Статья 'Лингвистические средства введения объекта в информационное поле на материале дискурса военных медиа' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Лингвистические средства введения объекта в информационное поле на материале дискурса военных медиа

Шуйская Юлия Викторовна

ORCID: 0000-0002-6752-3063

доктор филологических наук

профессор, кафедра теории и практики журналистики, современных медиакоммуникаций, Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова

111024, Россия, г. Москва, ул. Шоссе Энтузиастов, 21, оф. 322

Shuiskaya Yuliya Viktorovna

Doctor of Philology

Professor, Department of Theory and Practice of Journalism and Modern Media Communications, Institute of International Law and Economics named after A. S. Griboyedov 

111024, Russia, g. Moscow, ul. Shosse Entuziastov, 21, of. 322

shujskaya@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Цицинов Андрей Юрьевич

старший преподаватель, кафедра теории и практики журналистики, современных медиакоммуникаций, Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова

111024, Россия, г. Москва, ул. Шоссе Энтузиастов, 21, оф. 322

Tsitsinov Andrei Yur'evich

Senior Lecturer, Department of Theory and Practice of Journalism, Modern Media Communications, Griboyedov Institute of International Law and Economics

111024, Russia, g. Moscow, ul. Shosse Entuziastov, 21, of. 322

wanderer999@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0749.2022.4.37905

Дата направления статьи в редакцию:

13-04-2022


Дата публикации:

20-04-2022


Аннотация: Предметом исследования являются лингвистические средства введения нового объекта в информационное поле. Объектом исследования является процесс взаимодействия с общей апперцепционной базой автора и читателя текста и специфика использования прецедентных феноменов. Авторы подробно рассматривают такие аспекты темы, как взаимодействие импликатуры и пресуппозитивной информации текста с политической и исторической ситуацией. Материалом исследования послужил дискурс военных масс-медиа, что обусловливает особый интерес к использованию лингвистических средств: освещая новые инициативы, беспрецедентные явления и вновь появившиеся объекты, военный журналист, как правило, проводит четкую оценку, коррелирующую с официальной позицией государства. Основными выводами проведенного исследования является формулирование способов и форм введения нового через известное в дискурсе военной журналистики. Особым вкладом авторов в исследование темы является рассмотрение введения объекта в информационное поле на примере двух разноплановых объектов, семиотизация которых в обоих случаях задействует обращение к общей апперцепционной базе, но с помощью различных векторов. Новизна исследования заключается в лингвистическом анализе средств, используемых в военных масс-медиа, целевой аудиторией которых являются, в первую очередь, военнослужащие, что влияет на композиционную и аргументативную структуру текста, освещающего принципиально новый объект или явление.


Ключевые слова:

дискурс, масс-медиа, военные СМИ, прецедентный феномен, прецедентное высказывание, апперцепционная база, активный залог, импликатура, пресуппозиция, средства массовой коммуникации

Abstract: The subject of the study is the linguistic resources of introducing a new object into the information (mass media) field. The object of the research is the process of interaction of the (mass media) author and the reader of the text and the linguistic specifics of this process. The author consider in detail such aspects of the topic as the interaction of the implicature and presuppositive information of the text with the political and historical situation. The research material was the discourse of military mass media, especially the use by these mass media of special linguistic means when introducing unprecedented phenomena and newly appeared objects. The main conclusions of the study are the formulation of ways and forms of introducing the new objects through the well-known in the discourse of military journalism. A special contribution of the authors to the study of the topic is the consideration of an object into the information field on the example of two diverse objects, the semiotization of which in both cases involves an appeal to a common apperceptive base, but using different vectors. The novelty of the research lies in the linguistic analysis of the means used in military mass media, the target audience of which are, first of all, military personnel, which affects the compositional and argumentative structure of the text covering a fundamentally new object or phenomenon.


Keywords:

discourse, mass media, military media, precedent phenomenon, precedent statement, apperception base, active pledge, implicature, presupposition, mass communication media

Средства массовой информации в современном мире постоянно сталкиваются с задачей введения в информационное поле новых понятий и формирования комплекса оценки этих понятий в сознании аудитории. Информационное поле определяется как «разновидность информационного пространства, имеющую исторические, географические, политические, экономические, национальные и культурологические границы, фиксированный на каждый временной отрезок набор субъектов поля, которые участвую в производстве, переработке, хранении и распространении массовой информации на численно большие и рассредоточенные в пределах названных границ массовые аудитории» [8, с. 8]. Социально-политическим ресурсом информационного поля выступает массовая информация, а субъектом – средства массовой информации.

В современных реалиях регулярно возникают новые явления, относительно которых необходимо сориентировать аудиторию, показать, является ли данное явление отрицательным или положительным. Особенный научный и практический интерес представляет собой использование лингвистических средств формирования образа нового события в сфере военной журналистики: традиционно связанная с интересами государства, военная журналистика, как правило, использует инструментарий введения нового объекта в информационное поле в двух ракурсах: в мирное время и во время ведения боевых действий. Ведение боевых действий подразумевает освещение действий противника и своих войск, и в данном случае, как правило, не возникает задачи введения в информационное поле принципиально нового объекта: символический зонтик освещения военного конфликта не меняется со времен зарождения института военных корреспондентов.

В рамках данного исследования рассмотрим лингвистические средства, используемые в дискурсе военной журналистики в мирное время. В качестве примеров формирования положительного образа принципиально нового феномена рассмотрим два разноплановых объекта: спортивную армейскую игру «танковый биатлон», которая возникла 9 лет назад, и главный храм вооруженных сил Российской Федерации, построенный к 75-летнему юбилею Победы в Великой Отечественной войне в 2020 г.

Танковый биатлон возник в информационном поле военной и гражданской журналистики как необычный, новый вид спорта. Первые соревнования в этом виде спорта с участием команд из других стран прошли в 2013 году, и их освещение в средствах массовой информации первоначально акцентировало неординарность события. Так, статья И. Петрова на информационном портале «РБК», написанная в дни проведения первых соревнований, изобилует имплицитными и эксплицитными отсылками к нетипичности, необычности комментируемого события. Заголовок статьи вкупе с лидом «Для тех, кто в танке. Зачем Шойгу придумал «танковый биатлон» и как в него играть» отсылает к традиционным заголовкам российской прессы, восходящим к византийской традиции подачи информации [7]. Использована отсылка к прецедентной фразе, при этом выставляющая феномен в иронично-негативном свете: иносказательно «быть в танке» означает «не понимать чего-то, не знать, быть не в курсе». Заголовок обыгрывает неизвестность, новизну обсуждаемого феномена: «в танке» не только участвующие в играх спортсмены, но, в первую очередь, читатели материала, которые узнают о существовании нового вида спорта и нового соревнования.

Далее по тексту подчеркивается новизна и неординарность мероприятия: «Подмосковный полигон Алабино заполнили боевые танки Т-72Б необычно яркой окраски (красные, синие, желтые). … «Танковый биатлон» — еще одна из идей, привнесенных в ранее неповоротливую армейскую машину Сергеем Шойгу. … По словам организаторов, непривычная небоевая раскраска сделана для удобства зрителей» [7]. В пресуппозиции текста – посылка «такого никогда ранее не было», что подчеркивается многократными повторениями эпитетов «непривычный», «необычный» и их синонимов.

Разбор первых соревнований в журнале «Популярная механика» в сентябре 2013 года следует той же канве освещения события: использование в заголовке прецедентного высказывания и далее по тексту акцентирование необычности и неординарности происходящего: «Танковый биатлон: как это работает. «Броня крепка, и танки наши быстры». Чтобы и сегодня никто не усомнился в актуальности этих слов из песни, Министерство обороны РФ организовало два показательных мероприятия, демонстрирующих возможности современных российских танков и выучку боевых экипажей» [4]. В пресуппозиции данного текста – явление загадки, тайны, а само название «танковый биатлон» встраивается в семантическое поле «виды спорта» с акцентированием экзотики: «Словосочетание «танковый биатлон» все мы впервые услышали этим летом. Поначалу было ощущение, что есть в этом названии нечто несерьезное, что-то в духе пейнтбола или конного поло. Концепцию нового начинания российских военных пришлось разгадывать прямо на месте – на полигоне в подмосковном Алабино» [4]. Далее в тексте, как и в предыдущем варианте, используются эпитеты «необычный», «нетипичный» и им подобные: «Зрелище, признаться, поразило своей необычной режиссурой. Все началось с того, что перед удивленными глазами гостей дважды пролетел ИЛ-76, распыливший в воздухе водяную взвесь, в которой тут же заиграла радуга. Продолжением этой радуги казались стоявшие на земле две четверки танков (основная и резервная), выкрашенных в красный, желтый, голубой и салатный цвета. Все это радужное многоцветье показалось явно нетипичным для мероприятий с участием военнослужащих Российских вооруженных сил» [4].

Таким образом, ввод понятия «танковый биатлон» в информационное поле ознаменовался акцентированием необычности и в то же время привязкой «нового к старому»: в двух первых статьях о новом виде спорта использованы прецедентные высказывания, имеющие в составе слово «танк». Стратегия озаглавливания текста с использованием прецедентных высказываний, характерная для российских СМИ, не предполагает прямой связи использованного высказывания с дальнейшим содержанием текста. Как показывает Р.Ю. Анисимов [1], подобные заголовки нуждаются в пояснении в лиде – первая фраза текста связывает его дальнейшее содержание с общей апперцепционной базой читателя и автора.

В дальнейшем соревнования по танковому биатлону стали проводиться регулярно, и их освещением стали заниматься специализированные военные СМИ, в частности – холдинг «Звезда». Конвергентное СМИ посвятило новому виду спорта отдельный раздел на сайте. Следует отметить, что на страницах «Звезды» танковый биатлон освещается уже как типичное и привычное явление: на протяжении 9 лет в соревнованиях традиционно побеждает российская команда, в победе которой уже нет никакой сенсации. Так, 4 сентября 2021 года, в день проведения финала соревнований, на сайте tvzvezda.ru друг друга последовательно сменяли следующие заголовки [10]:

Россия победила в финале «Танкового биатлона»

Российские военные показали лучший результат в «танковом биатлоне»: победные кадры

Объявлены результаты финала «танкового биатлона»

Механик-водитель российской сборной «танкового биатлона» раскрыл секрет победы

Дмитрий Булгаков вручил кубок победителям «танкового биатлона»

Начальник Генштаба ВС РФ вручил сборной России кубок победителей АрМИ-2021

«Китай наступал на пятки»: военные РФ поделились эмоциями после победы на «Танковом биатлоне»

Все заголовки представляют собой уже не отсылку к прецеденту, через которую в информационное поле вводится некая принципиально новая информация, а напротив, изосемическую конструкцию с подлежащим и сказуемым: «Россия победила», «военные показали», «механик раскрыл», «Дмитрий Булгаков вручил» и пр.

В последнем материале, опубликованном 4 сентября 2021, в 21-14, акцент сделан на позитивные характеристики события: «Эмоций масса, ощущения хорошие, чувствуешь себя победителем. Мы долго старались, долго трудились. У нас все получилось, все по плану. Были небольшие казусы, но ничего, мы с ними тоже справились», - сказал один из участников» [10]. В пресуппозиции текста – уже не тайна или загадка, а известное, понятное и во многом предсказуемое событие. Если рассматривать это высказывание в отрыве от контекста, оно могло бы относиться к любому виду деятельности: фраза участника не содержит никакой конкретной информации. Освещение события, таким образом, двигалось от введения «нового через старое», то есть через отсылку к прецедентному феномену, к нейтральным конструкциям с преобладанием положительных эпитетов, акциональных конструкций.

Пример освещения события, по отношению к которому шутки с использованием прецедентных феноменов, неуместны, - это введение в информационное поле концепта главного храма вооруженных сил. Храм был задуман в 2018 году, и первые официальные сообщения о нем характеризовались теми чертами, которые выше выявлены в освещении танкового биатлона как уже известного явления: использование изосемических синтаксических конструкций, наличие конкретных субъектов действия. Так, первое упоминание о намерении построить храм содержит отсылку к авторитету и семиотизацию задуманного проекта в положительном ключе: «Министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу первым внёс пожертвование из личных средств на строительство главного храма Вооруженных Сил.

4 сентября в ходе селекторного совещания с участием руководящего состава Вооруженных Сил глава военного ведомства объявил о принятом с благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла решении по созданию главного храма Вооруженных Сил Российской Федерации в честь Вознесения Христова» [6].

В данном тексте наблюдаются конструкции с использованием конкретного субъекта и глагола в активном залоге: «министр внес», «глава военного ведомства объявил». В дальнейшем постройка храма освещалась с упоминанием сумм пожертвований, конкретных результатов: все больше денег было собрано, все больше частей храма возведено.

В обоих случаях вдохновителем новых событий – и соревнований, и постройки храма – является непосредственно министр обороны, отсылка к решению которого эксплицитно упоминается журналистами. Если целевой аудиторией текстов являются, в первую очередь, сами военнослужащие, то обращение к высшему авторитету – старшему по званию, министру обороны государства – подразумевает отсылку к действующей иерархии чинов. Новый объект вводится в информационное поле как часть приказа, который принято не обсуждать, а исполнять.

При этом в текстах, посвященных храму, присутствует отсылка к прецедентам, выраженная не в форме шутки или каламбура (как в освещении танкового биатлона), а как дань памяти погибшим в Великой Отечественной войне: в публикациях разъясняется символика конструкции храма. «центральный барабан храма диаметром 19,45 метра повторяет год окончания Великой Отечественной войны. На территории комплекса будет расположена галерея памяти длинною 1418 шагов – по количеству дней и ночей войны, в которой с помощью технологии микрофотографии поместят 33 млн фотографий участников войны.

Также планируется, что высота звонницы составит 75 метров – в честь годовщины Победы, к которой планируется возведение храма, высота малых куполов – 14 метров 18 сантиметров» [5].

Семиотизация через отсылку к событиям Великой Отечественной войны указывает на своеобразно восполнение исторического пробела. Священники принимали участие в боевых действиях тайно, многие из них продолжали свое служение вопреки позиции государства: «в те советские антирелигиозные времена зачастую священники, дьяконы выполняли свои церковные обязанности фактически нелегально. Тем более если волею случая такой человек оказывался призванным в ряды Вооруженных сил. Ну а руководству Красной Армии не было никакого идеологического резона афишировать участие в борьбе с гитлеровцами лиц духовного звания. В итоге мы сейчас имеем лишь очень разрозненные сведения о подвигах, совершенных на фронте и на оккупированной территории лицами духовного звания» [2]. Само же по себе появление военного храма, военного священника не является чем-то беспрецедентным: в армии Российской империи служили священники, причем различных конфессий, на поле боя возводились временные передвижные храмы [9].

Таким образом, стратегия введения нового объекта в информационное поле в дискурсе военной журналистики включает в себя, во-первых, обращение к общей апперцепционной базе, к фонду знаний, которым обладает читатель. В каких-то случаях обращение идет через ближайшее известное понятие (принципиально новый вид спорта с участием танковых экипажей вводится через отсылку к прецедентным текстам со словом «танк»), в каких-то – семиотизация явления опирается на сумму знаний об истории государства. Далее, когда объект становится уже известным и начинает приобретать в инфополе устойчивые характеристики, журналисты переходят к типовым способам выстраивания оценки через положительные эпитеты. Примечательным для дискурса военной журналистики является широкое использование активных распространенных конструкций и отсутствие метафоризации объекта. Исследования, посвященные публицистическому стилю [3], выделяют именно метафору как основной способ формирования оценки объекта или явления, однако специфика коммуникативной ситуации и целевой аудитории предопределяет использование слов в прямом значении.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Современные СМИ все активнее водят в оборот круг актуальных понятий, имеющих некую смысловую целостность, концептуальность, завершенность. Вероятно, это связано с тем, что отображение реалий должно быть достоверным, полновесным, многоаспектным. Рецензируемый материал касается оценки лингвистических средств введения объекта в информационное поле. «В рамках данного исследования рассмотрим лингвистические средства, используемые в дискурсе военной журналистики в мирное время. В качестве примеров формирования положительного образа принципиально нового феномена рассмотрим два разноплановых объекта: спортивную армейскую игру «танковый биатлон», которая возникла 9 лет назад, и главный храм вооруженных сил Российской Федерации, построенный к 75-летнему юбилею Победы в Великой Отечественной войне в 2020 г.». Набор понятий достаточно актуален и может быть подвергнут точечному анализу. Методология исследования соотносится с принципами эмпирического толка, ценза систематизации данных, т.н. обобщения накопленного опыта. Стиль работы стремится к академически научному типу, языковые номинации однозначны и объективны: например, «ввод понятия «танковый биатлон» в информационное поле ознаменовался акцентированием необычности и в то же время привязкой «нового к старому»: в двух первых статьях о новом виде спорта использованы прецедентные высказывания, имеющие в составе слово «танк». Стратегия озаглавливания текста с использованием прецедентных высказываний, характерная для российских СМИ, не предполагает прямой связи использованного высказывания с дальнейшим содержанием текста», или «стратегия введения нового объекта в информационное поле в дискурсе военной журналистики включает в себя, во-первых, обращение к общей апперцепционной базе, к фонду знаний, которым обладает читатель. В каких-то случаях обращение идет через ближайшее известное понятие (принципиально новый вид спорта с участием танковых экипажей вводится через отсылку к прецедентным текстам со словом «танк»), в каких-то – семиотизация явления опирается на сумму знаний об истории государства…» и т.д. Работа не вызывает серьезных нареканий, фактический / наличный состав данных позволяет автору максимально развернуто проанализировать языковые средства введения «новых объектов в информационное поле». Считаю, что практическая составляющая статьи выведена полновесно и целостно. Новизна сочинения заключается в выборе объектов рецепции, в манифестации пути их действенной природы. Текст может быть полезен при изучении курсов по истории СМИ, теории журналистики, проблемам управления и совершенствования средств массовой коммуникации (вариативная направленность), рецепции / изучения информационного дискурса. Общие требования при оформлении работы учтены, серьезной правки текста не требуется, расширение информационного поля излишне. Статья «Лингвистические средства введения объекта в информационное поле на материале дискурса военных медиа» может быть рекомендована к публикации в журнале «Филология: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.