по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Русское правоведение эпохи Просвещения
Романовская Любава Ростиславовна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра конституционного и административного права, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского

603115, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ашхабадская, 4, каб. 21

Romanovskaya Lyubava Rostislavovna

PhD in Law

associate professor of the Department of Constitutional and Administrative Law at National Research Institute 'Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod' 

603115, Russia, Nizhni Novgorod Region, Nizhni Novgorod, str. Ashkhabadskaya 4, room No. 21

elza_r@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Не вызывает сомнения тот факт, что юридическое сообщество всегда активно влияло на развитие государства и государственности в России, поэтому проблемы качества, системности, идеологической направленности юридического образования и уровня развития юридической науки имеют не только теоретическое, но и сугубо практическое значение. В этой связи автор обращается к истокам российской юриспруденции – к периоду «Русского» Просвещения, когда зарождались традиции отечественной правовой науки, подвергались переосмыслению западные правовые идеи, закладывались основы российского юридического образования. На основе применения диалектического, логического, системного, исторического и других методов научного познания, автор приходит к выводу о необходимости популяризации правовых знаний и достижений юридической науки, а также к повышению значимости общих правовых дисциплин (философии права, политических и правовых учений, теории государства и права и др.) в процессе обучения студентов-юристов.

Ключевые слова: Просвещение, просвещенный абсолютизм, энциклопедия права, философия права, русское правоведение, юридическое образование, естественное право, отечественные университеты, А.П. Куницын, К.А. Неволин

DOI:

10.7256/2306-420X.2014.6.13702

Дата направления в редакцию:

17-11-2014


Дата рецензирования:

18-11-2014


Дата публикации:

25-11-2014


Abstract.

It goes without doubts that fact that the legal community always actively influenced development of the state and statehood in Russia therefore problems of quality, systemacities, an ideological orientation of legal education and a level of development of jurisprudence have not only theoretical, but also especially practical value. In this regard the author addresses to sources of the Russian law – by the period of the "Russian" Education when traditions of domestic legal science arose, the western legal ideas were exposed to reconsideration, the foundation of the Russian legal education was laid. On the basis of application dialectic, logical, system, historical and other methods of scientific knowledge, the author comes to a conclusion about need of promoting of legal knowledge and achievements of jurisprudence, and also to increase of the importance of the general legal disciplines (legal philosophy, political and legal doctrines, the theory of the state and the right, etc.) in the course of training of law students.

Эпоха Просвещения – чрезвычайно важное время в истории русской философско-правовой мысли и становления отечественной юридической науки. Русское просвещение охватывает период с середины ХVII в. до первой трети XIX столетия.

Еще выдающимся деятелям XVII века было очевидно, что для поступательного развития и процветания российского государства необходимо построение национальной идеологии, создание собственной науки и образования на русском языке. С конца XVII столетия Россия динамично устремилась в своем социально-политическом развитии по тому пути, по которому шла Западная Европа. Век Просвещения стал для России прорывом в интеллектуальное поле западноевропейской цивилизации [15], который ознаменовался освобождением культуры и духовной жизни от давления средневековой церковной идеологии, жестких богословских канонов. Доминирующая религиозная концепция не отбрасывалась, но в ней выделялся новый идеал жизни, основанный на провозглашении ценности человека и человеческой личности.

Комплекс правовых идей и система ценностей западноевропейского Просвещения получают в России свою трактовку. Теория «естественного права» и «общественного договора», пути достижения «общего блага», преимущества «просвещенной» монархии как формы правления для Российской империи и т.п. – все эти вопросы волновали русских мыслителей.

В результате исторической эволюции естественно-правовых воззрений к концу XVIII столетия в России формируется и находит признание в передовых слоях русского общества идея служения народу, сознание общественного долга, идея справедливого общественного строя. В этот период сформировалось Русское просвещение. Представители данного направления подобно западноевропейским просветителям верили в возможность общего благоденствия и искренне желали его.

Рост национального самосознания и развитие научной мысли в первой половине XVIII в. явили принципиально новый тип общественно зна­чимого человека, глубоко образованного, которому не чужды были ценности западноевропейской цивилизации. Естественно-правовая направленность интересов русских интеллектуалов выразилась в том, что особым вниманием пользовались сочинения Т. Гоббса, Э. Роттердамского Г. Гроция, С. Пуфендорфа, Фельбигера и др.

Просвещение и определенная идейно-нравственная атмосфера, создаваемая им в российском обществе, оказывали существенное влияние на содержание и направления развития теоретических знаний о праве и государстве. Это было обусловлено тем, что в центре нового юридического мировоззрения стояла идея верховенства права во всех сферах общественной жизни; идея необходимости гражданских свобод, идеал гражданского общества и правового государства, и как цель - осуществление свободы личности. Заметим, что эти ценности по-прежнему лежат в основе современного правопонимания, хотя в настоящее время они по мнению некоторых авторов, «не в полной мере отражают новые культурные тенденции, приведшие к существенному изменению общественной системы ценностей». [13]

В этот период активизируется деятельность императорского правительства в области политико-правовых преобразований, в частности в образовательной сфере. Идея «просвещенного абсолютизма» была официально сформулирована в Манифесте от 6 июля 1762 г., провозглашающем от имени императрицы Екатерины II программу правовых и политических преобразований в стране. Философской основой «Наказа» явились политико-правовые учения западноевропейских мыслителей, прежде всего - Ш. Монтескье, Ч. Беккариа, С. Пуфендорфа.

Таким образом, политико-правовая мысль в России во второй половине ХVIII в. развивалась в духе европейского Просвещения и ставила в основном те же вопросы, но применительно к российской действительности, с учетом идейных и национально-культурных традиций. Так, например, русские просветители осуждали с этико-правовых позиций крепостнические порядки и деспотические тенденции самодержавия.

Основы русского правоведения были заложены в отечественных университетах (Московском, Санкт-Петербургском, Харьковском, Казанском и др.). При слабом развитии издательского дела в тот период основным источником познания права были лекции, прочитанные профессорами университетов. Так, Московский университет создавал науку законоведения. Сторонниками этого направления были Ф.Г. Дильтей, С.Е. Десницкий, И.А. Третьяков. Два последних, ученики Ф.Г. Дильтея, были первыми русскими профессорами правоведения. Как подчеркивает Ю.В. Ячменёв, это «имело действительно историческое значение для российской науки, т.к. преподавание в университете до сего времени осуществлялось преимущественно иностранными профессорами». [16; 233]

С.Е. Десницкий, отмечает Н.М. Коркунов, первым стал читать по-русски и притом русское право. [5; 260]Он же одним из первых осознал необходимость всестороннего изучения права путем соединения философского, исторического и догматического методов. Это была довольно прогрессивная идея для науки того времени, если учесть, что в западной юриспруденции еще и не помышляли о таком слиянии методов, а юридическое образование в России строилось на изучении естественного права (по образцу тогдашних немецких учебников по этому предмету) и иностранного законодательства. В 1778 г. С. Десницкий издал «Юридическое рассуждение о пользе знания отечественного законоискусства» [3], где проводилась идея необходимости развития отечественной юриспруденции и распространения юридических знаний среди широких кругов дворянства.

В XVIII во многом благодаря переводам работ Фельбигера и Пуфендорфа, а также покровительству и интересу императрицы Екатерины Великой к идеям немецких и французских просветителей, естественно-правовые идеи получили распространение среди преподавателей и студентов российских учебных заведений.

Заметим, что естественно-правовые идеи были известны и Царскосельским лицеистам, в том числе и А.С. Пушкину. Молодежь в этом учебном заведении воспитывалась в духе политического вольномыслия. Одним из педагогов великого поэта был Александр Петрович Куницын (1783-1840 гг.). Именно этому человеку, пожалуй, и принадлежит право называться родоначальником Санкт-Петербургской школы естественного права. А.П. Куницын начал работать в Императорском Царскосельском лицее в 1811 году, вернувшись после учебы в Германии. Произнесенная им на открытии лицея 19 октября 1811 г. речь была проникнута свободолюбивыми идеалами и определяла направление лицейского воспитания: «главным основанием ваших познаний должна быть истинная добродетель... Приуготовляясь быть хранителями законов, научитесь прежде сами почитать оные, ибо закон, нарушаемый блюстителем оного, не имеет святости в глазах народа». [10; 13]

Определяя требования к образованию и нравственному облику будущего «государственного человека», то есть, говоря современным языком, государственного служащего, Куницын подчеркивал: «Государственный человек должен знать все, что только прикасается к кругу его действия; его прозорливость простирается далее пределов, останавливающих взоры частных людей. Будучи принужден непрерывно сражаться с предрассудками и страстями народа, он старается проникнуть в сердце человеческое, дабы исторгнуть самый корень пороков, ослабляющих общество; сообразуясь с природою человека, он предпочитает тихие меры насильственным и употребляет последние только тогда, когда первые недостаточны; никогда не отвергает он народного вопля, ибо глас народа есть глас Божий. Соединяя частные пользы с государственными, он заставляет каждого стремиться к общественной цели». [10; 8-9]

В лицее А.П. Куницын преподавал нравственные, политические и юридические науки до 1817 г., затем возглавил кафедру правоведения в Главном Педагогическом институте, незадолго до этого открытом в Санкт-Петербурге. Одновременно он читал лекции и в Санкт-Петербургском университете.

Основные государственно-правовые взгляды и идеи А.П. Куницына были изложены им в двухтомном сочинении под названием «Право естественное». [7],[8] По мнению А.П. Куницына, естественные права личности – это вечный принцип, а не что-то, свойственное только ранним этапам истории общества. Они не перечеркиваются ни общественным договором, ни так называемым договором о подданстве. «Общество не имеет права ограничивать свободу членов своих более, нежели сколько они к тому обязаны по договору или по понятию об цели общей», «каждый член сохраняет все права, которые не были им отчуждены в договоре соединения» [8; 8-9] (имеется в виду так называемый общественный договор). «Общество не имеет права употреблять своих членов как простые орудия для достижения своих целей». [8; 66] Иначе говоря, человек не должен рассматриваться лишь в качестве «винтика» государственной машины. Для России того времени, это были весьма смелые высказывания. Только в новейшей истории российское государство отказалось от подавления личности, от игнорирования ее интересов, и признало человека, его права и свободы высшей ценностью.

Хотя в словах А.П. Куницына нет ни одного о крепостных крестьянах, все же антикрепостническая направленность его высказываний легко угадывается. А.П. Куницын подчеркивает «…гражданин подчинен властителям только для цели государства, т.е. для обеспечения общей безопасности, во всех прочих случаях он остается свободным и независимым…личная свобода каждого члена государства согласна с подданством…». [8; 67] Если личная свобода, по мысли профессора, «согласуется с подданством», то крепостничество, очевидно, никак не согласуется.

Антикрепостнические идеи А.П. Куницына сочетались с анти самодержавными: «отчинный образ правления (т.е. наследственный – Л.Р. ) противен цели общества, ибо по оному… весь народ делается собственностью властителя». [8; 135] Эта мысль конкретизируется на многих страницах его труда. Автор стремится ограничить самовластие, он пишет, что «должность властителя возлагает на него пищись о безопасности каждого члена общества». [8; 67]

По мнению Куницына обычное, т.е. народное право, должно сохраняться в современном ему обществе и ограничивать произвол самодержца.[8; 74] В духе своих предшественников по школе естественного права Куницын допускает со стороны подданных активное сопротивление «дурному» монарху, когда он злоупотребляет властью, иначе говоря, когда он «употребляет подданных не для цели государства или в противовес ей». [8; 67]. Увлеченный идеями Д.Локка, Ш. Монтескье, Ж. Руссо, Александр Петрович Куницын смело обнародовал их на занятиях в лицее. Педагог и ученый А.П.Куницын в своем сочинении заострил, как нам кажется, ряд наиболее радикальных для того времени тезисов теории естественного права.

До 30-х годов ХIХ столетия в России появилось значительное количество юридических сочинений и переводов, имеющих своим предметом ту или иную отрасль права. Однако надо отметить, что доминирующим направлением в преподавании и юридической литературе было прагматическое, без проникновения в общий смысл, природу изучаемого законодательства. Что касается истории и философии права, то они даже не упоминались в научном обороте. В то время наука о праве находилась в рамках западноевропейской науки, преимущественно германской. «Но связь эта была чисто внешняя, и все рассуждения о естественных правах нисколько не соответствовали идеологии русского общества, - указывает Ю.В. Ячменёв, - тогдашнее общество было чуждо общих вопросов о праве и государстве. По отношению к праву российское общество интересовалось, главным образом, его практической стороною». [16; 238]

В связи с этим издавались различные указатели, словари, сборники действующих законов. В 1831 году вышли в свет «Пособие и правила изучения Российских законов или Материалы к энциклопедии, методологии и истории литературы российского права» П.И. Дегая (1792 - 1849). В предисловии к данному Пособию автор с сожалением отмечает отсутствие в российской юриспруденции таких наук как Энциклопедия и Методология Российского права и указывает на острую в них необходимость для развития юридической науки и образования. [2; 5] При этом под назначением энциклопедии науки П. Дегай понимает «введение к познанию науки, раскрытие ее сущности, исчисление всех ее главнейших частей и определение их взаимных отношений между собой». [2; 3] История литературы науки, по мнению П. Дегая, показывает ее постепенное преобразование и памятники, а методология – «открывает кратчайшую и удобнейшую стезю к изучению».

«Существование энциклопедии права обуславливается…тем, что неудобно начинать изучение права со специальных наук; излагая части, они предполагают уже знакомство с целым рядом общих юридических понятий,… т.о. действительно чувствуется потребность в особом курсе, вводящем в изучение права, устраняющем необходимость начинать прямо с частей неизвестного целого», - признает Н.М. Коркунов. [6; 3-4]

С 30-х годов ХIХ столетия начинается новое, лучшее время развития правоведения в России. Этому содействовало издание Свода Законов Российской Империи, принятие нового Университетского устава (увеличившего число юридических кафедр и специализировавшего их), подготовка за границей целого поколения молодых юристов.

К этому времени относится, в частности, научная деятельность профессора Константина Алексеевича Неволина, выдающегося ученого, юриста, внесшего огромный вклад в становление отечественной юриспруденции, юридического образования в России. К.А. Неволин трижды избирался ректором Киевского университета, был деканом С.-Петербургского юридического факультета и училища правоведения. [17; 15] Он стремился понять идею, дух законов, найти им историческое и философское объяснение. К.А. Неволин не ставил целью юридического образования только знание норм действующего права, а стремился определить закон с учетом развития идеи права в общественном сознании. Разработке теоретических и историко-теоретических основ законоведения посвящен его фундаментальный труд «Энциклопедия законоведения», изданный в Киеве в 1839-1840 гг. [11],[12]

Подводя своеобразный итог вышеизложенному, хотелось бы подчеркнуть, что именно в период Просвещения в России начинает развиваться наука о праве, ее теоретическая часть, до этого познание права состояло только в «случайном знакомстве с существующими законами, в наружном искусстве прилагать их к встречающимся случаям и в наблюдении судебных форм и обрядов делопроизводства». [1] Эволюция русской юриспруденции в ХVIII в. непосредственно связывалась с развитием в России юридического образования. Прилагая усилия к популяризации правовых знаний и достижений юридической науки, русские ученые усматривали в этом священный долг перед обществом. Поиск общественного идеала и его правового оформления на протяжении веков был красной нитью рассуждений многих русских философов и правоведов.[4] Все новейшие разработки в юриспруденции должны служить на благо общества и государства – такова была основная методологическая установка русских ученых-юристов эпохи Просвещения.

Русские просветители полагали, что знания в области юриспруденции должны быть доступны широким слоям населения. Это обязательное условие достижения «общего блага» путем построения такого государства, где каждый гражданин будет знать свои права, соблюдать обязанности, уважать права и интересы других членов общества. Заметим, что и в ХХI веке по-прежнему актуальной остается задача повышения общей, и, в частности, правовой культуры общества, распространения юридических знаний в целях преодоления правового нигилизма, пренебрежения правовыми и нравственными ценностями, возрождения тех богатых российских социальных традиций, которые питали и взрастили великих сынов русского отечества.

Библиография
1.
Благовещенский А.А. История-метод науки законоведения в XVIII в. // Журнал Министерства Народного Просвещения, кн. VI и VII.-СПб., 1835.
2.
Дегай П.И. Пособия и правила изучения российских законов, или материалы к энциклопедии методологии и истории литературы российского права.-Москва: Типография А. Семена, 1831. – 143 с.
3.
Десницкий С. Юридическое рассуждение О пользе Знания Отечественного законоискусства, и о надобном позволении оного в государственных высокопокровительствуемых училищах. – Печатано при Университетской типографии, 1778. – 44 с.
4.
Жданов П.С., Романовская В.Б. Общественный идеал в русской религиозной философии права (конец XIX-начало XX в.) //Правоведение. – 2009. – №
5.
– С. 162 – 172. 5. Коркунов Н.М. История философии права. – С.-Пб.: Тип. А.С. Суворина, 1908. – 456 c.
6.
Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права.-4-е изд. – С.-Пб.: Изд. юрид. кн. магазина Н.К. Мартынова, 1897. – 364 c.
7.
Куницын А.П. Право естественное. Часть 1. – СПб, 1818. – 144 с.
8.
Куницын А.П. Право естественное. Часть 2. – СПб, 1820. – 164 с.
9.
Курзенин Э.Б. Политико-правовое учение Самуэля Пуфендорфа. Дис. …канд. юр. наук.-Нижний Новгород, 1999. – 153 с.
10.
Наставления воспитанникам, читанные Александром Куницыным, адъюнкт-профессором нравственных наук. // Речи, произнесенные при открытии императорского Царскосельского лицея в присутствии е. и. в. и августейшей фамилии. Октября 19 дня 1811.-Спб., 1811. С. 5-17.
11.
Неволин К.А. Энциклопедия законоведения. Т. 1. – Киев, 1839. – 633 с.
12.
Неволин К.А. Энциклопедия законоведения. Т. 1. – Киев, 1840. – 648 с.
13.
Романовская В.Б., Жданов П.С. К проблеме ценностного содержания современного права. // Российская юстиция. – 2011 – №6-С. 47-50.
14.
Романовская Л.Р. Свобода совести: эволюция института. //Евразийский юридический журнал. – 2014-№ 8.-С. 111-113.
15.
Русская мысль в век Просвещения. – М.: «Наука», 1991. – 280 с.
16.
Ячменёв Ю.В. Правда и закон. Из истории российского правоведения: Монография. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2001. – 446 с.
17.
Ячменев Ю.В. Правовая теория К.А. Неволина: Истоки естественно-правовой мысли в России: Автореф. дис. … канд. юр. наук.-СПб.,1995.-18 с.
References (transliterated)
1.
Blagoveshchenskii A.A. Istoriya-metod nauki zakonovedeniya v XVIII v. // Zhurnal Ministerstva Narodnogo Prosveshcheniya, kn. VI i VII.-SPb., 1835.
2.
Degai P.I. Posobiya i pravila izucheniya rossiiskikh zakonov, ili materialy k entsiklopedii metodologii i istorii literatury rossiiskogo prava.-Moskva: Tipografiya A. Semena, 1831. – 143 s.
3.
Desnitskii S. Yuridicheskoe rassuzhdenie O pol'ze Znaniya Otechestvennogo zakonoiskusstva, i o nadobnom pozvolenii onogo v gosudarstvennykh vysokopokrovitel'stvuemykh uchilishchakh. – Pechatano pri Universitetskoi tipografii, 1778. – 44 s.
4.
Zhdanov P.S., Romanovskaya V.B. Obshchestvennyi ideal v russkoi religioznoi filosofii prava (konets XIX-nachalo XX v.) //Pravovedenie. – 2009. – №
5.
– S. 162 – 172. 5. Korkunov N.M. Istoriya filosofii prava. – S.-Pb.: Tip. A.S. Suvorina, 1908. – 456 c.
6.
Korkunov N.M. Lektsii po obshchei teorii prava.-4-e izd. – S.-Pb.: Izd. yurid. kn. magazina N.K. Martynova, 1897. – 364 c.
7.
Kunitsyn A.P. Pravo estestvennoe. Chast' 1. – SPb, 1818. – 144 s.
8.
Kunitsyn A.P. Pravo estestvennoe. Chast' 2. – SPb, 1820. – 164 s.
9.
Kurzenin E.B. Politiko-pravovoe uchenie Samuelya Pufendorfa. Dis. …kand. yur. nauk.-Nizhnii Novgorod, 1999. – 153 s.
10.
Nastavleniya vospitannikam, chitannye Aleksandrom Kunitsynym, ad''yunkt-professorom nravstvennykh nauk. // Rechi, proiznesennye pri otkrytii imperatorskogo Tsarskosel'skogo litseya v prisutstvii e. i. v. i avgusteishei familii. Oktyabrya 19 dnya 1811.-Spb., 1811. S. 5-17.
11.
Nevolin K.A. Entsiklopediya zakonovedeniya. T. 1. – Kiev, 1839. – 633 s.
12.
Nevolin K.A. Entsiklopediya zakonovedeniya. T. 1. – Kiev, 1840. – 648 s.
13.
Romanovskaya V.B., Zhdanov P.S. K probleme tsennostnogo soderzhaniya sovremennogo prava. // Rossiiskaya yustitsiya. – 2011 – №6-S. 47-50.
14.
Romanovskaya L.R. Svoboda sovesti: evolyutsiya instituta. //Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. – 2014-№ 8.-S. 111-113.
15.
Russkaya mysl' v vek Prosveshcheniya. – M.: «Nauka», 1991. – 280 s.
16.
Yachmenev Yu.V. Pravda i zakon. Iz istorii rossiiskogo pravovedeniya: Monografiya. – SPb.: Sankt-Peterburgskii universitet MVD Rossii, 2001. – 446 s.
17.
Yachmenev Yu.V. Pravovaya teoriya K.A. Nevolina: Istoki estestvenno-pravovoi mysli v Rossii: Avtoref. dis. … kand. yur. nauk.-SPb.,1995.-18 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"