Статья 'Персонализация в информационной социализации личности: проблемы и их причины' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Персонализация в информационной социализации личности: проблемы и их причины

Грязнова Елена Владимировна

доктор философских наук

заведующий кафедрой философии и теологии, профессор, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1

Gryaznova Elena Vladimirovna

Doctor of Philosophy

Professor of the department of Philosophy and Theology at Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University

603005, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 1

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Гончарук Алексей Геннадьевич

кандидат философских наук

старший преподаватель, кафедра философии и теологии, "Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина"

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1

Goncharuk Aleksey

PhD in Philosophy

Senior Educator, the department of Philosophy and Theology, Kozma Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University

603005, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 1

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Хлап Анна Александровна

аспирант кафедры философии и теологии, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Н.новгород, ул. Ульянова, 1

Khlap Anna Aleksandrovna

post-graduate student of the Department of Philosophy and Theology at Nizhny Novgorod pedagogical University. K. Minin

140155, Russia, Moscow Oblast, township of Eletroizolyator, Electroizolyator Street 67

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Афанасьев Сергей Владимирович

аспирант, кафедра философии и теологии, Мининский университет, врач психиатр-нарколог, Государственное автономное учреждение здравоохранения "Республиканский наркологический диспансер" Министерства здравоохранения Республики Татарстан

420082, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Сеченова, 6

Afanas'ev Sergei Vladimirovich

Post-Graduate Student of the Department of Philosophy and Teology at Minin University, psychiatrist at drugs counsellor at Republican Drug Abuse Clinic under the Ministry of Health of the Tatarstan Republic

420082, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Sechenova, 6

egik37@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8701.2019.3.29964

Дата направления статьи в редакцию:

10-06-2019


Дата публикации:

23-07-2019


Аннотация: В условиях развития информационного общества происходит трансформация, как социальной системы, так и сущностных, родовых качеств человека. Эти трансформации имеют как положительные, так и отрицательные последствия. В современных научных исследованиях ведется поиск и изучение причин подобных изменений. Анализ публикаций по данному вопросу показал, что недостаточное внимание исследователи уделяют одному из основных источников проблем негативных измененный в структуре современной личности – трансформации субъекта социализации. Данная работа является продолжением публикаций авторов, посвященных изучению специфики основных этапов (идентификации, индивидуализации и персонализации) информационной социализации личности. В ходе исследования были изучены и проанализированы результаты научных исследований проблем информационной социализации личности зарубежных и отечественных ученых. В методологии исследования использовалась теория деятельности и теория социализации личности, разработанные Нижегородским философским клубом «Универсум», возглавляемом Л.А. Зеленовым и концепция информационной социализации личности Е.В. Грязновой Обосновано, что основная причина трансформации личности в информационной социализации – это замена реального субъекта социализации на информационный квазисубъект. На этапе персонализации родовые качества человека подвергаются трансформации благодаря изменениям структурных элементов трех основных подсистем культуры (информационной, праксиологической и аксиологической). Чтобы адаптироваться к стремительно меняющимся условиям, создаваемым информационной культурой, человек вынужден изменяться на уровне своей сущности: трансформируется сознание, язык, деятельность и общение.


Ключевые слова: социализация личности, персонализация, информационная культура, информационное общество, информационная подсистема культуры, праксиологическая подсистема культуры, аксиологическая подсистема культуры, информационный квазисубъект, родовые качества человека, социокультурное пространство

Abstract: Under the conditions of developing information society both social system and essential (generic) personality features undergo transformation. These transformations have both positive and negative consequences. Today there are a lot of researches which authors try to find and analyze what causes such transformations. Having analyzed researches devoted to this issue, the authors of the present article discover that researchers ignore one of the main reasons of negative personality transformations which is transformation of socialization process. In the course of their research the authors have studied and analyzed results of both Russian and foreign researches on the matter. The research methodology includes the theory of activity and theory of socialization developed by Nizhi Novgorod Club 'Universum' headed by L. Zelenov as well as the concept of information socialization offered by E. Gryaznova. The results of the research demonstrate that the main reason for personality transformation in the process of information socialization is the replacement of an actual actor of socialization with an informative quasi-actor. At the personalization stage generic features of personality are subject to transformation as a result of changes in structural elements of three main subsystems of culture (informative, praxiological and axiological subsystems). To adjust to rapidly changing conditions created by information culture, human has to change at the level of human essence. The language, activity and communication methods are transformed, too. 



Keywords:

axiological subsystem of culture, praxiological subsystem of culture, information subsystem of culture, information society, information culture, personalization, socialization of personality, information quasi-object, generic qualities of a person, social and cultural space

Введение

В социально-гуманитарном знании принято считать, что в период персонализации (последний этап социализации личности) личность в меньшей степени подвергается воздействию социальной среды общества, нежели на первых этапах своего развития. Это положение характерно для традиционной системы социализации. В условиях информатизации общества появляются факторы, вынуждающие человека продлевать периоды самообразования, самообучения и самовоспитания, оставаясь активным и готовым к адаптации к стремительно изменяющимся реалиям социума. В результате этап персонализации, на котором человек должен реализовать накопленный социальный опыт усложняется, становясь перегруженным интенсивностью и активностью разнородных и часто меняющихся видов деятельностей. Человек без использования современных информационных технологий не в состоянии выдержать подобные перегрузки. Информационные технологии стали неотъемлемым элементом любой деятельности и досуга, выполняя не только роль средства, условий, объекта деятельности, но и субъекта. Это, в свою очередь, приводит к трансформации самого человека.

На сегодня мы имеем предсказания последствий таких изменений общества и человека, сделанные еще основателями концепций информационного общества [32,33] и исследования наших современников, которые в большинстве случаев подтверждают появление опасных тенденций в развитии человека [15,16].

Необходимость изучения проблем и их причин, возникающих на заключительном этапе социализации личности – персонализации, обусловлена рядом положений. Во-первых, в условиях развития информационного общества процесс социализации на этапе персонализации становиться более активным и интенсивным, чем в условиях традиционного общества. Это требует постоянных изменений и обновлений от взрослого человека, к которым он не готов в силу биологических, физиологических и психологических особенностей, данных ему природой. Возникает ряд серьезных социальных последствий, требующих изучения и выявления их причины. Во-вторых, в современной научной литературе ощущается недостаток комплексных исследований механизмов воздействия информационной культуры на родовые качества человека: сознание, язык, деятельность и общение на этапе персонализации.

Обзор литературы

Современные исследования достаточно часто посвящаются изучению информационной социализации личности [11,26,29]. Чаще всего в них речь идет о социальных последствиях нового вида социализации, а не об их причинах. Например, В.О. Ивушкина исследует социокультурные изменения в процессе информационной социализации: «К основным социокультурным изменениям, связанным со становлением информационного общества, по нашему мнению, относятся: дезинтеграция личного социального пространства при интеграции человеческого сообщества «всемирной паутиной»; преобладание индивидуализации; рост прагматических и утилитарных ценностей; институциональная неопределенность многих структур, претерпевающих изменения» [12, с. 168].

Большое внимание исследователи уделяют таким последствиям информационной социализации как киберзависимость, возможность манипуляции сознанием и т.д. на первых двух этапах – идентификации и индивидуализации [2,3,21,23,24].

При всей актуальности исследования подобных опасных последствий информационной социализации, мало изученными остаются причины этих последствий особенно на этапе персонализации. Причины трансформации культуры личности, а, следовательно, и самой личности в процессе информационной социализации можно увидеть, если взять за основу структуру процесса социализации, ибо каждый элемент системы влияет на всю систему.

Однако, обращаясь к работам по тематике информационной социализации личности, можно видеть, что чаще всего авторы делают акценты на каком-либо одном из компонентов или механизмах этого процесса. Например, В. Плешаков саму киберсоциализацию определяет следующим образом: « … как процесс качественных изменений структуры самосознания личности и потребностно-мотивационной сферы индивидуума, происходящий под влиянием и в результате использования человеком современных информационно-коммуникационных, цифровых и компьютерных технологий в контексте усвоения и воспроизводства им культуры в рамках персональной жизнедеятельности» [17]. Следует отметить, что в приводимом определении автор указывает на тот факт, что киберсоциализация – это качественные изменения аксиологической подсистемы культуры. Получается, что киберсоциализация влияет только на одну подсистему культуры. Разве остальные подсистемы не подвергаются трансформации?

Много работ, посвященных тревожным тенденциям в профессиональном образовании, связанных с его информатизацией [14,21,23,24]. Авторы видят причины трансформации личностных качеств современного человека в негативных изменениях информационной подсистемы культуры.

Методология и методы

Прежде чем приступать к описанию хода исследования и его результатов, кратко определим основные методологические принципы, на которые мы опирались. Теория деятельности и теория социализации, разработанная Нижегородским философским клубом под руководством Л.А. Зеленова [8]:

А. Человечество в процессе развития реализует свои родовидовые качества. Ведущими из них являются потребности и способности, т.к. они, будучи интегрированы в сферу индивидуальной и общественной деятельности позволяют создать мир искусственного, т.е. культуру.

Само общество также создается благодаря деятельности человека. Реализуя различные ее виды, люди находятся и в соответствующих общественных отношениях. Эти отношения существуют и развиваются не стихийно, они регулируются определенными социальными институтами. Любой социальный институт – это система норм, принципов, технологий, алгоритмов и моделей поведения и т.д.

Б. Система педагогической сферы общества представляет собой в современном социуме один из важнейших социальных институтов. Его задачами является нормирование и регулирование в обществе процессов социализации личности, т.е. передачи из поколения в поколение социального опыта. Таким образом, мы имеем дело со сложной системой, в которой элементами являются личность, педагогическая сфера и культура. Чтобы понять соотношение этих элементов в системе, необходимо определиться с подходом к их определению.

В. Что касается понятия «культура личности», то здесь мы будем исходить из понимания ее как исключительно положительного социального опыта, обладающего ценностями для индивида, которые необходимы ему для адаптации, вхождения в общество и жизни в нем. В наших работах культуру личности мы рассматриваем как систему, выделяя в ней три основных компонента. Кратко представим основные положения.

Первый компонент (подсистема) – это информационная культура. Она включает различные виды социальной информации, получаемой индивидом в процессе социализации: информация, превращаемая личностью в знания, оформленная в виде теорий, концепций, гипотез, понятий, транслируемых в обществе и т. д. Совокупность всей социальной информации, необходимой индивиду для жизни в обществе, мы обозначаем глаголом «знаю».

Второй компонент (подсистема) культуры личности мы обозначаем как праксиологическую культуру. Она включает в себя методологию деятельности, различного рода технологии, нормы и правила и т. д. Обобщенно этот компонент мы обозначаем глаголом «умею».

И третий компонент (подсистема) – это аксиологическая культура. В нее входят различного рода и вида мотивации к деятельности: установки, ценности, убеждения, желания, цели, интересы, долженствования и др. Данный вид социального опыта как элемента культуры мы обозначаем глаголом «хочу».

Все три подсистемы культуры могут быть сформированы только в процессе социализации личности, которая осуществляется на базе педагогической сферы общества: образование (знаю), обучение (умею) и воспитание (хочу). Схематично систему социализации личности представим следующим образом (рис.1):

Рис.1. Система социализации личности

Г. Самое общее понимание социализации в современном научном знании – это передача и усвоение социального опыта субъектами общества. Различаются концепции социализации в основном этапами, которые выделяют авторы.

Мы, в свою очередь, выделяем три основных этапа социализации личности [8]:

1. Идентификация. На данном этапе родившийся человек должен приобрести общие, свойственные всему человеческому роду качества: сознание, язык, общение и деятельность. Условно этот период социализации можно ограничить возрастом от 0 до 6 – 7 лет, т.е. дошкольное образование.

2. Индивидуализация. Если на первом этапе социализации индивид приобретает социальные качества, то на втором этапе он должен сделать их неповторимыми, особенными, выделяющими его как индивидуальность в обществе. Этот этап социализации условно можно определить как период школьного образования, примерно до 17-18 лет.

3. Персонализация. Третий этап социализации, является завершающим. На нем формируется личность как социально активный субъект истории. Этот период в жизни человека, как правило, совпадает с самостоятельным этапом жизненного пути, т.е. выбором и овладением профессией и дальнейшей ее реализацией.

Д. В условиях развития информационного общества культура личности формируется не только механизмами традиционной социализации, но и механизмами нового ее вида – социализацией информационной. В своих работах мы определили понятие информационной социализации: « … как механизм передачи и усвоения социального опыта в условиях информационной реальности, создаваемой информационными технологиями информационного общества» [5 с. 20].

Отличительной особенностью информационной социализации является вид взаимодействия между субъектами, передающими и осваивающими социальный опыт. В таком виде взаимодействия все его структурные элементы имеют информационную сущность, т.е. представляют собой различного рода информационные объекты. Именно они и создают новый вид реальности – информационную, в которой и происходит социализация личности. Кроме того, в такой социализации и сами субъекты могут существовать только с помощью неких посредников. Мы их обозначаем как информационные квазисубъекты. Они являются представителями реальных субъектов, точнее исполняют их роли в социальном взаимодействии [4,5,7].

Результаты исследования

Мы, в свою очередь, предлагаем выстраивать структуру информационной социализации личности на основе структуры традиционной социализации. При этом информационную культуру будем рассматривать как систему, состоящую все так же из трех основных подсистем: информационной, праксиологической и аксиологической, которые формируются на основе трех базовых механизмов педагогической сферы: образования, обучения и воспитания. Отличие будет заключаться в том, что сам педагогический процесс происходит по большей части в социокультурном пространстве информационной реальности, информационные квазисубъекты и объекты которой и являются причиной трансформации личностных качеств человека в период персонализации.

Таким образом, основные причины негативных последствий информационной социализации следует искать в деформации субъект-субъектных отношений трех основных подсистем культуры личности: информационной, праксиологичесой и аксиологической.

Что касается сущности информационной культуры как феномена, то в своих работах, посвященных данной теме, мы установили следующее [6-8]:

1. Информационная культура является информационным элементом ядра культуры. Она выполняет ряд функций, среди которых одной из основных является функция формирования информационного социокультурного пространства.

2. Информационная культура обеспечивает реализацию информационных процессов, благодаря которым происходит передача, обработка и хранение артефактов, феноменов, процессов культуры в целом от одного поколения другому.

3. Формы бытия информационной культуры многообразны. Основными из них являются формы, основанные на информационных процессах (передача, обработка и хранение социальной информации): социальная память, социализация и социальный опыт.

Таким образом, социальный опыт – как основное положительное содержание культуры, храниться в социальной памяти человечества и передается из поколения в поколение с помощью механизмов социализации личности. Формирование культуры личности зависит от сочетания форм социализации в обществе, от содержания социального опыта и от наполнения социокультурного пространства, в котором происходит формирование основных подсистем культуры.

Итак, процесс социализации в информационном обществе в большей степени проходит в информационном социокультурном пространстве, а не в реальном, как это было в традиционных формах социализации личности. При этом в периоды идентификации и индивидуализации человек приобщается к существующей культуре общества и принимает необходимые ему знания, умения и ценности. Как показано в работах, посвященных исследованию этих этапов информационной социализации [3;4;7;17], современные дети и подростки подходят к этапу персонализации с определенным набором качеств человека информационной эпохи: владение навыками поиска информации для получения образования и профессии, мозаичной системой ценностей, слабо привязанной к культуре собственной страны. На этапе персонализации им предстоит реализация полученного социального опыта, его обогащение и передача следующим поколениям. Этот этап самый длительный и самый сложный. С одной стороны, человек уже имеет определенные социальные статусы и роли, стиль и образ жизни. С другой же стороны, в условиях стремительно меняющегося социокультурного пространства информационного общества ему приходится периодически отчуждать устаревшие знания, умения и ценности и приобретать новые.

Информационная и праксиологическая подсистемы культуры в период персонализации продолжают формироваться и развиваться. В современных условиях образование и обучение приобретают статус непрерывного, реализующегося в течение всей жизни. Взрослому человеку приходится постоянно приобретать дополнительные знания и профессии. Современные информационные технологии в этом случае позволяют ускорять и уплотнять время социализации. Однако при этом создаются условия (причины) для возникновения и негативных последствий развития информационной и праксиологической подсистем культуры в информационном пространстве.

Первое, на что следует обратить внимание, это тот факт, что современный человек вынужден большую часть своего времени проводить в информационном пространстве, создаваемом информационными технологиями. Реальное взаимодействие в социуме заменяется взаимодействием с информационными квазисубъектами. Происходит перераспределение социальных статусов и ролей, исчезают границы между работой и бытом, частным пространством и общественным. Взрослый человек не только работает, но и продолжает образовываться и обучаться, а также становится в период персонализации субъектом, передающим социальный опыт. Такая нагрузка негативно сказывается на физическом и психологическом здоровье современного взрослого поколения. В результате определенные деятельности для облегчения их выполнения переносятся в информационное пространство и выполняются там. Чаще всего это происходит с таким институтом традиционного общества как семья. Родители переносят общение с детьми и близкими в социальные сети. В информационном социокультурном пространстве происходит взаимодействие не реальных субъектов, а их симулякров, информационных квазисубъектов, которые наделяются любыми качествами. Так, Т.Д. Стерледева отмечает: «Сейчас, в самом начале XXI века, человек либо работает, либо развлекается в ЭВР (электронная виртуальная реальность. – Е.Г. ). Однако в будущем он будет там проводить и рабочие часы, и часы отдыха. Там же может образовывать семью. Люди могут вообще жить там, а в обычную реальность (как в низшую по сложности) будут выходить любители экстрима с целью почувствовать себя не хозяином мира, а рабом мира … » [18, с. 167-168]. Отметим, что это - позиция ученого начала 21 века, носящая предположительный характер. Прошло всего 13 лет и социологические исследования приобрели уже утвердительный характер: «С миром реальным информанты взаимодействуют по исключительной необходимости, потому как чувствуют себя в реальном мире не комфортно. Взаимодействие с преподавателем дается им крайне трудно, так как они привыкли к исполнению роли игрока (работника) и общения на своем (сленговом) языке. Им необходимо некоторое время, чтобы адаптироваться к социальным ролям реального мира: “...если бы я мог, я бы не выходил из дома вообще, но это необходимо, потому что надо сдавать экзамены и зачеты. Когда я получу высшее образование, то постараюсь изолироваться от внешнего мира, где меня не понимают”». [11, с.24]. И далее: «В реальном мире они только исполняют роль работника, а все остальные роли перенесены на информационно-электронное пространство: ”..я прихожу на работу или «фриласю» только для получения материальных средств к существованию, все остальное меня не устраивает, так как меня не понимают, а в интернет-пространстве я могу самореализоваться, где захочу и как захочу”» [11, с. 27]. Данная проблема достаточно активно обсуждается и зарубежными авторами [26,27,30,31].

Причина этой проблемы кроется в том, что информационные технологии, обеспечивающие уплотнение процесса социализации, направлены не только на совершенствование и повышение эффективности человеческой деятельности, но и на максимальное удовлетворение человеческих потребностей, которые не всегда позитивны. Легкость и доступность удовлетворения желаний в информационном социокультурном пространстве по сравнению с реальным, приводит к негативным трансформациям личностных качеств человека. Например, К. Брод выделил характерные черты нового типа личности информационной культуры: « … необычно высокая степень фактуального мышления, неспособность к чувствам, любовь к эффективности и скорости, недостаток симпатии к окружающим, нетерпимость к неясности человеческого поведения и общения, частичная потеря интуиции и творческих способностей, патологическая любовь к порядку, требование предсказуемости от окружающих» [19, с. 129 -130]. Сегодня исследователи отмечают, что многие эти качества становятся характерными для современных людей [10,20,25,26]. Они превращаются в общепринятые нормы, эталоны поведения и жизни в социуме.

Физические и психологические перегрузки, вызванные повышенной интенсивностью информационного взаимодействия, вынуждают человека искать возможности для отдыха. К сожалению, предпочтение отдается не традиционным способом восстановления сил, т.к. они требуют не только новых физических усилий для осуществления, но и времени, которого катастрофически не хватает. Поэтому чаще всего современный взрослый человек, особенно молодой, выбирает досуг в виде игровой деятельности и коммуникации в информационной реальности, которая вытесняет остальные интересы личности: семейные, профессиональные, общественные и т.д. Следует отметить, что тенденция нарастания патологической зависимости от информационной реальности имеет место уже сейчас и не только в подростковой среде, но и среди взрослых людей. Она оказывается в одном ряду с алкогольной, наркотической, психотропной зависимостями. Если все ранее существующие пагубные привычки уже нанесли большой вред, то киберзависимость, пополняя ряд источников зла, опасна, прежде всего, массовостью своего поражения. Исследования социологов показывают, что в современном мире Интернет-зависимость разной степени охватывает более 90% молодежи [2].

Причины изменений личностных качеств человека кроются и в третьей подсистеме культуры – аксиологической. Без изменения системы ценностей, мотивационной составляющей все предыдущие трансформации невозможны. Современному человеку, чтобы выработать механизмы адаптации к условиям информационной культуры, необходимо сменить систему ценностных установок. Это и происходит в современном обществе. Нравственные ценности, традиции, обычаи и т.д. в эпоху информационной цивилизации становятся тормозом ее развития. Информатизация сопровождается процессом глобализации и унификации жизни человека. Так, например, М. Бэнкс, считает, что «… распространение числа людей пользующихся Интернетом ведет к тому, что начинают разрушаться традиционные представления морали, делаются неэффективными правовые нормы…» [1,c.35]. Если в реальном социуме девиантное поведение личности можно сдерживать различными социальными нормами, то в информационном социокультурном пространстве коммуникация, благодаря таким своим особенностям, как анонимность, бесконтрольность и безнаказанность, дает пользователям возможность создавать информационную модель личности - квазисубъекты по своему выбору. Отсюда основная особенность информационной самопрезентации, которая признается большинством исследователей – это возможность почти абсолютного управления впечатлением о себе [20,28]. При этом существует опасность привыкания личности к симуляции самосовершенствования. В данном случае нельзя не согласиться и с мнением Д.И. Дубровского, который отмечает, что разрушение самоорганизации «Я» под воздействием новых информационных технологий начинается на уровне бессознательного. Под угрозой оказываются фундаментальные регистры психики – бессознательная база переработки информации, сформировавшиеся в процессе биологической эволюции и антропогенеза [9].

Человечество создает мощный инструмент для собственного зомбирования, разрушения собственной субъективности, ставя свою психику в зависимость от информационной техники. Проблема утраты общения между реальными субъектами возможно уступит место более серьезным последствиям – физическому исчезновению реального субъекта. Такие предсказания в развитии человека можно увидеть в работе А. Назаретяна: «Современный цивилизационный кризис разрешится за счет появления «странного» субъекта с производственно созданным телом, а также обретения субъективности «второй» (искусственной средой), с которой этот странный субъект вступит в субъект-субъектные отношения» [16, с. 180]. Аналогичные предположения строит В.А. Кутырев: «Если симуля(криза)цией человека в предметном мире можно считать его превращение в «человеческий фактор» и в «гомутера» (гомо + компьютер), то концепт (уализация) человека в информационном мире конкретизируется через понятие «персонаж». [15, с.7]. Именно, не персона, не личность, а персонаж!

Обсуждение и заключение

Личность ли формируется в информационном социокультурном пространстве или информационный квазисубъект? Изучив современную ситуацию, отраженную в исследованиях по социологии, психологии, педагогике и др., можно предположить, что идеи современных футурологов реализуются. Возможно, в будущем человечеству предстоит взаимодействовать с максимально приближенной моделью собственной субъективности, что потребует от него новых механизмов социализации личности.

Проведенное исследование показало, что основная причина негативных последствий перехода от традиционных форм социализации личности к информационным на стадии персонализации кроется именно в трансформации реального субъекта социального взаимодействия. Родовые качества человека: сознание, язык, деятельность и общение, отличающие его от всех других представителей мира природы и мира техники, могут формироваться только в процессе реального социального взаимодействия. Эволюция этих качеств, происходит по законам природы. Вмешательство человека в собственную природу приводит к трансформации сущности его самого. Делает он это по законам социальным, искусственным, меняя механизмы формирования основных принципов «окультуривания», «очеловечивания» - информационной, праксиологической и аксиологической подсистем культуры. Информационный квазисубъект, созданный человеком, а не природой, в процессе социализации формирует не личность, а персонаж, у которого иное сознание, иной язык, иная деятельность и общение. Поняв причины изменений родовых качеств человека, можно переходить к исследованию механизмов подобных трансформаций, что и станет предметом следующего этапа исследования.

Библиография
1.
Бэнкс М. Психи и маньяки в Интернете: Руководство по выживанию в киберпространстве / Майкл Бэнкс; Пер. Э. Добиной. СПб.: Символ-плюс; М.: Нолидж, 1998. 316 с.
2.
Варламова С.Н., Гончарова Е.Р., Соколова И.В. Интернет-зависимость молодежи мегаполисов: критерии и типология // Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. 2015. № 2. С. 165-181.
3.
Гришина А.В., Волкова Е. В. Структура субъектности подростков с разным уровнем игровой компьютерной зависимости // Вестник Миниского университета. Том 6, № 1 (2018): https://doi.org/10.26795/2307-1281-2018-6-1-14
4.
Грязнова Е.В. Идентификация человека в информационной реальности. // Психология и Психотехника. 2013. № 4. C. 371-379. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.04.8
5.
Грязнова Е.В. Информационная социализация личности // Социология власти. 2010. № 1. С. 18-25.
6.
Грязнова Е.В. Модель информационной культуры управления образованием муниципалитета: предупреждение рисков неэффективного использования достижений информатизации//Вестник Миниского университета. 2018. Т.6. №2. URL: http://mininuniver.ru/scientific/scientific_activities/vestnik
7.
Грязнова Е.В., Афанасьев С.В. Индивидуализация человека в информационной социализации // Философская мысль. 2017. № 1. С.17-29. DOI: 10.7256/2409-8728.2017.1.20968. URL: https://e-notabene.ru/fr/article_20968.html
8.
Грязнова Е.В., Зеленов Л.А. Прикладные проблемы философии: научно-педагогический опыт: Монография. Гжель: ГГУ, 2015. 164 с.
9.
Дубровский Д.И. Новая реальность: человек и компьютер // Полигнозис. 2003. № 3. С. 20-32.
10.
Емелин В.А. Симулякры и технологии виртуализации в информационном обществе // Национальный психологический журнал. 2016. № 3(23). С. 86-97. doi: 10.11621/npj.2016.0313
11.
Зверькова С. А. Портрет молодежи в информационном обществе // Социально-экономические явления и процессы. 2016. Т.11 (23). С. 21 – 29.
12.
Ивушкина О.В. Социализация молодежи в условиях информационного общества // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 2. С. 164-170.
13.
Игнатьев В. И. Информационная перезагрузка социальной системы и ее последствия // Социологические исследования. 2017. № 7. С. 3-12.
14.
Королева Е.Г. Факторы образования как механизм социализации взрослых // Человек и образование. 2014. № 2 (39). С. 54-57.
15.
Кутырев В.А. От какого наследства мы не отказываемся // Человек. 2005. № 2. С. 5-19.
16.
Назаретян А. Беспределен ли человек? (Еще раз о гуманизме и его паллиативах) // Общественные науки и современность. 1992. № 5. С. 176 – 183.
17.
Плешаков В.А. Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а. М.: Прометей, 2012. 303 с. [Электронный ресурс] http://bookz.ru/authors/vladimir-ple6akov/kibersoc_143/page-3-kibersoc_143.html
18.
Стерледева Т.Д. Мир человека в виртуальной реальности. Пермь, 2003. 343 с.
19.
Эмерсон А., Форбс Ч. Вторжение компьютерной культуры // Информационная технология, экономика, культура/Сборник обзоров и рефератов. Сер. Информация, наука, общество. М., 1995. С. 129 – 130.
20.
Becker, B. To be in touch or not? Some remarks on communication in virtual environments. 1997. рр. 234.
21.
Fasli Enis, Ozdamli Fezile. Teacher Candidates' Opinions Regarding Instructional and Safe Use of Social Networks and Internet Addiction Risk Levels. Tem Journal-Technology Education Management Informatics. 2018. vol. 7. no. 2. рр. 405-410.
22.
Grayznova Е.V., Maltseva S.M., Zanozin N.V., Goncharuk A.G., Kozlova T.A. Information culture person: problems and perspectives//5th International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM, Vienna ART Conference Proceedings, 2018, vol. 5, Issue 2.1; 241-248 pp.
23.
Grishina A.V., Volkova E.N. Personal agency features of younger adolescents with a high degree of passion for computer games (2018) International Journal of Engineering and Technology(UAE), 7 (3.14 Special Issue 14), pp. 331-335.
24.
Grishina A.V., Volkova E.N. Psychological factors for computer game addiction of young adolescents (2018) International Journal of Engineering and Technology(UAE), 7 (3.14 Special Issue 14), pp.327-330.
25.
Hussain Z, Griffiths M.D. Problematic Social Networking Site Use and Comorbid Psychiatric Disorders: A Systematic Review of Recent Large-Scale Studies. Frontiers In Psychiatry Vol. 9. no. 686 DOI: 10.3389/fpsyt.2018.00686
26.
Kircaburun Kagan, Griffiths Mark D. The dark side of internet: Preliminary evidence for the associations of dark personality traits with specific online activities and problematic internet use journal Of Behavioral Addictions . 2018. vol. 7. no. 4. рр. 993-1003.
27.
Malaby T.M. Making virtual worlds: Linden Lab and Second Life. Ithaca: Cornell University Press, 2009. 306 p.
28.
Polikarpov, Denis I. Changes of Personalistic Identity Meanings in Modern Technosphere: Interaction, Loneliness, Narcissism. Meta-Research In Hermeneutics Phenomenology And Practical Philosophy. 2018. vol. 10. no. 2. рр. 431-458.
29.
Reid E. M. Cultural Formations in Text-Based Virtual Realities, 1994. 120 р.
30.
Schroeder R. Social life of avatars: presence and interaction in shared virtual environments. London; New York: Springer, 2002. 223 p.
31.
Soto Salcedo Alexis, Dorner Paris Anita, Garcia Lirios. Cruz The Collective Welfare as a Topic of Family Re-socialization in the Society of Informational Capitalism. Utopia y praxis latinoamericana-revista internacional de filosofia iberoamericana y teoria social. OCT-DEC 2018. vol. 23. no. 83. рр. 51-56
32.
The network society: a cross-cultural perspective / edited by Manuel Castells. Cheltenham; Northampton, M.A.: Elgar, cop. 2004. 464 р.
33.
Toffler A. The third wave. New York: Morrow, 1980. 544 р.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Персонализация в информационной социализации личности: проблемы и их причины»

Предмет исследования – проблемы и причины персонализации как последнего этапа социализации личности в условиях информационной социализации.
Предмет в статье раскрыт полно и системно. Название статьи в целом отражает предмет исследования.
Методология исследования соответствует заявленной теме.
Для анализа основных подходов в психологии и социологии к заявленным феноменам применены методы обзора и обобщения литературных данных. Метод систематизации использован для сравнения различных подходов. Использован причинно-следственный анализ, с помощью которого автор показывает социальные последствия информационной социализации. В качестве теоретического основания исследования использованы теория деятельности и теория социализации.
Практическая часть в работе представлена через призму теории деятельности и теории социализации, которые раскрывают основные принципы и методы исследования. Исследование ограничено описательными методами, что соответствует заявленному предмету.
С методологической точки зрения статья соответствует требованиям, которые предъявляются к научным публикациям.
Актуальность работы не вызывает сомнения. Психоэмоциональная устойчивость в современном мире и факторы, ее обеспечивающие – это одно из востребованных направлений в современной психологии. В условиях смены поколений, когда молодёжь все меньше ориентирована на будущее, но при этом стремиться к стабильности требуется изучение феномена надежды в новом ключе. Кроме того, всё, что связано с позитивной психологией (именно в этом направлении развивает автор предмет исследования), сегодня представляется перспективным вектором исследований.
Новизна представленной статьи прослеживается в описании нового феномена –информационной социализации, а также в раскрытии ее структуры на основе структуры традиционной социализации.
Стиль, структура, содержание.
Статья четко структурирована по типовому варианту. В ней представлены введение, основная часть и содержательное заключение.
Открывает статью введение с обоснованием темы. Во вводной части автор раскрывает актуальность темы, значимость ее изучения в условиях массовой информатизации и рисков информационной социализации, которым подвергается личность.
Основная часть посвящена описанию системы социализации личности, которая складывается из трех подсистем и базируется на культуре личности. Автор раскрывает три этапа социализации личности. Существенное внимание уделено описанию авторской системы информационной социализации личности.
Выводы содержат не только основные положения работы, но и расширяют представление о важности изучения заявленных феноменов.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к научным статьям. По тексту статьи присутствуют ссылки на библиографию. Рисунок оформлен в соответствии с требованиями, сопровождена необходимыми условными обозначениями.
Объем статьи представляется достаточным для отражения заявленной проблемы и представления результатов исследования.
Некоторые замечания можно высказать относительно стиля изложения. Например, автор систематически использует фразу «Мы, в свою очередь…», и зачастую неуместно. Но эти замечания не умаляют ценность представленной статьи.
Библиография обширная, содержательная. Представлены 33 источника, среди которых статьи в периодических изданиях, известные монографии, электронные ресурсы. Следует отметить, что список отличается большим количеством источников на английском языке. Среди них работы отечественных и зарубежных авторов. Есть источники на английском языке, что повышает показатели надежности представленных данных.
Апелляция к оппонентам:
Название статьи соответствует содержанию. Основные положения работы отражают содержание заявленной темы исследования. Методология статьи соответствует научному исследованию. Статья рекомендована к публикации.
Выводы, интерес читательской аудитории: интерес читательской аудитории будет высоким. Статья является междисциплинарной, она представляет ценность для психологов, педагогов, социологов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"