Статья 'Нормативно-правовые основы организации и деятельности органов судебного управления в период с 1928 по 1940 гг. (функции, полномочия, структура)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Нормативно-правовые основы организации и деятельности органов судебного управления в период с 1928 по 1940 гг. (функции, полномочия, структура)

Абдулин Роберт Семенович

доктор юридических наук, кандидат педагогических наук

доцент, Курганский государственный университет, заведующий кафедрой уголовного права, судья Курганского областного суда в отставке, Заслуженный юрист Российской Федерации

640000, Россия, Курганская область, г. Курган, ул. Пушкина, 187

Abdulin Robert Semenovich

associate professor of the Department of Criminal Law and Process at Kurgan State University, resigned judge of the Kurgan Regional Court, honored lawer of the Russian Federation. 

640000, Russia, Kurganskaya oblast', g. Kurgan, ul. Pushkina, 187

abrosem@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.4.14190

Дата направления статьи в редакцию:

13-01-2015


Дата публикации:

17-08-2015


Аннотация: В представленной статье автор подробно исследует формирование и развитие органов судебного управления Советской республики в период с 1928 по 1940 годы. Показывает как в ходе масштабных социально-экономических изменений в СССР меняется государственная политика в области юстиции, подробно анализируются нормативно-правовые основы организации и деятельности органов судебного управления, рассматривается процесс постепенной передачи полномочий судебного управления Наркомату юстиции СССР и его нижестоящим органам. Автор статьи анализируя реформы в области судебного управления на данном историческом этапе, детально рассматривает функции, полномочия и структуру органов судебного управления как в системе органов юстиции, так и в судебных органах. Методологическую и теоретическую основу статьи составляют общенаучные методы познания, комплексные и системные подходы. Автором использовались такие специальные методы, как логический, исторический, конкретно-социологический, системно-структурный, сравнительно-правовой, а также другие методы научного исследования. Научная новизна изложенной в статье проблемы заключается в том, что в ней проведено комплексное исследование нормативно-правовых основ организации и деятельности органов судебного управления в период с 1928 по 1940 гг. В результате комплексного изучения функций, полномочий и структуры органов судебного управления и организации соответствующей деятельности на данном историческом этапе развития России автором выявлены проблемные вопросы организации судебного управления, показана в этом роль государства.


Ключевые слова: история, судебное управление, период, функция, структура, полномочия, юстиция, наркомат, коллегия, система

Abstract: In the present article the author explores in detail the processes of the formation and development of bodies of judicial administration in the Soviet Republic over the 1928 to 1940 period. The author shows how in the course of large-scale socio-economic changes in the USSR changing state policy in the field of justice, analysed in detail the legal basis for the organization and activity of the bodies of judicial management, discusses the process of gradual transfer of powers of the judicial Department of the people's Commissariat of justice of the USSR and its subordinate bodies. The author of the article analyzing the reform of the judicial control at this point in history, discusses the functions, powers and structure of bodies of judicial control as in the system of judicial bodies and judicial authorities.



Keywords:

Board, judicial management, period, function, structure, powers, justice, history, the people's Commissariat, system

К 1930 году был полностью завершен процесс районирования территории РСФСР и осуществлен повсеместный переход к краевому, областному делению. В этом же году произошла ликвидация округов, повлекшая за собой упразднение окружных судов и, таким образом, окончательно в РСФСР сложилась трехзвенная судебная система: народный суд, краевой, областной и соответствующий им суд, и Верховный суд РСФСР.

Функции центрального органа судебного управления по-прежнему осуществлял Народный комиссариат юстиции РСФСР, действовавший в соответствии с Положением о нем от 3 июня 1929 года. Согласно данному Положению, в состав центрального аппарата Наркомата юстиции РСФСР входили: Верховный Суд РСФСР, управление прокуратуры Республики, организационно-инструкторское управление, отдел законодательных предположений и кодификации, административно-финансовое управление, секретариат коллегии с учетно-плановым бюро.

Несмотря на то, что Верховный Суд РСФСР являлся составной частью Наркомата юстиции РСФСР, проводил он свою судебную работу самостоятельно и действовал на основании Положения о судоустройстве РСФСР 1926 года.

Созданию такой структуры Наркомата юстиции РСФСР предшествовало постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 января 1928 г. в котором отмечалось, что в целях единства судебной политики и управления судебными органами необходимо реорганизовать коллегию Наркомата юстиции РСФСР таким образом, чтобы «в ней в максимально полной мере было обеспечено единство руководства всеми отраслями деятельности Народного комиссариата юстиции и, в особенности, было обеспечено руководство и управление в отношении прокуратуры и судебных органов»[1]. Для обеспечения единства такого руководства Наркому юстиции РСФСР назначались два заместителя - один по линии прокуратуры, являющийся Прокурором Республики, а другой - по линии судебных органов, являющийся Председателем Верховного Суда РСФСР.

В соответствии с вышеназванным постановлением был определен и новый правовой статус Наркомата юстиции РСФСР. В связи с чем были пересмотрены его функции (конкретное направление его деятельности по решению определенного круга поставленных перед ним задач). В частности, организация деятельности собственно самого центрального органа юстиции и его органов (нормативное урегулирование взаимоотношений с судебными органами и органами прокуратуры, ответственности, порядка функционирования, установления и изменения структуры); установление оптимальной структуры органов юстиции (внутреннее устройство, порядок расположения составляющих его подразделений, их соотношение и предметы ведения); определение компетенции каждого органа, входящего в систему органов юстиции (нормативно установленные полномочия самого Наркомата юстиции, право и обязанность осуществлять конкретные публичные действия в сфере, определяемой предметом ведения)[2,c.60]. Аналогичным образом были пересмотрены функциональный, структурно-организационный и компетенционный компоненты в сфере судебного управления и Верховного Суда РСФСР и нижестоящих судов, полномочных осуществлять такое управление.

Прежде всего, более подробно остановимся на деятельности центрального органа судебного управления–Наркомата юстиции РСФСР, его руководителей, внутренних коллегиальных органов и других структурных подразделений по осуществлению такого управления.

Нарком юстиции РСФСР нес персональную ответственность за надлежащую постановку судебного управления путем постоянного контроля за качеством данной работы, проводимой как органами центрального аппарата Наркомата юстиции РСФСР в отношении краевых (областных) судов, так и за качеством осуществления судебного управления последними в отношении нижестоящих судов. Он же устанавливал полномочия своих заместителей и начальников отдельных подразделений Наркомата юстиции по руководству важнейшими направлениями управления судами. Нарком юстиции РСФСР в пределах своей компетенции издавал по вопросам судебного управления приказы, инструкции, циркуляры, давал иные указания, обязательные для исполнения органами юстиции и судами на местах[3]. Помимо общего руководства Нарком юстиции РСФСР и его заместители систематически принимали непосредственное участие в проверках работы судебных органов и в проведении на местах совещаний судебных работников[4].

С самого начала управленческая деятельность Наркомата юстиции РСФСР реализовывалась через применение различных организационных форм и методов, совокупность которых и обеспечивала целенаправленное функционирование всего управленческого механизма. Насколько были совершенны применяемые в те годы в государственном управлении организационные формы, можно судить по тому, что с некоторыми поправками на современность они продолжают применяться и по настоящее время. К организационным формам управленческой деятельности Наркомата юстиции РСФСР, посредством которых обеспечивалось судебное управление, относились: коллегия, совещание при Народном комиссаре юстиции РСФСР, организационные группы (орггруппы) и бригады, прикрепление оперативных работников Наркомата юстиции РСФСР к краям (областям) и автономным республикам.

Наиболее сложные вопросы судебного управления, требующие компетентного коллегиального разрешения и учета мнений руководящих работников Наркомата юстиции РСФСР, выносились Наркомом на заседание коллегии (в дальнейшем выделено автором). В свое время В.И. Ленин именно в коллегиальном рассмотрении вопроса видел гарантию от случайности в принимаемых решениях, средство контроля и своевременного выявления недостатков и ошибок в работе[5]. Через принцип коллегиальности осуществлялось руководство группой лиц, обладающих равными правами и обязанностями в решении вопросов, отнесенных к компетенции данного органа. При этой совещательной форме предполагалось коллективное обсуждение вопросов и коллективная выработка рекомендаций по тому или иному вопросу. Поэтому Наркоматом юстиции РСФСР работе коллегии придавалось огромное значение. Как правило, по выносимым на обсуждение коллегии вопросам принимались специальные постановления, утверждавшиеся Наркомом юстиции РСФСР и доводившиеся до большинства краевых (областных) судов, главных судов автономных республик и народных судов, в специальных циркулярных письмах, обобщениях и приказах. В самом обобщенном виде можно обозначить следующий круг вопросов, выносившихся в исследуемый период на коллегию Наркомата юстиции РСФСР: итоги ревизий и проверок работы краевых (областных) судов[6]; стиль и качество руководства краевых (областных) судов нижестоящими судами[7,c.3-5]; контроль за выполнением предыдущих постановлений коллегии Наркомата юстиции РСФСР[8]; вопросы работы с кадрами в судебных органах и органах юстиции; качество организационного, финансового и материально-технического обеспечения судебной деятельности; организация работы в судебных органах по планированию и др. [9,c.25]. В качестве иллюстрации изложенному можно привести протокол заседания коллегии Наркомата юстиции РСФСР от 21 марта 1931 г. Из него видно, что одним из вопросов стоявшем на нем был отчет отдела кадров Наркомата юстиции РСФСР о ходе распределения студентов, окончивших правовые отделения вузов[10,c.29]. Нередко в повестку дня коллегий ставились и отчеты структурных подразделений Наркомата юстиции РСФСР, занимавшихся в той или иной мере судебным управлением. Например, на заседании коллегии от 28 февраля 1931 г. был заслушан отчет о работе организационно-инструкторского управления судебными органами за 1930 г.[11]

Таким образом, деятельность коллегии являла собой новый советский стиль руководства в области юстиции, сочетавший начала коллегиальности и единоначалия, коллективности руководства с персональной ответственностью за порученное дело.

Другим коллегиальным органом, через которое также решались вопросы судебного управления, было совещание при народном комиссаре юстиции РСФСР. Возникло оно в центральном аппарате Наркомата юстиции РСФСР по инициативе руководства, поскольку не было предусмотрено какими-либо нормативными актами. В его состав, в отличие от коллегии, входили не только Нарком юстиции РСФСР, его заместители и руководители основных управлений наркомата, но также все руководители структурных подразделений и почти все основные оперативные работники. Нередко на его заседания приглашались руководители краевых (областных) судов. Практически постоянно в его работе принимали участие председатели Московского областного и городского судов, председатели судов близлежащих от Москвы областей. Нарком юстиции обязывал присутствовать на таких совещаниях всех членов Верховного Суда РСФСР, прокуроров и начальников отделов с ответственными исполнителями[12].

Как правило, на совещания при Наркоме юстиции РСФСР выносились вопросы требующие предварительного обсуждения перед заседанием коллегии. Например, это могли быть вопросы ревизий и комплексных проверок краевых (областных) судов; обобщение судебной практики по определенной категории дел; вопросы работы с кадрами; обеспечению народных судов юридической литературой; вопросы контроля за исполнением принятых в Наркомате юстиции РСФСР решений и др.[13].

Несмотря на то, что оперативные совещания при Наркоме юстиции играли вспомогательную для коллегии роль, тем не менее, их компетенция с созданием уже Союза ССР получила нормативное закрепление в директивном указании Народного комиссариата юстиции СССР №1 от 8 января 1937 года, рекомендовавшего все общие вопросы судебного управления, в том числе, вытекающие из ревизий и проверок, обсуждать на оперативных совещаниях при Наркоме юстиции[14,c.41].

В составе Наркомата юстиции РСФСР были организованы организационные группы (орггруппы) и бригады, компетенция которых получила нормативное закрепление в Положении об оргруппах, утвержденном Наркомом юстиции РСФСР 26 мая 1930 года[15,c.32].

Целью создания таких групп и бригад послужило то, что нередко при проведении ревизий и проверок судов и местных органов юстиции по вопросам организации их деятельности, допускался, как указывалось в одном из постановлений коллегии Наркомата юстиции РСФСР[16,c.25], параллелизм и дублирование. Обусловлено было это тем, что такие проверки как представителями Наркомата юстиции РСФСР, так и членами Верховного Суда РСФСР,проводились раздельно. Безусловно, это оказывало существенное влияние на качество проводимых и ревизий, и проверок. В тех же случаях, когда судебную работу проверяли судьи, а постановку работы по организации управления ревизоры Наркомата юстиции, то такие проверки и ревизии отличались высоким качеством и, тем самым, оказывалась судьям нижнего звена судебной системы более квалифицированная помощь в устранении недостатков в работе. Из этого следует, что основными направлениями деятельности организационных групп и бригад были не столько проверки (обследования) с целью выявления нарушений, сколько оказание помощи в организации работы и передаче накопленного и обобщенного в центральном аппарате опыта, прежде всего направленного на улучшение работы местных органов юстиции и судов. В случаях же выявления особо серьезных нарушений социалистической законности в деятельности судебных органов (как нередко указывалось в справках того периода – «провального положения») либо для апробации новых форм работы или для организации работы на наиболее отстающих участках, члены группы или бригады выезжали на достаточно длительное время. Как правило, представители орггруппы (бригады) на проверку выезжали с рабочей программой, утвержденной в организационно-инструкторском управлении Наркомата юстиции РСФСР, с предварительно собранным аналитическим материалом и статистическими данными, характеризующими деятельность проверяемых органов.

По окончании работы оргруппа (бригада) обобщала собранные по результатам проверки материалы, составляла справку, формулировала предложения и предлагала конкретные меры по улучшению работы. Выводы по результатам проверки докладывались руководителю оргинструкторского управления Наркомата юстиции РСФСР, который в свою очередь докладывал Наркому юстиции. После чего принималось окончательное решение о вынесении данного вопроса на обсуждение коллегии, оперативное совещание либо ограничивались лишь обсуждением в управлении. В случае положительных выводов по проверке, могло быть принято решение о распространении опыта работы на судебные органы других краев и областей.

К организационной форме руководства судами можно отнести и прикрепление оперативных работников НКЮ РСФСР к отдельным краям (областям) и автономным республикам. Указанная форма получила свое нормативное закрепление в постановлении коллегии Наркомата юстиции РСФСР от 21 февраля 1932 года[17]. Цель такого прикрепления заключалась в более глубоком и всестороннем изучении работы органов юстиции и судов, впоследствии получившим наименование «зонально–предметного» принципа. Следует отметить, что данная форма контроля применялась в судебных органах весь советский период (по некоторым сведениям, имеющимся у автора, данная организационная форма сохранилась и в настоящее время в работе судебных органов отдельных субъектов Российской Федерации).

Работники Наркомата юстиции РСФСР из всех управлений и отделов, прикрепленные к одним и тем же автономным республикам, краям и областям, составляли периодически созываемую бригаду, которая возглавлялась одним из руководящих работников наркомата и не реже одного раза в месяц заслушивала на совещании сообщение членов бригады о работе закрепленных за ними судебных органов.

В исследуемый период в структуре Наркомата юстиции РСФСР было создано организационно-инструкторское управление, которое в общем плане было ответственным за координацию деятельности судебных органов, органов юстиции и прокуратуры. В частности, на него были возложены аналитические, информационные и контрольные функции. В его обязанности входили такие организационные вопросы как установление порядка представления материалов и информации из территориальных органов; контроль за представлением Наркому юстиции информации о фактах нарушений в судебно – прокурорских органах и органах юстиции; приглашение судей, прокуроров и работников юстиции для участия в работе коллегии либо оперативного совещания; планирование работы Наркомата юстиции РСФСР; организация орггрупп и бригад; прикрепление оперативных работников наркомата к краям (областям) и автономным республикам и др. Создание такого управления явилось определенным балансом в положении прокуратуры и Верховного Суда РСФСР как структурных элементов центрального аппарата Наркомата юстиции РСФСР, поскольку в нем были сосредоточены общие организационные функции этих органов.

Помимо сводно-аналитических, информационных и контрольных функций, в соответствии со ст. 10 Положения о Наркомате юстиции РСФСР от 3 июня 1929 года, в функциональных обязанностях данного управления были закреплены такие вопросы как разработка методов «упрощения и улучшения» деятельности органов юстиции; проведение ревизий и проверок местных органов юстиции, их общее инструктирование; создание и инструктирование товарищеских судов на фабрично-заводских предприятиях и в государственных учреждениях, а также примирительных камер при сельских Советах; пропаганда советского права; учет и подбор «ответственного состава» местных органов юстиции, а также руководство подготовкой кадров ответственных работников юстиции; разработка системы статистической отчетности, инструктирование местных органов юстиции по вопросам отчетности, сведение и обработка статистических и отчетных материалов; участие в установленном порядке в руководстве работой административно-правовых секций Советов[18].

Для выполнения этих функций в составе организационно-инструкторского управления были созданы три отдела: организационно-инструкторский, учетно-распределительный и статистический.

Организационно-инструкторский отдел занимался разработкой материалов по строительству судебной, следственной и прокурорской сети и изучением результатов районирования, изучением вопросов структуры и штатов судебной и прокурорской сети, разработкой вопросов упрощения и улучшения работы органов юстиции, организацией плановых ревизий местных органов юстиции и другими вопросами организационно-управленческой деятельности.

При этом в работе этого отдела использовались методы, ставшие впоследствии традиционными: изучение и обобщение информационного материала местных органов юстиции, что позволяло центральным органам и их оперативным подразделениям (управлениям) всегда быть в курсе деятельности краевых (областных) и районных органов юстиции. О важности такой информационной функции свидетельствует то, что работа в этом направлении стала предметом рассмотрения даже на коллегии Наркомата юстиции РСФСР[19].

С учетом того, что специфическим принципом советской государственной системы был принцип планирования и учета в работе судебных органов, в функциональные обязанности организационно–инструкторского отдела входило обобщение планов работы Наркомата юстиции РСФСР с планами работы местных органов юстиции и предоставление соответствующих рекомендаций местным органам юстиции по составлению и выполнению таких планов[20].

Помимо того, на организационно-инструкторский отдел возлагалось также подготовка и организация совещаний работников юстиции и некоторые контрольные функции[21].

Учетно-распределительный отдел. В функциональные обязанности данного отдела входили учет, подготовка и переподготовка кадров, а также постоянный контроль по этим вопросам за работой местных органов юстиции. Характерным примером тому является приведенное в диссертационном исследовании А.И.Казакова постановление коллегии Наркомата юстиции РСФСР «О работе органов юстиции ЦЧО»[22], из которого видно, что кадровые вопросы были предметом разностороннего рассмотрения, среди них, такие как о работе, проводимой в этом направлении краевыми и областными судами и прокуратурами, о подготовке и переподготовке кадров ответственных работников суда и прокуратуры, о работе с резервом на замещение вакантных должностей, о разработке программ, учебных планов, методических указаний по подготовке кадров.

В последующем учетно-распределительный отдел был преобразован в отдел кадров, из которого в связи с передачей в ведение Наркомата юстиции РСФСР всей системы учебных юридических заведений, выделился отдел по подготовке кадров[23]. По этому поводу было принято специальное постановление коллегии Наркомата юстиции РСФСР о реорганизации вузов и постановке дела по подготовке кадров работников юстиции[24].

Следует отметить, что работа проведенная учетно-распределительным отделом дала свои положительные результаты. В стране на более качественный уровень были подняты вопросы по подготовке и переподготовке кадров, по разработке структуры и штатов краевых (областных) и народных судов, комплектованию юридических курсов и повсеместному развертыванию сети учреждений по правовому образованию.

Статистический отдел. В обязанности данного отдела входили осуществление статистического учета в деятельности органов юстиции, организация своевременной отчетности, а также контроль за делопроизводством в его местных органах.

Как уже указывалось выше, в соответствии с Положением о Народном комиссариате юстиции РСФСР от 3 июня 1929 г. Верховный Суд РСФСР входил в состав Наркомата юстиции РСФСР, однако судебную работу он осуществлял самостоятельно, руководствуясь Положением о судоустройстве РСФСР 1926 года[25]. Такой статус и своеобразное положение Верховного Суда РСФСР в иерархии государственных органов определили его правовое положение в решении вопросов не только судебных, но и судебного. И это при том, что функции судебного управления на Верховный Суд РСФСР ни одним из нормативных актов, регулировавших его правовой статус и деятельность, специально не возлагались. Не был оговорен этот вопрос и в Положении о НКЮ РСФСР от 3 июня 1929 года.

В соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР 1926 года на Верховный Суд РСФСР были возложены чисто судебные функции: формирование на территории РСФСР единой судебной практики и политики, осуществление высшего судебного надзора в отношении судебных учреждений РСФСР, кассационной инстанции в отношении главных судов автономных республик, краевых, областных, губернских и окружных судов и суда первой инстанции по отнесенным законом к его ведению уголовным и гражданским делам особой государственной важности. Однако включение Верховного Суда РСФСР в состав наркомата юстиции по Положению от 3 июня 1929 г. обусловило то, что Наркомат юстиции РСФСР, пользуясь таким положением высшего судебного органа, стал активно привлекать членов Верховного Суда РСФСР как наиболее квалифицированных юристов для подготовки и решения вопросов, связанных и с судебным управлением. Таким образом, в судебной системе страны постепенно сформировались свои формы и методы судебного управления, правда несколько отличные от форм и методов такого управления, осуществляемого центральным органом юстиции РСФСР. В перечне таких средств судебного управления прочное место заняли: Пленум Верховного суда РСФСР, президиум, пленумы краевых (областных) судов, президиумы этих судов, директивные и специальные письма Верховного Суда РСФСР, оказание практической помощи нижестоящим судам с выездом на места либо со стажированием судей в Верховном Суде РСФСР (практически все названные формы и методы судебного управления продолжают применяться в настоящее время).

Рассмотрим подробнее каждый из указанных организационных форм судебного управления.

Пленум и Президиум Верховного Суда РСФСР-это коллегиальные органы, образованные из членов высшего судебного органа, в полномочия которых входили дача разъяснений по вопросам применения законодательства при рассмотрении гражданских и уголовных дел, толкование законов, рассмотрение дел в порядке надзора и других вопросов, носящих процессуальный характер. Однако с момента включения Верховного Суда РСФСР в состав Наркомата юстиции РСФСР в этих органах стали рассматриваться вопросы и судебного управления.

Члены Верховного Суда РСФСР с самого начала вхождения составной частью в Наркомат юстиции РСФСР принимали активное участие в проведении ревизий (плановых и внеплановых) и проверок (обследований) главных судов автономных республик, краевых, областных, губернских и окружных судов. Результаты проведенных проверок выносились на обсуждение Пленума и Президиума. Например, только за первые полгода его работы Пленумом Верховного Суда РСФСР было рассмотрено по различным вопросам судебной практики 50 вопросов, в том числе, 5 из них были посвящены результатам проверок и ревизий, то есть носили организационно-управленческий характер. Многие вопросы судебного управления рассматривались Верховным судом РСФСР в Президиуме. Так, на них был рассмотрен 181 вопрос, из которых 26 относились к ревизиям и другим административно-организационным вопросам нижестоящих судов[26].

Вопросы судебного управления в деятельности Верховного Суда РСФСР из года в год занимали все более значимое место. Вместе с тем, основное место среди вопросов организационного характера все же занимали не только ревизии и проверки нижестоящих судов, но и придавалось важное значение оказанию практической помощи судьям непосредственно с выездом в краевые, областные, губернские и окружные суды.

Исследование практической деятельности Верховного Суда РСФСР по осуществлению судебного управления показывает, что одной из распространенных организационных форм было заслушивание на заседании Президиума руководителей судов и народных судей. Например, на заседаниях Президиума Верховного Суда РСФСР в 1935 году были заслушаны по организационным и общим вопросам около 150 работников краевых (областных), главсудов и нарсудов, не считая работников, вызванных на совещание при Наркоме юстиции РСФСР[27].

Верховный Суд РСФСР проводил ревизии и обследования не только краевых (областных), но и непосредственно народных судов, при этом уделяя большое внимание стилю и качеству руководства ими со стороны вышестоящих судов, оказанию практической помощи судьям по повышению их квалификации и профессиональной переподготовке. Так, по результатам проверки работы народных судов Северной области Президиум Верховного Суда РСФСР 4 августа 1934 г. принял специальное постановление «Об итогах проверки работы нарсудов Северной обл. (Северодонского округа) Азово-Черноморского края», в котором указал руководителям Азово-Черноморского краевого суда на низкую организацию руководства народными судами[28].

Наряду с рассмотрением результатов ревизий и проверок (обследований), проведенных членами Верховного Суда РСФСР, на Пленуме либо на Президиуме, в Верховном Суде РСФСР применялась и такая форма организационного руководства судами как направление в главные суды автономных республик, краевых, областных, губернских и окружных судов директивных писем, а в особых случаях даже специальных. Эти письма, являясь одним из организационных форм судебного управления, давали возможность Верховному Суду РСФСР иметь хорошую и оперативную связь с нижестоящими судами, вплоть до народных судов.

Во многих директивных письмах высшего судебного органа РСФСР указывалось на недостатки в работе народных судов и обращалось внимание вышестоящих судов на: низкое качество проводимых проверок и отсутствие контроля за деятельностью периферийных органов; слабое использование и распространение положительного опыта работы; недостаточное укрепление судебного аппарата опытными работниками; на отсутствие ротации состава судей с точки зрения соответствия их занимаемой должности, а также и на другие важные направления, связанные с улучшением работы народных судов[29]. Характерным примером тому служит директивное письмо, направленное 11 августа 1935 года Верховным Судом РСФСР в краевые (областные) суды по вопросам руководства народными судами. В данном письме высший судебный орган, отмечая неблагополучное положение по руководству нижестоящими судами, предупреждает всех председателей краевых (областных) судов об их персональной ответственности за организацию работы народных судов, при этом одновременно давая им конкретные указания по повышению качества руководства[30].

В указанный период Верховный Суд РСФСР применял и такую форму судебного управления как приглашение членов краевых (областных) и соответствующих им судов для временной практической работы в кассационных коллегиях (аналог современных стажировок), что давало возможность не только повышения их квалификации, но и установления единой судебной практики по стране[31]. Указанная форма работы Верховного Суда РСФСР осталась неизменной и в настоящее время, что еще раз свидетельствует о сложившихся традициях.

Верховный Суд РСФСР в своей практике в рамках судебного управления также руководил работой судебных исполнителей[32], проводил выборы народных заседателей[33] и оказывал помощь партийно-советским органам в организации работы товарищеских судов[34].

Помимо выполнения функции судебного управления Верховный Суд РСФСР также управлял и другими органами юстиции - нотариатом, адвокатурой[35]. О выполнении такой функции свидетельствует то, что оперативное руководство нотариатом по РСФСР было возложено на председателя гражданской коллегии Верховного Суда РСФСР и осуществлялось группой по нотариату при гражданской коллегии[36].

Таким образом, как видно из изложенного, несмотря на то, что функции судебного управления по Положению о Наркомюсте РСФСР от 3 июня 1929 г. были возложены на органы юстиции, тем не менее, в его реализации активное участие принимали и вышестоящие судебные органы.

Безусловно, практическая деятельность Наркомата юстиции и Верховного Суда РСФСР в области судебного управления в исследуемый исторический период позволяет оценить ее в целом как положительную. Однако в ней есть и свои минусы. Используя свои полномочия, исполнительная власть в лице Наркомата юстиции РСФСР под видом судебного управления вмешивалась в процессуальную деятельность как Верховного Суда РСФСР, так и нижестоящих судов, давая при этом указания о порядке применения законодательства, формирования судебной практики и по другим вопросам, явно выходящим за рамки полномочий наркомата юстиции.

Поэтому не случайно в самом начале обсуждения основных направлений современной судебной реформы (1991), поставившей в качестве главной задачи создание в России независимой судебной власти, была озвучена идея полного дистанцирования судебной власти от исполнительной, даже в вопросах организационного обеспечения. В результате судебный корпус пришел к выводу о целесообразности создания особого структурного образования, которое, с одной стороны, выполняло бы организационно-обеспечительные функции, а с другой находилось в рамках судебной, а не исполнительной системы власти.

Возвращаясь к исследуемому периоду, следует отметить, что следующий этап эволюционного развития судебного управления в РСФСР был предопределен подготовкой к принятию Конституции СССР 1936 года, закрепившей в главе IX о правосудии, принцип отправления правосудия только судами (ст. 102) и Законом о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик (далее - Закон), развившим его и окончательно закрепившим данный принцип.

В этот же период в стране проводится и активное строительство союзных органов, в том числе и в сфере юстиции. Так, Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июля 1936 г. был образован Наркомат юстиции CCCР. Этим же Постановлением прокурорско-следственные органы союзных республик выделялись из народных комиссариатов юстиции союзных республик и передавались в ведение самостоятельной Прокуратуры СССР. Поскольку с июля 1936 года из ведения организационно-инструкторского управления Наркомата юстиции РСФСР были изъяты функции по руководству прокуратурой, то с этого момента оно сосредоточило всю свою деятельность целиком на осуществлении судебного управления.

В соответствии с положениями вышеназванного Закона, суды союзных и автономных республик, верховные суды союзных республик становятся высшими судебными органами республик. На них возлагается надзор за судебной деятельностью всех судебных органов республики, за исключением действующих на ее территории специальных судов, к которым согласно ст. 52 Закона, были отнесены военные трибуналы, линейные суды железнодорожного транспорта и линейные суды водного транспорта, находящиеся в системе судов Союза ССР, а не судов союзных республик.

Конституция СССР и принятый на ее основе Закон о судоустройстве внесли существенное изменения в организацию деятельности и Верховного Суда СССР. Согласно ст. 63 Закона о судоустройстве СССР, Верховный Суд СССР становится высшим судебным органом и на него возлагается надзор за судебной деятельностью всех судебных органов на территории СССР.

По мнению М.В. Кожевникова указанная новелла не только серьезно повысила роль самого Верховного Суда СССР, но и укрепила единство всей судебной системы страны. Теперь, руководствуясь ст. 74 Закона, Председатель Верховного Суда СССР имел право истребовать любое дело из любого суда СССР на предмет проверки законности и обоснованности принятого судебного решения. Помимо рассмотрения дел в порядке надзора или кассации в отношении приговоров специальных судов, Верховный Суд СССР рассматривал уголовные и гражданские дела по первой инстанции, отнесенные к его подсудности[37].

На наш взгляд, принятию такого Закона о судоустройстве некоторым образом способствовало и принятое ранее Положение о Народном комиссариате юстиции СССР от 8 декабря 1936 года, где впервые признавалось целесообразным отделение судебного управления, возлагаемого на союзно-республиканский Наркомюст СССР, от правосудия, возлагаемого на суды.

Начало процесса разграничения функций суда и наркомата юстиции, приходящегося на январь 1937 года, совпало еще с одним обстоятельством. Согласно вышеназванному Положению Наркомюст СССР в краях и областях не имел подведомственных ему органов, но, тем не менее, продолжал контролировать применение судьями норм материального и процессуального права, проводить обобщение судебной практики, однако для выполнения указанных функций ему приходилось опираться на судебный аппарат краев, областей и союзных республик. В конечном счете, это не могло не повлиять на взаимоотношения Верховного Суда СССР и вновь образованного общесоюзного органа юстиции, что еще более ускорило тенденции к определению конкретных функций судебного управления у каждого из этих органов.

Следующим шагом, продолжившим процесс определения функциональных границ по судебному управлению, становится директивное указание Наркомата юстиции СССР за № I от 8 января 1937 года, где председателям верховных судов союзных республик предписывалось ставить в повестку заседаний пленумов и президиумов только рассмотрение протестов по конкретным судебным делам, а все общие вопросы, в том числе и судебного управления, вытекающие из ревизий и проверок (обследований), обсуждать на оперативных совещаниях при председателе суда. Постановления оперативных совещаний, как указывалось в директиве Наркомата юстиции СССР, до рассылки их судам с соответствующими указаниями, должны были утверждаться наркомом юстиции союзной республики[38]. Полномочия по судебному управлению различных органов юстиции в их высшем звене была окончательно определена приказом Наркомата юстиции СССР №31 от 27 марта 1937 года. В нем указывалось, что верховные суды союзных республик самостоятельно не могут проводить проверки в нижестоящих судах, а лишь вправе поставить вопрос перед органами юстиции республики о необходимости такой проверки. И лишь в случае получения такого согласия они могли провести ревизию или проверку того или иного суда[39]. Тем самым, судебные органы были полностью отстранены от функций судебного управления и в своей деятельности, выходящей за рамки разрешения конкретных судебных дел, ставились под контроль органов юстиции.

Однако окончательная точка в этом противоборстве на пути установления самостоятельности и независимости судебной системы была поставлена лишь с принятием 16 августа 1938 г. Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик, в котором функции судебного управления из ведения краевых (областных) судов вообще были изъяты.

В этот период сложилась достаточно противоречивая ситуация. Несмотря на отстранение вышестоящих судов от функций судебного управления, местные органы юстиции еще не были образованы, а вопросы судебного управления требовали повседневного и постоянного внимания. В В связи с этим Наркомат юстиции СССР издает приказ №78 от 23 сентября 1938 г., которым командирует в края и области своих представителей, уполномочив их решать вопросы подготовки и переподготовки кадров судебных работников, организации выборов народных судей, внесения предложений по штатам судов, по сметам на их содержание и ремонту помещений народных судов, организации судебной статистики и контролю за работой судебных исполнителей по своевременному исполнению судебных решений. Но окончательно вопрос об управлениях и отделах Наркомата юстиции СССР в союзных республиках, краях и областях был разрешен лишь с принятием 16 декабря 1938 года специального постановления СНК СССР.

Несмотря на это организация судебного управления на местах через институт представительства Наркомата юстиции СССР, сохранялась до принятия 15 июня 1939 года нового Положения о Народном комиссариате юстиции СССР. В этом же году были утверждены и положения об управлениях (отделах) юстиции на местах. В частности, СНК РСФСР 1 июня 1939 года утвердил Положение об управлениях (отделах) юстиции при краевых и областных Советах депутатов трудящихся, на которые возлагалось судебное управление. С этого момента Наркомат юстиции РСФСР руководство краевыми (областными) судами осуществлял непосредственно, а вопросы управления народными судами разрешал через созданные на местах управления (отделы) юстиции.

С учетом выделения прокуратуры из состава Наркомата юстиции РСФСР и изъятия функции судебного управления из ведения Верховного Суда РСФСР была проведена первая структурная реорганизация Наркомата юстиции РСФСР. Теперь в составе центрального органа юстиции действовали следующие отделы: а) информационный; б) по производственно–товарищеским и сельским общественным судам; в) судебной статистики; в) подготовки и переподготовки кадров; г) судебных учреждений (четыре отдела); д) судебной защиты и юридической помощи населению; е) нотариата.

Отделы судебных учреждений строили свою работу по зональному принципу, охватывая при этом суды всех краев, областей и автономных республик, и на них возлагались как организационные, так и контрольные функции. Последнее заключалось в том, что отдел судебных учреждений как Наркомата юстиции РСФСР, так и аналогичные отделы управлений (отделов) при краевых (областных) Советах депутатов трудящихся, контролировали соблюдение судами сроков рассмотрения дел, разрешение жалоб и заявлений граждан, обращение к исполнению приговоров и других судебных решений, порядок подготовки дел к слушанию, а также порядок учета и хранения судебных дел и вещественных доказательств и др.

В связи с централизацией судебного управления потребовалась еще одна очередная реорганизация Наркомата юстиции РСФСР, который все еще функционировал на основании Положения от 3 июня 1929 г. В связи с чем 10 мая 1939 г. Совнарком РСФСР принял постановление «О структуре Народного комиссариата юстиции РСФСР», устанавливающий состав его центрального аппарата, состоящий из следующих управлений и отделов: судебных органов, кадров, учебных заведений, делами, кодификации законодательства, адвокатуры, нотариата, мобилизационного, секретно-шифровального, финансового, контрольно-инспекторской группы при наркоме, секретариата и архива.

Буквально вслед за этим постановлением принимается Положение о Народном комиссариате юстиции РСФСР, в котором определяются его задачи, функции, формы и методы деятельности по судебному управлению, а также других структурных подразделений Наркомата юстиции РСФСР.

В соответствии с названным Положением перед Наркоматом юстиции РСФСР были поставлены следующие задачи: а) руководство деятельностью народных комиссариатов юстиции автономных советских социалистических республик, входящих в состав РСФСР, и управлений Народного комиссариата юстиции РСФСР при областных и краевых Советах депутатов трудящихся; б) организация судов РСФСР, контроль за состоянием работы судебных органов и дача руководящих указаний по организации и улучшению их работы; в) организация нотариальных органов и руководство их деятельностью в соответствии с Положением о нотариальных органах; г) организация и руководство деятельностью адвокатуры в соответствии с Положением об адвокатуре; д) подготовка и переподготовка кадров органов Народного комиссариата юстиции, суда, прокуратуры, нотариата, адвокатуры и арбитража; е) систематизация и подготовка материалов по кодификации законов РСФСР, указов Президиума Верховного Совета РСФСР и постановлений Правительства РСФСР.

Таким образом, несмотря на то, что в составе Наркомата юстиции РСФСР было впервые создано управление судебными органами, данная функция была далеко не единственной. Помимо нееНаркомат юстиции РСФСР осуществлял руководство нотариатом, адвокатурой, занимался вопросами подготовки и переподготовки кадров, систематизации законодательства, и такие его функции сохранялись вплоть до 90-х гг. прошлого столетия.

Для выполнения возложенных на него задач в центральном органе юстиции РСФСР был образована коллегия. По-прежнему, среди организационных форм осуществления судебного управления оставалось оперативное совещание при наркоме юстиции и начальниках управлений на местах, ревизии, обследования и контроль продолжали проводиться организационными группами и бригадами.

В Наркомате юстиции СССР в предвоенный период руководство судебными учреждениями осуществлялось двумя самостоятельными управлениями: управлением общих судов, в полномочия которого входило судебное управление как народными судами, так и окружными, областными, краевыми судами и Верховными судами, и управлением специальных судов, в полномочия которого входило осуществление управление военными трибуналами, линейными судами железнодорожного и водного транспорта.

Согласно Положению от 15 июня 1939 года центральный орган юстиции СССР обладал широкими организационными полномочиями, вплоть до направления неправильно разрешенных дел, выявленных в результате ревизий, Председателю Верховного Суда СССР либо председателям верховных судов союзных республик для разрешения вопроса об опротестовании судебных решений, дачи судам руководящих указаний.

Для лучшего обеспечения возложенной на Наркомат юстиции СССР функции контроля в его составе была образована контрольно-инспекторская группа, непосредственно подчиненная народному комиссару.

С принятием Закона о судоустройстве СССР 1938 года были упразднены президиумы и пленумы судов союзных республик, краевых и областных судов, тем самым вышестоящие суды были не только отстранены от судебного управления нижестоящими судами, но у них даже были упразднены основные коллегиальные органы, участвующие в судебном управлении.

Надо особо подчеркнуть, что всесилие органов юстиции и их почти ничем не ограниченная власть над судьями началась с принятием Положения от 15 июня 1939 года. Наркомату юстиции СССР было предоставлено право внесения представлений в Советы депутатов трудящихся и верховные советы союзных республик о наложении на судей дисциплинарных взысканий. Буквально через год, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1940 года, роль Народного комиссара юстиции СССР и народных комиссаров юстиции республик была настолько усилена, что они имели право даже самостоятельного наложения на судей таких дисциплинарных взысканий как замечание, выговор, выговор с постановкой вопроса об отозвании с должности.

Весь парадокс названных выше преобразований заключался в том, что председатели судов, которые непосредственно работали с судьями, были ограничены в применении к ним дисциплинарных взысканий, и объяснялось это, прежде всего тем, что на них не были возложены функции судебного управления. Таким образом, на заключительном этапе 1930-х гг. роль органов юстиции в области судебного управления была значительно усилена, с одновременным изъятием таких функций у судебных органов.

Отстранение судебных органов от судебного управления и оставление за ними лишь осуществления правосудия и судебного надзора (и то под контролем органов юстиции), лишний раз подчеркивала суть государственной политики в области юстиции. Она заключалась на данном историческом периоде в том, что с предоставлением судебным органам полномочий в области судебного управления неумолимо возрастала бы их самостоятельность и независимость, что могло повлечь довольно существенное сужение рамок государственного контроля за судебной системой.

Библиография
1.
СУ РСФСР. 1928. № 46. Ст.343.
2.
Тихомиров, Ю.А. Теория компетенции. М., 2001. С. 60.
3.
Государственный архив Российской Федерации (далее –ГАРФ). Ф.353. Оп.10. Д.29. Л.З-5;
4.
ГАРФ. Ф.353. Оп.10. Д.65. Л.97.
5.
Ленин. В.И. Полн. Собр. соч. 5 изд. Т.37. С.365.
6.
В Коллегии НКЮ // Советская юстиция. 1933. № 22. С.20-21.
7.
ГАРФ. Ф.353. Оп.10. Д.29. Л.3-5.
8.
ГАРФ. Ф.353. Оп.10. Д.29. Л.61.
9.
В Коллегии НКЮ // Советская юстиция. 1932. №11. С.25.
10.
В Коллегии НКЮ. //Советская юстиция. 1931. №11. С.29.
11.
ГАРФ. Ф.353. Оп.10. Д.29. Л.50.
12.
ГАРФ. Ф.353.Оп.10. Д.65. Л.21-22.
13.
ГАРФ. Ф.353. Оп.10. Д.65. Л.Л. 1-2; 13-17, 22, 96.
14.
Казаков А.И. Органы судебного управления РСФСР в период с 1930 по 1970 годы.: дис…. канд. юр. наук. Свердловск, 1984.С.41.
15.
Советская юстиция. 1930. № 17. С.32.
16.
В Коллегии НКЮ //Советская юстиция. 1932. №11. С..25.
17.
В Коллегии НКЮ //Советская юстиция. 1932. №11. С..24.
18.
СУ РСФСР. 1929. №41. Ст.434.
19.
В Коллегии НКЮ //Советская юстиция. 1931. № 7-8 С. 63.
20.
Директивное письмо по составлению плана работ местными органами юстиции на 1933 г. //Советская юстиция. 1932. № 35-36. С.4.
21.
Постановление НКЮ о работе бригады в облсуде ЦЧО //Советская юстиция. 1931. №2. С.22.
22.
Казаков А.И. Указ. работа.С.53
23.
Циркуляр НКЮ РСФСР №101 п.10 //Советская юстиция. 1932. № 19. С.30.
24.
Советская юстиция. 1931. № 18. С.29-30.
25.
СУ РСФСР. 1926. №85. Ст.624.
26.
ГАРФ. Ф.353. Оп.10. Д.24. .Л.174, 181,183.
27.
Работа Президиума Верхсуда РСФСР за 1935 г. и первый квартал 1936г. //Советская юстиция. 1936. №14. С.20-24.
28.
Советская юстиция.1934. №24. С.23.
29.
Советская юстиция. 1932. №24. С.25.
30.
О постановке на обсуждение в президиумах крайсудов постановления Комиссии советского контроля о Северокавкавском суде //Советская юстиция. 1935. № 25. С.З.
31.
В Президиуме Верхсуда РСФСР //Советская юстиция. 1932. № 24. С.31.
32.
Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 3-5 марта 1934 года «О работе судебных исполнителей» Советская юстиция. 1934. №11. С.19-20.
33.
Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 08.05.1933 г. //Советская юстиция. 1933. № 10. С.21.
34.
Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 03.09.1934 г. «Об итогах организационной перестройки края (обл.) и главсудов». //Советская юстиция. 1934. .№ 27. С.20-21.
35.
Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по докладу о работе коллегии защитников от 13 декабря 1933 г. // Советская юстиция. 1934. № 7. С.23-24.
36.
постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 23.07.1935 г. «0 структуре край (обл.) и главсудов в связи с организацией гражданских коллегий»1 //Советская юстиция. 1935. № 27. С.21-22.
37.
Кожевников М.В. История советского суда 1917-1956 гг. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1957. С.299.
38.
ГАСО. Ф.148. Оn.2. Д.29. Л.34.
39.
Советская юстиция. 1937. №8. С.63-64.
References (transliterated)
1.
SU RSFSR. 1928. № 46. St.343.
2.
Tikhomirov, Yu.A. Teoriya kompetentsii. M., 2001. S. 60.
3.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii (dalee –GARF). F.353. Op.10. D.29. L.Z-5;
4.
GARF. F.353. Op.10. D.65. L.97.
5.
Lenin. V.I. Poln. Sobr. soch. 5 izd. T.37. S.365.
6.
V Kollegii NKYu // Sovetskaya yustitsiya. 1933. № 22. S.20-21.
7.
GARF. F.353. Op.10. D.29. L.3-5.
8.
GARF. F.353. Op.10. D.29. L.61.
9.
V Kollegii NKYu // Sovetskaya yustitsiya. 1932. №11. S.25.
10.
V Kollegii NKYu. //Sovetskaya yustitsiya. 1931. №11. S.29.
11.
GARF. F.353. Op.10. D.29. L.50.
12.
GARF. F.353.Op.10. D.65. L.21-22.
13.
GARF. F.353. Op.10. D.65. L.L. 1-2; 13-17, 22, 96.
14.
Kazakov A.I. Organy sudebnogo upravleniya RSFSR v period s 1930 po 1970 gody.: dis…. kand. yur. nauk. Sverdlovsk, 1984.S.41.
15.
Sovetskaya yustitsiya. 1930. № 17. S.32.
16.
V Kollegii NKYu //Sovetskaya yustitsiya. 1932. №11. S..25.
17.
V Kollegii NKYu //Sovetskaya yustitsiya. 1932. №11. S..24.
18.
SU RSFSR. 1929. №41. St.434.
19.
V Kollegii NKYu //Sovetskaya yustitsiya. 1931. № 7-8 S. 63.
20.
Direktivnoe pis'mo po sostavleniyu plana rabot mestnymi organami yustitsii na 1933 g. //Sovetskaya yustitsiya. 1932. № 35-36. S.4.
21.
Postanovlenie NKYu o rabote brigady v oblsude TsChO //Sovetskaya yustitsiya. 1931. №2. S.22.
22.
Kazakov A.I. Ukaz. rabota.S.53
23.
Tsirkulyar NKYu RSFSR №101 p.10 //Sovetskaya yustitsiya. 1932. № 19. S.30.
24.
Sovetskaya yustitsiya. 1931. № 18. S.29-30.
25.
SU RSFSR. 1926. №85. St.624.
26.
GARF. F.353. Op.10. D.24. .L.174, 181,183.
27.
Rabota Prezidiuma Verkhsuda RSFSR za 1935 g. i pervyi kvartal 1936g. //Sovetskaya yustitsiya. 1936. №14. S.20-24.
28.
Sovetskaya yustitsiya.1934. №24. S.23.
29.
Sovetskaya yustitsiya. 1932. №24. S.25.
30.
O postanovke na obsuzhdenie v prezidiumakh kraisudov postanovleniya Komissii sovetskogo kontrolya o Severokavkavskom sude //Sovetskaya yustitsiya. 1935. № 25. S.Z.
31.
V Prezidiume Verkhsuda RSFSR //Sovetskaya yustitsiya. 1932. № 24. S.31.
32.
Postanovlenie Prezidiuma Verkhovnogo Suda RSFSR ot 3-5 marta 1934 goda «O rabote sudebnykh ispolnitelei» Sovetskaya yustitsiya. 1934. №11. S.19-20.
33.
Postanovlenie Prezidiuma Verkhovnogo Suda RSFSR ot 08.05.1933 g. //Sovetskaya yustitsiya. 1933. № 10. S.21.
34.
Postanovlenie Prezidiuma Verkhovnogo Suda RSFSR ot 03.09.1934 g. «Ob itogakh organizatsionnoi perestroiki kraya (obl.) i glavsudov». //Sovetskaya yustitsiya. 1934. .№ 27. S.20-21.
35.
Postanovlenie Prezidiuma Verkhovnogo Suda RSFSR po dokladu o rabote kollegii zashchitnikov ot 13 dekabrya 1933 g. // Sovetskaya yustitsiya. 1934. № 7. S.23-24.
36.
postanovlenie Prezidiuma Verkhovnogo Suda RSFSR ot 23.07.1935 g. «0 strukture krai (obl.) i glavsudov v svyazi s organizatsiei grazhdanskikh kollegii»1 //Sovetskaya yustitsiya. 1935. № 27. S.21-22.
37.
Kozhevnikov M.V. Istoriya sovetskogo suda 1917-1956 gg. M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo yuridicheskoi literatury, 1957. S.299.
38.
GASO. F.148. On.2. D.29. L.34.
39.
Sovetskaya yustitsiya. 1937. №8. S.63-64.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"