Статья 'Философский вопрос жизненной ориентации в контексте индивидуальной психологии Альфреда Адлера' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Философский вопрос жизненной ориентации в контексте индивидуальной психологии Альфреда Адлера

Захаров Александр Дмитриевич

ORCID: 0000-0003-4422-4797

аспирант, Факультет социальных наук и массовых коммуникаций, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125167, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Пр-Кт ленинградский, 49/2

Zakharov Aleksandr Dmitrievich

Postgraduate Student, Faculty of Social Sciences and Mass Communications, Financial University under the Government of the Russian Federation

125167, Russia, Moscow region, Moscow, 49/2 Leningradsky Ave.

zaharofff1997@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8728.2022.4.37907

Дата направления статьи в редакцию:

17-04-2022


Дата публикации:

24-04-2022


Аннотация: Вопрос жизненной ориентации, т.е. ориентации на творчество или разрушение, жизнь или смерть рассматривался в философии давно, но социальный аспект вопроса был развит относительно недавно вместе с развитием психологии как науки, в частности – психоанализа и неофрейдизма. Данная статья посвящена изучению проблемы жизненных ориентаций на примере индивидуальной психологии Альфреда Адлера – ветви глубинной психологии, которая имеет много общего с психоаналитическим знанием, но отличается признанием холизма психики человека. В качестве методов исследования были использованы качественный анализ первичных эмпирических данных, обработка вторичных эмпирических данных, анализ эволюции взглядов по выбранной теме. В настоящей статье проводятся рассмотрение и анализ основных понятий индивидуальной психологии в рамках изучаемого вопроса, а также оценка концептуальной применимости теории Альфреда Адлера к актуальным экзистенциальным проблемам современного человека. В процессе исследования автор приходит к выводу, что индивидуальная психология, несмотря на исторически опосредованные особенности предлагаемых методов и тезисов, может и должна быть применена в контексте рассмотрения онтологического вопроса жизненной ориентации, соединяет в себе социальный и психолого-философский подходы, состоятельна в теоретическом и экспериментальном плане, хотя почти не применяется в рамках современного философского и психологического научного знания.


Ключевые слова:

жизненная ориентация, онтология, экзистенция, холизм, Альфред Адлер, индивидуальная психология, социальное чувство, неофрейдизм, психоанализ, жизненный план

Abstract: The question of life orientation, i.e. orientation towards creativity or destruction, life or death, has been considered in philosophy for a long time, but the social aspect of the issue has been developed relatively recently along with the development of psychology as a science, in particular, psychoanalysis and neo–Freudianism. This article is devoted to the study of the problem of life orientations on the example of Alfred Adler's individual psychology – a branch of deep psychology that has much in common with psychoanalytic knowledge, but differs in recognizing the holism of the human psyche. Qualitative analysis of primary empirical data, processing of secondary empirical data, analysis of the evolution of views on the chosen topic were used as research methods. This article examines and analyzes the basic concepts of individual psychology within the framework of the issue under study, as well as the assessment of the conceptual applicability of the theory of Alfred Adler to the actual existential problems of modern man. In the course of the research, the author comes to the conclusion that individual psychology, despite the historically mediated features of the proposed methods and theses, can and should be applied in the context of considering the ontological issue of life orientation, combines social and psychological-philosophical approaches, is consistent in theoretical and experimental terms, although it is almost not used in the framework of modern philosophical and psychological scientific knowledge.


Keywords:

life orientation, ontology, existence, holism, Alfred Adler, individual psychology, social feeling, neo - Freudianism, psychoanalysis, life plan

Вступление

Вопрос жизненной ориентации стоит особенно остро в контексте XXI века. Растущая потребность в социальной активности и ответственности развивается параллельно с тенденцией к разобщению, крайнему отчуждению людей в рамках предельной индивидуализации экономической и духовной жизни. Отсутствие ориентиров и устойчивых ценностей, заменяемых хаотично появляющимися тенденциями и трендами, оставляет человека наедине с ужасающим виртуализируемым миром. Жизненные ориентации, если посмотреть на них общо, остаются неизменными и с незапамятных времен заключают в себе склонность к созиданию или разрушению. В начале и середине прошлого века, особенно после Второй мировой войны, вопрос жизненной ориентации был перенесен в психологическую плоскость, в плоскость отношения человека к жизни, к себе и себе подобным. Интерес к данной тематике начал возрождаться в рамках гуманитарных наук вместе с наступлением неклассической парадигмы научного мышления, большой вклад внесли сторонники психоанализа, в частности фрейдизма и неофрейдизма.

Первопроходцем стал основатель психоанализа Зигмунд Фрейд, который ввел понятия Эроса и Танатоса (любви и смерти) как движущих человеком внутренних бессознательных сил. Основным представителем и защитником концепции жизненной ориентации в психоанализе считается Эрих Фромм, посвятивший этому вопросу многие свои труды, примерами могут послужить «Бегство от свободы», «Искусство быть» или «Анатомия человеческой деструктивности», хотя почти никто не говорит и не пишет об Альфреде Адлере, который поднял ряд важных вопросов по этой тематике за десятилетия до Фромма. Именно этому несправедливому замалчиванию будет посвящена статья, в ней будут использованы ссылки на оригинальные труды и сборники статей Альфреда Адлера, а также на некоторых его современных исследователей. В качестве методов исследования были использованы качественный анализ первичных эмпирических данных, обработка вторичных эмпирических данных, историческое исследование, анализ эволюции научных взглядов по выбранной теме.­

Альфред Адлер о вопросе жизненной ориентации человека

«Индивидуальная психология развивалась из усилия понять загадочную творческую силу жизни – ту силу, которая выражается в желании развиваться, преодолевать сложности и достигать целей, а также компенсировать поражение в одной сфере за счет стремления к успеху в другой». [1, с.29]

Первое альтернативное фрейдовскому понимание жизненной ориентации было предложено Альфредом Адлером, который связал поведенческие смыслы со смыслом жизни личности. Смысл жизни у А. Адлера является первичным касательно смысла отдельных действий, так как он связывает смысл жизни с представлениями о трех фундаментальных жизненных проблемах, которые вытекают их трех аспектов бытия человека, а именно: факт жизни на Земле, который порождает проблемы труда и профессионального самоопределения; факт жизни человека в обществе, который порождает проблему межличностных отношений, дружбы и кооперации; факт существования двух полов, который порождает проблему любви и брака. [3, с.12]

Альфред Адлер – создатель оригинального противоречивого направления глубинной психологии под названием «индивидуальная психология». В этой психотерапевтической системе антагонистически переплетаются полезное объединяющее социальное чувство и нездоровое индивидуалистичное стремление к превосходству, построенное на комплексе неполноценности. Этот подход можно назвать социально-психологическим. Теория Адлера связывает большую часть психофизических проблем с отрицанием личностью собственных убеждений, своего «Я», важную роль здесь играет возможность наличия комплекса неполноценности или комплекса превосходства. Истоки возникновения комплексов заложены в детстве, травмы, страхи со временем забываются человеком, а вызванные ими проблемы остаются. [7, с.169]

А. Адлер в своих трудах описывает «чувство общности» - врожденное стремление людей друг к другу, которое мотивирует человека к надежности, честности, верности. С «чувством общности» же связывается стремление человека к превосходству над другими. Движущей силой стремления к превосходству Адлер считает присущее человеку чувство собственной неполноценности, которое рассматривается как благо, ведущее к совершенствованию и близости к идеалам. [6, с.378]

Чувство неполноценности свойственно каждому человеку вследствие его особого биологического статуса, и формируется оно вплоть до пяти лет, когда беспомощный ребенок оказывается отчужденным от матери и вынужден приспосабливаться к окружающему его миру, сравнивать себя с другими и делать первичные выводы относительно себя, своего положения в иерархии общества, своих достоинств и недостатков. Создатель индивидуальной психологии пришел к интересному выводу: «Ребенок отныне воспринимает разнообразные ситуации не такими, какими они в действительности являются, а в соответствии с личной схемой апперцепции; другими словами, он воспринимает любую ситуацию через “фильтр” предубеждений, создаваемых его собственными интересами… однако внешнее наблюдение неполноценности не обязательно позволяет понять схему апперцепции должным образом». [1, с.32-33] Мыслитель прикоснулся здесь к тезису, что важен не столько факт физической или любой другой неполноценности ребенка, сколько его личное отношение к этому, его личная система восприятия, его эстетические и этические представления о себе. Если дети очень ярко переживают свою неполноценность в силу повышенной чувствительности, мнительности или отсутствия внимательного отношения со стороны старших, то «уже во время формирования прототипа они больше интересуются собой, чем другими, и склонны продолжать вести себя таким образом на протяжении всей жизни». [1, с.34] Вследствие таких ошибочных представлений, сформированных на основе сугубо личных ощущений и отсутствия уместного опыта, человек и обретает пассивное, незаинтересованное в социальной полезности отношение к жизни.

Очевидно, что рассматриваемый вопрос жизненной ориентации переходит из психологической плоскости в философскую. Адлер приводит много проницательных примеров-индикаторов, по которым можно определять отношение человека к жизни, а примеры эти являются либо отдельными чертами характера человека, либо особенностями его поведения, реакций, стереотипов. Так к социально полезным неагрессивным качествам он относил смелость, уверенность в себе, веселый темперамент (который, тем не менее, не должен переходить в излишнюю веселость), стремление к общему благу, приспособляемость, способность к сопереживанию и сочувствию, а к социально вредным и агрессивным относил трусость, ненависть к людям, удовлетворение вымыслом, потакание слабостям, выход из-под влияния общества, расовые и гендерные предрассудки и некоторые другие, дополнительно рассмотренные в отдельной главе книги «Понять природу человека».

Альфред Адлер считал, что, формирующаяся с детства, концепция цели заставляет человека преодолевать себя и свои недостатки, как личные, так и общечеловеческие, в зависимости от амбиций и степени травмированности индивида, таким образом формируя картину будущего, реализующуюся во всех его мыслях, действиях, поступках. Возможность реализации этой цели возникает только в социальном контексте, где травмированные люди объединяются, сотрудничают в попытке преодоления своих индивидуальных недостатков, в попытке выстроить здоровое оптимистически настроенное общество, спастись если не единично, как это обещают некоторые распросраненные религии, то хотя бы в сообществе себе подобных. В этой позиции можно отследить влияние социалистических идей, вероятно, это же послужило причиной схожести интересов и высказываний Адлера и Фромма, представителя франкфуртской школы и фрейдомарксиста. В целом, в критической литературе по психоанализу встречается утверждение, что неофрейдистов (Юнга, Хорни, Фромма, Салливана и др.) намного логичнее было бы называть неоадлерианцами [10, с. 9], так как у них намного больше общего именно с психо-социальными взглядами Адлера. В любом случае, его влияние на последующих представителей психоаналитического научного мышления нельзя отрицать.

Всеобщие жизненные проблемы, индивидуальные комплексы и жизненные цели формируют стиль жизни каждого человека. Фактически стиль жизни является главной детерминантой поведения человека, его жизненных выборов, решений, поступков, предпочтений. На основании вариации двух базовых параметров – «социальный интерес» и «активность» – Адлер создает свою типологию жизненных стилей. От стиля жизни зависит, каким сторонам своей жизни человек придает значение, а что он игнорирует, как он взаимодействует с окружением и как организует свою повседневную жизнь. [4, с.2] Самым лучшим в рамках индивидуальной психологии считается социально-полезный тип, а вынужденно существующими оказываются управляющий, берущий и избегающий типы, в которых нет баланса социального интереса и активности.

Особенностью философии Альфреда Адлера является антибиологизаторский акцент на том, что наследственность не является не просто ведущей, но и хоть сколько-нибудь значимой в вопросе оценки способностей и возможностей человека. Если рассмотреть этот тезис в рамках теории Адлера, то это кажется вполне логичным, так как, по его мнению, все качества реализуются и формируются в социальной среде, так что и их изменение лежит целиком и полностью на плечах индивидуума как социальной единицы, не ограниченной в этом вопросе родством.

Отдельно хотелось бы выделить пророческие слова Альфреда Адлера, который тонко подметил стремление своих современников и людей будущего к дегуманизации человечества. Конечно, на этот факт повлияли модные в начале XX века позитивистские взгляды, еще не до конца искорененные механистические воззрения в медицине, химии, физике, но у него получилось довольно точно создать психологически-философский слепок современного человека. «Для нашего века техники характерно обращаться с человеческими существами, как с машинами, ожидая, что они будут следовать жизненным законам так же, как машины следуют законам физики. В последнем случае такие законы действительно являются всеобщими; однако в случае с людьми они ведут к их обособлению, одиночеству и разрушению межчеловеческих отношений». [2, с.244] В следующей цитате Адлер намекает на перенос внимания с духовного творчества на материальное, одновременно имея в виду трагедию единичного человеческого существа, которое вместо социального выбирает единичное и обособленное: «Развитие личности может совершенно прекратиться, если она начнет переносить общественные отношения между людьми на животных или неодушевленные предметы». [2, с.68]

Актуальный анализ взглядов Адлера на вопрос жизненной ориентации

Современные люди делают слишком большой акцент на нормализации наличия психических отклонений или психологических травм, будто существование этих проблем – неразрешимая дилемма и данность, с которой легче свыкнуться, смириться, чем бороться или перестраиваться. Нерешительность людей в этом вопросе обусловлена социальной практикой одобрения духовной пассивности, доступностью психологической и фармацевтической помощи. С другой стороны, люди настолько устают бесплодно и единолично бороться с физиологически обусловленной данностью, которая становится каждодневным экзистенциальным испытанием, что выбирают результативно-ориентированные когнитивно-поведенческие терапии вместо глубинных, вроде психоанализа, индивидуальной или аналитической психологии.

Такая установка позволяет сделать нетривиальный вывод, что биологически опосредованная жизнь, одухотворенность – ничто в сравнении с механизмами, с запрограммированными объектами неживой природы, у которых нет социокультурного контекста формирования и взросления, нет эмоциональной жизни и связанной с ее сложностью проблем. Травмированность и дестигматизация травмированности сейчас идут рука об руку, обнажают слабости и недостатки человека как вида, именно поэтому озабоченность людей машинами и программами достигла своего исторического апогея в наше время, так что антигуманистическая ориентация в этих условиях получает очередной, еще более обоснованный, чем ранее, опосредованный дискурсом виток развития.

Во времена расцвета психоанализа думали, что целеполагание решает вопрос слабости и беспомощности человека (Адлер, Фромм, Франкл), будто отсутствие цели является решающим фактором в формировании неуверенности или разочарования в своих духовных силах, и именно такие люди на самом деле готовы допустить мысль о том, что смерть лучше жизни, о том, что ориентация на неживую одушевленную материю гораздо правильнее и приятнее ориентации на активную защиту жизни в том искалеченном виде, в котором она из раза в раз объективируется в людях, животных и прочих живых организмах. Современные зеленые движения, обеспокоенные судьбой животного и растительного миров, кажется, на самом деле перекладывают на эти миры человеческий взгляд на псевдонеразрешимую проблему духовной ориентации, экстраполируют свою скрытую личную обеспокоенность онтологичесим статусом человека на внешний мир живой природы. Неспособность к активной деятельности в своей собственной жизни выливается в особенно трепетную заботу о нечеловеческом мире, о мире вне человеческих контекстов и ситуаций, который подстраивается под социальную реальность постольку, поскольку она существует как один из множества факторов существования мира других видов, других существ, а в конечном счете превращается в самоцель, покрывается слоем рационализаций и объяснений, опосредованных скорее экономическими и финансовыми вопросами, нежели гуманитарно-социальными.

В статье для журнала клинической социальной работы исследователь Мэри Маккласки, которая пыталась вернуть имя Адлера в ряды основополагающих мыслителей для психологической науки, выделяет такие интересные аспекты современных критических взглядов по отношению к системе Адлера, как: признание леворукости как физического отклонения, признание сексуальных девиаций как сознательного выбора и как психических отклонений [10, с.5], обывательская простота терминологии, отсутствие четкой терапевтической методики при работе с пациентами [10, с.7]. С другой стороны, она отмечает, что индивидуальная психология в рамках неоадлерианства претерпела значительные изменения в плане очищения от стереотипов относительно «нормальности» и открыла новые возможности применения для более широкого круга лиц, для более разнообразных целей. Как отмечает Маккласки, в 1939 году Виттельс писал: «Адлер указал, как безопасно и радостно мы чувствуем себя, когда являемся частью группы, в которой мы живем, и как мы становимся жертвами беспокойства и неполноценности, когда остаемся наедине с собой — отсюда бегство в психическое или нервное заболевание» [10, с.9]. Исходя из этих слов, создается впечатление, что демаргинализация психических расстройств и отклонений в современном обществе является попыткой разрешить человеку стать обществом для самого себя, так сказать, замкнуться в микрокосме собственного внутреннего мира, отсюда растущая крайняя отчужденность индивидуализма, проявляющаяся вплоть до полного отказа от реальности в пользу виртуальности.

Предписательная (прескриптивная) природа техник и концепций психоанализа, и фрейдизма/неофредизма как направлений философии в частности, эмоционально проигрывает наслаждению от жизни без самоограничений и активной работы над собой, она контринтуитивна и встречает множество преград на пути к целеполагательному корню мотивации в человеческой психике, отчего психонанализ к концу XX века стал считаться маргинальной псевдонаучной теорией. Люди больше не готовы слепо двигаться в направлении обещанного навязываемого исцеления, этот путь сулит множество неудобств, сопротивления, обоснованного и необоснованного сомнения и дискомфорта.

Заключение

В наше время общество трансформируется так, чтобы соответствовать интересам индивидов, поэтому, как считается, степень враждебности личности к обществу должна падать, при этом, на самом деле, пропадает сама потребность в обществе, которое перестает онтологически отличаться от индивидуума, предоставляя его на волю случая, отрешая от помощи и участия других индивидуумов, существующих хотя и в группах, но порознь. Холизм личности в рамках философского подхода Альфреда Адлера позволяет преодолеть барьер между единичным и массовым, между личным и социальным, личностью и человечеством, заодно позволяет каждому отдельному человеку интегрироваться в общество так, чтобы не потерять свою индивидуальность, остаться человеком со своими уникальными целями, опытом, идеалами и картиной мира – жизненной ориентацией на творчество, созидание и связанность с миром.

Итак, если вернуться к актуальному вопросу нормализация отклонений, то это, с одной стороны, освобождает человека от вечных мук самобичевания и самокритики, позволяет расслабиться и продолжать существовать в том виде, в котором он смог развиться в данных ему биологических, исторических, социокультурных и психологических условиях, с другой стороны, разрешает людям свыкнуться с мыслью, что им можно не заниматься вопросами внутренней природы, вопросами экзистенциальными и первоначальными, будто жизнь совершенно бессмысленна и не требует такого внимания, которое ей уделялось веками.

Адлер вёл к тому, что социализация позволяет решать внутренние психические проблемы человека, лишает его ощущения неполноценности, но современный человек пошел дальше – создал возможность социализации без непосредственного контакта, посредством виртуальной анонимной реальности. Социальные контакты в этом случае лишились не только отрицательных свойств непосредственного межличностного общения (стресс, неопределенность собственной позиции в иерархии, сомнения в «Я-образе» и корректности его восприятия Другим), так и очевидных положительных свойств реального общения (наработка полезных навыков коммуникации, ощущение общности, отсутствие ощущения покинутости и одиночества, взятие ответственности за слова и поступки, действительная событийность деятельности). Переход к объектно-ориентированной онтологии еще более усугубляет ситуацию, нивелируя влияние на общее бытие деятельности отдельных индивидов, которые были освобождены от гнета социальности, таким образом человек пытается исключить самого себя из жизни и проблем, с ней связанных, при этом параллельно пытается решить вопрос искусственного интеллекта, способного оперировать данными без чувств, эмоций, реакций и оценок, свойственных всему субъективному, т.е. идущему непосредственно из субъекта к чему-то внешнему по отношению к нему. Как ни странно, сам Адлер был сторонником этой позиции, отрицая первостепенную важность чувственности для человека: «Любая наша деятельность вполне обошлась бы без чувств – чувства являются просто аккомпанементом наших действий.» [1, с.37] Назидаемая схематичность мышления и попытка превратить психоаналитическое знание в чисто научное под агрессивным влиянием позитивизма, неопозитивизма и постпозитивизма заставила Адлера, как и других мыслителей, быть заложниками времени и доминирующей научной парадигмы, в которой нет места гуманитарному знанию с его неоднозначностью, экспериментальной недоказуемостью и кейсовой природой получаемого и анализируемого знания.

Российские исследователи, апеллирующие к словам Адлера, обыкновенно ссылаются на общее определение жизненного стиля, которое включает в себя разные грани характера, поведения, интересов, ценностей человека[5, 8, 9]. Эти факторы помогают человеку сформировать жизненную цель и двигаться к ней, именно по этой цели можно сделать выводы об аналитических чертах жизненного плана, которые названы в предыдущем предложении. Каким бы всеобъемлющим и емким ни казалось это краткое определение проблемы, она все же намного более глубокая и требует пристального внимания, особенно в части практического применения не только специалистами-психологами, но и философами различных школ, направлений, дисциплин.

Влияние Альфреда Адлера на философский этико-экзистенциальный вопрос формирования, существования и изменения жизненной ориентации остается малоизученным, оставляет поле для многодисциплинарных и междисциплинарных исследований специалистами из разнообразных сфер научного знания.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Настоящая статья посвящена достаточно актуальной и постоянно значимой цели, касающейся любого человека - а именно поиска жизненной ориентации. Разные исследователи предложили многочисленные подходы рассмотрения данной проблематики, причем эти подходы, взгляды, концепции меняются в течение различных конкретно- исторических событий и обстоятельств, но есть некоторые подходы, которые систематизируют и конкретизируют различные базисные реперы с точки зрения анализа и рассмотрения проблемы жизненной ориентации, смысла и цели жизни человека, что определяет его жизненный путь. В работе автор рассматривает данные вопрос в контексте индивидуальной психологии Альфреда Адлера.
Вопрос жизненной ориентации, анализируемый А. Адлером на проблематикке XIX-XX веков, стоит так же остро и в контексте XXI века. Растущая потребность в социальной активности и ответственности развивается параллельно с тенденцией к разобщению людей в рамках предельной индивидуализации экономической и духовной жизни, столь характерной для нашего времени, особенной в условиях радикальных социальных преобразований и социально- политической напряженности.
Альфред Адлер — основатель холистической системы индивидуальной психологии,
которая рассматривает личность как часть социальной системы, неразрывно связанную с
другими. Он назвал свою теорию индивидуальной психологией,
подчеркивая уникальность каждого индивидуума, в отличие от работ Фрейда, где описаны
общие стереотипы поведения. Последователи Адлера основали центры в Европе, в частности в Англии, и в Соединенных Штатах; многие из его оригинальных идей стали широко применяться в современной психологии и психотерапии. Наверно, введенная Адлером концепция комплекса неполноценности сейчас известна гораздо больше, чем любое другое
понятие из области психологии.
Четыре основных принципа адлеровской системы — это целостность, единство
индивидуального стиля жизни, социальный интерес, или чувство общности, и важность целеориентированного поведения. Вывод Адлера о том, что цели и
ожидания больше влияют на поведение человека, чем впечатления прошлого, был главной
причиной его расхождения с Фрейдом. Адлер полагал также, что люди руководствуются
прежде всего целью достижения превосходства или завоевания окружающей среды. Он
выделял как эффект социального воздействия на личность, так и важность социального
интереса личности: чувства общности, сотрудничества и заботы о других. По Адлеру, жизнь в основе своей есть движение к все более успешной адаптации в окружающем мире,
большему сотрудничеству и альтруизму Отсутствие ориентиров и устойчивых ценностей, заменяемых хаотично появляющимися тенденциями и трендами, оставляет человека наедине с ужасающим виртуализируемым миром.
Индивидуальная психология Адлера похожа на бихевиоризм тем, что занимается доступным для наблюдения поведением и его последствиями, а также утверждает, что любая концепция должна быть конкретной и привязанной к реально существующему поведению. В отличие от большинства психологических теорий, описанных здесь, индивидуальная психология не является глубинной психологией, то есть она не постулирует неосязаемые силы и построения, таящиеся в глубине психики.
Адлер, скорее, развивал контекстную психологию, где поведение объясняется с помощью
терминов физической и социальной окружающей среды, в контексте, самой личностью
обычно не осознаваемом, что очень важно с точки зрения философско-методологической рефлексии данной позиции.
Работа апеллирует к различным источникам (правда, к сожалению в основном русскоязычным), в ней присутствует аргументация как к позициям, совпадающим с авторской точкой зрения, так и к оппонентным позициям, причем аргументация понятна, контраргументация конкретна. Представляется, что работа будет интересна определённой части аудитории журнала, причем не обязательно при разделении позиции автора.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.