Статья ' Информационные и социальные потребности в новых методах преподавания истории' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Информационные и социальные потребности в новых методах преподавания истории

Тинякова Елена Александровна

кандидат философских наук

доцент, ГБПОУ МО "Сергиево-Посадский колледж", цикловая комиссия общеобразовательных, социально-гуманитарных и естественно-научных дисциплин

141300, Россия, Московская область, г. Сергиев-Посад, ул. 40 Лет Октября, 5 А

Tinyakova Elena Aleksandrovna

PhD in Philosophy

Associate professor, lecturer of the Department of General Humanitarian Disciplines at Sergiyev Posad Humanitarian Institute and Sergiyev Posad Moscow Institute Enterpreneurship and Law

141300, Russia, Moskovskaya oblast', g. Sergiev-Posad, ul. 40 Let Oktyabrya, 5 A

etinyakova@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2017.2.17684

Дата направления статьи в редакцию:

22-01-2016


Дата публикации:

18-02-2017


Аннотация.

Объект исследования настоящей статьи- историческое знание и современные информационные и социальные требования к его качеству и содержанию. Автор выделяет три сферы исторического знания: отечественная история как часть знания в жизни человека, отечественная история в системе образования и конкретно в средних профессиональных учебных заведениях и старших классах средней общеобразовательной школы, и академические исторические исследования. Автор кратко характеризует взаимосвязь между этими тремя сферами знания по отечественной истории. Предметом исследования является совершенствование преподавания отечественной истории в учебных заведениях среднего звена. В исследовании автор использовала следующие методы: дидактический, эвристический, метод эмпатии. С точки зрения методики преподавания истории соотносится метод индукции и дедукции. Новизна предложенного исследования заключается в повышении социальной значимости преподавания отечественной истории, влиянии отечественной истории как учебной дисциплины на формирование политической культуры. Перед преподаванием отечественной истории ставятся актуальные задачи гражданского воспитания. Автор предлагает расширить учебные материалы по отечественной истории за пределы стандартного учебника.

Ключевые слова: информационная динамика, история, индуктивный метод, топонимика, исторический туризм, традиционная культура, фольклор, автономность, самостоятельность, политическая культура

Abstract.

The object of this article is the historical knowledge and modern information and social requirements towards its quality and content. The author determines the three spheres of historical knowledge: Russian history as part of knowledge in human life; Russian history within the system of education, specifically in secondary educational professional institutions and high school; academic historical research. Brief characteristic is given to the interconnection between these three spheres of knowledge on the national history. The subject of this work is the improvement of educational process on national history in the secondary schools. The scientific novelty of the conducted research consists in the increase of social importance of teaching the national history, as well as impact of the Russian history as an educational discipline upon the establishment of political culture. Teaching the Russian history faces relevant tasks of civil upbringing. The author suggest expanding the educational materials on national history.

Keywords:

Political culture, Independence, Autonomy, Folklore, Traditional culture, Historical tourism, Toponymy, Inductive , History, Information dynamics

Современное состояние и развитие исторического знания требует новых методических подходов. По некоторым вопросам сложилось плюралистическое толкование, несмотря на архивные и документальные источники, потому что вход исторической информации в зарегистрированную форму тоже имеет отбор: кто проводит запись, сохранность информации до ее записи, влияние политических структур и другое. Кроме этого, современное историческое знание выстраивает междисциплинарный диалог с психологией, которая помогает вскрыть психологические мотивы исторических действий и провести их объяснение от психической сути человека. Автор выделяет три сферы исторического знания и старается выделить векторы их развития, которые влияют на содержание, социальные последствия выхода исторического знания в общество. Первая сфера−историческое знание, как часть всего знания о мире, которое существует в умах людей вне зависимости от возраста. Эта сфера исторического знания включает книги по различным вопросам истории академического плана, написанные специалистами в области истории, также научно-популярные издания, в том числе периодическая печать, источниковые исторические фонды, как например, архивы в сводобном доступе для всех интересующихся прошлым. К первой сфере обращаются все интересующиеся историей, однако в соответствии с выбранной по интересу проблемой. Эта сфера исторического знания открыта для контактов с художественной литературой, которая обрабатывает точность исторических событий и склоняется к перевесу точки зрения, личного видения исторического процесса автором литературного произведения. Это исторические романы, повести, дневники, стихи исторической тематики. Такая художественная переработка исторического знания важна для понимания моральных ценностей истории. Вторая сфера исторического знания−это система образования, где историческая информация, отработанная в своей точности для данного периода, выходит на включение в образованность детей и молодежи.

Третья сфера исторического знания−это исследовательское пространство, где историки занимаются академическими исследованиями. Эта сфера считается наиболее авторитетной и влияющей на две другие сферы, однако в настоящее время, именно в России, «политическая колыбель» академической истории распалась, и академические исторические исследования не могут уже жестко держаться за выбранную доказательность источников. Историческая информация, вложенная в систему образования, не успевает за изменением исследовательских подходов, открытием новых архивных источников, транформацией исторического понимания фактов прошлого под воздействием социально-политических установок и взглядов. С другой стороны специфика исторического знания состоит в невозможности его применения к текстовой порционности в интернете, историческая информация всегда детальна. Текстология как наука не вполне подходит к исторической информации, потому что какая-нибудь маленькая деталь может опровергнуть весь текст. Историческое знание сязано с прошлым, но качество его понимания, трактовки значительно определяет настоящее и прежде всего политическую культуру. Герменевтический подход к историческому знанию в наши дни очень актуален, хотя безусловно поиск неоткрытой документальности в истории продолжается.

Выделенные три сферы исторического знания развивают свои методы. Для первой сферы набирают активность различные формы драматизации истории. Здесь две линии: макетная и театральная. Например, музей-панорама Севастополя, музей-панорама Сталинградская битва, музей-панорама Бородинская битва, Гранд-макет Россия, музей-макет Петербурга и другие. В таких музейных комплексах проводятся игры для детей, экскурсии в бутафорской обстановке. Моделирование истории в такой форме дает возможность «прочувствовать» на какое-то время историческое событие. Театральные исторические драматизации выстраивают масштабно прошлое, погружают в исторические действия. 2012 год был 200-летней годовщиной Бородинского сражения. 8 сентября регулярно проводится этот праздник. К этому историческому знанию, нацеленному на массовое знание, можно применить одну простую фразу: «Лучше один раз увидеть, чем несколько раз услышать».

Сфера академических исторических исследований тоже меняет свое качество, так как открываются новые источники, ранее не использовавшиеся, развивающаяся демократическая основа общества допускает плюрализм мнений и точек зрения, открылся диалог с зарубежными историческими исследованиями, издательская база значительно расширилась, что позволяет выводить в печать много работ исследователей (конкурентность в доступе к печати значительно ослабла, тем более на фоне электронной печати), то есть их содержание становится достпуным для широкого диалога.

Настоящая статья посвящена предложению методических подходов для приобретения исторического знания в системе образования, и на фоне настоящего этапа профессиональной деятельности автора, именно среднего профессионального образования. При малом количестве часов, выделяемых на историю, и наличии стандартного учебника по отечественной истории в современной очень динамичной социальной обстановке квоты исторического знания усваиваются студентами колледжа пассивно, не успевая превратиться в почву для политической культуры. Сказывается и информационное ускорение, которое увеличивает информационные квоты исторического знания(особенно если оно берется из интернет-ресурсов) в объеме и «сдавливает» размышление о событиях. Тогда изучение отечественной истории идет формально.

Поэтому главным в предлагаемых современных методиках изучения истории является нацеливание на начальный исследовательский путь приобретения исторического знаний: выработку его из контекста. И таким контекстом могут быть топонимические исследования, изучение названий мест. Изучение истории названий мест на карте дает интересную информацию о заселении территории, движении масс в процессе исторических событий, развитии хозяйственной деятельности, а также запечатлении дел исторических личностей и событий. Топонимика уникальна тем, что являясь наукой, она позволяет обращаться к ней не только исследователям академического статуса, но также учащимся, студентам. Топонимические изучения могут быть хорошей начальной школой исследований. В этом ее ценность для сопровождения преподавания истории и прежде всего в школе или среднем профессиональном образовании. Топонимика приучает любить «малую Ролину», а это уже частичка патриотического чувства. У автора статьи есть учебник для дополнительного образования, издававшийся три раза,−«Культура Курского края», первое издание 1995 года [1]. Приведем пример из топонимического изучения карты Курской области. Оставило память в названиях населенных пунктов крепостное право. Деревня Самодуровка и Теплый Колодезь впервые упоминаются в 1799 году в Переписных Книгах Курского и Белгородского уездов. Вся земля Самодуровки принадлежала государственным крестьянам. Помещики старались силою захватить эти земли и закрепостить крестьян. В областном архиве сохранились жалобы крестьян. В этом же месте есть также самодуровское озеро и Самодуровский курган [2]. Село Марьино Беловского района раньше называлось Отрепьевка. Существуют две версии объяснения старого названия села. Первая: Отрепьевка была местом, куда ссылали переступивших царские законы людей, недовольных правящим режимом. Согласно второй версии, там жил помещик Отрепьев с красавицей женой Марией (так легче понять, почему второе название села Марьино). Первые поселенцы Отрепьевки были гордые, независимые, даже дерзкие. Эти качества они сохранили до начала 80-х годов XX века, в период сплошной коллективизации в колхоз объединились одними из последних. Однако здесь не было голода. Хозяйство было крепким и давало хороший урожай.

Иногда топонимика служит ключом к изучению исторических событий, протекавших в данном месте. В этом плане интересно название одного из древнейших поселений на реке Свапе−Поныри. В.И. Дугинов указывает разные этимологические истоки. Древнетурецкое слово «бунар, пунар, пынар» означало «источник, фонтан, колодезь». «Поныр» восходит к русскому слову «нырять». Другое мнение: «поныри»−татарское слово на русском языке означающее «источник, фонтан, колодезь». В.С. Стрыжак реконструирует название места к словам «понор, понур, понырь»−подземный проток, соединение между озерами, вход потока вглубь земли, отверстие на дне карстовых воронок, в которое втекает ручей, место, где вода попадает в подземелье. Место, где сейчас расположен поселок Поныри, известно со времен татаро-монгольского ига. Это был сборный пункт татар, шедших на Москву. У источника «Поныр» одна орда ожидала прихода другой [3].История названия села Илек тоже уходит в татаро-монгольские времена. Согласно преданию, Илек был то ли управляющим околотком, назначенным татаро-монголами, то ли сборщиком дани; за неответную любовь он бросился с кручи головой вниз. В честь его и назвали село Ильком. Это пример того, как история места хранится в преданиях. Через Касторенский район протекает река Олым. «Олум» по-татарски значит «брод», потому что татары переходили реку вброд. Иван Грозный издал указ о выжигании Дикого поля «за Сосною, меж Олымью и Кшеневой, меж Кшеневой и Тимом и до Пузацких лесов, до верховья Оскола и Сеймицы, дабы преградить путь набегам поганых» [4]. История сел Черная Грязь и Гнань на реке Свапе тоже связаны с татаро-монгольским игом. Село Гнань названо так потому, что русские на этом месте нагнали и разбили татарский отряд. Сохранились 5 курганов над могилами убитых [5]. О татаро-монгольском времени свидетельствуют названия таких мест: поселок Татарка Дмитриевского района, хутор Татарский Солнцевского района, хутор Курган Поныровского района.

Особый интерес представляет страница советской истории на карте Курской области. В названиях послереволюционного периода доминирует слово «красный», оно повторяется в названиях 34 раза. Из советских праздников наиболее популярным оказалось Первое мая, название этого праздника используется 11 раз. Слово «октябрь» можно встретить в названиях 7 раз. Фамилия Ленина используется 8 раз, а Крупской−один раз. На картах Черемисиновского и Горшеченского районов вообще нет названий населенных пунктов советской тематики. А всего насчитывается 98 названий населенных пунктов советского периода истории. Интересно противопоставить словá «новая» и «старый» в названиях: «новая» встречается 22 раза, «ново-» 37 раз, а «старый» 19 раз. Как мы видим, концепция новой советской жизни доминирует над старым укладом жизни, но это противопоставление в довольно малом масштабе. Топонимические исследования могут быть не только на карте, но и в изучении названий улиц внутри города или села [6].

История Курского края, запечатленная в названиях мест, поведала нам, что жители здесь были религиозные. Крестные ходы объединяли много верующих. Однако насленных пунктов религиозной тематики на карте области не так уж много: хутор Богомолов (Хомутовский район), село Богородицкое (Горшеченский район), село Богородицкое (Щигровский район), деревня Богославка (Дмитриевский район), деревня Богоявленка (Тимский район), деревня Малая Троицкая (Касторенский район), деревня Моисеевка (Щигровский район), деревня Моисеево (Дмитриевский район), хутор Монастырский (Обоянский район), хутор Монастырский (Медвенский район), хутор Рождественка (Медвенский район), село Рождественка (Тимский район), хутор 2-ая Рождественка (Медвенский район), село Рождественское (Щигровский район), село Рождественское (Медвенский район), село 1-ое Рождественское (Фатежский район), село 2-ое Рождественское (Фатежский район), село Троица (Курский район), хутор Троицкий (Конышевский район), село Троицкое (Пристенский район), деревня Троицкая (Советский район), село Троицкое (Кореневский район), деревня Троицкая ( Курчатовский район), село Троицкое (Железногорский район), хутор Возрождение (Солнцевский район), село Вознесеновка (Касторенский район). Как видно, основные религиозные смыслы использовались в названиях мест.

Если топонимические исследования проводятся профессиональным историком, тогда, конечно, не допустимы неточности или домысливания, как было показано выше. А для создания фона исторического знания студентов, например коллежа, или школьников, это допустимо: здесь формируется как бы пограничное пространство между историей и литературой, то есть обучающиеся проникают в душу истории [7].

Преподавание истории должно выходить из стен учебных заведений и идти в саму жизнь. Например, историческая тематика в туристических маршрутах помогает встроить восприятие в представленный исторический контекст. Такой подход можно определить «живая история» в нашей современной жизни. Под «живой историей» понимается организация пространства исторического содержания, чтобы посетитель мог совершить какие-то действия в стиле прошлой исторической эпохи, поработать с представленными предметами, одеть историческую одежду, одним словом «временно пожить» в смоделированном прострастве. В России этот опыт больше относится к этнографии, то есть моделированию быта крестьян, а за рубежом этот опыт шел больше от документальной истории, но все же на фоне быта выбранного исторического периода[8]. Идея музеев под открытым небом отличалась тем, что воссоздавался кусочек мира прошлого, который звал людей к ощущению ушедшего прошлого мира, то есть понимание строилось не от личности прошлой эпохи или текста в книге, а от организации предметной среды по канонам исторического прошлого[9]. Есть мемориальные музеи, посвященные исторической личности, они тоже очень полезны для сохранения истории, ведь чаще всего они аккумулировали самое значительное из того исторического периода, к которому они относились. Поэтому согласно исследованиям Мастеницы Е.Н. [10], российские музеи под открытым небом сродни природным заповедникам. Только природные заповедники сохраняются в оригинальной естественности, а исторические музеи под открытым небом моделируются либо сбором оригинальных исторических предметов, либо бутафорскими методами. Инсценировка народных обрядов− яркая черта особенности российских музеев под открытым небом. Хорошим примером может служить Новгородский государственный музей-заповедник Витославлицы. Его создание началось в 1964 году. Этот год был можно сказать поворотным к сохранению русской традиционной культуры. С этого времени также началось собирание сохранившегося фольклора.

В современном музейном пространстве России можно выделить такие типы музеев под открытым небом [11: бутафорские этнографические комплексы (они появились раньше других); оригинальные этнографические пространства без драматизации народных обрядов и с драматизацией (этот тип становится все более популярным и он наиболее привлекателен для туризма); исторические места археологического прошлого [12]; сохранение частично разрушенных построений прошлого [13]. Под городом Пермь находится единственный в России музей политических репрессий ГУЛАГ «Пермь-36», где сохранились и реконструированы постройки исправительно-трудовой колонии для репрессированных по политическим причинам. Для увековечения памяти о победе в Великой отечественной войне лидирует тип музеев: экспозиция военной техники под открытым небом [14]. Иногда пространство, связанное с прошлыми, охраняется без особого наполнения какими-то историческими предметами. Примером может служить Прохоровское поле под Курском, как память о грандиозном танковом сражении.

Условия создания музеев под открытым небом в европейской части России и в сторону Сибири неравные и в предметной сфере, и в человеческом факторе. Много предметов старины было вывезено в Сибирь во время коллективизации, также и большая часть крестьянства средней зажиточности и единоличников были или вывезены в Сибирь, или уехали сами, а эти люди в большей степени держали содержание русской традиционной культуры, чем бедняки.

Особое место среди российских музеев под открытым небом занимают музеи народных промыслов. Например, музей ткачества в поселке Саморядово в Курской области. Несмотря на медленное по сравнению с промышленным ткачество, производительность двух ткачих довольно высокая, и часть материлов продается. Музей соледобычи в поселке городского типа Ахтубинского района Астраханской области−Нижний Баскунчак. Металлообрабатывающий промысел более был сосредоточен на Севере России−в Карельском Поморье, Заонежье, Олонецких землях. В этом регионе и сейчас сеть остатки былых промыслов,либо в музейном режиме, либо просто остались неразрушенные. Для сохранения народных художественных промыслов есть два пути: сохранились цеховые комнаты в закрытом помещении, и народные промыслы на открытом воздухе.

Автор настоящей статьи предлагает классификацию, ориентированную на работу с историческим материалом: историческое время события, значимость события для общего пространства российской истории, бутафорское[15] или оригинальное исполнение, сопровождается ли представленный фрагмент истории книжным фондом, насколько можно моделировать исторические действия в музее, насыщенность пространства музея предметной средой; расположенность музея в рамках города[16] или в удаленном месте. Можно предложить тип издания путеводителей с историческими комментариями именно для системы образования, а пока они остаются только в лоне туризма[17;18]. Такая информация, ориентированная на существующие кусочки реальности, будет лучше запоминаться, чем чисто книжный текст учебника. Преподаватель может давать студентам исследовательские задачи, выяснение какого-либо факта, и причем задание может быть на внимание или выделение исторической детали. Такая методическая установка будет повышать интерес к предмету, и учащийся будет стараться сам найти знание, то есть не получать готовое из учебника по истории, а выстроить хотя бы небольшой фрагмент исторического текста. Студенты могут привлекаться для тренировочных экскурсий по историческим музеям под открытым небом. Это отношение к истории может располагать к дискуссиям, но рассуждения будут стимулироваться уже не авторскими позициями, а видением исторического факта самим учащимся. Более того, на фоне исторического текста музея под открытым небом интересно организовать ролевую игру. И учащиеся в чувстве выбранного исторического события уже будут более приближены к изучаемому историческму времени. Если мы читаем об историческом событии или факте, то весь контекст ложится на работу нашего воображения, а если мы находимся в моделированной или оригинально сохраненной обстановке, то она несомненно психологически больше располагает наше мышление к активной работе [19;20].

Использование форм русской народной традиционной культуры как исторического источника может быть очень благотворно при изучении отечественной истории, и прежде всего в средней общеобразовательной школе. Во-первых, изучая исторические песни, легенды, сказания ученики восстанавливают и собирают по деталям исторические контексты, а это уже начало исследовательской ступени в познании и изучении материала. При росте современной активности школьников им надо открывать пути самостоятельного приобретения знаний, не только уже готового материала из учебника. Во-вторых, этот материал очень иллюстративен. В-третьих, он лучше расположен к запоминанию, так как в народных песнях или сказаниях выбраны опорные штрихи события [21]. Итак предложение к учебниками по истории делать приложение «Материалы для чтения», где бы были собраны исторические песни, легенды, изучая которые обучающиеся могли бы сравнивать извлеченный материал с содержанием учебника. Это может стать исследовательским подходом к изучению истории.

Это методическое предложение можно проиллюстрировать на примере исторической песни «Нас пугали Пугачем». В песне сказано, как складывалось крестьянское войско Пугачева [21]:

• «государь нас бил сплеча»− сильное противостояние царской армии;

• «а попов всех на костры»−в песне говорится, как Пугачев призвал к себе бойцов, оттянув их «от икон и крестов»; здесь проявилось безбожье менталитета его крестьянской армии;

• в войске Пугачева были разные национальности: «тут ватага собралась, да, и киргизы и татары, и все вместе рать пошла», в песнях также упоминаются калмыки.

Оренбургские краеведы до сих пор ходят по пугачевским тропам: Сентова слобода (сейчас село Татарская каргала), Пугачевская пещера в полутора километрах юго-западнее поселка Ленина, по следам Пушкинского предания в Бердах, в Сакмарском районе, ищут клад у озера Сидурихи, Гребенской горы. Создаются легенды о Пугачевском кургане у села Павловка на левом берегу Урала. Документальная академическая история может посчитать такой подход неточным, однако в частично мифологизированных исторических текстах сохраняется историческое настроение, и если современник может символически условно представлять контескт событий, то он проникает в суть души истории.

Итак, самостоятельность и автономность в приобретении исторического знания студентами могут значительно повысить его качество и ориентировать на социальную грамотность и корректность.

Библиография
1.
Культура Курского края. Дополнительное региональное учебное пособие. Под ред. Тиняковой Е.А.-Курск: Изд-во Кур. обл. ИПК и ПРО, 1995.
2.
Болотов И.В. Летопись Курского края.-Курск,1995.
3.
Дугинов В.И. Дмитриев на Свапе. Из истории северо-запада Курской области.-Дмитриев, 1995.-С.33-35.
4.
Мартынов Е. Выжигание дикого поля.//Курская правда. 14 декабря.1993. №193.
5.
Порубежье (Приложение к межрегиональной газете «Славянка»). №3.1998.
6.
Тинякова Е.А. Философия слова в топонимике населенных мест Курской области.// Этнография Центрального Черноземья России. Сб. науч. трудов. Вып. 5.-Воронеж: Истоки, 2006.-С.16-23.
7.
Тинякова Е.А. Философия русской сказки (тезисы).// Духовное наследие русской национальной культуры. Сборник тезисов и докладов 2-ой региональной научно-практической конференции 1998.-Курск: Изд-во комитета администр. по делам культуры Кур.обл.,1996.-С.73-75.
8.
Confer J.C., Kerstler D.L. Past perfect: Exploration of heritage tourism. //Park and recreations. 2000 № 2. – P. 28-38.
9.
Тинякова Е.А. 100-летие Курского краеведческого музея: прошлое в документах (философия истории).// Этнография Центрального Черноземья России. Сб. науч. тр.Вып.4.-Воронеж: Воронеж.гос. ун-т, 2004.-С.160-163.
10.
Мастеница Е.Н. Эволюция музеев под открытым небом и туризм: отражение проблемы в курсе «Музейные заповедники»// Музей и туризм: подготовка кадров. Опыт и перспективы. Сб. материалов Всероссийской научно-практ. конф., 19-21 авпр.2004г., посвящ. 15-летию кафедры и 10-летию факультета музееведения и экскурсоведения СПБГУКИ / СПБГУКИ. – СПб: СПбГУКИ, 2005. – С. 28-38.
11.
Мастеница Е.Н. Проблемы типологии музеев и особенности ее изучения в курсе «Музейные заповедники».-СПб.: Спбгуки.1999.-С.66-70.
12.
Фадеева Т. Крымские пещерные города и крипты.-Бизнес-Информ, 2012.-224 с.
13.
Этнический музей под открытым небом (Сахалин).URL http://www.votpusk.ru/news.asp?msg=347448#ixzz3rISo5MPb (15.10.2010) (дата обращения 12.11.2015).
14.
Региональный опыт: под Калининградом создадут музей военной техники под открытым небом (17 января 2013 г.), URL b-port.com/index/item/95619.html (дата обращения 12.11.2015).
15.
Клавдиев С. Бородинская битва. Панорама.-М.: Полиграфкомбинат, 1962.-16 с.
16.
Змеул А.А. Музеи в культурном пространстве города. Автореф. канд. диссерт.-М.: 2004.
17.
Б/а Волгоград. Путеводитель по историческим местам города.-Волгоград: Советская Россия,1977.-256 с.
18.
Книги серии «Исторический путеводитель».-М.: Вече, 2001-2011-85 книг.
19.
Архипова С.В. Приемы драматизации при изучении историко-правовых памятников// Обществознание в школе. 1998. №5. С.57-60.
20.
Ерохина М.С. Формирование эмпатии на школьных уроках// Преподавание истории школе. 2004. №5. С.61-64.
21.
Бачинская Н., Попова Т. «Русское народное музыкальное творчество». Хрестоматия, Изд.4-ое.-М.: Музыка, 1974.-С.122-124.
References (transliterated)
1.
Kul'tura Kurskogo kraya. Dopolnitel'noe regional'noe uchebnoe posobie. Pod red. Tinyakovoi E.A.-Kursk: Izd-vo Kur. obl. IPK i PRO, 1995.
2.
Bolotov I.V. Letopis' Kurskogo kraya.-Kursk,1995.
3.
Duginov V.I. Dmitriev na Svape. Iz istorii severo-zapada Kurskoi oblasti.-Dmitriev, 1995.-S.33-35.
4.
Martynov E. Vyzhiganie dikogo polya.//Kurskaya pravda. 14 dekabrya.1993. №193.
5.
Porubezh'e (Prilozhenie k mezhregional'noi gazete «Slavyanka»). №3.1998.
6.
Tinyakova E.A. Filosofiya slova v toponimike naselennykh mest Kurskoi oblasti.// Etnografiya Tsentral'nogo Chernozem'ya Rossii. Sb. nauch. trudov. Vyp. 5.-Voronezh: Istoki, 2006.-S.16-23.
7.
Tinyakova E.A. Filosofiya russkoi skazki (tezisy).// Dukhovnoe nasledie russkoi natsional'noi kul'tury. Sbornik tezisov i dokladov 2-oi regional'noi nauchno-prakticheskoi konferentsii 1998.-Kursk: Izd-vo komiteta administr. po delam kul'tury Kur.obl.,1996.-S.73-75.
8.
Confer J.C., Kerstler D.L. Past perfect: Exploration of heritage tourism. //Park and recreations. 2000 № 2. – P. 28-38.
9.
Tinyakova E.A. 100-letie Kurskogo kraevedcheskogo muzeya: proshloe v dokumentakh (filosofiya istorii).// Etnografiya Tsentral'nogo Chernozem'ya Rossii. Sb. nauch. tr.Vyp.4.-Voronezh: Voronezh.gos. un-t, 2004.-S.160-163.
10.
Mastenitsa E.N. Evolyutsiya muzeev pod otkrytym nebom i turizm: otrazhenie problemy v kurse «Muzeinye zapovedniki»// Muzei i turizm: podgotovka kadrov. Opyt i perspektivy. Sb. materialov Vserossiiskoi nauchno-prakt. konf., 19-21 avpr.2004g., posvyashch. 15-letiyu kafedry i 10-letiyu fakul'teta muzeevedeniya i ekskursovedeniya SPBGUKI / SPBGUKI. – SPb: SPbGUKI, 2005. – S. 28-38.
11.
Mastenitsa E.N. Problemy tipologii muzeev i osobennosti ee izucheniya v kurse «Muzeinye zapovedniki».-SPb.: Spbguki.1999.-S.66-70.
12.
Fadeeva T. Krymskie peshchernye goroda i kripty.-Biznes-Inform, 2012.-224 s.
13.
Etnicheskii muzei pod otkrytym nebom (Sakhalin).URL http://www.votpusk.ru/news.asp?msg=347448#ixzz3rISo5MPb (15.10.2010) (data obrashcheniya 12.11.2015).
14.
Regional'nyi opyt: pod Kaliningradom sozdadut muzei voennoi tekhniki pod otkrytym nebom (17 yanvarya 2013 g.), URL b-port.com/index/item/95619.html (data obrashcheniya 12.11.2015).
15.
Klavdiev S. Borodinskaya bitva. Panorama.-M.: Poligrafkombinat, 1962.-16 s.
16.
Zmeul A.A. Muzei v kul'turnom prostranstve goroda. Avtoref. kand. dissert.-M.: 2004.
17.
B/a Volgograd. Putevoditel' po istoricheskim mestam goroda.-Volgograd: Sovetskaya Rossiya,1977.-256 s.
18.
Knigi serii «Istoricheskii putevoditel'».-M.: Veche, 2001-2011-85 knig.
19.
Arkhipova S.V. Priemy dramatizatsii pri izuchenii istoriko-pravovykh pamyatnikov// Obshchestvoznanie v shkole. 1998. №5. S.57-60.
20.
Erokhina M.S. Formirovanie empatii na shkol'nykh urokakh// Prepodavanie istorii shkole. 2004. №5. S.61-64.
21.
Bachinskaya N., Popova T. «Russkoe narodnoe muzykal'noe tvorchestvo». Khrestomatiya, Izd.4-oe.-M.: Muzyka, 1974.-S.122-124.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"