Статья 'Исторические аспекты развития положений о легализации (отмывании) преступных доходов и их влияние на правоприменительную практику. Часть 1.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Исторические аспекты развития положений о легализации (отмывании) преступных доходов и их влияние на правоприменительную практику. Часть 1

Янчуркин Олег Владимирович

cтарший преподаватель, кафедра уголовно-правовых дисциплин, Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, научный сотрудник, НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ

123022, Россия, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15

Yanchurkin Oleg Vladimirovich

scientific researcher, the Scientific Research Institute of the Academy of Prosecution General of the Russian Federation  

123022, Russia, gorod federal'nogo znacheniya, g. Moscow, ul. 2-Ya zvenigorodskaya, 15

agprf09@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.2.17216

Дата направления статьи в редакцию:

07-12-2015


Дата публикации:

01-04-2016


Аннотация: Предметом исследования являются российские и зарубежные нормативные правовые акты, составляющие правовую основу для борьбы с легализацией (отмыванием) преступных доходов, совершенной с использованием офшорных зон. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе противодействия преступлениям рассматриваемой категории. В первой части статьи подробно рассматриваются такие аспекты темы как генезис преступного деяния – «отмывание» доходов. Особое внимание уделяется его правовому закреплению и выявлению основных составляющих определения «отмывания», содержащееся в международных Конвенциях и национальном законодательстве. Методологическую основу исследования составили такие методы научного познания как формально-юридический, сравнительно-правовой, логический, структурно-функциональный, нормативный, что в итоге позволило подойти к рассмотрению проблемы наиболее полно и всесторонне. В результате проведенного исследования авторам удалось:раскрыть основные признаки понятия легализации (отмывания) преступных доходов, совершенной с использованием офшорных зон; выявить взаимосвязь международных норм и положений российского законодательства, регулирующих процесс противодействия рассматриваемому преступлению;установить хронологию и причины, внесенных в ст. 174 и 1741 УК РФ изменений, направленных на совершенствование законодательства в сфере борьбы с легализацией (отмыванием) преступных доходов.


Ключевые слова: противодействие преступности, отмывание преступных доходов, экономические преступления, международная преступность, транснациональная организованная преступность, ФАТФ, финансирование терроризма, вывод денежных средств, экономический ущерб, национальная безопасность

Abstract: The subject of this research is the Russian and foreign normative legal acts that comprise legal foundation for the fight against legalization (laundering) of the criminal income which was realized using the offshore zones. The object is the public relations emerging in the process of counteraction of crimes of the reviewed category. In the first part of this article the author carefully examines such aspects of the topic as the genesis of criminal act – “laundering” of the income. Special attention is given to its legal codification and determination of the main components of the definition of “laundering” that is contained in the international Conventions and Russian legislation. As a result of this research, the authors were able to reveal the main aspects of the definition of legalization (laundering) of the criminal income, realized using the offshore zones; detect correlation between the international norms and the positions of Russian legislation which regulate the process of counteraction of the aforementioned crime; establish the chronology and reasons of the changes introduced into the Article 174 and 1741 of the Criminal Code of Russian Federation, which are aimed at improving the legislation in the sphere of fight against legalization (laundering) of criminal income.



Keywords:

Crime counteraction, Laundering of criminal income, Economic crimes, International criminality, Transnational organized criminality, Financial Action Task Force (FATF), Financing of terrorism, Withdrawal of money, Economic damage, National security

Борьба с легализацией (отмыванием) преступных денежных средств или иного имущества, совершенной с использованием офшорных зон, является одним из приоритетных направлений противодействия организованной преступности, как в нашей стране, так и во всем мире.

Поступление в легальный оборот миллиардных денежных средств, полученных преступным путем, препятствует развитию цивилизованных экономических отношений, способствуя криминализации рынка, усилению влияния преступных группировок, постепенному их превращению в легальные субъекты хозяйственной деятельности. Подобная ситуация приводит к недоверию граждан к государственному аппарату, финансовым и нефинансовым организациям, порождает возникновение социальной напряженности в обществе и создает отрицательный имидж стране на международном уровне.

Появление офшорных зон на мировой арене финансовых услуг и их использование в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путём, обусловлено объективными причинами исторического развития международного бизнеса. Для анализа развития и понимания существующих форм использования офшорных зон в целях легализации криминальных доходов необходимо проанализировать причины их возникновения.

Возможность использования офшорных зон в современном их виде, с целью легализации преступных доходов и сокрытия информации о владельцах банковских счетов, появилась не сразу.

В юридической литературе приводятся факты уклонения от уплаты налогов еще в древних Афинах, когда после введения 2% налога на экспорт и импорт товаров купцы с целью уклонения от уплаты налога стали перевозить товары на соседние острова и через них осуществлять дальнейшую беспошлинную торговлю в Афинах. По мере накопления гражданами денежных средств, полученных не всегда законным путем, возникла необходимость в их сохранности. Это послужило принятию в XVIII в. Швейцарией закона, согласно которому банкиры обязаны были вести учет счетов своих клиентов и никому не сообщать сведения о них без четкого на то разрешения Городского совета г. Женевы. В связи с этим Швейцарию считают первой страной, создавшей предпосылки к построению современной модели офшорных зон, предоставляющих режим финансовой секретности для иностранного капитала. Дальнейшее принятие в 1934 г. Закона «О банковской секретности», сделало Швейцарию мировым центром финансовой секретности. Благодаря этому, а также политической стабильности и нейтралитету страны во время Великой Отечественной войны на счетах швейцарских банков скопились миллиардные денежные суммы, что подтверждается выплатой золотом Швейцарией по Вашингтонскому соглашению 1946 г. суммы, эквивалентной 58 млн. долл. США.

Офшорные технологии и схемы их применения стали зарождаться еще в 20-е гг. XX в. в отдельных отраслях мировой экономики. Но потребовалось немало времени, чтобы все эти схемы и технологии превратились в современную концепцию использования офшорных зон в практике международных экономических отношений.

Хорошо известно, что международный финансовый капитал, а именно американский и английский, инициировал создание первых офшорных зон, доминировавший в первые послевоенные десятилетия на мировом денежном рынке. В связи с этим законодательство стран, относящихся к офшорным зонам, в большинстве случаев основано на англо-саксонской системе «общего» права, что нередко вызывает затруднения в определении организационно-правовой формы организаций, ведущих свой бизнес в офшорных зонах, странами с романо-германской системой права. Например, в «континентальной» системе права отсутствует организационно-правовая форма предприятий в виде трастовых компаний [1], что, наоборот, широко распространено в системе «общего» права и наиболее часто применяется в офшорных зонах.

Быстрый распад Британской колониальной империи заставил Великобританию искать пути сохранения влияния в оставшихся колониях. Оптимизируя свои расходы по их содержанию, она снизила налогообложение доходов в этих территориях и первой приступила к офшорным экспериментам в своих колониальных владениях. По своему потенциалу и воздействию на правительство британский финансовый капитал в те годы явно доминировал над промышленным капиталом, и финансистам Сити удалось склонить правительство Великобритании к созданию первых офшорных зон в английских колониях в акватории Карибского моря, расположенных вблизи американского финансового рынка, а потом и в самой Великобритании. Как отмечается в юридической литературе, это был прорыв в развитии мирового офшорного бизнеса. Одновременно в лондонском Сити начались финансовые операции с валютными ресурсами иностранных граждан, оформившиеся позднее в рынок евродолларов. Как отмечает один из британских экспертов, господство финансового капитала и покладистость британского правительства, санкционировавшего в 1960-х гг. развитие офшорных финансовых операций, привели сначала к созданию рынка евровалют, а затем и к открытию первых офшорных зон в некоторых зависимых территориях Соединенного Королевства [2]. Поскольку бизнес в офшорных зонах оказался сверхдоходным, британское правительство не без подсказок со стороны искушенных английских банкиров пошло на создание офшорных зон не только в своих колониальных владениях, но и на территории собственно Великобритании. Поэтому не удивительно, что большинство действующих офшорных зон находится на территории Британии и ее бывших и еще сохранившихся колоний. Наиболее известные из них: Гибралтар, острова Гернси и Джерси, остров Мэн, Ангилья, Бермудские острова, Британские Виргинские острова, Багамские и Каймановы острова и т.д.

Иной была ситуация к началу 1960-х гг. в США. Администрация США демонстрировала сдержанный подход к созданию первых офшорных центров. Со времен «великого кризиса» в американской экономике промышленный капитал явно доминировал над капиталом финансовым. Первый диктовал свои условия администрации, а второй развивался в условиях жесткого контроля и поэтому активно искал сферы более выгодного применения за пределами страны. По оценкам специалистов, вначале 1970-х гг. 47% депозитов 500 крупнейших банков мира принадлежало именно американским банкам [3]. Они быстро оценили перспективность первых офшорных зон и стали перекачивать в них, а также на рынок евродолларов свои капиталы.

Эта экспансия американских банков не противоречила внешнеполитическому курсу США после Великой Отечественной войны, и американская администрация не обращала внимания на игры финансового капитала. И лишь со временем правительство США, оценив угрозу своей экономике, вызванную оттоком капитала из страны, все же санкционировало создание на своей территории в некоторых штатах офшорных зон, ими стали Делавар и Орегон, а Нью-Йорк активизировал операции на рынке евродолларов, чтобы ограничить вывоз капитала из страны. Зарегистрированные в указанных штатах компании при соблюдении определенных условий можно использовать аналогично офшорным компаниям. Анализируя вышесказанное, можно утверждать, что инициаторами создания первых офшорных зон в современном их виде стали именно Великобритания и Соединенные Штаты Америки.

В чем же преимущество хранения денежных средств в банках, расположенных в офшорных зонах, перед кредитными организациями, зарегистрированными в собственных государствах? Ответ на данный вопрос очевиден – главным преимуществом офшорных зон считаются налоговые льготы и анонимность владельцев офшорных компаний. Также в юридической литературе выделяются в качестве преимуществ конфиденциальность банковских операций, валютная автономия, маневренность и большая разрешающая способность офшорных компаний как инструмента предпринимательства, простота и быстрота их учреждения во многих странах, длительность льготного периода, либеральность финансовой отчетности, прямой личный контроль над денежными средствами, повышенная мобильность и безопасность, включая сверхдоходы.

Офшорной зоной считается вся или часть территории страны, где создана повышенная комфортность для бизнеса нерезидентов путем предоставления им ряда существенных льгот, привилегий и гарантий, действие которых не распространяется на собственных граждан [4]. К таким льготам, привилегиям и гарантиям относятся низкие или нулевые ставки налогов на доходы, валютная автономия, облегченные и гибкие режимы учреждения компаний и лицензирования их работы, широкое использование трастов и других специальных финансовых структур, необязательность физического присутствия финансовых институтов и корпоративных структур в странах их регистрации, повышенный уровень конфиденциальности для клиентов и их деловых операций [5].

По информации бывшего председателя Центрального банка Российской Федерации (далее – ЦБ РФ) С. Игнатьева, в России ежегодно легализуется (отмывается) примерно 1,5 – 2 трлн. руб. [6]. При этом количество выявленных преступлений данного вида, в сравнении с зарегистрированными общеуголовными преступлениями, является незначительным.

Впервые термин «отмывание» стал употребляться в начале ХХ века в г. Чикаго США «для обозначения действий, связанных с введением в легальный оборот денежных средств (как правило, металлических монет), полученных в результате незаконного оборота алкогольных напитков» [7], посредством зачисления их на банковские счета в качестве доходов от работы прачечных, что давало возможность использовать их в дальнейшем на законных основаниях».

Позже Президентская комиссия США по борьбе с организованной преступностью в 1984 г. конкретизировала его, указав, что «Отмывание денег – процесс, посредством которого скрывается существование, незаконное происхождение или незаконное использование доходов и затем эти доходы маскируются таким образом, чтобы казаться имеющими законное происхождение»[8].

На международном уровне определение легализации (отмывания) преступных доходов было дано в Конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 20.12.1988, заключенной в г. Вене (далее – Венская конвенция), ратифицирована 09.10.1990 и вступила в силу для СССР 17.04.1991 [9]. Конвенция впервые определила базовые понятия для организации системы противодействия отмыванию денежных средств, полученных от незаконного оборота наркотиков и оказала большое влияние на развитие соответствующего законодательства западных стран.

Так, согласно ст. 3, под легализацией (отмыванием) преступных доходов понимаются:

«конверсия или передача имущества, если известно, что такое имущество получено в результате правонарушения или правонарушений, или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях, в целях сокрытия или утаивания незаконного источника имущества или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении такого правонарушения или правонарушений, с тем, чтобы оно могло уклониться от ответственности за свои действия;

сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении имущества или его принадлежности, если известно, что такое имущество получено в результате правонарушений или правонарушения, в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях;

приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения было известно, что такое имущество получено в результате правонарушения или правонарушений или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях;

участие, соучастие или вступление в преступный сговор с целью совершения любого правонарушения или правонарушений, приведенных выше, покушение на совершение такого правонарушения или правонарушений, а также пособничество, подстрекательство, содействие или консультирование при их совершении».

Доходы, в соответствии со ст. 1 Венской конвенции, означают любую собственность, полученную или приобретенную прямо или косвенно в результате совершения правонарушения, признанного таковым в соответствии со ст. 3, а «собственность» означает активы любого рода, материальные или нематериальные, движимые или недвижимые, осязаемые или неосязаемые, а также юридические документы или акты, удостоверяющие право на такие активы или участие в них.

Дальнейшей разработке проблемы противодействия легализации преступных доходов способствовало принятие 08.11.1990 в г. Страсбурге Конвенции Совета Европы «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» (далее – Страсбургская конвенция), ратифицирована Российской Федерацией 28.05.2001 [10], которая признала преступлением действия, связанные с отмывание денежных средств не только от незаконного оборота наркотиков, но и от других видов преступной деятельности (ст. 6). Страсбургская конвенция в целом содержит аналогичную Венской конвенции формулировку определения «отмывания» (п.1 ст. 6), но в ней впервые дано определение «основного преступления» (предикатного), означающего любое преступление, в результате которого получены доходы, которые могут стать объектом «отмывания», а также преступления и правонарушения, связанные с незаконным оборотом наркотиков. К вопросу о возможности применения легализации (отмывания) не только по преступлениям, но и правонарушениям, мы вернемся позже.

Существенный вклад в борьбу с легализацией «отмыванием» преступных доходов внесла Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (далее – Палермская конвенция) от 15.11.2000, ратифицирована Российской Федерацией 26.04.2004 [11]. В ее разработке участвовало более 120 государств и 40 международных организаций. Конвенция содержит требование к государствам участникам по криминализации таких деяний как отмывание денежных средств; коррупцию; создание организованной преступной группы и участие в ней; воспрепятствование осуществлению правосудия. Также, она относит легализацию (отмывание) преступных доходов к преступлениям международного характера (ст.6), что представляет угрозу для экономической безопасности уже нескольких государств.

Следующие принятые международные правовые акты в сфере противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов, такие как: Международная конвенция «О борьбе с финансированием терроризма» [12], Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции [13], Рекомендации Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) [14] (далее – Рекомендации ФАТФ), повторяют определение «отмывания» данное в Венской конвенции, а 3-я Рекомендация ФАТФ прямо говорит, что «Странам следует рассматривать отмывание доходов как преступление на основании Венской конвенции и Палермской конвенции и применять понятие преступления отмывания денег ко всем серьезным преступлениям с целью охвата как можно более широкого круга предикатных преступлений»[15].

В российском законодательстве наряду с «отмыванием» используют термин «легализация», что представляется не совсем верным, т.к. помимо самой «легализации» преступных доходов, «легализацией» называют «придание какому-либо акту, действию юридической силы, а также подтверждение подлинности документа, выданного в другом государстве и имеющихся на нем подписей, составленных, как правило, за границей или предназначенных для действия в зарубежных государствах [16].

Согласно ст. 3 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ) под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления [17].

Статья 174 УК РФ, именуемая «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем», содержалась в УК РФ на момент его принятия и последующего введения в действие. Основанием для ее введения, послужили, прежде всего, вышеперечисленные Конвенции по противодействию рассматриваемому преступлению.

В первоначальной редакции положения ст. 174 УК РФ предусматривали уголовную ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем .

Объяснением этому служит тот факт, что в вышеуказанных международных правовых актах речь шла не только об отмывании доходов, полученных от преступлений, но и от правонарушений. Здесь необходимо сказать о том, что зарубежное уголовное законодательство включает в себя и административные проступки, как правило, они предусматриваются в первых частях статей Уголовного кодекса. Например, Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии распространяет норму о легализации (отмывании) на все предикатные преступления, а также определенные виды проступков [18].

В связи с этим под легализацию (отмывание) преступных доходов, с момента введения в действия УК РФ, стали подпадать не только преступления, но и административные правонарушения, а также гражданско-правовые сделки признанные незаконными.

Такой порядок дел не отвечал целям и задачам уголовного закона, а нередко противоречил им, ввиду отсутствия обязательного признака преступления (ст. 14 УК РФ) – общественной опасности.

После ратификации Россией в 2001 г. Страсбургской конвенции, предусматривающей легализацию (отмывание) доходов только от преступлений (п. «а» ст. 1), в ст. 174 УК РФ Федеральным законом от 07.08.2001 № 121-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» были внесены соответствующие изменения.

Определенную сложность вызывало то, что в первоначальной редакции ст. 174 УК РФ присутствовала дифференциация квалифицированного состава данного преступления (в части третьей предусматривался крупный размер), но критерии определения крупного размера в законе отсутствовали.

Также, указанным Федеральным законом от 07.08.2001 № 121 положения УК РФ были дополнены новой статьей 1741 УК РФ, а в ст. 174 УК РФ было изменено описание преступной деятельности. В первоначальной редакции положения ст. 174 УК РФ предусматривали уголовную ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем в качестве равнозначной использованию указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

После внесенных изменений о ряде подобных действиях речь уже шла в ст. 1741 УК РФ, а уголовная ответственность в данной норме предусматривалась за совершение в крупном размере финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления либо использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Исключением являлось совершение преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198 и 199 УК РФ, а в качестве крупного размера предусматривалась сумма финансовых операций и других сделок, превышающая две тысячи минимальных размеров оплаты труда. В ст. 174 УК РФ уголовная ответственность при тех же исключениях была предусмотрена за совершение в крупном размере финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Таким образом, в данной конструкции статей уголовного закона наблюдались различия в описании объективной стороны незаконной легализации денежных средств и иного имущества, добытых преступным путем, а также целях совершения преступлений, поскольку для соучастников такой преступной деятельности цель преступления определялась в качестве придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имущество.

Объединение целей совершения преступлений в ст. 174 и 1741 УК РФ в виде придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению полученными в результате совершения преступления денежными средствами или иным имуществом, произошло после принятия и введения в действие Федерального закона от 07.04.2010 № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Другим важным аспектом конструкции ст. 174 и 1741 УК РФ в данный же период являлось то, что в описании объективной стороны преступлений дифференцировались виды соучастия в преступной деятельности. Такой вывод основан на том, что в ст. 1741 УК РФ говорилось о финансовых операциях или других сделках с денежными средствами или иным имуществом, тогда как в ст. 174 УК РФ отражалась необходимость установления факта совершения таких операций или других сделок. После первоначальных редакций ст. 174 УК РФ излагалась в новой редакции дважды, а ст. 1741 УК РФ – трижды.

В число наиболее важных изменений входит принятие и вступление в силу Федерального закона от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым организациям», которым в ст. 174, 1741 УК РФ были внесены изменения, позволяющие применить легализацию (отмывание) ко всем преступлениям, перечисленным в Особенной части УК РФ, а деление размера причиненного вреда приобрело более последовательный характер: крупный вред – на сумму, превышающую 1,5 млн. руб., а особо крупный размер – на сумму свыше 6 млн. руб. (в прежней редакции в качестве предикатных для такой деятельности не рассматривались преступления, предусмотренные ст. 193, 194, 198, 199, 1991 и 1992 УК РФ, а финансовые операции и сделки с денежными средствами и иным имуществом в крупном размере должны были быть осуществлены на сумму не менее 6 млн. руб.) [19].

Библиография
1.
Траст – это правоотношение, в силу которого одно лицо (учредитель; сэтлор) передает в собственность другому лицу (доверительному собственнику; трасти) какое-либо имущество или право с возложением на него обязанностей по управлению такой собственностью от своего собственного имени в качестве независимого собственника для извлечения выгоды в пользу третьих лиц (выгодоприобретателей; бенефициаров). Трасты не являются юридическими лицами. (См.: Матридис Кипрос. Трасты в офшорных зонах.: Учебное пособие. Практическое руководство по использованию трастов на Кипре: схемы, образцы документов, законодательство, комментарии. – Белгород, 1997. С. 4.
2.
Hampton, M-P, 1996. «Creating Spaces. The Political Economy of Island Offshore Finance Centres : the Case of Jersey», P. 93.
3.
Вергасов Ф. Банковская система США. Текстовая версия исторических очерков. URL: http://www.pseudology.org/Bank/BanksUSA.htm (дата обращения: 01.11.2015).
4.
Нерезиденты (англ. non-resident) – юридические, физические лица, действующие в одном государстве, но постоянно зарегистрированные и проживающие в другом. См.: http://ru.wikipedia.org/wiki.
5.
Financial stability forum. Report of the working group on offshore centres. 2000. Apr. 5. P. 9.
6.
Годовой объем фиктивных операций в банках РФ составляет 1 трлн. рублей. / «Информационное агентство «Банки.ру» // URL: http://www.banki.ru/news/lenta/?id=1537970 (Дата обращения 01.12.2015).
7.
Юсупов Н.В. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) имущества, полученного от преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: монография / Н.В. Юсупов. – Уфа: УЮИ МВД России, 2011. – С. 17.
8.
President's, Commission on Organized crime. The each connection, 1984, S. 7.
9.
Конвенция Организации Объединенных Наций от 20 декабря 1988 г. «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» (заключена в г. Вене 20.12.1988) // СПС КонсультантПлюс.
10.
Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в г. Страсбурге 08.11.1990) // СПС КонсультантПлюс.
11.
Конвенция против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000 Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС КонсультантПлюс.
12.
Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (заключена в г. Нью-Йорке 09.12.1999) // СПС КонсультантПлюс.
13.
Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС КонсультантПлюс.
14.
Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). 40 Рекомендаций // URL: http://www.eurasiangroup.org/ru/eag/fatf.php (Дата обращения 01.12.2015).
15.
Рекомендации ФАТФ. Международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения / Пер. с англ. – М.: Вече, 2012. – 176 с. – С. 13.
16.
Российская юридическая энциклопедия. – М.: Издательский дом ИНФРА. – М., 1999. Ст. 1439.
17.
Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (с изм. и доп., вступ. в силу с 30.10.2015) // «Российская газета», № 151-152, 09.08.2001.
18.
Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии. Особенная часть. § 261 Отмывание денег; укрывательство незаконно полученных имущественных выгод // URL: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733&subID=100102942,100102944,100103633,100103937#text (Дата обращения 01.12.2015).
19.
Торбин Ю.Г., Янчуркин О.В. Особенности проведения проверочных действий и возбуждение уголовного дела по фактам легализации преступных доходов, совершенной с использованием возможностей оффшорных зон // Российский следователь. – 2015. – № 21. – С. 15
20.
Алешин В.В., Остроухов Н.В., Рытов Е.Н. О некоторых аспектах обеспечения экономической безопасности России // Право и политика. - 2015. - 1. - C. 45 - 51. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.1.14212.
21.
Беленко В.В. Влияние международного права в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, на отечественную систему финансового контроля в банковском секторе // Административное и муниципальное право. - 2014. - 9. - C. 907 - 911. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.9.12877.
References (transliterated)
1.
Trast – eto pravootnoshenie, v silu kotorogo odno litso (uchreditel'; setlor) peredaet v sobstvennost' drugomu litsu (doveritel'nomu sobstvenniku; trasti) kakoe-libo imushchestvo ili pravo s vozlozheniem na nego obyazannostei po upravleniyu takoi sobstvennost'yu ot svoego sobstvennogo imeni v kachestve nezavisimogo sobstvennika dlya izvlecheniya vygody v pol'zu tret'ikh lits (vygodopriobretatelei; benefitsiarov). Trasty ne yavlyayutsya yuridicheskimi litsami. (Sm.: Matridis Kipros. Trasty v ofshornykh zonakh.: Uchebnoe posobie. Prakticheskoe rukovodstvo po ispol'zovaniyu trastov na Kipre: skhemy, obraztsy dokumentov, zakonodatel'stvo, kommentarii. – Belgorod, 1997. S. 4.
2.
Hampton, M-P, 1996. «Creating Spaces. The Political Economy of Island Offshore Finance Centres : the Case of Jersey», P. 93.
3.
Vergasov F. Bankovskaya sistema SShA. Tekstovaya versiya istoricheskikh ocherkov. URL: http://www.pseudology.org/Bank/BanksUSA.htm (data obrashcheniya: 01.11.2015).
4.
Nerezidenty (angl. non-resident) – yuridicheskie, fizicheskie litsa, deistvuyushchie v odnom gosudarstve, no postoyanno zaregistrirovannye i prozhivayushchie v drugom. Sm.: http://ru.wikipedia.org/wiki.
5.
Financial stability forum. Report of the working group on offshore centres. 2000. Apr. 5. P. 9.
6.
Godovoi ob''em fiktivnykh operatsii v bankakh RF sostavlyaet 1 trln. rublei. / «Informatsionnoe agentstvo «Banki.ru» // URL: http://www.banki.ru/news/lenta/?id=1537970 (Data obrashcheniya 01.12.2015).
7.
Yusupov N.V. Ugolovnaya otvetstvennost' za legalizatsiyu (otmyvanie) imushchestva, poluchennogo ot prestuplenii v sfere nezakonnogo oborota narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv ili ikh analogov: monografiya / N.V. Yusupov. – Ufa: UYuI MVD Rossii, 2011. – S. 17.
8.
President's, Commission on Organized crime. The each connection, 1984, S. 7.
9.
Konventsiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii ot 20 dekabrya 1988 g. «O bor'be protiv nezakonnogo oborota narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv» (zaklyuchena v g. Vene 20.12.1988) // SPS Konsul'tantPlyus.
10.
Konventsiya ob otmyvanii, vyyavlenii, iz''yatii i konfiskatsii dokhodov ot prestupnoi deyatel'nosti (zaklyuchena v g. Strasburge 08.11.1990) // SPS Konsul'tantPlyus.
11.
Konventsiya protiv transnatsional'noi organizovannoi prestupnosti (prinyata v g. N'yu-Iorke 15.11.2000 Rezolyutsiei 55/25 na 62-om plenarnom zasedanii 55-oi sessii General'noi Assamblei OON) // SPS Konsul'tantPlyus.
12.
Mezhdunarodnaya konventsiya o bor'be s finansirovaniem terrorizma (zaklyuchena v g. N'yu-Iorke 09.12.1999) // SPS Konsul'tantPlyus.
13.
Konventsiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii protiv korruptsii (prinyata v g. N'yu-Iorke 31.10.2003 Rezolyutsiei 58/4 na 51-om plenarnom zasedanii 58-oi sessii General'noi Assamblei OON) // SPS Konsul'tantPlyus.
14.
Gruppa razrabotki finansovykh mer bor'by s otmyvaniem deneg (FATF). 40 Rekomendatsii // URL: http://www.eurasiangroup.org/ru/eag/fatf.php (Data obrashcheniya 01.12.2015).
15.
Rekomendatsii FATF. Mezhdunarodnye standarty po protivodeistviyu otmyvaniyu deneg, finansirovaniyu terrorizma i finansirovaniyu rasprostraneniya oruzhiya massovogo unichtozheniya / Per. s angl. – M.: Veche, 2012. – 176 s. – S. 13.
16.
Rossiiskaya yuridicheskaya entsiklopediya. – M.: Izdatel'skii dom INFRA. – M., 1999. St. 1439.
17.
Federal'nyi zakon ot 07.08.2001 № 115-FZ (red. ot 29.06.2015) «O protivodeistvii legalizatsii (otmyvaniyu) dokhodov, poluchennykh prestupnym putem, i finansirovaniyu terrorizma» (s izm. i dop., vstup. v silu s 30.10.2015) // «Rossiiskaya gazeta», № 151-152, 09.08.2001.
18.
Ugolovnyi kodeks Federativnoi Respubliki Germanii. Osobennaya chast'. § 261 Otmyvanie deneg; ukryvatel'stvo nezakonno poluchennykh imushchestvennykh vygod // URL: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733&subID=100102942,100102944,100103633,100103937#text (Data obrashcheniya 01.12.2015).
19.
Torbin Yu.G., Yanchurkin O.V. Osobennosti provedeniya proverochnykh deistvii i vozbuzhdenie ugolovnogo dela po faktam legalizatsii prestupnykh dokhodov, sovershennoi s ispol'zovaniem vozmozhnostei offshornykh zon // Rossiiskii sledovatel'. – 2015. – № 21. – S. 15
20.
Aleshin V.V., Ostroukhov N.V., Rytov E.N. O nekotorykh aspektakh obespecheniya ekonomicheskoi bezopasnosti Rossii // Pravo i politika. - 2015. - 1. - C. 45 - 51. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.1.14212.
21.
Belenko V.V. Vliyanie mezhdunarodnogo prava v sfere protivodeistviya legalizatsii dokhodov, poluchennykh prestupnym putem, na otechestvennuyu sistemu finansovogo kontrolya v bankovskom sektore // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2014. - 9. - C. 907 - 911. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.9.12877.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"