Статья 'Аналитическая философия образования: краткий обзор' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Аналитическая философия образования: краткий обзор

Береговая Оксана Александровна

кандидат философских наук

доцент, Сибирский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

630102, Россия, г. Новосибирск, ул. Нижегородская, 6

Beregovaya Oxana Aleksandrovna

PhD in Philosophy

Docent, the department of International Relations and Humanitarian Cooperation, Siberian Institute of Management, Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

630102, Russia, g. Novosibirsk, ul. Nizhegorodskaya, 6

zaroza@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8728.2018.3.22288

Дата направления статьи в редакцию:

13-03-2017


Дата публикации:

21-03-2018


Аннотация: Предметом исследования является аналитическая традиция философии образования, которая основана на аналитической традиции в философии в духе логического позитивизма как анализа языка, опирающегося на логику. В ней складывается комплекс идей, направленных на прагматический анализ высказываний естественного языка, выявление правил их употребления в жизненной практике, норм функционирования этого языка, его различных форм в контекстах вненаучных областей культуры – в обыденной жизни, политике, искусстве, образовании и т.д. Отправными работами стали «Язык образования» И. Шеффлера (1960) (США) и «Этика и образование» Р.С. Питерса (1966) (Великобритания). Статья представляет собой обзор данного направления в контексте ее дисциплинарного и институционального становления и развития в США и Великобритании с середины ХХ века. Анализируются периоды развития аналитической философии образования и их особенности. Автор приходит к мнению, что происходит рецепция аналитической традиции философии образования и попытка ее сопоставления с постмодернистскими тенденциями, а также прогрессирующая трансформация в постаналитическую философию. Обращение аналитической философии к актуальным вопросам современности подвергает сомнению сложившийся о ней стереотип консервативной и чисто академической дисциплины, искусственно изолированной от общественной и культурной жизни.


Ключевые слова: аналитическая философия, философия образования, образование, история философии, парадигма, цели образования, ценности образования, лингвистический анализ, рецепция аналитической философии, эволюция идей

Abstract: The subject of this research is the analytical tradition of the philosophy of education, which is based on the analytical tradition in philosophy in the spirit of logical positivism as the language analysis leaning on the logics. It forms a set of ideas aimed at the pragmatic analysis of expressions of the natural language, identifying of the rules of their application in life, norms of functioning of the language, its various forms in contexts of non-scientific areas of culture – in everyday life, politics, art, education, etc. The starting works became “The Language of Education” by Israel Scheffler (1960, United States) and “Ethics and Education” by R. S. Peters (1966, Great Britain). The article represents a review of this direction in the context of its disciplinary and institutional establishment and evolution in the United States and Great Britain since the middle of the XX century. The author analyzes the periods of development of the philosophy of education and their peculiarities, and underlines the origination of reception of the analytical tradition of the philosophy of education, an attempt of its comparison with other postmodern trends, as well as progressing transformation into the post-analytical philosophy. Reference of the analytical philosophy to the relevant questions of modernity disputes the established stereotype as a conservative and purely academic discipline that is artificially isolated from the social and cultural life.



Keywords:

linguistic analysis, values of education, goals of education, paradigm, history of philosophy, education, philosophy of education, analytical philosophy, reception of analytical philosophy, evolution of ideas

Становление философии образования в англоязычном мире

Феномен образования всегда был представлен в истории философских учений. Особенно пристальное внимание ему уделено в современной философии. Философия образования – это специализированная область философии, исследующая теоретико-методологические, мировоззренческие и ценностные основания образования. Ее становление в англоязычном мире шло от потребностей образовательной практики и соответствующей эмпирической науки.

В США формирование философии образования как учебной дисциплины и подобласти академической философии началось еще в начале ХХ века, но институциональную основу она обрела в 1940-50-е гг. Американское общество философии образования было открыто 24 февраля 1941 года в Атлантик Сити (Нью Джерси, США) [1, р. 59]. В Западной Европе первая кафедра философии образования появилась в 1947 году в Институте образования в Лондоне, возглавлял ее Л. Рид (1947–1962), а затем его последователь Р. Питерс (1962–1984), создал факультет философии образования, который вскоре становится самым крупным центром в мире по ее изучению и преподаванию [2, р. 735]. В Австралии Общество философии образования Австралии было создано в 1970 г., ставившее основные цели: популяризация исследований в области философии образования и организация обучения по данному направлению, а также проведение встреч, семинаров и конференций.

Создание подобных профессиональных сообществ было объективно востребовано, так как с середины ХХ века подготовка учителей в США и Великобритании переместилась в университетскую сферу. В процессе подготовки кадров привлекались «чистые» философы, специализировавшиеся в области политической и социальной философии, философии мышления, языка и др. В каждом ведущем университете были учреждены Институты образования, а педагогическое образование было интегрировано в университетское. Приход профессиональных философов в данную сферу в лице Л. Рида, Р. С. Питерса, И. Шеффлера надолго определил «лицо» «англофонной» философии образования – преобладание аналитической традиции. Представители данного направления определяли философию образования как подобласть академической философии, прежде всего, в целях размежевания с педагогикой.

Аналитическая традиция в философии образования

В чем суть данного направления? Аналитическая философия образования основана на аналитической традиции в философии в духе логического позитивизма как анализа языка, опирающегося на логику. В ней складывается комплекс идей, направленных на прагматический анализ высказываний естественного языка, выявление правил их употребления в жизненной практике, норм функционирования этого языка, его различных форм в контекстах вненаучных областей культуры – в обыденной жизни, политике, искусстве, образовании и т.д. В. В. Целищев выделяет следующие критерии аналитической философии: «ясный и точный язык аналитической философии»; ориентация на подходы и критерии естественнонаучного знания»; «искусственный язык против естественного, …аналитическая философия связана с идеей искусственного языка»; « …одним из важнейших положений манифеста аналитической философии является ее аисторизм»; «объяснение против понимания, …ориентация на науку требует от аналитической философии принятия в качестве базисного понятия концепции объяснения, близкой к той, которая используется в естественных науках…» [3].

Становление аналитической философии образования с середины ХХ века определило ее характер в духе идей «позднего» Л. Витгенштейна. Она опирается на анализ обыденного языка. У. Франкена в статье «Философия образования. Исторический обзор» [4, р. 1878.] считает, что аналитическая философия образования занимает метапозицию по отношению к теории образования и ко всем исследованиям, идеям об образовании в том смысле, что она не стремится выдвигать существенные фактические или нормативные предложения по поводу образования. Она ставит исследовательские задачи: определение или прояснение таких образовательных концептов, как «преподавание», «обучение», «способности», включая само понятие «образование»; прояснение и критика образовательных слоганов типа «Учите детей, а не предметы»; исследование моделей, используемых для осмысления образования, а также анализ и оценка аргументов и методов для осмысления преподавателями, администраторами, философами, учеными или правоведами. Для достижения этих задач аналитическая философия использует инструменты логики и лингвистики, а также методы анализа, варьирующиеся от философа к философу. Нормативная философия или теория образования использует результаты такой аналитической работы (например, психологии обучения), но с позиции, каким должно быть образование, какие нравы оно должно культивировать, почему это необходимо делать, каким образом, какими методами и т.д. Центральными разделами англоязычной аналитической философии являются эпистемология, логика и моральная философия. Последней в философии образования придается особое значение, так как она изучает проблемы, связанные с изучением поведения и ценностей человека и сообщества; и это не только этика, но и то, что в континентальной философии называется «философской антропологией», «социальной философией».

Впервые идеи аналитической философии в Великобритании применительно к образованию были озвучены в работе Ч.Д. Харди «Истина и заблуждение в образовательной теории» («Truth and Fallacy in Educational Theory») (1942), написанной в соответствии с методологией Кембриджской аналитической школы. В данной работе автор попытался решить разногласия между основными образовательными теориями с помощью средств философского анализа, главным образом путем разъяснения понятий, изложения и реконструкции теорий.

В США аналитический характер философии образования «проявился» с момента публикации в 1953 году брошюры под названием «Характерная природа философии образования» («The Distinctive Nature of the Discipline of the Philosophy of Education») [5, р. 21]. В 1954 году журнал «Harvard Educational Review» посвятил выпуск обсуждению вопросов философии образования. Ряд авторов выпуска, в том числе Г. Брауди, К. Прайс, И. Шеффлер отмечали необходимость применения аналитической и критической функции философии для изучения образования, логического анализа ключевых понятий, относящихся к образовательной практике, утверждая, что аналитический подход к философии образования является плодотворным [5, р. 21]. Аналитический подход к философии образования также был использован в работе британского исследователя Д. Дж. О’Коннора «Введение в философию образования» («Introduction to the Philosophy of Education») в 1957 году [6]. В те годы представители аналитической философии считали, что философия образования – свободная от ценностей псевдодисциплина, преимущественно сосредоточенная на прояснении значений основных образовательных концептов. Ограничивая себя этой узкой целью, философия образования представляла собой ветвь академической философии, свободную от идеологии, политики, ценностей. Как писал П. Хёрст, философия – это знание «второго порядка». Философские вопросы не о фактах или моральных суждениях, а то, что значат эти факты или моральные суждения» [7, р. 1-2].

Развитие аналитической философии образования в 1960-80-гг.

В 1960-е гг. аналитическая философия образования достигла пика своего влияния. Ставшая «установленной ортодоксией» [8, р. 3], она критически осваивает аналитику обыденного языка, и прежде всего философию позднего Л. Витгенштейна, подчеркивая роль «языковых игр» и семантики в образовании. Отправными работами в это время стали «Язык образования» И. Шеффлера (1960) (США) и «Этика и образование» Р. С. Питерса (1966) (Великобритания), критически переработавших философию анализа ординарного языка позднего Л. Витгенштейна.

Израиль Шеффлер (1923-2014) в книге «Язык образования» («The Language of Education») (1960) формирует концептуальную исследовательскую программу аналитической философии образования, исследует ее центральные понятия «знание», «мышление», «учение», «понимание и объяснение», а также такие, как «ментальная дисциплина», «учебный план», «характер развития», отмечая, что образование является не только областью теоретической, но полем практических начинаний и решений, выдвижения институциональных программ, которые критикуются, оправдываются и отвергаются [9]. Образовательные идеи выполняют не только «дескриптивные» функции, но и функции «политики». Логический анализ языка выводится в более широкий контекст концептуального анализа, рассматривается не как самоцель, а как инструмент для выработки исследовательских, теоретических и практико-ориентированных программ.

Ричард Питерс в работе «Этика и образование» (1966) в рамках аналитической парадигмы ставит проблемы: 1) что такое образование (вопрос концептуального анализа); 2) обоснование ценности (полезности) образования; 3) как адекватно воспринимать нравственное развитие и нравственное воспитание [10]. Определение понятия «образование» Р. Питерсом осуществляется через концептуальный анализ и через философское обоснование. В понятие «образование» Питерс вкладывает несколько смыслов: 1) оно должно побуждать людей к таким видам деятельности, которые полезны; 2) оно должно предоставлять человеку широкие и глубокие знания и понимание; 3) побуждать людей критически анализировать свои убеждения и поведение; 4) готовить людей предъявлять разумные требования в стремлении обнаружить, что есть истина; 5) оно должно осуществлятьcя морально безупречными способами; 6) побуждать людей получать удовольствие от деятельности, связанной с образованием не инструментальным путем, а ради них самих. Таким образом, Питерсом был предложен подробный анализ понятия «образование» и его фундаментальные этические и социальные принципы, на которых руководство и содержание образования могли быть взаимосвязано основаны. В соответствии с аналитической традицией первостепенной целью образования является развитие разума через приобщение к «целесообразной деятельности».

Для Р.С. Питерса философия образования – это область философии, помогающая с позиции ее различных отраслей осветить важнейшие понятия и проблемы в сфере образования – «образование», «свобода», «права», «обучение», «учебный план» и др. «Историческая функция любой классической философской системы состоит «в формулировании директив высокого уровня, создающих практику образования и организующие инструменты, при помощи которых можно было бы ее осуществлять» [10, р. 15].

Разработку идей Р. С. Питерса продолжил П. Хёрст в связи с анализом проблем либерального образования на основе построения его программ позже в совместной работе Р. С. Питерса и П. Хёрста «Логика образования» («The Logic of Education») [11]. Идеи аналитической философии образования были изложены и в коллективной монографии под редакцией Р. С. Питерса «Философия образования» («The Philosophy of Education») [12], в исследованиях Дж. Вудза, У. Дрея, Дж. Уайта, П. Уайт и др. В них были предложены критерии образовательной деятельности (оценка ценностей в образовании; осознание и методы обучения и воспитания, место индивида в целостной модели жизни). Позже в середине 1970-х гг. Хёрст включил в сферу интересов житейские представления и ценности, а Р.С. Питерс указывал на необходимость отражения в философии образования эмоциональных и социально-ценностных основ поведения человека и его нравственного воспитания. Цели образования (по Р. С. Питерсу) являются теми составляющими развития, которые наиболее желательны в данном обществе, и в то же время они, в отличие от идеалов (например, стремления к истине, счастью, бесклассовому обществу и т.д.), должны быть достижимыми. Р. Петерс выделил основные цели образования: 1) ценности, связанные с достижением в обществе; 2) представление об истине; 3) ценности, ассоциируемые с достижением личного блага; 4) базовые представления, без которых не может функционировать демократическое общество; 5) эстетические и религиозные ценности, поскольку их культивирование в образовании в полной мере способствует формированию представлений о свободе и терпимости [13].

Позднее аналитическая философия образования была также представлена в работах Р. Андерсона, Дж. Джэрита, Г. Лангфорда, К. Лукаса, У. Солтиса, У. Франкены и др. В них проводился детальный анализ значений образовательных терминов и понятий. Интенсивное наступление научно-технического прогресса в те годы потребовало переосмысления роли образования и нового философского взгляда на проблемы взаимодействия общества, природы и человека, роли образования в этом процессе. Аналитики рекомендовали к изучению такие дисциплины, как логика, математика, семантика языка, поскольку подвержены верифицируемости (проверяемости). Содержание образования подчинено критериями научной проверяемости, поэтому хорошо, по мнению аналитических философов, вписываются в систему обучения такие естественнонаучные предметы, как физика, химия, биология, по причине того, что преподаватель и ученик имеют возможность постоянно сверять свои суждения с фактическим положением дел, с природой. Насчет ценностно-ориентированных предметов, формирующих субъективность человека (этика, литература, предметы эстетического цикла), аналитики были невысокого мнения. Цель образования – овладение знаниями, отвечающими критериям научной проверяемости.

В те годы аналитическая философия подвергла критике идеологическую индоктринацию, присущую системам англо-американского образования, показала, что школа, реформированная в соответствии с философией Д. Дьюи, внушает обучаемым идеологические доктрины без анализа корректности их исходных посылок и не релевантна требованиям современного общества. В рамках аналитической традиции произошло становление философии образования как учебной дисциплины, путем интеграции образовательного знания с методом логического анализа языка, употребляемого в практике образования, шло выявление содержания основных терминов «образование», «обучение», «воспитание», анализ речевых высказываний педагогов.

Постепенно роль аналитической философии в анализе проблем образования снижается. Авторы Стэнфордской философской энциклопедии в статье «Философия образования» [14] связывают это с несколькими причинами. Во-первых, работа философов данного направления в основном фокусировалась на деталях, упуская из виду практическую важность. Во-вторых, в начале 1970-х гг. радикальные студенты в Великобритании обвинили используемый Р.С. Питерсом лингвистический анализ в консерватизме и «молчаливой поддержке традиционных ценностей». В-третьих, возникла критика языкового анализа среди самих аналитических философов образования, данное направление оказалось в глубоком кризисе (прежде всего это было связано с распадом лингвистической философии как школы). В-четвертых, в 1970-е гг. появляются новые направления: работы Г. Гадамера, М. Фуко и Ж. Деррида на английском языке, а также в 1984 г. фундаментальная работа Ж.-Ф. Лиотара «Состояние постмодерна». У исследователей философии образования возник интерес к классическим работам М. Хайдеггера, Э. Гуссерля. В 1970-ее гг. появляются работы М. Грин, Н. Ноддингс по феминистской философии образования. Все это хотя и оттеснило аналитическую философию образования на второй план, «в то же время ее “дух обогащал” другие исследовательские направления философии: эпистемологию, философию науки, а также такие взаимосвязанные между собой области философии: социальную, политическую и нравственную» [14]. Как отмечают А. П. Огурцов и В. В. Платонов, в 1980-е гг. происходит «сдвиг парадигмы» от аналитического подхода к диалогу с гуманитарными направлениями философии образования [15, с. 28]. Отмечается пересмотр идеи рациональности, что «особенно обостряется в “осевое” время аналитической философии образования – в 80-90-е годы в разборках с постмодернистским иррационализмом и во внутренних дискуссиях» [15, с. 174].

Рецепция и эволюция аналитической философии образования

Сегодня, как пишет Р. Хеслеп, современная «аналитическая философия образования продолжается преимущественно как концептуальный анализ. Не вполне ясно, какую трансформацию она может претерпеть в дальнейшем. Вместе с тем, пытаясь решать прежние философские проблемы, она вступает в конкуренцию с экзистенциализмом, феноменологией, неопрагматизмом и различными постмодернистскими взглядами» [5, р. 20].

В философии образования происходит рецепция аналитической традиции и попытка ее сопоставления с постмодернистскими тенденциями, а также прогрессирующая трансформация в постаналитическую философию, которая, по мнению В. А. Суровцева, «по характеру тематики и применяемым методам ничем не отличается от аналитической философии» [16]. Философский анализ имеет дело с проблемами, связанными с использованием языка в образовательном дискурсе: «теория речевого акта, дискурсивная теория, постструктурализм и деконструктивизм, герменевтика, порождающая грамматика, многообразие форм литературного анализа и переработанная семантика Л. Витгенштейна» [17, р. 12-13]. «Постаналитическая тенденция» характеризуется вниманием к неаналитическому континентально-европейскому дискурсу, стремлением выйти за аналитический горизонт, переориентацией исследовательского интереса к проблемам практически-прикладного характера. Так, британский философ-аналитик П. Стэндиш, анализируя положение дел в англоязычной аналитической философии образования, пишет, что заслуживают внимания положения Франкфуртской философской школы, а также немецкоязычной философии. Аналитическим философам образования следует обратить внимание на американский прагматизм, к которому когда-то Р. С. Питерс и его коллеги относились пренебрежительно; континентальную традицию – от марксизма до постструктурализма, имеющую огромный воспитательный резонанс [18, р. 334]. Как считает С. В. Никоненко, в последние два десятилетия аналитическая мысль «ищет новые “классические” ориентиры на пути построения реалистического плюрализма» [19, с. 136], ставшего основной парадигмой данного направления с 1970-80-х гг.

В этом духе представитель современной философии образования П. Смейерс (Университет Лёвена (Бельгия)), являющийся на данный момент Президентом Международной сети философов образования, замечает, что «философия образования в состоянии заниматься тем, каким может быть образование и каким оно может стать. Она может пересматривать, но также и проблематизировать по поводу таких принципиальных тем, как цели образования, природа знания, человеческая природа и практика. И стоит заметить, что некоторые из ключевых текстов, которые сформировали современные концепции образования, являются, по мнению П. Смейерса, литературными или гибридными по форме (например, «Республика» Платона, «Эмиль» Ж.-Ж. Руссо и др.). Они явно подлежат некоторым из новых видов аналитического анализа» [17, р. 12-13].

В последние несколько лет ведущей проблематикой аналитической философии образования стала философия сознания, в рамках которой пытаются осмыслить вопросы мышления, искусственного интеллекта, планшетного сознания, нейропедагогики. Обращение аналитической философии к актуальным вопросам современности подвергает сомнению сложившийся о ней стереотип консервативной и чисто академической дисциплины, искусственно изолированной от общественной и культурной жизни. Аналитические задачи философии образования – прояснять суть концепций образования и давать разъяснения по поводу их возможного использования на практике, определять общую логику развития образования.

Библиография
1.
Kaminsky J.S. New History of Educational Philosophy. Westport, Ct.: Greenwood Press, 1993. 280 p.
2.
Peters M. The 40th Anniversary of PESA // Educational Philosophy and Theory. 2009. Vol. 41. No. 7. P. 735-737.
3.
Целищев В.В. Будущее философии XXI века: аналитическая или континентальная философия? – Режим доступа: http://www.philosophy.nsc.ru/journals/philscience/8_00/02_zelis.htm (дата обращения-23.09.2016).
4.
Frankena W. Philosophy of education. Historical Overview // Encyclopedia of Education, 2nd Edition, James W. Guthrie, ed. N.-Y.: Macmillan, 2003. P. 1878-1881.
5.
Heslep R.D. Analytic Philosophy // Philosophy of Education. An Encyclopedia / Ed. J.J. Chambliss. N.-Y.; London, 1996. P. 18-23.
6.
O'Connor D. J. Introduction to the Philosophy of Education. L.: Routledge, 1957. 156 p.
7.
Hirst P.H. Knowledge and the curriculum. L.: Routledge, 1974. 193 p.
8.
The Routledge Falmer Reader in Philosophy of Education / Ed. by W. Carr. L., N.-Y.: Routledge, 2005. 237 p.
9.
Sheffler I. The Language of Education. Springfield: Ill, 1983. 128 p.
10.
Peters R.S. Ethics and Education. L.: George Allen and Unwin, 1966. 333 p.
11.
Peters R. S., Hirst P. H. The Logic of Education. New York : Humanities Press, 1971. 160 p.
12.
The Philosophy of Education / ed. by R.S. Peters. Oxford: Oxford University Press, 1973. 284 p.
13.
Peters R.S., Woods J., Dray W.H. Aims of Education – a Conceptual Inquiry // The Philosophy of Education / ed. by R.S. Peters. Oxford: Oxford University Press, 1973. P. 1-32.
14.
Philosophy of Education // Stanford Encyclopedia of Philosophy. – Режим доступа: http://plato.stanford.edu/entries/education-philosophy/#ProDelFie (дата обращения – 23.09.2016).
15.
Огурцов А. П., Платонов В. В. Образы образования. Западная философия образования. ХХ век. СПб.: РХГИ, 2004. 520 с.
16.
Суровцев В.А. Аналитическая философия: всеобщее и нюанс // Вопросы философии. 2010. №8. С. 23-29.
17.
Smeyers P. What philosophy can and cannot do for education // Studies in Philosophy and Education. 2006. Vol. 25. Nos.1-2. P. 12-13.
18.
Standish P. Claims of philosophy, education and Research // Educational Review. 2007. Vol. 59. No. 3. P. 331–341.
19.
Никоненко С.В. Современная западная философия. СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2007. 433 с.
References (transliterated)
1.
Kaminsky J.S. New History of Educational Philosophy. Westport, Ct.: Greenwood Press, 1993. 280 p.
2.
Peters M. The 40th Anniversary of PESA // Educational Philosophy and Theory. 2009. Vol. 41. No. 7. P. 735-737.
3.
Tselishchev V.V. Budushchee filosofii XXI veka: analiticheskaya ili kontinental'naya filosofiya? – Rezhim dostupa: http://www.philosophy.nsc.ru/journals/philscience/8_00/02_zelis.htm (data obrashcheniya-23.09.2016).
4.
Frankena W. Philosophy of education. Historical Overview // Encyclopedia of Education, 2nd Edition, James W. Guthrie, ed. N.-Y.: Macmillan, 2003. P. 1878-1881.
5.
Heslep R.D. Analytic Philosophy // Philosophy of Education. An Encyclopedia / Ed. J.J. Chambliss. N.-Y.; London, 1996. P. 18-23.
6.
O'Connor D. J. Introduction to the Philosophy of Education. L.: Routledge, 1957. 156 p.
7.
Hirst P.H. Knowledge and the curriculum. L.: Routledge, 1974. 193 p.
8.
The Routledge Falmer Reader in Philosophy of Education / Ed. by W. Carr. L., N.-Y.: Routledge, 2005. 237 p.
9.
Sheffler I. The Language of Education. Springfield: Ill, 1983. 128 p.
10.
Peters R.S. Ethics and Education. L.: George Allen and Unwin, 1966. 333 p.
11.
Peters R. S., Hirst P. H. The Logic of Education. New York : Humanities Press, 1971. 160 p.
12.
The Philosophy of Education / ed. by R.S. Peters. Oxford: Oxford University Press, 1973. 284 p.
13.
Peters R.S., Woods J., Dray W.H. Aims of Education – a Conceptual Inquiry // The Philosophy of Education / ed. by R.S. Peters. Oxford: Oxford University Press, 1973. P. 1-32.
14.
Philosophy of Education // Stanford Encyclopedia of Philosophy. – Rezhim dostupa: http://plato.stanford.edu/entries/education-philosophy/#ProDelFie (data obrashcheniya – 23.09.2016).
15.
Ogurtsov A. P., Platonov V. V. Obrazy obrazovaniya. Zapadnaya filosofiya obrazovaniya. KhKh vek. SPb.: RKhGI, 2004. 520 s.
16.
Surovtsev V.A. Analiticheskaya filosofiya: vseobshchee i nyuans // Voprosy filosofii. 2010. №8. S. 23-29.
17.
Smeyers P. What philosophy can and cannot do for education // Studies in Philosophy and Education. 2006. Vol. 25. Nos.1-2. P. 12-13.
18.
Standish P. Claims of philosophy, education and Research // Educational Review. 2007. Vol. 59. No. 3. P. 331–341.
19.
Nikonenko S.V. Sovremennaya zapadnaya filosofiya. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. Un-ta, 2007. 433 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"