Статья 'Влияние социальных сетей на формирование языковой личности российского подростка ' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Влияние социальных сетей на формирование языковой личности российского подростка

Мазирка Ирина Олеговна

доктор филологических наук

доцент, профессор кафедры теории языка, англистики и прикладной лингвистики, Государственное образовательное учреждение высшего образования Московской области Московский государственный областной университет

141014, Россия, Московская область, г. Мытищи, ул. Веры Волошиной, 24

Mazirka Irina Olegovna

Doctor of Philology

Associate Professor, Professor of the Department of Language Theory, English and Applied Linguistics, State Educational Institution of Higher Education of the Moscow Region Moscow State Regional University

141014, Russia, Moskovskaya oblast', g. Mytishchi, ul. Very Voloshinoi, 24

mazirka_den@mail.ru
Некрасова Ольга Алексеевна

Учитель английского языка, Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Захаровская средняя общеобразовательная школа

143022, Россия, Московская область, пос. Летний Отдых, ул. Зеленая, 1 Б

Nekrasova Olga

English teacher, Municipal budgetary educational institution Zakharovskaya secondary School

143022, Russia, Moskovskaya oblast', pos. Letnii Otdykh, ul. Zelenaya, 1 B

olynchik_86@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0749.2022.5.37084

Дата направления статьи в редакцию:

10-12-2021


Дата публикации:

19-05-2022


Аннотация: В статье автор, опираясь на определения «языковое сознание» и «языковая личность», представляет целый ряд существующих для российских подростков опасностей и одновременно большой спектр возможностей для манипуляторов переформатировать у тинейджеров эти категории. Влияние на формирование языкового сознания и языковой личности российского подростка через социальные сети может частично «подправить», а иногда и кардинально изменить восприятие тинэйджером уже привычной для него действительности. Это может происходить для него незаметно, через внедрение в его сознание нужных манипулятору идей, образов, ассоциаций, стереотипов. Предмет исследования: влияние социальных сетей на процесс формирования языкового сознания индивида, становление его как языковой личности в сложном процессе его социализации. В процессе исследования были использованы следующие методы: 1. описательный, а также метод анализа научной теоретической литературы по изучаемой теме и информации, размещенной в сети Интернет; 2. метод диахронического анализа процесса возникновения и развития социальных сетей в глобальной сети Интернет; 3. количественный метод (метод подсчета просмотров в социальных сетях); 4.сопоставительный метод (сравнение и анализ информации, полученной в процессе изучения общения подростков в социальных сетях). Новизна исследования состоит в анализе современных способов эффективного воздействия манипулятора на переформатирование сознания подростка посредством участия последнего в коммуникации в социальных сетях, что несомненно заставит тинейджера и взрослого участника известных соцсетей обратить внимание на возможное, при этом часто хорошо закамуфлированное, однако при этом заметно агрессивное информационно-психологическое воздействие на сознание подростка через информацию, получаемую им через глобальную сеть Интернет и социальные сети. Процесс может происходить на трех уровнях, а степень его успешности предложено автором оценить согласно ряду критериев.


Ключевые слова:

языковая личность, языковое сознание, манипулирование, подросток, лингвистическая аномалия, информация, влияние, опасность, восприятие, социальные сети

Abstract: In the article, the author, relying on the definitions of "language consciousness" and "language personality", presents a number of existing dangers for Russian teenagers and at the same time a wide range of opportunities for manipulators to reformat these categories in teenagers. The influence on the formation of the language consciousness and the language personality of a Russian teenager through social networks can partially "correct", and sometimes radically change the perception of reality by a teenager already familiar to him. This can happen for him imperceptibly, through the introduction of ideas, images, associations, stereotypes necessary for the manipulator into his consciousness. Subject of research: the influence of social networks on the process of formation of the linguistic consciousness of an individual, his formation as a linguistic personality in the complex process of his socialization. The following methods were used in the research process: 1. descriptive, as well as a method of analyzing scientific theoretical literature on the topic under study and information posted on the Internet; 2. the method of diachronic analysis of the process of the emergence and development of social networks on the global Internet;3. quantitative method (method of counting views in social networks); 4. comparative method (comparison and analysis of information obtained in the process of studying the communication of adolescents in social networks). The novelty of the study consists in the analysis of modern methods of effective influence of the manipulator on the reformatting of the adolescent's consciousness through the latter's participation in communication in social networks, which will undoubtedly force the teenager and the adult participant of well-known social networks to pay attention to the possible, often well-camouflaged, but at the same time noticeably aggressive informational and psychological impact on the adolescent's consciousness through the information received by him through the global Internet and social networks. The process can take place at three levels, and the degree of its success is proposed by the author to evaluate according to a number of criteria.


Keywords:

language personality, language consciousness, manipulation, teenager, linguistic anomaly, information, influence, danger, perception, social network

Всемирная сеть Интернет в современном глобализованном пространстве является не только удобным и мультиохватывающим средством при обмене любого рода информацией, но и платформой для коммуникации различного содержания, активным ресурсом, влияющим на формирование личности (в том числе и языковой) молодых людей, включая подростков (см. также [16, 17]).

Актуальность исследования обусловлена тем, что ежедневно и даже ежечасно в сети Интернет отражается бурная во многих смыслах жизнь социума со специфическими национальными, религиозными и возрастными особенностями ее участников, что, безусловно, не может не влиять и в итоге не менять (порой кардинально и не в лучшую сторону) языковое сознание, языковую картину мира и саму языковую личность подростка.

Цель исследования: определить и описать способы влияния социальных сетей на переформатирование языкового сознания и языковой личности российского подростка на определённых уровнях восприятия им информации глобальной сети.

Предмет исследования: влияние социальных сетей на процесс формирования языкового сознания индивида, становление его как языковой личности в сложном процессе его социализации.

Объект исследования: публикации (видеоролики, хэштэги) в соцсетях TikTok ( с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) и Instagram ( с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ), используемые манипуляторами (в том числе А. Навальным) с целью переформатирования языкового сознания российских подростков и их самих как языковую личность.

Задачи:

изучить этапы возникновения и развития сети Интернет;

рассмотреть особенности коммуникации в соцсетях как современное социальное явление;

рассмотреть понятие языковой личности, используя при этом актуальную научную литературу;

определить аспекты социализации личности, находящейся под воздействием информации из сети Интернет.

Теоретическая значимость исследования основана на предоставлении обширного и удобно систематизированного материала по теме изучения современной языковой личности российского подростка и влияние на ее формирование посредством общения тинейджера в соцсетях.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы инструктором любого направления для осуществления им контроля над сознанием тинейджеров, находящихся в постоянном и тесном взаимодействии с участниками единого виртуального пространства.

Социальная сеть (англ. social network) — социальная структура, состоящая из группы узлов, которыми являются социальные объекты (люди или организации), и связей между ними (социальных взаимоотношений) [25].

Социальными сетями называют систему каналов распространения информации и совершения коммуникации в современном социуме. В отличии от традиционных СМИ, посредством общения в социальных сетях поток информации может поступать реципиенту лично.

Виртуальное общение — это тип компьютерного общения, который осуществляется с использованием системы связи. По сравнению с прямым или «живым» общением, этот тип общения имеет несколько характеристик. К ним относятся:

1) общение без границ (собеседники могут находиться за тысячи километров друг от друга);

2) общение в привычной и в принципе любой, удобной для коммуникантов обстановке;

3) общение (как правило) посредством переписки;

4) возможность овладения различными языковыми навыками (не только родного, но и иностранного языка) [27].

Говоря о молодых людях, следует упомянуть, что именно они составляют основную аудиторию социальных сетей. Так, примерно 58 % пользователей, по оценке специалистов, – это люди в возрасте от 15 до 25 лет [26, С. 152].

Как показывает статистика, на социальные сети тратится одна из пяти минут общего количества времени, отведенного на времяпрепровождение в Интернете [18, С. 125–129]

Однако, естественно, как и любое другое явление, социальные сети ни в коем случае нельзя рассматривать исключительно с позиции их достоинств. Если взрослый человек умеет фильтровать информацию и разделять ее на нужную, ненужную и пагубную, то подростки в силу особенностей своего возраста и недостатка опыта делать этого не могут.

Коммуникация в социальных сетях сегодня – это практически образ жизни подростка, что влечет за собой огромное количество разного рода проблем даже ему самому.

А.Б. Сорокина обращает внимание на проблему обучения, воспитания, а также личностного развития подростков, использующих Интернет, а также рассуждает об особенностях развития коммуникативных навыков детей [28].

По причине того, что в отличие от реальной жизни при общении в Интернете пользователь может претендовать на некоторую анонимность, возникает такое явление как «неграмотное и бездумное письмо». Пользователи обретают некую свободу в сети, могут говорить все, что захотят и как захотят, могут ненормативно изъясняться и оскорблять других пользователей, не боясь, что это повлечет какие-либо для них негативные последствия.

Перенос общения из реальности в виртуальность ведет к ряду вполне очевидных проблем для личности: снижение ее коммуникативных навыков, ухудшение межличностных отношений, возникновение чувства одиночества и, как следствие, ведет к появлению различных патологических состояний ее психики.

Специальные смайлики, эмоджи, стикеры приближают онлайн общение к реальной жизни и делают его менее «сухим», при этом происходит все большее смешение письменной и устной речи, что стало однажды, например, толчком к появлению в лингвистическом знании Интернет-сленга.

В начале 2000-х годов, в период бурного развития сети Интернет и социальных сетей возникло несколько так называемых языков, которые стали активно использоваться подростками для общения в интернет-пространстве.

Наиболее популярным стал язык «падонкафф», и базирующийся на фонетическом письме, хотя и с рядом обязательных правил, например, замена –ться на –цца (нраицца), замена гласных в слабой позиции на другие гласные («падонак»).; жи, ши длжны были писаться с «ы» («жывотнайе»). Характерная особенность данного языка – использование большого количества видоизмененных нецензурных слов и выражений, а также сленга.

Еще одним языком такого плана стал так называемый «олбанский» язык, базирующийся на фонетическом письме. Отличие его от «падонкафф» состоит в редукции в нем основы получившегося слова («привет» – «прив»).

Позже, компьютерные игры спровоцировали появление языка геймеров (использование коротких конструкций), позволяющего не отвлекаться от игры на долгое время (замена длинных и сложных фраз аббревиатурами – LOL (от англ. laughing out loud) – «громко смеюсь»).

Как известно, любой язык – это живой организм, находящийся в постоянном и непрерывном развитии, поэтому сегодня многие слова и выражения из приведенных в пример языков, ушли в прошлое и считаются устаревшими. Сегодняшние подростки в интернет-коммуникации используют иную лексику, однако сформированную по тем же правилам. Английский язык, безусловно, является универсальным средством международного общения и в сети Интернет. Очень часто новые интернет – словечки возникают на основе заимствований именно из английского языка («кринжовый» – мерзкий, от cringy, «криповый» – жуткий от creepy).

Суммируя вышеизложенное, можно сказать, что сегодня для современного человека доступен значительный арсенал СМИ и каналов связи, включая общение посредством сети Интернет и социальных сетей.

Каждый ментально здоровый человек нуждается в коммуникации, ищет ее и запрашивает социум на предоставление так необходимых ему более быстрых и эффективных способов обмена информацией.

Анализ степени влияния таких социальных сетей, как TikTok (с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) и Instagram (с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) на формирование личности подростка, в том числе и языковой, невозможно без рассмотрения определения сущности упомянутого термина.

Понятие «языковая личность» возникло посредством переноса в сферу лингвистики данного междисциплинарного понятия, в котором находят свое отражение различные (социологические, психологические и философские) принципы, обусловливающие физические и духовное совершенствование личности, таких крайне важные для общества ее качеств [21].

Как правило, под «языковой личностью» подразумевают носителя языка, с имеющейся у него способностью говорить, выражать свои мысли, вести речевую деятельность в целом [19], (см. также работы Г.И. Богин [5], В.И. Карасика [12], Ю.Н. Караулова [14], Л.П. Крысина [15]).

Так, в понятие «языковая личность» входят следующие ее определения:

- личность речевая (способная воспринимать и производить речь);

- личность коммуникативная (ее вербальное поведение в процессе коммуникации,)

- личность этносемантическая, словарная (типичный прототип носителя конкретного языка, зафиксированный в основном в лексической системе последнего, и зависящий от национальной и культурной принадлежности индивида) (Цит. по Седых [23, С.205], (см. также работы С.Г. Воркачева [7], С.С. Галстян [8], В.И. Карасика [9], Ю.Н. Караулова [14]).

Под понятием «языковая личность» подразумевается такой индивид, за индивидуальным сознанием которого «закреплен» определенный язык (или несколько), а также определенный взгляд на жизнь (мировоззрение) [13, C. 671]. Человек способен проявить себя не только через предметную деятельность. В этом процессе большую роль играет коммуникация, которая не может происходить без подключения к ней средств языка и речи. Анализируя речь любого индивида, можно получить достаточное количество исчерпывающих сведений о его личности, лучше понять его внутренний мир. Не вызывает сомнения и тот факт, что без исследования речи индивида полностью и всесторонне изучить его не представляется возможным.

В языкознании под термином «языковая личность» понимается совокупность характеристик и способностей индивида, которые обуславливают восприятие и создание им речевых произведений. Языковая личность –это та глубокая идея, которая проникает сквозь все проблемы изучения языка и в то же время устраняет рубежи между дисциплинами, которые изучают индивида вне его языка. Языковая личность – это способ полноценного представления о личности, которая вмещает в себя социальный, этический, психический и множество других компонентов, преломленных через ее дискурс и язык [22].

И.Н. Борисова описывает феномен «языковая личность» как обязательную принадлежность индивида к определенной культуре. Ученый считает, что устойчивые формы общения, речевые стереотипы в нем формируются в процессе развития каждого отдельного языка. Непосредственно так реализуется важная функция языка – социальная, в которой отчетливо проявляется «обслуживающий характер речевой деятельности: речь всегда подчинена внеречевой цели и направлена на организацию совместной деятельности людей» [4, С.54].

К.А. Бурнаева дает следующее определение данного термина – «языковая личность, как правило, осознает лишь небольшую часть своего языкового поведения» [6, С. 57]. Языковая личность (ЯЛ) не может полностью контролировать свое речевое поведение, т.к. оно обуславливается преимущественно ее языковым сознанием.

Как считает А.А. Залевская, языковая личность «является механизмом управления речевой деятельностью и формирует, хранит и преобразует языковые знаки, правила их сочетания и употребления, а также взгляды и установки на язык и его элементы» [11, С. 62]. В исследованиях ученого акцент в основном делается на то, как личность использует языковые знаки, соблюдая общие синтаксические и семантические особенности [11, С. 62].

В.И. Карасик так характеризует языковую личность: «обобщенный образ носителя культурно-языковых и коммуникативно-деятельностных ценностей, знаний, установок и поведенческих реакций» [12, С. 46].

Но все же, представление термина «языковая личность», вне всякого сомнения, связано с именем Ю.Н. Караулова: «личность, выраженная в языке (текстах) и через язык, личность, реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств» [14, С. 38].

Очевидно, что осуществление речемыслительной деятельности в процессе коммуникации в условиях социального взаимодействия индивидумов друг с другом в окружающем их мире в основном и определяет понятие «языковая личность».

О том, какое влияние оказывают соцсети на языковую личность, изложено в трудах ряда ученых, таких как Э.Г. Азимов [1, С. 7–16], Н.Г. Асмус [2], М.Б. Бергельсон [3], Т.М. Гермашева [9], Г.Н. Трофимова [24, С. 8–14] и др.

Такие представительные и массовые, с точки зрения их постоянной аудитории, социальные сети, как TikTok ( с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) и Instagram ( с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ), репрезентирующие себя в связи с этим по праву как глобальные коммуникационные каналы, формируют уже иную, виртуальную ЯЛ, которая однако, несомненно, тесно взаимодействует с собственно (реальной) личностью, а та в свою очередь имеет свои, исключительно характеризующие ее представления об окружающем ее реальном мире. При этом ЯЛ виртуального мира начинает приобретать иные характеристики, находя свое отражение в новом для нее виртуально-социальном пространстве. «Обосновавшись» в нем, у ЯЛ начинает меняться и ее поведение, поскольку в новом для нее «месте проживания» она вынуждена пересмотреть свои основные коммуникативные стратегии и тактики.

Также отметим, что социальные сети все чаще приобретают ярко выраженный манипулятивный характер. С одной стороны, социальная сеть выступает как интерпретатор медиатекстов, а не как агрессивный манипулятор, так как предполагается, что аудитория уже обладает определенными навыками работы с информацией и может интерпретировать медиатексты, осуществлять их смысловое наполнение и оценивание. С другой стороны, в социальных сетях имеет место стремление «заинтересованных лиц» в многослойном кодировании информации в медиатекстах, что одновременно порождает сложности при их восприятии, возникает некритичность оценки скрытых в них посылов и некоторая пассивность при их восприятии.

Так, в январе 2021 года на всей территории РФ прошли активные призывы к участию молодого поколения россиян в несанкционированных митингах в поддержку оппозиционера Алексея Навального, направленные больше на аудиторию несовершеннолетних членов общества, потому именно такие призывы и проводились через социальные сети TikTok ( с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) и Instagram ( с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ). Манипуляторы сознанием подростков не просто призывали тинейджеров в соцсетях приходить на митинги, но и устраивать настоящие флешмобы со всеми вытекающими из жанра этого мероприятия последствиями, при этом все те же «заинтересованные лица» умело камуфлировали истинные цели этих акций под «благородные» цели и задачи.

Судя по языковому (речевому) контенту, поддержка данных провокаций ожидалась именно от тинейджеров, сознанием которых легче манипулировать, получив при помощи определенного алгоритма доступ к их сознанию (через язык, популярные в их среде фразы и «словечки»).

Так, в социальной сети TikTok ( с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) были размещены видеоролики с однозначно призывающими к беспорядку хэштегами в целом ряде городов России, которые дали следующую статистику по количеству просмотров:

#митинг #навальный #путин #митинг23января – 23,7 миллионов

#навальный #23января – 6,9 миллионов

#путин #митинг #навальный – 3,4 миллиона

#митинг #2021 #навальный #москва #врек – 236,4 тысяч

#прогулка #навальный #москва #31января – 23,1 тысяч [29].

Также более 1000 публикаций были выложены в сеть Instagram ( с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ), статистика просмотров также стала весьма тревожным сигналом для всех, кто так или иначе имеет дело с подростками:

#митинг23января – 84,7 тысячи

#митинг23января #23января2021 – 49,9 тысяч

#навальный#митинг#протест – 12,7 тысяч

#23января#митинг23января#навальный2021#свободунавальному – 12,1 тысяч [30].

Подобного рода призывами социальные сети постоянно и наиболее эффективно влияют на формирование, а точнее переформатирование языкового сознания личности именно подростка, внося в его сознание новые патерны, которые в последствии могут стать базой для конструирования его, как иной языковой личности, манипулировать которой станет легче, говоря с ней уже на «другом» языке, формируя у нее иные идеалы и ценности. Социальные сети имеют возможность настолько быстро, интенсивно и мощно влиять на формирование сознания подростков, что по мнению А.К. Михальской, манипулятивное воздействие социальных сетей является «одной из важнейших функций, наряду с информационной, образовательной, артикуляционной, функциями критики и контроля» [20, С. 24].

«Манипулирование сознанием может осуществляться вербальными, визуальными и акустическими способами на трех уровнях: индивидуальном, групповом и массовом» <…> «акустические и визуальные способы сопровождают и усиливают языковое воздействие, однако в некоторых случаях они могут нести самостоятельную воздействующую нагрузку» [10, С. 12]. Манипулирование ЯЛ тинейджера не является в этом смысле исключением.

Возвращаясь к нашему примеру, заметим, что, если в тексте видеоролика в TikTok ( с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) или Instagram ( с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) Алексей Навальный рассказывает о том, что «воры и мерзавцы захватили нашу страну и лишают ее граждан настоящего, а также воруют у них будущее», и «его информация» подкрепляется видеорядом со снимками шикарных особняков и машин чиновников (визуальное воздействие), то, несомненно, данный вид воздействия усилит вербальное и будет сильнее влиять на нужное манипулятору «переформатирование» языкового сознания подростков и их как ЯЛ. При этом заметим, что, если бы речь шла о наращивании темпов улучшения условиях жизни граждан страны, но при этом видеоряд демонстрировал бы людей, стоящих с протянутой рукой, бабушек, которые считают копейки перед покупкой батона хлеба и тому подобное – воздействие видеоряда в данном случае было быдоминирующим.

Влияние на формирование языкового сознания и языковой личности российского подростка через социальные сети может частично «подправить», а иногда и кардинально изменить восприятие тинэйджером уже привычной для него действительности, спровоцировать его на пересмотр своего отношения к ряду уже отчасти сформировавшихся в его личном и общественном сознании близких ему понятий, этических норм, таким образом заметно изменить сложившеюся у него картину окружающего его мира (в том числе и языковую). Все это может происходить для него незаметно, исподволь, через внедрение в его сознание нужных манипулятору идей, образов, ассоциаций, стереотипов.

Скрытое или чаще «прикрытое» любого рода воздействие на реципиента, специально составленного для него манипулятором контента (в том числе и языкового), имеет своей целью ввести реципиента в заблуждение, например, в отношении какого-то события, явления или факта. Наличие у манипулятора некого замысла или умысла, конкретно в содержании его высказываний, понимается А.А. Даниловой как «языковое манипулирование» [10, С. 12].

Для определения степени или «успешности» языкового воздействия манипуляторов на формирование языковой личности подростков и их языкового сознания, путем выполнения анализа речевых текстов, которые широко представлены в видеороликах каналов TikTok ( с 24.02.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) и Instagram ( с 14.03.2022 г. контент, признанный экстремистским в РФ в соответствии со ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ), А.А Данилова предлагает учитывать следующие важные критерии:

▪ референция «как соответствия высказывания с действительностью, при этом с индивидуальными и каждый раз новыми объектами и ситуациями» [10, С. 13] «Искажение действительности, тенденциозность и необъективность могут проявляться как в предоставлении ложной информации и дезинформации читателя/зрителя, так и в воздействии на ассоциативное мышление человека в создании эмоционально-нагруженного контекста» [10, С. 13] (в нашем случае подростка).

▪ наличие лингвистических аномалий, использование грамматически неправильных конструкций [10, С. 13].

▪ частотность употребления. В ситуации, когда речь идет только о единичном случае воздействия, используемом только одним журналистом, не может служить убедительным доказательством намеренного и целенаправленного вербального воздействия на адресата. [10, С. 13]. Однако, когда постоянно используется одинаковый оборот речи, подкрепленный хэштегом, цитируемый в различных аккаунтах и социальных сетях, то речь может идти именно о сложившемся приеме воздействия на определенный сегмент аудитории.

В заключении отметим, что в настоящее время большой объем научной литературы посвящен изучению характеристик процесса интернет-коммуникации и средств, с помощью которых эта коммуникация становится возможной, – языка, который благодаря различным типам структурных, семантических и функциональных преобразований приобретает немного другой статус и во многих научных изысканиях известен как «Интернет-язык».

Влияние социальных сетей на формирование, а точнее, на «переформатирование» языкового сознания и языковой личности подростка – это процесс, который подразумевает мощное, при этом искусно завуалированное, часто агрессивное информационно-психологическое воздействие на тинейджера, как самого обращенного к нему текста (вербальное), так и сопутствующего этому тексту видео- и аудио ряду. При этом следует принять во внимание, что такого рода воздействие с помощью целой группы специально отобранных лексем и ряда других языковых средств часто происходит сразу на трех уровнях (индивидуальном, групповом, массовом). Основная цель такого направленного «языкового натиска» – намеренное провоцирование не полностью социально и идейно сформировавшуюся категорию общества (подростков) к действию, при этом не входящему ни в их интересы, ни в систему ценностей окружающего их общества в целом. Выявить такого рода языковое и психологическое влияние, «разоблачить» его пагубность и опасность для подростка, как неопытного и потому наиболее уязвимого участника коммуникации в социуме (реальном и виртуальном), можно опираясь, согласно мнению А.А. Даниловой, на три критерия в анализе текста, производимого возможным манипулятором сознания подростка: референцию, лингвистические аномалии, частотность употребления лингвистических форм [10, 13].

Библиография
1. Азимов Э.Г. Русский язык в Интернете (методический и лингвистический аспекты) // Лингводидактический поиск на рубеже веков, 2000. С. 7–16
2. Асмус Н.Г. Лингвистические особенности виртуального коммуникативного пространства: дис. ... канд. филол. наук. Челябинск, 2005. 266 с.
3. Бергельсон М.Б. Прагматическая и социокультурная мотивированность языковой формы. М.: Университетская книга, 2007. 320 с.
4. Борисова И. Н. Русский разговорный диалог: структура и динамика – 2-е изд. М.: URSS, 2009.318 с.
5. Богин Г. И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текста: дис. ... док. филол. наук. Ленинград, 1984. 354 с.
6. Бурнаева К.А. Ассоциативное поле как способ моделирования фрагмента языкового сознания // Lingua mobilis, 2011. № 6 (32). С. 51–58
7. Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филологические науки, 2001. № 1. С. 64–72
8. Галстян С.С. Роль языковой личности в телевизионной речевой культуре: автореф. дис. … канд. филол. наук., Москва. 2008. 23 с.
9. Гермашева Т.М. Языковая личность субъекта блог-дискурса: лингвокогнитивный аспект: дис. ... канд. филол. наук. Нальчик, 2011. 174 с
10. Данилова А.А. Манипулированием словом в средствах массовой информации – изд. 2-е. М.: «Добросвет», «КДУ», 2011. 232 с.
11. Залевская А.А. Что там за словом? Вопросы интерфейсной теории значения слова. М.–Берлин: Директ-Медиа, 2014. 328 с.
12. Карасик В.И. Язык социального статуса. М.: Наука, 1992. 329 с.
13. Караулов Ю.Н. Русский язык: энциклопедия. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Большая рос. энцикл.: Дрофа, 1997. 722 с.
14. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность, изд. 7-е. М.: ЛКИ, 2010. 264 с.
15. Крысин Л.П. Современный русский интеллигент: попытка речевого портрета // Русский язык в научном освещении. Москва: Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 2001. № 1. С. 90–106.
16. Мазирка И.О. От психологии языка к психолингвистике (к истории становления) // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Лингвистика. 2011. № 6. С. 30–34.
17. Мазирка И.О. Психолингвистические аспекты исследования американской литературы / М-во образования и науки Рос. Федерации, Моск. гос. обл. ун-т. Москва: МГОУ, 2005. 175 с.
18. Марченко Н.Г., Марченко Л.В. Языковые девиации в электронном жанре // Актуальные вопросы филологии и культурологии»: материалы международной заочной научно-практической конференции, 2011. С. 125–129
19. Милованова Л.А. Языковая личность: лингводидактические характеристики // Известия Волгоградского государственного педагогического университета/ Сер.: Вопросы лингводидактики и лингвометодики, 2005. С. 119–124
20. Михальская А.К. Язык российских СМИ как манипулирующая система // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования: тезисы докладов международной научной конференции, 2001. С. 23–25
21. Некрасова О.А. Формирование вторичного языкового сознания тинэйджеров: психолингвистический анализ: автореф. дис. … канд. филол. наук., Мытищи. 2021. 24 с.
22. Осиянова О.М. Языковая личность XXI века: проблемы и перспективы // Вестник Оренбургского государственного университета, 2002. № 6. С. 191–193
23. Седых А. П. Языковая личность в науке // Вестник БГТУ им. В. Г. Шухова, 2012. №3. С. 204–206
24. Трофимова Г.Н. Проблемы интернет-коммуникации: межкультурный аспект // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Теория языка. Семиотика. Семантика, 2012. С.8–14
25. Шахова И.А. Социальные сети: учебное пособие. Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2015. 121 с.
26. Абрадова Е.С., Кисловская Е.В. Молодежь в социальных сетях // Власть. Сер.: Социологические науки, 2018. С. 150–153. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/molodezh-v-sotsialnyh-setyah (дата обращения 30.01.2022)
27. Академик. Словари и энциклопедии. URL: https://methodological_terms.academic.ru/230/ВИРТУАЛЬНОЕ_ОБЩЕНИЕ (дата обращения 20.01.2022)
28. Сорокина А.Б. Интернет в жизни современных детей и подростков: проблема и ресурс // Современная зарубежная психология, 2015. Т. 4, № 1. С. 45—64. URL: http://psyjournals.ru/jmfp/2015/n1/76176.shtml (дата обращения: 14.01.2022)
29. https://vt.tiktok.com/ZSdy8RgCF/
30. https://www.instagram.com/p/CKtkgdcjjGd/?igshid=YmMyMTA2M2Y=
References
1. Azimov E.G. (2000). Russian language on the Internet (methodological and linguistic aspects) // Linguodidactic search at the turn of the century. Pp. 7–16
2. Asmus N.G. (2005). Linguistic features of virtual communicative space: dis. ... Candidate of Philology. sciences. Chelyabinsk, 266 p.
3. Bergelson M.B. (2007). .B. Pragmatic and socio-cultural motivation of the language form. M.: University Book, 320 p.
4. Borisova I.N. (2009). Russian conversational dialogue: structure and dynamics – 2nd ed. M.: URSS, 318 p.
5. Bogin G. I. (1984). The model of the linguistic personality in its relation to the varieties of the text: diss. ... doc. philol. sciences. Leningrad, 354 p.
6. Burnaeva K.A. (2011). Associative field as a way of modeling a fragment of linguistic consciousness // Lingua mobilis, № 6 (32). Pp. 51–58
7. Vorkachev S. G. (2001). Linguoculturology, linguistic personality, concept: the formation of an anthropocentric paradigm in linguistics // Philological Sciences, № 1. Pp. 64–72
8. Galstyan S.S. (2008). The role of a linguistic personality in television speech culture: abstract. diss. ... Candidate of Philology, Moscow. 23 p.
9. Germasheva T.M. (2011). Linguistic personality of the subject of blog discourse: linguocognitive aspect: dis. ... Candidate of Philology. sciences. Nalchik, 174 p.
10. Danilova A.A. (2011). Manipulation of the word in the mass media – ed. 2-E. M.: "Dobrosvet", "KDU", 232 p.
11. Zalevskaya A.A. (2014). What's behind the word? Questions of the interface theory of the meaning of the word. M.–Berlin: Direct-Media, 328 p.
12. Karasik V.I. (1992). Language of social status. M.: Nauka, 329 p.
13. Karaulov Yu.N. (1997). Russian language: encyclopedia. 2nd ed., reprint. and additional. – M.: Big Russian encyclopedia: Bustard, 722 p.
14. Karaulov Yu.N. (2010). Russian language and linguistic personality, ed. 7-E. M.: LKI, 264 p.
15. Krysin L.P. (2001). Modern Russian intellectual: an attempt at a speech portrait. Moscow: V. V. Vinogradov Institute of the Russian Language of the Russian Academy of Sciences, № 1. Pp. 90–106.
16. Mazirka I.O. (2011). From the psychology of language to psycholinguistics (to the history of formation) // Bulletin of the Moscow State Regional University. Series: Linguistics, № 6. Pp. 30–34.
17. Mazirka I.O. (2005). Psycholinguistic aspects of the study of American literature / Ministry of Education and Science of Russia. Federation, Moscow State Region un-T. Moscow: Moscow State University, 175 p.
18. Marchenko N.G., Marchenko L.V. (2011).Linguistic deviations in the electronic genre // Topical issues of philology and cultural studies": materials of the international correspondence scientific and practical conference, Pp. 125–129
19. Milovanova L.A. (2005). Linguistic personality: linguodidactic characteristics // Izvestiya Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta/ Ser.: Voprosy linguodidaktiki i linguometodiki, Pp. 119–124
20. Mixalskaya A.K. (2001). The language of the Russian media as a manipulative system // The language of mass media as an object of interdisciplinary research: abstracts of reports of the international scientific conference, Pp. 23–25
21. Nekrasova O.A. (2021). Formation of secondary linguistic consciousness of teenagers: psycholinguistic analysis: abstract. diss. ... Candidate of Philology, Mytishchi. 24 p.
22. Osiyanova O.M. (2002). Linguistic personality of the XXI century: problems and prospects // Bulletin of the Orenburg State University, № 6. Pp. 191–193
23. Sedyx A. P. (2012). Linguistic personality in science // Bulletin of V. G. Shukhov BSTU, №3. Pp. 204–206
24. Trofimova G.N. (2012). Problems of Internet communication: intercultural aspect // Bulletin of the Peoples' Friendship University of Russia. Ser.: Theory of Language. Semiotics. Semantics, Pp.8–14
25. Shaxova I.A. (2015). Social networks: a textbook. Blagoveshchensk: Amur State University, 121 p.
26. Abradova E.S., Kislovskaya E.V. (2018). Youth in social networks // Power. Ser.: Sociological Sciences, Pp. 150–153. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/molodezh-v-sotsialnyh-setyah (data obrashheniya 30.01.2022)
27. Academician. Dictionaries and encyclopedias. URL: https://methodological_terms.academic.ru/230/VIRTUAL`NOE_OBShhENIE (data obrashheniya 20.01.2022)
28. Sorokina A.B. (2015). Internet in the life of modern children and adolescents: a problem and a resource // Modern foreign psychology, T. 4, № 1. Pp. 45—64. URL: http://psyjournals.ru/jmfp/2015/n1/76176.shtml (data obrashheniya: 14.01.2022)
29. https://vt.tiktok.com/ZSdy8RgCF/
30. https://www.instagram.com/p/CKtkgdcjjGd/?igshid=YmMyMTA2M2Y=

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Целью рецензируемой работы является определение и описание способов влияния социальных сетей на переформатирование языкового сознания и языковой личности российского подростка на определённых уровнях восприятия им информации глобальной сети. Работа характеризуется структурированностью и логичностью. Основными структурными компонентами являются введение, основная часть и заключение. Во введении автор обосновывает актуальность выбранной темы, которая обусловлена тем, что ежечасно в сети Интернет отражается бурная во многих смыслах жизнь социума со специфическими национальными, религиозными и возрастными особенностями её участников, что, безусловно, не может не влиять и в итоге не менять (порой кардинально и не в лучшую сторону) языковое сознание, языковую картину мира и саму языковую личность подростка. Во вступительной части работы автор также формулирует цель, объект и предмет исследования, перечисляет задачи, которые способствуют достижению поставленной цели, обозначает теоретическую и практическую значимость. Здесь немного вызывают сомнения формулировки объекта и предмета, которые не совсем коррелируют друг с другом, автору следует подумать над этим замечанием. В основной части работы автор последовательно решает поставленные задачи, а именно изучает этапы возникновения и развития сети Интернет; рассматривает особенности коммуникации в соцсетях как современное социальное явление; рассматривает понятие языковой личности, используя при этом актуальную научную литературу; и определяет аспекты социализации личности, находящейся под воздействием информации из сети Интернет. В основной части работы автор проводит анализ научной литературы, однако не всегда делает ссылки, например, в самом начале приводятся определения понятий «социальная сеть», «виртуальное общение», при этом ссылки на авторов этих определений отсутствуют. Далее в работе рассматривается понятие «языковая личность», и здесь также автор не всегда ссылается на первоисточник, например автор пишет, что «как правило, под «языковой личностью» подразумевают носителя языка, с имеющейся у него способностью говорить, выражать свои мысли, вести речевую деятельность в целом», но не указывает, какие исследователи так считают. Затем автор приводит множество вариантов определений этого термина, но в тексте, к сожалению, отсутствуют ссылки на авторов этих определений. Автор также в работе использует статистические данные по количеству просмотров роликов TikTok, но и здесь ссылки на первоисточник отсутствуют. Это, безусловно, требует тщательной доработки. В заключении автор формулирует следующие выводы: влияние социальных сетей на формирование, а точнее, на «переформатирование» языкового сознания и языковой личности подростка – это процесс, который подразумевает мощное, при этом искусно завуалированное, часто агрессивное информационно-психологическое воздействие на тинейджера, как самого обращенного к нему текста (вербальное), так и сопутствующего этому тексту видео- и аудио ряду. При этом автор полагает, что такого рода воздействие с помощью целой группы специально отобранных лексем и ряда других языковых средств часто происходит сразу на трех уровнях (индивидуальном, групповом, массовом). По мнению автора статьи, основная цель такого направленного «языкового натиска» – намеренное провоцирование не полностью социально и идейно сформировавшуюся категорию общества (подростков) к действию, при этом не входящему ни в их интересы, ни в систему ценностей окружающего их общества в целом. Полученные автором выводы частично аргументируются в работе и являются достаточно дискуссионными. В рамках данной работы, например, отсутствует научный подход к объективному осмыслению событий, связанных с оппозиционером А. Навальным, что говорит о необъективности некоторых выводов, сформулированных автором. В целом, статья, безусловно, актуальна, её содержание релевантно теме, указанной в названии, и будет интересно широкому кругу читателей. Тем не менее, на основании вышеуказанных замечаний необходимо отправить статью на доработку.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рассмотрение статья «Влияние социальных сетей на формирование языковой личности российского подростка» в условиях развития интернет-технологий (1991-2021)», предлагаемая к публикации в журнале «Филология: научные исследования», несомненно, является актуальной, так как целью данной работы является определение и описание способов влияния социальных сетей на переформатирование языкового сознания и языковой личности российского подростка на определённых уровнях восприятия им информации глобальной сети.
Актуальность исследования обусловлена тем, что непрестанно в сети Интернет отражается бурная во многих смыслах жизнь социума со специфическими национальными, религиозными и возрастными особенностями ее участников, что, безусловно, не может не влиять и в итоге не менять языковое сознание, языковую картину мира и саму языковую личность подростка.
Несомненно, тема, заявленная автором, представляет определенный интерес, так как осмыслению подвергается современный феномен – влияние интернета (социальных сетей) на формирование мировоззрения и лингвистического кругозора подростков.
В своем исследовании автор прибегает к научному обобщению литературы и статистических данных по избранной теме и анализу фактических данных. Отметим, что в исследовании автор рассматривает как теоретическую основу затрагиваемого проблемного поля, так и практическую проблематику. Исследование выполнено в русле современных научных подходов, работа состоит из введения, содержащего постановку проблемы, основной части, традиционно начинающуюся с обзора теоретических источников и научных направлений, исследовательскую и заключительную, в которой представлены выводы, полученные автором. Структурно статья состоит из нескольких смысловых частей, а именно: введение, обзор литературы, методология, ход исследования, выводы. В статье представлена методология исследования, выбор которой вполне адекватен целям и задачам работы. Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования. Отметим, что автор не приводит информации о том какой объем корпуса данных был использован в работе над статьей и какими методами обрабатывались полученные данные.
Библиография статьи насчитывает 30 источников, в которые включены исключительно отечественные труды. Отсутствие ссылок на зарубежные труды свидетельствует о не включении работы в общемировую научную парадигму.
Как и любая масштабная работа, рассматриваемый труд не лишен недостатков. Так, в работе присутствуют отдельные нарушения, допущенные при оформлении списка источников, а именно непонятен принцип нарушения алфавитной последовательности (источники 26-28), не указан источник, на который дается ссылка (29, 30).
Кроме того, спорными являются ссылки на ресурсы, запрещенные законодательством Российской Федерации.
В статье присутствуют опечатки, например, «заметно изменить сложившеюся у него картину», нарушение пунктуации, отсутствие пробелов между некоторыми словами, два варианта написания слова "тинейджеры".
Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, журналистам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы инструктором любого направления для осуществления им контроля над сознанием тинейджеров, находящихся в постоянном и тесном взаимодействии с участниками единого виртуального пространства.
Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, однако, она может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК только после исправления технических ошибок.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.