Статья 'Неправовые формы реализации правоохранительной деятельности в годы Великой Отечественной войны ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Неправовые формы реализации правоохранительной деятельности в годы Великой Отечественной войны

Шатилов Сергей Петрович

кандидат юридических наук

доцент, Барнаульский юридический институт МВД России

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Малахова, 122

Shatilov Sergei Petrovich

PhD in Law

Docent, the department of Theory and History of State and Law, Barnaul Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

656049, Russia, Altai Krai, Barnaul, Malakhova Street 122

Shatilov_sp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.6.17549

Дата направления статьи в редакцию:

11-01-2016


Дата публикации:

15-01-2017


Аннотация.

Предметом исследования выступают неправовые формы реализации правоохранительной деятельности правоохранительных органов Советского государства в годы Великой Отечественной войны с учетом ее государственного и, частично, общественного воплощения. В статье рассматривается специфика неправовых форм реализации правоохранительной деятельности в годы Великой Отечественной войны. Анализу подвергнуты такие виды неправовых форм правоохранительной деятельности, как организационные формы: изучение, обобщение и распространение положительного опыта обеспечения правопорядка, подбор, обучение сотрудников правоохранительных органов, их инструктирование, оказание практической помощи исполнителям на местах и др.; материально-технические: планирование, анализ, подготовка отчетов, составление справок, оформление документов, ведение делопроизводства, регистрация фактов правонарушения и др. Методологической основой исследования являются принципы историзма, объективности и системности.Исходя из методологических принципов в исследовании использован определенный набор методов научного познания: конкретно-исторический метод; ретроспективный метод; сравнительный метод и др.Указанные выше методы применялись в комплексе с историко-сравнительными и сравнительно-правовыми методами. Научная новизна исследования заключается в том, что автором впервые в отечественной юриспруденции предпринята попытка комплексного анализа нормативного закрепления и механизма реализации неправовых форм правоохранительными органами Советского государства в годы Великой Отечественной войны. Выводы: Неправовые формы можно подразделить на организационные и материально-технические. В годы Великой Отечественной войны организационными формами правоохранительной деятельности являлись следующие: изучение, обобщение и распространение положительного опыта обеспечения правопорядка, подбор, обучение сотрудников правоохранительных органов, их инструктирование, оказание практической помощи исполнителям на местах и др. В годы войны к материально-техническим формам реализации правоохранительной деятельности относились: планирование, анализ, подготовка отчетов, составление справок, оформление документов, ведение делопроизводства, регистрация фактов правонарушения и др. Неправовые формы реализации правоохранительной деятельности, как в мирное, так и военное время предшествовали правовым, способствовали обеспечению возможности их использования (например, сбор, обработка, анализ информации и т. д.); как следствие, эффективность их реализации напрямую влияла на эффективность реализации правоохранительной деятельности в годы Великой Отечественной войны.

Ключевые слова: правоохранительная деятельность, планирование, подготовка отчетов, составление справок, неправовые формы, анализ, оформление документов, правоохранительные органы, Великая Отечественная война, ведение делопроизводства

Abstract.

The subject of this research is the unlawful forms of realization of the law enforcement activity by the Soviet law enforcement agencies during the Great Patriotic War. The author analyzes the organizational forms of the law enforcement activity, such as study, generalization, and distribution of the positive experience of ensuring the legal order, selection and training of the law enforcement officials, etc.; as well as material-technical, such planning, analysis, preparation of the reports, execution of documents, clerical correspondence, registration of facts of the legal violations, and others. The scientific novelty consists in the fact that the author is first in the Russian jurisprudence who attempted comprehensive analysis of the normative consolidation and mechanism of realization of the unlawful forms by the Soviet law enforcement agencies during the Great Patriotic War. The conclusion is made that the unlawful forms can be subdivided into organizational and material-technical. The unlawful forms of realization in both, peace and war time, preceded the legal, encouraged the collection, processing, and analysis of the information; and as a result, the efficiency of their realization directly affected the efficiency of realization of the law enforcement activity during the Great Patriotic War.

Keywords:

Clerical correspondence, Great Patriotic War, Law enforcement agencies, Registration of facts, Analysis, Unlawful forms, Collection of information, Preparation of reports, Planning, Law enforcement activity

Реализация правоохранительной деятельности подразумевает наличие конкретного инструментария, т. е. определенных форм и методов. Для периода Великой Отечественной войны формы реализации правоохранительной деятельности наиболее целесообразно классифицировать по характеру и правовым последствиям правоохранительной деятельности на правовые и неправовые. Также следует отметить, что правовые и неправовые формы вытекали и определялись компетенцией субъектов правоохранительной деятельности.

В нашей статье мы рассмотрим только неправовые формы реализации правоохранительной деятельности, т.к. они менее изучены по сравнению с правовыми. Под неправовыми формами реализации правоохранительной деятельности мы будем понимать такие формы, в которых выражались организационные и материально-технические действия, направленные на реализацию правоохранительной деятельности.

Из определения становится понятно, что неправовые формы можно подразделить на организационные и материально-технические. В годы Великой Отечественной войны организационными формами правоохранительной деятельности являлись следующие: изучение, обобщение и распространение положительного опыта обеспечения правопорядка, подбор, обучение сотрудников правоохранительных органов, их инструктирование, оказание практической помощи исполнителям на местах и др.

Изучением, обобщением и распространением положительного опыта обеспечения правопорядка в годы Великой Отечественной войны правоохранительные органы занимались постоянно. Одним из примеров может послужить изучение Управлением Народного Комиссариата внутренних дел по Алтайскому краю положительного опыта участкового уполномоченного Смоленского РО НКВД Алтайского края А.П. Азарова. Кроме выполнения служебных обязанностей он постоянно осуществлял контроль за хранением семян в колхозных амбарах, следил за условиями содержания скота на фермах, за организацией охраны государственной собственности и т. д. По результатам каждой проверки участковым составлялся акт, где отражались выявленные недостатки и предлагались пути их устранения. С актами участковый уполномоченный А.П. Азаров знакомил всех заинтересованных лиц [1, с. 67-69]. Данный положительный опыт стал распространяться среди других сотрудников милиции, что привело к улучшению профилактической работы на обслуживаемых участках.

В годы войны во всех правоохранительных органах страны наблюдалась большая текучесть кадров, так как многие сотрудники уходили на фронт. Так, только в июне–июле 1941 г. в ряды Красной Армии ушло около 25% всего личного состава милиции, в том числе 3228 коммунистов и 4772 комсомольца. Резкое сокращение личного состава правоохранительных органов представляло серьезную опасность при реализации возложенных на них задач. Это, в свою очередь, требовало принятия срочных мер, направленных на укрепление кадрового состава правоохранительных органов. Данная проблема в годы войны решалась, во-первых, комплектование кадров правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны проходило под контролем партийных органов. Например, в Барнаульский Городской Комитет ВКП (б) Постановлением от 25 июля 1944 г. обязал партийные, советские и профсоюзные организации мобилизовать 67 человек наиболее достойных кандидатов для работы в органах милиции. Краевой комитет ВКП (б) 29 июля 1944 г. принял решение о направлении 80 человек для работы в детских трудовых колониях края [2, л.47].

Во-вторых, проблема подбора кадров для работы в правоохранительные органах решалась за счет поступления на службу выпускников и выпускниц специализированных учебных заведений. Так в марте 1943 г. в НКВД Алтайского края пришло 10 человек девушек из Свердловской школы НКВД и 25 человек курсантов Хабаровской школы НКВД, в июне 1944 г. на службу поступили 4 выпускника Ташкентской межобластной школы милиции [2, л.34].

В-третьих, комплектование также проводилось за счет сокращения сроков обучения и досрочного выпуска курсантов из специальных учебных заведений. Так, Народный комиссариат внутренних дел СССР 26 июня 1941 г. издал приказ «О перестройке работы учебных заведений НКВД СССР на период военного времени» [3, С.39-40]. В нем излагались мероприятия по перестройке деятельности школ милиции, выдвигалась задача по ускоренной подготовке командных кадров. В специализированных учебных заведениях правоохранительных органов срок обучения был сокращен с 2 лет до 9 месяцев. Всего же за военный период в учебных заведениях правоохранительных органов было подготовлено 18747 чел. [4, с.35].

В-четвертых, с первых дней войны ситуация в тыловых районах страны в корне изменилась, так как около одной трети террито­рии СССР, где проживало 70 млн чел., было оккупировано [5, с.1]. Естественно, это вызвало миграцию населения. Из централь­ных районов были эвакуированы люди разных профессий: ученые, артисты, музы­канты, немало среди них было и юристов, в том числе и сотрудников правоохранительных органов. В связи с чем, проблема комплектования недостающего количества работников в тыловых областях проводилось за счет перераспределения эвакуированных сотрудников из оккупированных районов.

В-пятых, в освобожденных от оккупации западных районах страны комплектование кадрами осуществлялись за счет направления в них сотрудников из восточных тыловых областей страны, а также бывших партизан. Так, в соответствии с директивой НКВД СССР 1941 г. из областей РСФСР в органы милиции Украины было откомандировано 18 тыс. сотрудников милиции, а по решению местных партийных органов республики направлено около 25 тыс. бывших партизан, 70% среди которых были украинцы [4, с.35]. Такая работа по комплектованию кадров правоохранительных органов проводилась во всех республиках, освобожденных от фашистской оккупации.

В-шестых, в условиях военного времени, к работе в правоохранительные органы привлекались лица «из числа раненых бойцов и командиров, ограниченно годных, пенсионеров и женщин». Так, к концу войны в органах милиции их работало свыше 20 тыс. чел., в том числе в аппаратах уголовного розыска и БХСС – 5638, участковыми уполномоченными – 530 и рядовыми милиционерами – 14461 [6, с.110-111]. Лица, демобилизованные из Красной Армии, находились на особом учете и поступали в распоряжение военных комиссариатов субъектов Советского Союза. Военно-пересыльным пунктам было рекомендовано по мере возможности, направлял демобилизованных «бойцов и командиров» на работу в милицию.

В-седьмых, с началом Великой Отечественной войны на работу в правоохранительные органы вернулись пенсионеры, их опыт работы был необходим в условиях военного времени.

Возникшие в начале войны проблемы, связанные с мобилизацией основной массы сотрудников правоохранительных органов на фронт, обусловили необходимость в кратчайшие сроки заняться подбором и обучением кадров для последних.

Подбор кадров для службы в правоохранительных органах находился в центре внимания партийных и советских органов на протяжении всей Великой Отечественной войны [7, с.29-31].

Так, Владимирским обкомом РКП(б) 19 октября 1944 г. было принято постановление, в котором говорилось, что «со стороны органов НКВД и милиции нет надлежащего надзора за порядком в городе. Из-за отсутствия наружных милицейских постов в городе имеются случаи хулиганства, особенно в ночное время. Хуже того, работники милиции вместо наведения порядка в городе сами проявляют недисциплинированность [8, с. 16]. Так, 17 октября в столовой военторга начальник следственного отделения БХСС управления милиции Федосеев и старший следователь этого отделения Кузнецов, будучи пьяными, вели себя нетактично и обнажали оружие. О происшествии заведующая столовой дважды звонила помощнику коменданта... После этого Федосеев и Кузнецов вышли из столовой, и в воротах дома были обстреляны военным патрулем: Федосеев был убит, а Кузнецов ранен.

Бюро обкома ВКП(б) постановило:

1. Обязать начальника областного Управления НКВД и его заместителя в кратчайший срок навести необходимый порядок в городе, приняв решительные меры к пресечению хулиганских поступков. Совместно с комендантом города в трехдневный срок разработать и осуществить мероприятия по усилению патрулей в городе и в особенности в ночное время.

2. Поручить секретарю обкома ВКП(б) по кадрам в 10-дневный срок подобрать не менее 30 человек и направить их для работы в органы НКВД (милицию) города Владимира» [9, с.115].

Большое значение придавалось обучению вновь прибывших и действующих сотрудников правоохранительных органов. Народный Комиссариат внутренних дел СССР 26 июня 1941 г. издал приказ «О перестройке работы учебных заведений НКВД СССР на период военного времени» [10, с.34]. В нем излагались мероприятия по перестройке деятельности школ милиции, выдвигалась задача по ускоренной подготовке командных кадров.

Регулярно организовывались краткосрочные курсы и курсы-семинары для сотрудников структурных подразделений правоохранительных органов. Обучение проходили руководители структурных подразделений (командный состав), оперативные сотрудники, обслуживающий персонал (секретари-машинистки, делопроизводители) и т. д.

Обеспечение выполнения мероприятий по охране правопорядка, борьбы с преступностью в период Великой Отечественной войны достигалось путем проведения инструктивных совещаний с личным составом правоохранительных органов с целью доведения плана до исполнителей. Такие совещания проводились отдельно с различными категориями работников правоохранительных органов. Отдельное проведение инструктивных совещаний способствовало постановке более целенаправленных задач, исходя из специфических особенностей различных категорий работников правоохранительных органов.

Организационные формы правоохранительной деятельности не влекли возникновения, изменения или прекращения конкретных правоотношений в сфере правоохранительной деятельности. Они использовались в ходе текущей повседневной работы по обеспечению правопорядка и укреплению законности. Практически организационные формы применялись в деятельности всех правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны. Игнорирование организационных форм могло привести к ослаблению взаимодействия субъектов правоохранительной деятельности. С помощью организационных форм реализовывались многие полномочия субъектов правоохранительной деятельности, ибо значительная их часть могла быть успешно осуществлена при условии реализации организационных форм, набор которых определялся как местом субъекта в системе правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны, так и характером возложенных на него задач.

В 1941 г. первый спецотдел НКВД Омской области своим циркуляром обязал местные территориальные органы НКВД возбуждать уголовное дело на каждое зарегистрированное, но не раскрытое преступление. Чтобы правильно и своевременно учесть нераскрытые преступления, по которым установлено ежемесячное представление отчета в НКВД СССР, надлежало немедленно заполнить карточки ф. 1/с на все дела, возбужденные с 1 июня 1941 г. по нераскрытым преступлениям, в 3-дневный срок направить карточки в 1-й спецотдел УНКВД по Омской области; в последующем на все новые нераскрытые преступления карточки ф. 1/с выставлять немедленно. Указанные дела должны регистрироваться на общих основаниях со следственными делами раскрытых преступлений и им присваивается очередной номер следственного дела [11, л.4].

Материально-технические формы обеспечения правоохранительной деятельности использовались для производства вспомогательных действий, направленных на создание необходимых условий для успешной реализации правоохранительной деятельности. Они были призваны обеспечивать эффективную работу субъектов правоохранительной деятельности.

Как в военное, так и в мирное время к материально-техническим формам реализации правоохранительной деятельности относились: планирование, анализ, подготовка отчетов, составление справок, оформление документов, ведение делопроизводства, регистрация фактов правонарушения и др.

Период войны, на первый взгляд, – не самое подходящее время для составления различного рода планов. Но только на первый взгляд, на самом же деле грамотно и рационально составленный план существенно экономит время и облегчает выполнение поставленных перед сотрудником правоохранительных органов задач. В период Великой Отечественной войны составлялись два вида планов: текущие и специальные. Текущие планы составлялись на квартал, на месяц в целом по управлениям и структурным подразделениям, а также отдельно по службам. Специальные планы касались выполнения определенных задач, для успешного решения которых требовались совместные усилия нескольких структурных подразделений. Например, в процессе осуществления мероприятий по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью объединялись усилия участковых уполномоченных, милиционеров детских комнат милиции, оперуполномоченных уголовного розыска. Среди специальных планов особое место занимали планы мероприятий с участием партийных, советских и иных организаций и учреждений. Проводились рейды с участием отделов народного образования, отделов культуры, специальных комиссий при исполнительных комитетах Советов народных депутатов [12, с.12]. Сотрудники правоохранительных органов тыловых районов в процессе разработки и осуществления планов были в более выгодной ситуации, нежели сотрудники правоохранительных органов прифронтовых районов.

Анализ хранящихся в архиве ГУВД АК документов позволяет сделать вывод, что за все годы Великой Отечественной войны ежемесячные отчеты предоставлялись отделом по борьбе с бандитизмом, ежеквартальные – отделом кадров, с 1944 г. ГУВД АК в НКВД РСФСР предоставлялись ежеквартальные отчеты по основным направлениям деятельности [2, л.2]. По мере налаживания мирной жизни все структурные подразделения правоохранительных органов периодически стали отчитываться о проделанной работе. В период Великой Отечественной войны в правоохранительных органах проводились внеплановые проверки состояния работы в рамках определенных направлений деятельности. Например, в IV квартале 1944 г. была проведена ревизия в 16 органах НКВД АК, в ходе которой установлены нарушения дисциплины, порядка учета и отчетности по бюджетным средствам и материальным ценностям [2, л.3].

В целях упорядочения оперативного учета преступлений и правильного анализа работы по борьбе с уголовной преступностью циркуляром УНКВД по Омской области от 17 января с 1 января 1942 г. была введена ежемесячная отчетность по ф. № 3 «О количестве зарегистрированных и раскрытых преступлений» и по ф. № 4 «О количестве преступлений, совершенных несовершеннолетними» [11, л.7].

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что неправовые формы реализации правоохранительной деятельности как в мирное, так и военное время предшествовали правовым, способствовали обеспечению возможности их использования (например, сбор, обработка, анализ информации и т.д.); как следствие, эффективность их реализации напрямую влияла на эффективность реализации правоохранительной деятельности в годы Великой Отечественной войны.

Библиография
1.
Шатилов С.П. Обеспечение правопорядка как основное направление деятельности милиции в годы Великой Отечественной войны/С.П. Шатилов // Вестник Алтайской академии экономики и права. – Барнаул: Изд-во Алтайская академия экономики и права. – 2007. – С. 67-69.
2.
Отдел реабилитации и архивной информации информационного центра ГУВД по Алтайского края. Ф.8. О. 2. Д.3. Л.47.
3.
Шатилов С.П. Профессиональная подготовка кадров органов милиции в годы Великой Отечественной войны/ С.П. Шатилов// История государства и права. – № – 2006. – С.39-40.
4.
Биленко, С.В. Советская милиция на защите социалистического Отечества (1941–1945 гг.) / С.В. Биленко. – М. : изд-во ВШ МВД СССР, 1986. – 62 с.
5.
Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. / Б.В. Соколов.-М.: Акт-пресс-книга, 2002, – 352 с.
6.
Билитченко Н. Партийное руководство деятельностью советской милиции в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941–1945 гг.) // Партийно-политическая работа. 1987. № 2. С. 110–111.
7.
Малыгин, А.Я. Развитие системы подбора, расстановки и обучения кадров в органах внутренних дел / А.Я. Малыгин, Р.С. Мулукаев. – М. : изд-во Академии МВД СССР, 1978. – 40 с.
8.
Емелин С.М. Организационно-правовые основы работы по укреплению дисциплины среди личного состава органов внутренних дел в годы Вели-кой Отечественной войны (1941–1945) // История государства и права. 2015. № – С. 15–23.
9.
Владимирская милиция. Прошлое и современность (1802–2002 гг.). –Владимир : РЕКО, 2002. – 232 с.
10.
Мулукаев, Р.С. Организационно-правовые основы становления советской милиции (1917–1920 гг.) / Р.С. Мулукаев. – М., 1975. – 107 с.
11.
Отделение специальных фондов отдела архивной информации и реабилитации информационного центра УВД Омской области (ОСФИЦ УВД ОО). Ф. 2. Оп. 1. Д. 215. Л. 4.
12.
Шатилов С.П. Деятельность милиции Западной Сибири в период Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.): историко-правовой аспект : автореф. дис. … канд. юрид. наук / С.П. Шатилов. – СПб., 2001. – 21 с.
References (transliterated)
1.
Shatilov S.P. Obespechenie pravoporyadka kak osnovnoe napravlenie deyatel'nosti militsii v gody Velikoi Otechestvennoi voiny/S.P. Shatilov // Vestnik Altaiskoi akademii ekonomiki i prava. – Barnaul: Izd-vo Altaiskaya akademiya ekonomiki i prava. – 2007. – S. 67-69.
2.
Otdel reabilitatsii i arkhivnoi informatsii informatsionnogo tsentra GUVD po Altaiskogo kraya. F.8. O. 2. D.3. L.47.
3.
Shatilov S.P. Professional'naya podgotovka kadrov organov militsii v gody Velikoi Otechestvennoi voiny/ S.P. Shatilov// Istoriya gosudarstva i prava. – № – 2006. – S.39-40.
4.
Bilenko, S.V. Sovetskaya militsiya na zashchite sotsialisticheskogo Otechestva (1941–1945 gg.) / S.V. Bilenko. – M. : izd-vo VSh MVD SSSR, 1986. – 62 s.
5.
Sokolov B.V. Okkupatsiya. Pravda i mify. / B.V. Sokolov.-M.: Akt-press-kniga, 2002, – 352 s.
6.
Bilitchenko N. Partiinoe rukovodstvo deyatel'nost'yu sovetskoi militsii v gody Velikoi Otechestvennoi voiny (iyun' 1941–1945 gg.) // Partiino-politicheskaya rabota. 1987. № 2. S. 110–111.
7.
Malygin, A.Ya. Razvitie sistemy podbora, rasstanovki i obucheniya kadrov v organakh vnutrennikh del / A.Ya. Malygin, R.S. Mulukaev. – M. : izd-vo Akademii MVD SSSR, 1978. – 40 s.
8.
Emelin S.M. Organizatsionno-pravovye osnovy raboty po ukrepleniyu distsipliny sredi lichnogo sostava organov vnutrennikh del v gody Veli-koi Otechestvennoi voiny (1941–1945) // Istoriya gosudarstva i prava. 2015. № – S. 15–23.
9.
Vladimirskaya militsiya. Proshloe i sovremennost' (1802–2002 gg.). –Vladimir : REKO, 2002. – 232 s.
10.
Mulukaev, R.S. Organizatsionno-pravovye osnovy stanovleniya sovetskoi militsii (1917–1920 gg.) / R.S. Mulukaev. – M., 1975. – 107 s.
11.
Otdelenie spetsial'nykh fondov otdela arkhivnoi informatsii i reabilitatsii informatsionnogo tsentra UVD Omskoi oblasti (OSFITs UVD OO). F. 2. Op. 1. D. 215. L. 4.
12.
Shatilov S.P. Deyatel'nost' militsii Zapadnoi Sibiri v period Velikoi Otechestvennoi voiny (1941–1945 gg.): istoriko-pravovoi aspekt : avtoref. dis. … kand. yurid. nauk / S.P. Shatilov. – SPb., 2001. – 21 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"