Статья 'Глобальная медиаиндустрия: природа и последствия глобализации медиа ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Глобальная медиаиндустрия: природа и последствия глобализации медиа

Рвалов Павел Николаевич

аспирант, ФГАОУ ВО "Национальный исследовательский Томский политехнический университет"

634050, Россия, г. Томск, пр. Ленина, 30, оф. 311

Rvalov Pavel Nikolaevich

Post-graduate student, National Research Tomsk Polytechnic University

634050, Russia, Tomsk, Prospekt Lenina 30, office #311

Rvalovp@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8728.2017.8.22031

Дата направления статьи в редакцию:

15-02-2017


Дата публикации:

06-09-2017


Аннотация: Объектом исследования являются процессы глобализации в современном мире распространяются не только на политическую, экономическую систему, но и на новые сферы общественной жизни, важное место среди которых занимает медиасфера. В качестве предмета исследования выступает потенциал медиасферы как инструмента воздействия на современную аудиторию. Особое внимание в статье уделяется специфическим характеристикам информации в медиасфере — сиюминутности, быстрой изменяемости, интертекстуальности и др., которые позволяют превратить ее в востребованный продукт потребления, производство и распространение которого обслуживается отдельной отраслью креативной экономики — медиаиндустрией. Методологическими ориентирами исследования являются структурно-функциональный и системный подходы к изучению процесса глобализации в экономическом сегменте медиасферы; а также противоречия в интерпретации процесса глобализации медиаиндустрии, с одной стороны, как средства мирового прогресса, с другой стороны, как угрозы национальным культурам. Медиаиндустрия имеет высокий потенциал к глобализции, поскольку ее целью является обеспечение потребностей максимально широкой аудитории всех стран мира. Размывание национальных и социокультурных границ, являющееся следствием глобализации медиасферы, вызывает появление отчетливых антиглобалистских тенденций. Основными выводами исследования являются: выделение в самостоятельный предмет изучения эффекта «замещения» реального общения и деятельности виртуальным присутствием в ситуациях, предлагаемым в медиаинформационном пространстве. Данный эффект возникает в результате возрастания времени, проводимого современным человеком в медиапространстве, а также повышения качества, визуальной привлекательности медиапродукции. Особую значимость имеет обоснование направлений, в которых может осуществляться компенсация негативных последствий деятельности глобальной медиаиндустрии: финансовой поддержки социальных и культурных программ, нацеленных на сохранение национальной и культурной идентичности; совершенствования программ медиаграмотности подрастающего поколения; разработки и широкого внедрения программ мадиаобразования и медиакультуры для всех групп населения.


Ключевые слова: манипуляция сознанием, источники власти, сетевая культура, информация, медиаиндустрия, медиарынок, глобализация, СМИ, медиатекст, антиглобалистские тенденции

Abstract: The object of this research is the globalization processes in modern world that expand not only upon the political and economic system, but also the new spheres of social life, an important place among which belongs to mediasphere. The subject of this research is the potential of mediasphere as an instrument for influencing the modern audience. Special attention is given to the specific characteristics of information in mediasphere – moment, rapid change, intertextuality, etc. that transform it into a popular consumer product, the output and distribution of which is served by a separate branch of creative economy – media industry. Methodological landmarks of the study imply the structural-functional and systemic approaches towards research of the globalization process in economic segment of mediasphere; contradictions in interpretation of the globalization process in media industry, on one hand, as means of the global progress, and on the other – a threat to the national cultures. Media industry has high potential to globalization, because its goal lies in meeting the demands of maximally broad audience of all countries of the world. Blurring of the national and sociocultural borders, which is a result of globalization of mediasphere, causes the emergence of the clear anti-globalist trends. The main conclusion consists in determining the effect “substitution” of real communication and activity of virtual presence in the situations suggested in the media information space into a separate subject of study. Such effect occurs as a result of the increasing amount of time spent by a modern individual in media space, as well as improving of quality and visual attractiveness of media production. Of special importance is the substantiation of directions that affect the realization of compensation of the negative consequences in activity of the global media industry: financial support of the social and cultural programs aimed at preservation of the national and cultural identity; improvement of the programs on media literacy of the rising generation; development and implementation of the programs of media education and media culture for all social groups.



Keywords:

manipulation of consciousness, sources of power, network culture, information, media industry, media market, globalization, media, media text, anti-globalization trend

Процесс глобализации без преувеличения можно расценивать как ключевой процесс общественного развития последних десятилетий. Ориентируясь на понимание глобализации как процесса преобразования того или иного явления в единую систему, обладающую общими характеристиками [13], можно обозначить потенциальные проблемы, порождаемые данным процессом. Приоритет здесь принадлежит конфликту целеполагания и ценностных ориентиров глобалистской и антиглобалистской направленности; механизмам и средствам осуществления глобализации; а также результатам глобализации, проявляющимся в жизнедеятельности общества и личности.

Основным источником глобализации, на наш взгляд выступает власть, прежде всего, политическая, экономическая, административная. Если учитывать сущностную характеристику власти, которая заключается в возможности воздействовать на большие массы людей, управляя и навязывая им свою волю, поддержка процессов глобализации объяснима, прежде всего, с точки зрения рационализации этого влияния и управления, а также извлечения максимальной выгоды. В настоящее время власть получила в руки небывалый по силе воздействия инструмент воздействия практически на все слои населения планеты — медиаинформацию. Фактически медиаресурсы впервые расцениваются как идеологические инструменты и факторы властного влияния, причем всех видов власти — политической, экономической, административной и проч. Информация стала определяющим источником власти, поскольку глобальность и практическая бесконтрольность распространения медиинформации, в совокупности с высоким суггестивным потенциалом медиатехнологий, способны заменить прямое насилие власти на незаметное информационное внушение и манипуляцию общественным сознанием.

Все основные источники власти, о которых писал М. Вебер [2], — насилие, право, авторитет, — могут быть использованы комплексно и с высокой силой воздействия в современной медиасфере.

Осознание проблемы использования медиаресурсов как средства разрушения и деградации духовной культуры современного общества, прежде всего, «массофикации» и «деидентификации», породило антиглобалистское движение, сила которого постоянно возрастает. С одной стороны, использование масс-медиа средств ИКТ предельно размывает границы реального времени и пространства, создает условия приобщения каждого человека к некой «глобальной общности», с другой стороны, происходит снижение значимости национальных, социокультурных особенностей членов данной общности.

Несмотря на свободный доступ к предельно широкому объему разнообразной информации, возможность включения в значимые события в режиме on-line, все большее число людей чувствует риск утраты национальной и культурной идентичности, который актуализирует в качестве целевых ориентиров не «выгоды», а «смыслы». Именно поэтому противодействие глобализму неизбежно.

Исследование указанных проблем протекает в дихотомическом поле, где разрешение задачи «как регулировать процесс глобализации» постоянно сопровождается необходимостью ответа на вопрос – «возможно ли его регулировать». Для этого необходимо обозначить основные факторы глобализации. Процесс обеспечивается триединством:

- глобальных идеологических направлений;

- господства электронных средств массовой информации и коммуникации;

- технологических достижений в области глобального распространения информации.

Это позволяет утверждать, что глобализация современного мира главным образом обеспечивается глобализацией масс-медиа, в особенности после выведения в сферу массового потребления спутникового телевидения, Internet и различных средств ИКТ.

Исторически глобализация масс-медиа прошла путь от так называемого «девелопментализма», через «культурный империализм» — к «информационному обществу».

Первые исследования возможностей глобального воздействия СМИ были сосредоточены в области национального развития и проведены на примере развивающихся стран (У. Шрамм). Автором сделаны важнейшие выводы: о необходимости устранения асимметричности потоков информации, недостаточных именно там, где они более всего необходимы; о важности сосредоточения силы воздействия СМИ в области информации об альтернативных ценностях и моделях поведения, поскольку в области изменения базовых культурных ценностей они менее эффективны; выделение в качестве ведущей цели воздействия и управления СМИ межличностной коммуникации.

Как показывает настоящий этап, выводы У. Шрамма выступили в качестве важных ориентиров в дальнейших процессах развития глобальной медиасферы и были практически полностью реализованы.

На волне критики девелопментализма, а частично и внутри него, были сформулированы основные положения культурного империализма, которые не столько обозначали направления развития, сколько обосновали систему конкретных инструментов властного воздействия масс-медиа на современное общество.

Г. Шиллер пишет и о прямой борьбе за максимально благоприятные условия внедрения западных медиа-корпораций в мировой рынок; и о прямом учреждении СМИ; и об использовании всех возможных источников финансирования; и о важности организации образовательной системы в области масс-медиа [14]. Фактически он описывает факторы и механизмы развития современного медиарынка, ориентированного на получение прибыли.

Следует обратить внимание, что наряду формированием эффективных механизмов глобализации медиарынка по западном образцу, сразу же начинают проявляться противоположные тенденции и движения, первоначально в виде альтернативных популярных медиа-продуктов. Для понимания современного конфликта глобалистских и антиглобалистских тенденций важно отметить, что изначально заимствованная, внедряемая медиа-продукция маркируется отрицательно, а выступающая в качестве собственной альтернативы — положительно. Причем, данная тенденция распространяется не только на художественные, культурные продукты, но и на медиа-продукцию политической и экономической направленности. Известны не столь многочисленные, но показательные примеры мобилизации национальной, культурной, религиозной идентичности с использованием медийных средств распространения антизападных лозунгов в исламских государствах.

На современном этапе формирование медиарынка, ориентированного быстрое получение сверхприбыли, завершено и оно произошло в единстве с формированием «информационного общества». Главным его ресурсом стала информация, распространение которой теперь происходит не в соответствии с вертикальной иерархией, а сетевым образом. С этой точки зрения, имеет основание отождествление глобализации масс-медиа с сетевым медиа-пространством, глобальной культуры — с сетевой культурой и т. п. Здесь следует согласиться с М. Кастельсом, максимально широко трактующим понятие «Сеть» [7], в него попадают все социальные структуры, использующие масс-медиа, но организованные не иерархично: не только Internet-сообщества, но и общественные движения, субкультурные объединения, и даже транснациональные корпорации.

Кризис традиционных социальных институтов, сопровождаемый возрастанием роли индивидуальной мобильности и межкультурной коммуникации способствовали утверждению процессов глобализации в медиасфере и на медиарынке. Здесь уместно вспомнить о медиа-центричности подхода М. Маклюэна, согласно которому, абсолютно все стороны жизнедеятельности современного общества определяются способами коммуникации [9]. Владельцы современных каналов коммуникации обладают властью и прибылью, поэтому ключевые позиции занимает борьба за доминирование в области медиаиндустрии.

Масс-медиа как особый современный социальный институт, согласно анализу Е. Я. Морозовой, имеют все признаки, позволяющие отнести их к индустрии [10]: наличие системы общественных функций, коррелирующих с другими сферами деятельности; достаточная материально-техническая и кадровая обеспеченность; направленность технологий, управленческих процессов, ассортимента продукции на удовлетворение конкретных общественных и личностных потребностей.

Множественность дефиниций понятий «медиасфера» и «медиаиндустрия» отражается и на дифференцировании структуры данных феноменов. Объективно в структуру медиаиндустрии включают все существующие медиа — от наружной рекламы и печатных СМИ до информационных каналов и высокотехнологичных мобильных медиа [5, с.105].

Также существует официальная государственная система классификации медиаиндустрии. Но, на наш взгляд, большего внимания заслуживает субъектная структуризация медиаиндустрии, включающая в систему не только виды СМИ, но и субъекты медиарынка, находящиеся в сложной системе взаимоотношений. Но данная классификация не дает необходимого полного описания экономического устройства медиаиндустрии. Она очевидно должна быть дополнена механизмами функционирования экономических процессов, преобразующих ресурсы в удовлетворенные общественные потребности [5].

Современные российские реалии, согласно Я. Н. Засурскому, представляют медиаиндустрию как надстройку над связанными видами бизнеса, обеспечивающую поддержку множества управленческих решений [4]. Если ранее политические, экономические, социальные, культурные потребности определяли содержание медиа-продукции, а технологические реалии обеспечивали ее создание и распространение, то теперь все находится в руках «связанных видов бизнеса».

В авторитетных исследованиях Е. Л. Вартановой, посвященных современному медиарынку, процессам в медиаэкономике, подчеркивается, что противоречие между общественным характером СМИ и необщественной, частной собственностью на них, порождаемое растущей коммерциализация СМИ и глобализацией медиаиндустрии, не позволяет средствам массовой информации полностью реализовывать свой социальный и культурный потенциал [1].

Последствия глобализации медиафсеры и медиаиндустрии достаточно быстро стали очевидными и попали в поле научного осмысления и оценки. Экономическое доминирование и политика стран Запада в XX веке привели к тому, что глобализация оценивалась, прежде всего, как «вестернизация», достаточно долго не встречавшая на своем пути существенных препятствий. Затем более важным стало обсуждение негативных последствий глобализации медиа, порожденных особенностями медиатекстов и способов их продуцирования и трансляции. Интертекстуальность медиатекстов, в сущности превращающихся в огромную систему гиперссылок, вовлекает человека в неограниченное пребывание в медиапространстве, формирует серьезную зависимость, а следовательно, является источником получения высокой и быстрой прибыли. Экономические, финансовые ресурсы направляются, в первую очередь, на медиа-проекты и медиа-продукты сиюминутного потребления.

Также необходимо обратить внимание на критику идеи об однонаправленном влиянии глобальных медиа, складывающуюся в отдельное исследовательское направление. Здесь сформулированы актуальные вопросы, решение которых может прояснить, во-первых, социальные последствия распределения властных ресурсов в медиаиндустрии, а также восприятия медиатекстов различными группами потребителей; во-вторых, влияние культурного контекста на процесс интерпретации медиа-продукции, который может порождать не только присвоение культурных смыслов, но и «культурное сопротивление».

На наш взгляд, это культурное сопротивление процессу глобализации медиаиндустрии выражает конфликт интересов бизнеса и общества, или, по определению Е. В. Вартановой, «рыночного и социально ориентированного подходов к СМИ» [1]. Все более значительный сегмент медиарынка занимают национальные медиаиндустрии стран, ориентированных на традиционные ценности, что дает основания надеяться на сбалансированную политику распределения экономических ресурсов, направленных не столько на поддержку антиглобалистских тенденций, сколько на поддержку социально-ориентированного подхода к развитию медиасферы.

Библиография
1.
Вартанова Е.Л. Медиаиндустрии в Европе: современные вызовы // Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика. 2012. № 5. C. 12-35.
2.
Вебер М. Политические работы: 1895-1919. М.: Праксис, 2003. 422 с.
3.
Вороненкова Г.Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества. 2-е изд., испр. и доп. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2011. 640 с.
4.
Засурский Я.Н. Коммуникация в обществе знаний. Российская журналистика 2008-2013. М.: МедиаМир, 2013. 296 с.
5.
Землянова Л.М. Коммуникативистика и средства массовой информации: Англо-русский толковый словарь концепций и терминов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. 416 с.
6.
Зинин Е.Ю. Интегрированные бизнес-модели в медиаиндустрии: ответы на вызовы новой эпохи // Российский журнал менеджмента. Том 6. 2008. № 3. С. 129-144.
7.
Кастельс М. Власть коммуникации / Пер. с англ. Н.М. Тылевич (науч. ред. А.И. Черных). М.: ГУ ВШЭ, 2016. 563 с.
8.
Корнилов Е.А., Корнилова Е.Е. Массовые коммуникации на рубеже тысячелетий. М.: Флинта : Наука, 2013. 256 с.
9.
Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М.: Кучково поле, 2011. 464 с.
10.
Морозова Е.Я. Институциональная характеристика организационной структуры медиаиндустрии // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 4. [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/04/31358 (Дата обращения: 24.01.2017).
11.
Назаров M.M. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: УРСС, 2000. 106 с.
12.
Пашенцев Е.Н. Коммуникационный менеджмент и стратегическая коммуникация. Современные технологии глобального влияния и управления: монография. М.: Международный центр социально-политических исследований и консалтинга, Сам Полиграфист, 2014. 480 c.
13.
Чумаков А.Н., Иоселиани А. Д. Философские проблемы глобализации. М.: Университетская книга, 2015. 172 c.
14.
Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М.: Мысль, 1980. 325 с.
References (transliterated)
1.
Vartanova E.L. Mediaindustrii v Evrope: sovremennye vyzovy // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 10. Zhurnalistika. 2012. № 5. C. 12-35.
2.
Veber M. Politicheskie raboty: 1895-1919. M.: Praksis, 2003. 422 s.
3.
Voronenkova G.F. Put' dlinoyu v pyat' stoletii: ot rukopisnogo listka do informatsionnogo obshchestva. 2-e izd., ispr. i dop. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 2011. 640 s.
4.
Zasurskii Ya.N. Kommunikatsiya v obshchestve znanii. Rossiiskaya zhurnalistika 2008-2013. M.: MediaMir, 2013. 296 s.
5.
Zemlyanova L.M. Kommunikativistika i sredstva massovoi informatsii: Anglo-russkii tolkovyi slovar' kontseptsii i terminov. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 2004. 416 s.
6.
Zinin E.Yu. Integrirovannye biznes-modeli v mediaindustrii: otvety na vyzovy novoi epokhi // Rossiiskii zhurnal menedzhmenta. Tom 6. 2008. № 3. S. 129-144.
7.
Kastel's M. Vlast' kommunikatsii / Per. s angl. N.M. Tylevich (nauch. red. A.I. Chernykh). M.: GU VShE, 2016. 563 s.
8.
Kornilov E.A., Kornilova E.E. Massovye kommunikatsii na rubezhe tysyacheletii. M.: Flinta : Nauka, 2013. 256 s.
9.
Maklyuen M. Ponimanie media: vneshnie rasshireniya cheloveka. M.: Kuchkovo pole, 2011. 464 s.
10.
Morozova E.Ya. Institutsional'naya kharakteristika organizatsionnoi struktury mediaindustrii // Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii. 2014. № 4. [Elektronnyi resurs]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/04/31358 (Data obrashcheniya: 24.01.2017).
11.
Nazarov M.M. Massovaya kommunikatsiya v sovremennom mire: metodologiya analiza i praktika issledovanii. M.: URSS, 2000. 106 s.
12.
Pashentsev E.N. Kommunikatsionnyi menedzhment i strategicheskaya kommunikatsiya. Sovremennye tekhnologii global'nogo vliyaniya i upravleniya: monografiya. M.: Mezhdunarodnyi tsentr sotsial'no-politicheskikh issledovanii i konsaltinga, Sam Poligrafist, 2014. 480 c.
13.
Chumakov A.N., Ioseliani A. D. Filosofskie problemy globalizatsii. M.: Universitetskaya kniga, 2015. 172 c.
14.
Shiller G. Manipulyatory soznaniem. M.: Mysl', 1980. 325 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"