Статья 'Вербализация когнитивных процессов в текстах алекситимиков-билингвов' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Вербализация когнитивных процессов в текстах алекситимиков-билингвов

Галкина Светлана Галкина

кандидат филологических наук

доцент кафедры русского языка Военного института физической культуры

194044, Россия, Ленинградская область, г. Санкт-Петербург, ул. Большой Сампсониевский Проспект, 63

Galkina Svetlana Fedorovna

PhD in Philology

Docent, the department of Russian Language, Military Institute of Physical Culture

194044, Russia, Leningradskaya oblast', g. Saint Petersburg, ul. Bol'shoi Sampsonievskii Prospekt, 63

port.artur@mail.ru
Ласовская Татьяна Юрьевна

кандидат медицинских наук

доцент кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии Новосибирского государственного медицинского университета

630091, Россия, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Красный Проспект, 52, оф. 322

Lasovskaya Tat'yana Yur'evna

PhD in Medicine

Docent, the department of Mental Science, Addictology, Psychotherapy and Clinical Psychology, Novosibirsk State Medical University

630091, Russia, Novosibirskaya oblast', g. Novosibirsk, ul. Krasnyi Prospekt, 52, of. 322

las121268@mail.ru
Пупкова Екатерина Олеговна

студент кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии Новосибирского государственного медицинского университета

630091, Россия, Новосибирск область, г. Новосибирск, ул. Красный Проспект, 52

Pupkova Ekaterina Olegovna

Student, the department of Mental Science, Addictology, Psychotherapy and Clinical Psychology, Novosibirsk State Medical University

630091, Russia, Novosibirsk oblast', g. Novosibirsk, ul. Krasnyi Prospekt, 52

albertikatrina@gmail.com

DOI:

10.7256/2454-0749.2021.12.37087

Дата направления статьи в редакцию:

07-12-2021


Дата публикации:

14-12-2021


Аннотация: В настоящей статье описываются отдельные фрагменты вербально-лексического и лингво-когнитивного уровней языковой личности алекситимиков-билингвов. Целью исследования являлось их выделение, описание, а также сравнение с соответствующими фрагментами языковой личности русских алекситимиков для того, чтобы выявить параметры, коррелирующие и не коррелирующие с национальностью респондента и его алекситимичным статусом. Исследование проводилось на основе лингвистического, а также количественного и качественного контент-анализа текстов автобиографического характера. Обязательным условием включения в число респондентов являлся выраженный алекситимический статус (диагностировался по результатам заполнения Торонтской алекситимической шкалы), принадлежность к алтайскому или якутскому этносу и владение соответствующим языком (билингвизм). В результате проведенного сравнительного анализа были сделаны следующие выводы: константными остаются отдельные когнитивные и лексико-семантические параметры, в то время как морфологические и пунктуационные параметры у алтайцев и якутов перестают быть критерием, указывающим на выраженный алекситимический статус личности. Полученные данные могут быть использованы как дополнительный инструмент для диагностики алекситимии, так и в качестве одного из направлений коррекции данного феномена. Актуальность исследования обусловлена распространенностью феномена алекситимии и необходимостью проведения сопоставительного исследования текстов алекситимиков, относящихся к разным этносам, позволяющего определить ограничительные рамки такого вспомогательного средства диагностики как анализ текстов.


Ключевые слова:

алекситимия, психолингвистика, качественный контент-анализ, количественный контент-анализ, диагностика алекситимии, языковая личность, когнитивные процессы, билингвизм, история жизни, анализ текста

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта РФФИ в рамках научного проекта 19-013-00466

Abstract: This article describes certain fragments of verbal-lexical and linguistic-cognitive levels of linguistic personality of the bilinguals with alexithymia. The goal lies in their determination, description, and comparison with the corresponding fragments of linguistic personality of the Russians with alexithymia for outlining the parameters that correlate or do not correlate with nationality and alexithymia status of the respondent. The research leans on the linguistic, quantitative and qualitative content analysis of autobiographical texts. The essential condition for including in the number of respondents was a pronounced alexithymia status (diagnosed in accordance with the Toronto Alexithymia Scale), affiliation to Altai or Yakut ethnic group, and command of the corresponding language (bilingualism). The following conclusions were made: certain cognitive and lexical-semantic parameters remain constant, while morphological and punctuation parameters among Altai and Yakut people cease to be the criterion of the pronounced alexithymia status of a person. The acquired results can be used as a complementary instrument for the diagnosis of alexithymia and its correction. The relevance of this research is substantiated by incidence of the phenomenon of alexithymia and the need for conducting comparative study of the texts of persons with alexithymia who belong to different ethnic groups, which allows determining the framework of such supplementary instrument of diagnosis as text analysis.


Keywords:

alexithymia, psycholinguistics, quality content analysis, quantitative content analysis, diagnosis of alexithymia, linguistic personality, cognitive processing, bilingualism, the history of life, text analysis

Исследование такого феномена как алекситимия осуществляется преимущественно в рамках психологических исследований [1, 3, 5, 8, 10]. В то же время в методологическом отношении они опираются на самонаблюдение и анализ речи респондентов [2, 6, 9]. Работая с алекситимиками, психологи отмечают такие психолингвистические явления, как неспособность выражать собственные чувства, бедность словаря и т. п. [5, с. 148]. В лингвистическом аспекте подобные характеристики проработаны в отношении эмоциональной составляющей речи алекситимика [8, 9]. Также ученые отмечают, что пациенты с выраженным алекситимическим статусом чаще прибегают к образным выражениям при описании болевых ощущений [6]. Контент-анализ содержательных параметров текстов, написанных алекситимиками, показал, что «яркие описательные характеристики, используемые алекситимиками в текстах, дают возможность не отождествлять алекситимию только с отсутствием слов для описания своего состояния, ˂…˃ Важна содержательная сторона характеристик, их выраженная негативная окрашенность» [2]. Таким образом, объектом анализа должны быть фреймы и концепты, представленные в речевом материале, а не только лексический уровень эмотивной лексики. В рамках исследования нами проводился анализ речи алекситимиков, в качестве материала исследования использовались задания, связанные с продуцированием текста. Для исследования полученных данных использовался количественный и качественный контент-анализ посредством лингвистической программы LIWC2015 [12]. Математическая обработка полученных данных проводилась с помощью программы «Statistica-6». Подсчет достоверности различий проводился по критериям для двух независимых выборок (критерии Вольда-Вольфовитца и Манна-Уитни). В итоге после обработки полученных сведений статистической программой были получены данные, представленные в публикации, описывающей лингвокогнитивный и вербально-семантический уровни языковой личности алекситимика [4].

Следует отметить, что представленные положения получены в результате анализа текстов носителей русской национальной картины мира. Можно предположить, что аналогичные уровни языковой личности алекситимиков – носителей другой национальной картины мира – могут отличаться, поскольку в данном случае язык выступает не только как средство коммуникации, но и как средство самопрезентации и самовыражения личности. Для того чтобы проверить эту гипотезу, исследование было продолжено с респондентами – носителями других языков. Обязательным критерием включения в этот этап исследования стала принадлежность личности к иному этносу. В ходе изысканий были сформированы контрастные группы респондентов, являющихся алтайцами и якутами, обязательным требованием было знание алтайского / якутского и русского языков (билингвизм). Формулировка задания была аналогична формулировке, предложенной в русских группах: Напишите историю своей жизни. Вы свободны в выборе событий, просто постарайтесь отразить самые важные и значимые для вас воспоминания. Таким образом, объектом исследования стала субъективная картина прожитого временного отрезка жизненного пути. Предполагалось, что результатом подобного задания будут сочинения, приближенные в жанровом отношении к автобиографии или мемуарному очерку. Подобные тексты являются текстами о становлении личности, именно этот процесс является одним из главных объектов повествования в них.

Анализ содержания показал, что сочинения, написанные респондентами-билингвами в большинстве протоколов описывают отдельные значимые события / фрагменты жизни, например: Хочу поделиться с вами историей моей поездки в Санкт-Петербург; Помню свое первое в жизни воспоминание; Этот случай я никогда не смогу забыть; Встретил свою любовь, как бы это громко не звучало. Лично для меня, это из самых классных чувств, которые у меня были. Иными вариантами плана содержания стали: 1) рефлексия над заданием: Здесь могла бы быть какая-нибудь смешная, поучающая или грустная история, но на ум ничего не приходит. Скорее не могу выбрать одну определенную историю; 2) рассуждения: В моих воспоминаниях больше отрицательных событий, чем положительных. Вспоминать их неприятно. Хотя из них я вынесла много опыта, помогающего мне сейчас. Но иногда мешающего; 3) детальный анализ собственных воспоминаний: Если говорить о моей жизни, то я делю её на самые ранние, просто ранние, рассеянные и собранные воспоминания, как этапы... (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов сохранены).

В процессе создания текстов автобиографической направленности автор осуществляет процесс жизнетворчества и излагает «субъективную картину своего жизненного пути». Прошлое как часть этой картины в норме внутренне непротиворечиво, поскольку образ прошлого легче всего поддается коррекции, при этом создаваемый образ может иметь с бывшей реальностью лишь отдаленное сходство. «Обычно человек имеет дело со своим прошлым в снятом виде и эго-история даст возможность развернуть это прошлое в некоторый текст сложной структуры и содержания, повышая тем самым самооценку человека…» [7, с. 86]. Эти процессы наблюдаются у лиц без алекситимического статуса: Родилась было веселым несмотря на все трудности ... Попробовала снова и вот я здесь студентка первого курса ИП. Следовательно один ноль в мою пользу. Респонденты с выраженным алекситимическим статусом преимущественно фиксируют свои неудачи, разочарования, проблемные ситуации, сравните: На своей первой зимней сессии я побоялась идти на экзамен и получила «4» автоматом, но потом мне сказали, что экзамен был легким. Так я не стала отличницей; когда я это увидела мне стало очень обидно и неловко, я начала плакать; Я не знаю как закончить эту историю потому то моя жизнь продолжается…

Анализируя мини-сочинения, написанные группой испытуемых на тему «Что чувствует человек, когда он не может говорить о своих чувствах?», Е. Ю. Брель указывает на примерно равный объем количественных параметров [2, с. 194]. Изучение текстов-рассказов о жизненном пути показало, что по количественному параметру сочинения алекситимиков находятся на двух противоположных полюсах: либо краткие тексты (от 19 до 88 слов), либо, напротив, достаточно объемные тексты (233-308 слов) (для сравнения: в текстах группы риска максимальное количество слов — 142, в группе неалекситимиков — 112). Пример краткого текста: В детстве я помню как мы со всей семьей ходили каждый год летом в поход. Я была так счастлива. Анализ текстов позволяет предположить, что при написании сочинения алекситимики используют две различные речепорождающие стратегии, обусловливающие их разделение на два типа: 1) повествование (преимущественно о каких-либо конкретных событиях); 2) рассуждения (чаще всего рефлексивного характера). Сравним: Однажды я с сестрой вышла из дома. Закрыла на ключ все двери. Сравним: Мои сны были похожи на бесконечный кошмар, постоянные я бы даже сказал бесконечные и очень реальные сонные параличи, как следствие у меня случались панические атаки. В общем я всерьез подумал, что у меня медленно, но верно едет «крыша». Эти отличия по типу речи детерминируют различия в плане содержания.

Тексты, написанные алекситимиками, отличаются значительным количеством маркеров временной локализованности, описанием или фиксацией временного дейксиса по сравнению с текстами неалекситимиков. Это может быть личный возраст, какое-либо событие или период жизни, этап, который респондент считает переломным. Например: до 16 лет; Лет в 8… еще лет до 12. Другой вариант представляет собой расположение событий по датам: в далеких 90-х, сейчас живу в 2020 все ок! В 2015 мы отдыхали …; 04.08.2010 – родилась ... Показательно, что дифференциальное различие сохраняется даже при схожем оформлении текста. Можно предположить, что для неалекситимиков важнее событийный ряд и причинно-следственные связи происходящих событий, вследствие чего они активно используют различные виды внутритекстовых связей при написании сочинения. Алекситимики же используют временную шкалу в качестве «альтернативного способа» организации текстового единства, что детерминировано их когнитивными особенностями, подтверждаемыми психологическими исследованиями. В частности, авторы указывают на «невозможности целостного представления собственной жизни» [3, с. 174].

Вербальная и невербальная экспликация эмоций в текстах лиц с алекситимией представлена в основном отрицательным спектром: черная полоса в моей жизни; мне стало очень обидно; в первый раз о суициде я задумалась; недавно смирилась; я побоялась; в моих воспоминаниях больше отрицательных событий; с меня требуют больше, чем с моей старшей сестры; я уже как-то привыкла, что ожидания с реальностью не совпадают; всю дорогу плакала и т. п.

Таким образом, анализ сочинений алекситимиков-билингвов показывает, что респонденты с алекситимией создают либо краткие, либо, напротив, гораздо более длинные тексты по сравнению с лицами без алекситимии. В содержательном отношении тексты повествуют о конкретных событиях жизненного пути или, напротив, представляют результаты рефлексии. С осторожностью можно утверждать, что у алекситимиков затруднено выстраивание своего субъективного жизненного пути в отношении прошлого как целостного процесса, обусловленного причинно-следственными связями. Самые запоминающиеся события в их эго-истории наполнены негативными эмоциями. Полученные данные коррелируются с данными, полученными от русских респондентов.

Представим данные количественного и качественного контент-анализа. Анализ лексического уровня текстов, написанных билингвами с выраженным алекситимическим статусом, показал, что у последних, в отличие от русских респондентов, достоверно чаще встречается сленг. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно чаще и составляет 0,04±0,15. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно реже и составляет 0,00±0. У русских респондентов наличие сленга достоверно чаще встречается у полинаркоманов [11].

Лексический анализ текстов позволил выявить достоверные различия по параметру «Позитив» (счастливый, этих эмоций не описать, очень весело, горда собой) по критерию Манна-Уитни (p<0,03) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно реже и составляет 4,6±3,3. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно чаще и составляет 7,19±4,01. Таким образом, блокирование позитива является психологической установкой, которая вербализуется в продуцируемых текстах и не зависит от национальной принадлежности.

Получены достоверные различия по параметру «Тревожность» (переживала, сомнения, страшно, боюсь) по критерию Вальда-Вольфовица (p<0,0004) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно чаще и составляет 0,24±0,4. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно реже и составляет 0,00±0. Эти переживания отражают актуальную личную ситуацию респондентов (1 курс медколледжа; 95% студентов – приезжие, проживающие в общежитии). Однако у неалекситимиков, находящихся в аналогичной ситуации, тревожность не представлена в текстах. Это может говорить о том, что у алекситимиков затруднено приспособление в новых условиях, либо тревожность представлена как черта личности. Психологи отмечают, что «тревожность выполняет функцию блокирования позитивного восприятия эмоционального внутреннего и внешнего мира» [1]. Эта особенность, соответственно, представлена в автобиографических текстах.

Как и у русских респондентов, получены достоверные различия по параметру «Гнев» (ругались, оскорбляли друг друга, дрались, срываться) по критерию Вальда-Вольфовица (p<0,03) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно реже и составляет 0,05±0,2. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно чаще и составляет 0,16±0,3. Блокировка гнева с его реализацией в вербальной и невербальной форме – психологический механизм, который подтверждает нормативность личности алекситимиков.

Получены достоверные различия по параметру «Секс» (влюбленность, отношения, измена) по критерию Вальда-Вольфовица (p<0,01) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно реже и составляет 0,2±0,5. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно чаще и составляет 1,06±1,3.

Получены достоверные различия по параметру «Религия» (традиции, чудо) по критерию Вальда-Вольфовица (p<0,00002) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно реже и составляет 0,02±0,1. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно чаще и составляет 0,04±0,1.

Получены достоверные различия по параметру «Смерть» (их не станет, покончил с собой, умерла) по критерию Вальда-Вольфовица (p<0,0004) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно реже и составляет 0,08±0,3. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно чаще и составляет 0,09±0,2. Таким образом, лица с выраженной алекситимией менее интересуются экзистенциальными вопросами. Темы, которые затрагивают такие жизненные сферы как семья, друзей, религия, размышления о смерти, встречаются значительно реже.

Различия, обусловленные этнической принадлежностью, касаются ведущей модальности восприятия. Если в русской аудитории это зрение, то в билингвальной группе – слышание. Получены достоверные различия по параметру «Слышание» по критерию Вальда-Вольфовица (p<0,01) между испытуемыми с выраженным алекситимическим статусом и испытуемыми с условно-нормативным алекситимическим статусом. У лиц с алекситимией данный показатель встречается достоверно чаще и составляет 0,78±2,1. У лиц без алекситимии показатель встречается достоверно реже и составляет 0,17±0,4. Следует отметить, что в русской этнической группе доминирование этого канала наблюдается в клинической выборке (полинаркоманы и люди с соматическими заболеваниями). Кроме того, в текстах билингвов отсутствуют достоверно выраженные различия, связанные с частотностью употребления местоимений, характерные для русских. Также не представлены различия по используемым пунктуационным знакам и использованию вводных слов [4].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что общим независимо от принадлежности к этносу будет лингвокогнитивный уровень языковой личности, в то время как на вербально-семантическом уровне морфологические и пунктуационные маркеры перестают быть значимыми.

Библиография
1. Брель, Е. Ю. Алекситимия в структуре «практически здоровой» личности [Текст] / Е. Ю. Брель // Сибирский психологический журнал, 2018. – № 67. – С. 89-101
2. Брель, Е. Ю. Возможности исследования алекситимии в подростковом и юношеском возрасте методом контент-анализа текстов [Текст] / Е. Ю. Брель // Казанский педагогический журнал, 2018. – № 2. – С. 193-195
3. Брель, Е. Ю. Проблема изучения алекситмии в психологических исследованиях [Текст] / Е. Ю. Брель // Вестник КемГУ, 2012 – № 3 (51). – С. 173-176
4. Галкина, С. Ф., Ласовская, Т. Ю., Шпильная, Н. Н. Языковая личность алекситимика (лингвокогнитивный и вербально-семантический уровни) [Текст] / С. Ф. Галкина, Т. Ю. Ласовская, Н. Н. Шпильная // Культура и текст, 2019. – № 4 (39). – С. 151-161
5. Есин, Р. Г., Горобец, Е. А., Галиуллин, К. Р., Есин, О. Р. Алекситимия – основные направления изучения [Текст] / Р. Г. Есин, Е. А. Горобец, К. Р. Галлиуллин, О. Р. Есин // Журнал неврологии и психиатрии, 2014. – № 12. – С. 148–151
6. Ковалева, Ю. А., Горобец, Е. А. Особенности вербализации болевых ощущений у пациентов с алекситимическими чертами [Текст] / Е. А. Горобец, Ю. А. Ковалева // Научное наследие В.А. Богородицкого и современный вектор исследований казанской лингвистической школы. – Казань: Казанский (Приволжский) федеральный университет), 2016. – С. 148–154.
7. Троицкий Ю. Л. Эгоистория [Электронный ресурс] / Ю. Л. Троицкий // Дискурс, 1996. – №1. URL: http://old.nsu.ru/education/virtual/discourse1_12.htm (Дата обращения: 10.11.2020)
8. Трофимова, Н. Б. Фактор алекситимии и самоактуализация личности старшего школьника в образовательном процессе [Текст] / Н. Б. Трофимова // Вестник Воронежского государственного университета. Серия Проблемы высшего образования, 2007. – № 1. – С. 113-117
9. Трунов, Д. Г. Уровни вербализации эмоционального опыта [Текст] / Д. Г. Трунов // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология, 2013. – № 1(13). – С. 102–107.
10. Шпаковская, О. Г., Копытов, А. В. Роль алекситимии в формировании психосоматических расстройств и зависимых форм поведения [Текст] / О. Г. Шпаковская, А. В. Копытов // Медицинский журнал, 2014. – № 4. – С. 31-38
11. Шпильная, Н. Н., Галкина, С. Ф., Ласовская, Т. Ю., Золоедова, В. А. Динамика письменной речи алекситимиков (по результатам психологической коррекции) [Текст] / Н. Н. Шпильная, С. Ф. Галкина, Т. Ю. Ласовская, В. А. Золоедова // Фундаментальные проблемы гуманитарных наук: опыт и перспективы развития исследовательских проектов РФФИ: материалы всероссийской научной конференции с международным участием, г. Барнаул, 24–26 сентября 2020 года. – Барнаул : АлтГПУ, 2020. – С. 290-294
12. Pennebaker, J. W. Languagebased personality: A new approach to personality in a digital world [Text] / J.W. Pennebaker // Current Opinion in Behavioral Sciences, 2017. – Vol. 18. – P. 63–68.
References
1. Brel', E. Yu. Aleksitimiya v strukture «prakticheski zdorovoi» lichnosti [Tekst] / E. Yu. Brel' // Sibirskii psikhologicheskii zhurnal, 2018. – № 67. – S. 89-101
2. Brel', E. Yu. Vozmozhnosti issledovaniya aleksitimii v podrostkovom i yunosheskom vozraste metodom kontent-analiza tekstov [Tekst] / E. Yu. Brel' // Kazanskii pedagogicheskii zhurnal, 2018. – № 2. – S. 193-195
3. Brel', E. Yu. Problema izucheniya aleksitmii v psikhologicheskikh issledovaniyakh [Tekst] / E. Yu. Brel' // Vestnik KemGU, 2012 – № 3 (51). – S. 173-176
4. Galkina, S. F., Lasovskaya, T. Yu., Shpil'naya, N. N. Yazykovaya lichnost' aleksitimika (lingvokognitivnyi i verbal'no-semanticheskii urovni) [Tekst] / S. F. Galkina, T. Yu. Lasovskaya, N. N. Shpil'naya // Kul'tura i tekst, 2019. – № 4 (39). – S. 151-161
5. Esin, R. G., Gorobets, E. A., Galiullin, K. R., Esin, O. R. Aleksitimiya – osnovnye napravleniya izucheniya [Tekst] / R. G. Esin, E. A. Gorobets, K. R. Galliullin, O. R. Esin // Zhurnal nevrologii i psikhiatrii, 2014. – № 12. – S. 148–151
6. Kovaleva, Yu. A., Gorobets, E. A. Osobennosti verbalizatsii bolevykh oshchushchenii u patsientov s aleksitimicheskimi chertami [Tekst] / E. A. Gorobets, Yu. A. Kovaleva // Nauchnoe nasledie V.A. Bogoroditskogo i sovremennyi vektor issledovanii kazanskoi lingvisticheskoi shkoly. – Kazan': Kazanskii (Privolzhskii) federal'nyi universitet), 2016. – S. 148–154.
7. Troitskii Yu. L. Egoistoriya [Elektronnyi resurs] / Yu. L. Troitskii // Diskurs, 1996. – №1. URL: http://old.nsu.ru/education/virtual/discourse1_12.htm (Data obrashcheniya: 10.11.2020)
8. Trofimova, N. B. Faktor aleksitimii i samoaktualizatsiya lichnosti starshego shkol'nika v obrazovatel'nom protsesse [Tekst] / N. B. Trofimova // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya Problemy vysshego obrazovaniya, 2007. – № 1. – S. 113-117
9. Trunov, D. G. Urovni verbalizatsii emotsional'nogo opyta [Tekst] / D. G. Trunov // Vestnik Permskogo universiteta. Filosofiya. Psikhologiya. Sotsiologiya, 2013. – № 1(13). – S. 102–107.
10. Shpakovskaya, O. G., Kopytov, A. V. Rol' aleksitimii v formirovanii psikhosomaticheskikh rasstroistv i zavisimykh form povedeniya [Tekst] / O. G. Shpakovskaya, A. V. Kopytov // Meditsinskii zhurnal, 2014. – № 4. – S. 31-38
11. Shpil'naya, N. N., Galkina, S. F., Lasovskaya, T. Yu., Zoloedova, V. A. Dinamika pis'mennoi rechi aleksitimikov (po rezul'tatam psikhologicheskoi korrektsii) [Tekst] / N. N. Shpil'naya, S. F. Galkina, T. Yu. Lasovskaya, V. A. Zoloedova // Fundamental'nye problemy gumanitarnykh nauk: opyt i perspektivy razvitiya issledovatel'skikh proektov RFFI: materialy vserossiiskoi nauchnoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem, g. Barnaul, 24–26 sentyabrya 2020 goda. – Barnaul : AltGPU, 2020. – S. 290-294
12. Pennebaker, J. W. Languagebased personality: A new approach to personality in a digital world [Text] / J.W. Pennebaker // Current Opinion in Behavioral Sciences, 2017. – Vol. 18. – P. 63–68.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Данная статья выполнена на интересную и оригинальную тему. Дело в том, что вербализация своих чувств у носителей двух языков в случае наличия у них алекситимии может представлять большую проблему для общения т развития таких носителей. Более того, эта тема сопряжена очень плотно с клинической психологией. Вот, например, и в данном тексте прослеживается склонность к депрессии у алекситимиков-билингвов. Поскольку общество развивается в контексте мультикультурализма, алекситимические проблемы могут стать непреодолимым препятствием в отношении межкультурных коммуникаций. Речь – это самый главный инструмент коммуникации человека. Поэтому можно только выразить благодарность автору за умение выбрать для исследования такую важную и проблемную тему.
Но при этом целесообразно обратить внимание на неоходимость усилить актуальность исследования, обратив внимание именно на саму алекситимию. Алекситимия — это психологическая особенность или характеристика личности, при которой человек, регулярно испытывающий спектр разнообразных эмоций, не способен осознать, прочувствовать и выразить их, облечь свои чувства в слова. Алекситимия, затрагивая нервную систему, самостоятельно, без сопутствующих заболеваний не сказывается негативно на интеллекте. Но автор ведь обращает внимание на когнитивные процессы, поэтому следует несколько детализирование по тексту, что имеется в виду.
Облегчить все может правильная формулировка цели исследования и его предмета. Пока ни того, ни другого в тексте нет. Необходимо доработать.
Важно показать научную новизну исследования и обосновать ее. Читателю сразу все станет более понятным для восприятия концепции автора о вербализации когнитивных процессов в текстах алекситимиков-билингвов.
Поскольку тема оригинальная, целесообразно показать и методологию исследования (теории, концепции или хотя-бы принципы) с тем, что-бы у читателя не сложилось мнения об излишнем субъективизме трактовок полученных данных. Они должны как – то быть согласованы с результатами исследований других авторов, теориями, концепциями или принципами.
Автор предполагает, что «уровни языковой личности алекситимиков – носителей другой национальной картины мира – могут быть иными, поскольку в данном случае язык выступает не как средство коммуникации, а служит средством экспликации самовыражения личности». Очень логичное предположение, все верно. Соответственно, было организовано и выполнено исследование, которое позволило автору получить собственные данные.
Стиль изложения материала научно-исследовательский. Автор умеет работать с литературой, организовывать и самостоятельно проводить исследование, делать логичные умозаключения.
Структура работы требует доработки. Необходимо указать цель и предмет исследования, научную новизну и методологию, должно быть краткое заключение и конкретные выводы.
Содержание статьи свидетельствует о том, что автор выполнил большой объем исследований. Применил контен-анализ текстов алекситимиков-билингвов. Но в методике исследования не показаны группы, которые находились под наблюдением. По тексту речь идет о сравнительном анализе, а кто с кем сравнивается непонятно., приходится только догадываться. Следует внести пояснение в методику исследования.
Так, анализ текстов позволил автору вновь предположить, что при написании сочинения алекситимики используют две различные речепорождающие стратегии, обусловливающие их разделение на два типа: 1) повествование (преимущественно о каких-либо конкретных событиях); 2) рассуждения (чаще всего рефлексивного характера).
Тексты, написанные алекситимиками, отличаются значительным количеством маркеров временной локализованности, описанием или фиксацией временного дейксиса по сравнению с текстами неалекситимиков.
Вербальная и невербальная экспликация эмоций в текстах лиц с алекситимией представлена в основном отрицательным спектром: черная полоса в моей жизни; мне стало очень обидно; в первый раз о суициде я задумалась; недавно смирилась; я побоялась; в моих воспоминаниях больше отрицательных событий; с меня требуют больше, чем с моей старшей сестры; я уже как-то привыкла, что ожидания с реальностью не совпадают; всю дорогу плакала и т.п.
Анализ сочинений алекситимиков-билингвов показал, что респонденты с алекситимией создают либо краткие, либо, напротив, гораздо более длинные тексты по сравнению с лицами без алекситимии. У алекситимиков затруднено выстраивание своего субъективного жизненного пути в отношении прошлого. Самые запоминающиеся события в их эго-истории наполнены негативными эмоциями. Полученные данные коррелируются с данными, полученными от русских респондентов.
В текстах билингвов отсутствует достоверно выраженные отличия, связанные с частотностью употребления местоимений, характерные для русских. Также не представлены отличия по используемым пунктуационным знакам и использованию вводных слов.
Важно в тексте показать единицы измерения тех количественных показателей, которые приводятся. Это необходимо сделать обязательно.
Заключение отсутствует. Необходимо его написать, где кратко отразить суть статьи.
В качестве вывода автор пишет о том, что «общим независимо от принадлежности к этносу будет лингвокогнитивный уровень языковой личности, в то время как на вербально-семантическом уровне морфологические и пунктуационные маркеры перестают быть значимыми». Этот вывод звучит корректно, все верно. Но кроме него по тексту «напрашиваются» еще два вывода. Хотелось бы, чтобы автор выводы дописал, материала для них добыто достаточно.
В целом статья написана интересным и понятным языком. Библиографический список состоит из литературных источников по теме исследования. После доработки текста она может быть рекомендована к опубликованию в научном журнале, как представляющая интерес для читающей аудитории.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья касается изучения одного их достаточно важных и сложных феноменов современности – алекситимии. Как справедливо отмечает автор, в основном данное состояние исследуется в рамках психологии, однако, феномен может быть оценен и в собственно лингвистическом русле. Собственно это и определяет научную новизну труда, а также актуальность представленного материала. На мой взгляд, работа полновесна, хотя ее объем мог быть значительно увеличен, та как статистические данные имеются, есть наработки изучения / описания вопроса, есть и методология рецепции указанной проблемы. Суждения по ходу текста выверены, объективны, автор стремится к аргументации посредством ссылок / цитаций: например, «объектом анализа должны быть фреймы и концепты, представленные в речевом материале, а не только лексический уровень эмотивной лексики. В рамках исследования нами проводился анализ речи алекситимиков, в качестве материала исследования использовались задания, связанные с продуцированием текста. Для исследования полученных данных использовался количественный и качественный контент-анализ посредством лингвистической программы LIWC2015», или «следует отметить, что представленные положения получены в результате анализа текстов носителей русской национальной картины мира. Можно предположить, что аналогичные уровни языковой личности алекситимиков – носителей другой национальной картины мира – могут отличаться, поскольку в данном случае язык выступает не только как средство коммуникации, но и как средство самопрезентации и самовыражения личности. Для того чтобы проверить эту гипотезу, исследование было продолжено с респондентами – носителями других языков. Обязательным критерием включения в этот этап исследования стала принадлежность личности к иному этносу» и т.д. Считаю, что исследователь внимателен к проблеме, а также уважителен к потенциально заинтересованному читателю. Данный материал универсален, его можно использовать при подготовке к дисциплинам разных векторных направлений – это и психология, и антропология, и лингвистика, и социология. Стиль сочинения сориентирован на собственно научный тип; привлекает, что автор в работе использует термины и понятия, не нарушая общепризнанный ценз коннотаций. Самостоятельность работе придает корректировка существующей точки зрения на проблему алекситимиков, ибо сочинения, написанные в ходе эксперимента «фиксируют» новые данные, так как испытуемыми являются билингвы. Анализ текстов сделан методологически верно, фактических нарушений не выявлено. Считаю, что представленный типы оценки могут быть условно заимствованы далее: «тексты, написанные алекситимиками, отличаются значительным количеством маркеров временной локализованности, описанием или фиксацией временного дейксиса по сравнению с текстами неалекситимиков. Это может быть личный возраст, какое-либо событие или период жизни, этап, который респондент считает переломным. Например: до 16 лет; Лет в 8… еще лет до 12. Другой вариант представляет собой расположение событий по датам: в далеких 90-х, сейчас живу в 2020 все ок! В 2015 мы отдыхали …; 04.08.2010 – родилась ... Показательно, что дифференциальное различие сохраняется даже при схожем оформлении текста. Можно предположить, что для неалекситимиков важнее событийный ряд и причинно-следственные связи происходящих событий, вследствие чего они активно используют различные виды внутритекстовых связей при написании сочинения», или «анализ сочинений алекситимиков-билингвов показывает, что респонденты с алекситимией создают либо краткие, либо, напротив, гораздо более длинные тексты по сравнению с лицами без алекситимии. В содержательном отношении тексты повествуют о конкретных событиях жизненного пути или, напротив, представляют результаты рефлексии. С осторожностью можно утверждать, что у алекситимиков затруднено выстраивание своего субъективного жизненного пути в отношении прошлого как целостного процесса, обусловленного причинно-следственными связями. Самые запоминающиеся события в их эго-истории наполнены негативными эмоциями. Полученные данные коррелируются с данными, полученными от русских респондентов» и т.д. Автор понимает и манифестирует, что проблему алекситимии стоит рассматривать не только условно на уровне лексики и морфологии, но, и это самое главное – на уровне синтаксического целого (фрейма, когнитивного сценария), где и может быть зафиксирован имеющийся «излом». Математические расчеты, представленные в статье, дешифруют «ситуацию проявления алекситимии» по таким параметрам как «Позитив», «Тревожность», «Гнев», «Секс», «Религия», «Смерть», «Слышание». Фактическая цель исследования достигнута, гипотеза, представленная в начале, получает свое действенное доказательство: «можно сделать вывод о том, что общим независимо от принадлежности к этносу будет лингвокогнитивный уровень языковой личности, в то время как на вербально-семантическом уровне морфологические и пунктуационные маркеры перестают быть значимыми». Библиографический список включает работы разных лет, следовательно, интерпретация темы дается в актуальной научной парадигме. Формальные требования издания учтены; считаю, что рецензируемая статья «Вербализация когнитивных процессов в текстах алекситимиков-билингвов» может быть допущена к публикации в журнале «Филология: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.