of the formal utterance of civil legal policy in Russia over the period of 1649-1825, which manifested and undergone changes during the prolonged process of legislative regulation of social relations alongside the attempts of systematization of legislation in accordance with the sectoral principle. Legislative acts that regulated the order of changes in formal aspect of the civil legislation were used as the main sources of the research. The goal of the work consists in the comprehensive historical-legal examination of regularities of the establishment and development of legislator’s perception regarding the forms of civil legislation systematization. The author’s principal conclusions concern the civil legal policy in Russia during the period of 1649-1925, which has been establishing and progressing within the process of legislative regulation of the arising social relation through adoption of the new legislative acts that claim to fill the gaps and eliminate contradictions in the acting code of laws, and creation of projects of codes of acting laws and new  regulation. Thus, in the course of systematization of the Russian civil legislation, the officials along with the legal experts have formed the perception about the compilation of laws, codes of civil laws and new civil regulation. Russian legislator attempted to ensure the equal and fair trial across the entire nation, therefore, traditionally attracted the government authorities towards the resolution of the problem of systematization of legislation, who applied the acting laws and realized justice.



Keywords:

Codification of law, Regulation, Code of laws, Incorporation of legislation, Compilation of laws , Legislative commissions, Forms of systematization of legislation, Systematization of civil legislation, History of systematization of legislation, Civil legal policy

В ходе исследования закономерностей формирования и развития гражданско-правовых отношений в России второй половины XVII–первой четверти XIX вв. следует учитывать, что гражданско-правовая политика проявлялась и претерпевала изменения в ходе длительного процесса законодательного регулирования общественных отношений и систематизации российского законодательства: государственного, гражданского, торгового, земельного, уголовного, процессуального и т. д.

Актуальность историко-правового исследования форм систематизации гражданского законодательства в 1649–1825 гг. определяется потребностью в осмыслении особенностей и закономерностей формирования системы российского законодательства, системы права и теории закона. Систематизация действующего законодательства осуществлялась в условиях централизации государственной власти и примата публичного интереса над частным. Правовая политика российского государства формировалась в рамках юридического оформления абсолютной монархии и была связана с особенностями правового положения населения. Все попытки правовой модернизации предпринимались верховной властью в рамках законодательной деятельности и попыток его систематизации.

В данном контексте, в современной историко-правовой науке особый интерес вызывают работы С. В. Кодана[1, с.48-65], В. Г. Графского [2, с.7-23], Р. С. Тараборина[3, с. 6-29], В. А. Томсинова[4, с. 88-94], Н. Н. Ефремовой[5, с. 120-125], И. В. Архипова[6, с. 161-173], А. Н. Медушевского[7], В. А. Манина[8, с. 392-423], как исследователей закономерностей формирования и развития российского законодательства середины XVII–начала XX вв. в целом, и его отдельных отраслей. Так, в качестве источников комплексного историко-правового исследования форм российского законодательства исследователи применяют закон, законопроекты, дневники и воспоминания, содержащиеся в различных архивах и отделах редких книг (например, в Российском государственном историческом архиве, Российской национальной библиотеке), а также публикации в периодических изданиях XIX–начала XX вв.

Историко-теоретические работы о правопонимании С. В. Кодана[9, с. 88-117], А. А. Дорской[10, с. 43-45], В. Н. Корнева[11, с. 18-26] способствуют формированию представлений у историка права о необходимости осмысления теоретических и методологических основ изучения той или иной политико-правовой проблемы, политического и правового института.

Теоретической основой исследования формирования гражданско-правовой политики в России в 1649–1825 гг. являются специально-юридические и историко-сравнительные исследования выдающихся правоведов XIX–начала XX вв., разрабатывавших теорию гражданского (частного) права. Так, в специально-юридических исследованиях начала XIX в. институты гражданского права рассматривались в рамках естественно-правовой доктрины и догматического подхода (Г. И. Терлаич[12], В. Ф. Вельяминов-Зернов[13], В. Г. Кукольник[14] и др.).

В 30–70-е годы XIX в. в отечественном правоведении господствовало историческое направление определявшее право самобытным (К. А. Неволин[15], С. В. Пахман[16] и др.), но постепенно вытеснявшееся в 80–90-е годы XIX в. юридическим позитивизмом (Г. Ф. Шершеневич[17]).

В условиях абсолютной монархии и в связи с принятием Полного собрания законов 1830 г. и Свода законов Российской империи 1832 г. в специально-юридической литературе изучалась преимущественно догма гражданского права. Российские исследователи гражданского права руководствовались системой и догмой римского права.

В юридической литературе XVIII–начала XX вв. отсутствовало единое понимание категории форма (вид) систематизации.

В качестве теоретических основ историко-правового исследования форм (видов) систематизации в России является подход профессора С. В. Кодана к исследованию актов систематизации законодательства в системе источников российского права[18, с. 53-60], а также О. А. Омельченко[19, с. 63-83].

Формирование гражданско-правовой политики в России в 1649–1825 гг. просматривается в ходе становления формы закона, системы гражданского законодательства и форм (видов) систематизации. Так, Соборное уложение 1649 г.[20], а также указы и манифесты главы государства являлись правовой основой систематизации российского законодательства.

В 1681 г. Великий Государь Федор Алексеевич Романов повелел приказам выписать из дел, совершенных ими по указу его отца самодержца Алексея Михайловича, а затем и по его собственным указам и Боярским приговорам статьи, принятые после уложения 1649 г. и «сверх новых статей». Кроме того, законодатель потребовал от чиновников выписать из дел новые статьи, созданные в государевых указах и боярских приговорах после принятого в 1649 г. уложения.

В тех же приказах было указано сделать статьи, необходимые для разрешения дел, но ненапечатанные в уложении и в новых статьях. Соответственно необходимо было сделать выписки из вершенных дел и расписав их статьями и новые статьи прислать из тех приказов «в тетрадях за дьячими приписами в Разряд»[21].

В 1695 г. соправителями Иваном Алексеевичем и Петром Алексеевичем «приказам» было дано указание выявить все дела, для решения которых есть статьи в уложении и новоуказных статьях, а так же дела, к решению которых не было статей и требовавших написания статей, вновь применяясь к прежним указам, уложению и новоуказным статьям. Все приказы должны были сделать соответствующие выписки из законов согласно рода своей деятельности. Работы по выписке в приказах должны были проводиться вплоть до их Великих Государей указа[22].

Так, в указах 80–90-х годов XVII в. речь шла о попытках законодателя провести инкорпорацию с целью дальнейшей систематизации действующего законодательства на основе уложения 1649 г. и новоуказных статей, а также на основе статей, взятых из материалов правоприменительной практики. Эти меры должны были унифицировать деятельность органов государственной власти и правосудие в России.

В 1700 г. Великим Государем Петром I вновь было принято решение соотнести уложение 1649 г. с именными указами и новоуказными статьями, с целью дальнейшей ревизии уложения при помощи новых статей, не нашедших закрепления в новоуказных статьях. Процесс исследования действующего законодательства было поручено осуществлять Разряду и приказам. Списки статей, созданных сверх уложения, и новоуказных статей предписывалось передать в Палату на рассмотрение бояр. Разряд и Палата бояр должны были приступить к созданию нового уложения, но «новоуложенная книга» должна была стать сводным уложением, созданным после уложения 1649 г. на основе всех последующих указов[23].

Сенатским указом от 3 июня 1714 г. о собрании из приказов новоуказных статей, о сочинении из них выписок и их пересылке в Сенат предписывалось собрать те из них, которые были записаны первоначально именными указами и боярскими приговорами, призванными восполнить пробелы в уложении, и «которые определены опричь уложения».

Сенат приказал выписать вновь созданные новоуказные статьи, не нашедшие закрепления в уложении, и собрать соответствующие из них выписки в форме табеля. Был определен образец соответствующего табеля, где предполагалось привести статьи и сравнить их по приказам на основе уложения, новоуказных статей сверх уложения прибавленных, из статей против уложения убавленных, в уложении не напечатанных, а «учиненных вновь»[24].

Именной указ от 15 июня 1714 г. содержал идею равного суда для всех чинов, повелел всем судьям разрешать дела по уложению, а по новоуказным пунктам и сепаратным указам, решать только те дела, которые не указаны в его тексте, но призванные его восполнить.

Указы, противоречившие уложению, предписывалось не выписывать и впредь подобных указов не создавать. Дела разрешенные, рассмотренные на основе указов, противоречивших уложению, подлежали пересмотру на основе челобитных[25].

9 мая 1718 г. Его царским Величеством Петром I была вынесена Высочайшая резолюция на доклад Юстиц-коллегии «Об устройстве судебных мест по примеру Швеции, о переводе Шведского уложения и об учинении свода российских узаконений со Шведскими». Ссылаясь на указ Петра I от 28 апреля 1718 г. в законодательном акте было предписано всем коллегиям в своей деятельности руководствоваться Шведским уставом. О различиях устава и российской действительности коллегии должны были докладывать главе государства. В результате работы коллегий Петр I вынес резолюцию: «быть одному уставу или уложению»[26].

В Указе Юстиц-коллегии от 25 мая 1719 г. дела предписывалось разрешать без всякого замедления и волокиты по уложению. Выписки по судебным делам должны были делаться из уложения и новых указов и отправляться для уведомления из государственной коллегии юстиции во все губернии к Губернаторам и другим ведомствам, осуществлявшим судебную деятельность[27].

9 декабря 1719 г. Сенатом было принято решение о начале слушания проекта уложения с 7 января 1720 г. и в процессе его обсуждения предписывалось заменить пункты Шведского уложения, не приемлемые для российского народа, статьями из старого уложения или делать новые пункты. Для разрешения поместных дел законодателем предписывалось взять права Эстляндские и Лифляндские, как сходные по содержанию с российской манерой владения[28].

Именным указом от 29 апреля 1720 г. Петр I предписывал различать два вида подписанных им указов: временные именные указы предписывалось собрать в особенную книгу, а созданные в постановление конкретных дел, «припечатывать» в регламент Коллегии, а что к уставу, артикулам и прочим делам в регламент, не на время, а на постоянной основе к этим книгам[29].

Сенатским указом от 8 августа 1720 г. предписывалось использовать при создании проекта отечественного уложения на основе шведского закона, а также «прав Эстляндских и Лифляндских»[30].

17 октября 1720 г. Сенат приказал чиновникам, создававшим уложение, сочинять его самостоятельно, и лишь затем передать проект сенату или одному лицу, которое впоследствии принимало участие в соответствующих заседаниях[31]. Соответственно форма систематизации была определена только в названии законодательного акта. Так, новое уложение не предполагало участие сената в создании законопроекта.

7 декабря 1722 г. Сенат уточнил, что свод уложения должен был осуществляться при необходимости с участием представителей коллегий[32]. При создании уложения чиновники комиссии должны были учитывать правоприменительную практику органов государственной власти.

Именной указ, был дан сенату Императором Петром I от 6 ноября 1723 г. в связи с противоречивостью содержания указов, принятых в разное время по одному делу. Поэтому сенату было предписано разобрать все эти указы и напечатать не временные из них среди регламентов. Если на одно дело было несколько указов, то их необходимо было свести в один, с мнением и предложением и когда «опробовано» от императора будет, их напечатать и прилагать к тем Регламентам в порядке, указанном 29 апреля 1720 г.[33].

В именном указе Его императорского Величества Петра I от 11 марта 1724 г. чиновникам было предписано печатать и присоединять одни указы к регламентам, а другие к старому уложению, т.к. проект нового уложения не завершен[34].

Следовательно, в эпоху правления Великого государя Петра I развиваются формы законодательства, а также представления о формах систематизации. Противоречивость гражданско-правовых отношений стала одной из причин многочисленности и противоречивости действующего законодательства и не завершенности попыток его систематизации. Судя по содержанию законодательных актов, очевидно, что четкого понимания форм систематизации в России в первой четверти XVIII в. не было.

В эпоху правления императора Петра II, Сенатским указом от 14 июня 1728 г., предписывалось все дела рассматривать на основе уложения и дополнявших его новоуказных статей и сепаратных указов. Так, указы, регламентировавшие вопросы, не нашедшие закрепления в уложении, подлежали выписке и последующему обсуждению в сенате. Из них необходимо было выбрать указ наиболее приемлемый для решения дела. Прежнее уложение необходимо было пополнить для обеспечения всех подданных государства равным и справедливым судом без волокиты. Все указы и новоуказные статьи предписывалось разобрать, с целью дополнения законного уложения и создания нового уложения[35].

Анна Иоанновна в память Петра Великого, предпринявшего с 1714 г. незавершенную им попытку исправить уложение, а также Екатерины Алексеевны и Петра II, продолжила попытки завершить работы над уложением, так как после старого российского уложения многие указы были не согласованы. Уложение создавалось с целью реализации намерения Петра I обеспечить на территории всей империи равного и справедливого суда[36].

Во исполнение указа Елизаветы Петровны от 11 марта 1754 г. Сенат предписывал судебным местам проводить работы по созданию проекта уложения, о сочинении законов ясных и всем понятных, соответствующих требованиям времени. Для скорейшего рассмотрения уложения и указов при Сенате была учреждена комиссия, которая должна была вести законодательные работы в рамках плана создания нового уложения, в состав которого должны войти положения о суде, о правах состояния подданных в государстве, о гражданских правах и о преступлении и наказании[37].

В эпоху правления императрицы Екатерина II в 1763 г. Сенату было объявлено о роспуске депутатов Комиссии, так как ей не удалось создать уложение[38].

В. А. Латкин различал три стадии деятельности вышеназванных комиссий: собрание законов, свод их и дополнение Уложения[39, с. 183].

Правовой основой деятельности чиновников по систематизации российского законодательства выражавшей правовую политику государства в сфере регулирования общественных отношений, являлись: Именной указ Екатерины II, данный Сенату от 14 декабря 1766 г. «Об учреждении в Москве Комиссии для сочинения проекта нового уложения и о выборе в оную депутатов»[40]; Обряд управления Комиссии о сочинении проекта нового уложения от 30 июля 1767 г.[41]; «Наказ, данный Комиссии о сочинении проекта нового уложения» от 30 июля 1767 г.[42]; «Генерал-прокурорский Наказ при комиссии о составлении проекта нового уложения, по которому и маршалу поступать» от 30 июля 1767 г.[43]

Комиссия проекта нового Уложения должна была завершить работу по разделению законодательства на отрасли, а все его многочисленные части требовали создания соответствующих проектов. Результатом деятельности комиссии должно было стать новое уложение[44].

4 декабря 1796 г. император Павел I передал в ведение генерал-прокурора Комиссию о сочинении проекта нового Уложения. Материалы съезда сенаторов по вопросу составления законов (1797–1800 гг.) свидетельствуют о том, что Комиссия призвана была собрать действующее законодательство, в том числе, гражданское[45].

Законодательные акты, создававшиеся с 1725 до 1801 г., в силу их противоречивости было достаточно трудно изложить в форме собрания законов (инкорпорации), а затем свода законов или сводного уложения (консолидации) и попыток создания нового уложения (кодификации).

5 июня 1801 г. император Александр I учреждает Комиссию составления законов с целью систематизации действующего законодательства. Император утвердил 28 февраля 1804 г. доклад министра юстиции П.В. Лопухина «О преобразовании КСЗ», в соответствии с которым работа по систематизации российского законодательства должна была перейти в практическую плоскость.

Комиссия составления законов (1804–1807 гг.) осуществляла деятельность по изложению статей свода, «Свода гражданских законов, или Status quo», а затем проекта Гражданского уложения.

В 1807 г. Г.А. Розенкампф докладывал о том, что Комиссия полностью завершила работу по систематизации гражданского законодательства, но принять Гражданское уложение практически не возможно, т.к. вошедший в его основу «Свод гражданских законов» требовал дополнений и изменений с учетом вновь изданных законодательных актов.

В 1809 г., при поддержке императора Александра I, М.М. Сперанский признал необходимым упорядочить первые опыты изложения российского гражданского законодательства, ограничившись его кодификацией, поэтому Комиссия составления законов направила свою деятельность в этом направлении.

В условиях политической ситуации сложившейся в 1812 г. Г.А. Розенкампф поставил вопрос о целесообразности дальнейшей работы над проектом Гражданского уложения. Однако, на основании доклада Министра юстиции от 28 февраля 1804 г. и манифеста Александра I «Об образовании Государственного совета» от 1 января 1810 г. комиссия продолжает работу над проектом Гражданского уложения.

В 1810–1812 годах Государственный совет рассмотрел первые две части проекта Гражданского уложения – «о лицах» и «об имуществах». В 1812 г. для ознакомления членам Государственного совета были переданы два проекта III части уложения – «о договорах». В декабре 1813 г. раздел «о договорах» был вновь внесен на рассмотрение в Государственный совет, а 28 августа 1814 г. предпринято новое рассмотрение проекта Гражданского уложения в целом.

Содержание всех трёх частей проекта не вызвало в Государственном совете принципиальных разногласий, поэтому в 1810–1813 гг. они были по очереди рассмотрены в Государственном совете, но в целом проект так и не был одобрен. В этих условиях особое значение имело мнение императора Александра I, последовательно с 1810 по 1825 гг. защищавшего идею создания Гражданского уложения.

24 февраля и 8 марта 1815 г. Общим собранием Государственного совета было принято решение о необходимости сравнить проекты Гражданского уложения и Свода гражданских законов.

23 марта 1815 г. П.В. Лопухин даёт указание чиновникам комиссии собрать все созданные Своды законов и опубликовать их по отраслевому принципу. В 1821 г. Комиссия составления законов создаёт новую редакцию проекта Гражданского уложения.

3 января 1821 г. император Александр I утвердил прежний порядок обсуждения проекта Гражданского уложения.

Из рапорта М. А. Балугьянского от 15 августа 1824 г. следует, что Комиссия составления законов продолжила работу над хронологическим реестром законодательных актов, Сводом существующих законов и проектом Уложений[46, с. 44-46].

Чиновники Второго отделения с.е.и.в. канцелярии, в том числе и М. М. Сперанский на основе исследования деятельности законодательных комиссий XVIII–первой четверти XIX вв. сделали вывод о том, что труды всех комиссий были направлены на создание собрания законов, сводов и нового уложения [47, с. 42].

Итак, формы выражения правовой политики в сфере регулирования гражданско-правовых отношений в России в 1649–1825 гг. формировались и развивались в процессе законодательного регулирования нарождающихся общественных отношений при помощи принятия новых законодательных актов призванных восполнить пробелы и устранить противоречия в действующем уложении, создания сводов действующих гражданских законов и проектов нового гражданского уложения.

В процессе попыток инкорпорации, консолидации и кодификации права речь шла о формировании теории, истории и догмы права вообще, и гражданского права в частности. Соответственно, в ходе систематизации российского гражданского законодательства у чиновников и правоведов формировались представления о собрании законов, сводах, сводных и новых уложениях.

Российский законодатель стремился к обеспечению на территории всего государства равного и справедливого суда, поэтому традиционно привлекал к решению проблемы систематизации законодательства приказы, а затем сенат, коллегии, министерства и другие органы государственной власти, применявшие действующие законы и осуществлявшие правосудие.

Библиография
1.
Кодан С. В. Зарождение источниковедения истории государства и права в отечественной исторической науке и правоведении (XVIII–начало XIX вв.) // NB: Вопросы права и политики. 2014. № 7. С.48-65.
2.
Графский В. Г. Систематизация законодательства в европейской и российской традиции // Систематизация законодательства в России (историко-правовые, теоретико-методологические и технико-юридические проблемы). К 175-летию Свода законов Российской империи: Материалы Международного круглого стола. Институт государства и права РАН (Москва, 18-19 января 2008 года) / Под ред. проф. В. М. Баранова, В. Г. Графского, С. В. Кодана. – Н. Новгород, 2008. С. 7-23.
3.
Кодан С. В., Тараборин Р. С. Несостоявшаяся кодификация гражданского законодательства России. 1800–1825 гг. Проект гражданского уложения Российской империи. 1809–1812 гг. Екатеринбург, 2002. С. 6-29.
4.
Томсинов В. А. Проект Гражданского уложения Российской империи 1809-1814 годов и его значение в формировании науки гражданского права. Статья вторая // Законодательство. 2014. № 11. С. 88-94.
5.
Ефремова Н. Н. Развитие и систематизация источников судебного права Российской империи // Российский юридический журнал. 2008. № 3. С. 120-125.
6.
Архипов И. В. Первый этап кодификации торгового законодательство России: разработка проекта Коммерческого (торгового) уложения (1804–1825 годы) // Коммерческое право. 2010. № 2 (7). С. 161-173.
7.
Медушевский А.Н. Модернизация в России: правовые формы, стратегии и технологии реализации в XVIII–XX вв. // В сборнике. История России: теоретические проблемы. Российская академия наук, Институт российской истории; отв. ред., А. С. Сенявский. М., 2013. С. 23.
8.
Манин В. А. Проблемы реформирования горнозаводского производства Российской империи в последней четверти XVIII века и проект его преобразования А.А. Мусина-Пушкина // Genesis: исторические исследования. 2015. № 3. С.392-423.
9.
Кодан С. В. Политико-юридический подход в исследовании государственно-правового развития России (XIX–начало XX вв.) // NB: Проблемы политики и общества. 2012. № 2. С.88-117.
10.
Дорская А. А. Цикличность истории российского права (на примере правового режима имущества религиозного назначения) // История государства и права. 2013. № 6. С. 43-45.
11.
Корнев В. Н. Понятие, толкование и применение права как герменевтическая проблема // Российское правосудие. 2014. № 11 (103). С. 18-26.
12.
Терлаич Г. И. Краткое руководство к систематическому познанию гражданского частного права России. В 2-х ч. СПб., 1810. С. 65.
13.
Вельяминов-Зернов В. Ф. Опыт начертания Российского частного гражданского права. Сочинение. Ч.1. Права лиц. СПб., 1821. С. 31.
14.
Кукольник В. Г. Российское частное гражданское право. Ч.1 Изложение законов по предметам частного гражданского права, лицам, вещам и деяниям. СПб., 1815. С. 67.
15.
Неволин К. А. История российских гражданских законов. В 3 т. СПб., 1851. С. 54.
16.
Пахман С. В. История кодификации гражданского права. В 2 т. СПб., 1876. С. 43.
17.
Шершеневич Г. Ф. История кодификации гражданского права России. Казань, 1899. С. 11.
18.
Кодан С. В. Акты систематизации законодательства в системе источников российского права // Источники права и источники познания права: теоретические, методологические и методические проблемы исследования: Материалы круглого стола. 21-22 июня 2013 г. Екатеринбург, 2013. С. 53-60.
19.
Омельченко О. А. Кодификация русского права в XVIII веке: формы и традиции (к истории предпосылок Свода законов) // Систематизация законодательства в России (историко-правовые, теоретико-методологические и технико-юридические проблемы). К 175-летию Свода законов Российской империи: Материалы Международного круглого стола. Институт государства и права РАН (Москва, 18-19 января 2008 года) / Под ред. проф. В. М. Баранова, В. Г. Графского, С. В. Кодана. – Н. Новгород, 2008. С. 63-83.
20.
Уложение. 29 января 1649 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. I. 1649-1675. № 1.
21.
Именной, «Об учинении в приказах вновь статей о таких делах, которых в уложении не напечатано и в новых статьях не написано». 16 декабря 1681 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. II. 1676-1688. № 900.
22.
Именной, «О сочинении во всех приказах проектов для пополнения Уложения и новоуказных статей». 6 июня 1695 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. III. 1328-1739. № 1513.
23.
Именной, «О заседании в Государевых Палатах боярам для учинения свода Уложения, и всех указов после того состоявшихся». 18 февраля 1700 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. IV. 1700-1712. № 1765.
24.
ПСЗ РИ-I. 1830. Т. V. 1713-1719. № 2819. Сенатский указ. «О собрании в Москве из приказов новоуказных статей, о сочинении из них выписок и присылке оных в Сенат». 3 июня 1714 г.
25.
Именной, «О вершении дел по Уложению, а не по новоуказным статьям». 15 июня 1714 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. V. 1713-1719. № 2828.
26.
Высочайшая резолюция на доклад Юстиц-коллегии, «Об устройстве судебных мест по примеру Швеции, о переводе Шведского уложения и об учинении свода российских узаконений со Шведскими». 9 мая 1718 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. V. 1713-1719. № 3202.
27.
Указом из Юстиц-коллегии, «О вершении дел без всякого замедления и волокиты по уложению и о выписках из судебных дел». 25 мая 1719 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. V. 1713-1719. № 3376.
28.
Именной указ, данный Сенатом «О начатии заседаний, для слушания уложения, с 7 января 1720 г.». 9 декабря 1719 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т.V. 1713-1719. № 3463.
29.
Именной, «О разделении указов на временные и ко всегдашнему наблюдению издаваемые и о напечатании сих последних». 29 апреля 1720 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т.VI. 1720-1722. № 3574.
30.
Сенатский, «О сочинении уложения». 8 августа 1720 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. VI. 1720-1722. № 3626.
31.
Сенатский, «О сочинении нового уложения». 17 октября 1720 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. VI. 1720-1722. № 3661.
32.
Сенатский, «О бытии при составлении уложения двум членам от каждой коллегии с секретарями и подъячими». 7 декабря 1722 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. VI. 1720-1722. № 4128.
33.
Именной. «О разобрании указов и о присоединении оных к регламентам, о составлении на предметы не определенные в регламентах и указах правил и о наблюдении при сем осторожности, чтобы на одно дело не было двух указов». 6 ноября 1723 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т.VI. 1720-1722. №4347.
34.
Именной, объявленный из Сената, «О присоединении вновь выходящих указов к регламентам и к уложению по принадлежности». 11 марта 1724 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. VII. 1723-1727. № 4483.
35.
Сенатский, вследствие именного, состоявшегося в Верховном тайном совете «О пополнении прежнего уложения и о высылке для того в Москву из офицеров и из дворян способных людей, из каждой губернии по 3 человека, кроме Лифляндии, Эстляндии и Сибири». 14 июня 1728 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т.VIII. 1728-1732. № 5287.
36.
Именной, данный Сенату «О немедленном окончании начатого уложения и об определении к сочинению оного добрых и знающих людей из шляхетства, духовенства и купечества и о поднесении каждой конченной главы к Высочайшему утверждению». 1 июня 1730 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. VIII. 1728-1732. № 5567.
37.
Сенатский, «О сочинении по судебным местам проектов уложения, по плану прилагаемому и о представлении таковых же проектов из коллегий с их мнениями и планами на рассмотрение сената». 24 августа 1754 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XIV. 1754-1757. № 10283.
38.
Именной указ, объявленный Сенату генерал-прокурором Глебовым «О распущении собранных в комиссии новосочиняемого уложения». 13 января 1763 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XVI. 28 июня 1762-1764. № 11732.
39.
Латкин В. Н. Законодательные комиссии в России в XVIII в. Т. I. СПб., 1887. С. 183.
40.
Именной, данный Сенату «Об учреждении в Москве Комиссии для сочинения проекта нового уложения и о выборе в оную депутатов». 14 декабря 1766 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XVII. 1765-1766. № 12801.
41.
«Обряд управления Комиссии о сочинении проекта нового уложения». 30 июля 1767 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XVIII. 1767-1769. № 12948.
42.
«Наказ, данный Комиссии о сочинении проекта нового уложения». 30 июля 1767 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XVIII. 1767-1769. № 12949.; «Дополнения к большому наказу». 28 февраля 1768 г. // Там же. № 13075.; «Дополнения к большому наказу». 8 апреля 1768 г. // Там же. № 13096.
43.
«Генерал-прокурорский Наказ при комиссии о составлении проекта нового уложения, по которому и маршалу поступать». 30 июля 1767 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XVIII. 1767-1769. № 12950.
44.
«Начертание о приведении к окончанию комиссии проекта нового уложения». 8 апреля 1768 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XVIII. 1767-1769. № 13095.
45.
Именной указ, данный генерал-прокурору. «О поступлении ему в отправлении сей должности по инструкциям и указам; о бытии в его ведении Тайной Экспедиции и Комиссии о сочинении проекта нового Уложения и об объединении Государственного казначея для управления Казенной частью». 4 декабря 1796 г. // ПСЗ РИ-I. 1830. Т. XXIV. 6 ноября 1796-1797. № 17610.
46.
Лядащева-Ильичева М. Н. Этапы формирования гражданского законодательства в России XIX-начала XX века // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2012. № 2 (84). С. 44-46.
47.
Обозрение исторических сведений о Своде законов. Составлено из актов, хранящихся во II Отделении с.е.и.в. канцелярии. СПб., 1833. С. 42.
References (transliterated)
1.
Kodan S. V. Zarozhdenie istochnikovedeniya istorii gosudarstva i prava v otechestvennoi istoricheskoi nauke i pravovedenii (XVIII–nachalo XIX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki. 2014. № 7. S.48-65.
2.
Grafskii V. G. Sistematizatsiya zakonodatel'stva v evropeiskoi i rossiiskoi traditsii // Sistematizatsiya zakonodatel'stva v Rossii (istoriko-pravovye, teoretiko-metodologicheskie i tekhniko-yuridicheskie problemy). K 175-letiyu Svoda zakonov Rossiiskoi imperii: Materialy Mezhdunarodnogo kruglogo stola. Institut gosudarstva i prava RAN (Moskva, 18-19 yanvarya 2008 goda) / Pod red. prof. V. M. Baranova, V. G. Grafskogo, S. V. Kodana. – N. Novgorod, 2008. S. 7-23.
3.
Kodan S. V., Taraborin R. S. Nesostoyavshayasya kodifikatsiya grazhdanskogo zakonodatel'stva Rossii. 1800–1825 gg. Proekt grazhdanskogo ulozheniya Rossiiskoi imperii. 1809–1812 gg. Ekaterinburg, 2002. S. 6-29.
4.
Tomsinov V. A. Proekt Grazhdanskogo ulozheniya Rossiiskoi imperii 1809-1814 godov i ego znachenie v formirovanii nauki grazhdanskogo prava. Stat'ya vtoraya // Zakonodatel'stvo. 2014. № 11. S. 88-94.
5.
Efremova N. N. Razvitie i sistematizatsiya istochnikov sudebnogo prava Rossiiskoi imperii // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2008. № 3. S. 120-125.
6.
Arkhipov I. V. Pervyi etap kodifikatsii torgovogo zakonodatel'stvo Rossii: razrabotka proekta Kommercheskogo (torgovogo) ulozheniya (1804–1825 gody) // Kommercheskoe pravo. 2010. № 2 (7). S. 161-173.
7.
Medushevskii A.N. Modernizatsiya v Rossii: pravovye formy, strategii i tekhnologii realizatsii v XVIII–XX vv. // V sbornike. Istoriya Rossii: teoreticheskie problemy. Rossiiskaya akademiya nauk, Institut rossiiskoi istorii; otv. red., A. S. Senyavskii. M., 2013. S. 23.
8.
Manin V. A. Problemy reformirovaniya gornozavodskogo proizvodstva Rossiiskoi imperii v poslednei chetverti XVIII veka i proekt ego preobrazovaniya A.A. Musina-Pushkina // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 3. S.392-423.
9.
Kodan S. V. Politiko-yuridicheskii podkhod v issledovanii gosudarstvenno-pravovogo razvitiya Rossii (XIX–nachalo XX vv.) // NB: Problemy politiki i obshchestva. 2012. № 2. S.88-117.
10.
Dorskaya A. A. Tsiklichnost' istorii rossiiskogo prava (na primere pravovogo rezhima imushchestva religioznogo naznacheniya) // Istoriya gosudarstva i prava. 2013. № 6. S. 43-45.
11.
Kornev V. N. Ponyatie, tolkovanie i primenenie prava kak germenevticheskaya problema // Rossiiskoe pravosudie. 2014. № 11 (103). S. 18-26.
12.
Terlaich G. I. Kratkoe rukovodstvo k sistematicheskomu poznaniyu grazhdanskogo chastnogo prava Rossii. V 2-kh ch. SPb., 1810. S. 65.
13.
Vel'yaminov-Zernov V. F. Opyt nachertaniya Rossiiskogo chastnogo grazhdanskogo prava. Sochinenie. Ch.1. Prava lits. SPb., 1821. S. 31.
14.
Kukol'nik V. G. Rossiiskoe chastnoe grazhdanskoe pravo. Ch.1 Izlozhenie zakonov po predmetam chastnogo grazhdanskogo prava, litsam, veshcham i deyaniyam. SPb., 1815. S. 67.
15.
Nevolin K. A. Istoriya rossiiskikh grazhdanskikh zakonov. V 3 t. SPb., 1851. S. 54.
16.
Pakhman S. V. Istoriya kodifikatsii grazhdanskogo prava. V 2 t. SPb., 1876. S. 43.
17.
Shershenevich G. F. Istoriya kodifikatsii grazhdanskogo prava Rossii. Kazan', 1899. S. 11.
18.
Kodan S. V. Akty sistematizatsii zakonodatel'stva v sisteme istochnikov rossiiskogo prava // Istochniki prava i istochniki poznaniya prava: teoreticheskie, metodologicheskie i metodicheskie problemy issledovaniya: Materialy kruglogo stola. 21-22 iyunya 2013 g. Ekaterinburg, 2013. S. 53-60.
19.
Omel'chenko O. A. Kodifikatsiya russkogo prava v XVIII veke: formy i traditsii (k istorii predposylok Svoda zakonov) // Sistematizatsiya zakonodatel'stva v Rossii (istoriko-pravovye, teoretiko-metodologicheskie i tekhniko-yuridicheskie problemy). K 175-letiyu Svoda zakonov Rossiiskoi imperii: Materialy Mezhdunarodnogo kruglogo stola. Institut gosudarstva i prava RAN (Moskva, 18-19 yanvarya 2008 goda) / Pod red. prof. V. M. Baranova, V. G. Grafskogo, S. V. Kodana. – N. Novgorod, 2008. S. 63-83.
20.
Ulozhenie. 29 yanvarya 1649 g. // PSZ RI-I. 1830. T. I. 1649-1675. № 1.
21.
Imennoi, «Ob uchinenii v prikazakh vnov' statei o takikh delakh, kotorykh v ulozhenii ne napechatano i v novykh stat'yakh ne napisano». 16 dekabrya 1681 g. // PSZ RI-I. 1830. T. II. 1676-1688. № 900.
22.
Imennoi, «O sochinenii vo vsekh prikazakh proektov dlya popolneniya Ulozheniya i novoukaznykh statei». 6 iyunya 1695 g. // PSZ RI-I. 1830. T. III. 1328-1739. № 1513.
23.
Imennoi, «O zasedanii v Gosudarevykh Palatakh boyaram dlya uchineniya svoda Ulozheniya, i vsekh ukazov posle togo sostoyavshikhsya». 18 fevralya 1700 g. // PSZ RI-I. 1830. T. IV. 1700-1712. № 1765.
24.
PSZ RI-I. 1830. T. V. 1713-1719. № 2819. Senatskii ukaz. «O sobranii v Moskve iz prikazov novoukaznykh statei, o sochinenii iz nikh vypisok i prisylke onykh v Senat». 3 iyunya 1714 g.
25.
Imennoi, «O vershenii del po Ulozheniyu, a ne po novoukaznym stat'yam». 15 iyunya 1714 g. // PSZ RI-I. 1830. T. V. 1713-1719. № 2828.
26.
Vysochaishaya rezolyutsiya na doklad Yustits-kollegii, «Ob ustroistve sudebnykh mest po primeru Shvetsii, o perevode Shvedskogo ulozheniya i ob uchinenii svoda rossiiskikh uzakonenii so Shvedskimi». 9 maya 1718 g. // PSZ RI-I. 1830. T. V. 1713-1719. № 3202.
27.
Ukazom iz Yustits-kollegii, «O vershenii del bez vsyakogo zamedleniya i volokity po ulozheniyu i o vypiskakh iz sudebnykh del». 25 maya 1719 g. // PSZ RI-I. 1830. T. V. 1713-1719. № 3376.
28.
Imennoi ukaz, dannyi Senatom «O nachatii zasedanii, dlya slushaniya ulozheniya, s 7 yanvarya 1720 g.». 9 dekabrya 1719 g. // PSZ RI-I. 1830. T.V. 1713-1719. № 3463.
29.
Imennoi, «O razdelenii ukazov na vremennye i ko vsegdashnemu nablyudeniyu izdavaemye i o napechatanii sikh poslednikh». 29 aprelya 1720 g. // PSZ RI-I. 1830. T.VI. 1720-1722. № 3574.
30.
Senatskii, «O sochinenii ulozheniya». 8 avgusta 1720 g. // PSZ RI-I. 1830. T. VI. 1720-1722. № 3626.
31.
Senatskii, «O sochinenii novogo ulozheniya». 17 oktyabrya 1720 g. // PSZ RI-I. 1830. T. VI. 1720-1722. № 3661.
32.
Senatskii, «O bytii pri sostavlenii ulozheniya dvum chlenam ot kazhdoi kollegii s sekretaryami i pod''yachimi». 7 dekabrya 1722 g. // PSZ RI-I. 1830. T. VI. 1720-1722. № 4128.
33.
Imennoi. «O razobranii ukazov i o prisoedinenii onykh k reglamentam, o sostavlenii na predmety ne opredelennye v reglamentakh i ukazakh pravil i o nablyudenii pri sem ostorozhnosti, chtoby na odno delo ne bylo dvukh ukazov». 6 noyabrya 1723 g. // PSZ RI-I. 1830. T.VI. 1720-1722. №4347.
34.
Imennoi, ob''yavlennyi iz Senata, «O prisoedinenii vnov' vykhodyashchikh ukazov k reglamentam i k ulozheniyu po prinadlezhnosti». 11 marta 1724 g. // PSZ RI-I. 1830. T. VII. 1723-1727. № 4483.
35.
Senatskii, vsledstvie imennogo, sostoyavshegosya v Verkhovnom tainom sovete «O popolnenii prezhnego ulozheniya i o vysylke dlya togo v Moskvu iz ofitserov i iz dvoryan sposobnykh lyudei, iz kazhdoi gubernii po 3 cheloveka, krome Liflyandii, Estlyandii i Sibiri». 14 iyunya 1728 g. // PSZ RI-I. 1830. T.VIII. 1728-1732. № 5287.
36.
Imennoi, dannyi Senatu «O nemedlennom okonchanii nachatogo ulozheniya i ob opredelenii k sochineniyu onogo dobrykh i znayushchikh lyudei iz shlyakhetstva, dukhovenstva i kupechestva i o podnesenii kazhdoi konchennoi glavy k Vysochaishemu utverzhdeniyu». 1 iyunya 1730 g. // PSZ RI-I. 1830. T. VIII. 1728-1732. № 5567.
37.
Senatskii, «O sochinenii po sudebnym mestam proektov ulozheniya, po planu prilagaemomu i o predstavlenii takovykh zhe proektov iz kollegii s ikh mneniyami i planami na rassmotrenie senata». 24 avgusta 1754 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XIV. 1754-1757. № 10283.
38.
Imennoi ukaz, ob''yavlennyi Senatu general-prokurorom Glebovym «O raspushchenii sobrannykh v komissii novosochinyaemogo ulozheniya». 13 yanvarya 1763 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XVI. 28 iyunya 1762-1764. № 11732.
39.
Latkin V. N. Zakonodatel'nye komissii v Rossii v XVIII v. T. I. SPb., 1887. S. 183.
40.
Imennoi, dannyi Senatu «Ob uchrezhdenii v Moskve Komissii dlya sochineniya proekta novogo ulozheniya i o vybore v onuyu deputatov». 14 dekabrya 1766 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XVII. 1765-1766. № 12801.
41.
«Obryad upravleniya Komissii o sochinenii proekta novogo ulozheniya». 30 iyulya 1767 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XVIII. 1767-1769. № 12948.
42.
«Nakaz, dannyi Komissii o sochinenii proekta novogo ulozheniya». 30 iyulya 1767 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XVIII. 1767-1769. № 12949.; «Dopolneniya k bol'shomu nakazu». 28 fevralya 1768 g. // Tam zhe. № 13075.; «Dopolneniya k bol'shomu nakazu». 8 aprelya 1768 g. // Tam zhe. № 13096.
43.
«General-prokurorskii Nakaz pri komissii o sostavlenii proekta novogo ulozheniya, po kotoromu i marshalu postupat'». 30 iyulya 1767 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XVIII. 1767-1769. № 12950.
44.
«Nachertanie o privedenii k okonchaniyu komissii proekta novogo ulozheniya». 8 aprelya 1768 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XVIII. 1767-1769. № 13095.
45.
Imennoi ukaz, dannyi general-prokuroru. «O postuplenii emu v otpravlenii sei dolzhnosti po instruktsiyam i ukazam; o bytii v ego vedenii Tainoi Ekspeditsii i Komissii o sochinenii proekta novogo Ulozheniya i ob ob''edinenii Gosudarstvennogo kaznacheya dlya upravleniya Kazennoi chast'yu». 4 dekabrya 1796 g. // PSZ RI-I. 1830. T. XXIV. 6 noyabrya 1796-1797. № 17610.
46.
Lyadashcheva-Il'icheva M. N. Etapy formirovaniya grazhdanskogo zakonodatel'stva v Rossii XIX-nachala XX veka // Vestnik Saratovskoi gosudarstvennoi yuridicheskoi akademii. 2012. № 2 (84). S. 44-46.
47.
Obozrenie istoricheskikh svedenii o Svode zakonov. Sostavleno iz aktov, khranyashchikhsya vo II Otdelenii s.e.i.v. kantselyarii. SPb., 1833. S. 42.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"