Статья 'Пенсионный стресс – как психофизиологический феномен.' - журнал 'Психология и Психотехника' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Пенсионный стресс – как психофизиологический феномен

Березина Татьяна Николаевна

доктор психологических наук

профессор, Московский городской психолого-педагогический университет

123290, Россия, г. Москва, наб. Шелепихинская, 2а, ауд. 508

Berezina Tatiana Nikolaevna

Doctor of Psychology

professor of the Department of Scientific Basis of Extreme Psychology at Moscow State University of Psychology and Education.

123290, Russia, g. Moscow, nab. Shelepikhinskaya, 2a, aud. 508

tanberez@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0722.2019.4.30910

Дата направления статьи в редакцию:

29-09-2019


Дата публикации:

11-12-2019


Аннотация: Предметом исследования выступает пенсионный стресс в двух его видах: предпенсионный как стресс от ожидания выхода на пенсию и постпенсионный – переживания возникающие после выхода на заслуженный отдых. Целью исследования является изучение динамики показателей биопсихологического возраста на протяжении девяти периодов жизненного пути человека (в промежутке от 25 до 85 лет). Рассматриваются изменения показателей относительного биологического и психологического старения, наиболее подробно они оцениваются в период предшествующий выходу на пенсию и последующий на ним. Метод исследования: изучение возрастных срезов. Применялись методы диагностики биологического, должного биологического и психологического возрастов, также оценивался индексы относительного биологического и относительного психологического старения. Для оценки достоверности результатов применялся метод дисперсионного анализа Анова. Было показано, что в период, предшествующий выходу на пенсию, у людей усиливается относительное биологическое старение организма, которое сохраняется и в последующий период, однако, после 71 года оно выравнивается и начинает соответствовать биологической норме. Мы объяснили это явление – следствием психологического стресса, который человек испытывает в ожидании и позднее при переходе из одной социальной среды в другую. Также показано рассогласование между биологическим и психологическим старением: психологический возраст человека не изменяется в период выхода на пенсию, однако, уже находясь на пенсии, и мужчины, и женщины начинают чувствовать себя психологически более старыми.


Ключевые слова: личность, жизненный путь, личностное время, пенсионный возраст, биологический возраст, психологический возраст, пенсионный стресс, предпенсионный стресс, относительное биологическое старение, психологическое старение

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского научного фонда, проект № 19-18-00058

Abstract: The subject of this research is the retirement stress in its two forms: pre-retirement stress as an anticipation of retirement, and post-retirement as the feelings emerging after reaching retirement. The goal of this work consists in studying the dynamics of indicators of biopsychological age throughout nine stages of the human life cycle (between 25 and 85 years of age). The author explores change of indicators of the relative biological and psychological aging, namely during the periods preceding retirements and following right after. ANOVA dispersion analysis was applied for assessing the veracity of results. Activation of the relative biological aging is determined in the period preceding retirement and the following one; however, after reaching 71 years of age, it balances out and starts matching the biological norm. The author explained such phenomenon as a result of psychological stress experienced by a person during anticipation, and later transition, from one social environment into another. The research also demonstrated disaccord between biological and psychological aging: psychological age of a person does not change at the brink of retirement; however, during the retirement, both men and women start feeling psychologically older.



Keywords:

pre-retirement stress, retirement stress, psychological age, biological age, retirement age, personal time, life path, personality, relative biological aging, psychological aging

Выход на пенсию – это стресс, связанный с переходом из одной социальной среды в другую: из среды, где у человека был четко отречённый круг обязанностей (работа) в среду, где ничего не ясно [1]. Этот стресс влияет не только на психическое состояние, но и на физиологию организма. Существует два вида психологического стресса, связанного с выходом человека на заслуженный отдых. Это стресс от ожидания выхода на пенсию, названный нами предпенсионным [2] и стресс возникающий после выхода на пенсию, именуемый постпенсионным. В литературе в основном представлен феномен постпенсионного стресса (часто называемый просто пенсионным). Стресс от ожидания выхода пенсию изучен значительно меньше. Также осталось неизученным влияние пенсионного стресса на течение биологического и психологического времени человека. Эмпирическому исследованию этого влияния и посвящена наша статья.

Обзор литературы. Начнем с того, что поведение человека, его режим дня, его отношение к жизни, силь жизни влияют на биологический возраст, даже определяемый на хромосомном уровне [3],[4],[5]. Как известно, теломеры и связанные с теломерами белки играют важную роль в старении клеток, что имеет значение для глобального здоровья. Как показало недавнее исследование C Werner с соавторами, изменение обычного поведения здоровых людей, в частности включение в обычный режим дня тренировок на выносливость влияют на активность теломеразы и длину теломер [4]. Изменение образа жизни, включение в режим экстремальных тренировок, увеличивали активность теломеразы и других ферментов, которые важны для клеточного старения, регенеративной способности и, следовательно, для здорового старения.

Возрастные изменения также являются стрессором; у человека с возрастом меняется образ жизни, режим дня, изменяется его социальная роль, - все это может влиять на показатели биологического возраста [6].

Существует известный феномен постпенсионного стресса, суть которого в изменении многих психологических и соматических показателей у человека после выхода на пенсию. Выход на пенсию является сильнейшим стрессором. Как показывают исследования, проведенные во многих странах, выход на пенсию влияет на состояние соматического и психического здоровья и увеличивает вероятность преждевременной смерти,. К выводу об увеличении риска преждевременной смерти после выхода на пенсию приходят многие исследователи независимо от сраны проведения опроса: Греция [7], Германия [8]; Швеция [9]; США [10]. Например, согласно результатам исследования А. Куна [11], в Австрии мужчины, выходящие на пенсию на год раньше срока, имеют более высокую. вероятность умереть по сравнению с продолжающими работать (на 13 %). При этом при принудительном увольнении у мужчин риск преждевременной смерти существенно возрастает, при этом вероятность смерти среди пенсионеров тем выше, чем больше разница в уровне дохода до и после выхода на пенсию [12]. Однако среди женщин смертность практически не меняется, что объясняется вовлеченностью женщин в домашнее хозяйство и семейные дела, в то время как мужчины с потерей работы утрачивают свой социальный статус кормильца, не получая взамен другой роли.

Исследователи психического здоровья отмечают ухудшение когнитивных функций после выхода на пенсию, причем наиболее быстро снижаются способности мгновенного и отложенного узнавания [13],[14],[15]. Пожилой возраст также связан с более резким снижением производительности памяти, но с меньшим снижением субъективной памяти. При этом на процессы памяти влияют личностные особенности, в частности, влияет эмоциональное состояние человека Депрессия, в том числе и связанная с выходом на пенсию, является предиктором субъективной памяти [16].

Сохранность когнитивных функций после выхода на пенсию зависит от уровня социализации человека. Как показали исследования, количество и качество социальных взаимоотношений, сохраняемых в пожилом возрасте, влияют на функциональные сети головного мозга. Сетевая статистика также выявила убедительные и последовательные доказательства того, что встраиваемость в социальные сети коррелирует с показателями количества функциональных связей между областями мозга, особенно между нижними префронтальными и затылочно-теменными долями [17].

Также известны данные о влиянии выхода на пенсию на субъективную оценку здоровья (СОЗ) - показатель, включаемый в большинство формул вычисления биологического возраста. При этом женщины испытывают большие психологические трудности, чем мужчины, у которых заметнее оказывается ухудшение физического здоровья [18].

Одним из популярных показателей применяемым в практике является психологической возраст человека. В нашей стране психологический возраст изучался в основном в связи с особенностями развития личности [19]. К.А. Абульханова ввела понятие личностной организации времени, в рамках которой выделяла: психологические перспективы, линии времени, способы организации и планирования времени, восприятия времени и т.п. Она отмечала, что с возрастом меняется и восприятие времени, и его организация, и отношение к нему, в частности, изменяется соотношение перспективы и ретроспективы. Если в молодом возрасте, человек больше обращен к будущему, у него более выражены личностные перспективы, то чем старше человек становится, тем больше у него получает развитие ретроспектива – анализ прошлого, воспоминания о прошедших событиях. Однако, К.А. Абульханова связывала это с взрослением личности вообще без конкретной привязки к выходу на пенсию.

Развитие личности в пенсионном возрасте активно изучаются современной психологией [20]. Л. И. Анцыферова [21] связывала развитие личности с профессионализацией, отмечая, что в ходе профессионального становления личности происходит расширение и обогащение всей системы жизненных отношений человека, который поднимается на новый уровень социального бытия, достигая переживания полноты жизни и эмоционального благополучия. Выход на пенсию, согласно ее концепции, не прерывает развитие личности, а выводит его на новый уровень, уровень наставничества, человек достигает мудрости, которой может поделиться с более молодыми сподвижниками. В.Н. Дружинин отмечал, что условием прогрессивного развития творческого человека в позднем возрасте выступает правильный тайм-менеджмент, который должен сменить некоторый «творческий беспорядок» организации времени в первой половине жизни. Если творческая личность не может перестроиться и изменить сформировавшиеся в юности привычки спонтанной организации времени, то это может привести к укорочению ее жизненного пути [22] .

В зарубежных исследованиях, часто рассматривали психологический возраст в связи с биологическим. В частности он позволяет предсказывает состояние здоровья человека; на основе анализа базы данных PsycINFO было показано, что субъективная оценка возраста может помочь выявить лиц с повышенным риском госпитализации, которым могут быть полезны усилия по профилактике и вмешательству [23].

Пожилые люди с субъективным снижением когнитивных способностей (SCD) (когнитивный компонент психологического возраста) в отсутствие объективной нейропсихологической дисфункции все чаще рассматриваются как подверженные риску ненормативного снижения когнитивных функций и возможного прогрессирования деменции при болезни Альцгеймера (AD) [24].

Однако, как следует из обзора литературы, исследователи в основном сосредотачивались на изучении периода жизни, после выхода на пенсию, изучали его психологические и соматические последствия. Сравнение осуществлялось периодами в целом «до» и «после». Однако собственно тот небольшой промежуток времени, предшествующий выходу на пенсию, на который и падает основная нагрузка предпенсионного стресса, остается недостаточно изученным.

Организация исследования. Целью исследования является изучение предпенсионного стресса как психофизиологического явления на основе динамики темпоральных показателей (биологического возраста, должного биологического возраста, психологического возраста и ряда производных индексов).

Методы.

Для изучения динамики биопсихологического возраста использовался метод возрастных срезов. Для оценки показателей биологического возраста мы использовали следующие методики.

1. Методика «Определение биологического возраста по В.П. Войтенко». Данная методика состоит из опросника «Определение самооценки здоровья (СОЗ)» и формулы определения биологического возраста (в формулу включены показатели: артериального давления, задержки дыхания после вдоха, статической балансировки и массы тела). Интегральным показателем является БВ – биологический возраст.

2. Методика определения должного биологического возраста для разных возрастных групп - ДБВ. Показатель характеризует средний биологический возраст для конкретной возрастной группы в настоящее время в РФ. Этот показатель считается статистической нормой биологического возраста для данного года рождения.

3. Индекс БВ - ДБВ (биологический возраст - должный биологический возраст), это показатель относительного старения. Отрицательные значения говорят об индивидуальной молодости человека, а положительные об индивидуальном старении относительно статистических норм.

4. Для оценки психологического возраста мы использовали метод самооценки личностного времени по К.А. Абульхановой и Т.Н. Березиной. Психологический возраст оценивался по 100 бальной шкале, где 0 баллов ставилось новорожденному младенцу, у которого все впереди, а 100 баллов, человеку, завершающему жизненный путь, который уже всего достиг или все равно не достигнет.

5. Индекс относительного психологического старения ПВ – КВ (психологический возраст – календарный возраст). Введен нами специально для этого исследования.

6. Методы математической статистики (Программный пакет Statistica 12). Для оценки влияния факторов пола и календарного возраста (возрастной группы) на показатели биопсихологического возраста мы использовали дисперсионный анализ Anova. Factorial. Для сравнения групп между собой мы использовали критерий Фишера, входящий в состав дисперсионного анализа (Fisher LSD)

Испытуемые. Было обследовано 1546 человек, из них 809 женщин и 737 мужчин. Более подробно половозрастной состав представлен в таблице 1.

Таблица 1. Половозрастной состав выборки.

пол

Возрастная группа

25-35

36-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-80

Свыше 81

женщины

Ср. возраст

28,5

41,0

47,8

53,0

57,8

62,9

67,9

75,3

84,1

п

97

80

60

44

98

126

118

150

36

мужчины

Ср. возраст

31,3

40,3

48,1

52,0

58,7

63,2

67,9

74,3

83,8

п

132

66

111

41

50

97

122

92

26

Выборка формировалась по территориальному принципу. Было обследовано несколько территориальных образований (участков, относящихся к определённому медицинскому или образовательному учреждению). Были взяты участки в г. Москве, г. Уфе, Московской области, Республике Башкортостан, Республике Северная Осетия. Были обследованы все взрослые люди в возрасте от 25 лет и выше, относящиеся к данному участку (к участку поликлиники, или к школе).

Результаты исследования.

Мы изучили динамику биологического возраста у взрослых людей методом возрастных срезов. Результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2. Динамика биологического возраста у мужчин и женщин на протяжении жизненного пути.

пол

Возрастная группа

25-35

36-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-80

Свыше 81

Ср. календ.возраст

28,5

41,0

47,8

53,0

57,8

62,9

67,9

75,3

84,1

женщины

Ср. биол. возраст

33,6

38,1

42,7

47,4

53,3

55,8

56,8

57,6

60,3

Ст. откл

0,84

0,93

1,07

1,25

0,84

0,74

0,77

0,68

1,39

Ср. календ.возраст

31,3

40,3

48,1

52,0

58,7

63,2

67,9

74,3

83,8

мужчины

Ср. возраст

37,4

43,3

51,0

55,4

60,1

62,3

66,0

66,0

66,2

Ст. откл

0,72

1,02

0,79

1,30

1,18

0,84

0,75

0,87

1,63

Как следует из таблицы, биологический возраст закономерно растет с повышением календарного возраста человека, этот эффект сохраняется и для мужчин, и для женщин. При этом, у женщин биологический возраст оказывается ниже календарного во всех группах. У мужчин биологический возраст в большинстве групп превышает календарный, он становится равным календарному только в старшем возрасте, после 61 года, и в последующем снижается относительно календарного..

Мы провели дисперсионный анализ влияния на биологический возраст факторов пола и возраста и оценили эффект взаимодействия факторов. Влияние факторов пола и возраста достоверно с p<0,000, взаимодействие факторов существует на уровне хорошей тенденции: F(8, 1528)=1,8093, p=,07112.

Также мы изучили динамику Должного Биологического Возраста по группам. Результаты представлены на таблице 3.

Таблица 3. Динамика должного биологического возраста у мужчин и женщин на протяжении жизненного пути.

пол

Возрастная группа

25-35

36-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-80

Свыше 81

женщины

Ср. календ.возраст

28,5

41,0

47,8

53,0

57,8

62,9

67,9

75,3

84,1

Ср. должный биол. возраст

33,8

41,1

45,1

48,1

51,3

54,2

57,2

61,4

66,9

Ст. откл

0,18

0,20

0,23

0,27

0,18

0,16

0,17

0,15

0,30

мужчины

Ср. календ.возраст

31,3

40,3

48,1

52,0

58,7

63,2

67,9

74,3

83,8

Ср. должный биол. возраст

38,5

44,3

48,8

51,3

55,5

58,3

61,1

64,9

70,5

Ст. откл

0,16

0,23

0,17

0,28

0,26

0,18

0,16

0,19

0,37

Как следует из таблицы, показатели должного биологического возраста также закономерно увеличиваются с повышением календарного возраста и у мужчин, и у женщин. Должный биологический возраст является статистической нормой, т.е., такие средние показатели биовозраста должны быть у наших испытуемых. Мы видим, что для молодых групп должный биологический возраст должен превышать календарный. У женщин должен превышать календарный до 45 лет, а потом он становиться меньше календарного. У мужчин он должен превышать календарный до 50 лет, а потом он также становиться меньше календарного. Таковы нормы для нашей выборки.

Мы провели дисперсионный анализ влияния на должный биологический возраст факторов пола и возраста и оценили эффект взаимодействия факторов. Влияние факторов пала и возраста достоверны с p<0,000, взаимодействие факторов также достоверно: F(8, 1528)=3,2661, p=,00107. Взаимодействие факторов говорит о том, что у мужчин и женщин в разных возрастных группах закономерности динамики должного биологического возраста - различны

Далее мы посмотрели динамику индекса относительного старения БВ-ДБВ – наиболее информативного нашего показателя. Он показывает насколько мужчины или женщины старее своей статистической нормы. Результаты в таблице 4.

Таблица 4. Динамика показателя относительного старения (БВ – ДБВ) у мужчин и женщин из разных возрастных групп.

Возрастные группы

25-35

36-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-80

Свыше 81

1

2

3

4

5

6

7

8

9

женщины

-0,23

2,3,8,9

-3,00 1,5,6,7,9

-3,85 1,5,6,7

-0,74 8,9

2,03 2,3,7,8,9

1,53 2,3,8,9

-0,43 2,3,5,8,9

-3,93 1,4,5,6,7,9

-6,56 1,2,4,5,6,7,8

мужчины

-1,10 3,4,5,6,7

-1,023 3,4,,5,6,7

2,20 1,2,9

4,08 1,2,9

4,63

1,2,8,9

3,99

1,2,8,9

3,87 1,2,8,9

1,09 5,6,7,9

-4,26 3,4,5,6,7,8

1,2,3,4,5,6,7,8,9 – различия достоверны с группами под данными номерами по Фишеру LSD с p<0,05.

Дисперсионный анализ также показал достоверное влияние показателей пола и календарного возраста на динамику индекса относительного старения (p<0,000). Взаимодействие показателей также достоверно: F(8, 1528)=2,9485, p=,00283

Влияние возраста на индекс относительного старения носит перевернутый U образный характер с пиком на середине шкалы. У женщин старение начинает резко усиливаться в возрасте 51-55 лет, достигает максимума в возрасте 56-60 лет (в этом возрасте оно становиться положительным, то есть, биологический возраст начинает превышать свою статистическую норму). Это сохраняется на протяжении следующего возрастного этапа: 61-65 лет. А в последующие годы уменьшается, начиная с 66-70 лет, биологический возраст опускается ниже должного биологического, т.е., женщины начинают стареть медленнее статистической нормы. У мужчин также наблюдается перевернутая U-образная зависимость между относительным старением и возрастной группой. Усиленное старение начинается с возраста 46-50 лет, уже в этом возрасте биологический возраст начинает превышать должный. Максимум относительного старения приходится на возраст 56-60 лет, после чего индекс начинает уменьшаться, и становиться отрицательным в возрасте свыше 81 года.

На следующем этапе мы посмотрели динамику психологического возраста по возрастным группам. Результаты в таблице 5.

Таблица 5. Динамика психологического возраста у мужчин и женщин на протяжении жизненного пути.

пол

Возрастная группа

25-35

36-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-80

Свыше 81

женщины

Ср. календ. возраст

28,5

41,0

47,8

53,0

57,8

62,9

67,9

75,3

84,1

Ср. психол возраст

40,6

39,0

45,2

47,3

52,0

62,0

59,6

63,9

83,5

Ст. откл

1,63

1,8

2,07

2,50

3,21

2,92

2,71

2,75

11,34

мужчины

Ср. календ. возраст

31,3

40,3

48,1

52,0

58,7

63,2

67,9

74,3

83,8

Ср. психол. возраст

42,7

42,4

43,4

60,3

55,9

58,9

66,3

58,4

82,5

Ст. откл

1,40

1,97

1,52

2,50

2,75

2,79

2,75

3,59

5,67

Как следует из таблицы, распределение психологического возраста по возрастных группам имеет U образную зависимость, в молодом возрасте (до 35) и старом (после 81 года) люди склонны преувеличивать свой психологический возраст, а в промежутке между этими годами – преуменьшать. Это свойственно и мужчинам, и женщинам. Зависимость календарного возраста от психологического достоверна с F (8, 1528)= 31,59, p=0,000*. Взаимодействие факторов пола и возраста также достоверно с F (8, 1528)= 2,71, p=,006*

Более наглядно, это можно посмотреть по динамике индекса относительного психологического старения – таблица 6.

Таблица 6. Динамика показателя относительного психологического старения (ПВ – КВ) у мужчин и женщин из разных возрастных групп.

Возрастные группы

25-35

36-45

46-50

51-55

56-60

61-65

66-70

71-80

Свыше 81

1

2

3

4

5

6

7

8

9

женщины

12,1 23456789

-2 178

-2,6 18

-5,51

-4,71

-0,4 178

-8,5 126

-10,6 12367

-1,0

мужчины

11,3 235678

2,2 18

-4,7 14

8,3 3568

-2,3 14

-4,2 14

-1,1 1

-14,6 124

-2,0

123456789 – группа отличается от группы под таким номером

Как видно из таблицы, U зависимость психологического возраста от календарного остается. Но интереснее, наличие достоверного пика психологического постарения у женщин возрастной группы 61- 65 лет, а у мужчин – 66-71 год и в возрасте 51 – 55 лет.

Обсуждение результатов.

Проблема выхода на пенсию и его влияния на здоровье человека обладает высокой значимостью в связи с проходящей во многих странах пенсионной реформой и передвижением пенсионного возраста на более поздний срок. Возраст выхода в России на пенсию в 2019 году для женщин 55,5 лет, для мужчин – 60,5 лет. До прошлого года , т.е., во времена, когда жили и выходили на пенсию наши испытуемые, он был 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. Сейчас в России идет пенсионная реформа, согласно которой, мужчины будут выходить на пенсию в 65 лет, а женщины в 60.

По итогам нашего исследования, мы можем утверждать, что феномен пенсионного стресса, описанный для многих стран, существует и в России, и что пенсионный стресс влияет на биологический возраст человека. Ранее, в исследованиях, выполненных в Германия, Греция, США, Швеция и других странах, было показано влияние пенсионного стресса на вероятность преждевременной смерти [12]., на возникновение проблем со здоровьем [25]; выход на пенсию приводит к росту заболеваний сердечно сосудистой системы [26], риску возникновения инфаркта миокарда и другим проблемам.

Как показало наше исследование, пенсионный стресс существует и у мужчин, и у женщин. Для женщин он проявляется как возрастание биологического возраста относительно должного сразу после выхода на пенсию, в период 56-60 лет. В этом периоде индекс относительного старение у женщин становится положительным (равным +2,03 года) и он достоверно превышает таковой очень молодых и очень пожилых групп. Высокое относительное старение также сохраняется в период 61- 65 лет - возрасте, который станет постпенсионным после завершения пенсионной реформы.

У мужчин пенсионный стресс выражен даже сильнее чем у женщин, он становится почти максимальным в период 61-60 лет (индекс относительного старения положительный и равный +3,99 года), и этот индекс достоверно выше самых молодых и последующих пожилых возрастных групп.

Однако, наше исследование также показало, что существует не менее сильно выраженный предпенсионный стресс – стресс от ожидания выхода на пенсию. У мужчин он максимальный, он даже выше, чем постпенсионный стресс. В период перед выходом на пенсию у мужчин индекс относительного старения максимальный и достигает +4,08 лет, что достоверно выше самых юных и самых пожилых возрастных групп. У женщин предпенсионный стресс выражен слабее. Индекс относительного старения близок к нулю (-0,74) и достоверно отличается только от самых пожилых групп: различие с более молодыми группами – лишь на уровне тенденции.

В психологии собрано много данных, говорящих о том, что во многих случаях, стресс ожидания является более сильным раздражителем, чем само стрессовое событие. Например, это показано для российских космонавтов, стресс ожидания полета (особенно нереализованного) действует на здоровье и продолжительность жизни сильнее, чем сам космический полет [27].

Возможно, в других странах предпенсионный стресс будет выражен не так сильно. Почему ожидание выхода на пенсию вызывает такой сильный стресс, влияющий на биологический возраст у лиц предпенсионного возраста в России? Во-первых, проходящая в настоящее время в России пенсионная реформа вызвала огромный социальный резонанс, несравнимый с многими другими странами, в том числе, странами постсоветского пространства, например, Казахстаном, [28]. Это связано с массовыми дискуссиями по проблеме, с повышенной представленностью этой тематики в средствах массовой информации. Иначе говоря, проблема оказывается представленной в массовом сознании россиян, а было показано, что в России социокультурные факторы, тем более, представленные в СМИ, оказывают сильное влияние по поведение и психофизиологию возрастных групп [29]. Во-вторых, это неожиданность пенсионной реформы.. В психологии существует такое понятие как установка: если люди много лет знают и ожидают, что в 55-60 лет они выйдут на пенсию, и вдруг оказывается, что не так, то они оказываются в состоянии сшибки нервных процессов, разрушения установки, что оказывает болезненное действие на адаптацию человека к окружающему миру [30] и негативно влияет на его психику и на организм. Это вызывает особенно сильный стресс у лиц предпенсионного возраста, поскольку именно они ожидали скорого выхода на пенсию и именно на них выпадает вся тяжесть пенсионной реформы. В-третьих, это отношение к пенсионной реформе, оно отрицательное у большинства россиян. В-четвертых, существование вероятности отмены пенсионной реформы, в России она началась недавно, неожиданно, и общественное недовольство уже привело к снижению пенсионного возраста для женщин с 63 лет до 60. Все это ведет к том, что наши граждане обеспокоены этой проблемой, сосредоточены на ней, особенно в предпенсионном возрасте, что ведет к возникновению у них предпенсионного стресса. Могут существовать и другие психологические причины предпенсионного стресса, общие для людей из разных стран, но это требует дополнительного исследования.

Также мы считаем должным отметить ресинхронизацию относительного биологического и психологического старения. Пенсионный стресс как социальное явление влияет сильнее на биологический возраст, он усиливает относительное биологическое старение в предпенсионный и постпенсионный периоды. Однако психологически в этом возрасте люди чувствуют себя достаточно молодыми личностями, у которых еще впереди много возможностей и достижений. Но ускорение психологического старения начинается позднее, у мужчин в возрасте 66-70 лет, а у женщин в возрасте 61-65 лет. И хотя это будущий возраст выхода на пенсию после реформы, но ускорение психологического старения наблюдается у современных пенсионеров и объяснить его сложнее. Возможно, оно связано с тем, что многие люди в нашей стране продолжают работать и после выхода на пенсию и фактически прекращают работу на несколько лет позднее [31],[32]. Возможно, усиление психологического старения связано с тем, что в этом возрасте люди реально перестали работать и сразу почувствовали себя старыми. Но это предположение нуждается в проверке. Период повышенного психологического старения у мужчин после 50 лет можно объяснить кризисом середины жизни.

Заключение.

По итогам нашего исследования было показано существование пенсионного стресса для у людей; после выхода на пенсию у них резко увеличивается биологический возраст, это касается и мужчин, и женщин, биологический возраст у них начинает превышать статистическую норму. У мужчин пенсионный стресс выражен сильнее чем у женщин. Наши данные совпадают с результатами, полученными в других странах, и в аспекте наличия пенсионного стресса, и в аспекте его большей выраженности у мужчин, чем у женщин.

Кроме этого, нами обнаружен феномен предпенсионного стресса в России. У мужчин и у женщин ожидание пенсии в последние пятилетие перед выходом на заслуженный отдых также ухудшает показатели биологического возраста. У мужчин предпенсионный стресс выражен сильнее чем у женщин. Величина относительного старения у них наибольшая именно в предпенсионном возрасте.

Следует отметить, что в России наблюдается перевернутая U – образная зависимость между календарным возрастном и биологическим. В молодом возрасте (задолго до выхода на пенсию) у мужчин и женщин биологический возраст ниже и календарного, и статистической нормы, то есть, они оказываются моложе, чем должно быть. В предпенсионном и пенсионном возрасте у них наблюдается резкое постарение А потом в более познем возрасте, через несколько пятилетий после выхода на пенсию, их биологический возраст опять снижается, и они становятся моложе чем это предполагается статистическими нормами и календарным возрастом.

Также мы обнаружили некоторое рассогласование между биологическим и психологическим старением организма. Предпенсионный и постпенсионный стресс, существующий и у мужчин, и у женщин и влияющий на работу многих систем организма, не оказывает влияния на самооценку человеком своего психологического возраста. Зато позднее, примерно через 5 лет после достижения пенсионного возраста, у людей начинает наблюдаться ускорение психологического старения.

Благородности. Автор выражает благодарность молодым коллегам принимавшим участие в сборе экспериментальных данных: Зинатуллиной А.М., Калаевой А.А., Терехина А.В., Фасхутдиновой Ю.Ф., Чумаковой Е.А., Исяндавлетовой Ф.С., Мельнику В.П., Голубеву И., Седых Ю..

Библиография
1.
Александрова, М.Д. Старение человека и его индивидуальные проявления / М. Д. Александрова // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 16. Психология. Педагогика. — 2014. — № 2, С. 81—86.
2.
Березина Т.Н. Психобиологические детекторы повышения пенсионного возраста в России//Биопсихологический возраст профессионалов: результаты и перспективы исследований. Коллективная монография. М.: Энциклопедист-Максимум, 2019. 13 – 24 с.
3.
Boutari C., Mantzoros C.S.. Decreasing Lean Body Mass with Age: Challenges and Opportunities for Novel Therapies // Endocrinology and Metabolism(2017), 32 (4):422 http://dx.doi.org/10.3803/EnM.2017.32.4.422.
4.
Werner C.M, Hecksteden А., Morsch А., Zundler J, Wegmann M., Kratzsch J., Thiery J., Hohl M. , Thomas Bittenbring J.T., Neumann F., Böhm M., Meyer T., Laufs U. (2018). Differential effects of endurance, interval, and resistance training on telomerase activity and telomere length in a randomized, controlled study. / European Heart Journal, Volume 40, Issue 1, 01 January 2019, P. 34–46,https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehy585 DOI: 10.1093/eurheartj/ehy585.
5.
Stellos K., Spyridopoulos I. Exercise, telomerase activity, and cardiovascular disease prevention // European Heart Journal, Volume 40, Issue 1, 01 January 2019, Pages 47–49,https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehy707.
6.
Neupert S.D, Neubauer A. B, Scott S.B., Hyun J., Sliwinski M., J. Back to the Future: Examining Age Differences in Processes Before Stressor Exposure // The Journals of Gerontology: Series B , Volume 74, Issue 1, January 2019, Pages 1–6,https://doi.org/10.1093/geronb/gby074
7.
Bamia C., Trichopoulou A., Trichopoulos D. Age at retirement and mortality in a general population sample: the Greek EPIC study // American Journal of Epidemiology. 2008. № 167 (5). P. 561–569.
8.
Brockmann H., Muller R., Helmert U. Time to retire – Time to die? A prospective cohort study of the effects of early retirement on long-term survival // Social Science & Medicine. 2009. № 69. P. 160–164.
9.
Karlsson N.E., Carstensen J.M., Gjesdal S., Alexanderson K.A. Mortality in relation to disability pension: findings from a 12-year prospective population-based cohort study in Sweden // Scandinavian Journal of Public Health. 2007. № 35. P. 341–347.
10.
Tsai S.P., Wendt J.K., Donnelly R.P., Geert de Jong, Farah S.A. Age at Retirement and Long Term Survival of an Industrial Population: Prospective Cohort Study // British Medical Journal. 2005.
11.
Kuhn A., Wuellrich J.P., Zweimuller J. Fatal attraction? Access to early retirement and mortality. IZA Discussion Paper 5160. Institute for the Study of Labor, Bonn, Germany. 2010.
12.
Haynes S.G., McMichael A.J., Tyroler H.A. Survival after early and normal retirement // Journal of Gerontology. 1978. № 33. P. 269–278.
13.
Bingley P, Martinello A. Mental retirement and schooling // European Economic Review. 2013. № 63. P 292-298.
14.
Bonsang E., Adam S., Perelman S. Does retirement affect cognitive functioning? // Journal of Health Economics. 2013. № 31. P 490-501/
15.
Mazzonna F., Peracchi F. Ageing, cognitive abilities and retirement // European Economic Review. 2012. № 56. P 691-710.
16.
Hülür G., Hertzog C., Pearman AM, Gerstorf D. (2015). Correlates and moderators of change in subjective memory and memory performance: findings from the health and retirement study .Gerontology 61 , 232–240. 10.1159/000369010 [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ]/
17.
Joo W., Kwak S., Youm Y., Chey J. (2017). Brain functional connectivity difference in the complete network of an entire village: the role of social network size and embeddedness . Sci. Rep. 7 :4465.10.1038/s41598-017-04904-1 [ PMC free article ] [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ].
18.
Dave D., Rashad R.I., Spasojevic J. The effects of retirement on physical and mental health outcomes // Southern Economic Journal. 2008. № 75. P. 761–782.
19.
Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб, “Алетейя”, 2001, 304 с.
20.
Стрижицкая, О. Ю. Современные проблемы психологии старения /О. Ю. Стрижицкая // Здоровая личность / под ред. Г. С. Никифорова. — СПб.: Речь, 2013.-С. 336-355.
21.
Анцыферова Л. И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии. Издание 2-е, исправленное и дополненное. М.: Институт психологии Российской академии наук, 2006, 415 с.
22.
Дружинин В.Н. Психология общих способностей, М.: Наука, 2007.
23.
Stephan Y., Sutin AR, Terracciano A. (2016). Feeling older and risk of hospitalization: evidence from three longitudinal cohorts . Heal. Psychol. 35 , 634–637. 10.1037/hea0000335 [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ]
24.
Rabin LA, Smart CM, Amariglio RE (2017). Subjective cognitive decline in preclinical Alzheimer's disease . Annu. Rev. Clin. Psychol. 13 , 369–396. 10.1146/annurev-clinpsy-032816-045136 [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ]
25.
Третьякова Е.А., Хасанова Р.Р. Влияние выхода на пенсию на состояние здоровья пожилых: обзор зарубежных исследований. // Вестник НГУЭУ. 2018;(1):168-185.
26.
Morris J.K., Cook D.G., Shaper A.G. Loss of employment and mortality // British Medical Journal. 1994. № 308. P. 1135–1139.
27.
Березина Т.Н., Мансуров Э.И. Влияние стрессогенных факторов на продолжительность жизни летчиков-космонавтов // Вопросы психологии, 2015, № 3, с. 73-83/
28.
Zhumanova B. Old people have a place. // Esquire Electronic Journal. April 19, 2018 / https://esquire.kz/starikam-tut-mesto (access date 08/16/2019).
29.
Литвинова А.В., Орлова Е.А. Модель адаптационного потенциала личности обучающихся в условиях психологической безопасности образовательной среды //Психологическая безопасность образовательной среды: подходы, модели, профилактика. Коллективная монография. М., 2016. С. 56-64.
30.
Котенева А.В., Кобзарев С.А. Особенности ценностно-смысловой сферы спасателей с разным уровнем профессиональной социально-психологической адаптации// Социальная психология и общество. 2019. Т. 10. № 1. С. 35-52.
31.
Березина Т.Н., Чумакова Е.А., Балан И.С. — Особенности личностной организации времени жизненного пути пенсионеров имеющих в анамнезе сердечно-сосудистые заболевания //Психология и Психотехника. – 2018. – № 3. – С. 69-81. DOI: 10.7256/2454-0722.2018.3.27228 URL: http://www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=27228
32.
Березина Т.Н., Чумакова Е.А. Личностные типы пенсионеров, имеющих в анамнезе сердечно-сосудистые заболевания// Психолог. — 2018.-№ 6.-С.41-48. DOI: 10.25136/2409-8701.2018.6.28027. URL: http://e-notabene.ru/psp/article_28027.html
References (transliterated)
1.
Aleksandrova, M.D. Starenie cheloveka i ego individual'nye proyavleniya / M. D. Aleksandrova // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ser. 16. Psikhologiya. Pedagogika. — 2014. — № 2, S. 81—86.
2.
Berezina T.N. Psikhobiologicheskie detektory povysheniya pensionnogo vozrasta v Rossii//Biopsikhologicheskii vozrast professionalov: rezul'taty i perspektivy issledovanii. Kollektivnaya monografiya. M.: Entsiklopedist-Maksimum, 2019. 13 – 24 s.
3.
Boutari C., Mantzoros C.S.. Decreasing Lean Body Mass with Age: Challenges and Opportunities for Novel Therapies // Endocrinology and Metabolism(2017), 32 (4):422 http://dx.doi.org/10.3803/EnM.2017.32.4.422.
4.
Werner C.M, Hecksteden A., Morsch A., Zundler J, Wegmann M., Kratzsch J., Thiery J., Hohl M. , Thomas Bittenbring J.T., Neumann F., Böhm M., Meyer T., Laufs U. (2018). Differential effects of endurance, interval, and resistance training on telomerase activity and telomere length in a randomized, controlled study. / European Heart Journal, Volume 40, Issue 1, 01 January 2019, P. 34–46,https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehy585 DOI: 10.1093/eurheartj/ehy585.
5.
Stellos K., Spyridopoulos I. Exercise, telomerase activity, and cardiovascular disease prevention // European Heart Journal, Volume 40, Issue 1, 01 January 2019, Pages 47–49,https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehy707.
6.
Neupert S.D, Neubauer A. B, Scott S.B., Hyun J., Sliwinski M., J. Back to the Future: Examining Age Differences in Processes Before Stressor Exposure // The Journals of Gerontology: Series B , Volume 74, Issue 1, January 2019, Pages 1–6,https://doi.org/10.1093/geronb/gby074
7.
Bamia C., Trichopoulou A., Trichopoulos D. Age at retirement and mortality in a general population sample: the Greek EPIC study // American Journal of Epidemiology. 2008. № 167 (5). P. 561–569.
8.
Brockmann H., Muller R., Helmert U. Time to retire – Time to die? A prospective cohort study of the effects of early retirement on long-term survival // Social Science & Medicine. 2009. № 69. P. 160–164.
9.
Karlsson N.E., Carstensen J.M., Gjesdal S., Alexanderson K.A. Mortality in relation to disability pension: findings from a 12-year prospective population-based cohort study in Sweden // Scandinavian Journal of Public Health. 2007. № 35. P. 341–347.
10.
Tsai S.P., Wendt J.K., Donnelly R.P., Geert de Jong, Farah S.A. Age at Retirement and Long Term Survival of an Industrial Population: Prospective Cohort Study // British Medical Journal. 2005.
11.
Kuhn A., Wuellrich J.P., Zweimuller J. Fatal attraction? Access to early retirement and mortality. IZA Discussion Paper 5160. Institute for the Study of Labor, Bonn, Germany. 2010.
12.
Haynes S.G., McMichael A.J., Tyroler H.A. Survival after early and normal retirement // Journal of Gerontology. 1978. № 33. P. 269–278.
13.
Bingley P, Martinello A. Mental retirement and schooling // European Economic Review. 2013. № 63. P 292-298.
14.
Bonsang E., Adam S., Perelman S. Does retirement affect cognitive functioning? // Journal of Health Economics. 2013. № 31. P 490-501/
15.
Mazzonna F., Peracchi F. Ageing, cognitive abilities and retirement // European Economic Review. 2012. № 56. P 691-710.
16.
Hülür G., Hertzog C., Pearman AM, Gerstorf D. (2015). Correlates and moderators of change in subjective memory and memory performance: findings from the health and retirement study .Gerontology 61 , 232–240. 10.1159/000369010 [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ]/
17.
Joo W., Kwak S., Youm Y., Chey J. (2017). Brain functional connectivity difference in the complete network of an entire village: the role of social network size and embeddedness . Sci. Rep. 7 :4465.10.1038/s41598-017-04904-1 [ PMC free article ] [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ].
18.
Dave D., Rashad R.I., Spasojevic J. The effects of retirement on physical and mental health outcomes // Southern Economic Journal. 2008. № 75. P. 761–782.
19.
Abul'khanova K.A., Berezina T.N. Vremya lichnosti i vremya zhizni. SPb, “Aleteiya”, 2001, 304 s.
20.
Strizhitskaya, O. Yu. Sovremennye problemy psikhologii stareniya /O. Yu. Strizhitskaya // Zdorovaya lichnost' / pod red. G. S. Nikiforova. — SPb.: Rech', 2013.-S. 336-355.
21.
Antsyferova L. I. Razvitie lichnosti i problemy gerontopsikhologii. Izdanie 2-e, ispravlennoe i dopolnennoe. M.: Institut psikhologii Rossiiskoi akademii nauk, 2006, 415 s.
22.
Druzhinin V.N. Psikhologiya obshchikh sposobnostei, M.: Nauka, 2007.
23.
Stephan Y., Sutin AR, Terracciano A. (2016). Feeling older and risk of hospitalization: evidence from three longitudinal cohorts . Heal. Psychol. 35 , 634–637. 10.1037/hea0000335 [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ]
24.
Rabin LA, Smart CM, Amariglio RE (2017). Subjective cognitive decline in preclinical Alzheimer's disease . Annu. Rev. Clin. Psychol. 13 , 369–396. 10.1146/annurev-clinpsy-032816-045136 [ PubMed ] [ CrossRef ] [ Google Scholar ]
25.
Tret'yakova E.A., Khasanova R.R. Vliyanie vykhoda na pensiyu na sostoyanie zdorov'ya pozhilykh: obzor zarubezhnykh issledovanii. // Vestnik NGUEU. 2018;(1):168-185.
26.
Morris J.K., Cook D.G., Shaper A.G. Loss of employment and mortality // British Medical Journal. 1994. № 308. P. 1135–1139.
27.
Berezina T.N., Mansurov E.I. Vliyanie stressogennykh faktorov na prodolzhitel'nost' zhizni letchikov-kosmonavtov // Voprosy psikhologii, 2015, № 3, s. 73-83/
28.
Zhumanova B. Old people have a place. // Esquire Electronic Journal. April 19, 2018 / https://esquire.kz/starikam-tut-mesto (access date 08/16/2019).
29.
Litvinova A.V., Orlova E.A. Model' adaptatsionnogo potentsiala lichnosti obuchayushchikhsya v usloviyakh psikhologicheskoi bezopasnosti obrazovatel'noi sredy //Psikhologicheskaya bezopasnost' obrazovatel'noi sredy: podkhody, modeli, profilaktika. Kollektivnaya monografiya. M., 2016. S. 56-64.
30.
Koteneva A.V., Kobzarev S.A. Osobennosti tsennostno-smyslovoi sfery spasatelei s raznym urovnem professional'noi sotsial'no-psikhologicheskoi adaptatsii// Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2019. T. 10. № 1. S. 35-52.
31.
Berezina T.N., Chumakova E.A., Balan I.S. — Osobennosti lichnostnoi organizatsii vremeni zhiznennogo puti pensionerov imeyushchikh v anamneze serdechno-sosudistye zabolevaniya //Psikhologiya i Psikhotekhnika. – 2018. – № 3. – S. 69-81. DOI: 10.7256/2454-0722.2018.3.27228 URL: http://www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=27228
32.
Berezina T.N., Chumakova E.A. Lichnostnye tipy pensionerov, imeyushchikh v anamneze serdechno-sosudistye zabolevaniya// Psikholog. — 2018.-№ 6.-S.41-48. DOI: 10.25136/2409-8701.2018.6.28027. URL: http://e-notabene.ru/psp/article_28027.html

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Пенсионный стресс – как психофизиологический феномен»

Предмет исследования – анализ предпенсионного стресса как психофизиологического явления на основе динамики темпоральных показателей. В качестве основных показателей автор изучает следующие:
• биологический возраст,
• психологический возраст,
• ряд производных индексов
Методология исследования соответствует традиционному подходу к психологическим исследованиям. Обширно и уместно применён метод обзора и анализа литературных данных и исследований по близкой тематике. Так, автор обобщает работы большого числа авторов, анализируя многочисленные факторы, которые могут обусловливать стресс предпенсионного и пенсионного возраста – доход, пол, возраст и др.
В качестве психодиагностического блока использован пакет общеизвестных валидных и надежных методик:
1. для исследования биологического возраста - Методика «Определение биологического возраста по В.П. Войтенко»
2. для оценки психологического возраста – Методика определения должного биологического возраста для разных возрастных групп (ДБВ) и метод самооценки личностного времени по К.А.Абульхановой и Т.Н.Березиной
3. для анализа относительного психологического возраста автор использовал показатель, который введен специально в рамках данного исследования – это производная психологического и календарного возраста
Для статистического анализа данных применены методы оценки средних значений – среднее арифметическое, процентное соотношение, а также дисперсионный анализ и критерий Фишера.
Более 1,5 тысяч испытуемых составили вполне репрезентативную выборку, т.к. были отобраны по критериям пола и возраста, а также являются представителями различных территорий – от Москвы до Северной Осетии.
Актуальность работы обоснована необходимостью изучения психологического содержания феномена стресса предпенсионного и пенсионного. Особенно важно это применительно к новым условиям законодательства, когда многолетняя установка работающих граждан по выходу на пенсию была разрушена решением об увеличении возраста выхода на пенсию.
Новизна исследования прослеживается в нескольких моментах. С методологической точки зрения автором применен Индекс относительного психологического старения, который ранее не использовался в подобных исследованиях. С научной точки зрения новизна прослеживается в изучении феномена именно предпенсионного стресса. Ранее в науке исследовали в основном пенсионный стресс.
Стиль, структура, содержание.
Статья достаточно четко структурирована. В ней выделена вводная часть, основная и заключительная части.
Во вводной части автор раскрывает актуальность темы, в ней охарактеризованы научные основания исследования, представлены подходы, которых придерживается автор в исследовании. Так, автор раскрывает подходы о том, что у мужчин пенсионный стресс выше, чем у женщин. Выходя на пенсию, они утрачивают статус кормильца, а другую социальную роль обычно не получают. Женщины компенсируют выход на пенсию вовлеченностью в домашнее хозяйство. Также отмечено, что именно в предпенсионном возрасте наблюдается резкое психологическое постарение. Связано с феноменом "установка выхода на пенсию". Интересно, что вероятность смерти среди пенсионеров тем выше, чем больше разница в уровне дохода до и после выхода на пенсию.
В основной части автор подробно описывает организацию и методы исследования. Данные сопровождены цифровыми материалами в 6 таблицах. Объемы эмпирических значений, полученных в ходе исследования существенно шире, чем тот материал, который автор отразил в работе. Это не умаляет ценности представленного исследования, но позволяет автору на основе полученных данных продумать еще одну публикацию.
В заключительной части автор делает короткие, но содержательные и стройные выводы о результатах исследования. Например, ценной является информация о том, что феномен предпенсионного стресса несколько отличается в России от выявленных ранее закономерностей в других странах.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к научным статьям. По тексту статьи сделаны ссылки на библиографию. По ходу текста основные положения сопровождаются графическими и наглядными материалами. Стиль работы соответствует требованиям научности.
Замечание касается оформления работы. По тексту наблюдаются опечатки и графические ошибки. Их рекомендуется исключить до публикации:
1. В названии статьи можно исключить «тире»
2. Исключить многочисленные дублирования знаков препинания. Например, «вероятность преждевременной смерти,.»
3. Исправить опечатки типа в фразах типа «в более познем возрасте»
4. Проверить слова, которые меняют смысл высказывания. Например «Благородности».
Библиография специализированная, подбор литературных источников является обоснованным. Список литературы содержит 32 источника на русском и английском языке, среди них в основном статьи из журналов и монографии. Многие источники являются вполне актуальными, датированы 2018-19 годами.
Следует отметить, что список литературы оформлен без ошибок, в соответствии с требованиями ГОСТа.
Апелляция к оппонентам: основные положения работы отражают содержание заявленной темы исследования. Статья рекомендована к публикации, несмотря на незначительные замечания. Но замечания по оформлению требуется исправить ДО публикации.
Выводы, интерес читательской аудитории: Тема весьма актуальна, имеет ценность для психологов, консультантов в области социальной психологии, личностной идентичности, психологии старения. Рекомендуется подготовить вторую часть статьи, т.к. эмпирический материал, полученный автором, существенно шире отражённого в данной публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"