Статья 'Теория креативности Платона в свете современной науки' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Теория креативности Платона в свете современной науки

Яковлев Владимир Анатольевич

доктор философских наук

профессор, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

117463, Россия, г. Москва, ул. Инессы Арманд, 4, корп. 2

Iakovlev Vladimir Anatolievich

Doctor of Philosophy

Professor of the Department of Philosophy of Natural Science at Lomonosov Moscow State University

117463, Russia, g. Moscow, ul. Inessy Armand, 4, korp. 2, kv. 7

goroda460@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2017.6.23375

Дата направления статьи в редакцию:

20-06-2017


Дата публикации:

07-07-2017


Аннотация: Предметом исследования являются основные положения теории творчества Платона во взаимосвязи с наукой. Рассматриваются базисные категории этой теории и определение творчества. Анализируется структура процесса творения космос, структура рождения новаций и становления инноваций в научных дискуссиях. Выявляется связь современных научных программ в естествознании с теорией творчества Платона. Проводится сравнительный анализ парадигм глобального эволюционизма и творчества. На основе концептуального анализа теории творчества Платона выявляется информационно-коммуникативный механизм рождения инноваций в науке. Предметом исследования являются основные положения теории творчества Платона во взаимосвязи с наукой. Рассматриваются базисные категории этой теории и определение творчества. Анализируется структура процесса творения космоса и структура рождения новаций в научных дискуссиях. Выявляется связь современных научных программ с теорией творчества Платона. Проводится сравнительный анализ парадигм глобального эволюционизма и творчества Новизна исследования заключается в том, что в теории творчества Платона выявлены и реконструированы основные принципы креативности, играющие важную роль в становлении и развитии исследовательских программ современной науки. Показано, что рождение и развитие всех объектов происходит благодаря существованию направленных информационных программ, выражающих фундаментальную креативность самой природы. Утверждается, что теория творчества Платона актуальна, поскольку даёт возможность моделирования и коррекции современных форм коллективных дискуссий, учитывая постоянное расширение их масштабности на базе новых технических возможностей средств коммуникации и связи.


Ключевые слова: творчество, парадигма, программы, аналитика, дискуссия, бытие, информация, метод, эволюция, наука

Abstract: The subject of this research is the key positions of Plato’s philosophy of creativity in its relation to science. The author examines the basis categories of this theory alongside the definition of creativity, as well as analyzes the structure of creation of cosmos, structure of origination of innovations, and establishment of innovation in academic discussions. The interrelation of the modern academic programs in natural science with Plato’s philosophy of creativity is determined. The article conducts a comparative analysis of the paradigm of global evolutionism and creativity, as well as reveals the information communication mechanism of origination of innovations in science leaning on the conceptual analysis of Plato’s theory. The scientific novelty consists in the fact that the aforementioned theory of Plato contains and reconstructs the main principles of creativity, which play an important role in formation and development of research programs of the modern science. It is demonstrated that the origination and evolution of all objects takes place due to the existence of specific information programs that express the fundamental creativity of the nature. It is stated that Plato’s philosophy of creativity remains relevant, because it allows modelling and correcting the modern forms of collective discussions, considering constant expansion of their scale based on the new technical opportunities of the means of communication.



Keywords:

information, being, discussion, analysis, programs, paradigm, creativity, method, evolution, science

Теория креативности Платона, как будет показано в работе, актуальна для современной науки, прежде всего, естествознания.

Логика его подхода вырисовывается вполне четко – общетеоретическое предельно абстрактное, концептуальное понимание природы творчества , затем описание его как процесса космогенеза , наконец, выявление типологии человеческого творчества, раскрытие его смысла и основных коммуникативно-информационных этапов .

Категориальный аппарат креативности

Главным в философии Платона, на мой взгляд, является утверждение бытийственности творчества и его универсальности. Фактически Платон дал ответ на вопрос, поставленный много позже Лейбницем и над которым «бился» всю жизнь Хайдеггер - почему вообще существует нечто , а не ничто .

С точки зрения Платона, самотворчество Единого как абсолюта всех абсолютов определяет, в конечном счете, «неравномощность» бытия и ничто, создает «перевес» в пользу бытия. Небытие есть , но это не «воронка», не «черная дыра», готовая поглотить любое нечто и все бытие без остатка, а резервуар потенций и виртуальностей, из которого изначальная сила творчества перманентно «выдавливает» то или иное нечто .

Определения творчества встречаются неоднократно в диалогах Платона. Важно подчеркнуть, что, по Платону, творчество в принципе носит универсальный характер, проявляясь всякий раз, когда любое нечто обретает свое бытие. Так, Сократ в диалоге «Пир» соглашается с мнением мантинеянки Диотимы, «женщины очень сведущей», которая утверждает: «Всякий переход из небытия в бытие – это творчество, и, следовательно, создание любых произведений искусства и ремесла можно назвать творчеством, а всех создателей – их творцами» (выделено мною. - В.Я.) [1, с. 161].

В «Тимее», о котором подробнее будет говориться ниже, Платон постулирует абсолютное существование трех трансцендентальных сущностей - изначального образца творения (парадигмы), демиурга (творца) и того, что он сам называет восприемницей, пространством, кормилицей, а его многочисленные последователи и комментаторы считают иррациональной материей, пространством или чистым становлением [2].

Так или иначе, но здесь важно подчеркнуть, что данные сущности ниоткуда не являются - ни из небытия физического, ни из небытия мыслимого. Они существуют извечно. Они даны (заданы) априори, или трансцендентально как некие бытийственные основания всякого реального.

Заметим, что, несмотря на десятки наиболее разработанных интерпретационных вариантов квантовой механики, в подавляющем большинстве из них лежат априорно заданные пространство и время.

Особо подчеркнем, что, по Платону, сущностное трансцендентальное бытие превалирует над небытием и является причиной всякого перехода из этого небытия в бытие мысли или физического мира.

По сложившейся традиции при анализе философии Платона термины «априорное», «трансцендентальное» понимаются в классическом смысле, наиболее ясно фиксируемым И. Кантом в «Критике чистого разума». Такое понимание существенно расходится с появившимся в неклассической философии (Ж. Батай, М. Фуко) понятием «трансгрессия» («выход за пределы»). Трансгрессия – это преодоление границы между потенциально возможным и невозможным, однако, имея в виду так назывемый опыт абсолютной (тотальной) негативности – безумия, экстаза, смерти [3]. Не согласился бы Платон, по нашему мнению, и с А.Н. Чанышевым, написавшим известный трактат о небытии, в котором рассматривал бытие лишь как изнанку небытия [4].

У Платона Единое как абсолют абсолютов выступает как высший принцип изначального порождения конструктивного творчества как в космическом, так и в человеческом измерениях.. Исходя из этого принципа, Единое творит свою собственную структуру и структуру всего иного, противостоящего ему по определению.

Принципы творения мироздания

В общую теорию творчества Платоном закладываются важнейшие постулаты об имманентности, спонтанности и телеологичности креативных космических процессов. Важно также подчеркнуть, что исходным «материалом» для этих процессов служит «хора» как реально существующий набор арифметических и геометрических элементов, из которых Демиург, сообразуясь со своей благой и свободной волей и согласно парадигмальным образцам, творит гармоничный Космос.

Проблемы космогенеза и происхождения человека наиболее полно и систематически рассматриваются Платоном в "Тимее", произведении, известном в Европе с эпохи средневековья. Трансцендентальные сущности космогенеза - парадигма, демиург, становление - есть результирующая структура эманации трансцендентного единого, продукт его самотворчества. Каждый из элементов этой структуры играет свою роль в дальнейшем развитии творческого процесса. Так, демиург представляет наиболее активное, деятельностное начало, целью которого является достижение абсолютного блага. Парадигма выступает как образцовая исходная идеальная модель для последующего формирования демиургом мира идей и мира физических вещей. Согласно Платону, "... если демиург любой вещи взирает на неизменно сущее и берет его в качестве первообраза при создании идеи и свойств данной вещи, все необходимо выйдет прекрасным"[5, с. 432].

Натуралистическая программа творчества

Если видеть в демиурге и мировой душе метафоры, за которыми скрываются рациональные представления о законах природы, ее силах и энергетике, то можно «вывести» из Платона так называемую натуралистическую программу творчества, где природа выступает самодостаточной причиной вечного порождения самой себя, имеющей внутреннюю целесообразность.

Исходя из этой программы, на протяжении всего ХХ в., по мере все более интенсивного развития естествознания, формируются и укрепляются представления многих крупных ученых в реальности определенной интенциональности природных процессов.

Так, К. Поппер в своих поздних работах неоднократно говорит о твор­ческом потенциале Вселенной, реализация которого во времени и сделала возможным появление таких очевидных проявлений человеческого творчества, как наука, поэзия, му­зыка, живопись и др.

Действительно, физики серьезно говорят о «свободе воли электрона» (Н. Бор) и «направленной событийности» микромира (К. Хюбнер). Так в известном двух щелевом эксперименте с пролётом электронов, если нет приборов, фиксирующих, через какую щель они пролетают, то на экране, расположенном за щелями появляется картинка интерференции. Это, вроде бы, должно означать, что выпущенная частица вдруг превращается в волну и проходит сразу через обе щели. Однако, когда устанавливаются детекторы около каждой щели, на экране остаются лишь две полосы, а интерференция исчезает. У физиков даже появилась гипотеза (чем-то напоминающая «теорию заговора» в истории), что квантовые объекты каким-то образом получают информацию о наличии или отсутствии детекторов в эксперименте и «принимают решение» - вести себя как частица или волна.

Современные космологи пришли к выводу о «тонкой настройке», «подогнанности» физических констант, детерминирующих облик Вселенной («антропный принцип») и «удивительной целесообразности, гармонии физических законов» (И. Розенталь, Й. Линник). Биологи рассуждают о номогенезе и телеономичности биохимических процессов.

Ещё за восемь лет до выхода «Происхождения видов…» Ч. Дарвина известный в то время учёный Дж. Дан выдвинул теорию целенаправленного развития когнитивных механизмов живых организмов (принцип цефализации Дана). В XX в. теорию целенаправленности развития жизни поддерживали такие известные учёные, В.И. Вернадский и Л.С. Берг. Учёные, опираясь на факты, утверждают, что центральная нервная система, начиная с ее зачаточного состояния и до появления головного мозга человека, развивалась и совершенствовалась перманентно без каких-либо откатов назад и провалов.

Об ускоренной цефализации, опережающей морфологические изменения, что дало возможность в кратчайшее время выйти на уровень разумной жизни, пишут и современные видные учёные (Р. Том, Лима-де-Фариа, А.А. Любищев, С.Д. Хайтун и др.).

На наш взгляд, креативно-конструктивную направленность всех процессов мироздания в целом можно осмыслить как реализацию в конечном счете генетического кода нашей вселенной, или в качестве информационной матрицы космогенеза. Заметим, что проблема информационного бытия, или бытия информации уже подробно исследовался нами в специальных работах [6, 7].

Информационную бытийственность и направленность мироздания, с нашей точки зрения, можно сравнить с платоновской парадигмой идей. Так современный физик В.Э. Терехович считает, что есть два направления в понимании природы информации. Сторонники первого направления – квантового антиреализма – рассматривают информацию как знание наблюдателя, связывая его со степенью психологической уверенности конкретного наблюдателя. Второе направление – реалисты – понимают информацию онтически, т.е. как самостоятельную субстанцию, принципиально отличающуюся от энергии и вещества (направление, заданное выдающимся американским математиком Норбертом Винером). В.Э. Терехович пишет: «Чтобы мы ни понимали под информацией, без нее мы вряд ли обойдемся, если хотим понять, что происходит в квантовых экспериментах. Но для этого необходимо найти ответы на несколько вполне метафизических вопросов. Какова разница между информацией и знанием наблюдателя? Есть ли у информации и знания носитель и кто или что их воспринимает? И наконец, каким образом информация и знание превращаются в объекты?» [8, с. 111].

По нашему мнению, если первые два вопроса действительно нуждаются в серьезном философском обсуждении, то третий вопрос о превращении информации в объекты поставлен некорректно. У Платона это осуществляет Демиург – Бог-ремесленник. На наш взгляд, рождение и развитие всех объектов происходит благодаря существованию направленных информационных программ, выражающих фундаментальную креативность самой природы.

Не случайно И. Пригожин, внесший большой вклад в разработку синергетической кар­тины мира, считал необходимым переосмыслить законы термодинамики, в которых вы­ражается необратимость времени, как частный случай общих негоэнтропийных законов. Тогда как «…события и креативность суть фундаментальные элементы природы… – пи­шет он, – …меня, как ученого, всегда шокировало, что фундаментальные законы класси­ческой или квантовой физики… дают картину мира как обратимого и детерминистическо­го» [9, с. 251].

Важно подчеркнуть также, на наш взгляд, что мир идей Платона – это мир возможного, потенциального , лишь какая-то часть которого реализуется, актуализируется в реальные объекты. Об этом говорят и современные физики. Так, Севальников А.Ю. пишет: «Кроме бытия актуального, «наблюдаемого», с которым имела дело вся классическая физика, как минимум необходимо различать еще один модус существования, отличного от актуального, а именно бытие возможного» [10, c. 39].

В качестве же одного из последних примеров приведём мнение А.М. Полякова, члена-корреспондента РАН, в настоящее время сотрудника Принстонского университета, который стал лауреатом самой крупной в мире научной премии за достижения в области фундаментальной физики – Fundamental Physics prize – учреждённой российским бизнесменом Юрием Мильнером. Премия была присуждена за открытия в сфере теории поля и теории струн, магнитных монополей в номинации «Передовая линия физики».

Говоря о существенном расхождении современных физических теорий с так называемой позицией здравого смысла и о своём вкладе в теорию многомерности Вселенной, Поляков осмыслил истоки своих творческих прозрений как определённую реализацию и интерпретацию известного мифа о пещере, где сидящие в ней люди принимают за реальный мир отражение теней на стене напротив входа в пещеру

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что именно Платон первым показал важность математических структур мироздания. Согласно его учению, глобальная креативная функция, прежде всего, реализу­ется в правильных геометрических фигурах и числовых пропорциях, конкретизирующих метафизический принцип «архэ».

По мере развития математики, а также математической физики исследователи нередко становились на сторону Платона. Платонистами были Галилей («Книга природы напи­сана на языке математики», Кронекер («Натуральный ряд чисел дан Богом»), Кантор («В множествах выражается актуальная бесконечность»), Герц («Уравнения Максвелла про­диктованы Богом»). Из математиков XX в. назовем Гёделя, Поля Эрдоса («Существует божественная книга, где записаны все лучшие доказательства»).

Тот же Роджер Пенроуз утверждает, что математические идеи существуют как бы вне времени и независимо от людей, что Платоновский мир идей – это та ре­альность, куда проникает ум человека в творческом вдохновении. «Я не скрываю, – пишет ученый, – что практически целиком отдаю предпочтение платонистской точке зрения, согласно которой математическая истина абсолютна и вечна, являет­ся внешней по отношению к любой теории и не базируется ни на каком "рукотворном” критерии; а математические объекты обладают свойством собственного вечного сущест­вования, не зависящего ни от человеческого общества, ни от конкретного физического объекта» [11, с. 124].

Наиболее убедительными примерами, по мнению Пенроуза, стали: 1. Открытые в XVI в. Кардано комплексные числа. 2. Открытие в конце XX в. Бенуа Мандельбротом (одним из главных разработчиков теории фракталов) сложного множест­ва. «Множество Мандельброта – это не плод человеческого воображения, а открытие. По­добно горе Эверест, множество Мандельброта просто-напросто уже существовало “там вовне”!» [11, с. 107].

В отечественной литературе платонистская позиция наиболее отчетливо выражена в работах Ю.И. Кулакова [12], который считает, что и в математике, и в физике можно выделить некие сакральные структуры, причем сакральная физика рассматривается как часть сак­ральной математики, так называемой физической структуры. Философ Л.Б. Султанова ещё более, на наш взгляд, гиперболизирует роль и значение математики: «…именно математика есть не просто «язык науки», а фундамент современной цивилизации, и именно от развития математики во многом зависит её будущее» [13, c. 94].

Таким образом, современная наука, на наш взгляд, свидетельствует о необходимости переосмысления основной на сегодняшний день исходной метафизичес­кой парадигмы – глобального эволюционизма, – основы которой сформировались в сере­дине XIX в.

Слабым местом эволюционной парадигмы, на наш взгляд, является излишне силь­ный акцент на мутационной случайности (а значит, в гносеологическом плане непознаваемости) всех процессов развития, ведущих к более сложным и высокоорганизованным структурам.

Смысл и механизм человеческого творчества

В настоящее время на основе общей теории творчества, представленной Платоном, сформировалось несколько конкретно-научных подходов к понима­нию природы человеческого творчества. Так, антропологическому подходу в целом особое внимание уделяет философ В.И. Самохвалова [14]. Однако, с нашей точки зрения, можно, хотя бы кратко, конкретизировать и охарактеризовать отдельные направления этого подхода.

Первый – биологический – связан с бурно развивающимися исследованиями в облас­ти генетики. Полная расшифровка генома человека, по мысли многих биологов, не толь­ко приведет в итоге к элиминации различного рода деменций, продлению биологического времени творческой активности, но и, возможно, обнаружит особенности генотипов на­иболее выдающихся в плане креативности людей. Отсюда надежды на новое возрождение сильно скомпрометированной в свое время науки евгеники.

Второй подход – нейрофизиологический – ставит целью расшифровку (по аналогии с биологическим) нейродинамического кода и структуры мозга. Открытие функциональной асимметрии головного мозга и составление его атласа, выявление электрических и хими­ческих цепей передачи импульсов в нейронной сети, использование методов компьютер­ной томографии создают возможность объективной фиксации моментов творческого «оза­рения» при решении испытуемыми нестандартных задач.

Третий подход связан с работами по искусственному интеллекту. Составляются всё более совершенные компьютерные программы, что особенно заметно в области традици­онно считающейся высокоинтеллектуальной игры в шахматы. Постоянно модифицируют­ся и усложняются сами компьютерные блоки (разработка теории квантового компьютера). Как известно, тест на «человечность», придуманный ещё пионером этих работ А. Тьюрингом, был пройден компьютерами уже давно и неоднократно.

Четвертый подход базируется на многочисленных психологических и педагогичес­ких теориях, стремящихся с разных сторон описать и объяснить креативные процессы не только на уровне человека, но и животных. Здесь можно отметить такие направле­ния, как бихевиоризм, гештальтпсихология, теория деятельности, когнитивная психоло­гия, теория проблемного метода обучения и методическая разработка различного рода эвристик.

Смысл творчества всегда, по Платону, заключается в постоянном совершенствовании всего мироздания. Категория «благо» приобретает скорее метафизическую, чем аксиологическую нагруженность, поскольку является исходной причиной и целью творчества. Демиург, по Платону, творит по плану-парадигме и свидетельством его благого творчества выступает прежде всего совершеннейший космос.

Человек, с такой точки зрения, тоже может быть реальным творцом, если благи его помыслы и цели, к которым он стремится, благи мотивы и средства достижения целей. Однако, в отличие от Демиурга, который сам как творец извечен и работает с вечными сущностями, человек и все, с чем он имеет дело, все его непосредственное окружение носит преходящий характер, а значит судить о благости достигаемых им результатов совсем не просто.

В настоящее время среди известных западных космологов и астрофизиков продолжается и даже обостряется дискуссия о смысле человеческого творчества в свете данных современной науки. Так, с точки зрения известного физика Стивена Хокинга, люди – это просто химический мусор на типичной планете, которая вращается вокруг обыкновенной звезды на задворках обычной галактики. Такой подход основывается на так называемом принципе заурядности – Земля как планета ничем не выделяется в Мультиверсе, а люди действительно состоят из атомов, каким-то случайным образом соединённые в химические молекулы, которые в конечном счете оказались способны к самоорганизации и эволюции.

Другие известные ученые, например Дэвид Дойч, считают, что человек и его творческая природа уникальны, а в целом нашу планету можно представить в виде изящной метафоры «Космический корабль Земля».

Дойч, хотя и согласен в космологическом плане с принципом заурядности, в то же время подчёркивает необычность и даже уникальность физической составляющей человеческой природы. Учёный пишет: «Но мы далеко не обычная для Вселенной материя. Начнем с того, что около 80 % ее считается невидимой «темной материей», которая не может ни излучать, ни поглощать свет. В настоящее время она обнаруживается лишь косвенным образом, по гравитационному воздействию на галактики. И только оставшиеся 20 % – это материя того типа, который мы парохиально называем «обычной материей». Она характеризуется постоянным свечением. Обычно мы не считаем себя светящимися, но это еще одно парохиальное заблуждение, обусловленное ограниченностью наших органов чувств: мы излучаем тепло, то есть инфракрасный свет, а также свет в видимом диапазоне, но он слишком тусклый, так что наш глаз его не видит» [15, c. 38].

С точки зрения Дойча, важны оба принципа. Принцип заурядности направлен против гордыни исключительности человека в космическом масштабе. В то же сравнение с космическим кораблем противостоит гордыне самонадеянного стремления рационально управлять земным миром, тогда как в реальности человечество лишь опустошает и загрязняет его.

Но и Платон формулирует идею восхождения человека к своей гуманистичной творческой сущности . В диалоге «Пир» философ пытается разработать концептуальную модель процесса коммуникативной креативности.

Каждый человек, по Платону, обладает творческим потенциалом, «...все люди беременны как телесно, так и духовно...» [1, c. 206]. Главным, экзистенциальным, можно сказать, мотивом творческой деятельности является извечное стремление человека к бессмертию и вместе с тем понимание ограниченности своей земной жизни. Основным механизмом реализации творческого потенциала постулируется любовь как исходный принцип рождения всего нового.

На основе этого принципа Платон конструирует первую классификацию видов творчества: физическое, художественное, техническое, научное, общественно-политическое. Плодотворность каждого вида творчества характеризуется рождением «детей» как в обычном смысле этого слова по отношению к физическому творчеству, так и в метафорическом — по отношению к другим видам творчества.

Если в «Тимее» Демиург вдохновляется в своем творчестве идеей блага, то для человека источником и целью творчества становится красота. Очевидно, Платон не без основания полагал, что красота более конкретно-чувственна и очевидна для человека, чем абстрактная идея блага, а значит, является более эффективным стимулом для его самосовершенствования. Сколько раз потом в истории мыслители утверждали, что «красота спасет мир»!

В диалоге «Федр» Платон дополняет и развивает теорию творчества. Предвосхищая Достоевского и Ницше в своей постановке вопроса «... кто я - чудовище ... или же существо более кроткое и простое, и хоть скромное, но по своей природе причастное божественному уделу?» [1, c. 189], Платон приходит к выводу о существовании двух начал в человеке: врожденного – к наслаждениям; приобретенного – к благу. Неизбежность их борьбы, по Платону, определяет динамику человеческого творчества.

В диалоге «Феаг» появляется еще один важный элемент теории творчества Платона – «даймонион» (гений) Сократа. Фактически через это понятие вводится известная и развиваемая в современной психологии очень важная идея внутреннего самоконтроля, саморефлексии при свободном выборе вариантов действий и поведения как в мыслительном, так и в практическом плане.

«Голос» Сократа звучит, если пользоваться выражением из современной психологии мышления, в ситуации так называемой блокады мышления, когда правильное решение проблемы еще не найдено, но требуется выявление и «отсечение» тупиковых вариантов.

В заключение обратим внимание на еще одну сторону текстов Платона - их диалоговую форму. Лучшие образцы диалогов по своей формально-стилевой конструкции сами представляют лабораторию мыслетворчества.

На основе анализа диалога Платона «Пир» можно выявить общую смысловую структуру информационно-коммуникативной деятельности, порождающей новое знание.

I. Формирование проблемной ситуации . Описание Платоном ситуации, когда по случаю победы поэта Агафона его друзья решают собраться на «симпосиум». Заметим, что проблемная ситуация вырастает из традиции греков проводить различные соревновательные игры, в коих довольно чётко прослеживается принцип «агона» всей древнегреческой культуры. В чём проблемность ситуации? – В том, что она складывается как результирующая многих обстоятельств и не может быть определена волей одного из участников, не может быть до конца спланирована заранее.

II. Проблемное событие . Это – сам пир, в начале которого обговариваются процедуры его проведения и выбирается тема «симпосиума». Почему проблемное? – Потому что опять-таки в начале пира ещё нет определенности ни по одному вопросу его проведения. Только после дискуссии принимается предложение Эриксимаха, чтобы каждый из участников сказал похвальное слово Эроту (Эросу).

III. Креативная ситуация . Когда участники определились в главных вопросах, они начинают непосредственно проявлять творческую активность. Выступающие соревнуются в произнесении оригинальных дискурсов о боге любви, задают друг другу вопросы по теме обсуждения, уточняют свои позиции, обмениваются ремарками и шутками. Создаётся аура творческого общения . Соблюдается некая презумпция интеллектуального равенства.

IV. Рождение новации . После речей всех собеседников, характеризующих Эрота с известных традиционных и нередко исключающих друг друга позиций, Сократ выдвигает ключевой тезис об изначально противоречивой сущности Эрота, поскольку тот рождён от Пороса (бога богатства) и Пении (богини бедности). Эрот, по мнению Сократа, во внешней красоте не нуждается, так как воплощает творческую силу красоты, стремление людей к прекрасному. Но главное, что следует из структуры диалога, это то, что «эврика» Сократа есть результат коммуникативной практики всех участников пира.

V. Переход новации в инновацию . Известно, нелегко выдвинуть оригинальную идею, но не менее трудно убедить в её правдоподобии других. На примере микросообщества «Пира» Платон показывает, что лучше всего для «продвижения» идеи это не возвеличивание её автора («генератора»), а напротив – его обращение в рядового соавтора («приземление»).

Как и во многих других диалогах, в «Пире» можно найти и самоиронию Сократа, и прямую критику его другими участниками. Новация превращается в инновацию, когда большинство участников пира после трудного обсуждения принимают истинность идеи Сократа, ставшей уже как бы их собственной.

В «Пире» выделяются вполне отчётливо важные теоретические положения для продуктивной организации и ведения научных дебатов и дискуссий. Наиболее важными положениями являются: 1. Вступая в дискуссию, нужно придерживаться предпосылки, что ваше собственное исходное мнение о предмете обсуждения может быть не совсем правильно и его дальнейшая корректировка вполне вероятна; 2. Необходимо также предположить, что мнение вашего оппонента может быть не совсем неправильно и к нему имеет смысл прислушаться; 3. Важно надеяться, что, ведя дискуссию в уважительном и доброжелательном тоне по отношению к собеседнику, вы и ваш визави смогут сблизить свои исходные позиции и приблизиться к искомой истине.

Неоднократно практикуя такой цикл, в идеале можно достичь и самой истины, однако реально истина, ввиду невозможности её абсолютного доказательства, выступает как методологический нормативный регулятив перманентного, по сути, исследовательского поиска.

Итак, важнейший – назовём его гносео-этический – креатив метода Сократа – это установление принципов коммуникативной практики в поиске истины. Можно сказать, что афинский философ перенёс социальные принципы полисной демократии в демократические формы дискуссий (диалогов и полилогов) формирующегося философско-научного сообщества, что в корне противоречило распространённому в то время, да и значительно позже, мнению, что истина открывается только мудрецам и недоступна простым людям.

Выше изложенная концептуальная модель рождения нового понимания природы и сущности Бога Эрота вполне подходит для анализа инноваций в науке. По нашему мнению, задачей инновационной эпистемологии становится анализ трансформации новаций в инновации как сложного и противоречивого коммуникативно-информационного процесса, где наряду с эпистемическими большую роль играют социокультурные и субъектно-личностные факторы.

Идеи, рожденные в головах конкретных учёных, становятся исследовательскими программами для научного сообщества. Пример – становление неклассической квантовой физики:

А) Традиция – механистическая парадигма в конце XIX в. Б) Проблемная ситуация – появившиеся парадоксы: электромагнитные волны, рентгеновские лучи, радиоактивность. В) Проблемное событие. М. Планк описал математически излучение абсолютно черного тела, которое шло не как непрерывная волна, а порциями (кванты). Затем Эйнштейн доказал, что свет это также не непрерывный поток (излучение и распространение). Физический смысл квантов; Г) Креативная ситуация. Идея Л. Де Бройля о корпускулярно-волновом дуализме всех элементарных частиц (Нобелевская премия). Д) Рождение новации. Оно произошло на одном из Сольвеевских конгрессов (1927 г.), где Н. Бор в полемике с Эйнштейном защищал принцип дополнительности, согласно которому волна и частица не противостоят друг другу, а дополняют друг друга. Дискуссия длилась на протяжении десятилетий и стало креативным стимулом развития физики. Д) Этот принцип был принят в качестве главного научным сообществом – утверждение инновации. В зависимости от приборов, которыми измеряется физический процесс, мы имеем либо волну, либо частицу. Помимо этого принципа на тех же конгрессах сформировалась ортодоксальная копенгагенская школа. Е) Копенгагенская школа и сформировала традицию. Е). Новая проблемная ситуация – более 50 интерпретаций и включение сознания (М.Б. Менский).

Таким образом, реконструкция основных элементов творческого полилога в «Пире» Платона выявляет информационно-коммуникативный механизм рождения инноваций в науке. Теория творчества Платона актуальна ещё и потому, что даёт возможность моделирования и коррекции современных форм коллективных дискуссий, учитывая постоянное расширение их масштабности на базе новых технических возможностей средств коммуникации и связи.

Библиография
1.
Платон Избранные диалоги. Изд-во “Художественная литература”. М., 1965. 440 с.
2.
Лосев А.Ф. История античной эстетики. Софисты, Сократ, Платон. Изд-во “Искусство”, М., 1969. С.194-196, 552-557, 607-609.
3.
Фуко М. О трансгрессии // Танатография эроса: Жорж Батай и французская мысль середины XX века. СПб.: Мифрил, 1994. – 346 с. С. 111–131.
4.
Чанышев А.Н. Трактат о небытии. 4-е испр. и доп. изд. // Категории. Философский журнал. 1997. № 2. — С. 4 – 14.
5.
Платон Собр. соч. в 4 т. Т.3. “Мысль”, 1994. 654 с.
6.
Яковлев В.А. Бытие информации или информационное бытие? // Философия и культура. — 2015.-№ 2.-С.173-182.
7.
Яковлев В.А. . Информационная парадигма бытия // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия-2016. Изд-во Моск. ун-та (М.),-№ 2. C. 59-73
8.
Терехович В.Э. Существование квантовых объектов // Метафизика, 2017, № 1 (23). С. 104-112.
9.
Пригожин И. Очеловечивание человека, креативность природы и креативность человека / Вызов познанию: Стратегии развития науки в современном мире. М.: Наука, 2004. С. 250-260.
10.
Севальников А.Ю. Традиционная метафизика и квантовая механика // Метафизика, 2017, № 1 (23). С. 33-52.
11.
Пенроуз Р. Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики. М.: Едиториал УРСС, 2005. - 402 с.
12.
Кулаков Ю.И. Теория физических структур – математи¬ческое основание фундаментальной физики / Метафизика. Век XXI. Сборник трудов. М.: Бином, 2006. С. 134–141.
13.
Султанова Л.Б. Актуальная бесконечность в математике как «лабиринт мышления» // Вопросы философии, 2017. № 3. - С. 89 - 94.
14.
Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар, космический принцип, родовая идентичность человека / Москва : Российский ун-т дружбы народов, 2007. – 537 с.
15.
Дэвид Дойч Д. Начало бесконечности: Объяснения, которые меняют мир / Альпина нон-фикшн; Москва; 2014. - 581 с.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"