Статья 'Развитие философских взглядов Р.М. Рильке в контексте его художественного творчества на рубеже XIX-XX веков ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Развитие философских взглядов Р.М. Рильке в контексте его художественного творчества на рубеже XIX-XX веков

Бахарева Марина Дмитриевна

магистр, кафедра Международной журналистики, Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации

119454, Россия, г. Москва, ул. Проспект Вернадского, 76

Bakhareva Marina

Master's Degree, the department of International Journalism, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119454, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 76

marbakhareva@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8728.2021.8.36316

Дата направления статьи в редакцию:

18-08-2021


Дата публикации:

25-08-2021


Аннотация: Творчество Р.М. Рильке, одного из самых влиятельных поэтов-модернистов XX века, поэта-философа, не теряет своей актуальности и продолжает вызывать устойчивый интерес исследователей. Целью данной работы является рассмотрение развития философских взглядов Р.М. Рильке в контексте его художественного творчества на рубеже XIX-XX веков. В качестве основного исследовательского метода был выбран герменевтический подход, в рамках которого тексты произведений Р.М. Рильке были интерпретированы в контексте социально-исторических условий, существовавших на момент их написания. Систематизация и обобщение полученных данных позволили оценить формирование и значение философско-эстетических взглядов Рильке, показать их противоречия. Рильке не был сторонником каких-либо философских систем, однако в его творчестве нашли отражение философско-мировоззренческие принципы и установки эпохи, прежде всего символистская эстетика, философия жизни и метафизика искусства Ницше. Философские взгляды Рильке на ранних этапах его творчества формировались в поиске самобытного и во многом субъективного отношения к жизни. Проведенный анализ раннего творчества Рильке показывает процесс философской переориентации от субъектно-центрированных признаний великого творца к объективному миру вещей. В лекции о Морисе Метерлинке (1902) Рильке удается четко выразить идеи о функции искусства, задачах и возможностях художника. После знакомства с творчеством Родена Рильке обращается к жанру «стихотворения-вещи», при этом понятие вещи охватывает у Рильке всю вселенную. Установление трансцендентно-поэтического единства между субъектом и миром является одной из важных философских идей творчества Рильке. Художник, объективно изображая «вещность» мира, является посредником между Богом или божественным началом в его взаимодействии с реальным миром и человеком, осуществляет связь времен и пространств и сохраняет вечные ценности, составляющие основу культурного кода каждого народа.


Ключевые слова: эстетика, искусство, письма, символизм, стихотворение-вещь, философские взгляды, Райнер Мария Рильке, Огюст Роден, Морис Метерлинк, Поль Сезанн

Abstract: The works of Rainer Maria Rilke, one of the most influential modernist poets of the XX century does not lose its relevance and continues to draw interest of the researchers. The goal of this work is to trace the evolution of philosophical views of R. M. Rilke in the context of his literary works of the turn of the XIX – XX centuries. The research employs hermeneutical approach for interpretation of the texts of R. M. Rilke through the prism of socio-historical conditions of that time. Systematization and generalization of the acquired data allowed assessing the formation and significance of philosophical and aesthetic views of R. M. Rilke, as well as contradictions therein. Rilke did not adhere to any philosophical systems; however, his works reflect the philosophical-worldview principles and patterns of the era, first and foremost, the symbolic aesthetics, philosophy of life, and metaphysics of art of Nietzsche. The philosophical views of R. M. Rilke in the works of his early period developed in pursuit of the unique, and in many ways, subjective attitude towards life. The conducted analysis demonstrates the process of philosophical reorientation from the subject-centered recognition of the great creator towards the objective world of things. In the lecture on Maurice Maeterlinck (1902), Rilke clearly expresses the ideas on the function of art, tasks and capabilities of an artist. After getting familiar with the work of A. Rodin, Rilke turns to the “poem-thing” genre, when the concept of thing encompasses the entire universe. The establishment of transcendental-poetic unity between the subject and the world is one of paramount philosophical ideas in the works of R. M. Rilke. The artist, objectively depicting the “thingness” of the world, is an intermediary between God and the divine spark in its interaction with the real world and man, correlates times and spaces and preserves the eternal values, which comprise the basis of the cultural code of each nation.



Keywords:

Auguste Rodin, aesthetics, art, letters, symbolism, thing poem, philosophical views, Maurice Maeterlinck, Rainer Maria Rilke, Paul Cézanne

Творчество Р.М. Рильке, одного из самых влиятельных поэтов-модернистов XX века, поэта-философа, не теряет своей актуальности и продолжает вызывать устойчивый интерес литературоведов, философов и читателей. По мнению исследователей [1, стр. 20; 8, стр. 207- 209, 214, 491], в творчестве Рильке практически не представлены теоретико-художественные и философские труды [3, стр. 480-497; 4, стр. 145-148], в которых теоретические проблемы рассматривались бы аргументированно, с научно-понятийным аппаратом, и которые могли бы придать четкие очертания его поэтическому и философскому мышлению. Большинство произведений, отражающих формирование взглядов Рильке на мир, человека и искусство, было создано в период 1893-1904 гг., однако это не монографии или исчерпывающие исследования, а краткие тематические зарисовки, часто в виде писем, которые, с одной стороны, представляют прагматический подход к творчеству других поэтов, скульпторов и живописцев, с другой стороны, отражают процесс формирования собственного видения Рильке: «случайные замечания об определенных произведениях искусства в переписке или в обзорах часто более существенны, [...] чем официальные заявления о сущности и значении искусства в программных эссе» [3, стр. 163]. По мнению Н. А. Смирнова, в лирической онтологии Рильке пересекаются поэзия и философия: «поэтическое слово является самостоятельной формой философствования» [5].

Целью данной работы является рассмотрение развития философских взглядов Р.М. Рильке в контексте его художественного творчества на рубеже XIX-XX веков. В качестве основного исследовательского метода был выбран герменевтический подход, в рамках которого тексты произведений Р.М. Рильке были интерпретированы в контексте социально-исторических условий, существовавших на момент их написания. Некоторые сочинения, анализ которых представлен в данной работе, до настоящего времени не переведены на русский язык. Систематизация и обобщение полученных данных позволили оценить значение философско-эстетических взглядов Рильке, показать их противоречия.

Культурным и историческим фоном, послужившим основой для формирования мировоззрения Рильке и возникновения идеи придать творчеству функцию соединения человека с правдой жизни, является возникшая на рубеже XIX-XX веков ситуация, которую принято называть кризисом европейской культуры [6]. Утрата самоочевидного метафизического мировоззрения, в котором субъекту было отведено постоянное место во вселенной, упорядоченной согласно божественному плану, приводит к ощущению одиночества и отсутствия ориентиров в безжалостной и хаотичной реальности. С другой стороны, в то же время возникает необходимость в поиске нового смысла. Как указывает Е. В. Гнездилова, «Райнер Мария Рильке был одним из первых поэтов, кто пришел к убеждению, что XX век для искусства – не просто хронологически, но качественно иная эпоха, когда изменилось все – от статуса художника в обществе до внутренних закономерностей, по которым строится универсум» [7].

В размышлениях Рильке о роли искусства в период 1898-1902 гг. прослеживаются попытки преодолеть особенности его ранней поэтики, отмеченные субъективизмом и преувеличенным эстетизмом европейского декадентства [3, стр. 103-106]. Лирика декадентства – сборники «Жизнь и песни» (Leben und Lieder, 1894), «Жертвы ларам» (Larenopfer, 1895), «Увенчанный снами» (Traumgekrönt, 1897), «Сочельник» (Advent, 1898) – занимает в творчестве Рильке относительно короткий период [8, стр. 19], поскольку уход от реальности в стилизованные миры, характерный для декадентства, кажется Рильке все менее оправданным [3, стр. 103-104], а проблему оторванности от мира в своей ранней лирике он впоследствии пытается решить философски и поэтически. Рильке не был сторонником каких-либо философских систем, однако «некоторые особенности его поэтики обусловлены влиянием теории феноменологии, неотомизма, «философии жизни», а отношение к вещи, обнаруживающее воздействие идей неокантианства, – одна из точек его соприкосновения с эстетикой символизма» [9].

В эссе «Современная лирика» [10, стр. 14-26] (Moderne Lyrik, 1898) Рильке фактически представляет свои философско-эстетические идеи под предлогом критического исследования современных поэтов и пытается преодолеть слабую связь с реальным миром в своей поэзии до 1898 года через своеобразное восприятие эстетики французского символизма [8, стр. 20]. Используя методические постулаты символистской поэтики, Рильке сочетает их с метафизикой искусства, с которой он уже был знаком по книге о Ницше Лу Андреас-Саломе [8, стр. 23]. Влияние произведений Ницше на творчество Рильке состоит в том, что они пробудили в нем интерес к античности [3, стр. 33] и стали художественно-философским источником, способствующим развитию метафизики искусства в произведениях поэта. Восприятие роли художника становится основой мировоззрения Рильке, которое с некоторыми изменениями остается актуальным до более поздних этапов его творчества. В записях «Флорентийского дневника» (Florenzer Tagebuch, 1898) прослеживается влияние Ницше: «Поэтому путь мастера должен быть таким: преодолевать препятствие за препятствием и возводить ступень за ступенью, пока наконец он не сможет заглянуть в себя самого» [11, стр. 12], «мастер — это вечность, впадающая в миг» [11, стр. 12], «Если и есть для мастера обетование, которому он может верить, то вот оно: воля к одиночеству» [11, стр. 12]. Подобное восприятие художника ведет к метафизике искусства, которая оказала влияние на восприятие Рильке символистской эстетики. Для поэтических идей Рильке, возникших под влиянием Ницше, характерно присвоение художественному творчеству упорядочивающего аполлонического начала, однако источником всех творческих процессов служит дионисийское начало: «такая виталистическая спонтанность противоречит поэтическим идеям французского символизма, поскольку для символистской эстетики характерна абсолютизация роли духа в ущерб значению спонтанной жизненной силы» [8, стр. 24]. Поэтическое произведение символизма не является следствием априорного дионисийского процесса творчества, а следствием поэтического расчета, апостериорного производства, рассчитанного на психологический эффект. При описании поэтической деятельности Поль Валери использует термин «индукция» [12, стр. 36], который отражает контекст эмпирического наблюдения за структурой лирического произведения и его влиянием на читателя. Такой поэтический расчет чужд образу мышления Рильке, и в этот период происходит его переориентация на неотделимость самопонимания от познания мира.

Таким образом, в период около 1898 года Рильке постулирует, что «наиболее важное значение поэзии в том, что [она] позволяет творцу делать неограниченные признания о себе и своем отношении к миру» [10, стр. 18]. Монументальное Я, общее с французским символизмом, также было характерно для Рильке, но интерес к философии жизни привел к тому, что одностороннее, исключающее реальность отношение к миру стало для него неприемлемым. Манфред Энгель отмечает, что противоречивый характер мышления Рильке состоит в том, что он неоднократно подчеркивает автономную внутреннюю сущность Я, но в то же время желает участвовать во всех событиях жизни [3, стр. 109]. Тот факт, что отношения с реальным миром не были в центре внимания произведений Рильке на раннем этапе его творчества, объясняется, с одной стороны, манерой письма в стиле раннего модерна, с другой – опосредованным Лу Андреас-Саломе переживанием Ницше, представляющим образ некоего монументального Я, для которого мир вещей был лишь предлогом, позволяющим удовлетворить богоподобную творческую силу этого Я. Искусство, по мнению Рильке – это «средство, с помощью которого человек — одинокий человек — может достичь полноты» [11, стр. 11] и приблизиться к полноте Бога. В 1898 году молодой Рильке выступал против отказа Л. Н. Толстого от искусства, обращенного к самому себе, ведь, по мнению русского писателя, художник должен творить ради нравственного совершенствования людей [13].

Признание внутренней ценности вещей, без которой невозможно истинное понимание мира, является результатом опыта и личностного роста Рильке в путешествиях: сначала в 1898 году в Россию, затем в 1900 году в Ворпсведе, и в августе 1902 года в Париж. Первое стихотворение Рильке о «русских вещах», ставших «лучшими образами и названиями для [...] откровений» [14, стр. 34], было написано в 1899 году [15, стр. 12] и посвящено Знаменской иконе Божией матери, с образом которой была неразрывно связана его любовь к России. Стихотворения поэтического цикла «Книга монашеской жизни», созданного Рильке в 1899 под впечатлением путешествия в Россию, представляют его поэтическую программу, «поэтику вещи»:

Ничто не свершится, пока не взгляну,

Всякий застыл поворот;

Взгляд мой, созрев, по себе жену

Из вещного мира берет.

Ничто мне не мелко, я рад вещам –

На золоте вещь хороша –

Подняв, отпускаю, не зная и сам,

Чья воспарит душа...

(Перевод Е. Соколовой) [16]

Рильке называет Россию единственной страной, «через которую Бог еще связан с Землей» [17, стр. 97] («Русское искусство», Russische Kunst, 1900), и считает ее «землей, которую не прояснить» [18] («Часослов», Stundenbuch, 1905). «История России, ее религия и собственные его самые интимные потребности и стремления совпали друг с другом ... в крике души и хвале все это хлынуло потоком, словно лепет, и слово – как никогда прежде – стало молитвой» [15, стр. 142]. Для Рильке «древние, потемневшие иконы» [19] («Основные тенденции современного русского искусства», Moderne russische Kunstbestrebungen, 1901) – «важнейший символ русской набожности, в котором он видел спасение для потерянного Бога европейской традиции: образы святых, и даже то, как им поклонялись, вдохновили Рильке на новое понимание собственной поэзии как литературной иконописи» [15, стр. 142]. По мнению М. Цветаевой, Рильке своим «Часословом» «сделал для Бога больше, чем все философы и проповедники вместе» [20]. Понятие вещи в «Часослове» приобретает неограниченную смысловую нагрузку – Бог тоже раскрывает себя в вещи, лирическое Я – вещь; вещи в совокупности с другими художественными образами и понятиями создают противоречивый мир «Часослова» [21].

Постепенное отдаление от субъективизма и эстетизма, абсолютизирующего Я, отмечается в исследовании Рильке «О пейзаже» (Von der Landschaft, 1902) [22]. Под предлогом изображения истории пейзажной живописи он излагает свои размышления об изменившемся отношении человека к миру от античности до современности. Эта работа знаменует важный этап в философской переориентации от субъектно-центрированных признаний великого творца к объективному миру вещей. Вещи в мире больше не являются просто предлогом для внутренних переживаний: «человеку больше не разрешалось воспринимать их материально с точки зрения того значения, которое они имели для него, но скорее наоборот, как великую существующую реальность» [22]. Соответственно измененная перспектива показывает зрителю мир как «великую существующую реальность», которая снова и снова появляется как мир «другой [...], безразличный» [22], во власти которого находится субъект, испытывающий растерянность. Однако в 1902 году эгоцентризм поэтики Рильке еще не был полностью преодолен. Вещи определяются через их отношение к творческому Я в корреляционной связи; но, несмотря на программные утверждения, которые постулируют баланс между Я и миром, вещи еще не имеют философской или поэтической внутренней ценности. Рильке подчеркивает новое в своем взгляде на мир, утверждая, что «человек больше не тот общительный, который находится в равновесии среди себе подобных [...]. Он помещен среди вещей как вещь, бесконечно одинокий, и вся общность вещей и людей ушла в общую глубину, из которой питаются корни всего сущего» [22]. Рильке использует несколько патетическое «больше не», чтобы сделать заметным тот поворот, в результате которого создатель-Я высвобождается из своего срединного положения в мире, что затем приводит к признанию предполагаемой «общей глубины» всего сущего. Рильке, в отличие от более раннего ницшеанского тона, представляет Я как простого пастуха, который, охраняя мир вещей, может образцово участвовать во всей жизни: «и когда позже человек вошел в это окружение, как пастух, как фермер или просто как фигура из глубины картины: тогда все высокомерие отпало от него, и вы можете увидеть, что он хочет стать вещью» [22].

В программной лекции Рильке о Морисе Метерлинке (Maurice Maeterlinck, 1902) [10, стр. 43-52] проблема отношения между искусством и жизнью в творчестве фламандского автора отражена с редкой последовательностью и прозрачностью. Рильке удается четко выразить философско-эстетические идеи о функции искусства, задачах и возможностях художника. В прочтении Метерлинка Рильке выделяет две основные проблемы, которые можно рассматривать как основные постулаты его мировоззрения.

Во-первых, задача искусства – «искать точку соприкосновения с правдой нашей жизни, которая живет за всеми вещами, как великая общая мать» [10, стр. 47]. В посвященной Метерлинку лекции Рильке подчеркивает, что каждый великий поэт работает над большим трудом, который «является единственным реальным произведением человечества и, по сути, “поиском истины”» [10, стр. 48]. Рильке рассматривает истину как «истину нашей жизни» [10, стр. 48] и утверждает, что «подобно тому, как во времена греческого мира понятие красоты совпадало с понятием морали, сегодня существует такое приближение между прекрасным и истинным, какого никогда не замечалось ранее» [10, стр. 49]. По мнению Рильке, искусство его времени, как и античное, не следует рассматривать как нечто чуждое жизненной практике, а скорее как отражение «истины жизни». Сравнивая античную концепцию морали с концепцией истины XX века и говоря о связи обеих с искусством, Рильке рассматривает их в прагматическом контексте, оценивая функции и задачи искусства. Искусство не должно «обращаться к мелким и незначительным реалиям дня» [10, стр. 45], а должно искать «связь с правдой нашей жизни» [10, стр. 45]. В понимании искусства Метерлинком Рильке высоко оценивает то, что искусству приписывается функция взаимодействия между субъектом и миром, при том что субъект реализует новое, открытое отношение к миру. Под «правдой жизни» Рильке подразумевает динамический процесс, в котором субъект может стать сотворцом.

Во-вторых, с точки зрения Рильке, художник справляется со своей задачей, когда «доводит существование до границ [...] великой и непоколебимой истины» [10, стр. 45]. Истина жизни представляет собой нечто великое, неизвестное, которое постоянно ускользает от многочисленных попыток интерпретации и требует кардинального изменения отношения к миру и, в конечном итоге, поведения. Таким образом, задача искусства состоит в том, чтобы дать людям возможность соединиться с правдой жизни, побуждая их к поэтико-эстетическому преодолению традиционных схем интерпретации и к новому отношению к миру и к самому себе. Метерлинк, по мнению Рильке, «пытается, нащупывая и прислушиваясь, придерживаться того направления, в котором мы подозреваем ее [истину]» [10, стр. 45].

Значение творчества Метерлинка для развития философско-поэтического мировоззрения Рильке становится особенно очевидным при анализе принципов реализации связи с правдой жизни. Рильке резюмирует Метерлинка: «Там, где он (человек как объективно данное физическое существо) кажется, прекращается, вероятно, начинается человек, где заканчивается его видимая жизнь, начинается жизнь его души, которая является единственной реальной жизнью» [10, стр. 51], то есть указывает на установление трансцендентального поэтического единства между субъектом и миром. В эссе о Метерлинке Рильке рассматривает проблемы взаимности в отношениях субъект-мир и идею о возможности целостности, отражающую смысл связи с правдой жизни, что и представляет собой задачу искусства. Поэт – это тот, кто «в равной мере любит красоту и ужасы [жизни] и рассказывает о ее чудесах как о реальности» [10, стр. 51]. Метерлинк оказал влияние на формирование отношения Рильке к искусству письма: фламандский поэт отводил языку такую же пластическую функцию, как и произведениям изобразительного искусства, и, соответственно, призывал к аналогичному подходу к нему.

Согласно интерпретации Рильке, содержание картины не в ее теме, «а в чем-то еще, что пронизывает и освещает это содержание повсюду, возвышает его над собой и преображает» [10, стр. 51]. Акцент должен быть сделан, с одной стороны, на материале произведения искусства, с другой стороны, на процессе взаимодействия между произведением искусства и людьми. Поэтическое создание связи с правдой жизни описывается как реальное событие, приносящее людям счастье: «Это как бы тепло, возникающее во время работы, которую мы осуществляем, когда переживаем событие, затрагивающее нас внешне, и трансформируем его в наше собственное» [10, стр. 51].

Таким образом, актуальная задача искусства для Рильке заключается в установлении трансцендентно-поэтического единства между субъектом и миром и является основой философско-эстетической трансформации его позднего творчества, в частности, «Дуинских элегий».

Изменение взгляда Рильке на мир и развитие идеи поэтического и философского смысла вещей продолжаются в результате поездок в Париж в 1902-1903 и 1905-1906 гг. «Взгляд на мир и на изобразительное искусство, обретший остроту в России, в Париже продолжал развиваться и достиг расцвета, придал форму «стихотворениям-вещам», в полную силу проявился в романе о Мальте Лауридсе Бригге и в работах о «мастере» – Родене» [15, стр. 20]. Вещи становятся исходными, отправными точками для поэтического творчества, его основой, они больше не используются произвольно как внешний коррелят внутреннего содержания. Необходимой предпосылкой творческого процесса оказывается вопрос об отношении к вещам. Ключевым моментом в поэтических установках Рильке становится процесс восприятия, а в его философских размышлениях на первых план выходит проблема поэтического познания мира.

Замечания Рильке, сделанные в эссе «Огюст Роден» (Auguste Rodin, 1903) о «периоде становления» [23] в художественном творчестве, относятся к Родену, однако их можно интерпретировать и как саморефлексивные высказывания. Предшествующая работа мастера описывается как «легкое, дешевое, удобное ремесло, довольствующееся более или менее умелым повторением нескольких канонизированных жестов» [23]. Отказ от мышления и творчества по шаблонам был вызван новым опытом, полученным Рильке во время его путешествий в форме конкретных экзистенциальных переживаний и, прежде всего, благодаря встрече с современным изобразительным искусством. Можно привести цитату из письма Лу Андреас-Саломе от 8 августа 1903 года, в котором философско-эстетические взгляды Рильке кажутся особенно прозрачными в форме обращения к реальности: «Только вещи говорят со мной. Вещи Родена, вещи готических соборов, старинные вещи – все совершенные вещи; они указали мне на модели; на движущийся, живой мир. Просто и без интерпретации как повод для вещей. Я начинаю видеть что-то новое: цветы для меня так бесконечны, а животные навевают на меня необычные идеи. И иногда я так вижу людей: руки где-то живут, рты говорят, и я смотрю на все спокойнее и справедливее» [24]. Вещи следует воспринимать художественно в их изначальной конкретности, без интерпретации традиционных значений, чтобы иметь возможность устранить ложные предубеждения, искажающие реальность и, следовательно, нарушающие наше понимание мира. Философская установка, на которой основан этот набросок, шаг за шагом разворачивается в творчестве Рильке. Знакомство Рильке с Роденом и его творчеством послужило поводом для обращения к жанру стихотворения-вещи, ведь скульптуры Родена – это их аналог.

Жанр стихотворения-вещи приобретает «в поэзии Рильке особенности, которые привлекли к себе внимание исследователей поэзии эпохи модерна. К этим особенностям относится, во-первых, то, что практически во всех стихотворных циклах [...] Рильке развивает жанр стихотворения-вещи; во-вторых, понятие вещи охватывает у Рильке всю вселенную: предметы верха и низа, бога и человека, небо и землю; в-третьих, для Рильке, поэта-символиста, не менее важны такие образы, как пантера, газель, фламинго, роза, гортензия, фонтан, чаша, но, главным образом, бог, или божественное начало, в его взаимодействии с миром и человеком, посредником между которыми является поэт» [25].

Одновременно со словесным выражением сути нового отношения к вещам Родена Рильке разрабатывает художественно-философские обобщения, лежащие в основе поэтических принципов «Новых стихотворений» (Neue Gedichte, 1907-1908) [8, стр. 29]. Речь идет о проблеме взаимоотношений между человеком и миром, изучении качества отношений с ничтожными, хрупкими, загадочными вещами, которые, однако, составляют мир. Осмысление того, что понимание мира зависит от качества отношения к нему, на этом творческом этапе еще не ведет к осознанию Рильке необходимости попытаться каким-либо образом разрешить дуализм отношения человека к миру. Внимание к отношению к вещам составляет явный контраст с более ранними взглядами Рильке, согласно которым вещи использовались как предлоги для субъективных чувств, таким образом, ему удается преодолеть эгоцентризм своей более ранней позиции. Стихотворение-вещь показывает «вещь не просто как предмет, но как некое связующее звено, нечто между Богом и человеком. Автор «Новых стихотворений» ставит целью «рассказать» о незримой связи вещественного и духовного. [...] Связь с реальным объектом становится минимальной, в то же время поэтизированная вещь [...] приобретает большую значимость и четкость, чем в реальности. Однако такая «определенность» достигается уже на особом уровне: поэт мыслит ее, ссылаясь на художественный метод Родена: ”писать вовнутрь вещей, а не прочь от них”» [26].

После знакомства Рильке с работами Сезанна начинается формирование философии принципов искусства, которая становится более четкой в «Письмах о Сезанне» (Briefe n ü ber C é zanne , 1907) и в созданных тремя годами позже «Записках МальтеЛауридса Бригге» (Aufzeichnungen des Malte Laurids Brigge , 1910) . Творческая программа Рильке все больше и больше заключается в поэтическом воплощении новых отношений между вещами, в результате чего вещь рассматривается не как простой коррелят субъекта, но как равноправный компонент целого. Картины Сезанна наметили новый путь в искусстве и реализовали в качестве условия понимания мира баланс отношения человека и реальности, а опыт анализа творчества художника называют вехой в работе Рильке [8, стр. 31]. Как указывает Е. В. Гнездилова, «произведения изобразительного искусства и их описание являются неотъемлемой частью поэтики Р. М. Рильке. Для него произведение живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства - не просто фон, где развиваются события, или повод для создания нарратива. Каждое произведение искусства органично вписано в ткань его художественного универсума, воплощает его мировидение, его отношение к творчеству» [27].

Размышления над искусством Сезанна представляют собой важный этап в развитии философско-эстетических взглядов Рильке: при встрече с произведениями французского мастера он осознает, что важная функция искусства должна заключаться в новом отношении к вещам, и прежде всего в изменении форм художественного общения [28, стр. 388]. В процессе художественного творчества рефлексивная интерпретация должна исчезнуть, чтобы вещь могла стать самостоятельной. Важность этого смещения внимания с эго на вещь и вовне выражается в четких высказываниях, адресованных Кларе Рильке: «Вещи искусства всегда являются результатом опасности, прохождения опыта до конца, до тех пор, пока никто не сможет продвинуться дальше. Чем дальше вы идете, тем более личным и уникальным становится опыт, и, наконец, произведение искусства становится необходимым, нерушимым, как можно более окончательным выражением этой уникальности» [29, стр. 46]. Следовательно, произведение искусства должно быть результатом личного переживания вещей и опыта.

В «Письмах о Сезанне» видение и связанное с ним высказывание представляют собой проблему, отражающую качество отношений между вещью (объектом искусства) и субъектом. Когда в «Письмах о Сезанне» Рильке пишет о новом опыте: «и вдруг у тебя открываются глаза» [30], это означает, с одной стороны, изменение в прежнем восприятии, которое делает смотрящего более видящим, с другой стороны, они определяются личностными изменениями и опытом самого смотрящего. Рильке отмечает, что «слова такие жалкие, когда пытаются повествовать о фактах живописи» [30], и сожалеет, что баланс между субъектом и миром, найденный в картинах Сезанна, не может быть реализован поэтически. Так Рильке описывает идеальный баланс произведения искусства: «Кажется, что каждая точка картины знает обо всех остальных. Так явно участвует она во всем, так очевидна в ней игра сил притяжения и отталкивания, так заботится она о равновесии целого и в конце концов передает это равновесие действительности» [30]. Как и в случае с художником, который постигает мир вещей только через структуру цветных пятен и их тона, чтобы привести цвет в соответствие с изображаемым предметом, Рильке хочет поэтически постигать вещи через строгую объективность сосредоточенного внимания. Объективное видение обязательно должно было быть дополнено объективным высказыванием, реализация которого, однако, частично остается на стадии идеи. Так он пишет о цветах картины: «В моих чувствах память о картине не покидает меня даже во сне; кровь моя описывает во мне ее контур, но все слова проходят где-то стороной и я не могу их вызвать» [30]. Объективное повествование должно не говорить о вещах, а передавать их словесно [3, стр. 109-113]. Рильке пытается в длинных отрывках найти словесные эквиваленты цветов Сезанна и техники рисования, результат которых выражается в словесных изобретениях и атрибутах, таких как «цвета легкой облачной сини» (4 ноября), «землисто-зеленый» (22 октября), «хлопчатобумажная банальная белизна» (4 ноября) [30]. Эта борьба за язык, равный живописи Сезанна, знаменует собой только начало того долгого исследования возможностей и границ высказывания, которое также определит эстетику «Дуинских элегий».

Отчаянная борьба Рильке за объективное высказывание в «Письмах о Сезанне», представляющее собой преследование потенцируемой конкретности нюансов поэтической речи, продолжается в рассуждениях «Записок Мальте Лауридса Бригге» (Aufzeichnungen des Malte Laurids Brigge , 1910 ). «Новое зрение, вокруг которого позднее разворачивается роман о Мальте Лауридсе Бригге, – вовсе не простое узнавание, даже не постижение в философском или религиозном смысле... «русские вещи» Рильке под взглядом видящего возникают впервые» [15, стр. 13]. «Вещи есть то, что из них создает зрелый взгляд. Даже больше: и сам предмет, охватываемый взглядом и получающий через него завершение, остается целиком на усмотрение смотрящего. Его творящему взгляду предстает “вещь” именно ”по нему”» [15, стр. 13].

Исследование возможностей объективного видения и высказывания, при котором Я все больше отходит на второй план, чтобы вещи могли сохранить свою внутреннюю ценность, представляет собой проблему, связанной с отношением Я к миру. Поскольку очевидная непосредственность ранних взглядов Рильке с всеобъемлющим дионисийским художником-субъектом привела к ошибочному пути, произошел логический сдвиг к художественному стремлению воспроизводить вещи объективно и иметь возможность установить ранее отсутствовавшее реальное отношение к ним и, таким образом, к «правде жизни».

Таким образом, проведенный анализ произведений Райнера Марии Рильке, созданных на рубеже XIX-XX веков, отражает процесс философской переориентации поэта от субъектно-центрированных признаний к объективному миру вещей и изменению отношения к ним. Во взгляде Рильке на мир и человека отразились и преломились философско-мировоззренческие принципы и установки эпохи. Преодоление слабой связи с миром, отмечавшейся в раннем творчестве, постепенное отдаление от субъективизма и эстетизма, преодоление творческого эгоцентризма, а также опыт путешествий и знакомство с работами мастеров делают возможным обращение к вещи как к основе для поэтического творчества, а главной предпосылкой творческого процесса оказывается вопрос об отношении к вещам. «Стихотворение – вещь» показывает вещь не как предмет, но как связующее звено между Богом и человеком. Художник является посредником между Богом или божественным началом в его взаимодействии с реальным миром и человеком. Ключевым моментом становится процесс восприятия, а в философских размышлениях Рильке на первый план выходит проблема поэтического познания мира и самопознания, объективного видения и высказывания. Поэт, художник, объективно изображая «вещность» мира, осуществляет связь времен и пространств и сохраняет вечные ценности, воплощенные в разных формах искусства и составляющие основу культурного кода каждого народа.

Вследствие творческого вдохновения искусством Сезанна и под глубоким экзистенциальным влиянием парижских переживаний позиция объективного наблюдателя сменяется новым видением, в котором эстетика переплетается с экзистенциальными компонентами, ведущими, с одной стороны, к самокритике, а с другой – к безнадежности, передаваемой в первой Дуинской Элегии: «Если я закричу, кто услышит средь ангельских чинов?» [31]. По мнению Рильке, ХХ век больше не позволяет людям быть сторонними наблюдателями или просто любителями искусства, как это казалось возможным в предыдущем столетии. Его вопрос о том, возможно ли вообще настоящее «состояние увлеченности» [8, стр. 36], свидетельствует о том, что позиция объективного видения и высказывания все еще присутствует, но все более ощутимы художественная и экзистенциальная незащищенность и дезориентация. Размышления Рильке о мире, человеке и искусстве, приведенные в данной работе, предопределяют художественное кредо его более поздних произведений, в частности, «Дуинских элегий», что представляет несомненный интерес для дальнейших исследований.

Библиография
1.
Хольтхузен, Ганс Эгон. Райнер Мария Рильке сам свидетельствующий о себе и о своей жизни = Rainer Maria Rilke mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten dargestellt von Hans Egon Holthusen: (с приложением фотодокументов и иллюстраций) : пер. с нем. /Ганс Эгон Хольтхузен ; пер. Н. Болдырев. Челябинск: Урал LTD, 1998 . 393 с.
2.
Schnack, Ingeborg. Rainer Maria Rilke. Chronik seines Lebens und seines Werkes 1875-1926. Erweiterte Neuausgabe. Herausgegeben von Renate Scharffenberg / Ingeborg Schnack, Frankfurt a.M..: Insel 2009. 1251 с.
3.
Engel, Manfred. Rilke-Handbuch. Leben-Werk-Wirkung [Электронный ресурс] / Manfred Engel. Stuttgart/Weimar: J. B. Metzler. 2013. 571 с. URL: https://www.springer.com/de/book/9783476025265 (дата обращения 18.08.2021)
4.
Leeder, Karen; Vilain, Robert. The Cambridge Companion to Rilke [Электронный ресурс] / Karen Leeder, Robert Vilain. Cambridge : Cambridge University Press, 2010. 226 с. URL: http://webcat.georgian.edu/title/cambridge-companion-to-rilke/oclc/657609810 (дата обращения 18.07.2021)
5.
Смирнов Н. А. Человек оглядывающийся (экзистенциальная онтология Р. М. Рильке) / Н. А. Смирнов. Вестник ВятГУ. 2019. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/chelovek-oglyadyvayuschiysya-ekzistentsialnaya-ontologiya-r-m-rilke (дата обращения: 17.08.2021).
6.
Трепалина Н. Е. Кризис европейской культуры: постановка проблемы и пути ее решения на рубеже ХIХ–ХХ веков // Многоязычие в образовательном пространстве. 2015. №7. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/krizis-evropeyskoy-kultury-postanovka-problemy-i-puti-ee-resheniya-na-rubezhe-hih-hh-vekov (дата обращения: 17.08.2021).
7.
Гнездилова Е. В. античный миф в поэтическом универсуме Р. М. Рильке / Е. В. Гнездилова. МНКО. 2021. №3 (88). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/antichnyy-mif-v-poeticheskom-universume-r-m-rilke (дата обращения: 19.08.2021).
8.
Mitnyán, Lajos. Das reine Wort. Rainer Maria Rilkes ästhetisches Denken und die "Duineser Elegien" [Электронный ресурс] /Lajos Mitnyán. Wien: Praesens Verlag. 2020. 185 с. URL: https://www.academia.edu/44968027/Das_reine_Wort_Rainer_Maria_Rilkes_ästhetisches_Denken_und_die_Duineser_Elegien_Wien_Praesens_Verlag_ISBN_978_3_7069_1036_1_ISSN_1789_1272 (дата обращения 18.07.2021)
9.
Белова Д. Н. Орфический дискурс Р. М. Рильке и русских символистов: контактные и типологические связи // Вестник ТГПУ. 2010. №8. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/orficheskiy-diskurs-r-m-rilke-i-russkih-simvolistov-kontaktnye-i-tipologicheskie-svyazi (дата обращения: 17.08.2021).
10.
Hoffmann, Torsten. Rainer Maria Rilke: Schriften zur Literatur und Kunst [Электронный ресурс] / Torsten Hoffman. Sttutgart: Philipp Reclam jun. GmbH & Co. 2009. 254 с. URL: https://www.book2look.com/book/C5s7jmuGr6 (дата обращения 18.07.2021
11.
Рильке, Райнер Мария. Флорентийский дневник [Электронный ресурс] / Райнер Мария Рильке. Москва: Текст. 2001. 90 с. URL: https://royallib.com/read/rilke_rayner/florentiyskiy_dnevnik.html#0 (дата обращения 18.07.2021)
12.
Валери, Поль. Об искусстве [Электронный ресурс] / Поль Валери. М.: Искусство. 1976. URL: http://lib.ru/CULTURE/VALERY/about_art.txt_with-big-pictures.html (дата обращения 18.07.2021)
13.
Толстой, Л. Н. Что такое искусство? [Электронный ресурс] / Л. Н. Толстой. М.: Государственное издательство художественной литературы. 1951. URL: http://tolstoy.ru/online/online-publicism/chto-takoe-iskusstvo/index.xhtml (дата обращения 19.07.2021)
14.
Азадовский К. М. Рильке и Россия: Статьи и публикации / К. М. Азадовский. М.: Новое литературное обозрение, 2011. 432 с.
15.
Шмидт, Томас. Рильке и Россия (переводное издание Марбахского каталога к выставке / Томас Шмидт. Пер. В. Агафонова, О. Асписова, Е. Соколова, В. Кузавлев. М.: Литературный музей. 2018. 301 с.
16.
Соколова Е. В. Отзвуки России у Рильке (обзор) [Электронный ресурс] / Е. В. Соколова. Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 7, Литературоведение: Реферативный журнал. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/otzvuki-rossii-u-rilke-obzor (дата обращения: 19.08.2021).
17.
Rilke, Rainer Maria. Schruften und Bekentnisse [Электронный ресурс] / Rainer Maria Rilke. Jazzybee Verlag. 2012. 429 c. URL: https://books.google.ru/books?id=IETd88wvbJ8C&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (дата обращения 19.07.2021)
18.
Рильке, Райнер Мария. Часослов [Электронный ресурс] / Райнер Мария Рильке. Санкт-Петербург: Азбука. 1998. URL: http://www.sky-art.com/rilke/poetry/prayer_book/prayer_book_1_ru.htm (дата обращения 19.07.2021)
19.
Rilke, Rainer Maria. Moderne russische Kunstbestrebungen [Электронный ресурс] / Rainer Maria Rilke. Projekt Gutenberg. URL: https://www.projekt-gutenberg.org/rilke/kunstdin/chap018.html (дата обращения 19.07.2021)
20.
Цветаева, М. И. Письмо Р. М. Рильке от 12.05.1926 [Электронный ресурс] / М. И. Цветаева. URL: https://www.tsvetayeva.com/letters/let_rajner_7 (дата обращения 19.07.2021)
21.
Ягафаров, М. Развитие религиозно-философских представлений в «Часослове» Р. М. Рильке в свете русского опыта поэта / М. Ягафаров. Труды Нижегородской духовной семинарии. 2011. №9. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/razvitie-religiozno-filosofskih-predstavleniy-v-chasoslove-r-m-rilke-v-svete-russkogo-opyta-poeta (дата обращения: 18.08.2021).
22.
Rilke, Rainer Maria. Von der Landschaft in Rilke, Rainer Maria. Aufsätze und Rezensionen [Электронный ресурс] / Rainer Maria Rilke. BoD. 2016. URL: http://www.zeno.org/Literatur/M/Rilke,+Rainer+Maria/Theoretische+Schriften/%5BAufsätze+und+Rezensionen%5D/Von+der+Landschaft (дата обращения 19.07.2021)
23.
Рильке, Райнер Мария. Огюст Роден в Р.-М. Рильке. Ворпсведе, Огюст Роден, Письма, Стихи. [Электронный ресурс] / Райнер Мария Рильке. Пер. В. Микушевича. М., «Искусство» 1970 г., Р.-М. Рильке с/с в 3 тт, Харьков, «Фолио», М., «АСТ» 1999 г. URL: http://www.synnegoria.com/tsvetaeva/WIN/writer/rilke/roden1.html (дата обращения 19.07.2021)
24.
Rilke, Rainer Maria. Brief an Lou Andreas-Salomé am 8. August 1903 in Rainer Maria Rilke: Briefe aus den Jahren 1902 bis 1906 hrsg. von Ruth Sieber-Rilke und Carl Sieber [Электронный ресурс] / Rainer Maria Rilke. Leipzig: Insel-Verlag 1929, S. 110-117. URL: http://lyriktheorie.uni-wuppertal.de/lyriktheorie/texte/1903_rilke.html (дата обращения 19.07.2021)
25.
Андреюшкина Т. Н. Феномен жанра "стихотворение-вещь" в поэзии Р. М. Рильке и философские основы "вещи" / Т. Н. Андреюшкина Вестник ВУиТ. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/fenomen-zhanra-stihotvorenie-vesch-v-poezii-r-m-rilke-i-filosofskie-osnovy-veschi (дата обращения: 17.08.2021).
26.
Лилеев Ю. С. Традиция романтической мифологизации в «Новых стихотворениях» Р. М. Рильке / Ю. С. Лилеев. Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. 2009. №8. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/traditsiya-romanticheskoy-mifologizatsii-v-novyh-stihotvoreniyah-r-m-rilke (дата обращения: 17.08.2021).
27.
Гнездилова Е. В. Экфрастический дискурс в романе Р. М. Рильке «Записки Мальте Лауридса Бригге» / Е. В. Гнездилова Вестник ЧГПУ им. И.Я. Яковлева. 2021. №2 (111). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekfrasticheskiy-diskurs-v-romane-r-m-rilke-zapiski-malte-lauridsa-brigge (дата обращения: 19.08.2021).
28.
Jamme, Christoph. Der Verlust der Dinge. Cézanne – Rilke – Heidegger [Электронный ресурс] / Christoph Jamme. Deutsche Zeitschrift für Philosophie. Berlin, 40 (1992), 4. С. 385-397. URL: https://www.degruyter.com/document/doi/10.1524/dzph.1992.40.4.385/html (дата образения 19.07.2021)
29.
Nelson, Erika M. Reading Rilke's Orphic Identity [Электронный ресурс] / Erika M. Nelson. Peter Lang. 2005. 270 c. URL: https://books.google.ru/books?id=J2RtYOtRGzEC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (дата обращения 19.07.2021)
30.
Рильке, Райнер Мария. Письма о Сезанне [Электронный ресурс] / Райнер Мария Рильке. Libra Press. URL: http://www.librapress.ru/2013/07/Rajner-Marija-Rilke-Pisma-o-Sezanne.html (дата обращения 19.07.2021)
31.
Рильке, Райнер Мария. Дуинские элегии [Электронный ресурс] / Райнер Мария Рильке. Пер. О. Слободкиной. URL: http://lit.lib.ru/s/slobodkina_o/firstelegydoc.shtml (дата обращения 19.07.2021
References (transliterated)
1.
Khol'tkhuzen, Gans Egon. Rainer Mariya Ril'ke sam svidetel'stvuyushchii o sebe i o svoei zhizni = Rainer Maria Rilke mit Selbstzeugnissen und Bilddokumenten dargestellt von Hans Egon Holthusen: (s prilozheniem fotodokumentov i illyustratsii) : per. s nem. /Gans Egon Khol'tkhuzen ; per. N. Boldyrev. Chelyabinsk: Ural LTD, 1998 . 393 s.
2.
Schnack, Ingeborg. Rainer Maria Rilke. Chronik seines Lebens und seines Werkes 1875-1926. Erweiterte Neuausgabe. Herausgegeben von Renate Scharffenberg / Ingeborg Schnack, Frankfurt a.M..: Insel 2009. 1251 s.
3.
Engel, Manfred. Rilke-Handbuch. Leben-Werk-Wirkung [Elektronnyi resurs] / Manfred Engel. Stuttgart/Weimar: J. B. Metzler. 2013. 571 s. URL: https://www.springer.com/de/book/9783476025265 (data obrashcheniya 18.08.2021)
4.
Leeder, Karen; Vilain, Robert. The Cambridge Companion to Rilke [Elektronnyi resurs] / Karen Leeder, Robert Vilain. Cambridge : Cambridge University Press, 2010. 226 s. URL: http://webcat.georgian.edu/title/cambridge-companion-to-rilke/oclc/657609810 (data obrashcheniya 18.07.2021)
5.
Smirnov N. A. Chelovek oglyadyvayushchiisya (ekzistentsial'naya ontologiya R. M. Ril'ke) / N. A. Smirnov. Vestnik VyatGU. 2019. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/chelovek-oglyadyvayuschiysya-ekzistentsialnaya-ontologiya-r-m-rilke (data obrashcheniya: 17.08.2021).
6.
Trepalina N. E. Krizis evropeiskoi kul'tury: postanovka problemy i puti ee resheniya na rubezhe KhIKh–KhKh vekov // Mnogoyazychie v obrazovatel'nom prostranstve. 2015. №7. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/krizis-evropeyskoy-kultury-postanovka-problemy-i-puti-ee-resheniya-na-rubezhe-hih-hh-vekov (data obrashcheniya: 17.08.2021).
7.
Gnezdilova E. V. antichnyi mif v poeticheskom universume R. M. Ril'ke / E. V. Gnezdilova. MNKO. 2021. №3 (88). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/antichnyy-mif-v-poeticheskom-universume-r-m-rilke (data obrashcheniya: 19.08.2021).
8.
Mitnyán, Lajos. Das reine Wort. Rainer Maria Rilkes ästhetisches Denken und die "Duineser Elegien" [Elektronnyi resurs] /Lajos Mitnyán. Wien: Praesens Verlag. 2020. 185 s. URL: https://www.academia.edu/44968027/Das_reine_Wort_Rainer_Maria_Rilkes_ästhetisches_Denken_und_die_Duineser_Elegien_Wien_Praesens_Verlag_ISBN_978_3_7069_1036_1_ISSN_1789_1272 (data obrashcheniya 18.07.2021)
9.
Belova D. N. Orficheskii diskurs R. M. Ril'ke i russkikh simvolistov: kontaktnye i tipologicheskie svyazi // Vestnik TGPU. 2010. №8. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/orficheskiy-diskurs-r-m-rilke-i-russkih-simvolistov-kontaktnye-i-tipologicheskie-svyazi (data obrashcheniya: 17.08.2021).
10.
Hoffmann, Torsten. Rainer Maria Rilke: Schriften zur Literatur und Kunst [Elektronnyi resurs] / Torsten Hoffman. Sttutgart: Philipp Reclam jun. GmbH & Co. 2009. 254 s. URL: https://www.book2look.com/book/C5s7jmuGr6 (data obrashcheniya 18.07.2021
11.
Ril'ke, Rainer Mariya. Florentiiskii dnevnik [Elektronnyi resurs] / Rainer Mariya Ril'ke. Moskva: Tekst. 2001. 90 s. URL: https://royallib.com/read/rilke_rayner/florentiyskiy_dnevnik.html#0 (data obrashcheniya 18.07.2021)
12.
Valeri, Pol'. Ob iskusstve [Elektronnyi resurs] / Pol' Valeri. M.: Iskusstvo. 1976. URL: http://lib.ru/CULTURE/VALERY/about_art.txt_with-big-pictures.html (data obrashcheniya 18.07.2021)
13.
Tolstoi, L. N. Chto takoe iskusstvo? [Elektronnyi resurs] / L. N. Tolstoi. M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo khudozhestvennoi literatury. 1951. URL: http://tolstoy.ru/online/online-publicism/chto-takoe-iskusstvo/index.xhtml (data obrashcheniya 19.07.2021)
14.
Azadovskii K. M. Ril'ke i Rossiya: Stat'i i publikatsii / K. M. Azadovskii. M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2011. 432 s.
15.
Shmidt, Tomas. Ril'ke i Rossiya (perevodnoe izdanie Marbakhskogo kataloga k vystavke / Tomas Shmidt. Per. V. Agafonova, O. Aspisova, E. Sokolova, V. Kuzavlev. M.: Literaturnyi muzei. 2018. 301 s.
16.
Sokolova E. V. Otzvuki Rossii u Ril'ke (obzor) [Elektronnyi resurs] / E. V. Sokolova. Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Ser. 7, Literaturovedenie: Referativnyi zhurnal. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/otzvuki-rossii-u-rilke-obzor (data obrashcheniya: 19.08.2021).
17.
Rilke, Rainer Maria. Schruften und Bekentnisse [Elektronnyi resurs] / Rainer Maria Rilke. Jazzybee Verlag. 2012. 429 c. URL: https://books.google.ru/books?id=IETd88wvbJ8C&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (data obrashcheniya 19.07.2021)
18.
Ril'ke, Rainer Mariya. Chasoslov [Elektronnyi resurs] / Rainer Mariya Ril'ke. Sankt-Peterburg: Azbuka. 1998. URL: http://www.sky-art.com/rilke/poetry/prayer_book/prayer_book_1_ru.htm (data obrashcheniya 19.07.2021)
19.
Rilke, Rainer Maria. Moderne russische Kunstbestrebungen [Elektronnyi resurs] / Rainer Maria Rilke. Projekt Gutenberg. URL: https://www.projekt-gutenberg.org/rilke/kunstdin/chap018.html (data obrashcheniya 19.07.2021)
20.
Tsvetaeva, M. I. Pis'mo R. M. Ril'ke ot 12.05.1926 [Elektronnyi resurs] / M. I. Tsvetaeva. URL: https://www.tsvetayeva.com/letters/let_rajner_7 (data obrashcheniya 19.07.2021)
21.
Yagafarov, M. Razvitie religiozno-filosofskikh predstavlenii v «Chasoslove» R. M. Ril'ke v svete russkogo opyta poeta / M. Yagafarov. Trudy Nizhegorodskoi dukhovnoi seminarii. 2011. №9. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/razvitie-religiozno-filosofskih-predstavleniy-v-chasoslove-r-m-rilke-v-svete-russkogo-opyta-poeta (data obrashcheniya: 18.08.2021).
22.
Rilke, Rainer Maria. Von der Landschaft in Rilke, Rainer Maria. Aufsätze und Rezensionen [Elektronnyi resurs] / Rainer Maria Rilke. BoD. 2016. URL: http://www.zeno.org/Literatur/M/Rilke,+Rainer+Maria/Theoretische+Schriften/%5BAufsätze+und+Rezensionen%5D/Von+der+Landschaft (data obrashcheniya 19.07.2021)
23.
Ril'ke, Rainer Mariya. Ogyust Roden v R.-M. Ril'ke. Vorpsvede, Ogyust Roden, Pis'ma, Stikhi. [Elektronnyi resurs] / Rainer Mariya Ril'ke. Per. V. Mikushevicha. M., «Iskusstvo» 1970 g., R.-M. Ril'ke s/s v 3 tt, Khar'kov, «Folio», M., «AST» 1999 g. URL: http://www.synnegoria.com/tsvetaeva/WIN/writer/rilke/roden1.html (data obrashcheniya 19.07.2021)
24.
Rilke, Rainer Maria. Brief an Lou Andreas-Salomé am 8. August 1903 in Rainer Maria Rilke: Briefe aus den Jahren 1902 bis 1906 hrsg. von Ruth Sieber-Rilke und Carl Sieber [Elektronnyi resurs] / Rainer Maria Rilke. Leipzig: Insel-Verlag 1929, S. 110-117. URL: http://lyriktheorie.uni-wuppertal.de/lyriktheorie/texte/1903_rilke.html (data obrashcheniya 19.07.2021)
25.
Andreyushkina T. N. Fenomen zhanra "stikhotvorenie-veshch'" v poezii R. M. Ril'ke i filosofskie osnovy "veshchi" / T. N. Andreyushkina Vestnik VUiT. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/fenomen-zhanra-stihotvorenie-vesch-v-poezii-r-m-rilke-i-filosofskie-osnovy-veschi (data obrashcheniya: 17.08.2021).
26.
Lileev Yu. S. Traditsiya romanticheskoi mifologizatsii v «Novykh stikhotvoreniyakh» R. M. Ril'ke / Yu. S. Lileev. Vestnik Baltiiskogo federal'nogo universiteta im. I. Kanta. Seriya: Filologiya, pedagogika, psikhologiya. 2009. №8. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/traditsiya-romanticheskoy-mifologizatsii-v-novyh-stihotvoreniyah-r-m-rilke (data obrashcheniya: 17.08.2021).
27.
Gnezdilova E. V. Ekfrasticheskii diskurs v romane R. M. Ril'ke «Zapiski Mal'te Lauridsa Brigge» / E. V. Gnezdilova Vestnik ChGPU im. I.Ya. Yakovleva. 2021. №2 (111). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekfrasticheskiy-diskurs-v-romane-r-m-rilke-zapiski-malte-lauridsa-brigge (data obrashcheniya: 19.08.2021).
28.
Jamme, Christoph. Der Verlust der Dinge. Cézanne – Rilke – Heidegger [Elektronnyi resurs] / Christoph Jamme. Deutsche Zeitschrift für Philosophie. Berlin, 40 (1992), 4. S. 385-397. URL: https://www.degruyter.com/document/doi/10.1524/dzph.1992.40.4.385/html (data obrazeniya 19.07.2021)
29.
Nelson, Erika M. Reading Rilke's Orphic Identity [Elektronnyi resurs] / Erika M. Nelson. Peter Lang. 2005. 270 c. URL: https://books.google.ru/books?id=J2RtYOtRGzEC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (data obrashcheniya 19.07.2021)
30.
Ril'ke, Rainer Mariya. Pis'ma o Sezanne [Elektronnyi resurs] / Rainer Mariya Ril'ke. Libra Press. URL: http://www.librapress.ru/2013/07/Rajner-Marija-Rilke-Pisma-o-Sezanne.html (data obrashcheniya 19.07.2021)
31.
Ril'ke, Rainer Mariya. Duinskie elegii [Elektronnyi resurs] / Rainer Mariya Ril'ke. Per. O. Slobodkinoi. URL: http://lit.lib.ru/s/slobodkina_o/firstelegydoc.shtml (data obrashcheniya 19.07.2021

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Из названия предложенной статьи следует, что будто бы кто-то за самого Рильке озаботился развитием его философской концепции. Все же нужно уточнение: не пропустил ли в названии своей работы ее автор предлог «в» - в творчестве Рильке. По смыслу с этим предлогом все меняется, без него же возникает некая двусмысленность: Рильке давно не с нами, но какой-то неизвестный субъект его философскую концепцию развивает; выглядит это очень странно и вопрос к автору остается: каков ресурс теоретический и методологический в таком «повороте» событий?
Между тем автор обращает внимание на то обстоятельство, что в творчестве Рильке с трудом вычленяется философская концепция, что, в общем-то, с одной стороны, понятно, поскольку не всегда мы можем так уж однозначно соотнести творчество поэтов и художников к тому или иному философскому направлению, а точнее – включить это творчество в определенный философский контекст. С другой стороны, трудно представить себе поэта вне философии – это всегда и философский труд также. Поэтому автор уловил некую сложность в трактовке творчества Рильке и попытался этот дискуссионный момент в своей работе актуализировать. Обозначенная автором цель, которая состоит из двух направлений исследования, опять же не совсем отражает название работы – автор ставит цель «рассмотреть процесс развития философской концепции на ранних этапах творчества Рильке…», очевидно, что здесь имеется все же в виду потребность представить философские взгляды Рильке в контексте его художественного творчества. Этот путь исследования понятен, он является традиционным для многих научных сфер, равно как и для уровня междисциплинарной рефлексии. Автор неоднократно подчеркивает, что Рильке создал некую «новую философскую концепцию», во что верится с трудом, поскольку по понятным причинам сложный период времени, в рамках которого Рильке творил, предопределил достаточно мощную систему философии, которая, по сути, прошла через весь ХХ век, вплоть до постмодерна. Очевидно, что для подобных утверждений автора должны быть достойные аргументы, тем более вряд ли этот момент остался бы незамеченным исследователями. Одним словом, позиция автора нуждается в серьезной аргументации, которой пока в статье явно недостаточно. Символизм, метафизика и другие особенности вряд ли можно отнести к «новой философской концепции», исходящей от Рильке, он мог найти возражения тем или иным положениям, мог согласиться с ними, но его собственная философская система была явно незрелой, хотя про его художественное творчество, безусловно, так не скажешь.
Между тем автор верно понял отношение автора к поэзии, к слову через философско-мировоззренческие принципы и установки эпохи. По-видимому, более справедливым было бы вести речь не о «новой философской системе» Рильке, а его трудностях в поиске самобытного и во многом субъективного отношения к реальности. Возможно, в этом и есть его собственная «жизненная» мера вещей и одновременно философия. Автору следовало бы обратить на это внимание и усилить акцент на том, что же нового предлагал Рильке конкретно помимо своего отношения к искусству, символизму, метафизике и т.д. В конечном итоге, сам автор во второй половине работы обращается уже скорее не к философским взглядам Рильке, сколько к его поэтике, что в корне меняет тональность всей статьи, и в этой связи автору необходимо вместе с целью работы уточнить, а какие методологические подходы он избирает для своего анализа – без этого работа не выглядит цельной и закономерно доминирует поэтика, а не «новая философия». Очень важно, что автор достаточно подробно рассматривает эссе и статьи самого Рильке, например, об искусстве, но и они скорее всего имеют отношение к эстетике эпохи или же к философии искусства как таковой. Полагаю, что статья по задумке – интересная, у нее есть перспектива превратиться в цельный и эвристически ценный материал, но только после необходимой доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье весьма обстоятельно прослеживается история художественно-мировоззренческих поисков Р. М. Рильке. В названии статьи автор использует выражение «философские взгляды», однако, автору не удалось выявить и внятно представить у этого замечательного поэта собственно «философские» взгляды, да, думается, и не нужно по отношению к нему использовать это выражение, а вот «художественно-мировоззренческие поиски», нашедшие отражение в творчестве поэта, – это вполне адекватная характеристика того внутреннего содержания, которое в своей статье стремится эксплицировать автор. В конце концов, автор приходит к выводу, что в ходе этих поисков происходит «философская переориентация поэта от субъектно-центрированных признаний к объективному миру вещей и изменению отношения к ним». Большая часть текста представляет собой доказательство этого положения, в ходе обсуждения произведений поэта и его наблюдений за пределами поэтического творчества автор проявляет несомненную эрудицию и проницательность. Статья в целом представляется удачным исследовательским опытом, достоинства которого следует оценивать с учётом того, что анализ любого художественно-философского мировоззрения всегда очень сложен, исследователю приходится «прислушиваться» и улавливать какие-то «тонкие смыслы», намёки, которые в научной статье приходится систематизировать и излагать последовательно, хотя в самих изучаемых материалах ни системности, ни последовательности нет. Представляется, что автору удалось всё же решить эту непростую задачу, статья читается легко, с интересом, а между тем автор освещает многие сложные вопросы, лежащие в «ничейной» области между искусством и философией. Статья имеет хорошие перспективы для публикации в научном журнале, хотя к ней и можно сделать некоторые критические замечания. Прежде всего, тема рассматривается «излишне камерно», автор не говорит, в связи с чем он обращается к творчеству Рильке, а между тем, само желание увидеть некие «метафизические смыслы», которые в эту эпоху нашли себе место в искусстве, а не в «профессиональной философии», как раз закономерно, поскольку философия со второй половины 19 века вступает в затяжную полосу кризиса, что как раз и вызывает стремление деятелей культуры перенести содержание философии в новые области человеческой деятельности. По-видимому, автору следовало бы сказать об этом хотя бы кратко в самом начале статьи. Далее, можно было бы порекомендовать автору подумать и над изменением названия статьи с учётом сказанного на эту тему выше, хотя это пожелание и является «факультативным». Наконец, в тексте имеются фрагменты, которые необходимо скорректировать, и некоторые из них ниже будут указаны. Правда, нельзя сказать, что текст составлен неряшливо, скорее, наоборот, он написан в целом достаточно корректно, но всё же и в нём есть, что поправить. Так, целый ряд использованных автором профессиональных философских терминов и некоторые другие выражения представляются неудачными или неуместными. Например, в выражении «процесс формирования собственного видения Рильке» либо имеет место опечатка, либо это просто неудачный фрагмент, ведь речь идёт о видении мира (мировоззрении), видении целей творчества и т.п., одним словом, «видение» здесь следует конкретизировать. Бросается в глаза следующий фрагмент, в котором «безадресно» использованы два философских термина: «…не является следствием априорного дионисийского процесса творчества» (речь здесь идёт о «стихийности» процесса творчества, «априорность» имеет совсем другое значение) и чуть дальше «…апостериорного производства, рассчитанного…» (нет «апостериорного производства», и никогда не было!). Непонятно, почему автор говорит о Метерлинке как «фламандском авторе», «фламандском поэте», ведь он писал на французском языке, да и семья была франкоговорящей. Следующая фраза также приводит в замешательство: «в прочтении Метерлинка Рильке…». В «творчестве»? В «прочтении» должно было бы относиться к Метерлинку, тогда как речь идёт о том, что Рильке увидел, «прочитал» в творчестве Метерлинка. Ещё в одном месте лишняя запятая (это единственное подобное место, других пунктуационных погрешностей я не заметил): «…живет за всеми вещами, как великая общая мать». Прочитаем ещё один фрагмент: «Рильке рассматривает их в прагматическом контексте…», хотя речь идёт о том, что искусство «должно искать «связь с правдой нашей жизни»», но это совсем не «прагматический» контекст! Стилистическая погрешность присутствует и в выражении «и, в конечном итоге», здесь следует поставить либо «в итоге», либо «в конечном счёте», «итог» уже содержит имплицитно «конечный». Ещё одно неудачное место: «Поэтическое создание связи с правдой жизни описывается как…». «Создание» здесь звучит плохо, ведь речь идёт о выражении в поэзии, творчестве того, что «в жизни» уже пребывает и лишь находит в деятельности художника адекватное – и совершенное – выражение. «Не повезло» у автора и «трансцендентному»: «…установлении трансцендентно-поэтического единства между субъектом и миром», поскольку этот термин указывает на область «за» пределами познания и действия человека, в данном случае он ничего не означает. Выражение «формирование философии принципов искусства» тяжеловесно, что такое «философия принципов искусства»? Чем она отличается от «философии искусства»? В двух местах следовало бы использовать кавычки: «смещения внимания с эго на вещь» («эго») и «делает смотрящего более видящим» («более видящим», или даже «проницательным», «прозорливым). Наконец, неправильно оформлены ссылки, «страница» сокращается до «с.». И всё же, думается, на основании этих замечаний не следует рекомендовать отправлять статью на доработку. Автор мог бы при условии положительного решения о публикации доработать текст очень быстро. Рекомендую статью к публикации в научном журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"