по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Философия религии"
Философия религии
Урбанаева И.С. - Буддийский подход к проблеме человека в сравнительном освещении c. 1-17

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.9.20457

Аннотация: Предметом анализа является буддийский способ концептуализации проблемы человека, раскрываемый в контексте сопоставления с тем, какое место занимал «человек» в рационалистической философской традиции Запада. Рассматриваются философская основа буддийской модели эволюции личности в колесе бытия (бхавачакра) по формуле двенадцатичленной цепи зависимого возникновения – важнейшая в буддийской онтологии доктрина зависимого возникновения (пратитьясамутпада; rten’brel) и ее отличительные особенности, а также связь этой буддийской доктрины с другой важной философской теорией буддизма – теорией пустоты в интерпретации прасангики – подшколы мадхьямики. Методология исследования базируется на принципах сравнительного философского изучения буддизма, сформулированных одним из основоположников философской буддологии российским философом и востоковедом О. О. Розенбергом, а также на герменевтических идеях М. Хайдеггера о диалоге с Другим и необходимости понимания «потаенности бытия» и связи человека с сущим. Новизна заключается в сравнении буддийского способа концептуализации проблемы человека с западной рационалистической традицией рассмотрения человека и в определении ряда отличительных характеристик буддийской антропологии.Сформулированы следующие выводы: буддийская философия отличается от западной тем, что ей несвойственен антропоморфизм, человек не является мерилом всех вещей и не считается чем-то самодостоверным, а есть нечто относительное в круге несвободного бытия, но вместе с тем, он имеет полный потенциал для достижения свободы и полной реализации бесконечных ресурсов сознания, возможность чего находит обоснование в доктрине зависимого возникновения, теории пустоты и теории татхагатагарбхи. Человек в понимании буддийских философов не имеет собственной внутренней природы, человек – это зависимо возникший феномен и поэтому он может трансформироваться и освободиться, а страдание, составляющее содержание несвободного бытия, может быть безвозвратно устранено. С буддийских позиций «человек» - это лишь частный случай личности («Я»), которая представляет собой континуум безначального и бесконечного существования. Поэтому ему есть на что надеяться в бытии – на достижение свободы от сансары, всеведение и безграничные возможности просветленного существа. . Сотрудничество современной науки и буддизма имеет эвристическую ценность и способно приносить практическую пользу человечеству, а содержащиеся внутри западноевропейской традиции идеи диалогической герменевтики, прозвучавшие, в частности, в «фундаментальной онтологии» Хайдеггера, содержат ресурсы подлинного взаимопонимания западных и буддийских философов и формирования интеллектуальными усилиями людей с открытым умом нового видения человеческой реальности.
Янгутов Л.Е., Орбодоева М.В. - Перевод буддийских текстов и становление социальных принципов буддизма в Китае. c. 1-7

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.1.25120

Аннотация: В статье рассматриваются тексты буддизма, перевод которых на китайский язык оказал большое влияние на формирование социальных принципов буддизма в Китае. Рассмотрено влияние философского и сотериологического содержаний, переведенных с санскрита на китайский язык текстов Винаи, Абхидхармы и Праджняпарамиты на становление монастырской организации, а также социальной адаптации буддизма в Китае. Также показано противоречие сотериологической концепции хинаяны с социальными установками китайцев, основанными на конфуцианском учении о сыновней почтительности. В работе над статьёй авторами были использованы следующие методы исследования: структурно-аналитический, контекстуальный и герменевтический. В данной статье авторами затронуты вопросы влияния текстов Праджняпарамиты на формирование популярного вероучения, в значительной мере расширившей социальную базу буддизма в Китае. В статье впервые рассматривается становление социальных принципов буддизма в Китае в контексте переводов его текстов на китайский язык.
Смирнов И.И. - Возможна ли теология философии? Парадигмы отношения теологии и философии. c. 1-17

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.7.27004

Аннотация: Предметом исследования является отношение теологии и философии в перспективе противопоставления критического и спекулятивного подходов. Объектом исследования являются теоретические концепции, отражающие парадигмы взаимоотношений теологии и философии в истории мысли, в особенности в период конца XX – начала XXI вв. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как типология отношений теологии и философии по С. Вшолеку, метод корреляции теологии и философии в «Систематической теологии» П. Тиллиха, парадигмы отношения теологии и философии в концепции «диаспоры» Д. Барбера. Особое внимание уделяется рассмотрению концепта постсекулярности и его влияния на понимание отношений теологии и философии. В исследовании используется компаративистская методология, постструктуралисткая методология деконструкции и интерпретации основных теолого-философских парадигм, типологический анализ, дискурс-анализ Основным результатом проведенного исследования является вывод, что спекулятивный подход позволяют увидеть альтернативу критическому проекту, усмотрев докритическое единство теологии и философии. Поскольку, с одной стороны, оказалось, что «Теосом» в современном мышлении может быть не только Бог, но и непостижимое, нирвана, хора, и т.д., т.е. теология может быть «атеистической», «после смерти Бога», анатеизмом (Р. Керни), а, с другой, философское умозрение истины и самопознание свелось к анализу и оценке правильности высказываний, то необходимо вернуть теологии и философии их истинный исток. Новизна исследования заключается в предложении автором концепции теологии философии, как фундаментального вопрошания, лежащего в основании и теологии и философии и объединяющего, даже и самим разделением, «Бога религии» и «Бога философов».
Нестеркин С.П. - Учение о «Сущности Будды» в религиозно-философской традиции буддизма c. 32-42

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.12.24952

Аннотация: В статье рассматривается учение о сущности Будды (санскр. tathāgatagarbha, тиб. de bzhin gshegs pa'i snying po), как оно представлено в канонической литературе Сутр и Шастр, а также комментаторской традиции тибетского буддизма. Это учение является ключевым в персонологии буддизма, поскольку через понятие «сущность Будды» (санскр. tathāgatagarbha) и связанные с ней понятия – «естественное свечение ума (санскр. prakṛtiprabhāsvaratācitta)», «естественно существующий духовный зародыш» (санскр. prakṛtipragotra) – раскрывается цель совершенствующего движения, процесс движения к цели и его основание. Работа выполнена на основе референтных тибетоязычных источников, рассматриваемых в контексте живой традиции центрально-азиатского буддизма. Установлено, что сущность Будды рассматривается в литературе сутр как присутствующее в каждом высшее, абсолютное «Я» (санскр. ātman), отличное от эмпирического «я», бытие которого как самосущего явления отрицается в буддизме. В тибетской комментаторской традиции основным вопросом было то, как интерпретировать сущность Будды – в качестве позитивного бытия, которое проявляется, когда индивид освобождается от омрачающих факторов, или как не предполагающее позитивного содержания «неутвердительное отрицание» негативных факторов.
Коробкова Ю.Е. - Идея «богочеловечества» в русской религиозной антропологии первой четверти ХХ века c. 55-78

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.4.15195

Аннотация: Объектом исследования в статье является обоснование в русской философии первой четверти ХХ века идеи «богочеловечества», воспринятой от православной метафизики. Предметом исследования выступает русская религиозная философия первой половины ХХ века. Проблема человека в русской религиозной философии рассматривается с опорой на традиции восточной патристики и православной метафизики. Смысл существования человека и мира заключается в «обожении» (теозисе), т.е. соединении с Богом. «Обожение» человека и мира понимается как двуединый процесс, предполагающий движение Бога к человеку и человека к Богу - единое Бого-человеческое дело. Вера в Бога неотделима здесь от веры в человека, а вера в человека предполагает веру в Бога. Это максима русской религиозной антропологии и составляет суть идеи «Богочеловечества». Методами исследования, которые применяет автор в данной в статье, выступает аналитический, а также сравнительный (компаративистский). Основные выводы автора заключаются в том, что идея богочеловечности, утверждаемая русской антропологической мыслью, включает в себя три основных момента: во-первых, божественное происхождение и богоподобие человека, выражающееся в его духовности и свободе; и осуществлять свою подлинную природу – богоподобную, он может только в отношении к Богу – вне Бога и без Бога человек не существует; во-вторых, его божественное предназначение – обожение, соединение с Богом, которое возможно только в Церкви (Теле Христовом, соединяющем в себе Божественную и человеческую природы, Иисус Христос – Богочеловек); в-третьих, – о дву-едином Бого-человеческом процессе – движении от человека к Богу и от Бога к человеку, рождении человека в Боге и Бога в человеке. Это «встречное» движение предполагает не только действие благодати Бога, но и творческую активность самого человека, возможную только благодаря его бого-человечности – богоподобию. В западной антропологической религиозной мысли (католической и протестантской) идеи о богоподобной природе человека не раскрывается так как в православной метафизике и вслед за ней в русской религиозной философии. Новизна статьи заключается в том, что предлагается системный анализ основных положений идеи Богочеловечества как общей идеи для русской религиозной философии и православной метафизики.
Жиртуева Н.С. - Проблема целостности и единства бытия в философско-мистических традициях мира c. 57-67

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.9.27140

Аннотация: Проблема целостности во все времена была одной из наиболее актуальных для философской мысли. Она имеет множество измерений – онтологический, гносеологический, социальный и др. Предметом исследования является разнообразие способов решения проблемы единства и целостности бытия в философско-мистических учениях, которые автором подразделяются на два типа - имманентный и трансцендентно-имманентный. Общим для них является ориентация на преодоление субъектно-объектного отношения к миру. Переживая единство с миром, человек постепенно освобождается от противоречий, восстанавливает целостность своей личности. Методология исследования: компаративный философско-религиоведческий анализ. Основной метод исследования: компаративно-аналитический. Общенаучные методы: анализ, синтез, обобщение, индивидуализация. На основании проведенного исследования автор приходит к выводу, что имманентная мистика предлагает несколько путей достижения целостности: признание единосущности идеального и материального, уничтожение представлений о двойственности идеального и материального, признание материального неистинной реальностью. Трансцендентно-имманентная мистика не устраняет различие между Творцом и творением, не делает их единоприродными и единосущностыми. Происходит интеграция частей в единое целое, в котором части сохраняют свою индивидуальность. Основным методом достижения глобального единства является любовь, преодолевающая как внутренний, так и внешний раскол. Внутри человека соединяется тварное и нетварное, а в масштабах мира происходит воссоединение всего человечества.
Урбанаева И.С. - Компаративистский опыт развития философской методологии изучения буддизма c. 58-74

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.8.19762

Аннотация: Предметом исследования является компаративистский опыт становления философского подхода к изучению буддизма в рамках академической буддологии и сравнительной философии. Особое внимание уделяется становлению философской методологии исследования буддизма в связи с самоопределением предмета сравнительной философии в широком и узком смысле, рассмотрению вклада Ф.И. Щербатского и О.О. Розенберга в обоснование философской буддологии, переосмыслению сущности теоретико-методологических принципов О.О. Розенберга и значения его философского подхода для понимания единства в многообразии буддизма, в постановке и решении проблемы аутентичного буддизма. Статья написана с позиций, признающих перспективность применения в буддологии философской методологии, основанной на принципе единства «внешнего» и «внутреннего» подходов к изучению буддизма, соединении академических стандартов научности с герменевтическими ресурсами, выработанными в рамках буддийской учености. Новизна исследования заключается в установлении того, что: (1) Философская методология изучения буддизма в своем становлении была тесно связана с формированием предмета сравнительной философии в широком и узком его понимании – как глобальной тенденции синтеза философий Запада и Востока и как кросс-культурных историко-философских исследований. (2) По причине сильнейшего влияния работ Ф.И. Щербатского, который вывел буддийскую философию из границ ориенталистики в область легитимной философии и сделал ее предметом историко-философской науки, наибольшее развитие в России и за рубежом получили сравнительные историко-философские исследования буддийской и западной философии, ориентированные на поиск параллелизмов между конкретными учениями. (3) Рассмотрение компаративистского опыта развития философской методологии изучения буддизма в направлении кросс-культурных историко-философских исследований способствует осознанию сходств и различий буддийской и западной философии, но вместе с тем это недостаточно результативно в плане понимания всей системы и специфики буддийской философии и ее органических связей с остальными составляющими буддизма. (4) Методология другого «отца» философской буддологии О.О. Розенберга, ориентированная на системную реконструкцию буддийской философии при опоре на ее изучение «изнутри», содержит возможность более корректного пути развития сравнительного философского изучения буддизма. Автор делает вывод, что подход О.О. Розенберга соответствует будологической традиции, сформированной бурятскими исследователями буддизма и заключающейся в том, чтобы дополнять академические возможности ресурсами буддийской учености при исследовании буддизма: не только знание оригинальных буддийских текстов и классической индийской комментаторской литературы, но и опора на «живую» традицию необходимы для формирования корректной научной методологии в современной буддологии. Это является предпосылкой дальнейшего развития и применения автором собственной методологии изучения буддизма в единстве философии и практики.
Урбанаева И.С. - Буддийская онтология «постепенного» и «мгновенного» с точки зрения сущности махаяны: сравнительное освещение индо-тибетской и китайской традиций c. 62-78

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.7.26851

Аннотация: Предметом исследования является махаяна, как известно, транслировавшаяся в двух направлениях: во-первых, в Тибете и монгольском мире (Монголия, Бурятия, Калмыкия, Тува); во-вторых, в Восточной Азии (Китай, Корея, Япония). Если сравнивать два этих направления махаяны в аспекте характерных для них традиций, то возникает вопрос: почему мэйнстрим индо-тибетской махаяны выступает как «постепенный» путь к просветлению, а мэйнстрим китайской /дальневосточной махаяны – как «мгновенный» путь, чьим наиболее ярким выражением стал чань/дзэн? Для ответа на этот вопрос автор статьи анализирует те различия, которые имеются в индо-тибетской и китайской традициях при интерпретации буддийской онтологии. Особое внимание уделяется сравнению философских основоположений мадхьямики в двух традициях и онтологическому обоснованию пути. Методология исследования – это методы сравнительной философии и кросскультурный философский подход, сочетающий академические принципы философской буддологии со знанием «внутреннего», буддийского подхода к концептуализации Учения Будды. Научная новизна исследования состоит, во-первых, в самом предмете – это онтологические различия двух направлений махаяны, проявляющиеся в альтернативных способах концептуализации Пути («постепенный» и «мгновенный» путь к просветлению); во-вторых, в методе философского кросскультурного анализа, применяемого к философскому сопоставлению двух направлений махаяны; в-третьих, в выводах автора: способы и содержание философских интерпретаций базовых буддийских доктрин и обоснования пути в индо-тибетской и китайской мадхьямике имеют значительные различия, которые нуждаются в дальнейшем детальном исследовании.
Жиртуева Н.С. - Многообразие мистической любви в религиозных традициях мира c. 77-111

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.3.14813

Аннотация: Объектом исследования в данной статье является любовь как метод мистической психопрактики. Актуальность исследования мистического опыта вызвана кризисными явлениями в современной культуре. Любовь рассматривается как одно из необходимых условий трансформации психической жизни человека, в основе которой переход от преодоления эгоцентрического сознания к просветленному. Отмечается, что существуют определенные различия в понимании сущности любви в различных мистических традициях Востока и Запада. Особенности формирования многообразия традиций зависят от решения двух вопросов: 1. Сущность Абсолютной реальности. 2. Соотношение материального и духовного начал в мистической практике. Методология исследования: компаративный философско-религиоведческий анализ. Основной метод исследования: компаративно-аналитический. Общенаучные методы: анализ, синтез, обобщение, индивидуализация. В результате проведенного исследования делаются выводы. В имманентной мистике любовь способствует трансформации сознания адепта и является медитативным созерцанием Абсолюта. Варианты понимания ее сущности. 1. Любовь к истинному Я человека, имманентному Абсолюту. 2. Безусловная отдача и служение Абсолюту. 3. Сочувствие, любящая доброта и содействие в просветлении. 4. Сексуальная психопрактика, в которой мужчина и женщина вместе достигают просветления. В трансцендентно-имманентных традициях любовь способствует трансформации несовершенной человеческой личности по образу и подобию совершенной Божественной Личности. D В одно целое соединяются телесное и божественное, мужское и женское начала, сохраняя свою сущность, не растворяясь друг в друге. Любовь постепенно переходит в молитву. Эротическая любовь является одним из способов формирования целостной личности.
Скородумов Д.А. - Радикальная теология и деконструкция: между конечным и невыразимым. c. 86-92

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.8.22648

Аннотация: Предметом исследования является способ ассимиляции радикально-теологической мыслью традиционной религии. Рассматриваются различные теологические концепции, рождённые с помощью деконструктивистской методологии; выясняется вопрос о том, может ли религиозные идеи быть адекватно выражены на языке деконструкции. Исследование строится на материалах работ Ж. Деррида, Дж. Капуто, М. С. Тэйлора. Эти работы рассматриваются с их концептуальной стороны, проводится проверка на совместимость их основных фундаментальных философских положений с положениями классической религии. В качестве методологии был выбран сравнительный метод, а также феноменология, которая позволяет говорить о теологических абстракциях, воздерживаясь от вопроса о существовании их предметов. Основным выводом проведённого исследования оказывается несовместимость традиционной религии и языка деконструкции, в том как он используется Дж. Капуто и М. Тэйлором, в связи с тем, что сама деконструкция становится мифом, становится религией, которая вытесняет ту религию, которую хотят выразить её языком. Деконструкция оказывается неспособной выразить определённость религии, её конкретно-историческую форму, так как видит в этом реакцию и консерватизм, от которого старается избавиться, но, работая таким образом, она сама рискует приобрести черты реакционности и репрессивности, против которых выступает.
Фаритов В.Т. - Бог и христианство в философии Г.В.Ф. Гегеля и Ф. Ницше: опыт сравнительного исследования c. 105-134

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.2.17854

Аннотация: Предметом исследования предлагаемой статьи является философия религии Г.В.Ф. Гегеля и Ф. Ницше в аспекте сравнительного анализа. В качестве основного материала исследования выступают "Лекции по философии религии" Г.В.Ф. Гегеля и "Антихрист" Ф. Ницше. Автор рассматривает проблему Бога, христианства и атеизма в философских учениях двух немецких мыслителей. В статье выявляются как общие, так и различающие моменты в позициях философов по вопросам религиозного мировоззрения. В статье используются методы философской компаративистики, гермневтики и деконструкции, методы онтологического и историко-философского исследования. Основным выводом проведенного исследования является тезис о наличии общих тенденций в подходе Г.В.Ф. Гегеля и Ф. Ницше к основным проблемам философии религии. Новизна проведенного исследования заключается в экспликации онтологических аспектов философского осмысления религии в учениях философов. Новым является положение о трансгрессии как о доминирующей онтологической перспективе онтологических учений Гегеля и Ницше.
Мишурин А.Н. - Иерусалим и Афины. Некоторые вводные замечания c. 107-128

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.5.19015

Аннотация: Данная статья профессора Чикагского университета Лео Штрауса, суммирующая две лекции, прочтенные им в 1966 году, посвящена первичному описанию проблемы отношения разума и веры в вопросах общественной и политической жизни, известной также как проблема «Афин и Иерусалима». Предметной областью данной работы являются два культурных наследия, представленных работами греческих поэтов и философов, с одной стороны, и библейской традицией, в частности Торой, с другой. В ней Штраус задается целью разъяснить картину мира – начала мира – в представлении пророков и философов. Для достижения этой цели он использует историко-критический и герменевтический методы, разбирая сотворение мира, описанное в начале Библии и рождение мира и богов, описанное в греческих источниках. Научная новизна работы состоит в последовательном применении переработанного Штраусом герменевтического метода «внимательного чтения». Кажется, что основным выводом данной работы является идея о несовместимости Афин и Иерусалима, т.е. о необходимости выбора только одного способа объяснения мира и, следовательно, только одного пути к решению вопросов общественной и политической жизни.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"