Статья 'Специфические особенности условий существования открытых динамических систем на социальном уровне интеграционной сверхорганизации: проблема экстраполяции универсальных синергетических закономерностей в рамках социобиологической парадигмы' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Специфические особенности условий существования открытых динамических систем на социальном уровне интеграционной сверхорганизации: проблема экстраполяции универсальных синергетических закономерностей в рамках социобиологической парадигмы

Семенов Виталий Андреевич

кандидат философских наук

старший преподаватель, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

191023, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Садовая, 21, ауд. 271

Semenov Vitalii Andreevich

PhD in Philosophy

Senior Educator, the department of International Relations, Medialogy, Political Science, and History, Saint Petersburg State University of Economics

191023, Russia, St. Petersburg, Sadovaya Street 21, office #271

semenov3786@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2017.8.23781

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2017


Дата публикации:

06-09-2017


Аннотация: Предметом исследования выступает влияние специфических особенностей условий, в которых существуют открытые динамические системы, относящиеся к типу «Общество». Данный вопрос рассматривается с точки зрения экстраполяции универсальных системных функций открытой динамической системы на формы социально-политической организации, обладающие достаточными размерами, структурной сложность, и относительной автономностью. В статье рассмотрены три основных аспекта данной проблемы: во-первых, современные тенденции в общественных науках, создающих ряд препятствий, в том числе и субъективного характера, для свободного использования экстраполяции универсальных системных функций на социальном уровне интеграционной сверхорганизации в рамках социобиологической парадигмы; во-вторых, это функциональный анализ механизмов адаптации и развития открытых динамических систем; и в-третьих, это рассмотрение влияния специфических особенностей условий на социальном уровне интеграционной сверхорганизации открытых динамических систем. Методология исследования построена в рамках социобиологической парадигмы на принципах системного анализа, абстрактного функционализма, и экстраполяции универсальных синергетических функций на развитие открытых динамических систем на социальном уровне интеграционной сверхорганизации. Новизна исследования заключается в выявлении и анализе факторов, вызывающих отклонения в формировании адаптационных механизмов на социальном уровне интеграционной сверхорганизации в сравнении с адаптационными механизмами открытых динамических систем нижнего уровня. Если в отношении более ранних и простых форм общественной организации экстраполяция дает достаточно высокое сходство с адаптационными механизмами нижних уровней, то в процессе эволюции, усложнения и роста ареал «обитания» общественных организмов сократился, что привело к видоизменению адаптационных механизмов современных обществ. Учет влияния факторов-мутаторов позволит избежать ошибок «слепой» экстраполяции опыта, накопленного в процессе изучения открытых динамических систем нижних уровней.


Ключевые слова: открытая динамическая система, социобиологическая парадигма, экстраполяция, синергетика, эволюция, адаптационные механизмы, уровни интеграционной сверхорганизации, процессы самоорганизации, интеграционные процессы, абстрактный функционализм

Abstract: The subject of this research is the influence of specific features of the conditions for existence of the open dynamic systems that refer to the type of “society”. Such issue is considered from the perspective of extrapolation of the universal systemic functions of an open dynamic system upon the forms of socio-political organization, which possess sufficient size, structural complexity, and relative autonomy. The article reviews the three main aspects of this problem: first, the current trends in the social sciences that create a number of obstacles, including of subjective character, for free use of extrapolation of the universal systemic functions at the social level of the integrational superorganization within the framework of sociobiological paradigm; second, it is the functional analysis of the mechanisms of adjustment and development of the open dynamic systems; and third, it is a consideration of influence of the specific features of conditions at the social level of the integrational superorganization of open dynamic systems. Methodology of the research is constructed within the sociobiological paradigm based on the principles of the system analysis, abstract functionalism, and extrapolation of general synergetic functions upon the development of the open dynamic systems at the social level of integrational superorganization. The scientific novelty consists in identification and analysis of the factors that cause deviations in formation of the adaptable mechanisms at the social level of integrational superorganization if compared with the adaptable mechanisms of the open dynamic systems of lower level. While concerning earlier and simpler forms of social organization extrapolation there can be noticed a rather high similarity with the adaptable mechanisms of lower levels, then in the course of evolution, complication, and growth of the "area of habitability" of social organisms has reduced, which led to modification of the adaptable mechanisms of modern societies. Taking into account the mutating factors will allow avoiding errors of the «blind» extrapolation of experience accumulated in the course of studying of the open dynamic systems of lower levels.



Keywords:

self-organization processes, integration processes, levels of the integrational superorganization, adaptable mechanisms, synergetrics, evolution, extrapolation, sociobiological paradigm, open dynamic system, abstract functionalism

Проблема использования метода экстраполяции в социальных исследованиях в рамках социобиологической парадигмы

В данной статье рассматривается специфика использования метода экстраполяции адаптационных механизмов и механизмов самоорганизации открытых динамических систем в рамках социобиологической парадигмы в процессе построения социальных и политических моделей. Несмотря на универсальность системных законов и общность решаемых задач, слепой перенос отдельных закономерностей и механизмов, или их фрагментов, с одного уровня сверхорганизации на другой чреват ошибками из-за различий в условиях окружающих сред и способов взаимодействия среда — система.­­­­ Идеология и политическая философия прошлого и позапрошлого века богаты примерами злоупотребления экстраполяцией — будь то анархизм, склонный детерминировать симбиотические отношения, или же либерализм, детерминирующий конкуренцию. Решение данной проблемы предполагает два пути. Во-первых, посредством более полного и универсального рассмотрения экстраполируемых законов и механизмов. Столь популярная в прошлом «слепая» экстраполяция эволюционизма опиралась на наблюдения в живой природе. Например, идея солидарности в анархизме Кропоткина [5, с. 27-81]. Во-вторых, посредством описания специфических особенностей внешних условий на том уровне, на который происходит экстраполяционный перенос, в контексте данной статьи — на уровень существования социальных организмов (а если быть более точным, то на уровень достаточно автономных единиц: обществ в социальном, стран — в территориальном, и государств — в социально-политическом контексте).

Последние четверть века ознаменовали себя падением интереса к разработкам фундаментальных моделей в области общественных наук. Отчасти это связано с ростом антисистемной критики — и для научной отрасли характерна цикличность — период господства одной картины мира сменяется появлением критиков, замечающих неточности и поверхностность, ставящих вопросы, которые в дальнейшем дадут толчок к формированию новой, более глубокой фундаментальной картины, которая впоследствии вызовет новую волну критики и вопросов. К сожалению, на развитие научной отрасли влияют также и внешние факторы. Формированию новой фундаментальной модели обычно предшествует насущная необходимость, стимулирующая работу научной отрасли. Вызовы и нестабильность двадцатого века давали бурный толчок к фундаментальным исследованиям в области общественных наук, и, не смотря на нехватку методологических разработок и не равномерную развитость сопряженных областей, разработка фундаментальных моделей не стояла на месте. Тот же марксизм, вынужденный достаточно широко использовать диалектические методы, относящиеся к категории общелогических, фактически осуществил паллиатив за неимением достаточно развитых промежуточных теорий среднего уровня. Однако глобализация и наступивший «конец истории» Ф. Фукуямы [9] перенесли проблемный акцент на решение узких вопросов. И хотя история не остановилась, установление вестернизированной монополии на культурный авторитет оказало сильное влияние и на развитие науки. Более того, некоторые методологические направления и вовсе оказались не популярны — например, тот же цивилизационный подход, в рамках которого одним из последних серьезных фундаменталистов можно отнести разве что Л. Н. Гумилева (хотя именно его биофизический детерминизм, вызвавший волну вполне естественной критики, и помешал дальнейшему развитию данного направления). А некоторые подходы — например, предшественник современного социобиологизма — социальный дарвинизм — подвергнут жесткой критике из-за того, что ряд его представителей считаются теми, чьи теории легли в основу нацизма [10]. Впрочем, в значительной степени критика социального дарвинизма является всего лишь продолжением достаточно старого спора «этика против объективности» [3] — ­­­­­­спора идеалистической и реалистической парадигмы в вопросе научной этики. Хотя также нельзя не отметить и порой слишком вольное и широкое трактование термина «эволюция», поскольку процесс адаптации может протекать и в обратном направлении.

Впрочем, идеологическое господство выразилось не только в этом, но и в «морализации» науки, особенно социальной и политической. Вместо описания объективных закономерностей произошло просачивание идейных и юридических клише — подчас наука занимается описанием того, как общественные феномены должны выглядеть в неком гипотетическом идеале, а не то, как они работают на самом деле. Очень часто встречаются заявления о том, что некие социальные или политические акторы должны… но при этом не описывается тот социально-политический механизм, который принуждает этих акторов выполнять свой долг. Эта проблема отнюдь не нова и с ней сталкивался еще И. В. Сталин: «Они, как видно, смешивают законы науки, отражающие объективные процессы в природе или обществе, происходящие независимо от воли людей, с теми законами, которые издаются правительствами, создаются по воле людей и имеют лишь юридическую силу» [8, с.6].

Авторская позиция по данному вопросу такова: несмотря на то, что идеей конкурентной эволюции злоупотребляет ряд течений в идеологии и пропаганде, допускать идеологизацию научного знания в ту или иную сторону недопустимо с точки зрения идеалов научного познания. Несмотря на содержание в фактуре политических реалий массы примеров того, что в глазах общественной морали является не этичным, долг ученого состоит в объективном и беспристрастном познании, а не в морально-этическом либо идеологическом воспитании общества. Социальный дарвинизм в прошлом, политический реализм и неореализм в настоящем, как научные концепции, заслуживают исключительно обоснованную научную критику, и не могут подвергаться гонениям только за то, что были использованы идеологиями в детерминированном, радикализированном, или искаженном иным образом виде.

Универсальрные функции открытой динамической системы в рамках социобиологической парадигмы

Фактически, современные общественные науки находятся в том состоянии, когда рождению нового фундаментального комплексного и системного взгляда на общество, который сможет на какое-то время стать универсальным, объективно ничто не мешает. Часто доводится услышать и размышления о необходимости разработки новых комплексных подходов, например, формационно-цивилизационного. Однако одной из ключевых проблем является основа для методологического синтеза. И таковой основой в условиях современного состояния науки может выступать лишь теория открытых динамических систем.

Хотя научное описание основных принципов системной динамики связывается с именем И. Р. Пригожина [6, с. 488-490], сама по себе циркуляционная модель, лежащая в основе открытой динамической системы известна на протяжении тысячелетий. Еще в древности китайские шаманы, наблюдающие за природными явлениями, пришли к пониманию циркуляционной модели, а попытка ее осмысления и практического применения — к возникновению религиозно-философского учения в лице даосизма. Древний принцип У-Вэй, призывающий следовать естественному течению Мира, и современная школа системной конфликтологии В. А. Светлова [7], для которой конфликтом является нарушение этого самого течения, выражающееся в возникновении структурного дисбаланса системы.

Тем не менее, использование любой научной методологии требует правильного применения — в соответствующей ситуации, аккуратно, и учитывая специфику условий по месту применения. В противном же случае ученый рискует уподобиться деревенскому гадателю. В начале статьи рассматривались примеры неправильного использования метода экстраполяции при построении фундаментальных социально-политических моделей. Однако существует и другая крайность — поверхностность использования научных методов в узких, практически ориентированных исследованиях. Неучтенные факторы, проблема интерпретации числовых данных, неверная архитектура системных моделей. Поэтому ключевой проблемой данного исследования и выступает рассмотрение специфики «местных условий» в процессе применения универсальных закономерностей синергетики и современной социобиологии применительно к современным же формам социально-политической организации.

Циркуляционная модель является одной из важнейших в синергетике. Построенная на принципе обмена между открытой динамической системой и окружающей средой, она является достаточно универсальным инструментом. Открытая динамическая система, регулируя циркулирующий поток посредством управления «входом» и «выходом», обеспечивает сохранение динамического равновесия. Данная схема в достаточной степени универсальна для любой открытой динамической системы, будь то общество, человек, или и вовсе диссипативная химическая система (на основании исследования которых Пригожин и разработал основные принципы синергетики).

С точки зрения социобиологической парадигмы, мы можем говорить о проявлении принципа подобия. В процессе самоорганизации интегративные системы на своем, более высоком организационном уровне, реализуют всю ту же универсальную функцию, что и составляющие их системы-элементы. Что позволяет нам использовать принцип экстраполяции, и задает одну, достаточно универсальную схему.

Рассматривая открытые динамические системы, мы можем увидеть, что ключевой функцией для них является поддержание динамического равновесия в процессе материально-энергетического обмена с окружающей средой. Не способность его поддерживать ведет к прекращению существования открытой динамической системы. Если говорить о живых существах, или же о социальных организмах, то эту функцию можно было бы обозначить как функция выживания. Которая и обеспечивается циркуляционным потоком ресурсного обмена между окружающей средой и открытой динамической системой.

Однако изменчивость окружения порождает вторую функцию — необходимость адаптации к внешним изменениям для сохранения динамического равновесия в системе. Существует несколько достаточно универсальных стратегий — оказание воздействия на окружающую среду (внешняя реакция), изменение самой открытой динамической системы (внутренняя реакция), репродукция открытой динамической системы (увеличение шансов на выживание путем увеличения количества открытых динамических систем данного типа). Несмотря на то, что аналитически мы можем произвести разделение адаптационных стратегий на три группы, в реальности они носят комплексный характер.

Например, сама возможность осуществления внешней реакции, адекватной произошедшим изменениям окружающей среды, может требовать качественных внутренних изменений (т.н. функция самоорганизации [1]). Равно как и другая адаптационная стратегия — стратегия роста — имеет целый ряд ограничений. Конечно, увеличение объема системы делает ее более инертной и минимизирует влияние колебаний входящего потока на стабильность функционирования, однако увеличение размера требует и пропорционального роста входящего потока, а также может сталкиваться и с иными ограничениями, поэтому применимость данной стратегии ограничена. Стратегия количественного роста также не является самодостаточной, и ограниченна вместимостью пригодного для функционирования процесса взаимообмена (необходимого для поддержания внутреннего динамического равновесия) пространства окружающей среды. Стратегия адаптационной выборки и выбраковке (в данном случае мы не используем термин «эволюционная адаптация», поскольку процесс приспособления не всегда носит эволюционный характер), построенная на естественном отборе, также невозможна без использования стратегии количественного роста. Механизмы репродукции допускают появление отклонений от образца и мутаций, а процесс конкуренции и выживания обеспечивает последующую репродукцию наиболее адаптированных к условиям окружающей среды открытых динамических систем.

Однако ограниченная вместимость пригодного пространства вызывает необходимость утилизации устаревших и не соответствующих текущим условиям открытых динамических систем. Ведь в противном случае это вызвало бы дефицит пригодного пространства для новых, более адаптированных генераций открытых динамических систем. Также следует отметить, что скорость адаптации посредством эволюционных изменений зависит также и от скорости, с которой происходит смена поколений. Таким образом, возникает необходимость в такой функции, как функция ограничения цикла существования конкретной открытой динамической системы. Частное приносится в жертву общему.

Еще одной функциональной проблемой выступает необходимость преодоления предела вариативности и порога усложнения. Сложность системы также определяет и объем возможных качественных изменений, тем самым влияя на эволюционную эффективность. Выйти за предел усложнения и порог вариативности можно при помощи интеграционной самоорганизации, объединяя более простые открытые динамические системы в более сложную [4, с. 162-186]. Существуют две стратегии интеграционной самоорганизации — гомогенная (эквипотенциальная) и гетерогенная (иерархическая). Первая стратегия основана на повышении эффективности за счет количественной концентрации однородных элементов, а вторая — за счет узкой специализации системообразующих элементов. Стоит отметить, что гомогенная стратегия интеграционной самоорганизации по прежнему ограничивается эволюционными возможностями системообразующих элементов, в то время, как гетерогенная форма интеграционной самоорганизации предполагает не только эволюцию системообразующих элементов (возможности которой могут быть ограничены достижением предела усложнения и порога вариативности), но также и адаптацию в рамках интеграционной системы, открывая новые эволюционные пределы. Таким образом, мы даже можем выстроить «лестницу» эволюционных уровней интеграционной самоорганизации:

1) Уровень добиологических открытых динамических систем.

2) Уровень простейших организмов.

3) Многоклеточные.

4) Социальные организмы.

При этом стоит отметить, что гомогенная форма интеграционной самоорганизации не дает нам примеров качественного развития. Ни колонии гомогенных простейших, ни эквипотенциальные стада типа косяков рыб и птичьих стай не дают нам примера организационной эволюции.

Фактор внешних условий социального уровня интеграционной сверхорганизации

Таким образом, с позиции социобиологического и синергетического подхода вполне логичным представляется экстраполировать основные универсальные принципы, характерные для открытых динамических систем более низких уровней, и на пространство социальных организмов, таких, как человеческое общество, поскольку оно является всего лишь наивысшей формой интеграционной самоорганизации из известных, а составляющие общество элементы (люди) также являются примером открытых динамических систем.

Тем не менее, говоря об экстраполяции, нельзя не отметить и принципиальные различия в условиях существования и функционирования открытых динамических систем на разных организационных уровнях. Можно говорить о универсальности основных функций, однако если реализация этих функций протекает в принципиально различных условиях, то этот факт будет влиять и на способы реализации этих функций.

Во-первых, следует отметить высокую функционально-ролевую мобильность человека, как системообразующего элемента. Функциональная роль человека (без учета процесса человеческого воспроизводства) не детерминируется его биологическим происхождением. Более того, также возможна и смена это роли в зависимости от потребностей общества. Таким образом, открывается еще один вектор адаптации, чего мы не наблюдаем ни на более низких уровнях интеграционных систем, ни в случае с социальными формами организации более примитивных организмов. Поэтому социальная эволюция человеческого общества носит более сложный характер — с одной стороны, сохраняется механизм биологической адаптации, пусть его работа на фоне процессов в современных социальных системах и протекает крайне медленно. А потому его влияние носит фоновый характер. Что нельзя сказать о инструментальной адаптации. Концепция социально-экономического детерминизма и теории в рамках формационного подхода как раз и отражают взаимосвязь функционально-инструментальной и организационно-социальной адаптации. Также следует отметить, что фактор функциональной мобильности человека значительно раздвигает пределы вариативности.

Во-вторых, следует обратить внимание на фактор объема пригодного пространства окружающей среды, в котором функционируют человеческие общества. Учитывая размер современных социально-политических структур, можно отметить, что это пространство достаточно ограничено, а потому сложившиеся условия не позволяют в должной мере задействовать механизм естественного отбора. Конкурентные механизмы сохраняются, однако процессы репродукции ограниченны узостью «ареала обитания» современных обществ. Однако если мы проанализируем исторический опыт, то такие социально-политические структуры, как клановые и родоплеменные группы (особенно у народов, ведущих кочевой образ жизни) в целом соответствовали универсальной схеме. С постепенным распадом старых родовых групп, или выделением и отделением молодых ветвей.

При рассмотрении колониальной политики, проводимой городами-государствами, а также анализируя опыт распада древних государств (например, династии Чжоу в Древнем Китае), мы можем увидеть, что репродукционные механизмы в принципе, работают, но фактор оседлости и большие размеры социально-политических систем замедляют процессы раскола. Более того, говоря об оседлых государствах, следует отметить такой фактор, как обусловленные географией ниши, в которых эти самые государственные образования с учетом уровня их приспособляемости, могут существовать. Для городов-полисов такими нишами выступали пересечения торговых маршрутов, для древних земледельческих империй — зоны разливов на побережьях крупных рек. Рассматривая феодальные и протофеодальные социальные структуры, мы можем увидеть, что процессы деления в рамках механизма репродукции компенсировались необходимостью сохранения достаточного экономического потенциала для сохранения общей конкурентоспособности. Если же взять социально-политические организмы больших размеров (крупные государственные образования и цивилизации), то, хотя на них также действуют функция ограничения продолжительности существования и функция репродукции, однако продолжительность такого цикла достаточно велика, образующиеся в процессе деления «осколки» не равномерны по величине, а также возможно восстановление вокруг цивилизационного либо политико-экономического ядра. Сама цикличность такого рода достаточно подробно описана теориями в рамках цивилизационного подхода, например, концепцией культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского [2, с. 113-139]. Подводя итог, мы можем сделать следующий вывод: чем меньше и мобильнее социально-политический организм, тем больше соответствие экстраполяции универсальных синергетических закономерностей, характерных для открытых динамических систем.

Однако при увеличении размеров и усилении привязки к конкретным территориально-демографическим нишам, а также с исчезновением свободных территорий, механизм адаптации через выборку наиболее удачных моделей новой репродуцированной генерации оказывается не достаточно эффективным — разделение территориальных и людских ресурсов ведет к снижению конкурентоспособности и вызывает необходимость компенсации данных тенденций. Также стоит отметить необходимость времени на фазу «роста», в начальный период которого новорожденное социально-политическое образование оказывается достаточно уязвимо. И здесь мы можем привести примеры нескольких вариантов подобного рода механизмов. Во-первых, это наличие политико-экономического ядра, которое будет выступать доминионом после распада, и вокруг которого возникнут тенденции к консолидации по причинам геополитического и экономического характера. Во-вторых, это существование цивилизационного и культурного ядра-аттрактора, вокруг которого может начаться процесс реинтеграции за счет эффекта «мягкой силы» (как культурного авторитета, образца для подражания). В-третьих, говоря о современных обществах, также следует обратить внимание на механизм революционных метаморфоз. Вместо разделения социально-политического организма на автономные сегменты, сохраняется общая социально-политическая и территориальная основа, внутри которой и происходит конкуренция между политическими организмами нижнего порядка. И победитель которой инициирует глобальное переустройство общества. Что, в свою очередь, привело к усложнению социально-политической системы общества, и, более того, способствовало формированию структурной мобильности в виде режимного транзита. При этом стоит также отметить, что длинна «рычага влияния» отдельного индивида осталась неизменной, в то время, как само общество значительно усложнилось и увеличилось в размерах. Таким образом, если более ранние и примитивные формы социально-политической организации были подвержены влиянию фактора личности, на которой сходились адаптационные процессы, то сегодня фактор личности имеет значение лишь в контексте политико-идеологических организаций, без потенциала которых «рычаг влияния» на общество будет недостаточен, чтобы преодолеть инерцию системы.

Выводы

Подводя итоги, мы можем сделать следующие выводы: во-первых, рост размеров современных обществ привел к уменьшению эффективности механизма естественного отбора (а конкретно – механизма адаптационной выборки) из-за снижения возможностей репродукции, сужения ареала, и более низкой начальной конкурентоспособности репродуцированных систем. Во-вторых, снижение адаптационного потенциала механизмов естественного отбора во внешней конкуренции увеличило значение как конкурентных механизмов внутри политической системы, так и большей вариативности и изменчивости архитектуры общественных систем. Таким образом, в процессе построения фундаментальных моделей современного общества следует учитывать высокую структурную сложность механизмов внутренней адаптации, призванных компенсировать уменьшение адаптационной эффективности внешнего механизма естественного отбора.

Библиография
1.
Гречко М.В., Курочкин В.Н. Самоорганизация социально-экономических систем: концептуальные основы, аксиоматика // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2015. №32 (317). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/samoorganizatsiya-sotsialno-ekonomicheskih-sistem-kontseptualnye-osnovy-aksiomatika (дата обращения: 01.07.2017).
2.
Данилевский Н. Я. Россия и Европа: взгляд на культурные и политические взаимоотношения славянского мира к германо-романскому. — М.: Институт русской цивилизации, 2008. — С. 113-139.
3.
Катасонов В. Ю. Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия. — М.: Издательский дом «Кислород», 2017. — 301 с.
4.
Князева Е. Н., Курдюмов С. П. У истоков синергетического видения мира // Самоорганизация и наука. Опыт философского осмысления / Ред. И. А. Акчурин, В. И. Аршинов. М., 1994. — С. 162-186.
5.
Кропоткин П.А. Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса.-2-е изд., доп. — М.: URSS, 2010. — С. 27-81.
6.
Николис Г., Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах: От диссипативных структур к упорядоченности через флуктуации. — М.: Мир, 1979. — С. 488-490.
7.
Светлов В. А. Конфликт: модели, решения, менеджмент. СПб. : Питер, 2005. — 540 с.
8.
Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. Государственное Издательство Политической Литературы. 1952 год. — М.: «Концептуал», 2011. — С. 6.
9.
Фукуяма Ф. Конец Истории? URL: http://www.politnauka.org/library/dem/fukuyama-endofhistory.php (дата обращения: 01.07.2017)
10.
Nevard A. Hitler’s Debt to Darwin, Daylight No. 29, Autumn/Winter 1999; Reprint: Creation Science Movement, Pamphlet 329.
References (transliterated)
1.
Grechko M.V., Kurochkin V.N. Samoorganizatsiya sotsial'no-ekonomicheskikh sistem: kontseptual'nye osnovy, aksiomatika // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2015. №32 (317). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/samoorganizatsiya-sotsialno-ekonomicheskih-sistem-kontseptualnye-osnovy-aksiomatika (data obrashcheniya: 01.07.2017).
2.
Danilevskii N. Ya. Rossiya i Evropa: vzglyad na kul'turnye i politicheskie vzaimootnosheniya slavyanskogo mira k germano-romanskomu. — M.: Institut russkoi tsivilizatsii, 2008. — S. 113-139.
3.
Katasonov V. Yu. Lzheproroki poslednikh vremen. Darvinizm i nauka kak religiya. — M.: Izdatel'skii dom «Kislorod», 2017. — 301 s.
4.
Knyazeva E. N., Kurdyumov S. P. U istokov sinergeticheskogo videniya mira // Samoorganizatsiya i nauka. Opyt filosofskogo osmysleniya / Red. I. A. Akchurin, V. I. Arshinov. M., 1994. — S. 162-186.
5.
Kropotkin P.A. Vzaimnaya pomoshch' sredi zhivotnykh i lyudei kak dvigatel' progressa.-2-e izd., dop. — M.: URSS, 2010. — S. 27-81.
6.
Nikolis G., Prigozhin I. Samoorganizatsiya v neravnovesnykh sistemakh: Ot dissipativnykh struktur k uporyadochennosti cherez fluktuatsii. — M.: Mir, 1979. — S. 488-490.
7.
Svetlov V. A. Konflikt: modeli, resheniya, menedzhment. SPb. : Piter, 2005. — 540 s.
8.
Stalin I.V. Ekonomicheskie problemy sotsializma v SSSR. Gosudarstvennoe Izdatel'stvo Politicheskoi Literatury. 1952 god. — M.: «Kontseptual», 2011. — S. 6.
9.
Fukuyama F. Konets Istorii? URL: http://www.politnauka.org/library/dem/fukuyama-endofhistory.php (data obrashcheniya: 01.07.2017)
10.
Nevard A. Hitler’s Debt to Darwin, Daylight No. 29, Autumn/Winter 1999; Reprint: Creation Science Movement, Pamphlet 329.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"