Статья ' Проблема квазиграниц в Универсуме и её проекция в жизнь ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Проблема квазиграниц в Универсуме и её проекция в жизнь

Шимельфениг Олег Владимирович

кандидат физико-математических наук

доцент, кафедра геометрии, Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского

410600, Россия, Поволжье область, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус 9, оф. 313

Shimelfenig Oleg Vladimirovich

PhD in Physics and Mathematics

Docent, the department of Geometry, Chernyshevsky Saratov National Research University

410600, Russia, Povolzh'e oblast', g. Saratov, ul. Astrakhanskaya, 83, korpus 9, of. 313

shim.ov@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2020.9.33911

Дата направления статьи в редакцию:

17-09-2020


Дата публикации:

14-10-2020


Аннотация: Современная наука и культура пересматривает объективистско-материалистическую парадигму в направлении учёта человеческого и психологического факторов в картине мира, что влечёт также проблематизацию понятия границы объектов и явлений в Универсуме. Методологическим инструментом данного исследования служит сюжетно-игровая парадигма, основанная на универсальных категориях сюжета, сценария, подобия, двуплановости и игры, которая обобщает системный подход, избавляя его от опасного крена в сторону объективизма и однобокого материализма; обнажает неочевидный процесс формирования нашей общей совместной жизни через взаимодействие индивидуальных восприятий, чувств, мыслей и поступков каждого участника. Опираясь на сюжетно-игровую методологию, и полемику с оппонентами, автор рассматривает понятие квазиграницы, (поскольку абсолютных границ в тотально взаимосвязанной Вселенной быть не может), которая определяет как формы материальных структур, так и спорных рубежей, оказывающихся предметом разнообразных конфликтов. Такой подход принципиально расширяет творческие возможности человека, способствуя разработке программ деятельности в различных сферах жизни: образовании, в решении этноконфессиональных проблем, инновационном управлении, личностном развитии и решении единственной, главной, определяющей судьбу землян задачи – воспитание каждого человека в гармонии духовного и материального, в понимании целостности Мироздания, своего места в нём и личной ответственности за общее настоящее и будущее.


Ключевые слова: картина мира, сюжет, сценарий, игра, реальность, глобальные, проблемы, квазиграница, противоположности, управление

Abstract: Modern science and culture reappraises the objectivistic-materialistic paradigm towards considering human and psychological factors in the worldview, which also leads to problematization of the concept of boundaries of the objects and phenomena in the Universe. Methodological tool for this research became the narrative-play paradigm based on the universal categories of plot, scenario, likeness, two-dimensionality and game, which generalizes the systemic approach, liberating it from a dangerous tendency towards objectivism and one-sided materialism; reveals the latent process of formation of shared life through interaction of individual perceptions, sensations, thoughts and actions. Leaning on the narrative-play methodology and polemics with the opponents, the author examines the concept of quasi-boundary (as there could be no absolute boundaries in the totally interconnected Universe), which determines the forms of material structures, as well as contradictory boundaries that appear to be the subject of various conflicts. Such approach expands the creative abilities of a person, contributing to the development of activity programs in various spheres of life: education, resolution of ethno-confessional issues, innovation management, personal growth, as well as solution of the crucial task that defines the fate of earth dwellers – upbringing each person in harmony of the spiritual and material, in understanding oneness of the Universe, their place within it, and personal responsibility for the shared present and future.



Keywords:

kwasigroch, problems, global, reality, game, scenario, plot, world picture, antipodes, management

Введение

Философы, а затем физики и математики (Н. Бор [1], В. Гейзенберг [2], Р. Г. Джан [3], Н. Винер [4], В. В. Налимов [5] и др.), биологи (А. Л. Чижевский [6], Г. А. Иваницкий [7] и др.), начиная уже с начала прошлого столетия, пришли к пониманию ограниченности объективистской, сугубо материалистической, картины мира, из которой выброшен сам исследователь, не фиксирующий степень влияния своих неосознаваемых установок и стереотипов мышления на свои представления о реальности: «это те проблемы, с которыми столкнулись такие мыслители, как Будда и Лао-цзы, когда пытались согласовать наше положение как зрителей и как действующих лиц в великой драме существования” [1, с. 19]; «развитие физики показало, насколько проблематичны понятия "объективности" и "субъективности" … объективный мир естественных наук оказался предельной идеализацией, а не действительностью. … Мне и в голову не могло прийти видеть в естествознании и технике нашего времени мир, принципиально отличный от философского мира Пифагора и Евклида» [2, с. 213, 370]; «квантовая механика описывает не столько состояние физической системы, сколько наше знание о состоянии этой системы» [3, с. 91] и т.п. Это переосмысление онтологических посылок исследуется также отечественными философами: Г. Д. Гачевым [8], Г. П. Щедровицким [9], Т. П. Григорьевой [10] и другими. Например: «И современная наука склоняется к тому же, отвергая принцип имперсональности, обнаруживая зависимость всякого физического явления от точки зрения наблюдателя. Меняется научное мировоззрение: наблюдатель становится частью наблюдаемого, субъект взаимопроникается с объектом» [10, с. 31].

Предметом данного исследования является универсальное понятие границы, а целью - его обобщение до новой категории - квазиграницы, которая, как будет показано, в большей степени отвечает актуальным задачам философии, науки и практики.

Методологической основой исследования являются: диалектический метод, который характеризует воспроизведение в мышлении изучаемого предмета в его целостности, движении и развитии, а также во взаимодействии и взаимозависимости с другими объектами окружающей действительности; аналогия и индуктивное обобщение на основе трансдисциплинарного подхода; в качестве же мировоззренческой основы новой модели реальности берётся сюжетно-игровая парадигма [11], соединяющая древнейшую картину мира в виде Космической Игры Творящего Начала Вселенной, не имеющего формы, и потому порождающего их все, проявляющего себя через множество индивидов-«игроков» разного психофизического уровня, масштаба и сроков жизни. Реальность тогда воспринимается как Вселенская Драма, творимая совместно всеми её соучастниками (не только людьми), по-разному интерпретирующими разворачивающийся общий сюжет, что приводит естественно к разнообразным глобальным конфликтам и проблемам – военным, политическим, экономическим, межконфессиональным, экологическим и другим, разрешение которых может быть осуществлено с помощью сюжетно-игровых технологий. Одним из ключевых понятий этой парадигмы является квазиграница (поскольку абсолютных границ в тотально взаимосвязанной Вселенной быть не может), которая определяет как формы материальных структур, так и спорных рубежей, оказывающихся предметом разнообразных конфликтов. А в связи с начавшимся освоением межпланетного пространства естественно возникает проблема границ нашей земной биосферы и окружающего её космоса, что обсуждается, например, в работе А. Д. Урсула [12]. Далее исследуется категория квазиграницы, для чего используется критический анализ некоторых положений работы К. Уилбера [13], посвящённой изучению понятия границы.

Основные категории и исходные посылки сюжетно-игровой парадигмы

Мною разрабатывается такая система категорий (отражающая одновременно научный, религиозный, художественный, практический и экзистенциально-личностный аспекты целостной реальности), в которой находят место и сами авторы (принимающие ответственность за каждое своё слово, не прячась привычно за безликие формы множественного и третьего лица), и все остальные участники совместного Вселенского Действа, многие из которых (чаще всего под управлением программ мышления, образовавшихся с рождения и неконтролируемых сознанием) всегда готовы манипулировать формулой «объективной реальности » (или «знания », «истины », «обстоятельств »), чтобы, с одной стороны, оправдать себя, скрыть свои интересы, личные и групповые, а, с другой стороны, принудить других, верующих в миф «объективной реальности», к исполнению их указаний. Сказанное отнюдь не означает, по чисто логическому закону исключённого третьего, что надо верить в противоположный, лишь более очевидно несостоятельный, миф «субъективной реальности»; – здесь, как раз, предлагается, – выпадающий из поля внимания многих философов и учёных, – третий «исключённый» ими вариант картины мира – «межсубъектная», полицентрическая или «коммунальная реальность» , творимая всеми своими со-участниками, не только людьми, конечно.

Разумеется, есть множество, как бы объективных, закономерностей – воспроизводящихся сюжетов жизни, которые открывает наука и создают, новые технологии, но за ними всегда стоят авторы и исполнители, которых объективистская парадигма превращает в якобы независимые от нас «природные» механизмы. Хотя, действительно, без таких воспроизводящихся сюжетов не существовало бы ни одной формы во Вселенной (при этом они все должны иметь как своё начало, так и конец, иначе не было бы никакого изменения и движения в мире, – без смерти не может быть и никакого рождения и жизни), но они – только необходимые преходящие элементы в Сюжете миропроявления, смысл которого в вечной Игре всеми этими меняющимися формами. Поэтому предлагаемая концепция реальности строится на основе понятий – сюжета и игры, как выражающих самую суть происходящего в мире .

Такое понимание реальности восходит к древним духовным традициям, начиная от шаманизма, даосизма, индуизма, суфизма, христианского исихазма до современных концепций Космической Игры [14]. Одним из путей обретения религиозно-философского знания в ведийскую эпоху была игра, в которую вовлекалась сама священная традиция. Уже в сюжете «Брихадараньяка-упанишады» [15] чётко прослеживается роль божественной игры в акте творения мира, то есть игра оказывается не только методом обретения сакрального знания, но постепенно воспринимается как атрибут самой Истины; а в «Бхагават-гите» [16] образ «играющего в мире» Брахмана переносится на человека, то есть цель божественной игры в мире, в соответствии с логикой Упанишад и Гиты тождественна высшей цели человеческой деятельности: познания Истины, познания Бога, иначе – Самопознания.

До сих пор понятие сюжета, как научное, употребляется, прежде всего, в литературоведении, однако известные отечественные учёные М. М. Бахтин [17], Д. С. Лихачёв [18] и Ю. М. Лотман [19] в своих исследованиях подошли, по сути, к его общекультурному смыслу, высказав идею сюжетного устройства человеческого социума, здесь делается следующий шаг – весь Универсум рассматривается как «поток событий», воспринимаемых каждым его соучастником (от частиц, организмов, сообществ и космических структур, вплоть до Вселенной в целом) в каждый данный момент времени как определенный сюжет (или «партия игры»), что и приводит, в конечном счёте, к сюжетно-игровой картине мира .

В силу универсальности, «всеаспектности» такой концепции реальности интерпретация её категорий определяется позицией воспринимающего: «Интерпретация есть неустранимый момент, форма и способ функционирования философских знаний» [20, с. 32]. Например, под «игрой» можно подразумевать: развлечение, спорт, интеллектуальное состязание, какую-то форму искусства, модель какой-либо продуктивной деятельности, а в предельном (или даже запредельном) философском смысле – саму жизнь, воспринимаемую как игру Универсума с самим собой, а себя – как её соучастника, с полной отдачей и ответственностью играющего свою роль.

Сюжетно-игровая парадигма, являясь единством философского, научного, религиозного и экзистенциально-личностного аспектов картины мира, может быть оформлена в виде системы взаимосвязанных принципов-постулатов [11]: Постулат двуединства: В основе всякого существования – единство взаимодействующих начал, т.е. троица – два начала и объединяющее их взаимодействие; Постулат многоединства: Существование проявляется как тотальное взаимодействие множества всех индивидов друг с другом в Едином Целом; Постулат подобия: Любые два проявления Единого в том или ином смысле подобны друг другу, как подобные Единому; Постулат тотальности жизни: Ничего, кроме индивидов – образов-воплощений Единого в проявленном мире нет: поэтому существование чего-то абсолютно мёртвого – бессмыслица; Постулат нетождественности индивидов: Не существует тождественных индивидов – все различны между собой; и более того, – каждый, уже в следующее мгновение, не тождествен сам себе, потому и вся их взаимодействующая совокупность – Вселенная – также в каждое мгновение – уже другая («в атоме времени происходит возникновение-уничтожение не только акциденций, но и всего мира. В каждый момент времени мир подвергается гибели-возникновению» [21, с. 29]), а иллюзия временного сохранения форм порождается квазициклическими сюжетными фракталами, реализующими принцип подобия, что обеспечивает согласованность всех сюжетов в Универсуме и возможность коммуникации; Постулат квазиграницы: Каждый индивид имеет свои границы, частично проницаемые для взаимодействия с другими индивидами; Постулат двуплановости: Каждый индивид имеет два плана существования: физический и иной – «психический», который с необходимостью моделирует в ускоренном режиме первый план, т.е., они тоже двуедины, взаимообусловлены, переходят друг в друга, потому и вся их совокупность – Вселенная также имеет два плана проявления, переходящих друг в друга, – «материальный» и как бы «нематериальный, тонкий», потому и граница между ними также проницаема – квазиграница; Постулат квазицикла: Существование в основе своей – последовательность почти циклических изменений – как бы вращение чуть-чуть по спирали, или иначе – воспроизведение цикла ab ovo ad ovo (от яйца к яйцу), т.е., всё начинается с какого-то исходного, «свёрнутого» состояния, затем развитие, «кульминация» и как бы «возвращение» в почти исходное состояние; Постулат сюжетности восприятия :Каждый индивид воспринимает мир сюжетно, строя в психике сценарии прошлых, возможных будущих и воображаемых событий, либо получая сценарии и иногда реализуя их неосознанно, или действуя как бы спонтанно; Постулат поглощения-порождения : Цикл жизни любого индивида ограничен двумя «рамочными» актами: как бы рождением в чьих-то «недрах» и как бы смертью-поглощением кем-то, кто в данный момент таким способом воспроизводит собственное существование, в рамках же космического Целого, Единого этот союз двух противоположных действий можно представить символом змеи, пожирающей свой хвост.

Сюжетно-игровая картина мира предельно ясно показывает межличностную структуру Бытия, обнажает интерсубъектный механизм творения каждым из нас (всех обитателей Космоса – не только землян, конечно) – на основе наших, во многом неосознаваемых, комплексов программ-сценариев психики – нашей общей судьбы , открывая новые возможности сознательного влияния на наше совместное будущее.

Сюжетно-игровая парадигма по отношению к философским системам прошлого и настоящего выполняет роль «мета-теории» или метафилософии и как таковая не может быть однозначно классифицирована в ряду других мировоззренческих систем, отсюда попытки как-то однозначно её позиционировать в философской «системе координат» – противоречат самой сути этой парадигмы именно как метаподхода к описанию «игр» самой разной природы. Но с позиции определённой философии её можно понимать и как версию постмодернизма, и как феноменологию, и как вид философии жизни, и как метафизику, и даже как натуралистическую концепцию. Все эти интерпретации законны, полезны и необходимы и, в силу мета-теоретического статуса данной парадигмы, вполне друг с другом совместимы – как своего рода разные способы игры с элементами данной понятийной конструкции.

Сюжетно-игровая парадигма даёт концептуальную основу для решения разнообразных глобальных проблем – военных, политических, экономических, межконфессиональных и других, а в практике – методы их решения в конкретных ситуациях. На основе восприятия реальности как коммунальной (а не «объективной» или «субъективной») строится «челночная стратегия познания: исследователь-исследуемое », применимая как в естествознании, так и в гуманитарных науках [22, с.112-113]. Результаты данной работы могут использоваться и широко используются в учебном процессе при подготовке управленцев, экономистов, юристов и, в принципе, любых специалистов, поскольку игровые модели адекватны любой сфере деятельности [23-29].

Неизбежность формирования квазиграниц в Универсуме

С помощью сюжетно-игровой методологии, используя базовые принципы двуединства, подобия, изменения-постоянства, сюжетности восприятия, а также их «следствий»-постулатов: квазицикличности, тотальности жизни, двуплановости, квазиграницы и др., исследуем теперь тему границ, а точнее, квазиграниц , включая также и границы между «физическим» и «психическим», опираясь на работу известного философа, по образованию биохимика, К. Уилбера [13].

В Предисловии [13, с. 9] автор заявляет, что «все переживаемые нами внутренние битвы – наши конфликты, тревоги, страдания и огорчения – порождаются не чем иным, как границами , которыми мы по неведению очерчиваем свой опыт. И в этой книге рассматривается, как возникают такие границы и что с ними можно сделать».

Уже здесь, в начале, я бы сразу уточнил автора. Все наши проблемы порождаются не границами как таковыми, а нашим отношением к ним. Границы, а точнее, говоря сюжетно-игровым языком, – квазиграницы (ибо все они частично проницаемы, временны, изменчивы и условны – в целостном и тотально взаимосвязанном Универсуме) – появляются не столько «по неведению», сколько с неизбежностью, – ибо существование чего бы то ни было невозможно без своих квазиграниц. Однако не обязательно быть рабом этих меняющихся, в том числе и по нашей воле, форм, – с ними можно «играть», трансформировать их, убирать и строить или, по крайней мере, изменять свое отношение к ним, не давая ему превращаться в «смертельное» безысходное состояние.

Далее [13, с. 17-18] автор справедливо замечает, что смысл всех учений «Вечной Философии» в отождествлении внутреннего «я» философа с неопределимым, не имеющим формы и всепроникающим Творческим Началом Вселенной или Духом Единого, добавляя, однако, что такое «сознание единства, или высшего тождества» – «естественное состояние всех живых существ; но мы постепенно всё более ограничиваем наш мир и отвращаемся от нашей истинной природы, устанавливая свои границы» и уровни самоотождествления, которые и «представляют собой множество способов» ответа на вопрос «Кто я есть?».

Но ведь это и есть естественный «механизм» организации Духом Единого Своей Космической Игры через свои же образы-воплощения, «забывающиеся» в тех или иных квазиграницах – иллюзорных самоотождествлениях. В противном случае не будет полноценного Спектакля Жизни – с битвами, охотой, «смертью» и «рождением» очередных «игроков» Вселенского Действия, к чему приходит и известный психолог и психиатр, один из основателей трансперсональной психологии С. Гроф: «По мере того как революционные достижения в различных отраслях современной науки развеивают чары устаревшего материалистического мировоззрения, перед нами проступают контуры нового, целостного понимания самих себя, природы и Вселенной. Мы все отчетливее видим, что этот новый, альтернативный подход к существованию объединит науку и духовность и внесет в наш технический мир важные элементы древней мудрости… Когда это новое видение космоса обретет завершённость, оно, безусловно, будет представлять собой не возврат к донаучному пониманию реальности, но целостный творческий синтез всего самого лучшего, взятого из прошлого и настоящего. Мировоззрение, сохраняющее все достижения современной науки и, в то же время, заново вводящее в западную цивилизацию утраченные ею духовные ценности, могло бы оказать глубокое воздействие на нашу жизнь, как индивидуальную, так и коллективную» [14, с. 21].

Если бы участники, враз, осознали свое внутреннее тождество Духу Единого и иллюзорность всего проявляющегося, в том числе и границ, то Космический Спектакль превратился бы в подобие компьютерной виртуальной игры. Какой же смысл пытаться насильно «будить» всех подряд?! Скорее всего, здесь наиболее оптимальна модель типа древнеиндийской с четырьмя фазами жизни человека: ученик – домохозяин – отшельник – странник. Подробнее этот сюжет рассматривается в моей работе [11, с. 295-296]. Я же в данный момент хочу сказать лишь о том, что естественно, когда человек, к концу своего насыщенного событиями и переживаниями пути, пробуждается, понимая секрет Игры Жизни, делится им с «нагоняющим» его поколением, и сам готов, с удовлетворением от сделанного им, покинуть Космическую Сцену, возвращаясь своим сознанием к Духу Единого. Однако в природе всё устроено, очевидно, гораздо интересней, чем в этой «усреднённой» схеме жизненного цикла: есть люди, которые уже с юности готовы пробуждаться в Духе Единого, а есть, включая все промежуточные варианты, кто и до старости остаются духовными младенцами. Так и творится Божественная Игра с богатейшей палитрой участников. Те, кто достаточно рано готов её осмыслить, более осознанно участвуя в ней, становятся, например, священнослужителями, философами, учеными, хотя могут оставаться простыми людьми, как, например, некий дзэнский мастер, говоривший, что «до просветления я носил воду и колол дрова, и после просветления я ношу воду и колю дрова». Но, разумеется, вся его внутренняя жизнь, всё его отношение к миру стали совершенно другими; т.е. те же физические действия (а точнее сказать – лишь похожие «издалека») стал производить совершенно другой человек. Прежде всего, рухнула внутренняя граница , отделявшая его от мира как Целого. Поэтому он обрёл способность быть «управляемым шизофреником» и стал видеть окружающее подобно сценаристу и режиссеру – как бы изнутри каждого персонажа Вселенского Действа.

Далее, [13, с. 43] Уилбер пишет: «великая задача, которую начал Адам, состояла в построении мысленных, или символических разделительных линий. Адам был первым, кто очертил природу, разделил её в своём уме, разметил её и создал её схему. Адам был первым великим картографом, он проводил границы».

Но я бы опять и здесь уточнил, что деятельность по проведению границ не столько результат «успешности» её у наших предков, сколько неизбежное свойство существования чего бы то ни было, согласно постулатам двуединства и квазиграницы , – ибо существовать – означает соучаствовать, обычно неосознанно , в формировании прежде всего самого себя, своих квазиграниц с окружающим, их поддержании в процессе ежемгновенного пересотворения всего Духом Единого: «До такой степени об этом не знает никто, да ведь человек и не чувствует в душе своей, что в каждом дыхании его нет, а затем он есть» [30, с. 230].

Развивая далее свою мысль, Уилбер утверждает, что всё, что мы делаем и говорим строится «на сознательном или бессознательном построении границ». Так мы выбираем, как свою границу самоидентификации, так и между всем остальным – удовольствием и страданием, истиной и ложью и т.д. [13, с. 43].

Отсюда, на мой взгляд, очевидна связь квазиграницы с каждым индивидом, – каждая граница «маркируется» индивидом или их группой (например, теория такого-то, учение такой-то школы, религия такой-то общины, граница дома, владения, государства и т.д.). То есть всякая граница – это граница для определенного индивида или группы. Для других – это уже не будет «свято», не будет «реальной» границей…

Понятно, что в русле концепции Уилбера получение образования – это, прежде всего, установление границ и обучение технологии деятельности с выделенными объектами и явлениями. Так, например, этика основывается на проведении границ меж добром и злом, а военные действия начинаются с различения своих и чужих, и вся жизнь от малых событий до крупных конфликтов – это «процесс проведения границ», которые возникают, как только мы рисуем любую линию, по разные стороны которой оказываются какие-либо противоположности. Если линия замкнута, то появляется противостояние внутреннего и внешнего. «Так мы начинаем видеть, что причина, по которой мы живем в мире противоположностей, состоит именно в том, что жизнь, как мы её знаем, оказывается процессом проведения границ» [13, с. 44-45].

Со своей стороны, считаю нужным отметить, что, хотя это существенный аспект жизни, но он – лишь неизбежное следствие и проявление более глубоких принципов Бытия – двуединства и сюжетного устройства Универсума в форме Коммунальной Реальности Космической Игры. И, несмотря на последующее утверждение автора, что любая граница – это потенциальная линия фронта, я полагаю, что это не совсем так. Если бы не было границ – ничего бы не было, в том числе и нас. Живут в «мире конфликта», прежде всего, те, кто относится к границам слишком «всерьёз», отождествляет себя и других с иллюзорными формами и сражается из-за них «насмерть». Именно отношение к границе как к линии фронта – как дальше пишет сам Уилбер – способствует формированию сюжета войны.

«Поскольку каждая пограничная линия также является линией фронта, это создает для человека трудную ситуацию: чем крепче границы, тем более продолжительными бывают сражения. Чем больше я привязан к удовольствию, тем больше я вынужден бояться боли» [13, с. 46]. Здесь я бы перенёс акцент на состояние «привязанности » к тем или иным границам с самого факта их неизбежного существования; хотя какие-то границы можно было бы и не делать, или делать их в другом месте, или по-другому и т.п. Но в любом случае играет бóльшую или меньшую роль определенное отношение к границам, из которого следует соответствующее отношение к миру в целом и сюжеты взаимодействия с ним, о чём и пишет автор дальше.

«Чем больше я следую добродетели, тем больше я мучим злом. Чем больше я ищу успеха, тем больше я должен страшиться провала. Чем сильнее я цепляюсь за жизнь, тем более ужасной становится смерть. Чем больше я ценю что-либо, тем мучительнее для меня его потеря. Говоря иными словами, большинство наших проблем – это проблемы границ и создаваемых ими противоположностей» [13, с. 47]. Опять же «наши проблемы » – не «проблемы границ » как таковых (без них не будет никого и ничего), а проблемы «цепляния » за некоторые из них, попытки «заморозить» определенные формы.

Неизбежность сосуществования противоположностей

Далее Уилбер поднимает, по сути, вечную проблему всей европейской культуры, сводящуюся к попыткам ликвидации одной из сторон органического единства взаимодействующих противоположностей: иметь добро без зла, жизнь без своего неизбежного антипода – смерти; «материалист пытается свести разум к материи, в то время как идеалист пытается свести материю к разуму» и т.п. При этом обычно не проблематизируется существование самой границы, мы верим в её реальность: «Бог и Сатана, жизнь и смерть, добро и зло, любовь и ненависть, я и другие – всё это отличается друг от друга, говорим мы, как день и ночь», а чтобы жизнь стала Раем надо сохранять и культивировать положительное, отбросив отрицательное [13, с. 47-48].

Однако, с другой стороны, «Рай» как буквальный «выход за рамки всех противоположностей» означал бы просто конец любому проявлению Духа Единого. «Рай» можно было бы понимать скорее как определённое восприятие и взаимодействие группы индивидов со специфическими формами-границами. При этом все те воплощения Духа Единого, которые воспринимают эти формы, могли бы по-разному относиться к ним, их интерпретировать – от совершенно серьёзного до игрового. Автор справедливо замечает далее, что в результате впечатляющих достижений западной цивилизации в науке, медицине, промышленности и сельском хозяйстве люди не стали счастливее: «сегодня у нас “тревожная эпоха”, впереди нас ожидает “шок будущего”, рост безысходности и отчужденности, тоски среди богатства и бессмысленность посреди изобилия» [13, с. 48].

Действительно, автором четко зафиксировано понимание «прогресса» в западной цивилизации: «распилить» мир (или что-то целостное, подобное ему) пополам (как будто он недвижен и действительно чётко однозначно «делится») и удерживать «положительную», «приятную» половину – подобно попытке «отпилить» лишь «положительную» половинку магнита, – в то время как каждая из них, в действительности, мгновенно восстанавливает биполярную целостность – в полном соответствии с Первым Постулатом Начал Бытия о двуединстве всякого существования . «В слепом следовании прогрессу наша цивилизация, по сути дела, узаконила безысходность. Ибо, стремясь акцентировать положительное и устранить отрицательное, мы совершенно забыли, что положительное определено только в понятиях отрицательного. Противоположности действительно могут отличаться как день и ночь, но суть в том, что без ночи мы ничего не смогли бы узнать про день. Разрушить отрицательное – значит в то же время разрушить все возможности наслаждаться положительным. Так, чем большего успеха мы добиваемся в деле прогресса, тем больший провал мы в действительности терпим, и тем более острым становится наше чувство всеобщей безысходности» [13, с. 49].

Причина подобных проблем в стремлении превращать противоположности в нечто несовместное, могущее существовать якобы по отдельности, в то время, как они не разделяются совсем, например, покупка и продажа – две стороны одного и того же процесса. Подобные ситуации прекрасно описываются, истолковываются и понимаются на сюжетно-игровом языке. Например, сюжет охоты (или поедания кем-то кого-то): в нём неизбежно присутствуют, по крайней мере, два действующих лица: «охотник» и «жертва» с неизбежно противоположными функциями-ролями – антагонисты, – и что хорошо одному – смерть другому (охотник без добычи тоже может погибнуть). То есть, в целостном сюжете – воспринимаемом с позиции-роли наблюдателя-свидетеля – одновременно фиксируется «хорошее» и «плохое», «положительное» и «отрицательное», но для участников-антагонистов они обычно не совмещаются в восприятии. Так, например, происходит и в суде: имеются позиции-роли обвинителя, истца, подсудимого, защитников, судей, родственников и друзей каждого из позиционеров, представителей различных средств массовой информации и просто зрителей…

Поэтому-то с точки зрения сюжетно-игрового подхода никаких «объективных» оценок, взглядов – просто не может быть в природе. Точка зрения «закона», «общества» тоже, во-первых, отражает мнение лишь определенной, хотя, может быть, и очень большой группы лиц и, во-вторых, тоже весьма относительна, и зависит от многих факторов. А оценка, скажем, политических процессов всегда делит всё общество на различные группы. Поэтому картина мира западной цивилизации – это односторонний взгляд на целостность. Но это одновременно и определенная «партия» в Космической Игре, совершенно естественное погружение в гипноз ролевых иллюзий больших масс людей. И всё было бы «ничего», если бы у социальных антагонистов вместо дубин и пушек не появились разрушительные средства, соизмеримые с прекращением существования биологических форм жизни на планете. Вот почему приходит время большинству землян «просыпаться», становиться философами и выходить в сценаристско-режиссерскую позицию ответственного самоуправления, переставать быть биороботами, управляемыми политиками, неадекватными ситуации глобальной угрозы, на что обратил внимание и известный специалист по менеджменту Чарльз Хэнди, заметив, что наша «жизнь так и останется накликанной бедой, самосбывающимся пророчеством», если обстоятельства не «превратят всех нас в философов … Философия или поиск смысла во всем, превращается в движущую силу экономики. На индивидуальном уровне каждый из нас будет отвечать за свою судьбу, так как поручить её какой-либо организации будет невозможно, а это заставит нас определиться с жизненными приоритетами» [31, с. 21, 17].

Возвращаясь к обсуждению Уилбером проблем границы и порождаемых ей противоположных сторон, неразрывных в своём взаимодействии, мы видим, что возникает конструктивная задача, которая состоит в том – как соединить в некотором едином образе, в достаточно понятном и практически полезном описании, с помощью каких терминов и категорий – все эти пары понятий-антагонистов? Эта задача решается на основе сюжетно-игровой картины мира. Констатация факта, что мир состоит из абстрактных противоположностей: «субъекта» и «объекта», «пространства» и «времени» – сама слишком абстрактна и лишена целостности. Например, в рассмотрении «объекта» как «пространственно-временного явления» соединяются лишь два аспекта целого, но тут же теряется третий элемент древней суфийской триады «время-место-люди »; то есть, не учитывается в явной форме, что эта «пространственно-временная целостность» по-разному воспринимается разными субъектами. По сути же, должна быть зафиксирована в описании действительности «тройная связка », которая прекрасно выражается на сюжетно-игровом языке: вúдение происходящего как определенного сюжета из определенной роли-позиции . В термине СЮЖЕТ органично соединяются абстракции времени и пространства , равно как и субъекта в виде определенной «роли» в том же сюжете, который и является для него целостным пространственно-временным объектом восприятия, анализа, схематизации, потенциального действия и переживания в одно и то же время !

К необходимости употребления сюжета и игры , как базисных категорий для осмысления ситуации в стране и в мире, приходят также те, кто формирует стратегию жизни нашего государства: «Игра проявляет невидимую сущность мироздания . Дух победы в Глобальной Игре несет в себе потенциал капитализации российских нематериальных активов» [32, с. 130]

Заключение: творческое отношение к формированию и маркировке границ

Реализация глобальной стратегии человечества возможна через «собирание» всех институтов социума (религий, науки, системы образования, форм искусства, политических и экономических структур) для решения единственной, главной, определяющей судьбу землян задачи – воспитание каждого человека в гармонии духовного и материального, в понимании целостности Мироздания, своего места в нём и личной ответственности за общее настоящее и будущее. Сюжетно-игровая парадигма даёт возможность осуществить такую глобальную сборку различных аспектов культуры и послужить инструментом, с одной стороны, более свободного отношения к миру форм, закованному в различные границы, а, с другой стороны целенаправленно управлять конструированием границ и отношением к ним.

Библиография
1.
Бор Н. Атомная физика и человеческое познание.-М.: Издательство иностранной литературы, 1961.- 151 с.
2.
Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое.-М.: Наука, 1989. 400 с.
3.
Джан Р. Г. Нестареющий парадокс психофизических явлений. – ТИИЭР, 1982. № 3.
4.
Винер Н. Я – математик.-М.: Наука, 1967. 356 с.
5.
Налимов В. В. Критика исторической эпохи: неизбежность смены культуры в XXI веке // Вопросы философии, 1996.-№ 11.-С. 65-74.
6.
Чижевский А. П. Земное эхо солнечных бурь.-М.: Мысль, 1973. 352 с.
7.
Иваницкий А.М. Наука о мозге на пути к решению проблемы сознания. Вестник РАН. 2010. Т. 80. В. 5-6. С. 447-455.
8.
Гачев Г. Д. Космо-Психо-Логос: Национальные образы мира. – М.: Академический проект, 2007. 511 с.
9.
Щедровицкий Г. П. Проблемы логики научного исследования и анализ структуры науки. Лекции-доклады на структурно-системном семинаре (июнь-июль 1965 г.). – М.: Путь, 2004. 400 с.
10.
Григорьева Т. П. Японская художественная традиция.-М.: Наука,1979. 368 с.
11.
Шимельфениг О. В. Живая Вселенная. Сюжетно-игровая картина мира. ХХI век: «САМОЗАВЕТ» или «САМОАПОКАЛИПСИС».-Саратов: Научная книга, 2005. – 688с.
12.
Урсул А. Д. – Вектор социоприродной эволюции: от глобальной к геокосмической устойчивости // Философская мысль. – 2020. – № 8. – С. 19-29. DOI: 10.25136/2409-8728.2020.8.32863 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=328631.
13.
Уилбер К. Никаких границ: Восточные и западные пути личностного роста.-М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 283 с.
14.
Гроф С. 2001. Космическая игра. М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. 256 с.
15.
Упанишады.-М.: Наука, 1967.-336 с.
16.
Философские тексты «Махабхараты».-Вьп. 1,-кн. 1: «Бхагаватгита»,-кн. 2: «Анугита».-Ашхабад, 1977.
17.
Бахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, философии и других гуманитарных науках. Опыт философского анализа. – Литературно-критические статьи.-М., 1986. С.297-325.
18.
Лихачёв Д. С. Испанская классическая драма. – Вопросы литературы, 1976.-№ 4, с. 292-293.
19.
Лотман Ю. М. Поэтика бытового поведения в русской культуре ХVIII в.//TSC. Т. 8, с. 81-90.
20.
Пиляк С.А. — Развитие герменевтического подхода в изучении феноменов культуры. Часть 1. // Философская мысль. – 2020. – № 8. – С. 30-38. DOI: 10.25136/2409-8728.2020.8.32743 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=32743
21.
Ибн Араби. Избранное. Т. 1 / Перевод с арабского, вводная статья и комментарии А.В. Насырова. М.: Языки славянской культуры: ООО «Садра», 2013. 216 с.
22.
Шимельфениг О.В., Солодовниченко Л.Я. Вечный вызов интеллигенту на фоне Ренессанса. Философия истории // Интеллигенция и мир: Российский междисциплинарный журнал социально-гуманитарных наук, 2017.-№ 1 . – С.97-115.
23.
Шимельфениг О.В., Семёнычева Л.П. Методологическое обобщение применения интенсивных технологий в обучении юристов // Вестник Балтийской Педагогической Академии. – Вып.72. – СПб., 2007. – с.102-104.
24.
Шимельфениг О.В., Солодовниченко Л.Я. Современные технологии в решении этноконфессиональных проблем // Сб. материалов международной научно-практ. конф.: «Этнический фактор в процессе социальных трансформаций. Миграционная политика: проблемы и перспективы трудовой миграции». – Саратов: СГТУ, 2007. – с.342-346.
25.
Шимельфениг О.В., Герасимов Б.Н., Языковые инструменты управленческой деятельности // Вестник Самарского института бизнеса и управления. Научный журнал, вып. 8, ч.3, Самара. 2013.-с.109-121.
26.
Шимельфениг О.В., Солодовниченко Л.Я. Можно и нужно ли обучать творчеству? // Известия Саратовского государственного университета. Новая серия. Философия. Психология. Педагогика. 2017, т. 17, вып. 3, с. 365-370.
27.
Шимельфениг О.В. Сюжетно-игровой подход в обучении менеджменту// Креативная экономика и социальные инновации. 2017. Т. 7. № 1. С. 75-91.
28.
Шимельфениг О.В. О личностном опыте постижения религиозно-философских текстов // Религиоведение. 2018. № 3. С. 140-151.
29.
Герасимов Б.Н., Шимельфениг О.В. Cюжетно-игровой подход в управлении качеством // журнал Качество и жизнь, № 4(20) 2018, С. 88-93.
30.
Смирнов А.В. Великий шейх суфизма (опыт парадигмального анализа философии Ибн Араби). М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1993. 327 с.
31.
Хэнди Ч. По ту сторону уверенности. О новом мире внутри и вокруг организации.-СПб.: Питер, 2002. 224 с.
32.
Вайно А. Э., Кобяков А. А., Сараев В. Н. Образ Победы. М.: Институт экономических стратегий РАН, компания «GLOWERS», 2012. – 140 с
References (transliterated)
1.
Bor N. Atomnaya fizika i chelovecheskoe poznanie.-M.: Izdatel'stvo inostrannoi literatury, 1961.- 151 s.
2.
Geizenberg V. Fizika i filosofiya. Chast' i tseloe.-M.: Nauka, 1989. 400 s.
3.
Dzhan R. G. Nestareyushchii paradoks psikhofizicheskikh yavlenii. – TIIER, 1982. № 3.
4.
Viner N. Ya – matematik.-M.: Nauka, 1967. 356 s.
5.
Nalimov V. V. Kritika istoricheskoi epokhi: neizbezhnost' smeny kul'tury v XXI veke // Voprosy filosofii, 1996.-№ 11.-S. 65-74.
6.
Chizhevskii A. P. Zemnoe ekho solnechnykh bur'.-M.: Mysl', 1973. 352 s.
7.
Ivanitskii A.M. Nauka o mozge na puti k resheniyu problemy soznaniya. Vestnik RAN. 2010. T. 80. V. 5-6. S. 447-455.
8.
Gachev G. D. Kosmo-Psikho-Logos: Natsional'nye obrazy mira. – M.: Akademicheskii proekt, 2007. 511 s.
9.
Shchedrovitskii G. P. Problemy logiki nauchnogo issledovaniya i analiz struktury nauki. Lektsii-doklady na strukturno-sistemnom seminare (iyun'-iyul' 1965 g.). – M.: Put', 2004. 400 s.
10.
Grigor'eva T. P. Yaponskaya khudozhestvennaya traditsiya.-M.: Nauka,1979. 368 s.
11.
Shimel'fenig O. V. Zhivaya Vselennaya. Syuzhetno-igrovaya kartina mira. KhKhI vek: «SAMOZAVET» ili «SAMOAPOKALIPSIS».-Saratov: Nauchnaya kniga, 2005. – 688s.
12.
Ursul A. D. – Vektor sotsioprirodnoi evolyutsii: ot global'noi k geokosmicheskoi ustoichivosti // Filosofskaya mysl'. – 2020. – № 8. – S. 19-29. DOI: 10.25136/2409-8728.2020.8.32863 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=328631.
13.
Uilber K. Nikakikh granits: Vostochnye i zapadnye puti lichnostnogo rosta.-M.: OOO «Izdatel'stvo AST», 2003. – 283 s.
14.
Grof S. 2001. Kosmicheskaya igra. M.: OOO «Izdatel'stvo AST», 2001. 256 s.
15.
Upanishady.-M.: Nauka, 1967.-336 s.
16.
Filosofskie teksty «Makhabkharaty».-V'p. 1,-kn. 1: «Bkhagavatgita»,-kn. 2: «Anugita».-Ashkhabad, 1977.
17.
Bakhtin M.M. Problema teksta v lingvistike, filosofii i drugikh gumanitarnykh naukakh. Opyt filosofskogo analiza. – Literaturno-kriticheskie stat'i.-M., 1986. S.297-325.
18.
Likhachev D. S. Ispanskaya klassicheskaya drama. – Voprosy literatury, 1976.-№ 4, s. 292-293.
19.
Lotman Yu. M. Poetika bytovogo povedeniya v russkoi kul'ture KhVIII v.//TSC. T. 8, s. 81-90.
20.
Pilyak S.A. — Razvitie germenevticheskogo podkhoda v izuchenii fenomenov kul'tury. Chast' 1. // Filosofskaya mysl'. – 2020. – № 8. – S. 30-38. DOI: 10.25136/2409-8728.2020.8.32743 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=32743
21.
Ibn Arabi. Izbrannoe. T. 1 / Perevod s arabskogo, vvodnaya stat'ya i kommentarii A.V. Nasyrova. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury: OOO «Sadra», 2013. 216 s.
22.
Shimel'fenig O.V., Solodovnichenko L.Ya. Vechnyi vyzov intelligentu na fone Renessansa. Filosofiya istorii // Intelligentsiya i mir: Rossiiskii mezhdistsiplinarnyi zhurnal sotsial'no-gumanitarnykh nauk, 2017.-№ 1 . – S.97-115.
23.
Shimel'fenig O.V., Semenycheva L.P. Metodologicheskoe obobshchenie primeneniya intensivnykh tekhnologii v obuchenii yuristov // Vestnik Baltiiskoi Pedagogicheskoi Akademii. – Vyp.72. – SPb., 2007. – s.102-104.
24.
Shimel'fenig O.V., Solodovnichenko L.Ya. Sovremennye tekhnologii v reshenii etnokonfessional'nykh problem // Sb. materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakt. konf.: «Etnicheskii faktor v protsesse sotsial'nykh transformatsii. Migratsionnaya politika: problemy i perspektivy trudovoi migratsii». – Saratov: SGTU, 2007. – s.342-346.
25.
Shimel'fenig O.V., Gerasimov B.N., Yazykovye instrumenty upravlencheskoi deyatel'nosti // Vestnik Samarskogo instituta biznesa i upravleniya. Nauchnyi zhurnal, vyp. 8, ch.3, Samara. 2013.-s.109-121.
26.
Shimel'fenig O.V., Solodovnichenko L.Ya. Mozhno i nuzhno li obuchat' tvorchestvu? // Izvestiya Saratovskogo gosudarstvennogo universiteta. Novaya seriya. Filosofiya. Psikhologiya. Pedagogika. 2017, t. 17, vyp. 3, s. 365-370.
27.
Shimel'fenig O.V. Syuzhetno-igrovoi podkhod v obuchenii menedzhmentu// Kreativnaya ekonomika i sotsial'nye innovatsii. 2017. T. 7. № 1. S. 75-91.
28.
Shimel'fenig O.V. O lichnostnom opyte postizheniya religiozno-filosofskikh tekstov // Religiovedenie. 2018. № 3. S. 140-151.
29.
Gerasimov B.N., Shimel'fenig O.V. Cyuzhetno-igrovoi podkhod v upravlenii kachestvom // zhurnal Kachestvo i zhizn', № 4(20) 2018, S. 88-93.
30.
Smirnov A.V. Velikii sheikh sufizma (opyt paradigmal'nogo analiza filosofii Ibn Arabi). M.: Izdatel'skaya firma «Vostochnaya literatura» RAN, 1993. 327 s.
31.
Khendi Ch. Po tu storonu uverennosti. O novom mire vnutri i vokrug organizatsii.-SPb.: Piter, 2002. 224 s.
32.
Vaino A. E., Kobyakov A. A., Saraev V. N. Obraz Pobedy. M.: Institut ekonomicheskikh strategii RAN, kompaniya «GLOWERS», 2012. – 140 s

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья представляет собой глубокое философское исследование очень высокого теоретического уровня. Автор делает попытку построить интесубъективную картину мироздания как межсубъектную полицентрическую реальность, совместно создаваемую множеством акторов и обращается к возможности использования онтологических представлений для понимания сущности мироздания и его составляющих в контексте различных видов человеческой деятельности на основе сюжетно-игрового подхода, рассматривает и обосновывает главные положения, категории и принципы указанного подхода. Такое понимание реальности как вселенской Драмы, совместно творимой всеми её участниками и по разному понимающими развертывающиеся события (что неминуемо приводит к глобальным конфликтам и проблемам), является весьма не тривиальной и очень интересной интерпретацией картины мира. Таким образом, идеи, изложенные в статье являются уникальными, то есть в представленном виде не встречаются в современных исследованиях, поэтому, научная новизна статьи очевидна (хотя и не выделена автором), а связь этих идей с социально-экономическими и политическими процессами современности подтверждают значимость и актуальность темы.
Структура статьи, не вызывают возражений и, в целом, соответствуют требованиям, предъявляемым к научным публикациям. Тема статьи отражает её содержание, введение, заключение и выделенные автором разделы связаны между собой единой смысловой нитью, сделанные выводы логичны, корректны и обоснованы. Методы исследования в статье не обозначены, вместе с тем, знакомство с текстом позволяет предположить, что таковыми являются аналогия и индуктивное обобщение на основе трансдисциплинарного подхода, что вполне справедливо. Список литературы представлен 32 источниками, и включает труды известных ученых разных научных направлений, ссылки, приведённые в тексте корректны.
Стоит отметить, что текст статьи является трудным для восприятия даже читателю с философским образованием из-за высокой теоретической нагруженности и сложности поставленной проблемы. Поэтому, для упрощения восприятия и в целях более полного соответствия современным требованиям, предъявляемым к публикациям в научных изданиях можно дать следующие рекомендации:
1. Во введении обозначить предмет и цель исследования.
2. Определить и обосновать использованные методы.
3. Более точно прописать в начале статьи рассматриваемые автором идеи и сконцентрировать на них внимание читателя
4. В заключении более четко и конкретно сформулировать выводы.
Приведённые рекомендации не являются замечаниями и не носят принципиального характера. В целом, статья представляет собой уникальный авторский материал высокого качества, который может заинтересовать специалистав в области философских наук, в особенности, тех, чьи интересы лежат в сфере интерсубъективной онтологии, герменевтики, феноменологии. Статья может быть рекомендована к публикации научном издании.
Замечания главного редактора от 23.09.2020: "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"