Статья 'Женская благотворительность как особый элемент российской благотворительности в XIX - н. XX' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Женская благотворительность как особый элемент российской благотворительности в XIX - н. XX

Кеня Ирина Алексеевна

кандидат юридических наук

доцент, Российская академия государственной службы и народного хозяйства при Президенте РФ

241035, Россия, Брянская область, г. Брянск, ул. Горького, 18

Kenya Irina Alekseevna

PhD in Law

Associate professor  of the Department of Constitutional and Municipal Law at Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, chairman of the board of directors at Bryansk regional social charity fund N. A. Mogilevtsev Brothers.  

241035, Russia, Bryanskaya oblast', g. Bryansk, ul. Gor'kogo, 18

avanta5@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-420X.2014.5.12462

Дата направления статьи в редакцию:

23-10-2014


Дата публикации:

06-11-2014


Аннотация: Предметом исследования являются мотивы, особенности, основные направления женской благотворительной деятельности в России в XIX - н. XX вв. Деятельность женских благотворительных обществ изучена на примере благотворительных обществ императрицы Марии Федоровны и деятельности общества "Дамского призрения бедных" С.С.Щербатовой. Приведены примеры благотворительной деятельности жен губернаторов, купцов, предпринимателей. Рассмотрена благотворительная деятельность графини А.Д.Блудовой и С.В.Паниной. Особое место в статье уделено благотворительной, просветительской и меценатской деятельности княгини М.К.Тенишевой. Использованы методы исследования: сравнительно-исторический, анализа и синтеза, индукции и дедукции. С помощью методов психологии определены мотивы женской и мужской благотворительности. Научная новизна исследования заключается в выявлении ценностных установок и синтезе мотивов женской благотворительности в России в XIX - н. XX вв. Выявлена разница мотивов и проявлений женской и мужской благотворительности. Одним из выводов является представление женской благотворительности как самореализации духовного мира женщины. Этот вывод подтвержден конкретными примерами деятельности известных благотворительниц С.В.Паниной, М.К.Тенишевой и др.


Ключевые слова: благотворительность, мотивы, особенности, благотворительные общества, история, ценностные установки, женская благотворительность, Тенишева, Панина, Вяльцева

Abstract: Object of research are motives, features, the main directions of female charity in Russia in XIX - N of the XX centuries. Activity of women's charitable societies is studied on the example of charitable societies of the empress Maria Fiodorovna and activity of society "Ladies' contempt poor" S. S. Shcherbatova. Examples of charity of wives of governors, merchants, businessmen are given. Charity of the countess A.D.Bludova and S.V.Panina is considered. In article it is featured charitable, educational and philanthropic activity of the princess M.K.Tenisheva. Research methods are used: comparative-historical, analysis and synthesis, induction and deduction. Motives of female and man's charity are defined by methods of psychology. Scientific novelty of research consists in identification of valuable installations and synthesis of motives of female charity in Russia in XIX - N of the XX centuries. The difference of motives and manifestations of female and man's charity is revealed. One of conclusions is representation of female charity as self-realization of an inner world of the woman. This conclusion is confirmed with concrete examples of activity of famous philanthropists of S.V.Panina, M. K. Tenisheva, etc.



Мотивы, особенности, направления женской благотворительной деятельности

Благотворительность - состоявшееся явление в жизни российского общества, особого расцвета она достигла во второй половине XIX в., когда беспрецедентная поддержка российским предпринимательством деятелей искусства и науки стала нравственным украшением истории культуры дореволюционной России. Одной из особенностей в развитии благотворительности этого периода является тот факт, что благотворительность становится одной из немногих разрешенных государством сфер проявления общественной активности граждан. Личное участие в деятельности благотворительных организаций и пожертвование крупных сумм на больницы, школы и богадельни способствовало повышению социального статуса предпринимателей, к тому же социально-экономические условия развития страны располагали к активной предпринимательской деятельности.

Благотворительность – этическая и социальная норма. Каноны мировых религий включают ее в число основных заповедей. Поэтому одним из мотивов пожертвований является их обусловленность христианскими побуждениями. Среди мотивов благотворительной деятельности оказались и особенности российского менталитета: милосердие, сострадание, помощь ближнему.

Женская благотворительность одна из мало изученных проблем в российской истории. Еще С.М.Соловьев выделял такие типичные черты русской женщины как трудолюбие, послушание, религиозность и милосердие.[1] О женском милосердии говорили Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, В.В.Розанов. Мужская благотворительность рационально обоснована, ее базовые мотивы – гражданский долг, необходимость социальных изменений. Женская благотворительность более эмоциональна, а ее основным базовым мотивом является милосердие.

Женская благотворительность в России отличалась вариативностью, многоаспектностью и разноплановостью. На ценностные установки женщин влияли экономические и социальные обстоятельства. Для женщин долгое время был ограничен доступ к профессиональной реализации, поэтому их активность находила выход в социальной сфере. Наибольшую благотворительную активность проявляли представительницы элитарных групп и слоев российского общества. Благотворительность женщин данной социальной группы обуславливалась синтезом духовных, рациональных, религиозных, социально-статусных мотивов. Исследователи женского участия в благотворительной деятельности отмечали, что церковь всегда поощряла людей, подающих милостыню, но для глубоко набожных и благочестивых женщин подача милостыни считалась недостаточной. В любом российском регионе мы найдем примеры, когда женщины на свои средства строили церкви. Так Д.И.Голенищева-Кутузова строит Никольскую церковь в Матюшкине Псковской губернии, помещица В.Н. Безобразова строит церковь Преображения в селе Творишичи Брянского уезда Орловской губернии.

В мотивах благотворительной деятельности у российских женщин доминировали духовно-нравственные ценности, желание не просто жертвовать имея на это возможность, но и заниматься просвещением народа, а материальная поддержка нуждающихся строилась, прежде всего, на мотивах сострадания. Участие женщин в благотворительности, если они не принадлежали к высшему слою общества измерялось не тем, сколько они пожертвовали на благотворительность, а тем, сколько времени они потратили на заботу об обездоленных. Следует отметить тот факт, что женская благотворительность в своей основе была гуманной и представляла собой самореализацию богатого духовного мира женщины.

Можно выделить два основных направления женской благотворительной деятельности: общественная, осуществляемая через женские благотворительные организации и частная (индивидуальная).

Женские благотворительные общества

Женские благотворительные общества учитывали интересы и потребности женского населения России. Их деятельность была разноплановой, но в основном это была социально-реабилитационная помощь нуждающимся слоям населения (пособия, бесплатное питание, уход за больными) и нравственно-просветительская деятельность, связанная с распространением среди женщин полезных знаний. Женские благотворительные общества подвергались строгой правовой регламентации.

Яркий пример женской общественной благотворительности представляет благотворительное общество императрицы Марии Федоровны. Деятельность которого начавшись с попечения о воспитательных домах и институтах благородных девиц, распространилась на нуждающихся всех видов: детей, стариков, калек. Помощь осуществлялась предоставлением пропитания, проживания, обучения или денежного пособия. [2] Помощь детям становится приоритетным направлением этого общества. К 1901 г. общее число всех детских приютов, принадлежавших ведомству Марии Федоровны, составило 428, из них в Москве и Петербурге 219.[3] Помимо воспитательных домов и детских приютов, Мария Федоровна много внимания уделяла развитию женского образования, особенно специальным средним учебных заведений для девушек из небогатых семей. Эти заведения должны были давать одновременно общее и профессиональное образование. Такие учреждения получили название Мариинские училища и к концу XIX в. их в Российской империи было более 70. Мария Федоровна сама подавала пример подданным, жертвуя в пользу ряда учреждений из собственных средств, оплачивала обучение учениц, лишившихся отцов, поддерживала материально вдов. Главную цель в своей благотворительной деятельности видела в следовании христианской заповеди - помочь ближнему, оказавшемуся в тяжелых жизненных условиях.

Мария Федоровна учредила целый ряд стипендий. Стипендия на содержание учениц в школе для бедных девочек в Павловске, для беднейших выпускников Императорской Академии художеств. Благодаря денежной помощи императрицы 102 человека смогли обучаться в таких престижных заведениях как: Царскосельское женское училище духовного ведомства, Александровский лицей, Училище правоведения, Гатчинский сиротский институт, гимназии и начальные училища в Петербурге и Москве. Как меценат, она поддерживала науку и культуру: выделяла пособия нуждающимся ученым, литераторам и публицистам. Ежегодная помощь оказывалась общинам сестер милосердия, больницам, лечебницам, родильным приютам.

В годы Первой мировой войны Марии Федоровны стала вдохновителем организации общественной помощи. На средства ее благотворительного общества содержались одиннадцать военно-санитарных заведений: госпитали, лазареты, санаторий, лечебница. Высокая нравственная репутация императрицы объединила вокруг ее личности активистов российской благотворительности. Многие филантропические учреждения стремились попасть под ее патронат. Мария Федоровна никогда не отказывала тем, кто нуждался в милосердии: к 1916 г. под ее покровительством состояли 134 благотворительных общества и заведения по всей России. Мария Федоровна, занимаясь благотворительностью как общественной, так и частной, внесла огромный вклад в дело гуманизации общественной жизни в России. Благодаря ее неутомимой энергии сфера благотворительности в Российской империи в пореформенный период достигла расцвета и стала выражением гражданского самосознания.

Еще одно из старейших женских благотворительных обществ - «Дамское призрение бедных» было создано в Москве. У его истоков стояла известная московская благотворительница София Степановна Щербатова. Цель этого общества она видела в том, чтобы «открывать людей, которые поистине нуждаются в помощи, стесняются просить подаяние, и оказывать им по возможности такой помощи, которые приносили бы им существенную пользу». Собрав вокруг себя многих дам московского общества, С. С. Щербатова развернула активную деятельность. В ведении общества находились Мариинское училище для девушек, школ, приютов, богаделен, два приюта - для неизлечимо больных и для слепых детей, больницы, ясли и Александровский дом престарелых классных дам. Конец XIX века стал временем бурного развития женской инициативы во всех сферах жизни, в том числе и на ниве благотворительности. К началу XX века только в Москве и Санкт-Петербурге насчитывалось более 40 женских благотворительных организаций.

Благотворительность по статусу и состоянию души

Частная женская благотворительность проявлялось в деятельности представительниц высокопоставленных групп и слоев российского общества, это, прежде всего, благотворительность жен губернаторов, князей, графов, купеческих и предпринимательских жен.

Жена московского генерал-губернатора Голицына, - Татьяна Васильевна завоевала народную любовь своей благотворительной деятельностью. Сначала Голицына загорелась идеей женского образования. Системы общеобразовательных школ еще не существовало, а Смольный институт был рассчитан на очень небольшое число воспитанниц. По ее инициативе в 1825 году в Москве появляется Дом трудолюбия, который был преобразован в Елизаветинский институт благородных девиц. Позднее Татьяна Васильевна Голицына основывает Благотворительное общество, которое занимается устройством школ рукоделия для девочек по всей Москве. Княгиня считала, что каждая девочка должна не только обеспечивать своим мастерством собственную семью, но и иметь гарантированный приработок. Та же мысль побуждает Голицыну организовать в своем родовом имении Большие Вяземы кустарный промысел плетения корзин ракитника

Супруга купца Т.С.Морозова Марья Федоровна пожертвовала г. Москве более 150 тысяч рублей. В перечне ее пожертвований, такие общественные учреждения как: МГУ, Строгановское училище, Общество поощрения трудолюбия, Иверская община сестер милосердия, богадельни. Она единственная среди российских купчих была награждена Мариинским знаком отличия за 25 лет беспорочной службы в благотворительных заведениях.[4]

Жена крупнейшего текстильного фабриканта И.А.Лямина Елизавета Семеновна в память о своем супруге сделала несколько больших пожертвований: 1895 г – украсила южный придел храма Николая в Пыжах, пожертвовала 600 тысяч рублей на создание приюта для неизлечимо больных им. митрополита Сергия.[5]

Еще одной известной благотворительницей была певица Анастасия Дмитриевна Вяльцева. Родилась она в 1871 г. в слободе Алтухово Орловской губернии. Став известной певицей, она ступила стезю благотворительницы, когда началась русско-японская война часть денег от своих выступлений она отдает в пользу раненых. Узнав, что царское правительство отказало в помощи лейтенанту Седову, организовавшему экспедицию к Северному полюсу, Вяльцева вместе с Шаляпиным и Собиновым организовала ряд благотворительных концертов в пользу экспедиции и способствовала началу всероссийского сбора пожертвований для этой цели. Не забывала она и о своей малой Родине, в Алтухово на свои средства Анастасия Дмитриевна оборудовала приют для рожениц. В Виленской губернии восстановила две сгоревшие деревни. В Петербургском университете несколько талантливых студентов учились на ее средства. В 1907 г. Всероссийское братское общество избрало ее своим почетным членом, Вяльцева активно участвовала в его работе, жертвовала средства для пострадавших. В своем завещании она жертвовала Петербургу два собственных дома с обстановкой на набережной реки Карповки д. 22 и 24, с прилегающими земельными наделами. Просила в одном организовать женскую больницу для малоимущих а в другом - приют для детей, которых оставили родители. Населению Петербурга Вяльцева завещала 567 636 тыс. рублей. Особенностью феномена благотворительности Вяльцевой было ее простое происхождение, отсутствие богатого мужа и необходимость самой зарабатывать на жизнь и щедро делиться заработанным.

Графини благотворительницы

Графиня Антонина Дмитриевна Блудова (1812-1891 гг.) вошла в историю российской благотворительности как создательница общества взаимопомощи Кирилло-Мефодиевского братства в Остроге. На строительство церкви святых Кирилла и Мефодия большие пожертвования кроме нее внесли императрица Мария Александровна, графиня А.Г.Шереметева и княгиня Д.А.Голицына. При братстве была открыта начальная школа и женское высшее училище. Главная цель училища - научить быть человеком, следуя христианским заповедям. При братстве была небольшая библиотека, а вскоре еще и открылся крестьянский пансион для мальчиков, лечебница и странноприимный дом. На протяжении 10 лет все школы братства содержались на личные деньги графини Блудовой. Примеры её единомышленниц - Н.Д. Протасовой, Н.Б. Шаховской, М.С. Сабининой, П.А. Соболевой, М.М. Киселёвой, А.Ф. Аксаковой (Тютчевой) - показывают нам впечатляющую картину женской благотворительности России XIX столетия. Каждый из этих примеров достоин нашей благодарной памяти.

Другой яркий пример женской благотворительности графиня - Софья Владимировна Панина (1871-1957 гг.), внучка С.И.Мальцова. Усвоенные с раннего детства от матери Анастасии Сергеевны демократические убеждения, составляли основные жизненные принципы этой замечательной русской женщины.[6] Войдя в среду, где смысл жизни искали в идеалах служения народу, Софья воспитывалась в самой что ни есть спартанской обстановке и с детства была приучена бегать "по мужицким избам берегов Волги". В 1890 г. по настоянию бабушки единственная наследница несметного состояния, молодая графиня выходит замуж. По этому случаю, бабушка невесты решила преподнести ей подарок и уговорила родственников мужа продать имение Гаспра в Крыму. После недолгого замужества и развода, не имея ни детей, ни иных прямых наследников, Софья Владимировна значительную долю своих капиталов отдает на благотворительные учреждения.

Получив прекрасное образование в привилегированном Екатерининском институте, графиня Софья в девятнадцать лет познакомилась с Александрой Пошехоновой, школьной учительницей из рабочего района, пришедшей просить ее о бесплатной столовой для нуждающихся учеников. В 1890 г. вместе с учительницей А.В.Пошехоновой в Александро-Невском районе Санкт-Петербурга на свои средства Софья Владимировна организовала столовую и библиотеку, затем детский сад для малышей. Позднее появились ремесленные и рукодельные классы для подростков, общеобразовательные для их родителей.

4 апреля 1903 года состоялось торжественное открытие Лиговского Народного Дома графини С.В.Паниной, ставшего известным на всю Россию. В нем были мастерские для мальчиков, читальня, библиотека, зоологический музей, ресторан, театр с превосходной труппой, гастролировавшей в летнее время с большим успехом по всей России. В актовом зале проводились научно-популярные лекции, был создан первый в стране подвижной музей учебных пособий, первая в стране общественная обсерватория. Вслед за Лиговским народным домом Панина открывает народные дома в г. Валуйки Воронежской губернии с ботанической станцией и в с. Марьино Московской губернии. Софья Владимировна оказывает поддержку многим высшим и специальным учебным заведениям, особенно женским и учреждает множество стипендий. Главное направление в ее деятельности - принести пользу народу, нести просвещение в народ. В 1901 году, городская Дума официально засвидетельствовала графине глубокую признательность «за труды и пожертвования на пользу народного образования в Петербурге».

В 1912 году Народный дом графини Паниной стал методическим центром для всех подобных домов России, а их к тому времени было 316. В 1914 году, с началом войны, большую часть Народного дома на улице Тамбовской занимает лазарет, тут же происходит распределение помощи семьям мобилизованных. В 1917 году начинается ее политическая карьера: Софья Владимировна избирается в число гласных Петроградской думы, в мае становится товарищем министра государственного призрения, а в августе – товарищем министра народного просвещения, на этом посту и застала ее Октябрьская революция. Вынужденная эмигрировать из России, находясь вдали от Родины она продолжает заниматься благотворительной деятельностью.

Мария Тенишева: благотворительница, просветительница и меценат

Особое имя в женскую благотворительность вписала Мария Клавдиевна Тенишева, деятельность которой охватывала Россию, Италию, Францию, Смоленский и Брянский края, Москву и Петербург. Круг ее деятельности с течением времени расширялся, включая в себя просвещение, искусство и искусствоведение, науку, продвижение российской культуры за границей. Как меценат она не только вкладывала свои материальные средства в поддержку творческой элиты России, создание и развитие социокультурных учреждений и музеев, одновременно она занималась пропагандой русского искусства и культуры за рубежом, вкладывая в этот процесс свои духовные силы.[7] Широта души, желание принести пользу своему Отечеству, продемонстрировать Европе лучшие достижения российской культуры, вот, что двигало Марией Тенишевой в ее устремлениях.

В ее благотворительности не было ничего показного, рассчитанного на внешние эффекты, все шло от сердца. Щедрость и жертвенность – ее главные жизненные постулаты. «Русскими Афинами» назовут современники Талашкино, имение князей Тенишевых под Смоленском, а саму княгиню Марию Клавдиевну — «Периклом русских крестьян», ведь строила она свои «Афины» для простых людей.[8] Судьба не дарила ей легких путей, ей много раз приходилось начинать все сначала, что стоило ей многих душевных и физических сил, но она никогда не предавала своих идеалов, в них ее вера была безгранична, ибо основана на знании сердца.

Благотворительная деятельность Марии Клавдиевны началась на Смоленской земле, задолго до того, как она стала княгиней Тенишевой. Марию Николаеву смоленское общество знало как оперную певицу, обладательницу прекрасного голоса, благотворительные концерты которой пользовались большим успехом. «Директор Смоленского отделения Императорского русского музыкального общества господин Кротков и певица госпожа Николаева отправляются на днях в Париж, где предполагают дать концерт в пользу фонда школы имени М. И. Глинки», – писал журнал «Баян» в 1888 году.[9]

После второго замужества Тенишева с 1892 по 1896 гг. прожила в Бежице, где находились заводы ее мужа князя Вячеслава Николаевича Тенишева. Бежица стала для нее поистине «местом боевого крещения». Ее поразило тяжелое положение рабочих, их беспросветная нужда, полное бесправие, темнота и безграмотность. Она стремится улучшить их жизнь, организовала народную столовую с обедами за умеренную плату, хлопотала о выделении для рабочих во временное пользование пустующих земель, учредила благотворительное общество для оказания помощи сиротам и вдовам.

Тенишеву интересовала и проблема досуга рабочих, она организовывает в Бежице театр, открывает Дом общественного собрания с театральным и читальным залом, комнатами для кружковой работы. В парке были оборудованы площадки для тенниса, эстрада для концертов.

Вспоминая о годах, проведенных в Бежице, в книге «Впечатления моей жизни» Тенишева называла ее местом своего крещения, где ей «удалось стяжать славу, развернуться, выполнить все заветные мечты».[10]

Тенишева живо отзывалась на все события, происходившие в России. В 1904 году во время русско-японской войны Тенишева и ее подруга Святополк-Четвертинская открыли в Талашкино первый лазарет. Во время Первой мировой войны лазарет был открыт уже в Смоленске, по оснащению и уровню медицинского обслуживания он не имел себе равных в городе. Мария Клавдиевна сама заведовала лазаретом, на свои средства оборудовала его всем необходимым вплоть до рентгеновского аппарата. [11]

20 ноября 1914 года лазарет посетил Император Николай II. Тенишева писала: «Оставшись им (лазаретом) очень доволен, он (Император) благодарил меня, милостиво обласкал и наградил медалями моих раненых».[12] Это только большие дела, а сколько было «малых»: пожертвований учебным заведениям, музеям и издательствам. Да просто участие в каждой конкретной судьбе: от крестьянского сироты до художника и ученого.

Высоко оценили деятельность Тенишевой ее соратники. Рерих писал: «Оглядываюсь с чувством радости на деятельность Марии Клавдиевны. Вспомним все школы, мастерские, заботы о просвещении, воодушевляющие спектакли, сказочные малютинские теремки, выставки, и в России, и за границей… Большой человек – настоящая Марфа Посадница. И теперь я вижу признательную память народа около имени Марии Клавдиевны. Много легенд сложится на Тенишевской улице, и имя княгини Тенишевой запечатлеется среди имен истинных созидателей».[13]

Поражают масштабы общественной деятельности М. К. Тенишевой, в которой ведущим началом было просветительство: ею было создано ремесленное училище в Бежице, носившее имя своей основательницы; открыто несколько начальных народных школ в Петербурге и Смоленске, совместно с Репиным организованы рисовальные школы, открыты курсы для подготовки учителей; и, наконец, здесь, в Талашкино создан центр русского народного искусства и народных промыслов, о чем образно писал Н. К. Рерих: «В Кривичах Смоленских на великом пути в Греки этот родник. Там многое своеобычно. Дело широко открыто всему одаренному, всем хорошим поискам».[14]

В 1911 году Смоленск стал обладателем уникального музея «Русская старина», созданного на средства княгини Тенишевой и насчитывающего почти 12000 единиц хранения. Первый в России общедоступный музея русского народного искусства обладал чрезвычайно ценной коллекцией предметов, отражающих историю, культуру, быт и искусство русского народа. Стоимость коллекции музея согласно официальным документам составляла 3 000 000 рублей.[15] На базе музея был открыт филиал Московского археологического института. Тенишева финансировала институт, собирала книги для библиотеки, учредила стипендии. На торжествах по поводу передачи княгиней Тенишевой музея «Русская старина» в дар Московскому археологическому институту его директор Александр Иванович Успенский закончил свою речь словами: «Если музей есть гордость Смоленска, то женщина, проявившая такую любовь к просвещению, - есть гордость всей России».[16] В благодарственном адресе от имени Смоленской Думы выражена признательность за великодушный дар, признание факта как великого события в истории города Смоленска и характеристика дарительницы как «воплощения русской женщины в самом лучшем значении слова, интеллигентной работницы, отдавшей свою несокрушимую энергию, любовь и знание отечественной старины на пользу дорогой родины...». 18 августа 1911 г. по повелению императора Николая II Тенишевой было присвоено звание Почетной гражданина г. Смоленска «за пожертвование Московскому археологическому институту музея древностей, с тем, чтобы музей оставался на вечные времена в г. Смоленске.».[17] А улица на которой он находился получила название Тенишевской. 28 сентября 1911 г. в Петербурге нотариусом был заверен акт передачи музея Смоленску.[18]

Важной областью ее благотворительной деятельности была деятельность в сфере народного образования. Еще в 1887 г. она предприняла первую попытку создания школы в Смоленской губернии, в Талашкино, совместно со своей подругой Е. К. Святополк-Четвертинской.

В Бежице в 1892 г. Тенишева открыла при заводе ремесленное училище на 60 человек в здании бывшего детского сада. В короткие сроки было куплено необходимое оборудование, открыты вечерние классы черчения. Для престижа учебного заведения были приглашены лучшие преподаватели из Смоленска. М. К. Тенишева выхлопотала в Петербурге в акционерном обществе завода 100 тысяч рублей на материальные нужды училища, а князь В.Н. Тенишев выделил 200 тысяч рублей для строительства здания.[19] Новое двухэтажное здание было построено в короткий срок; машины и станки выписывались из Англии и Америки; электричество, водопровод - все было по последнему слову техники. Князь В.Н. Тенишев всячески поддерживал данное начинание, так как идея жены вполне отвечала его устремлению видеть рабочего более грамотного, приобщенного к технике, а это способствовало росту производительности труда на заводе. После того, как было построено новое двухэтажное здание училища, на первый курс уже было принято не 60, а 200 учащихся. Княгиня М.К. Тенишева с директором школы А.М. Смирновым разработали программу и устав училища, которое потом было преобразовано в школу ремесленных учеников с 3-х летним курсом обучения. По настоянию родителей и учеников училище стало носить имя М. К. Тенишевой. После окончания школы ученики поступали на Брянский завод.

Впоследствии она вспоминала: «главное, что удовлетворяло мое самолюбие, - это сознание того, что, придя туда последнею, после двадцатилетнего существования завода, мне удалось создать то, что уже давно должно было сделать».[20] Появились индивидуальности, личный вкус, заговорили человеческие потребности в уютной, чистой обстановке. В этом проявились истинные пружины меценатства Марии Клавдиевны: сделать максимум возможного именно для того, чтобы «заговорили человеческие потребности». Просветительская и общественная деятельность приносила огромное удовлетворение самой Тенишевой.

В мае 1896 года учебное заведение отпраздновало первый выпуск. В этом же году на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде «детище» Тенишевой ремесленная школа в Бежице удостоена высочайшей благодарности императора Николая II.[21] Высокие знания выпускников Бежицкой школы ремесленных учеников были оценены быстро. Из разных уголков Российской империи посыпались заявки на знающих своё дело мастеров.

Деятельность княгини М. К. Тенишевой в создании школы ремесленных учеников сыграла важную роль в становлении низшего технического образования в Бежице. Поставив перед собой задачу по подготовке специалистов – практиков, на которых возлагалась задача повышения эффективности различных отраслей производства, М. К. Тенишева заложила основы профессионально-технического обучения рабочих, что является ярким примером богатого опыта подготовки молодых кадров дореволюционной России. Кроме ремесленной школы М.К. Тенишева оставила шесть благоустроенных школьных зданий, в которых обучалось тысяча двести ребят.[22] Таким образом, заметная часть детского населения поселка получала образование. Все школы создавались и содержались на капиталы Тенишевых, а Мария Клавдиевна являлась их попечительницей. В селе Хотылево, где она часто бывала в своем имении, она также создала школу для сельских детей.

Фамилия и княжеский титул, состояние, которое ей принес брак с Тенишевым расширили возможности приложения сил и знаний. Оттолкнувшись от опыта, полученного при создании ремесленного училища в Бежице, Тенишева приступила к формированию собственной педагогической системы.

Талашкинская сельскохозяйственная школа под Смоленском реализовывала план М.К. Тенишевой по организации разумного образовательного процесса. В школу принимались ученики всех сословий, дети-сироты и бесприютные принимались на полное обеспечение княгини. Здесь не просто получали знания, все было направлено на облагораживание души маленького человека, развитие в нем скрытых дарований и талантов.

В учебных целях были устроены опытное поле, лаборатория, метеорологическая станция, сад с огородом и образцовая пасека. Таким образом, в образовательных учреждениях изучались технологии, которые могли пригодиться ученикам в будущем.

В 1894 году Тенишевы покупают соседний с Талашкиным хутор Фленово и переводят сюда школу из Талашкина, которая предназначалось в первую очередь для сиротских и крестьянских детей. Программа школы целиком отражала уклад крестьянской жизни, помимо общей грамотности, дети получали образование по сельскохозяйственным наукам и ремесленным дисциплинам. Школа стала своеобразным экспериментом, моделью государственного устройства страны с колоссальными земельными ресурсами. Одновременно школа стала культурным центром для всех местных крестьян и с точки зрения сельскохозяйственных знаний, и с позиции устройства быта. Творческое развитие детей осуществлялось и через участие в театральной деятельности. Организатором театра и режиссером многих спектаклей стала сама княгиня.

Уникальным проектом Марии Клавдиевны стали учебные художественные мастерские в Талашкине: столярная, резьбы и росписи по дереву, чеканки по металлу, керамическая, окраски тканей и вышивания, в которых возрождались русские ремесла. Все эти традиционные народные ремесла входили в программу школьного обучения. В мастерских ученики работали рядом с С. Малютиным, И. Барщевским, Н. Рерихом. Ученики выполняли изделия по эскизам художников, многие вещи были разработаны самой Марией Клавдиевной. Изготовленные в мастерских изделия выставлялись на различных выставках.

Тенишевские школы решали задачу сохранения и продолжения национальных традиций в земледелии, народном искусстве при воспитании в учениках «национального духовного характера». Спасение России Мария Тенишева видела в сохранении целостности русской деревни как ядра национального уклада, православного миропонимания и духовного здоровья.[23] Она не мыслила народной культуры без православных традиций, именно поэтому тенишевские школы становились живым и притягательным центром.

Педагогическую деятельность М.К.Тенишевой разделял с ней ее муж Вячеслав Николаевич. Вместе им удалось создать стройную педагогическую систему, которая была воплощена в программах самых различных учебных заведений, открытых в Петербурге, Брянске, Смоленске. Анализ сохранившихся архивных документов от Устава и расписания уроков до бухгалтерских и педагогических отчётов, даёт возможность выделить четыре основных принципа педагогической системы князей Тенишевых: жизнь человека богатой и счастливой может сделать только хорошее образование; индивидуальный характер образования проявляется в учете личных способностей и интересов ученика, выявлении его природного таланта; любое знание должно носить прикладной характер; образование должно быть доступно любому человеку, желающему учиться.[24]Учебные заведения, устроенные ими, являлись передовыми для своего времени.

Мария Клавдиевна создает художественную студию для подготовки будущих студентов к поступлению в Академию художеств и отдает под студию свою мастерскую в доме на Английской набережной в Петербурге. Обучение в студии было бесплатным, покупалось все необходимое для занятий, устраивались бесплатные чаи, приобретались студенческие работы. Среди учеников тенишевской студии были И.Я. Билибин, М.В. Добужинский, З.Е. Серебрякова, Е.В. Честняков и многие другие прославившиеся в будущем художники.

Образовательные проекты М.К. Тенишевой остаются примером реализации педагогических идей на практике и для современной России. Основа просветительской и меценатской деятельности Тенишевой «природный талант, блестящие организаторские способности, огромное желание внести лепту в просвещение своего народа и капиталы мужа.»[25]

Благотворительность князей Тенишевых приносила фамилии известность, почетное положение в обществе и, можно сказать, европейское признание. Чета Тенишевых занималась благотворительностью по разным направлениям, имея разную программу, разные методы и принципы. Усилия Марии Клавдиевны в чем-то можно сопоставить с деятельностью С. И. Мамонтова, С. П. Дягилева: она осуществлялась в определенных, уже выработанных и опробованных культурой рамках. Тенишева отдавала свои силы коллекционированию, образованию и просвещению народа, поддержке начинающих художников, финансировала археологические изыскания и журнал «Мир искусства». Творческие силы и духовные запросы княгини реализовались в особом подходе к общественной и благотворительной деятельности, умении придать традиционным вещам новый оригинальный оттенок, довести развитие проблем до какой-то новой точки, открывающей в жизни уже другие перспективы и более высокие духовные цели. Энергия князя была направлена на практические, реальные задачи, связанные с воспитанием молодого поколения, сумевшего достойно применить свои знания в практической деятельности.

Пережив горечь разочарований и утрат, Тенишева напишет: «Я сказала себе, что храмы, музеи, памятники строятся не для современников, которые большей частью их не понимают. Они строятся для будущих поколений, для их развития и пользы».[26] Устремленность в будущее, умение опередить свое время – характерная черта Марии Клавдиевны Тенишевой, оставившей нам в наследство коллекции и музеи, которыми мы восхищаемся до сих пор.

Яркие и социально активные женщины, занимавшиеся благотворительностью по зову сердца и велению души - неотъемлемая, но к сожалению почти неизвестная часть нашего исторического и культурного наследия. Историческая справедливость требует восстановить имена русских женщин - общественных деятельниц на ниве меценатства, благотворительности и просвещения как достойного примера для нынешних поколений. Нравственный завет М.К.Тенишевой для потомков «Придите и владейте, мудрые! И созидайте на благо России!» – очень актуален в наши дни.

Библиография
1.
Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М., 1988,-Кн. 2 т. 3 с. 605
2.
Ульянова Г.Н. Благотворительность в Российской империи. XIX – начало XX века. М., 2005. С.210.
3.
Ульянова Г.Н. Императрица Мария Федоровна в российской благотворительности: материнское попечение о страждущих // Императрица Мария Федоровна. Жизнь и судьба. СПб., 2006. С.104.
4.
ЦГИАМ Ф. 357 Оп. 1 Д. 11 Л. 175-176
5.
Предпринимательство и городская культура в России 1861-1914 гг. М., 2002 с. 92
6.
Жинжикова И.Н., Кеня И.А. Сергей Мальцов – благотворитель земли брянской. Брянск, 2010 С. 17
7.
Кеня И.А. Лупоядова Л.А. М.К.Тенишева: Созидание на благо России. Брянск, 2013 С. 5
8.
М.Заблоцкая. Я люблю свой народ. К 150-летию со дня рождения М.К.Тенишевой// http://www.newacropol.ru/activity/center/exibitions/maria-tenisheva/tenisheva-150/
9.
Талашкино. Сборник документов. Смоленск, 1995. С. 23
10.
М.К. Тенишева Впечатления моей жизни. М., 2006. С. 148
11.
Смоленские ведомости. 1914. № 184.
12.
Тенишева М.К. Впечатления моей жизни. М., 2006. С. 385.
13.
Рерих Н.К. Памяти М.К.Тенишевой // Н.К.Рерих. Из литературного наследия. М., 1974. С. 17.
14.
Рерих Н.К.. Записные листки художника. Талашкино. //Весы,1904.№ 9. С.36
15.
РГИА. Ф. 472. Оп.43. Д. 137. Л. 57
16.
Смоленские ведомости. 1911. № 118.
17.
РГИА Ф. 1288 Оп. 5-1-1911. Д. 1А Л. 190
18.
РГИА Ф.225. Оп.11. Д.796. Л.1-3
19.
Тенишева М.К. Ук.соч. С. 140.
20.
Тенишева М.К. Ук.соч. С. 148.
21.
Смоленский вестник. 1896. № 270.
22.
Городков А.В., Дубровский А.М., Кеня И.А. Мария Тенишева: духовное наследие в Брянском крае. Брянск, 2008. С.20.
23.
Пономарева Н. Становление школ традиционной культуры в Талашкино и СПб// Край Смоленский. 2013. № 6. С. 85.
24.
Дубровский А.М., Исаченко Т.В., Кеня И.А. В.Тенишев – предприниматель, ученый, меценат. Б., 2011. С.10
25.
Склеенова В.И. История музея «Русская старина». Смоленск, 2012 С. 6
26.
Тенишева М.К. Ук.соч. С. 257.
27.
Кеня И.А. Благотворительность в России: традиции и современность // NB: Культуры и искусства.-2012.-1.-C. 258-275. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_93.html
28.
Кеня И.А. Традиции купеческой и предпринимательской благотворительности в XIX-н. XX века на примере Брянского региона // NB: Исторические исследования.-2014.-3.-C. 1-15. DOI: 10.7256/2306-420X.2014.3.11551. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_11551.html
29.
В.А. Закриницкая У истоков становления отечественной системы общественного призрения семьи и детей // Право и политика.-2013.-3.-C. 401-405. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.03.13.
30.
А.В. Гайсина Земская благотворительность в конце XIX – начале XX вв. (на примере Уфимской губернии) // Политика и Общество.-2013.-3.-C. 345-349. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.03.11.
31.
А. В. Гайсина Деятельность Оренбургского приказа общественного призрения // Исторический журнал: научные исследования.-2011.-5.-C. 49-52.
32.
И. А. Кеня Возрождение традиций благотворительности: региональный опыт // Культура и искусство.-2012.-1.-C. 42-44.
33.
Кеня И.А. Благотворительность русских царей в российской провинции // NB: Исторические исследования.-2013.-5.-C. 104-119. DOI: 10.7256/2306-420X.2013.5.9136. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_9136.html
34.
Кеня И.А. Благотворительность в контексте социально-экономического развития России: правовые и региональные аспекты. // NB: Исторические исследования.-2013.-3.-C. 149-164. DOI: 10.7256/2306-420X.2013.3.789. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_789.html
References (transliterated)
1.
Solov'ev S.M. Sochineniya v 18 kn. – M., 1988,-Kn. 2 t. 3 s. 605
2.
Ul'yanova G.N. Blagotvoritel'nost' v Rossiiskoi imperii. XIX – nachalo XX veka. M., 2005. S.210.
3.
Ul'yanova G.N. Imperatritsa Mariya Fedorovna v rossiiskoi blagotvoritel'nosti: materinskoe popechenie o strazhdushchikh // Imperatritsa Mariya Fedorovna. Zhizn' i sud'ba. SPb., 2006. S.104.
4.
TsGIAM F. 357 Op. 1 D. 11 L. 175-176
5.
Predprinimatel'stvo i gorodskaya kul'tura v Rossii 1861-1914 gg. M., 2002 s. 92
6.
Zhinzhikova I.N., Kenya I.A. Sergei Mal'tsov – blagotvoritel' zemli bryanskoi. Bryansk, 2010 S. 17
7.
Kenya I.A. Lupoyadova L.A. M.K.Tenisheva: Sozidanie na blago Rossii. Bryansk, 2013 S. 5
8.
M.Zablotskaya. Ya lyublyu svoi narod. K 150-letiyu so dnya rozhdeniya M.K.Tenishevoi// http://www.newacropol.ru/activity/center/exibitions/maria-tenisheva/tenisheva-150/
9.
Talashkino. Sbornik dokumentov. Smolensk, 1995. S. 23
10.
M.K. Tenisheva Vpechatleniya moei zhizni. M., 2006. S. 148
11.
Smolenskie vedomosti. 1914. № 184.
12.
Tenisheva M.K. Vpechatleniya moei zhizni. M., 2006. S. 385.
13.
Rerikh N.K. Pamyati M.K.Tenishevoi // N.K.Rerikh. Iz literaturnogo naslediya. M., 1974. S. 17.
14.
Rerikh N.K.. Zapisnye listki khudozhnika. Talashkino. //Vesy,1904.№ 9. S.36
15.
RGIA. F. 472. Op.43. D. 137. L. 57
16.
Smolenskie vedomosti. 1911. № 118.
17.
RGIA F. 1288 Op. 5-1-1911. D. 1A L. 190
18.
RGIA F.225. Op.11. D.796. L.1-3
19.
Tenisheva M.K. Uk.soch. S. 140.
20.
Tenisheva M.K. Uk.soch. S. 148.
21.
Smolenskii vestnik. 1896. № 270.
22.
Gorodkov A.V., Dubrovskii A.M., Kenya I.A. Mariya Tenisheva: dukhovnoe nasledie v Bryanskom krae. Bryansk, 2008. S.20.
23.
Ponomareva N. Stanovlenie shkol traditsionnoi kul'tury v Talashkino i SPb// Krai Smolenskii. 2013. № 6. S. 85.
24.
Dubrovskii A.M., Isachenko T.V., Kenya I.A. V.Tenishev – predprinimatel', uchenyi, metsenat. B., 2011. S.10
25.
Skleenova V.I. Istoriya muzeya «Russkaya starina». Smolensk, 2012 S. 6
26.
Tenisheva M.K. Uk.soch. S. 257.
27.
Kenya I.A. Blagotvoritel'nost' v Rossii: traditsii i sovremennost' // NB: Kul'tury i iskusstva.-2012.-1.-C. 258-275. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_93.html
28.
Kenya I.A. Traditsii kupecheskoi i predprinimatel'skoi blagotvoritel'nosti v XIX-n. XX veka na primere Bryanskogo regiona // NB: Istoricheskie issledovaniya.-2014.-3.-C. 1-15. DOI: 10.7256/2306-420X.2014.3.11551. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_11551.html
29.
V.A. Zakrinitskaya U istokov stanovleniya otechestvennoi sistemy obshchestvennogo prizreniya sem'i i detei // Pravo i politika.-2013.-3.-C. 401-405. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.03.13.
30.
A.V. Gaisina Zemskaya blagotvoritel'nost' v kontse XIX – nachale XX vv. (na primere Ufimskoi gubernii) // Politika i Obshchestvo.-2013.-3.-C. 345-349. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.03.11.
31.
A. V. Gaisina Deyatel'nost' Orenburgskogo prikaza obshchestvennogo prizreniya // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya.-2011.-5.-C. 49-52.
32.
I. A. Kenya Vozrozhdenie traditsii blagotvoritel'nosti: regional'nyi opyt // Kul'tura i iskusstvo.-2012.-1.-C. 42-44.
33.
Kenya I.A. Blagotvoritel'nost' russkikh tsarei v rossiiskoi provintsii // NB: Istoricheskie issledovaniya.-2013.-5.-C. 104-119. DOI: 10.7256/2306-420X.2013.5.9136. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_9136.html
34.
Kenya I.A. Blagotvoritel'nost' v kontekste sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Rossii: pravovye i regional'nye aspekty. // NB: Istoricheskie issledovaniya.-2013.-3.-C. 149-164. DOI: 10.7256/2306-420X.2013.3.789. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_789.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"