по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Учение о вере и разуме Августина Аврелия: содержание и становление
Джавиш Осман

аспирант, кафедра философии, Московский Педагогический Государственный Университет

119571, Россия, Пр-Т вернадского область, г. Москва, ул. Пр-Т вернадского, 88,, каб. 812

Jawish Othman

Postgraduate student, the department of Philosophy, Moscow State Pedagogical University

119571, Russia, Pr-T vernadskogo oblast', g. Moscow, ul. Pr-T vernadskogo, 88,, kab. 812

osman-1988@outlook.com

DOI:

10.25136/2409-8728.2019.4.29952

Дата направления статьи в редакцию:

07-06-2019


Дата публикации:

18-06-2019


Аннотация.

В статье изучается проблема соотношения веры и разума в философии Августина. Исследуются понятия веры и разума на различных этапах эволюции взглядов философа. Определяется значение диалога, разума и веры для духовной эволюции Августина. Научная новизна исследования выражается в том, что синтез веры и разума, рассмотренный в учении Авгусина, имеет разноуровневый характер, взаимодействие концептов веры и разума осуществляется на базовом, серединном и теоретическом уровне. Основные выводы исследования заключаются в том, что раскрыта роль философских диалогов в формировании на основе базовых форм отношений веры и разума более сложных форм синтеза веры и разума в учении Августина. Выявлено, что диалогичность его мышления в последующем найдет выражение в его обращении к Богу. Методологическую основу исследования составили системно-исторический метод, принцип синтетического единства веры и разума и идея диалогичности философии. В статье использовались методы герменевтический, компаративистский, исторический, культурологический, биографический.

Ключевые слова: христианская философия, духовная эволюция, рациональность, отношения веры разума, концепт разума, концепт веры, Бог, человек, диалектика, Августин

Abstract.

This article examines the problem of correlation between faith and reason in the philosophy of St. Augustine. The author describes the concepts of faith and reason at the various stages of evolution the philosopher’s views; as well as determines the meaning of dialogue, reason and faith for the spiritual evolution of St. Augustine. The scientific novelty reflects that the synthesis of faith and reason has a split-level character: the interaction between faith and reason takes place at the basic, median and theoretical levels. The main conclusion lies in revelation of the role of philosophical dialogues in formation of the more complex forms of synthesis of faith and reason, standing on the basic forms of faith-reason relationship in St. Augustine’s doctrine. It is determined that the dialogueness of his mentality will find reflection in his address to God. The research methodology includes the systemic-historical method, principle of synthetic unity of faith and reason, as well as the idea of dialogueness of philosophy.

Keywords:

person, the God, Christian philosophy, spiritual evolution, rationality, faith and reason, mind concept, concept of faith, dialectics, proof

Проблема отношения веры и разума является одной из важнейших для творчества Августина Аврелия, предложенные им решения во многом определили подходы к ней в средние века и транслировались в современную культуру. Отношение веры и разума у Августина привлекало внимание исследователей, тем не менее, некоторые аспекты его учения нуждаются в изучении.

Различные аспекты проблемы веры и разума в философии исследовал ряд российских и зарубежных авторов: Э.Жильсон[4]; В.Поссенти[11]; Ч. Талиаферро[10]; Д.Реале, Д.Антисери[7]; В.П.Гайденко,Г.А.Смирнов[3]; В.В.Соколов[8]; И.В.Попов[6] и другие.

Августин стоял у истоков становящейся нового мировоззрения, новой философии, активно участвовал в формировании новой парадигмы мышления, что создает дополнительные трудности при рассмотрении его наследия. В процессе становления его философии происходил сложный синтез античного и христианского мировоззрений, формировалось соотношение философии и теологии, происходил синтез веры и разума, заметно менявший исходное содержание этих концептов. В силу этого отношение веры и разума у мыслителя носило динамичный развивающийся характер, и их становление в процессе духовной эволюции представляет особый интерес.

Исследователи неоднократно отмечали некоторую терминологическую неопределенность в трактовке веры и разума у Августина. В наибольшей степени она характерна для рационального познания. И.В.Попов, в частности, различает mens, ratio, intellectus как категории рационального познания, характеризующие высшую сторону разумной души. Mens - cсубстанции ума «…принадлежит способность интеллектуального познания как взор ума, который может видеть и не видеть. Это – ratio ... Способность познавать умопостигаемое, определившаяся под влияние объекта познания, становится как бы внутренним видением, или знанием... Таким образом, intellectus есть результат деятельности разума. У нас есть разум (ratio), прежде чем мы начинаем понимать, но понимание (intellectus) было бы невозможно, если бы у нас не было разума»[6, c.313]. Intellectus обозначает внутренний смысл символа или образа, а разум – предпосылка понимания и знания. И.В.Попов отмечает, что у Августина только намечены зачатки дальнейшего различения понимания ratio как способности к дискурсивному мышлению, а intellectus как способности созерцания принципов мышления.

Многозначность понимания «разума» у Августина отмечает и Г.Г. Майоров: «…По Августину, ум (mens, ratio, intellectus) в одном из своих значений – это сила индивидуальной души, или даже сама душа в ее познавательном модусе»[5, c.168]. Но исследователь отмечает наличие и другого смысла понятия - разум как объективный разум, как наука: «В «Монологах» Августин еще сильнее настаивает на отдельном от души существовании разума и науки и на их тождестве с самой объективной истиной. Не только душа человеческая разумна от причастности к субстанциальной истине, но вообще все истинное истинно от этой истины»[ Там же, c.270]. Эта объективная истина, отмечает Г.Г.Майоров, по существу отождествляется с умопостигаемым миром, а сам мир идей – с разумом.

То есть, концепт «разума» у Августина является сложным, развиваясь в процессе его духовной эволюции, и отражает различные ступени духовного восхождения. Он предполагает и базовую способность рационального суждения как свойства души, и часть интеллектуального созерцания Бога, Троицы, понимание этих важнейших символов христианства в поздний период творчества. Развивается и предмет рационального познания.

Неоднозначно и понимание Августином «веры». В процессе его духовной эволюции менялись и содержание веры, и ее предмет, одновременно усложнялся сам концепт «веры». Если сначала речь идет, скорее, о «вере-доверии», подвергаемой испытанию рациональной критикой, то позднее - о сложном понятии религиозной веры, интегрирующей в себя разум, о разумной вере, представленной в интеллектуальном созерцании Бытия, Истины.

Интерпретируя понимание соотношения веры и разума у Августина, необходимо учитывать становящийся характер этих концептов. В творческой биографии Августина выделяются два этапа: до и после крещения. Процесс философского творчества уже на основе христианства продолжался и во второй период, положения, выработанные ранее, перерабатываются, в «Исповеди» обобщается опыт духовной эволюции мыслителя.

В поздней работе «Энхиридион» Августин дает сжатое изложение своего понимания веры, ее роли в жизни и познании, ее отношения к разуму. Веру он рассматривает как мистическое чувство, в неразрывной взаимосвязи с надеждой и любовью: «Вера верит, надежда и любовь молятся. А так как надежда и любовь не могут быть без веры, то тем самым и вера молится»[2, c.5-6]. Но путь к истинной вере носит рациональный характер: «Определить это существо католической веры нужно путем рациональным – или с помощью внешних чувств, или же нашей мыслительной способностью. А относительно того, что не может быть постигнуто нами ни разумом, ни опытным путем - тут следует верить безо всякого сомнения свидетелям, оставившим писания, уже удостоверившиеся наименования Божественных: они могли видеть все по вдохновению свыше и даже предвидеть, созерцая или телесными очами, или духовно»[Там же, c.4]. Разум здесь – одно из средств пути к истинной вере, но он необходим и тогда, когда, истинная вера уже обретена: «Наученный начаткам веры, укрепленный любовью разум при добродетельной жизни порой достигает даже видения, где святым и совершенным сердцам открывается неизреченная красота, созерцание которой – высшее блаженство….Начинают верой, оканчивают видением. Последнее есть сущность всего исповедания веры. Истинное же и единственное основание католической веры есть Христос…»[Там же, c.4-5]. У христиан праведник живет верой, для которой нужно согласие в основных вопросах, «потому что без согласия нет веры. И существуют истины, хотя и недоступные зрению, но такие, без веры в которые нельзя достигнуть блаженной или, что то же самое, вечной жизни»[Там же, c.17]. При этом Августин различает основные истинные положения: символы христианской веры, запрет на ложь, и вещи, вера или неверие в которые безразличны для достижения царства Божия, и ошибаться в которых – не значит грешить. Таково, в частности, знание природных процессов.

Таким образом, вера для Августина – это и определенное внутреннее состояние, и основа для познания, интеллектуального созерцания Истины, и основа для нравственного выбора, в этом плане И.В.Попов справедливо отмечает тимологический характер учения Августина. Она - также важный аспект коммуникации, согласие в вере особенно важно. Обращаясь к рассмотрению вещей неочевидных и недоказанных, вера основывается на чужих свидетельствах и авторитете. Разум для философа – это и способность души, разум, применяемый в спорах и доказательствах, и рациональная часть познания, и необходимая часть интеллектуального созерцания, основанного на вере.

Связь веры и разума также формировалась и трансформировалась в процессе его духовной эволюции, становясь все более глубокой и интенсивной: «Вера становится субстанцией жизни и мышления, которое, в свою очередь, стимулируемое и подтверждаемое верой, завоевывает все новые вершины»[7, c.53]. Рождается философствование в вере, здесь прослеживается зарождение позиции: «верую, чтобы понимать», и «понимаю, чтобы верить». Э.Жильсон отмечает синтетичность учения Августина, и парадоксальность синтеза христианства и античной философии, в котором он видел «необъяснимое явление». «…Вместо того, что бы в конце концов отвергнуть греческий идеал философской мудрости, учение Бл.Августина достигало преобразования этого идеала»[4, c.13]. Приняв веру за основу постижения истины, Августин не отвергал и роли разума, особенно при трудностях в интерпретации Откровения.

Кажущаяся «парадоксальность» такого синтеза может быть объяснена комплексом условий эволюции Августина: «Уникальная ситуация, возникшая в средние века вследствие не очень четкого размежевания сфер действия веры и разума, породила специфический тип знания, стремившегося объединить концептуальные запросы разума с экзистенциальной направленностью религиозного сознания»[3, c.113]. Для религиозного сознания на первом плане стоит «быть», а не «знать». Не менее важны и биографические обстоятельства творчества Августина, здесь важен опыт применения метода кейс-стадис [9, c. 78-83] к рассмотрению роли конкретной жизненной ситуации в его эволюции.

В этом плане, особенно интересны «Исповедь», ранние работы Августина: «Против академиков», «О блаженной жизни», «О порядке» и другие, в которых отражен духовный поиск Августина, его понимание веры и разума накануне принятия христианства. Из «Исповеди» известно, что Августин с юных лет связывал благо и спасение с верой, но христианство понимал искаженно, был под влиянием манихеев, предавался суевериям. Христианская вера Августина была наивной и нетвердой, лишь к середине 380-х гг. она обретает завершенность. В этот период роль разум в его поиске истины особенно велика. Причем разум молодого Августина – это, прежде всего, практический ум, здравый смысл, рациональность мышления преподавателя риторики. Мыслитель стремился неясные положения подвергать сомнению, искал точных доказательств, а то, что принимал на веру, обосновывал. Эта рациональность является основой для его философского разума. Лишь периодически обращаясь к античной философии, Августин постепенно отождествляет разум с философией.

То есть, исходным пунктом формирования концептов веры и разума у Августина было некоторое общее, базовое их понимание. «Исповедь» показывает, что сначала его вера не была христианской, а разум философским. Августин постепенно переходит к сложному концептуальному их пониманию. Итог его эволюции представлен в рассуждении о роли философии: «…Есть два пути, которыми мы можем следовать, когда нас мучит мрак окружающих явлений: это либо путь разума, либо авторитета. Разум дарует нам философия, но освобождает от мрака, увы, весьма немногих. Впрочем, она побуждает их не только не пренебрегать тайнами веры, а, напротив, понимать их так, как они должны быть понимаемы. Эта истинная и, так сказать, подлинная философия своей задачей имеет не что иное, как научить, что служит безначальным началом всех вещей, какой в нем пребывает разум и что от Него, помимо всякого повреждения, происходит для нашего спасения»[1, c.152-153]. Там же Августин воздает должное проницательности своей матери, не знакомой с философией. Обыденный ум, направляемый правильной верой, не менее успешен на пути к истине. Но углубленное понимание требует уже философских знаний, их связи с верой.

Особый интерес представляет духовная ситуация, предшествующая обращению Августина. Он получает приглашение друга пожить на вилле в Кассициаке, где и происходит действие основных философских диалогов Августина, в которых участвуют его друзья, мать, сын. В этих диалогах философ демонстрирует не только литературный дар, но и навыки ведения дискуссии опытного ритора, к их исследованию применим драматургический подход. В диалогах, нацеленных на поиск истины, присутствует тема веры и разума. Как видно из «Исповеди», из диалогов, общение с друзьями и близкими сыграло важную роль в духовной эволюции Августина, которая шла через диалог, столкновение взглядов, взаимодействие веры и разума в поиске истины. Синтез веры и разума осуществлялся через снятие их противоположности в диалоге.

В этом смысле философия раннего Августина может быть определена как диалог веры и разума посредством дружеской беседы. Ситуация в Кассициаке в этом отношении была уникальной. В типично римской обстановке происходит переход от античности к средневековой философии. Показательно, что по завершении этого периода диалогическая форма произведений сменяется более характерной для средневековья монологической формой. Но синтез веры и разума происходит через их диалог, динамическое взаимодействие, результатом которого явилась христианская философия.

Можно сделать следующие выводы:

Во-первых, Августин являясь переходной фигурой между античностью и средневековьем, первым по-новому формулирует проблему веры и ее отношения к разуму и решает ее исходя из нового синтетического мировоззрения, которое было возможно в уникальных условиях смены парадигм в культуре и философии.

Во-вторых, исследование учения о вере и разуме у Августина требует рассмотрения его духовной эволюции, как в историческом, так и в логическом плане.

В-третьих, выявлено значение диалогов для формирования учения Августина.

В-четвертых, раскрыта роль веры как основы для понимания сложных теоретических вопросов в христианском вероучении.

В-пятых, разум в христианской мысли Августина сохраняет свою относительную самостоятельность от веры в решении «земных», телесных» вопросов, он является важным средством движения к истинной вере через критику ложных учений и представлений и предоставляя вере основу для правильного «видения» предмета веры посредством теоретических моделей античной философии.

Библиография
1.
Августин О порядке // Блаженный Августин Творения: В 4 т.Т.1.: Об истинной религии /Сост.С.И.Еремеева. Изд.второе. Научно-популярное издание. – СПб.:Алетейя; Киев: УЦИММ0-Пресс, 2000. – С.114-182.
2.
Августин Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви //Блаженный Августин Творения: В 4 т.Т.2.: Теологические трактаты /Сост.С.И.Еремеева. Изд.второе. Научно-популярное издание. – СПб.:Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С. С.3-73.
3.
Гайденко В.П., Смирнов Г.А. Западноевропейская наука в средние века: Общие принципы и учение о движении / Отв.ред.И.Д.Рожанский, А.В.Апухтин. – М.: Наука, 1989. – 352 с.
4.
Жильсон Э. Бог и философия. / Пер.А.П.Шурбелева. С.583-654.// Жильсон Э. Избранное: Христианская философия/ Пер с франц. и англ. – М.: Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – 704 с.
5.
Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии (латинская патристика).-М.:Мысль,1979. – 431 с.
6.
Попов И.В. Личность и учение блаженного Августина // Августин: Pro et contra. Личность и идейное наследие блаженного Августина в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология /Сост. В.Л.Селиверстов. – СПб: Издательство РХГИ, 2002. – С. 242-384.
7.
Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: в 3-х тт. / науч. ред. Э. Соколов; пер. с итал. С. Мальцевой. СПб.: Петрополис, 1994. Т. 2. Средневековье. 368 с.
8.
Соколов В.В. Средневековая философия: Учеб. Пособие для филос. фак. и отделений ун-тов / Рец.: Б.Э Быховский, Н.И.Стяжкин. – М.: Высш. школа, 1979. 448 с.
9.
Столяров А.А. Recte honesteque vivere (К истории духовной эволюции Августина) // Античная культура и современная наука / Ред. колл.: Б.Б.Пиотровский, А.А.Тахо-Годи, В.В.Бычков.-М.: Наука, 1985.-С.78-83.
10.
Талиаферро Ч. Доказательство и вера: философия и религия с XVII века до наших дней /Пер. с англ. С.С.Пименова, Т.В.Малевич; научн. ред. А.Р.Фокин/ Ин-т философии РАН. – М.: Языки славянской культуры: Знак , 2014. – 584с.7.
11.
Possenti V. Faith and reason: what relationship? //Zeszyty Naukowe KUL. 59 (2016). №1 (233). C 1-16.
References (transliterated)
1.
Avgustin O poryadke // Blazhennyi Avgustin Tvoreniya: V 4 t.T.1.: Ob istinnoi religii /Sost.S.I.Eremeeva. Izd.vtoroe. Nauchno-populyarnoe izdanie. – SPb.:Aleteiya; Kiev: UTsIMM0-Press, 2000. – S.114-182.
2.
Avgustin Enkhiridion Lavrentiyu o vere, nadezhde i lyubvi //Blazhennyi Avgustin Tvoreniya: V 4 t.T.2.: Teologicheskie traktaty /Sost.S.I.Eremeeva. Izd.vtoroe. Nauchno-populyarnoe izdanie. – SPb.:Aleteiya; Kiev: UTsIMM-Press, 2000. S. S.3-73.
3.
Gaidenko V.P., Smirnov G.A. Zapadnoevropeiskaya nauka v srednie veka: Obshchie printsipy i uchenie o dvizhenii / Otv.red.I.D.Rozhanskii, A.V.Apukhtin. – M.: Nauka, 1989. – 352 s.
4.
Zhil'son E. Bog i filosofiya. / Per.A.P.Shurbeleva. S.583-654.// Zhil'son E. Izbrannoe: Khristianskaya filosofiya/ Per s frants. i angl. – M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya» (ROSSPEN), 2004. – 704 s.
5.
Maiorov G.G. Formirovanie srednevekovoi filosofii (latinskaya patristika).-M.:Mysl',1979. – 431 s.
6.
Popov I.V. Lichnost' i uchenie blazhennogo Avgustina // Avgustin: Pro et contra. Lichnost' i ideinoe nasledie blazhennogo Avgustina v otsenke russkikh myslitelei i issledovatelei. Antologiya /Sost. V.L.Seliverstov. – SPb: Izdatel'stvo RKhGI, 2002. – S. 242-384.
7.
Reale D., Antiseri D. Zapadnaya filosofiya ot istokov do nashikh dnei: v 3-kh tt. / nauch. red. E. Sokolov; per. s ital. S. Mal'tsevoi. SPb.: Petropolis, 1994. T. 2. Srednevekov'e. 368 s.
8.
Sokolov V.V. Srednevekovaya filosofiya: Ucheb. Posobie dlya filos. fak. i otdelenii un-tov / Rets.: B.E Bykhovskii, N.I.Styazhkin. – M.: Vyssh. shkola, 1979. 448 s.
9.
Stolyarov A.A. Recte honesteque vivere (K istorii dukhovnoi evolyutsii Avgustina) // Antichnaya kul'tura i sovremennaya nauka / Red. koll.: B.B.Piotrovskii, A.A.Takho-Godi, V.V.Bychkov.-M.: Nauka, 1985.-S.78-83.
10.
Taliaferro Ch. Dokazatel'stvo i vera: filosofiya i religiya s XVII veka do nashikh dnei /Per. s angl. S.S.Pimenova, T.V.Malevich; nauchn. red. A.R.Fokin/ In-t filosofii RAN. – M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury: Znak , 2014. – 584s.7.
11.
Possenti V. Faith and reason: what relationship? //Zeszyty Naukowe KUL. 59 (2016). №1 (233). C 1-16.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"