Статья '«Путешествие» как мотивная структура и жанр в прозе М. Кузмина' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

«Путешествие» как мотивная структура и жанр в прозе М. Кузмина

Осипова Ольга Ивановна

доктор филологических наук

заведующий кафедрой, кафедра русского языка как иностранного, Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет

690087, Россия, г. Владивосток, ул. Луговая, 52, оф. Б

Osipova Ol'ga Ivanovna

Doctor of Philology

Head of the Department of Russian as a Foreign Language at Far Eastern State Technical Fisheries University

690087, Russia, g. Vladivostok, ul. Lugovaya, 52, of. B

fia-fa@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0749.2019.3.29889

Дата направления статьи в редакцию:

30-05-2019


Дата публикации:

18-07-2019


Аннотация: Предметом исследования является семантический комплекс «путешествие» в романах М. Кузмина. Семантический комплекс путешествия в творчестве М. Кузмина отчасти являет собой отражение цеховой установки акмеизма на «тоску по мировой культуре», но это скорее толчок для поиска кода творчества, вписанного в мировой художественный процесс. Под семантическим комплексом понимается, во-первых, жанровая структура, во-вторых, совокупность мотивов, играющих различные роли в произведении. В прозе М. Кузмина представлен семантический комплекс «путешествие» как на уровне жанровой структуры произведения, так и на уровне мотивной организации. При анализе мотивного комплекса и жанровых структур используется комплексный подход, включающий интертекстуальный анализ и биографический комментарий. Предпринятый анализ позволил впервые выявить особенности жанрового и мотивного воплощения литературного путешествия в прозе М. Кузмина. В повести «Крылья» путешествие воплощается на мотивном уровне и связано с идеей становления личности главного героя, с его внутренним и внешним изменением. Путешествие является структурообразующим жанром в романах «Подвиги Великого Александра» и «Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро». Жизненный путь героев этих романов можно условно разделить на две части: «путь наверх» к славе и «путь вниз», заканчивающийся смертью.


Ключевые слова:

жанр, травелог, путешествие, мотивный комплекс, мотив пути, хронотоп, роман, повесть, Кузмин, миф

Abstract: The subject of the research is the semantic complex 'travel' in Mikhail Kuzmin's novels. The semantic complex of travel in Kuzmin's novels reflects the acmeism orientation at 'craving for world culture', however, it is more likely a trigger for the search of a creative code engraved in in the global literary process. Within the framework of the research, the semantic complex means, firstly, a genre structure and secondly, a combination of motives that play different roles in a literary work. Kuzmin's prose presents a semantic complex 'travel' both at the level of the genre structure of the novel and the level of motive organisation. To analyze the complex of motives and genre structures, the researcher used the complex approach which included intertextual analysis and biographical commentary. The analysis carried out b the author has allowed to discover and describe peculiarities of the genre and motive of travel in Kuzmin's prose. In his novel 'Wings' the image of travel is represented at the motivational level and relates to the idea of the personal growth of the hero. Travel is also a structure-forming genre in his novels' Deeds of Alexander the Great' and 'Wonderful Life of Joseph Balsamo, Cagliostro Earl'. The life path of these heroes can be conditionally divided into two parts, the 'upward' path towards glory and 'downward' path towards death. 


Keywords:

genre, traveloh, travel, motivic complex, the motive of the way, the chronotope, the novel, story, Kuzmin, a myth

Изучение семантического комплекса путешествия в произведении позволяет глубже понять особенности литературного процесса в конкретный период, кроме того дает возможность увидеть особенности творческого сознания автора.

Путешествия является чрезвычайно значимым для литературы Серебряного века, ярко он представлен и у М. Кузмина. Семантический комплекс путешествия в творчестве М. Кузмина отчасти являет собой отражение цеховой установки акмеизма на «тоску по мировой культуре», но это скорее толчок для поиска кода творчества, вписанного в мировой художественный процесс. В исследовании А. В. Гик отмечается, что в идиостиле Кузмина-поэта образ пути занимает огромное место. Рассматривая стихотворения Кузмина, исследовательница отмечает следующие принципы поэтики пути: «Главный путь, который интересует Кузмина – это путь Духа» [1, c. 389], «Путь лирического субъекта Кузмина хоть и направляется высшей силой, однако может быть определен как странный и капризный» [1, c. 387], «Человеческая душа может постепенно утратить самое себя и погибнуть, если человек не обрекает себя на вечный путь странника, ищущего красоту, духовно сливающегося с ней и тем самым приближающегося к благу, к истине» [1, c. 385]. Похожие установки мы встречаем и на примере прозаических произведений, в которых семантический комплекс «пути», «путешествия», «странствия» также является константой.

Вслед за И. Ф. Головченко мы считаем, что семантический комплекс «путешествия» проявляется «1) в виде жанровых структур (включающих сюжетно-тематическую и хронотопическую основу); 2) в виде совокупности мотивов, играющих различные роли в произведениях (морально-философские, образно-характерологические, символико-метафорические и пр.)» [2, c. 11]. Основные мотивы, формирующие устойчивый семантический комплекс путешествия: «мотив душевной трансформации героя в ходе путешествия, мотив социальной трансформации героя, обусловленной перемещением во времени и накоплением жизненного опыта, мотив антитезы героя-путешественника герою-домоседу, мотив артефакта как свидетельства о путешествии» [2, c. 12].

В прозе М. Кузмина представлен семантический комплекс «путешествие» как на уровне жанровой структуры произведения, так и на уровне мотивной организации.

В виде совокупности мотивов путешествие проявляется в «Крыльях». Необходимо отметить, что мотивы путешествия и странствия связаны в произведении с идеей становления личности главного героя, его внутренним и внешним изменением. Ориентируя свое произведение на роман-воспитание, Кузмин включает в него путешествие, после которого герой определяется в выборе идеалов и жизненного пути.

Мотив дороги проходит через всю историю Вани. Читатель знакомится с главным героем в вагоне поезда, который везет Ваню в Петербург, потом он переезжает летом в деревню, потом в Италию. Сам путь не показан, но перемещения героя связаны с его духовным становлением. Отметим также, что в системе персонажей есть деление на путешествующих героев и остающихся на одном месте. И в повести очевидно прослеживается идея о герое, который может перемещаться в пространстве и развиваться духовно. На каждом отрезке пути Ваня Смуров встречает людей, которые в той или иной степени оказываются его наставниками, делятся с ним своим представлением о жизни, открывают ту или иную сторону бытия.

Здесь проявляются жанровые установки романа воспитания: в жизни героя появляются спутники-учителя, которые пробуждают в нем чувства или формируют ту или иную сторону личности. Такими героями, которые преподносят Ване уроки жизни, оказываются Штруп, члены его кружка, учитель греческого Даниил Иванович, Мария Дмитриевна. Их устами Кузмин провозглашает свои идеи об эросе, чувственности и роли культуры в этом. Как на это указывали Н. А. Богомолов и Д. Малмстад, в утопическом видении М. Кузмина физически реализованный эрос и прекрасное неразрывно связаны друг с другом [3]. Штруп и другие формулируют идеи эстетического преображения жизни «нового человека» через чувственный эротизм, эллинские принципы подчинения образцам прекрасного. Погружение в античность, диалоги с людьми, представляющими разные точки зрения, становятся смысловой доминантой произведения. То есть путешествие в романе воплощает классический образец духовного поиска героя: Италия становится одновременно конечной точкой, после которой Ваня Смуров способен понять и себя и другого, и начальной точкой для дальнейшего жизненного пути, в который он отправляется вместе со Штрупом. Все пространственные перемещения героя связаны с мотивом пути наверх, пути к обновлению и просвещению главного героя, что определяется обретением крыльев, о которых говорил Штруп.

Семантический комплекс «путешествие» определяет жанровое своеобразие других произведений М. Кузмина. Как отмечает Л. Г. Кихней, «миромоделирующая модель жанра ценна в методологическом плане, ибо позволяет учесть сразу несколько жанрообразующих факторов. Особенно она продуктивно «работает» на эпическом материале, там, где действительно автор художественно воссоздает «картину мира» [4]. Ученый в рамках определения жанра как термина выдвигает четыре концепции: формалистская, содержательно-типологическая, миромоделирующая и генетическая. Жанры, включенные в произведение, сохраняют в нем свою конструктивную сущность, а также самобытную языковую и стилистическую неповторимость. Путешествие как жанр определяет конструкцию «Подвигов Великого Александра», характеризуют его стилистическое и языковое своеобразие.

Мотив пути становится не просто сюжетообразующим элементом романа, он встраивается в модель пространства произведения, актуализирует проблему потенциального мира и судьбы героя, который желает уйти от пророчества ранней смерти.

Актуализируется путешествие в момент, когда Александр покинул Вавилон, на первый план выдвигаются мотивы блуждания, путешествия, похода, странствования. Заметим, что одновременно появляются мотивы, связанные с возвращением. Мотив «странствование – возвращение» становится сюжетообразующим в произведении. Рассмотрим на некоторых примерах. В главе «Странствование по пустыне» Александр отправляется морем на край земли, но возвращается: «Наконец, туман так сгустился, что казался порфировой стеною, и король принужден был вернуться к берегу. Долго стоял Александр у туманного моря и потом, вздохнув, направился в глубь страны» [5, c. 190]. Голоса богов в главе «Покорение воздуха» приказывают вернуться, когда царь посягает на их пространство. Возвращение Александра – это символ прекращения бунта против судьбы, знак покорности неизбежному.

Сюжет путешествия заведомо устанавливает хронотоп произведения. В своих странствиях Александр посещает такие места, где никто не бывал, но это уже не историческая реальность Александра Македонского. Авторский замысел позволяет герою выйти за рамки этого мира. Путешествие Александра становится фантастическим, нам предстает мир, построенный по законам мифа [6, с. 264-266].

Травелог культурного героя мифа обычно строится по модели: уход («Зима, проведенная в мире и бездействии, удручала Александра смутною и неопределенною тоскою, и часто, уже весною, сидя на террасе с другом своим Гефестионом, вздыхал король о дальних походах» [5, c. 188]; проникновение к источнику силы (Александр ищет «страну блаженных») и жизнеутверждающее возвращение (но в романе Александр возвращается, чтобы умереть). Особенность кузминского мифологического путешествия в том, что герой в конце пути не проходит инициацию полностью. Александру не доступны испытания лиминальной стадии. Самым частым в романе является мотив пересечения границы: странствование по пустыне, испытание воздуха, испытание воды, испытание, устроенное Кандакией. Данный мотив связан с рядом архетипических топосов: пустыня, мосты, леса, врата – все это обозначает грань, которую стремится перейти Александр: «Через болота, темные леса, высокие, в темное небо уходящие горы, мглу и туманы - шли они, мимоходом покоряя безропотные народы» [5, c. 190]. Интересен образ пустыни, который традиционно связан с поиском особого духовного состояния, с открытием в себе божественных сил. Для Александра, такой силой будет бессмертие, которое он ищет, но каждый раз принужден отступить.

Вавилон, откуда в поисках «страны блаженных» начинает путешествие Александр, представляется профанным пространством, из которого герой стремится к сакральному центру. Путешествующий Александр хочет постичь истоки жизненного начала. Дорога в произведении символизирует и путешествие в загробный мир, и поиски обетованной земли («страны блаженных»), спасения, и внутренними исканиями, стремлением к познанию мира. Поэтому основные вехи путешествия Александра соотносимы с сюжетом космогонического мифа, назначение которого показать катастрофичность бытия человека, невозможность препятствовать року [5, c. 278]. В целом это соответствует идеям катастрофичности бытия человека в мире [7, c.182].

Еще одним путешествующим героем у М. Кузмина является граф Калиостро. Рассказывая о жизни героя, повествователь скрупулезно отмечает место действия. Пространственные характеристики актуализируют семантический комплекс «путешествие». Образ дороги антиномичен образу дома, который в романе предстает чужим необжитым пространством: «Джузеппе не был хозяином, который вернулся в насиженный дом. Непоседливость, любопытство и стремление к знанию увлекали его дальше» [5, c. 341]. «Бездомность» - характеристика героя романа, который считает, что он «взялся ниоткуда». В финале романа дом становится тюрьмой. Такая характеристика личного, «своего» пространства, в котором обитает человек, дополнительный способ создания образа скитальца и авантюриста Калиостро. Отметим, что точная хронология жизни героя ведется повествователем в тот момент, когда он покидает отчий дом. В данном романе повторяется тот же мировоззренческий постулат, что и в «Крыльях»: автора интересует герой, который находится в пути, а путь героя связан с совершенствованием духа.

В Риме Иосифа Бальзамо его подруга переименовывает в графа Александра Калиостро. Так у него появляется имя, к которому герой настолько привыкнет, что, «когда иногда в минуту нежности жена называла его «Бальзамчик мой!», он совершенно серьезно хмурил брови и думал, кого имеет в виду графиня» [5, c. 320]. С этого момента начинаются его странствия: Рим – Лондон – курляндский город Митаву – Петербург – Варшава – Страсбург – Лион – Париж – Лондон – Рим. Путь Калиостро цикличен: начинается и трагически завершается в Риме, Лондон занимает промежуточное место в пути героя по кругу.

Сюжетный комплекс пути разворачивается в произведениях М. Кузмина по-разному: герой романа «Крылья» оставлен повествователем в период становления и духовного роста, он на пути к самосовершенствованию, он станет «новым человеком». В последних из рассматриваемых нами романов можно наблюдать двухчастную композицию. В первой части мотив пути (как воплощения судьбы героев) предстает в модификации пути наверх, что связанно с обретением силы, известности, со стремлением Калиостро познать возможности духа и способы его «регенерации», с построением Александром великой империи. В заключительной части странствия представлены как путь вниз: в пространственном отношении – это возвращение в Рим (откуда и началось путешествие) для Калиостро, в родной город для Александра, в духовном плане – утрата силы, надежды и скорая смерть.

Во романах показаны только ключевые, поворотные события жизни героев. Диалоги о «новом человеке», об «эросе», о восприятии себя и своего тела – важнейшая составляющая романа «Крылья». Каждый человек, встреченный Ваней Смуровым, выражает свою точку зрения, отвечает на невысказанные вопросы героя, тем самым формируя его взгляд на мир. В романе об Александре завоевательные походы описываются пунктирно, а путешествие в поисках бессмертия детально изображено. То же можно сказать и о жизнеописании Иосифа Бальзамо: повествователь оставляет только ключевые события жизни героя: встречи с таинственным вестником, диалоги героев о «регенерации духа». Только духовный рост и падение становятся ключевыми аспектами произведения.

Таким образом, семантический комплекс «путешествие» в рассматриваемых произведениях Кузмина занимает такое же важное место, как и в его лирике. Основой повествования романов-путешествий становится постоянное духовное самосовершенствование, сюжетно воплощенное в пространственных перемещениях героя.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В истории литературы жанр «путешествия» является достаточно устойчивой формой реализации авторского замысла. Основная нагрузка трансцендентального конструкта заключается в том, чтобы при условии соблюдения ряда примет/черт поэтики сформировать объективный художественный мир. Отчасти на данную форму ложится и качественная составляющая – идейный смысл, проблемно-тематический блок. Русская литература начала ХХ века, в русле максимума экспериментов, обращалась к «путешествиям», это следует усматривать и у Н. Гумилева, и у В. Маяковского, и у М. Цветаевой, и у Блока… Правда, единства культурологической огранки не было. Меняется сам функция травелога – либо он есть внешний сюжет, либо мотивная структура, либо способ конкретизации художественной коллизии. Следует констатировать, что семантика «путешествия», далеко неоднозначна и тривиальна, а факт рассмотрения позволяет глубиннее и четче конкретизировать мир писательского потенциала. Предмет исследования обозначается в заголовке рецензируемой работы. Как уже было отмечено, «путешествие» продуктивный жанр литературы. База исследования – проза Михаила Кузьмина, яркого представителя Серебряного века. Мировая культура, которая органикой входила в тексты Ахматовой, Блока, Мандельштама, дает возможность расширить горизонты желаемого… постичь и обрести то нужное, что является непреходящей ценностью. Михаил Кузьмин в массе текстов есть воплотитель кульминаций «поиска смысла», обретение которого не возможно без «странствия», «путешествия». Следовательно, тема/концепция данной работы достаточно серьезно обоснованы и актуальны для потенциального читателя. Методологические принципы, взятые за основу исследования традиционны и не вызывают серьезных нареканий. Факторы реализации в тексте культурологического, структурного, компаративного, рецептивного налицо. Приятно видеть в статье смену тезис – доказательство, примета – объективация; логика материала также подтверждена выборкой темы: «в прозе М. Кузмина представлен семантический комплекс «путешествие» как на уровне жанровой структуры произведения, так и на уровне мотивной организации». Автор хорошо ориентируется в творчестве Михаила Кузьмина, умеет систематизировать, обобщать, делать выводы. Большая часть идей, мыслей самостоятельна, хотя зависимость от работ В. Гуминского, В. Михайлова, Ю. Лотмана, Б. Успенского, М. Шадрина и других была бы вполне уместна. Презентационный вектор темы дополняется именами Л. Кихней, Н. Богомолова, О. Осиповой. В целом текст очень органичен и стилистически однороден. Интересно, что основный тезис «Мотив пути становится не просто сюжетообразующим элементом романа, он встраивается в модель пространства произведения, актуализирует проблему потенциального мира и судьбы героя» практически всецело доказан и верифицирован. Цитаты, купюры из М. Кузьмина вводятся правильно и занимают устойчивое место в пошаговой разверстке проблемы. Терминологическая полнота также является положительным моментом данного исследования, уместно включение в общий авторский дискурс понятий «семантический комплекс», «литературный процесс», «сознание автора», «принципы поэтики», «жанровая структура», «мотив», «стилистическое своеобразие», «сюжетообразующий фактор», «хронотоп», «историческая реальность», «травелог». Работа достаточно актуальна, научная новизна заключается в систематизации источников, а также актуализации прозы Михаила Кузьмина для современного читателя. В работу можно было бы внести небольшой фрагмент, касающийся истории вопроса, он органично мог бы дополнить авторское повествование, подготовил бы реципиента к правильной трактовке/понимания смысла сказанного. Содержательный блок информативен, структура созвучна теме исследования. Работа завершается выводами, чья направленность вполне очевидна: «семантический комплекс «путешествие» в рассматриваемых произведениях Кузмина занимает такое же важное место, как и в его лирике. Основой повествования романов-путешествий становится постоянное духовное самосовершенствование, сюжетно воплощенное в пространственных перемещениях героя». Материал может быть использован в школьной и вузовской практике при подготовке к занятиям по истории русской литературы, теории/практике письма М. Кузьмина. Форма не требует специальной технической правки, общие параметры издания учтены. Статья ««Путешествие» как мотивная структура и жанр в прозе М. Кузмина» может быть допущена к открытой публикации в журнале «Филология: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.