Статья 'Судебник Смбата Спарапета как памятник армянского права' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Судебник Смбата Спарапета как памятник армянского права

Зурначян Авак Сергеевич

старший преподаватель, кафедра государственного и муниципального управления и управления персоналом, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова

455000, Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, проспект Ленина, 24

Zurnachyan Avak Sergeevich

Senior Educator, Department of State and Municipal Management and Personnel Management, Magnitogorsk State Technical University named after G.I. Nosova

455000, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Magnitogorsk, prospekt Lenina, 24

avak87@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.4.15534

Дата направления статьи в редакцию:

09-06-2015


Дата публикации:

17-08-2015


Аннотация: Предметом исследования в данной статье является Судебник Смбата Спарпета, разработанный во второй половине XIII века и применяемый на территории Киликийского армянского государства, его нормы в уголовно-правовой, гражданско-правовой сферах, а также в вопросах государственного управления и государственного устройства. Основное внимание в статье уделяется положениям, отличающих нормы этого документа от текста Судебника Мхитара Гоша, который ранее применялся в Киликии и считается основным источником Судебника Смбата Спарапета. В работе использованы общие методы исследования и такие специальные методы, как историко-правовой, сравнительно-исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, системный. Основными выводами проведенного исследования является то, что Судебник Смбата Спарапета является самостоятельным правовым актом, подготовка и принятие которого были обусловлены потребностями и условиями развития Киликийского государства. В нем отражены особенности экономического и политического состояния киликийского общества. Судебник является уникальным правовым документом и весомым вкладом в средневековую армянскую культуру


Ключевые слова: правосудие, уголовное право, гражданское право, Киликия, Смбат Спарапет, Судебник, армянское право, история права, наследование, семейное право

Abstract: The subject of this research is the Sudebnik (Code of Laws) of Sempad the Constable, devised in the second half of the XIII century and used throughout the territory of Armenian Kingdom of Cilicia, its norms in the spheres of criminal and civil law, as well as the issues of government administration and state structure. A special attention is given to the positions that distinguish the norms of this document from the text of the Sudebnik written by Mkhitar Gosh, which was used earlier in Cilicia and was considered to be the main source for Sudebnik of Sempad the Constable. The main conclusions of the work consist in the thesis that the Sudebnik (Code of Laws) of Sempad the Constable is an independent legal act, preparation and enactment of which were substantiated by the demand and conditions of development of the Cilician society. The Sudebnik represents a unique legal document and a substantial contribution to the medieval Armenian culture.



Keywords:

justice, criminal law, civil law, Cilicia, Sempad the Constable, of Law, Armenian law, history of law, inheritance, family law

В первой трети XIII в века армянские земли были атакованы и захвачены многочисленной армией монголов. Последовавшее за монгольским господством разделение армянских земель между Персией и Турцией привело к тому, что государственная система, социально-экономические институты и процессы, право в Армении остановили свое развитие на долгое время.

В этот же период в юго-восточной части полуострова Малая Азия на берегу Средиземного моря начался процесс возрождения независимой армянской государственности на территории Киликийской Армении.

Для функционирования государственной системы и регулирования общественных отношений требовался правовой документ, который бы смог упорядочить формирующуюся структуру. Первоначально таким документом выступил Судебник Мхитара Гоша. Но этот Судебник имел некоторые противоречия, недостатки и вскоре перестал отвечать потребностям времени, сформированному государственному строю и изменившимся феодальным отношениям. Также применение Судебника Мхитара Гоша затруднялось тем, что этот документ был написан на грабаре (древнеармянском языке) и был непонятен большинству жителей Киликии.

По приказу Киликийского царя работу над новым документом начал его брат, военачальник, государственный деятель, дипломат, правовед и историк Смбат Спарапет. В 1265 году он закончил работу над текстом своего Судебника, который должен был прийти на смену Судебнику Мхитара Гоша. Судебник был написан Смбатом Спарапетом на понятном и доступном языке. Полагаем, что это вполне оправданно, так как непонимание законов может являться причиной их неисполнения или ненадлежащего исполнения как населением, так и самими правоприменителями. Автор Судебника среди прочего ставил перед собой еще одну цель - «написал я сей Судебник для упрочения святой церкви и благоденствия страны, а также мирских судей и царей» [1, с. 464].

Этот правовой сборник использовался в Киликийской Армении до самого распада царства в 1375 году.

Источниками Судебника стали нормы обычного права, религиозные нормы, правила и законы других народов. Но главным источником выступили нормы, закрепленные в Судебнике Мхитара Гоша.

До настоящего времени единого мнения по вопросу о соотношении двух памятников армянского права – Судебника Мхитара Гоша и Судебника Смбата Спарапета в научной литературе нет. Можно выделить три основные точки зрения по этому вопросу. Так, согласно первой позиции, Судебник Смбата Спарапета является простым переводом Судебника Мхитара Гоша с древнеармянского языка на киликийский говор армянского языка, с некоторыми видоизменениями под современные Смбату условия, сложившиеся в Киликийском государстве [2, с. 41-42]. В качестве подтверждения своей позиции сторонники этой точки зрения приводят цитату из Введения к самому Судебнику: «Теперь я, Смбат … своим старческим умом вложил много труда в сей судебник, ибо он был настолько искажен и его древнеармянский язык настолько отошел от нынешнего, что стал совершенно непонятен и негоден для пользования…. И я, … премного потрудился над тем, чтобы переложить эту книгу со старого, недоступного языка на наш сладкозвучный и общепринятый язык» [1, с. 463].

Согласно второй точки зрения, Судебник Смбата представляет собой не просто перевод Судебника Мхитара Гоша с грабара, а является кратким изложение его содержания[1, с. 441]. В поддержку своей позиции они приводят цитату Смбата Спарапета о первоисточниках, из предисловия к Судебнику: «взяв сердцевину, я изложил их вкратце» [1, с. 464].

По третьей точке зрения Судебник Смбата Спарапета представляет собой самостоятельный и полноценный правовой документ, несмотря на большое количество заимствований, в том числе и из текста Судебника Мхитара Гоша [3, с. 90-95].

Мы согласны с третьей точкой зрения и полагаем, что Судебник Смбата Спарапета можно охарактеризовать как новый, независимый и по существу самостоятельный правовой документ. По всей видимости, к выводам о несамостоятельном характере изучаемого Судебника привели выше приведенные цитаты из Введения к его тексту. Считаем эти выводы необоснованными, так как Смбат Спарапет работая над текстом документа, не только переводил и сокращал текст Судебника Мхитара Гоша и других используемых источников, но и перерабатывал содержащиеся в них нормы, вносил корректировки, дополнял новыми положениями, приводя в соответствие со сложившимися общественно-политическими и экономическими отношениями в Киликийской Армении.

Можно с уверенностью отметить, что Смбатом Спарапетом была осуществлена масштабная правотворческая работа. Учитывая территорию применению этого правового документа вполне оправдано, что первоисточниками при его написании выступили созданные ранее источники армянского права, в том числе самый крупный из них – Судебник Мхитара Гоша. К тому же, Судебник Гоша уже применялся на территории Киликийского государства и его нормы были знакомы местным властям и населению.

Перейдем к характеристике основных положений Судебника Смбата Спарапета.

Судебник Смбата представляет собой кодифицированный акт, состоящий из предисловия и восьми глав: «О царях и их детях, ишханах (князьях), рыцарях, священнослужителях и других, подвластных царю»; «Наследственное право»; «Семейное право»; «О залоговом и ином имущественном праве»; «Торговое право; «Право завещания»; «Право рабовладения»; «Право на возмещение за ущерб и убытки». В документе в общей сложности 202 статьи.

Как следует из проведенного нами анализа структуры Судебника, автор предпринял попытку сгруппировать нормы, регулирующие схожие общественные отношения в одну главу. Надо отметить, что этот принцип был применен не по всему тексту документа и не ко всем отношениям. Но сама попытка реализовать идею о систематизации норм в тексте Судебника и ее, пусть и частичное, но применение, является достижением армянской правовой мысли.

В отличие от Мхитара Гоша, Смбат Спарапет был сторонником главенства светской власти над церковной и эта позиция четко отражена в предисловии к Судебнику: «… Прежде всего мы сочли целесообразным написать о полномочиях судей, в первую очередь о правах царей, ибо царствование установлено Богом, а царь считается наместником Бога на земле. Мы сперва изложили об их суде и правах. Затем о суде и правах священнослужителей и мирян, а также супругов» [1, с. 464]. Эта точка зрения прослеживается по всему тесту документа и объясняется государственным устройством Киликии, в которой духовенство не принимало участие в осуществлении государственной власти, занималось только вопросами вероисповедания и морали и, по сути, подчинялась царю. И в этом одно из главных противоречий в текстах обоих Судебников. В период написания Мхитаром Гошем своего акта духовенство в Армении имело исключительную власть. Это подтверждается тем, что в тексте Судебника, Гош ставит церковную власть выше светской, и начинает свой Судебник именно с норм о церковном праве.

Носителем верховной власти и государственного суверенитета Смбат определял царя, которого наделял практически неограниченными правами. Согласно статье 1 Судебника, которой открывается глава первая «О царях и их детях…», верховный правитель имел возможность «… и в здравии и в свой смертный час завещать и принимать решения, отдавать горы и поля и все земли кому только пожелает, причем ни его дети, ни кто другой не имеют права препятствовать этому… Царь один имеет право чеканить монету, строить города и крепости, возводить мосты через большие реки и строить приюты на больших дорогах и горных переходах страны» [1, с. 465].

При всей неограниченности полномочий царя, он в своей деятельности должен был руководствоваться положениями закона и подчиняться им. Например, Судебник накладывал на царя определенные ограничения, связанные с его семейной жизнью: «незаконно, чтобы царь внебрачно жил с любовницей, ибо он стоит на одной ступени с Богом и патриархом. Пусть он вступает в законный брак» [1, с. 465]. За нарушение закона, неисполнения функций по защите прав и интересов своих поданных царь, по Судебник, мог быть свергнут Богом или народом.

В этой же статье Судебника подробно регулировались вопросы, связанные с порядком престолонаследия. Было установлено общее правило, согласно которому первым на престол призывался старший сын умершего монарха, с оговоркой, что «отец все же должен для блага страны внимательно проверить, с одобрения всех своих областей и областных начальников и святой церкви, чтобы они возвели на царский трон того из сыновей, который им приемлем…» [1, с. 464]. Таким образом, получается, что фактически должность царя можно было не только получить по наследству на праве старшинства, но и быть избранным на эту должность. Установление подобной нормы в Судебнике приводит к неоднозначной и противоречивой трактовке порядка престолонаследия в Киликийской Армении. С одной стороны Смбат Спарает выступал за абсолютизм и централизованную монархию, с другой стороны, поддерживал традиционное желание армянских феодалов избирать царя и влиять на его политику. Мхитар Гош, который тоже был сторонником сильного, могущественного статуса главы государства, устанавливая принцип наследовании престола, указывал, что «... Царствовать же, хотя и полагается старшему, но пусть посадят на престо наиболее способного из них. Но покуда живы братья царя, сыновья последнего не вправе наследовать царство; занять престол они могут лишь после того, как никого из братьев (царя) не останется в живых» [4, с. 141].

Однако, в реальности, как отмечают специалисты, в Армении, в том числе и Киликийской, применялся основанный на нормах обычного права принцип первородства, когда престол наследовал старший сын [5, с. 210-211]. Компромиссные положения Судебников об ином порядке наследования престола своего применения не получили.

При регулировании вопросов престолонаследия Смбат Спарапет показал себя как новатор, предложив возможность наследования престола первородной дочерью царя, что до этого было невозможным - «… в случае если вообще нет царского сына, а только дочь, то отец может короновать ее на царство…» [1, с. 465]. При этом, устанавливалось четкое условие, согласно которому ее сыновья утрачивали право наследования престола. В случае же, если царь был бездетным, то к престолу призывались сыновья его братьев, то есть племянники царя.

Большое внимание в Судебнике Смбата Спарапета уделено нормам, закрепляющим фактически существовавшее в Киликийской Армении сословное разделение общества. В Судебнике население подразделяется на два сословия - «азатов» (свободных) и «цара» (несвободных). Смбат полагал, что сословное неравество является абсолютно законным и справедливым. «Закон гласит, – писал он, – что род человеческий распадается на много классов: ибо есть азаты и рыцари и те, кто не таков и имеет иные занятия» [1, с. 533]. Полагаем, что эта позиция Смбата Спарапета, основывается на реалиях современного ему Киликийского армянского государства, где был широко развит институт рабовладельчества Торговля рабами в Киликии была привычным делом. Они не только продавались за рубеж, но и использовались в самой Киликии и выступали в качестве предмета частной собственности, вещи.

Позиция Смбата Спарапета по этому вопросу противоположна идеям Мхитара Гоша. Последний был сторонником идеи равенства и равноправия людей, связывая возникающее социальное неравенство с экономическим факторами.

Несмотря на указанные выше позиции Смбата Спарапета по вопросам сословного разделения общества, необходимо отметить, что большую часть Судебника составляют интересные и прогрессивные для своего времени идеи правового регулирования. Судебник содержал правовые нормы различных отраслей права: гражданского, семейного, трудового, уголовного, процессуального, а также вопросы судоустройства и правосудия.

В Киликийской Армении в момент подготовки и действия Судебника Смбата Спарапета имелся высокий уровень развития экономических отношений, в связи с чем документ уделяет большое внимание регулированию гражданско-правовых отношений. Как и у Мхитара Гоша, предметом договора купли-продажи и других договоров в Судебнике Смбата Спарапета могло выступать практически любое имущество, в том числе и земля. Судебник выделял следующие виды собственности на землю: вотчина («айреник»), поместная, церковно-монастырская, право приобретения земли духовными лицами, право приобретения земли горожанами, право приобретения земли ремесленниками. Собственником земельного участка мог быть любой свободный гражданин.

В Судебниках Мхитара Гоша и Смбата Спарапета определяются особые порядки к вопросу исполнения договоров купли-продажи недвижимого имущества, прежде всего, домов и земельных участков. Если Гош обращал внимание на материальное положение продавца по договору и предоставлял ему возможность выкупить в определенный срок свое имущество, то Спарапет о подобных обстоятельствах не упоминал. Он считал гораздо важнее установить порядок расчетов между сторонами по договору, исходя из территориального расположения объекта недвижимости. Так, по нормам статьи 132 Судебника, если дом находился в черте города, то покупатель мог рассчитывать на получение рассрочки или отсрочки платежа сроком на год или более, а если дом находился вне черты города, то отсрочка не предоставлялась. Согласно ст. 133 Судебника отсрочка платежа, по общему правилу, также не предусматривалась при продаже мельниц, лавок и вообще вещей, «которые приносят арендную плату» [1, с. 519-520]. Отсрочка допускалась только по согласию владельца.

Неотъемлемым элементом развитых товарно-денежных отношений, отношений собственности является залог. Нормы, регулирующие отношения, связанные с институтом залога, Смбат Спарапет выделил в отдельную главу своего Судебника – «О залоговом и ином имущественном праве». В Киликийской Армении залог применялся повсеместно, как самый простой и понятный способ обеспечения исполнения обязательств.

Впервые именно Смбат установил перечень имущества, которое не могло стать предметом залога. Так, в статьях 125 и 127 Судебника закреплено, что ручная мельница, волы, лошадь и военная одежда не могли быть предметом залога - «Никоим образом не следует брать волов, забирать которых нельзя ни при каких обстоятельствах, ибо они являются необходимым условием для труда на жизнь; также исключаются конь и конская сбруя, ибо они нужны для использования на войне и службе на нужды парона» [1, с. 518].

Полагаем, что перечень этих предметов-исключений направлен на защиту интересов залогодателей, чтобы они не лишались жизненно необходимых вещей. В перечень этих исключений не входили вещи вдовы. Они могли быть взяты в залог при согласии суда. Тогда как в Судебнике Мхитара Гоша вещи вдовы вообще не рассматривались в качестве предмета залога [6, с. 133].

Надо особенно отметить, что любую незапрещенную вещь в качестве залога можно было взять только с разрешения суда и при наличии хотя бы одного свидетеля. Так, в статье 126 закреплено это правило, предусматривающее следующее: ««Если кто должен тебе, не заходи в его дом, чтобы брать под залог то, что там имеется, ибо по закону это рассматривается как насилие, это допустимо только с разрешения суда, притом если ты с собой возьмешь человека» [1, с. 518].

Если по Судебнику Мхитара Гоша залогодержатель, по сути, являлся хранителем вещи и должен был вернуть вещь, приплод и все доходы, полученные им от заложенной вещи, то Смбат наделил залогодержателя правом пользования предметом залога в своих интересах до полного погашения долга [5, с. 228]. Позиция Смбата соответствовала существующим нормам обычного права и в отличие от норм Судебника Гоша, касающихся залоговых отношений, активно применялись на практике.

В Судебнике Смбата Спарапета уделялось большое внимание нормам, регулирующим семейно-брачные отношения. Особенность их регулирования Судебником Смбата заключается в том, что вопросы, связанные с брачно-семейными отношениями переданы в компетенцию светских властей. Мхитар Гош правом разрешать семейные дела наделял церковные власти. Это отличие четко прослеживается в текстах документов.

Обязательным условием для заключения брака считались:

1) взаимное добровольное согласие вступавших в брак;

2) достижение брачного возраста;

3)физическое и душевное здоровье;

Смбат Спарапет установил возраст брачного совершеннолетия до 15 лет для обоих супругов (статья 111).

Браки между инвалидами были запрещены. Если инвалидом был только один из супругов, то такой союз разрешался.

Смбат Спарпет четко оговаривает, что при заключении брака стороны обязаны иметь имущество. Так мужчина был обязан подарить жене денежную сумму или какое-то имущество («туайр»), которое переходило в ее собственность. Женщина, вступая в брак, приносила в новую семью свою долю в отцовском имуществе («пруйг»). Но, как отмечает А.Г. Сукиасян, это положение входило в противоречие с армянским обычным правом [5, с. 242-250]. В основу семейного права по Судебнику Мхитара Гоша положены нормы обычного права. По ним вступающие в брак обменивались подарками, которые становились основой семейного капитала.

В статье 78 Судебника закреплен патриархальный уклад армянской семьи: «Закон божий повелевает, чтобы муж был главой над женой и так полагается, чтобы жена была под властью мужа, как ноги и остальные части тела под властью головы» [1, с. 502]. Тем не менее, это не означало полное бесправие женщины.

В Судебнике Смбата Спарапета предусмотрен достаточно широкий перечень оснований для прекращения брака. Многие из них совпадают с положениями Судебника Гоша. В целом все эти основании можно свести к двум основным причинам - смерть одного из супругов или развод. Развод мог совершаться как по инициативе мужа, так и по инициативе жены.

Итак, основаниями для прекращения брака были следующие:

1. Смерть мужа, в том числе его длительное отсутствие и «распространенный слух, что он умер». В этом случае жена могла выйти замуж повторно через семь лет. В случае, если муж возвращался, то жена имела право сама решить с кем ей оставаться, что еще раз показывает некоторую свободу армянских женщин в семейных отношениях. Аналогичная норма с семилетним сроком устанавливалась и для мужчин.

2. Непослушание жены. В случае развода по этой причине жена забирала все имущество, которое она принесла в дом мужа, а также половину приплода животных. Надо отметить, что непослушание жены не было основанием для развода по Судебнику Мхитара Гоша.

3. Болезнь (статьи 79,80,104,117). Существенными обстоятельствами, которые подлежало установить при разводе по указанному основанию, были время возникновения болезни и то, знал ли супруг о наличии этой болезни. Если супруг был введен в заблуждение и второй супруг знал о своем заболевании до вступления в брак, то супруга возвращалась в родительский дом и забирала свое приданое. Если же заболевание жены возникло в доме мужа и неизлечимо, то муж имел право развестись. Но повторное вступление в брак было возможно только спустя семь лет. Статья 104 Судебника впервые в армянском праве устанавливала прообраз современных алиментных обязательств супругов, в том числе и бывших. Так, муж получал право развестись со своей женой, получившей инвалидность только в случае пожизненной оплаты средств ей на существование.

4. Попадание в рабство одного из супругов (статья 81). В случае, если один из супругов попадал в рабство или в плен, то второй супруг имел право вступить в повторный брак через семь лет.

5. Взаимная ненависть (статья 82). Существенным обстоятельством, которое подлежало установить при разводе по указанному основанию, являет выявление виновной стороны в возникновении взаимной ненависти. Если установлена вина мужа, то он обязан был вернуть имущество жены, а также уплатить ей штраф в размере 1/3 суммы приданного, при этом, если жена была девственницей. Если же причиной развода стало поведение супруги, то их дети оставались у мужа, он получал все имущество и имел право повторно жениться. Право самостоятельно принимать решение о повторном замужестве женщина не имела. Она должна была получить разрешение бывшего мужа или дождаться его смерти.

6. Прелюбодеяние (статья 83). При измене жены, муж имел право развестись с ней. При измене мужа с другой женщиной, жена таким правом не обладала, кроме случая, если муж не содержал ее и не обеспечивал.

7. Мужеложство и скотоложство (статья 85). Брак в этом случае расторгался, а жена получала половину от своего приданного.

8. Изменение религиозной принадлежности (статья 85). Брак в этом случае расторгался. Второй супруг получал половину от приданного.

9. Неспособность к сожитию. К данному основанию можно отнести нечистоплотность и сварливость жены (статья 97), импотенции мужа (статьи 102,103), распутство и колдовстве жены (статья 100).

В Судебнике Смбата Спарапета большое внимание уделяется вопросам наследственного права. Закреплялись два традиционных вида наследования - по завещанию и по закону. Приоритетным было наследование по завещанию. Завещатель имел право завещать свое имущество любому человеку и даже рабу. Если завещатель состоял в браке, то он имел право распоряжаться только тем имуществом, которое относилось к его личной собственности.

Завещание, согласно статьи 144 Судебника, должно было соответствовать следующим условиям: письменная форма и наличие свидетелей. Если завещание совершалось в городе, то необходимо было присутствие нотариуса; а если в деревне – сельского священника и трех свидетелей [1, с. 524]. Следует отметить, что введение этого правила в очередной раз показывает стремление Спарапета уменьшить роль церкви в светских гражданско-правовых отношениях. Мхитар Гош, напротив, поддерживал обязательное присутствие священника и церковных служителей при составлении завещания, вне зависимости от места его совершения [4, с. 202-203].

В наследовании по закону Судебник различал наследование после смерти отца и наследование после смерти матери.

Статьей 118 Судебника устанавливалась следующая очередность наследования по отцовской линии:

первая очередь -дети;

вторая очередь – братья;

третья очередь – братья отца;

четвертая очередь – другие родственники по мужской линии до четвертой степени.

Наследниками первой очереди были сыновья умершего, которые получали равную долю имущества, за исключение старшего и младшего сыновей. Старший сын получал двойную долю наследства, а младшему сыну переходил отцовский дом. Если у умершего не было сыновей, то к наследству призывались незамужние дочери умершего. При этом замужние дочери в наследство не вступали. Если у умершего не было и незамужних дочерей, то к наследованию призывались замужние дочери, но при этом обязательная доля в наследстве в размере ¼ предусматривалась для братьев наследодателя. Если у умершего не было наследников вообще, то его имущество считалось выморочным и переходило в казну.

Статьей 119 Судебника устанавливала аналогичный порядок наследования и для имущества по материнской линии, но за одним существенным исключением. Так, внуки от дочери (если ее не было в живых) и внуки от сына (если он не был жив) могли быть наследникам имущества. Это говорит о появлении в армянском праве института наследования по праву представления, который широко развит в современном законодательстве.

Подходы к регулированию уголовно-правовых отношений Смбатом Спарапетом существенно отличались от позиций, изложенных в Судебнике Мхитара Гоша. В основу уголовно-правовой системы Смбат положил интересы государства. Практически все преступления расценивались, как антигосударственные и потому именно государство имело право «мстить за насилие».

Одно из существенных отличий Судебника Смбата от Судебника Гоша заключается в количестве видов наказаний, назначаемых за совершение конкретного преступления. Так, по Судебнику Смбата, допускалось одновременное применение двух и более наказаний, тогда как у Гоша одно наказание, как правило, исключало другое [1, с. 466-468]. К тому же, Гош был сторонником смягчения наказания и допускал замену более суровых видов наказаний, например смертной казни, на менее тяжкие (принцип композиции). По мнению Смбата уголовное наказание преследовало несколько целей - возмездие, устрашение, исправление, и потому он отвергал принцип композиции. Более того, по Судебнику Смбата место широко применяемых по Судебнику Гоша церковных наказаний (эпитимия, покаяние) заняли суровые уголовные наказания. Церковное наказание применялось только для преступлений против религии и для тех случаев, когда судья не считал нужным применять уголовное наказание.

По Судебнику Смбата каждый сам несет ответственность за свои преступные деяния. Так, согласно статье 124 Судебника: «Если сын законом приговорен к смерти, то отца за это нельзя арестовать, а также брата за брата; таким образом, даже если отец добровольно предложит себя в жертву за вину сына, то не полагается принимать этого; ибо судебное установление повелевает, чтобы каждый человек отвечал за себя собственной головой» [1, с. 517].

При назначении наказания суд должен был брать в расчет следующие факты: возраст преступника; его умственное развитие; его профессию или род деятельности; время совершения преступления [1, с. 477]. Также подлежали учету при вынесении наказания такие обстоятельства, как «злостность, мстительность, преднамеренность или невольность, … будет ли виновный после убийства плакать и тосковать или же выражать душевную радость и смеяться» [1, с. 537].

Таким образом, очевидно, что при характеристике преступления Смбат считал самым важным дать оценку элементам субъективной стороны преступления.

Особо в Судебнике оговаривались случаи, когда лицо могло быть освобождено от ответственности за совершение преступления. К подобным случаям относились преступления, совершенные в состоянии невменяемости (статьи 174 и 196): «Тот, кто по неведению убьет своего товарища на войне в сумятице, по закону не несет за это ответственности... За этим должны следить судьи, чтобы воздерживались от (пролития) невинной крови» [1, с. 533]; «Если невменяемый по одержимости дьяволом и с его помощью убьет человека, то следует точно установить: обстоит дело именно так и не было ли мести, после чего отвечает церковь и его не приговаривают судом» [1, с. 541].

В статье 163 Судебника Смбата впервые в армянском праве закреплен институт необходимой обороны, который является одним из самых интересных и важнейших институтов уголовного права: «Закон повелевает: если кто идет своей дорогой, которая занята разбойникам для убийства и грабежа, и прохожий даст отпор и убьет занявших дорогу, то он не отвечает за кровь, а скорее достоин похвалы и награды» [1, с. 530]. В данном случае ответственность за убийство не наступала.

В системе армянского судопроизводства по Судебнику Смбата Спарапета главенствующую роль стал играть светский суд. Юрисдикция царского суда распространялась на всех жителей Киликии. В компетенцию царского суда входило рассмотрение почти всех уголовных и гражданских дел. Представители национальных меньшинств имели право судиться у своих судей по мелким делам. Если стороной этого спора был армянин, то дело подлежало рассмотрению исключительно царским судом. Церковные суды в Киликии практически утратили самостоятельный статус, и церковное судопроизводство стало носить субсидиарный характер к светскому суду.

Подводя итог, отметим, что основные и принципиальные различия Судебника Смбата Спарпета от Судебника Мхитара Гоша заключаются в следующем:

1. Главенствующая роль в государстве принадлежит светской власти, в том числе в вопросах судопроизводства, удостоверения завещаний и т.д. Церковь регулировала только вопросы религии.

2.Наследником престола мог быть не только старший сын. Новый царь мог быть избран из детей монарха. В исключительных случаях и при отсутствии сыновей царь мог короновать свою дочь.

3.Законодательно закреплено и обоснованно социальное неравенство и рабство.

4.При регулировании института залога, особо отмечается, что залогодержатель имеет право пользоваться заложенной вещью по своему усмотрению и в своих целях до момента погашения долга.

5.Увеличен возраст брачного совершеннолетия до 15 лет для обоих супругов.

6. Значительно сокращен перечень наследников по закону. Установлено только четыре очереди.

7. Предусматривается возможность назначения нескольких уголовных наказаний за совершение одного преступления.

8.Особо урегулированы вопросы, связанные с совершением преступлений в состоянии невменяемости и в случае необходимой обороны.

Полагаем, что частично эти отличия обусловлены исторической ситуацией в период создания обоих документов. Когда Мхитар Гош начал работу над своим Судебником, Армения утратила государственность, что отложило серьезный отпечаток, в том числе и на невозможность Гошу исходить из позиции государственного принуждения при реализации норм Судебника. Смбат Спарапет знал о том, что его документ будет санкционирован властями и будет применяться как основной правовой акт государства и поэтому имел возможность установить более строгие требования по исполнению норм своего Судебника.

Приведенные нами различия между текстами Судебников еще раз доказывают нашу позицию о том, что по существу они являются разными, самостоятельными правовыми актами.

Подводя итог, отметим, что подготовка и принятие Судебника Смбата Спарапета были обусловлены потребностями и условиями развития Киликийского государства, поэтому с его исчезновением перестал применяться и сам Судебник. Данный факт приходится констатировать с сожалением, так как этот Судебник несомненно был прогрессивным явлением для своей эпохи и мог оказать большее положительное влияние на дальнейшее развитие армянского права, как публичного, так и частного.

Как памятник армянского права, Судебник Смбата Спарапета отражает политическую, экономическую, социальную жизнь Киликийского армянского государства и является весомым вкладом в средневековую армянскую культуру.

Библиография
1.
Авакян Р.О. Памятники армянского права. Ереван: ЕФ МНОЮИ-XXI ВЕК , 2000.
2.
Торосян Х. Суд и процесс в Армении в X-XIII вв. Ереван: Изд-во АН АССР , 1985.
3.
Самуэлян Х. История древнеармянского права. Ереван: АРМФАН,1939. Т.1. (на арм. яз.)
4.
Армянский Судебник Мхитара Гоша / Памятники древнеармянской литературы. Т. 2. Ереван: Изд-во АН АССР , 1954.
5.
Сукиасян А.Г. История Киликийского армянского государства и права (XI-XIVвв.). Ереван, 1969.
6.
Айкянц А. М. История развития частного права в Армении. Ереван: Асогик., 2006.
7.
Зурначян А.С. Некоторые вопросы уголовного права и процесса по армянскому судебнику Мхитара Гоша // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 5(11).-С. 94-96.
8.
Зурначян А.С. Некоторые вопросы регулирования гражданско-правовых отношений по армянскому судебнику Мхитара Гоша // Казанская наука. 2011. № 3.-С. 110-113.
9.
Зурначян А.С. Вопросы наследования по армянскому судебнику Мхитара Гоша // Альманах современной науки и образования. 2011. № 5(48).-С. 16-18.
10.
Зурначян А.С. Судебник Мхитара Гоша как источник армянского права // Genesis: исторические исследования.-2015.-2.-C. 25-49. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.2.14027. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_14027.html
11.
Зурначян А.С. Развитие армянского права в Новое время (XV-XVIII века) // Юридические исследования.-2014.-6.-C. 50-115. DOI: 10.7256/2409-7136.2014.6.12090. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_12090.html
References (transliterated)
1.
Avakyan R.O. Pamyatniki armyanskogo prava. Erevan: EF MNOYuI-XXI VEK , 2000.
2.
Torosyan Kh. Sud i protsess v Armenii v X-XIII vv. Erevan: Izd-vo AN ASSR , 1985.
3.
Samuelyan Kh. Istoriya drevnearmyanskogo prava. Erevan: ARMFAN,1939. T.1. (na arm. yaz.)
4.
Armyanskii Sudebnik Mkhitara Gosha / Pamyatniki drevnearmyanskoi literatury. T. 2. Erevan: Izd-vo AN ASSR , 1954.
5.
Sukiasyan A.G. Istoriya Kilikiiskogo armyanskogo gosudarstva i prava (XI-XIVvv.). Erevan, 1969.
6.
Aikyants A. M. Istoriya razvitiya chastnogo prava v Armenii. Erevan: Asogik., 2006.
7.
Zurnachyan A.S. Nekotorye voprosy ugolovnogo prava i protsessa po armyanskomu sudebniku Mkhitara Gosha // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2011. № 5(11).-S. 94-96.
8.
Zurnachyan A.S. Nekotorye voprosy regulirovaniya grazhdansko-pravovykh otnoshenii po armyanskomu sudebniku Mkhitara Gosha // Kazanskaya nauka. 2011. № 3.-S. 110-113.
9.
Zurnachyan A.S. Voprosy nasledovaniya po armyanskomu sudebniku Mkhitara Gosha // Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniya. 2011. № 5(48).-S. 16-18.
10.
Zurnachyan A.S. Sudebnik Mkhitara Gosha kak istochnik armyanskogo prava // Genesis: istoricheskie issledovaniya.-2015.-2.-C. 25-49. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.2.14027. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_14027.html
11.
Zurnachyan A.S. Razvitie armyanskogo prava v Novoe vremya (XV-XVIII veka) // Yuridicheskie issledovaniya.-2014.-6.-C. 50-115. DOI: 10.7256/2409-7136.2014.6.12090. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_12090.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"