Статья 'Амбивалентная генерализация в биодинамике' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Амбивалентная генерализация в биодинамике

Апарцев Олег Роленович

исследователь

649240, Россия, республика Алтай, село Анос, ул. Чорос-Гуркина, 66

Apartsev Oleg Rolenovich

investigator

649240, Russia, respublika Altai, selo Anos, ul. Choros-Gurkina, 66

apartsev-or@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0174.2014.3.11367

Дата направления статьи в редакцию:

15-02-2014


Дата публикации:

1-3-2014


Аннотация: Статья продолжает рассмотрение Теории Амбивалентной Генерализации в приложении к биологическим популяциям, начатое в статье: Апарцев О.Р. Информационный подход в биодинамике // NB: Философские исследования. 2014. № 2.Приведение внешних свойств любого живого объекта к абстрактному атрибутивно-информационному описанию позволило получить сравнительно легкую интерпретацию базисных внутрипопуляционных процессов, действующих в квази-непрерывной и квази-единой популяции, что привело к созданию Теории Амбивалентной Генерализации. Предложенная теория предоставляет новый инструментарий для исследования любых объектов популяционной природы, однако в статье подвергаются рассмотрению только биологические популяции.При этом целью статьи не является рассмотрение вопросов биологии, которые являются только плацдармом для применения инструментария. Основное направление исследования направлено на применение креативного анализа, основанного на Теории Генерализации, для пересмотра философско-мировоззренческих проблем, связанных с гносеологическими контрадикциями существования живых объектов и их развития. Методология исследования строится на исследовании вполне определенной и целостной модели амбиполярной генерализации в приложении к конкретным интерпретациям реальных биологических систем.Все рассматриваемые информационные носители рассматриваются исключительно как материальные объекты в любых своих проявлениях, что подразумевается также при проведении абстрактного анализа возникающих задач. В работе утверждается простота атрибутивного модельного представления для много-популяционных биологических систем. Развивается элементарная теория вирусобразования, базирующаяся на теории кредитизации – одной из основополагающих частей теории генерализации. Анализ атрибутивных функций вирусных популяций приводит к выводу об их полном соответствии Дарвиновской теории естественного отбора, более того – высшей точкой развития для любых возможных популяций, движимых в соответствии с Дарвиновской теорией.В качестве мировоззренческой проблемы выдвигается возникновение существенного противоречия диалектического характера между принципом максимизации ресурсопотребления популяциями, вытекающим из теории генерализации, и краеугольным камнем современного естествознания – принципом наименьшего действия. Более детальное рассмотрение механизмов генерализации для отдельной популяции, привело к установлению абстрактной эквивалентности моделей генерализационной модификации популяции и оптического квантового генератора (лазера), что позволило предложить материалистическую теорию развития пассионарности в популяциях. Развитие популяции в пространстве ресурсов, при наложении случайных процессов диссипации атрибутов, проходящее под управлением процесса генерализации, приводит к уникальной атрибутивной фиксации истории популяции. Это служит поводом для введения в оборот понятия: «уникализация атрибутов популяции», которое означает возникновение и закрепление уникальности любой популяции с течением времени, как закона, присущего всем популяциям.Исследование механизмов уникализации для любой популяции, приводит к выводам о принципиальной невозможности экстраполяции координат популяции во времени. Однако интерполяция, при условии непрерывного подчинения объектов теории генерализации, является вполне осуществимой.Рассмотрение внутрипопуляционных информационных процессов через призму генерализации, позволяет разбить все пространство носителей информации, относительно определенной популяции, на три подпространства: мета-биотическое, атрибутивное и суб-биотическое. При этом аксиоматически принимается, что освоение новых информационных носителей вначале происходит через их включение в атрибутивные процессы, а затем происходит их «вторичное освоение», в качестве внутрипопуляционных сигнальных процессов. Предложенная информационная модель, фактически, является моделью познания популяциями окружающего мира с ассимиляцией новых информационных носителей.Теория генерализации с необычайной легкостью учитывают «промысел Творца», кем бы он ни был. При этом сама модель совершенно индифферентна относительно моральных оценок действий «Творца».К неожиданным выводам привел сравнительный анализ термина «судьба», в применении к определенному субъекту, и рассмотрение одно-объектного воздействия амбивалентной генерализации. Триггерные функции констатации совпадения функциональных требований и внешних условий, для вышеуказанных понятий, оказались идентичными, что, по-видимому, позволяет говорить о теории генерализации, как об локальном абстрактном выражении закона «судьбы» для любого объекта в произвольной популяции.


Ключевые слова: Популяционная динамика, амбиполярная генерализация, биотик, атрибутивная функция, уникализация атрибутов популяции, промысел творца, судьба, внутрипопуляционные коммуникации, информация, диалектика

Abstract: Article continues the consideration of the Theory of Ambivalent Generalization in the annex to biological populations begun in article: Apartsev O. R. Information approach in biodynamics//NB: Philosophical researches. 2014. No. 2.Reduction of external properties of any live object to the description abstract attributive information allowed to receive rather easy interpretation of the basic intra population processes operating in quasi-continuous and quasi-uniform population that led to creation of the Theory of Ambivalent Generalization. The offered theory provides new tools for research of any objects of the population nature, however in article only biological populations are exposed to consideration.Thus the purpose of article isn't consideration of questions of biology which are only the base for use of tools. The main direction of research is directed on application of the creative analysis based on the Theory of Generalization for revision of the philosophical and world outlook problems connected with gnoseological kontradiktion of existence of live objects and their developments. The methodology of research is under construction on research of quite certain and complete model of ambipolyarny generalization in the annex to concrete interpretations of real biological systems.All considered information carriers are considered only as material objects in any manifestations that is meant also when carrying out the abstract analysis of the arising tasks. In work simplicity of attributive model representation for many and population biological systems is approved. 
The elementary theory of a virusobrazovaniye which is based on the theory of a creditization – one of fundamental parts of the theory of generalization develops. The analysis of attributive functions of virus populations leads to a conclusion about their full compliance of the Darvinian theory of natural selection, moreover – the highest point of development for any possible populations movable according to the Darvinian theory.As a world outlook problem emergence of an essential contradiction of dialectic character between the principle of maximizing a resources consumption populations following from the theory of generalization and a cornerstone of modern natural sciences – the principle of the smallest action moves forward. More detailed consideration of mechanisms of generalization for separate population, led to establishment of abstract equivalence of models of generalizatsionny modification of population and the optical quantum generator (laser) that allowed to offer the materialistic theory of development of a passionarity in populations. Development of population in space of resources, when imposing casual processes of dissipation of attributes, passing under control of generalization process, leads to unique attributive fixing of history of population. It is the cause for introduction to a concept turn: "an unikalization of attributes of population" which means emergence and fixing of uniqueness of any population eventually as the law inherent in all populations.Research of mechanisms of an unikalization for any population, leads to conclusions about basic impossibility of extrapolation of coordinates of population in time. However interpolation, on condition of continuous submission of objects of the theory of generalization, is quite feasible.  Consideration of intra population information processes through a generalization prism, allows to break all space of data carriers, rather certain population, into three subspaces: meta-biotic, attributive and sub-biotic. Thus axiomatically is accepted that development of new information carriers happens through their inclusion in attributive processes in the beginning, and then there is them "a secondary development", as intra population alarm processes. The offered information model, actually, is knowledge model world around populations with assimilation of new information carriers. The theory of generalization with extraordinary ease consider "trade of the Creator" whoever he was. Thus the model is absolutely indifferent rather moral estimates of actions of "Creator".
To unexpected conclusions I provided the comparative analysis of the term "destiny", in application to a certain subject, and consideration of one-object impact of ambivalent generalization. Trigger functions of ascertaining of coincidence of functional requirements and external conditions, for the above concepts, were identical that, apparently, allows to speak about the theory of generalization, as about local abstract expression of the law "destinies" for any object in any population.



Введение

В работе [1] была предложена обобщенная информационная модель обмена в популяциях живых объектов. Исследование модели, основанной на атрибутивно-информационном описании объектов, позволило проведение сравнительно легкой интерпретации базисных внутрипопуляционных процессов, действующих в квази-непрерывной и квази-единой популяции. Общий характер этих процессов для произвольной популяции, позволил сформулировать новую теорию динамического развития популяции, которая получила название «Амбиполярная генерализация». Однако описание теории, приведенное в [1], не может считаться вполне удовлетворительным, по меньшей мере, по следующим причинам:

  • Объектно-описательный аппарат теории атрибутивного представления объектов недостаточно развит для моделирования всех возможных типов популяций.
  • Не разработана математическая база теории: не испытаны математические «инструменты», не получены оценки энтропийной динамики предложенных информационных моделей, не установлены границы устойчивости процессов экстенсивного и интенсивного путей развития популяций, в зависимости от параметров транспортных, генерационных и диссипационных процессов. К настоящему моменту генерализация не рассмотрена через призму одного из наиболее подходящих математических методов для исследования взаимных покрытий множеств - теорию масштабной инвариантности, называемую фрактальным анализом.
  • Очевидна недостаточность «индуктивного» развития теории генерализации для обоснованного и эффективного применения к произвольным объектам, что возможно преодолеть исключительно путем увеличения числа приложений теории.
  • Не сформулирована обобщающая концепция областей приложения теории и спектра решаемых задач, а также не определено ее место относительно других теорий, не рассмотрен вопрос включения теории в общую систему мировоззрения, и как метода, и как результата.

И все же, в настоящей работе автор делает шаги не по пути наращивания инструментария теории, и не в направлении детализации теории в приложении к определенным биологическим популяциям, а продолжает поиски обобщающих закономерностей проявления генерализации, пока ограничиваясь примерами приложения теории к популяциям биологических объектов. Помимо постижения глобальных свойств, рассмотрение следствий теории генерализации должно подвести к определению областей применимости теории в биологических системах. От этих основ станут возможными дальнейшие шаги к применению теории генерализации к «не вполне биологическим объектам», которые можно будет сделать, не опасаясь попадания в зоны неопределенной зависимости или неразличимости влияния от объектов и процессов различной природы.

Надо заметить, что со времени написания работы [1], у автора возросла уверенность в том, что амбивалентная генерализация приложима к более широкому классу популяциобразных систем, а не только исключительно к биологическим системам. Поэтому установление «демаркационных границ» теории для биологических систем, может быстро стать насущной необходимостью.

Автор приносит извинения читателям за то, что все объекты исследования данной статьи носят исключительно биологический характер, что может показаться специалистам из других областей выходящим за пределы их интересов, в то же время, для биологов рассмотренные примеры, вероятно, окажутся достаточно примитивными. Оправданием может служить необходимость основательности новых подходов и достоверности используемых моделей, в том числе, и даже именно, на элементарных примерах. Выбор объектов приложения определялся обширностью окружающих нас биологических популяций, а так же необходимостью теоретических упражнений на произвольных популяциях, и тут «первыми в очереди» оказались биологические системы.

Необходимо подчеркнуть философскую, точнее говоря, мировоззренческую направленность данной работы, суть которой: рассмотрение взаимозависимости между коллективным движением популяции и индивидуальным развитием ее членов.

Объект и метод исследования

Согласно [1], «биотик» - это член биологической популяции, обладающий определенными экстравертными свойствами-функциями, получивших название «атрибуты», общими для всех биотиков популяции. Исходя из предложенной концепции, атрибуты любого биотика могут быть сведены к четырем базисным:

  • Трансляция (X-атрибут) – воспроизведение новых биотиков с передачей им полного набора атрибутов исходного биотика.
  • Кредитизация (Y-атрибут) – внутрипопуляционный обмен отдельными атрибутами.
  • Конверсия (Z-атрибут) – преобразование элементов окружающего пространства, или метаболизм.
  • Деструкция (D-атрибут) – выбывание биотика из популяции по всевозможным причинам.

Любые другие возможные атрибуты могут быть формально включены в один из приведенных выше базисных атрибутов.

Взаимодействие биотиков между собой, их взаимодействие с окружающим пространством, а также тренды, задаваемые диссипационными процессами, как показано в [1], создают условия для движения популяции по некоторой траектории развития, задаваемой обобщенным законом, получившим название «амбивалентной генерализации». Один из выводов этой теории: в результате случайных диссипаций атрибутов биотиков воплощаются, путем распространения на всю популяцию, лишь те модификации атрибутов, при которых происходит максимизация потребления ресурсов, достигаемая, как путем экстенсивного, так и путем интенсивного развития популяции.

Причина, объясняющая возникновение эффекта генерализации в популяциях, помимо известного из (Дарвиновского) Закона естественного отбора механизма воспроизведения успешных членов популяции, заложена в обмене атрибутами между биотиками внутри популяции, получившим название «кредитизации», по названию обменных частиц, которые названы «кредами» (ед. число - кред, от лат. credo — верю, верую). Количественно генерация кредов прямо пропорциональна успешности отдельного биотика, что соответствует мере потребляемых им ресурсов. В Дарвиновской теории постулируется частный случай теории генерализации, а именно, она описывается только тремя процессами: «трансляцией», «конверсией» и, конечно, «диссипацией», за исключением предложенного теорией генерализации дополнительного процесса - обмена атрибутами, или «кредитизации».

Внутренняя простота теории генерализации позволяет непринужденно объяснить некоторые факты, которые ранее трактовались Дарвиновской теорией не вполне логично и последовательно или не рассматривались вовсе. Укажем некоторые, без ссылок на литературные источники, т.к. некоторые из них общеизвестны, а прочие не нашли отражения в литературе по причине отсутствия самих исследований, в виду отсутствия для них методологических подхода:

  • Обнаружение фактов наличия копирующих модификаций биологических объектов в отсутствии размножения.
  • Существенная недостаточность теории Естественного отбора для объяснения динамических процессов в популяциях.
  • Проблема возникновения феномена полового размножения.
  • Единовременность и единообразие морфологических и поведенческих скачков, наблюдаемых в популяциях.
  • Слабая корреляция между изменениями, происходящими в изолированных популяциях, после разделения начальной популяции, и пр.

Рабочим методом исследования будет приложение теории генерализации к различным абстрактным популяциям, отождествимым с реальными биологическими популяциями.

Моделирование сложных биотических систем

Атрибутивное моделирование, благодаря легкости описания связей между произвольными формализованными объектами, находит все более широкое применение в различных науках [2],[3],[4],[5]. Рассматриваемая теория построена на атрибутивном описании биотиков, принадлежащих произвольной популяции, с приведением функционалов базисных атрибутов к отображению полного набора свойств реальных биологических объектов в абстрактном виде.

Обсудим, пока что «софистическим», а не математическим образом, применение атрибутивных моделей для более сложных объектов, чем ординарная популяция. Под ординарностью популяции понимается упрощенная модель ее экстравертного описания, а именно:

  • Стабильность взаимодействия с ресурсами и прочими факторами окружающей среды, что подразумевает квази-неизменность параметров этих факторов.
  • Определенность и стабильность механизмов деструкции (гибели) биотиков.
  • Устойчивость транспортных характеристик среды для ресурсов, кредов и биотиков.
  • Единственность популяции в пространстве.

Решаемая при моделировании задача – обсуждение применимости принятой модели к различным граничным и начальным условиям, что в данном случае должно привести к ответу о возможности ее использования для моделирования мультипопуляционных систем.

Ресурсы. Обратимся к обсуждению взаимодействия ресурсов и атрибутов. Подспудно ресурсы, как одна из важнейших составляющих существования и развития популяции, уже обсуждались в [1], там же было введено понятие «трансформации медиа-факторов, посредством провоцированного пребразования», или «конверсии ресурсов», что в общей биологии называется метаболизмом. Для более полного понимания ресурсов, их необходимо представить в виде всего множества всех и любых факторов окружающей среды (медиа-факторов). Однако, исходя из сохранения привычной терминологии, будет применяться термин «ресурсы», закрепляя за ним весь комплекс медиа-факторов, любой физической природы, позволяющий отдельному биотику:

- поддерживать функционирование своих атрибутов;

- воспроизводить новые биотики;

- генерировать креды.

По своим свойствам ресурсы можно охарактеризовать:

- степенью локализованности или распределенности в геометрическом пространстве;

- подвижностью или стационарностью позиционирования;

- необходимым временем взаимодействия с биотиком;

- принадлежностью к определенным физическим, химическим, биологическим или другим объектам;

- позитивностью или негативностью воздействия на биотик;

- генерационной функцией, зависящей от произвольных факторов.

Z-атрибуты, по отношению к ресурсам, могут различаться:

- временем релаксации для восстановления возможности нового взаимодействия с ресурсами;

- скоростью конверсии.

Для достижения некоторой определенности и завершенности в атрибутивных представлениях биотиков, припишем все двигательные способности биотиков также Z-атрибутам. То есть, отнесем способность к перемещению биотиков в пространстве к прямым последствиям взаимодействия биотиков с ресурсами. Следуя атрибутивному представлению, геометрическое пространство вместе с размещенными в нем ресурсами, можно абстрактным образом причислить к ресурсам. Безусловно, двигательная активность может сопровождать и другие функции биотиков, не связанные с потреблением ресурсов, но оставим рассмотрение нюансов таких процессов на будущее.

Перейдем от абстрактных описаний ресурсов к соотнесению их с некоторыми реальными воплощениями. Существует широчайшее поле ресурсов, которое используется природными биотиками в качестве пищи. Оно простирается от использования всевозможных небиотических элементов окружающей среды, до использования других биотиков в качестве таких ресурсов, в том числе, путем их деструкции. Это закладывает отношение между популяциями по закону: хищник-жертва.

Модельное атрибутивное представление этого процесса, с точки зрения популяции-паразита (хищника), - это тривиальная функция Z-атрибута. А с точки зрения популяции-жертвы этот процесс – это реализация D-атрибута, деструкции, являющейся аналогом воздействия негативных медиа-факторов. Таким образом, мы имеем полный универсализм применения атрибутивных функций, как для отношений популяций с внешними природными факторами, так и во взаимодействиях с другими популяциями.

Взаимодействие популяций. Можно видеть, что построенная атрибутивная модель позволяет проведение анализа не исключительно для одиночной популяции, представив взаимодействие с другими популяциями в виде граничных условий, задающих генерацию и движение ресурсов. Этим методически простым образом модель позволяет произвести анализ взаимодействия двух популяций, как антагонистических, так и дружественных.

Всевозможные взаимодействия между особями, принадлежащими к разным популяциям, называются в биологии гетеротипическими реакциями [6]. Они подразделяются по способам взаимодействия: конкуренция, нейтрализм, сотрудничество, мутуализм (симбиоз, или обоюдная зависимость), комменсализм (односторонняя выгода – односторонний нейтрализм), аменсализм (одностороннее подавление – односторонний нейтрализм), паразитизм (одностороннее угнетение - односторонняя выгода), хищничество (односторонняя деструкция - односторонняя выгода).

Причина, по которой здесь приведен весь перечень возможных взаимоотношений – демонстрация того, что атрибутивное представление позволяет описать любое взаимодействие из приведенных выше, с использованием Z- и D-атрибутов, применив взаимные условия для обеих популяций, как для ресурсных пространств, «сшитых» атрибутивными функциональными связями.

Очевидно, что паразитирующие популяции могут существовать в виде «пищевой пирамиды», что абстрактно можно представить себе в виде включения одних популяций в другие по типу «матрешки», например, в виде вложенных друг в друга сфер. Это случай, когда внешняя поверхность выбранной для изучения популяции-сферы, обеспечивает процесс потребления ресурсов из внешней сферы – популяции-жертвы, а внутренняя поверхность рассматриваемой популяции, задает процесс деструкции со стороны прилегающей изнутри популяции-хищника.

Также можно себе представить межпопуляционное отношение по типу трехмерного листа Мёбиуса, где две популяции находятся, взаимно, как в роли хищников, так и в роли жертв.

Хотелось бы предостеречь от прямого переноса на обычное геометрическое пространство, приведенных выше трехмерных моделей, т.к. в них рассматривается абстрактное пространство популяций, вообще говоря, не совпадающее с трехмерным физическим пространством.

Продолжением этого анализа, безусловно, должен стать анализ поли-популяционых конгломератов, но, оставаясь в рамках задач настоящей статьи, прекратим обсуждение взаимодействия популяций биотиков, хотя сказана только малая часть, и обратимся к вирусам.

Вирусы, как особые популяции

«Аксиоматика кредов», заявленная в [1] как краеугольный камень теории генерализации, может предложить достаточно простые механизмы возникновения вирусов. Вирусы при этом предстают в виде побочного продукта кредитизации. Механизмы появления вирусов можно представить следующим образом:

  • Любые внешние креды, не принадлежащие к данной популяции, могут проявлять себя как «яды», повреждая биотики, принадлежащие популяции. Это, так сказать, неспецифические вирусы, фактически являющиеся случайными внешними факторами, задающими непреднамеренную деградацию атрибутов биотиков в популяции.
  • В какое-то время, при близком сосуществовании двух конкурирующих популяций, могут появиться атрибуты воспроизведения «специфических» вирусов из видоизмененных кредов, специально предназначенных не для внутреннего обмена в собственной популяции, а для «перелицовки» - дефектному преобразованию атрибутов биотиков чуждой популяции. Безусловно, такая стратегия относительно легко может формироваться в результате дивергентного развития атрибутов. В качестве примера сошлемся на регулярно описываемые вирусологами межвидовые вирусные войны, например [7],[8].
  • Особая эффективность межпопуляционной борьбы достигается, если специфические креды, атакующие враждебную популяцию, в ней же и воспроизводятся. Это не только приближает производство средств нападения к атакуемому объекту, но также уменьшает ресурсные затраты на производство средств атаки, перекладывая это бремя на вражескую популяцию. Такой исход задает для вирусов свойство квази-самостоятельного существования и возможность для перестройки атрибутов самих вирусов на принципах «усеченной» генерализации, несколько отличающейся от биотической генерализации.
  • И, наконец, в результате длительных итераций возможна своеобразная «дистилляция» - очистка вирусов от привязанности к первичному донору, что позволяет вирусу стать "универсальным" агрессором, то есть получить возможность действия в различных популяциях, в том числе, возможно, и в исходных донорских.

(Удивительно, насколько это близко к диверсионной деятельности в человеческом обществе!)

Генерализационная перестройка вирусов, также как для биотиков, проводится в направлении мультипликации успешных вирусов - особей, наиболее результативных в реализации трех функций:

- преодоление пограничной защиты биотиков «взломом» (физическим разрушением), или «отмычкой» (т.е. мимикрией под коды доступа внутрипопуляционных кредов);

- повышение эффективности воспроизводства вирусов;

- улучшение сохранности вирусов в различных условиях среды пребывания.

Если проанализировать эти функции в терминах базисных атрибутов, то очевидно наличие конверсии, как средства захвата биотика, трансляции – воспроизведения новых вирусов и, конечно же, деструкции.

Так как процедура межвирусного обмена атрибутами не очевидна, так, стало быть, по нашим представлениям, вирусная кредитизация маловероятна. То есть считаем, что ее просто нет. Выдвигая этот тезис, мы с полной уверенностью утверждаем: если существование процессов внутри-биотической или вне-биотической вирусной кредитизации будут доказаны, мы легко достроим свою модель и учтем это явление.

По сегодняшним данным, вирусы не обладают Z-атрибутами взаимодействия с небиотическими факторами окружающей среды. Следовательно, зависимость от факторов «неживой природы» у них выражается исключительно в виде D-атрибута и использованием диффузионно-транспортных возможностей среды.

Конверсионные механизмы вирусов могут реализоваться только с участием биотических объектов: через преобразование биотиков, являясь для последних паразитами.

Свойства вирусов, как отражение атрибутивных механизмов биотиков. С точки зрения участия вирусов во внутренних X- и Y-процессах атакуемых биотиков, можно предполагать, что существуют вирусы, как паразитической трансляции, назовем их «X-вирусы», так и паразитической кредитизации, «Y-вирусы». Отличие заключается в степени захвата функций атрибутов атакуемого вирусом биотика:

  • Захват X-вирусом X-атрибута биотика принципиально деструктивен – он однозначно вычеркивает биотик из популяции, перестраивая биотик на воспроизводство исключительно вирусов.
  • Захват Y-атрибута может быть временным явлением, так как Y-вирус завладевает только производством кредов, замещая нормальную генерацию кредов на производство вирусов, но затем, со временем, воспроизведение обычных кредов способно восстановиться за счет внутрипопуляционной кредитизации.

Подчеркнем: приведенные рассуждения относительно вирусов не используют «измеренные» факты, а являются исключительно индуктивными выводами теории генерализации. Автор не является специалистом в вирусологии, и все выводы носят дедуктивный характер.

Продолжая, можно утверждать:

  • Вирусы, не имея систем жизнеобеспечения в виде Z-атрибутов, вынуждены вести латентное (неактивное, в смысле взаимодействия с медиа-факторами) существование до момента контакта с биотиками.
  • X-вирусы могут рассчитывать только на вне-биотическое, экстернальное латентное существование, в связи с дальнейшей абсолютной деструкцией модифицированного ими биотика.
  • Y-вирусы латентно могут существовать в двух вариантах: интернальном и экстернальном, то есть находиться, либо внутри биотика, либо вне биотика. Для активизации интернальных вирусов внутри биотиков, по-видимому, необходимы какие-то особые факторы, быть может, в форме каких-либо стрессов для биотика, при этом они могут существовать и в экстернальном виде, по крайней мере, для диффузии от биотика к биотику.
  • Заметим, что мы не рассматриваем способы размножения вирусов при помощи модификации ими Z-атрибута. Это объясняется просто: это один из вариантов проявления Y-атрибута, со всеми вытекающими рассуждениями, приведенными выше. В том числе, в части касающейся возврата к нормальному функционированию биотика, в результате внутрипопуляционной ре-кредитизации.

Вирусы, как инструменты агрессии. Вообще говоря, вирусы можно назвать объектами межпопуляционной дезинформации и агрессии, действующими как целевое оружие псевдо-дружественного, а иногда – агрессивного внедрения, и последующей деструкции или, по меньшей мере, угнетения функций биотиков. Одновременно с этим они проявляют себя паразитическими деструктивными «зарядами», способными «минировать» объекты популяции-жертвы. Эти создания, размножающиеся по принципу «цепной реакции», организуют кластеры вирусно-модифицированных биотиков, что иногда приводит к массовой деструкции в атакуемой популяции, и ее ослабляет.

Модификация свойств самих вирусов поддерживается процессом генерализации, аналогично воплощению генерализации для биотиков, но принципиальным отличием является отсутствие обменной составляющей механизма генерализации - кредитизации.

Отметим, что формальное описание экстравертного взаимодействия биотической популяции с вирусной популяцией полностью подпадает, в нашей модели, под «арифметику» взаимодействия с медиа-факторами, как для биотической популяции, так и для вирусной популяции.

Самые «Дарвиновские» объекты. Анализируя свойства вирусных популяций, можно утверждать: вирусы являются объектами наиболее, если не сказать – идеально, соответствующими Дарвиновской теории естественного отбора, ведь основными процессами для них являются только воспроизведение себеподобных и адаптация к окружающему пространству.

Разовьем эту тему более подробно. Вирусы являются, по сути, и по факту единственно возможным материальным воплощением результатов Дарвиновского естественного отбора, его высшей точкой развития, что следует, в том числе, из длительности их существования. Строгий анализ объективной реальности, для вирусных объектов, может объяснить то, почему никакие «подпорки» и модификации Дарвиновской теории не могут «вдохнуть жизнь», изъяснить и оправдать существование и развитие более сложных биологических объектов, чем вирусы.

Давайте произведем софистическое исследование на примере сравнении развития биотиков и вирусов, занимающих одинаковые пищевые ниши, предположим, паразитирующие на одной и той же «третьей» популяции биотиков. Понятно, что нас не интересуют продукты распада этой «третьей» популяции, мы считаем, что концетрации вирусов и сравниваемых биотиков совпадают, скорости конверсии в отношении третьей популяции – тоже.

Очевидно, что принципиальная разница между вирусом и биотиком в том, что генерализация биотиков будет происходить за счет двух механизмов: трансляции и кредитизации, в то время как для вируса механизм только один: трансляция. Таким образом, фетешизируя эту разницу: вирусы получают позитивные адаптационные изменения только в прошлом поколении, в то время как биотики адаптивно перестраиваются уже в настоящем, за счет механизмов кредитизации. Если идти в этом анализе дальше: биотики способны , трансформируя функцию кредитизации, получать дополнительно в арсеналы своих способностейвнутрипопуляционные сигнальные системы и, тем самым, усложняются, но об этом речь пойдет в другом разделе статьи.

Естественным развитием вирусов, в таком случае, будет приспособление к паразитированию на максимальном, в своем ареале, количестве популяций, что в материальном плане приведет к увеличению их массы, а учитывая линейную организацию вирусов, произойдет увеличение длины ( т.е. эти вирусы - это оромная связка отмычек - приспособлений для вскрытия внешних защит биотиков). Примеры таких вирусов уже неоднократно демонстрировались биологами-исследователями [15].

Другим путем развития вирусов является, исходя из физических принципов, увеличение количества порождаемых вирусных частиц при поражении ими биотика, что приводит к минимизации их массы, а так же их паразитирование на популяциях с очень большой плотностью биотиков, что способствует повышению числа контактов с ними.

Договаривая до конца: очевидно, что ни вирусы, ни другие объекты, вооруженные только X, Z и D- атрибутами, несмотря на свою простоту, никак не могут служить примером элементарных самозарождающихся объектов. Ниша их существования полностью связана с «биотическим питательным бульоном», как в функциях их воспроизведения, так и в функциях зачатия, являясь прямым и естественным следствием кредитизации в популяциях.

Проведем забавный мыслительный эксперимент. Представим себя, т.е. популяцию homo sapiens, на месте вирусов, и порассуждаем о своем самозарождении и развитии, забыв на время о существовании биотиков, считая их просто «бульоном». Мы вынуждены будем признать собственное недоумение по поводу своего происхождения. Очевидным фактом будет являться полная невозможность самозарождения, тем более в отсутствии «бульона». То есть зарождение вирусных популяций из неживой природы, окажется процессом практически невозможным, а математически - с ничтожной долей вероятности осуществления. Возникшее недоумение, с точки зрения вируса, можно попытаться решить «сверху», представив существо процесса зарождения как «божественное» зачатие, синоним которому - непонятное по смыслу, цели и технологии (с точки зрения вирусов) происхождение от неких высших существ…

И тут автор просит прощения у читателей, и говорит: «Стоп! Пора остановиться». Хотя, по совести говоря, мы слишком долгое время находимся на месте вирусов по философскому самоосознанию, но нельзя одномоментно перекроить представление о миропорядке, по крайней мере – не сейчас, не в этой статье …

После применения результатов теории генерализации к взаимодействию между вирусами и биотиками, представляет интерес отыскание аналогичных объектов дезинформационо-диверсионного взаимодействия между произвольными популяциями, в том числе - небиотическими. Особый интерес вызывают случаи проявления устойчивых квази-самостоятельных дезинформационо-диверсионных комплексов, паразитирующих на популяциях, а также подобных, ранее упомянутым, «вирусным дистиллятам», к изучению которых мы, быть может, вернемся позже. («Руки чешутся пощупать» такие объекты в экономике и социологии, но, как говорится, «нельзя влезть на крышу недостроенного дома»…)

Амбиполярность и диалектика

Ординарная популяция биотиков развивается в пределах ареала, опираясь на следующие механизмы:

  • Конкуренция за ресурсы (внутренний естественный отбор).
  • Борьба с внешними стресс-факторами (внешний естественный отбор).
  • Воспроизведение биотиков, с доминантной ролью успешных биотиков.
  • Генерация кредов, производящая мультипликативную модификацию атрибутов биотиков в популяции, под «давлением» численного превосходства кредов успешных биотиков.

Перечисленные выше механизмы, действующие в различных геометрических и физических пространствах, формируя процесс генерализации, противодействуют друг другу. Это противодействие порождает диалектическую амбиполярность процессов в популяции, проявляющаяся во множестве ипостасей, но, пожалуй, главное противоборство разворачивается между изменчивостью атрибутов и их устойчивостью. Это противостояние, готовое качнуться в любую сторону, в конечном счете, фиксируется только в направлении увеличения эффективности потребления ресурсов, движимое процессами генерализации.

Таким образом, амбиполярность, как важнейшее свойство генерализации, является сутью множества процессов в популяции. Перечислим лишь некоторые из них:

  • Соперничество и коллективная модернизация популяции.
  • Конкуренция между детьми и родителями.
  • Потребность в продолжительном наличии ресурсов и стремление к их максимальному потреблению.
  • Индивидуальность, как конкурентное преимущество, и единообразие, как принцип устойчивости.
  • Единство популяции и ее раздробленность.
  • Стабильность существования в настоящем и неопределенность в будущем.
  • Случайность изменений атрибутов и неотвратимость дивергенции.

Диалектические противоречия, признаваемые современной философией движителями процессов в окружающем Мире [11], получают с теорией амбивалентной генерализации дополнительный источник множества противоборствующих сил. Позитивным качеством теории амбиполярной генерализации можно посчитать декларирацию материальности носителей этих противоречий, и, соответственно, измеримость их проявлений, а так же возможность абстрактного представления этих процессов с помощью моделирования. Это позволяет предпринять конкретные и систематические усилия для исследования любых возникающих процессов как с прогностических, так и с экспериментальных точек зрения.

Однако для философского подхода, считающего основным путем развития мировоззрения - постижение Вселенских законов, в утверждении о существовании закона генерализации, возникает существенное противоречие: это прождаемая неопределенность взаимоотношений принципа наименьшего действия (в естествознании) и принципа максимизации потребления, как следствии теории генерализации[1].

Современной механикой установлено, что из всех возможных движений произвольных механических систем, реализуются лишь те, для которых некоторая мера, называемая «действие», принимает минимальное значение. При обобщениях, сделанных в рамках современной физики [13], этот принцип распространяется на все процессы, происходящие в Природе.

Популяция биотиков ведет себя ровно наоборот: из любого состояния эта система квази-непрерывно переходит в состояние максимального потребления ресурсов. На пространстве ресурсов легко можно построить меру, являющуюся, в каком-то смысле, аналогом «действия», но имеющего в Природе «другой знак».

Как связаны принципы наименьшего действия и максимизации потребления? Являются ли они действительно противодействующими факторами в Природе? Пока автор склонен считать их полярными и разнонаправленными, считая, что эти законы – это «восходящие и нисходящие лифты» в Мироздании, или законы «разбрасывания и собирания камней». Но на сегодня, это просто «диалектическое поэтическое предположение», не основанное ни на чем...

Теория отражения для популяций

Продолжая наши умозрительные построения, представим себе однородное ресурсное пространство, в котором равномерно распределены биотики, относящиеся к единой популяции. Выведем локально из равновесия эту систему, путем внесения в определенную область пространства дополнительной «порции» ресурсов.

Следствием этого станет повышение количества воспроизводимых биотиков в этой же области, то есть, концентрация биотиков локально возрастет. Этот процесс можно назвать «отражением», при котором любая локальная неравновесность ресурсов, положительная или отрицательная, отражается концентрационной зависимостью биотиков с той же локализацией.

Очевидно и обратное: любое отклонение концентрации биотиков будет иметь отражением отклонение от равновесного распределения ресурсов.

В этом примере, для простоты, не рассматривается диффузия или автоперемещение биотиков в пространстве. При желании эти процессы, безусловно, можно учесть, но они существенно не изменят выводов, так как формально можно рассматривать не геометрическое пространство, а пространство популяции, например, во взаимных связях или в вероятностях взаимодействия, где математическим образом «убирается» геометрическая подвижность. Скорость деструкции биотиков принимается, для простоты, независящей от концентрации самих биотиков прямым образом.

Таким образом, имеются два процесса отражения: ресурсного пространства на пространство популяции и, обратно, пространства популяции - на ресурсное пространство.

Теория атрибутного представления биотиков подсказывает, что совместное существование ресурсов и биотиков сопровождается генерацией «ореола» из кредов. Хотя пространство кредов концентрационно зависит, и от пространства биотиков, и, косвенно, от ресурсного пространства, само ресурсное пространство не зависит непосредственно от пространства кредов. Эта зависимость может быть только опосредованная, через перестройку конверсионной функции биотиков. Таким образом, мы ставим динамику популяции биотиков в зависимость от взаимодействия трех пространств: ресурсов, биотиков и кредов.

В приведенном выше примере, считая все биотики эквивалентными, в смысле атрибутов, мы не увидим результатов взаимодействия между биотиками и кредами. Но все радикально изменится, если в определенный момент, в некоторой локальной области, отдельные биотики приобретут атрибут, который позволит им, предположим, эффективней использовать ресурсы, а значит локально увеличится частота генерации новых биотиков и кредов. В популяции возникнет концентрационное возмущение, вызванное не только локальным ростом концентрации биотиков. Будет спровоцировано производство кредов, несущих в себе специфичный атрибут. Таким образом, наблюдается второй процесс отражения: пространство биотиков, при опоре на пространство ресурсов, имеет отражение на пространство кредов, и наоборот, пространство кредов, модифицируя свойства биотиков, может воздействовать на ресурсное пространство.

Формально, это выглядит так, словно популяция биотиков находится между двух зеркал, отражающих состояние этой популяции. Одно из них, проницаемое для энергетических и «строительных» ресурсов для биотиков - это «зеркало окружающей среды», другое - «зеркало кредов», которое модулирует атрибуты биотиков, «вживляя» в популяцию «излученные» успешными биотиками креды, умножая количество измененных биотиков и распространяя этот процесс на всю популяцию.

В такой интерпретации закона амбивалентной генерализации любой физик увидит модельное воплощение лазера – прибора относительно простого. Физическая суть лазера: «…вынужденное испускание…света активной средой, находящейся в оптическом резонаторе» [14]. Применительно к нашему случаю, определение может выглядеть так: «стимулированное порождение биотиков в популяции, находящейся в процессе генерализационной модификации».

Очевидны некоторые соответствия:

- «активная среда» – «популяция»;

- «вынужденное испускание» – «стимулированное порождение»;

- «оптический резонатор» – «генерализационная модификация»,

а именно, учтен процесс взаимного отражения пространства ресурсов и пространства кредов на популяцию. Так называемая, «накачка» такого аналога «квантового генератора» - это получение биотиками ресурсов. Второе зеркало – это пространство атрибутов, которое посредством генерации кредов, создает механизм отражения модифицированных кредов в популяцию.

Рассуждая о соответствии между генерализацией и лазером, мы ищем, прежде всего, модельное воплощение процессов и возможность использования наработанных математических методов. Приложимость одних и тех же моделей к различным естественным процессам, можно считать, и удачей исследователя, и подарком Создателя. Не будем оппонировать ни одному из этих мнений, согласимся с обоими.

Если говорить метафорично: модификация биологической популяции – это «лазер», который «излучает» новационные биотики в популяционную среду. И этот механизм, по видимому, недалеко отстоит от объяснения феномена «пассионарности»[11], предоставляя модель «кумулятивного эффекта преобразования популяции» посредством генерализации.

Можно назвать «выплеск» новых биотиков в фазе обновления атрибутов, не связанный с повышением ресурсной доступности, «индуцированной генерацией» биотиков, в то время как обычное, «ресурсное» порождение биотиков, можно именовать «стандартной генерацией».

Необходимо отдать дань должного уважения Марксистской философии, а именно В.И. Ленину, на счету которого первенство внесения Теории отражения в ряд базисных природных явлений, как в живой, так и в неживой Природе [12].

Уникальность популяции

Из опыта мы знаем, что каждая популяция обладает своими исключительными функциями взаимодействия с пространством ресурсов и внутрипопуляционных коммуникаций, которая, в соответствии с общими представлениями, определяется исторически сложившимися уникальными атрибутами. Эти атрибуты могут иметь пространственные, временные, или любые другие особенности своих функциональных зависимостей от медиа-факторов, вплоть до реализации ритуально-поведенческих программ. Перечислим механизмы формирования уникальности:

  • Случайность диссипационного тренда атрибутов, и как события на шкале времени, и как вектора в пространствах, описывающих атрибуты.
  • Единообразие записи произошедших изменений в атрибутах всех членов популяции, в случае закрепления этих изменений посредством механизма генерализации.
  • Сохранение изменений в атрибутах через суперпозицию (наложение) последующих модификаций и более ранних атрибутивных структур.

Таким образом, история любого атрибута создается последовательным рядом случайных изменений с устойчивой фиксацией этих изменений на канве ранее сложившихся структур, при условии прохождения теста на эффективность и устойчивость изменения, проводимого посредством преодоления барьера амбиполярной генерализации.

Фиксация изменений атрибутами и история развития популяции оказываются объединенными в единый уникальный процесс. Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на непредсказуемость места, времени и характера возникновения диссипации атрибутов, в каждой точке пространства популяции, согласно нашему предположению, квази-непрерывно исполняется теория амбивалентной генерализации. Изменение атрибутов, в сочетании с динамикой окружающей среды, под воздействием генерализации – это не просто процесс мутации, мы дадим название этому явлению: «Уникализация атрибутов популяции».

С точки зрения философского обсуждения прогностических возможностей исследовательских методик: случайность места, времени и вектора начала дивергентного процесса говорит о том, что экстраполяция координат популяции во времени, вообще говоря, невозможна. Это означает, что детализация истории развития популяции в будущем не может быть предсказана в принципе.

При этом не отрицается возможность получения интегральных оценок, как-то: время релаксации популяции, объемы освоения ресурсов, скорость дивергенции атрибутов, вероятность возникновения областей сегрегации, и, быть может, еще целого ряда интегральных характеристик.

Однако, имеется возможность экстраполяции состояния популяции в сочетании с вероятностной оценкой, или с доверительным интервалом будущих координат популяции, но для этого необходимо задать вектор изменений атрибутов, оценить вероятности диссипации, учесть время генерализационного перестроения популяции, и т.д. То есть, необходимо «почувствовать» зарождение нового атрибута, предугадать его индуктивную способность для популяции, и только в таком случае вероятность совпадения экстраполяции и реальности становится значительной.

Напротив, ретроспективные интерполяционные методики, применяемые при известных начальных и конечных точках популяционных процессов, вполне уместны, и могут давать эффективные результаты, если мы говорим об областях применимости теории генерализации. Именно на интерполяционных расследованиях уникализации популяций построена большая часть исторических и биологических наук.

Информационные суб-биотические процессы

Теперь нам придется сделать достаточно решительный шаг.

Важность этого шага заключается в необходимости включения в сферу рассмотрения теории амбивалентной генерализации многообразного и противоречивого объекта – внутрипопуляционного информационного взаимодействия, отличного от рассмотренных ранее трансляции или кредитизации.

Сложность этого шага – требование точности и достоверности определения этого объекта, с точки зрения объективной реальности, а также полноты его модельного описания, для применения к произвольной популяции.

Необходимость этого шага – неотделимость информационного обмена от существования любой нетривиальной популяции биотиков.

Рассмотрение частных случаев воздействия генерализации на формирование внутрипопуляционных информационных процессов, конечно, представляет огромный интерес.

Но в данной работе решается обратная задача: следуя от обобщенных механизмов возникновения и развития информационных взаимодействий в произвольной популяции, исследуется их включенность в процессы генерализации, для чего будет предпринята попытка решения этой задачи через умозрительную элиминацию внешних и внутрипопуляционных информационных процессов.

Раньше, в атрибутивно-информационном описании биотиков, мы «опустились» до того, что определили как информационные процессы:

- обмен биотиков с окружающей средой;

- порождение новых биотиков;

- обмен атрибутами;

- и, даже, смерть биотиков.

Но, тем не менее, до настоящего момента оставался за границей рассматриваемой теории факт существования обмена информацией между биотиками. Этому пришло время положить конец.

Поясним отличие рассмотренных ранее атрибутивных информационных процессов, приведших нас к теории генерализации, от информационного взаимодействия между биотиками: процессы, вошедшие как базисные в теорию генерализации, изменяют свойства самих биотиков - атрибуты, в то время как информационное взаимодействие – это реализация исключительно сигнальных функций, не сопровождающаяся изменением атрибутов взаимодействующих объектов. Для обозначения информационных взаимодействий между биотиками, будем называть их «сигнальными процессами», в отличие от атрибутивных информационных процессов.

Следует подчеркнуть, что оба выделяемых нами типа процессов, как сигнальных, так и атрибутивных, принципиально неразличимы по своей природе с физической точки зрения. Их дифференциация – это всего лишь различие результатов воздействия на конкретные атрибуты конкретных биотиков.

Особо отметим, что информацию, в любом проявлении, мы рассматривали, и будем рассматривать, как результат материального процесса отражения на материальные же носители, и потому, начнем рассмотрение сигнальных процессов с ранжирования имеющегося спектра информационных носителей.

Из общих рассуждений, основанных на познании окружающего мира, мы определяем «уровень объекта», при проведении систематизации, по признакам «вложенности» одних объектов в другие. Приведем ряд из физических объектов, имеющих отношение к информационным носителям в биосистемах, представленных от «низкого» уровня к «высокому» в виде пследовательности:

…фотон, электрон, атом, молекула, ассоциат, организм, популяция, экосистема…,

не указывая в этом иллюстрационном списке все возможные носители информации, и без разбиения на многообразие реализуемых в природе физических принципов фиксации информации.

Осуществляя привязку обсуждаемых нами ранее биотических объектов к приведенному выше списку, мы можем причислить к уровню ассоциатов креды, т.к. они «больше», чем молекулы, но «меньше», чем биотики. Однако, как мы уже договорились выше, креды не являются сигнальными объектами, они относятся к атрибутивным объектам, и мы только указываем на их формальное место в списке.

Таким маленьким шажком, имеется в виду проведение границы между атрибутивными и сигнальными информационными взаимодействиями, мы достигаем удивительно многого. Это не только «наведение лоска» в систематизации информационных процессов. Это шаг, в каком-то смысле, к другому воззрению на информационные пространства.

Так что же изменяется при обособлении внутрипопуляционных сигнальных процессов в отдельное множество? Мы, тем самым, аксиоматически утверждаем:

  • Биотики могут использовать для реализации внутрипопуляционных сигнальных функций любые носители обмена, перечисляя «сверху вниз»: ассоциаты, молекулы, атомы, фотоны и, далее, - любые физические носители, вплоть до нейтрино, или даже дальше.
  • Сигнальные процессы, назовем их «суб-биотические» информационные процессы, имеют место исключительно между биотиками.
  • Перечень возможных носителей информации для сигнальных процессов в каждой популяции зависит от перечня медиа-факторов используемых Z-атрибутами, а именно, сигнальное множество является подмножеством атрибутного множества информационных носителей.

Т.е. использование биотиками любого вида носителей информации для сигнальных целей, происходит только после освоения подобных носителей процессом конверсии, через первоначальное включение их в Z-атрибуты биотиков.

  • Фактически, мы утверждаем, что биотики не способны использовать носители информации, не включенные ранее в функции Z-атрибута, и, тем самым, отрицается сверхчувственное восприятие биотиков.
  • Естественно, речь не идет о полном совпадении носителей информации в атрибутивных и сигнальных системах, по причине необходимости безошибочного восприятия любой информации. Это достигается некоторым «смещением» сигнального подмножества носителей относительно атрибутивного множества носителей информации.

«Рассогласованность» сигнального и атрибутивного пространств, носит естественный характер, позволяя пользование информационными каналами без пересечения информационных потоков, следовательно, позволяя повысить информационную помехозащищенность, или, другими словами, снизить количество возможных ошибок.

  • Освоение биотиками любых новых медиа-факторов при дивергентном развитии их Z-атрибутов, можно трактовать как «трансатрибутивное» расширение атрибутивного информационного подпространства, которое может прирастать носителями, вообще говоря, на произвольных физических принципах.
  • Мы можем определить для биотиков границу освоения ими новых информационных носителей, служащую для расширения исключительно сигнальных функций, назвав ее границей «вторичного освоения» окружающего пространства информационных носителей или «транссигнальная» граница.
  • И, наконец, мы утверждаем, что всегда существуют «внешние» информационные пространства, которые никоим образом не взаимодействуют с биотиками при определенном конструктиве Z-атрибута биотиков. Мы назовем многообразие недоступных для биотика носителей информации как «мета-биотическое» информационное пространство.

В результате, все доступное для биотиков информационное пространство нами разделено на суб-биотические (сигнальные), базисные биотические (атрибутивные), и мета-биотические подпространства, разделяемые между собой «транссигнальной» и «трансатрибутивной» границами.

Мы, тем самым, определили географию информационного пространства, существующего относительно биотиков, задав, между прочим, процесс ассимиляции биотиков к новым информационным носителям, через трансграничное освоение этих пространств в процессе развития конверсии и наделив биотики новым экстравертным свойством, несущем в себе сигнальные функции.

Фактически, мы построили модель познания и освоения окружающего мира биотиками, реализуемую через механизмы генерализации атрибутов.

Сигнальные системы

К наиболее важным свойствам суб-биотических (сигнальных) систем следует причислить:

  • Исключительно биотическое происхождение и потребление информации.
  • Определенность и значимость сообщений, которые могут отражать наличие (или отсутствие) важных для биотиков объектов, находящихся в контакте с биотиком-информатором. Важными объектами могут быть ресурсы, внешние угрозы, другие биотики и т.п.
  • Включенность сигнальной системы в систему воспроизводимых атрибутов биотиков, осуществляющих как донорные (передача сигналов), так и акцепторные (прием сигналов) функции.

Обозначим как S-атрибут наличие сигнальной функции у биотиков. Тогда Sd – донорная функция, Sa – акцепторная функция сигнальной системы для каждого биотика из популяции.

  • Модуляция функций биотика, через воздействие значимыми внутрипопуляционными сигналами на S-атрибут, приводит изменению эффективности процессов конверсии, либо трансляции, либо кредитизации, что согласно теории генерализации, должно повлечь за собой интегральное повышение эффективности ресурсопотребления для группы биотиков, участвующих в коммуникациях.

Отметим, что сигнально-стимулированная модуляция атрибутивных функций биотиков может создавать позитивную динамику даже тогда, когда происходит подавление этих самых функций, так как иногда временное угнетение функций потребления может стать ступенькой к сохранению популяции или ее развитию.

  • Сигнальные функции, по своему происхождению, и по функциональной близости, интегрированы с Z-атрибутом. Именно это свойство позволило обходиться без их описания в раньше.
  • Необходимо со всей определенностью сказать, что механизм работы S-атрибутов очень сильно похож, если не сказать, идентичен, функционированию Y-атрибута.

Со всеми вытекающими последствиями, включая их частую инструментальную неразличимость, ввиду единства природы используемых носителей информации.

  • Освоение биотиками новых информационных пространств (мета-биотических) полностью подпадает под модель генерализационной модификации атрибутов в части следования популяций экстенсивному пути развития.

В наших рассуждениях не рассматриваются проблемы анализа внутрипопуляционных ошибок и дезинформации во внутрипопуляционных сигнальных системах, считая их проявление внутри популяции не доминирующим фактором, а, напротив, исключительным фактором, действующим в направлении ослабления защищенности популяции, и в этой связи подлежащие искоренению, под воздействием механизмов корректировки в генерализационном процессе. Также, оставляются за границей подробного обсуждения сигнальные «провокации» со стороны внешних объектов, включая медиа-факторы небиотической природы. Вопрос сигнальных ошибок не так прост, и требует отдельного глубокого рассмотрения.

Определив вышеозначенным способом свойства произвольных сигнальных систем, мы можем сделать некоторые обобщения. С формальной точки зрения, сигнальная система может описываться, как дополнительная функция отражения свойств окружающего пространства, или как механизм увеличения зоны воздействия биотика, или как расширение «видимого» им, биотиком, медиа- и популяционного пространства, либо, в простейшем случае, математическая модель может учесть действие сигнальной системы, как уменьшение операционного времени действия атрибутов.

Вообще говоря, с математической точки зрения: биотик, использующий внутрипопуляционную информацию, в своей деятельности ориентируется не только на локальный вектор М, точечно описывающий окружающие его медиа-факторы, а получает возможность псевдо-расширения реальной области своей локализации. Он получает доступ к информации относительно некоторой увеличенной области в векторном поле М-факторов окружающего пространства, простирающейся вплоть до позиций биотиков-информаторов.

Возможность видения событий, находящихся «за горизонтом» собственной локализации, предоставляет биотикам, помимо всего прочего, инструментарий для построения процессинговых систем пространственной интерполяции, а так же, в динамических случаях, временной экстраполяции, и это в дополнение к отнюдь не слабым прочим методам познания окружающего мира. С точки зрения автора, возникновение этих процессинговых систем – очень важный шаг для построения систем управления сложных организмов при их развитии.

Следуя целям обобщения нашей теории, следует подчеркнуть, что единый механизм сигнальных систем для всех членов популяции, через наличие механизмов донорного и акцепторного участия членов популяции в сигнально-информационных процессах, позволяет «подключать» сигнально-информационные системы напрямую в популяционные процессы через модуляцию атрибутивной деятельности биотиков.

Выводы о результатах взаимодействия информационных систем с механизмами амбивалентной генерализации очевидны:

Суб-биотические информационные системы, включенные в рассмотрение как функции атрибутивной природы, не изменяют принципов амбивалентной генерализации, действуя только как усилители, или ускорители процессов конверсии, трансляции или кредитизации. А будучи включены, с точки зрения экстравертного описания, в атрибуты биотика, естественным образом подчиняются всем закономерностям трансформации атрибутов. Сигнальные системы предоставляют биотикам дополнительные конкурентные возможности для повышения эффективности во внутри- и во вне-популяционной борьбе за ресурсы, а также в борьбе против деструктивных стресс-факторов, являясь факторами интенсивного развития биотика, не изменяющими прямым образом природу его конверсионной функции.

С абстрактно-математической точки зрения, атрибуты биотика, при их дополнении сигнальными функциями в виде абстрактного S-атрибута, могут описываться как увеличение количества логических входов-выходов, в соответствии с количеством появившихся новых информационных каналов.

Сигнальные информационные носители, осваиваемые посредством S-атрибута, эквивалентны в своем абстрактном описании медиа-факторам Z-атрибута. Следовательно, развитие биотиков в «реальном» окружающем пространстве и в сигнальном пространстве происходит идентичным образом, а именно, подчиняется теории амбивалентной генерализации.

Принципиальный вывод: не имеет значения механизм суб-биотического информационного взаимодействия для биотиков в популяции, будь то химическое, оптическое, электрическое, механическое, звуковое, или любой другой, известной или неизвестной природы. Сигнализация не изменяет закона амбивалентной генерализации, как основного процесса развития популяции, лейтмотивом которого является обеспечение максимального покрытия доступного ресурсного пространства.

Промысел Творца

Принципы взаимодействия атрибутов, ресурсов и сигналов, в том виде, в котором мы их задали выше, легко могут быть приспособлены для описания, как естественного воздействия медиа-факторов, так и «смещенного» воздействия, зависящего от влияния каких-либо сторонних сил. Например, такой сторонней силой может стать «волевое участие третьего лица», подразумевая под «первым и вторым лицом», соответственно, окружающее пространство и популяцию. Воздействием «третьего лица» может стать:

  • Физическое добавление или уничтожение ресурсов в окружающей среде биотика. При этом интенсивность факторов может варьироваться от максимальной до минимальной величины, а направление воздействия на биотики, может изменяться от стимуляции до угнетения их функций, вплоть до деструкции биотика.
  • Принудительная модификация атрибутов, осуществляемая «не мытьем - так катаньем», то есть: если не ожиданием мутации, так физическим ее понуждением (именно этим «грешна» современная генетика).
  • Манипуляция распределением кредов и их акцептацией.
  • Сегрегация биотиков по заданному правилу, как локально, так и в пределах всего ареала (модуляция стресс-факторов).
  • Сигнальное воздействие на популяцию (симуляция внутрипопуляционного информационного обмена).

Таким образом, мы можем «вставить» в моделируемый процесс «влияние Творца», кем бы он ни был. С формальной точки зрения, мы просто в модели изменяем локально векторное поле M => (М +М1) по любому мыслимому (или немыслимому) закону, проводим фильтрацию по выбранным атрибутам, задаем функции пространственного распределения биотиков и кредов, а так же, если необходимо, симулируем сигнальные воздействия, и, конечно же – позволяем Творцу производить мутацию атрибутов. А далее, законы генерализации, вне зависимости от воли Творца, производят уникализацию популяции.

Все очень просто: любой, кто управляет этими процессами, становится «Творцом».

Впечатляет, что теория амбиполярной генерализации весьма непринужденно учитывает «Руку Творца», оставляя морально-этические оценки вне поля формализованной теории. К этическим проблемам Творца можно (и нужно) будет обратиться отдельно, но лучше это делать достаточно осторожно, вооружившись хотя бы какими-то результатами приложения теории к разнообразным объектам.

Случай и возможность

Все мыслящие индивиды осознают, что «Миром правят Случай и Возможность» – и это правило проявляется во всем. Этому нет прямых и неоспоримых доказательств, но это интуитивно понятно каждому, и это имеет место, и в большом, и в малом. Сознание противится этому правилу как некоторому недоразумению, особенно когда сталкивается с попранием своих расчетов и надежд. Оно не может объяснить целей игры этой парочки, и ему не видны, безусловные, «законные» выгодополучатели в этой, вообще говоря, непредсказуемой для каждого живого организма, игре. Это тем более становится интеллектуальным вызовом для сознания, так как за этим правилом интуитивно осязается некая устойчивая конструкция, «спрятанная за ширмой термина судьба». Очевидна неустранимая зависимость от понятия «судьба» членов любой популяции. К тому же, всеобщее проявление этого феномена демонстрирует весьма слабую зависимость от степени «разумности» объекта, на который обращена «воля судьбы».

Разница между Случаем и Возможностью более-менее всем понятна: Возможность – это дверь к ресурсам, а Случай – это когда дверь открывается. Проблема заключается в том, что, и Возможность, и Случай, могут зависеть, как только от внешнего стечения обстоятельств, так и могут быть следствием проявления исключительных качеств индивида, но чаще всего, очевидно, проявляется их комбинированное воздействие. Таким образом, в отношении оценок влияния Возможности и Случая не имеется единого подхода. Как Возможностью, так и Случаем, могут «распоряжаться», в случае биотиков, и особые атрибуты, и, например, локализация в пространстве ресурсов. Другими словами, в формуле:

(Удача) = (Возможность) * (Случай),

всех интересует «Удача», однако базисные переменные создают коллизию, в которой не все решается собственными способностями – атрибутами, и не все определяется местом индивида по отношению к ресурсам. Отметим, что в представленной выше формуле, под символом «* - умножение», может подразумеваться логическое произведение, либо произведение вероятностей, но важно только то, что любая переменная, обратившаяся в «0», превращает результирующую удачу также в «0». Причем, временное открытие-закрытие окон «Возможности» и «Случая» задают триггерный механизм фиксации «Удачи».

Сформулируем тезу: существует соответствие, если не тождество, между представлением об «удаче» для индивида, изложенном выше, и абстрактно-логическим выражением для атрибутов в виде триггерных мультипликативных процессов [1] в применении к отдельному биотику.

Это наталкивает на мысль о том, что генерализация, возможно, и есть локальное воплощение двуединой сущности игры двух игроков – Возможности и Случайности, и, возможно, именно тем правилом, на которое указывала ранее только интуитивная догадка.

Другим софистическим подтверждением этого тезиса может служить эквивалентность анализа рассматриваемых явлений: одно-объектного воздействие амбивалентной генерализации и субъектное описание феномена судьбы. Этот анализ заканчивается регистрацией тех же исходов, а ситуации могут исследоваться аналогичными дедуктивными методами поиска взаимосвязи фактов и последствий.

Закон генерализации, как видно, интегрально разрешает проблемы взаимоотношений случайного и закономерного, проясняет противоречия идентичности путей и различия исходов, находит причины, по которым ничтожная вариация, и даже видимое отсутствие таковой, возникшая в начальных условиях, приводит к полярным результатам.

Она простым образом использует «спектр разрешенных состояний» в популяции, рассматривая динамику популяции на пространстве жизненных ресурсов различной природы.

Теория генерализации приоткрывает щелочку в тайный смысл существования суеверных программ, которые вплетаются в работу нашего сознания.

Есть надежда, что она может послужить также нитью Ариадны в тайны интуиции и предсказания.

В ней также заложено объяснение стремления оставить в наследство своим детям «защищенный» доступ к ресурсам, трактуемое как желание сохранить за ними хотя бы один компонент из «формулы удачи».

В теории генерализации, как автору кажется, раскрываются первоосновы той «жадности» и «ненасытности», с которой биотики осваивают окружающий мир.

И, быть может, к сожалению, эта теория ставит крест на мечте о существовании параллельных миров, в которых могут реализоваться более счастливо исходы, которые в игре Жизни часто заканчиваются словами: «Game over!», «Игра окончена!»…

Ограниченные представлением о разумном объеме публикации, мы приостанавливаем свое исследование различных явлений при помощи теории амбивалентной генерализации, но не прекращаем.

Хочется закончить статью поэтическим образом: «Жизнь вышивает свои узоры неиссякаемой нитью возможностей на бесконечном полотне случайностей».

Выводы

Одна из наиболее впечатляющих иллюстраций существа биодинамики, получившей объяснение в теории амбивалентной генерализации: популяция биотиков, как самонастраивающаяся на максимальное потребление система, лавирующая в потоке ресурсов.

Теория позволяет распространить атрибутивное моделирование на взаимодействие между различными популяциями, дифференцированных по любым типам отношений: хищник – жертва, паразитирование без деструкции, симбиотическая связанность, демонстрируя относительную простоту атрибутивного модельного представления не только для моно-популяции, но также для широкого спектра взаимоотношений двух и более популяций.

Приведенный в настоящей статье «краткий софистический анализ» причин возникновения вирусов, при допущении возможности их порождения в процессе кредитизации, позволяет свести их появление к достаточно понятному процессу. Применение теории генерализации непринужденным образом приводит к объяснению устойчивости, приспосабливаемости и независимости вируса от первичного биотика-донора. Моделирование взаимодействия вируса с базисными атрибутами биотика, позволяет развить простейшую классификацию вирусов.

Амбиполярность процессов генерализации является продолжением ряда диалектических противоречий, являющихся движителями всех природных процессов. Теория генерализации позволяет разложить эти противоречия на составляющие, которые оказываются вполне материальными и измеримыми величинами. Однако наше принятие существования генерализации, как объективного закона, порождает неординарную философско-мировоззренческую коллизию: противоречие между принципом наименьшего действия, лежащего в основе понимания физической картины окружающего мира, и принципом максимизации ресурсов, потребляемых биотическими системами, являющимся прямым следствием теории генерализации. Полярность этих процессов очевидна, но перипетии взаимодействия этих процессов, их возможная зависимость, и, особенно, первопричина их зарождения, остаются естественнонаучной тайной.

Объективизация процессов отражения, в применении к информационным процессам в популяциях биотиков, приводит к неожиданной эквивалентности процессов генерализации, и процессов генерации излучения оптическими квантовыми генераторами. Это не только позволяет надеяться на модельное описание новой теории при помощи «старой» математики, но и указывает механизм воздействия на популяцию новационных членов популяции, создавая естественнонаучное обоснование пассионарности.

Обсуждение взаимодействия истории популяции с атрибутивной структурой биотиков, составляющих эту популяцию, приводит к выводам об уникальности атрибутов любой популяции и существовании жесткой связанности атрибутивной структуры с историей популяции, что позволяет обобщить эти процессы под названием «уникализация популяции». Уникализация популяций является, по сути, механизмом формирования и фиксации видов для процессов видообразования в живой природе.

Делая более общие выводы, приходится признать, что случайный тренд атрибутов, наложенный на исторически обусловленные атрибуты и прошедший через «горнило» генерализации, не оставляет возможности для экстраполяции во времени координат популяции. То есть, историю популяции предсказать невозможно. Это, в общем, не означает, что нельзя предсказать вероятные интегральные параметры, но детализация состояния системы в будущем возможна только в вероятностном смысле, путем задании векторов вероятных трендов для всех параметров, характеризующих популяцию.

В то же время, уникализация предоставляет возможность интерполяции трендов параметров между двумя известными состояниями популяции, если в популяции действуют механизмы генерализации.

Обобщения, сделанные относительно информационных процессов возникающих в связи с существованием популяции, приводят к, быть может, для кого-то тривиальному, разбиению на: суб-биотические, базисные атрибутивные и мета-биотические информационные пространства. Это позволяет предположить существование внутрипопуляционных (сигнальных) систем внутри границ базисных (атрибутивных) информационных процессов, при дивергентном развитии и тех и других, благодаря генерализационным принципам. Таким образом показано, что генерализация действует как инструмент ассимиляции биотиками новых форм атрибутивного информационного обмена с окружающей средой, увеличивая спектр информационных носителей за счет освоения мета-биотических информационных пространств, и, одновременно, генерализация является внутренним движителем расширения внутрипопуляционных «средств связи», предоставляя возможность для вторичного освоения информационных носителей, служащих расширению сферы применения внутрипопуляционных сигнальных функций.

Есть еще один важный момент, который позволяет проведение тонкого деления между информационным воздействием на атрибутивные и сигнальные системы у биотиков:

если информационное воздействие изменяет атрибуты биотика, то это, безусловно, отразится в наследственной памяти, если нет – произошла просто модуляция сигнальных атрибутов.

Предложенная теория сигнальных процессов в популяциях, действующих в условиях амбивалентной генерализации, демонстрирует также их полную подверженность действию теории генерализации: сигнальное развитие популяции существует, и как рычаг для максимизации ресурсного потребления в окружающем пространстве, и как конкурентное преимущество среди членов популяции.

Информационный подход, принятый ранее как догма, неожиданно вылился в понимание процессов ассимиляции биологическими объектами разнообразных средств информационного обмена, и более того, прояснил картину процесса расширения доступного для популяции информационного пространства. Следование этому подходу подвело к несколько неожиданному результату, с точки зрения автора: в информационном представлении развития популяции выяснилось, что интенсивный и экстенсивный тренд развития популяции, фактически, единый процесс, в котором экстенсивность задается расширением числа воспринимаемых Z-атрибутом медиа-факторов, а интенсивность определяется по задействованию S-атрибутом сигнальных каналов. Притом, что формально S-атрибут отнесен к Z-атрибуту как его составная часть.

В настоящем исследовании мы попробовали продемонстрировать тождество всех процессов, связанных со «Случаем и Возможностью» в отношении индивидов, входящих в какую-либо популяцию, и действия теории генерализации в ее локальном объектном применении. Насколько это тождество возможно, «законно» и продуктивно, для естественнонаучной интерпретации термина «Судьба», судить вам, уважаемые читатели.

И последнее: теория генерализации непротиворечиво соединяет воздействие на популяцию окружающего Мира и «воли Творца», включая их в бесконфликтный, в своей абстрактной сущности, союз. Морально-этические проблемы, связанные с воздействием Творца на популяцию, или на отдельных ее членов, не снимаются, они переносятся на источник воли, то есть на самого Творца, оставаясь заложниками его мировоззрения и целеполагания. Как и следовало того ожидать.

Библиография
1.
Апарцев О.Р. Информационный подход в биодинамике // NB: Философские исследования. — 2014.-№2.-С.37-70. DOI: 10.7256/2306-0174.2014.2.10895. URL: http://e-notabene.ru/fr/article_10895.html.
2.
Андреева Г.М. Атрибутивные процессы.(Андреева Г.М. Психология социального познания).// М.: Аспект Пресс. 1997. http://www.psylist.net/hrestomati/00014.htm.
3.
Горбунова, Л. И. Когнитивный образ ситуации как основа семантической структуры единиц атрибутивно-локативной языковой модели // диссертация доктора филологических наук : 10.02.01 / Горбунова Людмила Ивановна; [Место защиты: Том. гос. ун-т].-Томск, 2011.-391 с.: ил. РГБ ОД, 71 12-10/29. http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/485960.html.
4.
Голубева Н.А. ДИССИММЕТРИЯ И ДИАЛЕКТИКА (ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) //Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». No 3 /2011 // http://vestnik-mgou.ru/Articles/View/5704.
5.
Салибекян С.М., Панфилов П.Б. Построение распределенных гетерогенных вычислительных систем на базе объектно-атрибутной архитектуры.// Объектные системы-2011 (Зимняя сессия): материалы V Международной научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 10-12 декабря 2011 г.) / Под общ. ред. П.П. Олейника.// Ростов-на-Дону: ШИ ЮРГТУ (НПИ), 2011.-C. 83-88 URL: http://www.objectsystems.ru/files/2011WS/Object_Systems_2011_Winter_Session_Proceedings.pdf.
6.
Гетеротипические реакции взаимодействия между популяциями// Экологический портал// http://www.ecology-portal.ru/publ/osnovy-obschey-ekologii/500290-geterotipicheskie-reakcii-vzaimodejstviya-mezhdu-populyaciyami.html.
7.
Breck A. Duerkop, Charmaine V. Clements, Darcy Rollins, Jorge L. M. Rodrigues, and Lora V. Hooper. A composite bacteriophage alters colonization by an intestinal commensal bacterium//PNAS 2012 109 (43) 17621-17626; published ahead of print October 8, 2012,doi:10.1073/pnas.1206136109. http://www.pnas.org/content/109/43/17621.abstract?sid=ec2d2947-aa1d-4e0e-aa7d-42aa548abe4d.
8.
Annie Bézier et al. Polydnaviruses of Braconid Wasps Derive from an Ancestral Nudivirus // Science. 2009. V. 323. P. 926–930. DOI: 10.1126/science.1166788. http://www.izb.unibe.ch/content/e8426/e8427/e8556/e8559/Bezier_eng.pdf.
9.
БСЭ, М., 1969. http://slovari.yandex.ru/книги/БСЭ/естественный отбор .
10.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/328/ДИАЛЕКТИКА.
11.
http://ethnopsychology.academic.ru/276/пассионарность.
12.
Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, М.:"Государственное издательство политической литературы", 1952.
13.
Физический энциклопедический словарь, Гл. ред. А.М. Прохоров, М., Сов.энциклопедия, 1983, с. 443.
14.
Физический энциклопедический словарь, Гл. ред. А.М. Прохоров, М., Сов.энциклопедия, 1983, с. 337.
15.
Matthieu Legendre, et al. Thirty-thousand-year-old distant relative of giant icosahedral DNA viruses with a pandoravirus morphology//PNAS 2014 ; published ahead of printMarch,3,014,doi:10.1073/pnas.1320670111. http://www.pnas.org/content/early/2014/02/26/1320670111.
16.
Яковлев В.А. Информационное единство бытия: сознание, жизнь, материя // NB: Философские исследования.-2013.-10.-C. 1-57. DOI: 10.7256/2306-0174.2013.10.8920. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_8920.html
References (transliterated)
1.
Apartsev O.R. Informatsionnyi podkhod v biodinamike // NB: Filosofskie issledovaniya. — 2014.-№2.-S.37-70. DOI: 10.7256/2306-0174.2014.2.10895. URL: http://e-notabene.ru/fr/article_10895.html.
2.
Andreeva G.M. Atributivnye protsessy.(Andreeva G.M. Psikhologiya sotsial'nogo poznaniya).// M.: Aspekt Press. 1997. http://www.psylist.net/hrestomati/00014.htm.
3.
Gorbunova, L. I. Kognitivnyi obraz situatsii kak osnova semanticheskoi struktury edinits atributivno-lokativnoi yazykovoi modeli // dissertatsiya doktora filologicheskikh nauk : 10.02.01 / Gorbunova Lyudmila Ivanovna; [Mesto zashchity: Tom. gos. un-t].-Tomsk, 2011.-391 s.: il. RGB OD, 71 12-10/29. http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/485960.html.
4.
Golubeva N.A. DISSIMMETRIYa I DIALEKTIKA (ONTOLOGIChESKII ASPEKT) //Vestnik MGOU. Seriya «Filosofskie nauki». No 3 /2011 // http://vestnik-mgou.ru/Articles/View/5704.
5.
Salibekyan S.M., Panfilov P.B. Postroenie raspredelennykh geterogennykh vychislitel'nykh sistem na baze ob''ektno-atributnoi arkhitektury.// Ob''ektnye sistemy-2011 (Zimnyaya sessiya): materialy V Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (Rostov-na-Donu, 10-12 dekabrya 2011 g.) / Pod obshch. red. P.P. Oleinika.// Rostov-na-Donu: ShI YuRGTU (NPI), 2011.-C. 83-88 URL: http://www.objectsystems.ru/files/2011WS/Object_Systems_2011_Winter_Session_Proceedings.pdf.
6.
Geterotipicheskie reaktsii vzaimodeistviya mezhdu populyatsiyami// Ekologicheskii portal// http://www.ecology-portal.ru/publ/osnovy-obschey-ekologii/500290-geterotipicheskie-reakcii-vzaimodejstviya-mezhdu-populyaciyami.html.
7.
Breck A. Duerkop, Charmaine V. Clements, Darcy Rollins, Jorge L. M. Rodrigues, and Lora V. Hooper. A composite bacteriophage alters colonization by an intestinal commensal bacterium//PNAS 2012 109 (43) 17621-17626; published ahead of print October 8, 2012,doi:10.1073/pnas.1206136109. http://www.pnas.org/content/109/43/17621.abstract?sid=ec2d2947-aa1d-4e0e-aa7d-42aa548abe4d.
8.
Annie Bézier et al. Polydnaviruses of Braconid Wasps Derive from an Ancestral Nudivirus // Science. 2009. V. 323. P. 926–930. DOI: 10.1126/science.1166788. http://www.izb.unibe.ch/content/e8426/e8427/e8556/e8559/Bezier_eng.pdf.
9.
BSE, M., 1969. http://slovari.yandex.ru/knigi/BSE/estestvennyi otbor .
10.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/328/DIALEKTIKA.
11.
http://ethnopsychology.academic.ru/276/passionarnost'.
12.
Lenin V. I., Materializm i empiriokrititsizm, M.:"Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoi literatury", 1952.
13.
Fizicheskii entsiklopedicheskii slovar', Gl. red. A.M. Prokhorov, M., Sov.entsiklopediya, 1983, s. 443.
14.
Fizicheskii entsiklopedicheskii slovar', Gl. red. A.M. Prokhorov, M., Sov.entsiklopediya, 1983, s. 337.
15.
Matthieu Legendre, et al. Thirty-thousand-year-old distant relative of giant icosahedral DNA viruses with a pandoravirus morphology//PNAS 2014 ; published ahead of printMarch,3,014,doi:10.1073/pnas.1320670111. http://www.pnas.org/content/early/2014/02/26/1320670111.
16.
Yakovlev V.A. Informatsionnoe edinstvo bytiya: soznanie, zhizn', materiya // NB: Filosofskie issledovaniya.-2013.-10.-C. 1-57. DOI: 10.7256/2306-0174.2013.10.8920. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_8920.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"