Статья 'Финансовая грамотность в эпоху цифровизации: новые возможности и вызовы' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Финансовая грамотность в эпоху цифровизации: новые возможности и вызовы

Попова Евгения Михайловна

старший преподаватель, кафедра мировой экономики, предпринимательства и гуманитарных дисциплин, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета

672000, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Анохина, 56

Popova Evgeniya Mikhailovna

Senior Educator, the department of World Economy, Entrepreneurship and Humanities, Chita Institute (Branch) of Baikal State University

672000, Russia, Zabaikal'skii krai, g. Chita, ul. Anokhina, 56

p_e_m_2013@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Никитина Татьяна Викторовна

доктор экономических наук

профессор, директор Международного Центра исследований финансовых рынков, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

191023, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Наб. Канала Грибоедова, д. 30-32, литер А

Nikitina Tatyana Viktorovna

Doctor of Economics

Professor, Director of International Centre for Financial Markets Research, Saint Petersburg State University of Economics

191023, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Nab. Kanala Griboedova, d. 30-32, liter A

t_nikitina2004@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7802.2021.4.36915

Дата направления статьи в редакцию:

21-11-2021


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: Повышение доступности финансовых услуг (финансовая инклюзия) и преодоление нового цифрового разрыва объявляются национальными правительствами в качестве приоритетной задачи, что имеет своим результатом разработку государственных программ и реализацию различных инициатив. Предметом настоящего исследования выступает финансовая грамотность и инструменты ее повышения в условиях новой цифровой реальности. В статье поднимается вопрос о необходимости переосмысления финансовой грамотности в цифровом контексте и реализации более широкого многоаспектного подхода к ее определению. Авторами приводятся результаты научных исследований, проведенных в разных странах мира, которые подтверждают, что финансовая и цифровая грамотность являются ключевыми детерминантами финансовой инклюзии. Анализ зарубежной практики реализации программ по повышению финансовой грамотности населения позволил сделать ряд практически ценных выводов, в частности, высокий потенциал и эффективность проектов, использующих интерактивные технологии. Научная новизна проведенного исследования заключается в разработке рекомендаций, применение которых будет способствовать более эффективной реализации программ по повышению финансовой грамотности населения. Авторами статьи сформулированы следующие рекомендации: необходимость разработки таргетированных программ повышения финансовой грамотности, которые адаптированы под запросы и уровень знаний конкретной целевой аудитории; обеспечение интерактивного контента, который развивает не только финансовую, но и цифровую грамотность в контексте использования финансовых продуктов. Особое внимание предлагается уделить формированию навыков безопасного использования цифровых финансовых продуктов, информированию участников программ о распространенных мошеннических схемах, поскольку повышение грамотности в этой области следует рассматривать в качестве косвенной финансовой защиты потребителей.


Ключевые слова: финансовая инклюзия, цифровизация, цифровой разрыв, ID программы, удаленная идентификация, финансовая грамотность, цифровая грамотность, цифровые финансовые услуги, интерактивные технологии, финансовая защита

Abstract: Increase of access to financial services (financial inclusion) and overcoming the new digital gap are the priority task of the national governments, which entails the development of state programs and implementation of various initiatives The subject of this research is the financial literacy and instruments for its improvement in the conditions of new digital reality. The question is raised on the need for reconsideration of the financial literacy in the digital context, and implementation of the more extensive multidimensional approach towards its definition. The authors present the results of scientific research conducted in different countries, which prove that financial and digital literacy are the key determinants of financial inclusion. The analysis of foreign practice of introducing the programs aimed at the improvement of financial literacy of the population leads to a number of practically valuable conclusions, namely high potential and effectiveness of the projects that use interactive technologies. The scientific novelty lies in formulation of recommendations that would contribute to more effective implementation of the programs intended for improving financial literacy of the population: targeted programs for improving financial literacy adapted to the needs and level of knowledge of a specific target audience; interactive content that develops both, financial and digital literacy in the context of using financial products. Special attention is given to the formation of competencies for secure use of digital financial products, information awareness of the participants of the programs on the fraudulent schemes. The increase of financial literacy is considered as an indirect financial protection of the consumers.



Keywords:

digital literacy, financial literacy, remote identification, ID programs, digital gap, digitalization, financial inclusion, digital financial services, interactive technologies, financial protection

Введение. Согласно НАФИ, индекс цифровой финансовой грамотности населения России в 2020 г. составил 26,69 (максимальное значение – 100) [1, С. 98]. В связи с чем актуализируется задача по поиску инструментов, способствующих повышению финансовой грамотности населения в условиях новой цифровой реальности. Цель настоящего исследования заключается в разработке практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности реализуемых программ в области финансовой грамотности населения. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– рассмотреть существующие подходы к определению и измерению цифровой финансовой грамотности;

– изучить содержание международных исследовательских проектов и определить значимость финансовой грамотности для построения инклюзивной финансовой системы;

– выделить факторы, ограничивающие использование цифровых финансовых продуктов;

– провести анализ зарубежной практики реализации программ по повышению финансовой грамотности населения, выявить преимущества и недостатки.

Обзор научной литературы по предмету исследования. Изучение различных аспектов финансовой грамотности в условиях цифровизации экономики является предметом исследований, проводимых в настоящее время как зарубежными, так и отечественными учеными. Можно выделить основные вопросы, которые обсуждаются в научных работах:

– проблема определения и измерения финансовой грамотности населения с учетом новых цифровых трендов;

– проблема измерения тесноты связи между уровнем финансовой грамотности населения и финансовой инклюзией;

– проблема реализации институционального подхода к изучению взаимосвязи между финансовой грамотностью населения и спросом на финансовые продукты;

– проблема выделения целевых групп населения, выбора образовательного контента и релевантных каналов получения информации, способствующих эффективному решению задач по повышению финансовой грамотности.

Анализ определений понятия «цифровая финансовая грамотность», предложенных как отечественными, так и зарубежными учеными, показал, что акцент делается на эффективном использовании девайсов и цифровых технологий для совершения финансовых трансакций. Такие трактовки дают Джасуя М., Четти К., Лиу К., Венвей Л., Коркин Р.И. [1, С. 99; 2, С. 12]. Однако подавляющее большинство авторов, раскрывая содержание понятия «цифровая финансовая грамотность», под финансово грамотным поведением понимают не только эффективное, но и безопасное потребление цифровых финансовых продуктов, то есть, осведомленность о финансовых рисках и способах финансовой защиты. Такого подхода к пониманию цифровой финансовой грамотности придерживаются следующие ученые: Морган П., Хуанг Б., Тринх Л., Сайни С., Брызгалова И.Г., Клейменова О.Р., Костромина К.А., Патрахина Т.Н., Савина А.Г. [1; 3-5]. Также Аликперова Н.В. и Синельников М.В. подчеркивают, что финансовая грамотность – это не только совокупность знаний и навыков, но и установок, которые определяют финансовое мышление, понимание финансовой ответственности за принятые решения [6-7].

В последние годы особое внимание уделяется проблеме измерения цифровой финансовой грамотности населения, поскольку ставится задача по разработке единого методического инструментария. Хотя далеко не во всех работах предлагаются комплексные подходы к измерению цифровой финансовой грамотности. Как правило, цифровая финансовая грамотность оценивается через два компонента: базовые финансовые и цифровые навыки и осведомленность о существующих цифровых финансовых продуктах, их провайдерах (Кумсон, Мунари, Сусанти) [17, 18]. Гимранова Г.Х. выделяет следующие компоненты и субкомпоненты индекса цифровой финансовой грамотности: знание о цифровых финансовых услугах (электронные платежи, управление цифровыми финансовыми активами и альтернативное финансирование); осведомленность о цифровых финансовых рисках (фишинг, фарминг) и цифровой контроль финансовых рисков (осведомленность о способах защиты себя от рисков) [1, С. 100]. Необходима реализация более широкого многоаспектного подхода, который представлен в работах Дж. Касс-Ханна и А. Лайонс. Более подробно данный подход будет рассмотрен в следующей части настоящей статьи.

Кроме того, в научной литературе все чаще звучит проблема, состоящая в том, что цифровые финансовые технологии развиваются очень быстрыми темпами, финансовые продукты становятся все более сложными, в связи с чем население не успевает их осваивать, а это чревато распространением мошеннических схем и потерями капитала (Дж. Касс-Ханна, А. Лайонс, Д. С. Темиров). Исходя из выше изложенного актуализируется проблема по реализации дифференцированного подхода к составлению программ по повышению цифровой финансовой грамотности населения, выбора образовательного контента и каналов предоставления контента. Гимранова Г.Х. рекомендует организовать масштабный социологический опрос в субъектах РФ с целью выявления наиболее уязвимых групп населения, особенно нуждающихся в повышении цифровой финансовой грамотности [1, С. 102]. На основе полученных результатов разработать релевантную программу и методы обучения, чтобы обеспечить максимально возможный охват целевой аудитории. Аликперова Н.В. предлагает следующую классификацию целевых групп: дошкольники, школьники с разбивкой на 3 возрастные группы, молодежь (студенты) в возрасте от 18 до 24 лет, взрослое население 24-50 лет с разбивкой по уровню дохода, предпенсионеры и пенсионеры, граждане с ограниченными возможностями, слабо защищенные слои населения (дети-сироты, воспитанники интерната) [6, С. 44]. По мнению автора такой подход позволит создать эффективную систему финансового просвещения.

Финансовая инклюзия как стратегический приоритет государственной экономической политики. Согласно программам развития, которые разрабатываются Всемирным банком, финансовая инклюзия объявляется в качестве ключевого инструмента для снижения бедности. Кроме того, повышение доступности финансовых услуг является необходимым условием для достижения 7 из 17 целей устойчивого развития [8]. Отличительной чертой инклюзивной финансовой системы является предоставление равных возможностей для получения финансовых услуг банков и небанковских посредников всем людям, особенно уязвимым группам населения (бедным, сельским жителям). Важная роль финансовой инклюзии в решении проблемы бедности и стимулировании экономического роста заключается в том, что расширение внешнего финансирования инвестиций и потребительского кредита способствует увеличению совокупного спроса. Исследование, проведенное специалистами Всемирного банка в Кении, показало, что благодаря доступу к мобильным финансовым услугам (инструментам сбережения и кредитования) около 185 тыс. женщин оставили фермерство и начали развивать свой бизнес. В результате это позволило снизить крайнюю бедность на 22% [9].

Также финансовая инклюзия оказывает положительный эффект на стабильность финансовой системы посредством снижения риска процикличности. Значительный рост небольших по сумме банковских вкладов вследствие более глубокой финансовой инклюзии приводит к увеличению размера и стабильности депозитной базы банковских институтов, что снижает их зависимость от крупных вкладчиков, которые в период кризиса демонстрируют большую волатильность. В свою очередь, низкодоходные группы населения проявляют большую устойчивость к колебаниям экономического цикла. В период финансового кризиса владельцы сберегательных вкладов не забирают средства со счетов, предпочитая держать их в надежном месте, а заемщики продолжают выплачивать кредиты. Поэтому включение в финансовый сектор экономических агентов с невысоким уровнем доходов повышает стабильность финансовой системы. Эмпирическим подтверждением выше сформулированных тезисов являются результаты исследования, проведенного Ханнингом и Дженсоном в 2010 г. при сотрудничестве с Институтом Азиатского банка развития. Ученые, тщательно изучив опыт Индонезии, Бангладеш, Боливии и других развивающихся стран, сделали вывод, что финансовые институты, обслуживающие преимущественно физических лиц с низким уровнем дохода, склонны легче переживать макроэкономические кризисы и обладают хорошим потенциалом для поддержки экономической активности на местном уровне [10].

Страны G20 взяли на себя обязательства способствовать повышению доступности финансовых услуг по всему миру, в связи с чем в 2016 г. одобрили «Руководящие принципы развития цифровой финансовой инклюзии». Первый принцип указывает на необходимость разработки национальных стратегий и программ, стимулирующих развитие цифровых финансовых услуг. Согласно докладу об исполнении «Декларации Майя», цифровые финансовые услуги объявляются в качестве одного из основных приоритетов в области повышения финансовой доступности, выбранных членами Альянса для финансовой инклюзии [11]. Во многих развивающихся странах были разработаны национальные стратегии по повышению финансовой доступности: Пакистан (2015 г.), Индия (2014 г.), Бразилия (2016 г.), Китай (2015 г.), Мексика (2016 г.), Танзания (2014 г.), Филиппины (2015 г.) и т.д. Ключевыми мероприятиями, реализуемыми в рамках данных стратегий, являются развитие комплексных ID программ и цифровизация государственных трансфертов, или так называемых G2P платежей. Самые масштабные инициативы были реализованы в Индии, Китае, Бразилии и Мексике.

Например, в Индии успешно функционирует ID программа «Aadhaar», которая представляет собой биометрическую систему удаленной идентификации личности, позволяющей в режиме реального времени идентифицировать и верифицировать человека. Создание системы удаленной идентификации направлено на предоставление финансовых услуг в дистанционном формате. Кроме того, переход государства на электронные платежи посредством использования биометрических смарт-карт имел своим следствием сокращение утечки пенсионных выплат на 47% [11]. В Мексике в 2016 г. была запущена программа по цифровизации государственных трансфертов «PROSPERA», цель которой состояла в постепенном сокращении наличных G2P платежей. Всем бенефициарам государственных пособий, зарегистрированным в данной программе, были открыты банковские счета. 81% участников программы получили дебетовые карты с ограниченным функционалом, которые можно было использовать только как инструмент идентификации при получении наличных трансфертов. В свою очередь, 19% участникам были выданы стандартные дебетовые карты, которые они могли использовать для осуществления безналичных переводов и платежей [11].

Пандемия COVID-19 выступила катализатором распространения цифровых финансовых услуг, в том числе, цифровизации G2P платежей. Правительства развивающихся стран использовали высокую степень проникновения мобильной связи и счетов мобильных денег для оказания социальной поддержки [12]. Приведем некоторые цифры. Около 1 млрд людей, которые не открыли счет в банке или других финансовых учреждениях, имеют мобильные телефоны. На 100 000 взрослого населения по всему миру приходится 228 операторов мобильных денег и только 11 банков [13]. По данным Всемирного Банка, более 850 млн счетов мобильных денег зарегистрированы в 90 странах, а ежедневный объем трансакций, осуществляемых через эти счета, составляет 1,3 млрд долл. [14] В странах Южной Азии доля населения, которая имеет счета мобильных денег, составляет 81%, а в странах, расположенных южнее Сахары – 32%.

Цифровая финансовая грамотность как ключевая детерминанта финансовой инклюзии. Благодаря быстрому распространению мобильной связи и развитию интернет-технологий цифровые финансовые услуги рассматриваются в качестве основного драйвера финансовой инклюзии. Однако, как справедливо заметил А. Лайонс, даже если инновации обеспечивают большую доступность финансовых услуг, то это не всегда имеет своим прямым следствием бо льшую степень использования финансовых услуг. Недостаток знаний и доверия остаются главными факторами, сдерживающими активное использование цифровых финансовых услуг. В связи с чем в последние годы растет озабоченность по поводу того, что традиционные программы по повышению финансовой грамотности не соответствуют требованиям новой цифровой действительности и обладают невысоким потенциалом для стимулирования индивидов к эффективному использованию цифровых финансовых услуг. Агентам, функционирующим в условиях цифровой экономики, недостаточно иметь только базовый уровень финансовой грамотности, необходимо уметь управлять девайсами (мобильными телефонами, планшетами, компьютерами), осуществлять с их помощью цифровые финансовые трансакции.

Таким образом, актуализируется проблема по переосмыслению финансовой грамотности в цифровом контексте, с этой точки зрения целесообразно реализовывать более широкий многоаспектный подход. Наиболее комплексно к решению данной проблемы подошли Дж. Касс-Ханна и А. Лайонс, которые в своей работе выделили пять уровней цифровой финансовой грамотности, каждый уровень оценивается группой индикаторов (всего 25 индикаторов) [15].

1) Базовые знания и навыки (знание базовых финансовых концепций: сложный процент, инфляция, диверсификация рисков; умение создавать аккаунты, управлять паролями и логинами, использовать настройки приватности);

2) Осведомленность или «знание о» (знание о существующих провайдерах цифровых финансовых услуг, о целях и способах использования цифровых финансовых услуг, знание о положительном финансовом поведении, например, о выгодах долгосрочных вложений, знание о том, где найти финансовую информацию и рекомендации);

3) Практические ноу-хау или «знаю как» (знать, как функционируют приложения, предлагающие финансовые услуги, например, как открыть счет в приложении или на платформе, как управлять меню, как начать, завершить, корректировать или отменить финансовые трансакции);

4) Процесс принятия решений (подготовка к непредвиденным ситуациям и пенсии через приобретение страховых продуктов, реализация сберегательных стратегий, ответственное исполнение долговых обязательств, способность выбирать релевантные цифровые финансовые продукты для достижения определенных целей, способность выбирать надежных поставщиков цифровых финансовых услуг);

5) Самозащита от онлайн мошенничества (способность трезво оценивать условия, на которых предоставляются цифровые финансовые услуги, и тем самым, не попасть в ловушку).

Последний уровень заслуживает особого внимания, поскольку на фоне участившихся случаев кибератак и применения мошеннических схем крайне важно иметь знания и навыки распознавания подозрительных предложений и продуктов. Повышение грамотности населения в этой области можно рассматривать как средство косвенной финансовой защиты потребителей. Поэтому Ассоциация GSM, которая разработала Кодекс поведения для операторов мобильных денег, включила в него рекомендацию о необходимости обучать клиентов, как безопасно пользоваться услугами. В Кении оператор мобильных денег Safaricom M-PESA отправлял смс-сообщения, делал объявления по радио, публиковал заметки в местных газетах для того, чтобы оповестить своих клиентов об обновленных мошеннических схемах [11].

Дж. Касс-Ханна и А. Лайонс в 2021 г. провели исследование, которое охватило 7 стран Южной Азии и стран, расположенных южнее Сахары, чтобы оценить влияние финансовой грамотности на финансовое поведение населения. Уровень цифровой финансовой грамотности измерялся на основе многоаспектного подхода, изложенного выше. В результате был сделан вывод, что финансовая и цифровая грамотность выступают в качестве ключевых факторов, способствующих построению инклюзивной финансовой системы. Масштабное исследование, направленное на изучение взаимосвязи финансовой грамотности, использования интернета, использования цифровых финансовых продуктов и финансовой инклюзии, было проведено в Китае. У. Шен, С. Хуенг, Венси Ху указали на то, что в Китае использование интернета и цифровых финансовых продуктов не растет одинаковыми темпами. Согласно статистическому отчету «Internet Development in China», уровень проникновения интернета составил 55,8%, в то время как только 16,5% пользователей интернета приобретали цифровые финансовые продукты [16]. При этом по данным отчета, подготовленного Ii Media Research Group, 79,3% потребителей цифровых финансовых продуктов имеют высшее образование. Ученые провели социальный опрос, затем используя эмпирические данные, построили модель из 4 латентных переменных, перечисленных выше. Для анализа и выявления взаимосвязи между переменными применялись уравнения структурного моделирования.

Результаты исследования показали, что финансовая инклюзия имеет статистически значимую положительную связь с финансовой грамотностью и использованием цифровых финансовых продуктов, но не с использованием интернета. Это подтверждает тот факт, что несмотря на большое количество интернет пользователей, наблюдается низкий уровень финансовой инклюзии. Кроме того, исследование позволило сделать вывод, что цифровые финансовые услуги выступают в качестве значимой переменной-посредника между финансовой грамотностью и финансовой инклюзией. Таким образом, финансовая грамотность наряду с цифровой грамотностью стимулирует использование цифровых финансовых услуг и, как следствие, повышение доступности финансовых услуг. К тем же выводам пришли такие ученые, как Хасан, Кумсон, Мунари, Сусанти [17, 18].

Интересные результаты были получены в ходе исследования, проведенного в Уганде. Бонгомин О. на основе опроса сельских жителей сделал следующее заключение: включение социального капитала во взаимосвязь между финансовой грамотностью и финансовой инклюзией усиливает эту связь на 61,6% [19]. Чтобы изучить посреднический эффект социального капитала, Бонгомин О. использовал MedGraph и тест Собеля. Таким образом, в условиях отсутствия социального капитала (доверия между агентами) финансовая грамотность может не оказать положительного влияния на финансовую инклюзию. Результаты проведенных исследований служат научным обоснованием необходимости реализации комплексных программ по повышению цифровой финансовой грамотности населения.

Зарубежная практика реализации программ по повышению финансовой грамотности населения: преимущества и недостатки. Одним из значимых аспектов финансовой инклюзии выступает гендерный разрыв в степени вовлеченности в финансовую систему. Согласно The Global Findex Database 2017, общемировой гендерный разрыв в наличии счетов, открытых в финансовых учреждениях, составляет 7% (72% мужчин и 65% женщин). Схожий гендерный разрыв в наличии счетов наблюдается в развивающихся странах: 67% мужчин и 59% женщин имеют в собственности безналичные денежные средства, размещенные на банковских счетах и счетах других финансовых организаций [13]. Стоит отметить, что по действующей методологии в качестве финансовых счетов (англ. accounts) рассматриваются счета мобильных телефонов, в том случае, если они использовались для оплаты товаров и услуг или перевода денежных средств. Этот факт объясняет широкое распространение государственных программ, направленных на повышение финансовой грамотности именно среди женщин (Индия, Пакистан, Австралия, Колумбия). Несомненным преимуществом данных программ является то, что они имели заранее определенную целевую аудиторию, в связи с чем содержание программ адаптировалось под уровень знаний, запросы и технические возможности слушателей.

В Индии была реализована программа «Повышение финансовой грамотности женщин-участниц федеральной программы по охране материнского здоровья». Проект по повышению финансовой грамотности был встроен в уже действующую конвенциональную федеральную программу, в рамках которой действовали финансовые стимулы для женщин, побуждающие их рожать в государственных медицинских учреждениях. Реализация программы в каждом населенном пункте поддерживалась аккредитованными активистами (ASHA), исключительно женщинами, из числа местных жителей. Именно активисты обучали женщин финансовой грамоте: предоставляли необходимую информацию для открытия вкладов, осуществления электронных платежей, формирования спроса на основные виды финансовых услуг. Предварительно Министерство здравоохранения Индии среди более чем 80 тыс. активистов провело отборочные испытания. В результате 400 активистов получили возможность пройти обучение с присвоением статуса «квалифицированный инструктор программы по повышению финансовой грамотности» [9, 20]. 20% женщин, прошедших обучение, изъявили желание организовать встречу с представителями местных финансовых учреждений, чтобы обсудить реальные перспективы сотрудничества. Несмотря на некоторую уникальность данной программы, следует отметить ее низкую эффективность, особенно на фоне высоких трансакционных и финансовых затрат на обучение и вознаграждение активистов. В качестве главного недостатка реализованной программы можно выделить отсутствие каких-либо интерактивных методов обучения. Таким образом, для обеспечения большей результативности программ целесообразно продумать такие инструменты обучения финансовой грамотности, которые предполагают не пассивное восприятие информации, а активное участие в образовательном процессе посредством самостоятельного выполнения практических заданий.

Департаментом финансов Австралии было организовано роад-шоу, направленное на повышение финансовой грамотности женщин. В программе приняли участие более 10 тыс. женщин из 19 населенных пунктов, расположенных в отдаленных районах Австралии [9]. В рамках роад-шоу реализовывались следующие мероприятия:

1) Мастер-класс по управлению деньгами. Контент был обеспечен местными экспертами в области финансов и права, которые рассказывали о своих функциях, о способах содействия в открытии вклада, оформлении кредита и реализации инвестиционных стратегий.

2) 6-недельный онлайн-курс «Новый подход к управлению деньгами»: участники имели доступ к интерактивным вебинарам, обучающим видео, сборнику упражнений. Каждую неделю женщины получали на почту полезные ссылки и ресурсы, а также короткие задания для закрепления пройденного материала.

3) Бесплатные одночасовые тематические вебинары, посвященные более узким финансовым вопросам.

4) Оффлайн-семинары, организуемые в столице.

По результатам проведенного опроса 61% женщин сократили текущие расходы и увеличили сбережения; 57% определись с инструментами для достижения финансовых целей; 74% пересмотрели используемые ранее модели страхования; 91% женщин стали чувствовать себя более уверенными и стали более мотивированными. Данный проект имеет два главных преимущества: во-первых, удачно комбинировались онлайн и оффлайн методы обучения, что повышало степень усвояемости материала и заинтересованность слушателей; во-вторых, образовательный контент программы отличался практической направленностью. Недостатком данной программы можно считать тот факт, что не предполагалась работа с компьютерными программами (мобильными приложениями), в рамках которых имитировались бы реальные ситуации и перед пользователем ставилась бы задача выбрать определенную финансовую стратегию. Использование игровых форматов обучения, воспроизводящих реальные кейсы, позволяет достичь более высокую степень погружения слушателя в процесс обучения, а значит, бо льшей эффективности.

В таблице 1 представлены проекты по повышению финансовой грамотности, в рамках которых активно использовались цифровые технологии и интерактивные компьютерные программы, что делало процесс обучения более эффективным (см. табл. 1). В качестве дополнительных преимуществ данных программ особенно хотелось бы выделить реализацию персонализированного подхода, обеспечение участников техническими средствами из-за ограниченных возможностей населения по приобретению девайсов, грамотное сочетание обучающих игр с реальным использованием цифровых финансовых услуг. Недостатком программ является короткий срок обучения, который не позволял получить более глубокие знания и освоить более широкий спектр навыков, а также отсутствие взаимодействия с экспертами, что лишало участников возможности «живого» общения и получения необходимых консультаций.

Таблица 1

Программы повышения финансовой грамотности населения: зарубежная практика

Название программы, страна

Целевая аудитория, содержание программы, применяемые инструменты

Результаты реализации программы

Финансовая грамотность для государственных служащих (Чили)

Государственные служащие из восьми учреждений, расположенных в Сантьяго. По инициативе Пенсионного фонда Чили в государственных учреждениях были установлены киоски самообслуживания с интерактивным программным обеспечением, которое рандомным способом определяло состав экспериментальной группы. Государственные служащие, вошедшие в состав данной группы, получили индивидуальные консультации посредством работы со специальной программой, которая учитывала личные финансовые данные пользователя, а также запрашиваемую им в ходе работы с системой информацию. По окончании сеанса программа предлагала персонализированный набор рекомендаций, как дополнительные взносы в государственный пенсионный фонд могут увеличить пенсионные накопления.

Служащие, которые были выбраны для прохождения персонализированной обучающей сессии, демонстрировали большую инвестиционную активность: в среднем величина добровольных пенсионных взносов была на 12% больше по сравнению с суммой взносов служащих, которым была предоставлена общая информация о повышении пенсионных накоплений.

Повышение финансовой грамотности бедных семей-участников федеральной программы по стимулированию безналичных платежей (Колумбия)

Проект по повышению финансовой грамотности был встроен в уже действующую конвенциональную федеральную программу, в рамках которой действовали финансовые стимулы для бедных семей, побуждающие их использовать банкоматы, мобильные кошельки для совершения безналичных платежей. Чтобы повысить уровень финансовой грамотности реципиентов программы с целью дальнейшего использования цифровых финансовых услуг был разработан проект «LISTA». Согласно условиям проекта, органы местного самоуправления получали планшеты и смартфоны совместного пользования, на которых были установлены игровые программы для обучения финансам. Данные программы позволяли пользователям в игровой форме решать ситуационные задания, визуализировать сбережения, расходы, долговые обязательства. Местные власти предоставляли участникам программы девайсы на определенное время, чтобы в домашних условиях они смогли изучить обучающее приложение.

По результатам опроса участников проекта выяснилось, что у более чем 70% сформировалось положительное отношение к формальным финансовым институтам, многие использовали полученные знания на практике, обучали родственников и друзей.

Повышение финансовой грамотности молодого поколения «Играй и сберегай» (Сингапур)

Разработчик компьютерных игр и два коммерческих банка (OCBC Bank и DBS Bank) создали обучающие игры, нацеленные на повышение финансовой грамотности детей и студентов младших курсов.

1) Платформа PlayMoolah была разработана, чтобы стимулировать сбережения детей. Дети, которые открывают банковский вклад, получают доступ к онлайн обучающим играм. Если они сберегают не менее 50 сингапурских долл. ежемесячно, то им предоставляется «секретный код», чтобы открыть новые модули и получить доступ к викторинам и квестам. В банке OCBC вклад может открыть ребенок в возрасте до 16 лет (родитель выступает совладельцем счета).

2) Платформа WhyMoolah – это интерактивная программа, использующая реальные цены и другую реальную финансовую информацию. Игроки (студенты) способны смоделировать реальные решения и увидеть их влияние на другие решения и выборы, сделанные на разных жизненных этапах после окончания института. Эти решения, связанные с использованием кредитных карт, сберегательными и пенсионными планами, покупкой дома, жилищными субсидиями, погашением студенческого кредита. Приложение предлагает реальные награды, например, за подключение «копилки» к банковскому счету или открытие брокерского счета.

78% детей постоянно увеличивали сбережения благодаря функционированию платформы PlayMoolah. За первые 6 месяцев действия программы общая сумма вкладов составила 500 тыс. сингапурских долл.

Источник: [9],[21].

Выводы и рекомендации. На основе изучения зарубежной практики реализации программ по повышению финансовой грамотности населения можно сделать следующие выводы. Во-первых, нередко программы по повышению финансовой грамотности предусматривают целевую аудиторию, а именно, наиболее уязвимые с точки зрения финансовой доступности группы населения (бедные, жители отдаленных населенных пунктов, женщины). Во-вторых, программы направлены не только на предоставление образовательного контента, но и на проведение в дальнейшем исследований на основе полученной обратной связи от участников. Такой подход позволяет разрабатывать рекомендации по совершенствованию реализованных программ для повышения их результативности. В-третьих, для обеспечения стимулирующего эффекта и привлечения большего числа слушателей проекты по повышению финансовой грамотности либо встраиваются в уже действующие государственные программы, либо в рамках программ используются интерактивные технологии и предлагаются бонусы и призы за успешное освоение материала и последующие решения использовать финансовые продукты в реальной жизни.

Особо стоит отметить практико-ориентированные программы, нацеленные на обучение детей, которые представляются нам очень перспективными (опыт Сингапура). Их высокий потенциал заключается в формировании с раннего возраста так называемых психологических и поведенческих паттернов, характеризующихся более высоким уровнем самоконтроля и стремлением к эффективному использованию финансовых продуктов для повышения своего благосостояния. Достаточно часто низкий уровень использования финансовых инструментов (сбережений, страхования, кредита) обусловлен не отсутствием финансовых знаний, доступа в интернет или устройств для осуществления трансакций, а существованием психологических и поведенческих барьеров. В качестве подтверждения можно привести результаты полевого эксперимента, в котором приняли участие молодые люди, проживающие в Колумбии [22].

Рандомно были выбраны 10 тыс. человек, которые затем были разделены на 4 группы. Первой группе в течение 12 мес. отправляли смс о сберегательных стратегиях, финансовых продуктах с целью «подтолкнуть» к их использованию. Так проверялась гипотеза о том, что недостаточный уровень финансового образования и осведомленности о существующих продуктах препятствует осуществлению сбережений. Второй группе в течение года раз в месяц отправляли смс с напоминанием о том, что нужно сделать сбережения. Третья группа получала также смс с напоминанием, но уже два раза в месяц. В случае со второй и третьей группами проверялась гипотеза о том, что барьеры, препятствующие осуществлению сбережений, имеют психологическую и поведенческую природу, а именно, отсутствие должного внимания и самоконтроля за личным бюджетом. Четвертая группа (контрольная) не подвергалась никакому влиянию. Результаты были следующие: первая группа не увеличила сбережения, а это значит, что низкий уровень финансового образования не является важным фактором, ограничивающим сбережения. В свою очередь, молодые люди, которые входили во вторую и третью группы, увеличили сбережения на 28% и 43% больше соответственно по сравнению с контрольной группой.

Таким образом, более значимым фактором, ограничивающим сбережения, выступает недостаточное внимание и самоконтроль, ведь формирование сбережений требует усилий, более внимательного отношения и контроля за статьями ежедневных расходов, а также преодоление желания снять деньги со счета и потратить. Очень важно с детства развивать установки на грамотное распоряжение деньгами и получение пассивного дохода. Главную роль в формировании таких установок играют родители, так по данным исследования PISA-2018, 8 из 10 учащихся обсуждают с родителями финансовые вопросы и более высокий уровень финансовой грамотности демонстрируют обучающиеся, которые тесно взаимодействуют с родителями [23]. В связи с чем встает вопрос о необходимости реализации специализированных программ, нацеленных на повышение финансовой грамотности родителей, а через них – детей. Охват широкой аудитории представляется не менее значимой задачей, чем разработка самих программ. Поэтому не вызывает сомнений своевременность и перспективность сотрудничества Ассоциации развития финансовой грамотности (далее АРФГ) и Национальной родительской ассоциации, которые 25 ноября 2021 г. заключили соглашение, в рамках которого планируется реализация совместных проектов в области финансового просвещения родителей и детей [24].

Для достижения более глубокой финансовой инклюзии считаем целесообразным разрабатывать таргетированные программы повышения финансовой грамотности, которые адаптированы под запросы и уровень знаний конкретной целевой аудитории. Тем более, что современные технологии позволяют это делать. Например, в рамках одной онлайн программы можно использовать дифференцированный подход к обучению в зависимости от уровня знаний потребителей. Для этого необходимо разработать скоринговую систему, которая позволит количественно оценивать уровень финансовой грамотности участника. Содержание программы по обучению финансовой грамотности можно сделать трехуровневой:

1) базовый уровень – базовые финансовые знания и навыки;

2) средний уровень – информирование о существующих на рынке финансовых продуктах, выгодах и рисках их использования, а также о принципе работы приложений провайдеров цифровых финансовых услуг, о том, как, используя приложение, можно открыть счет, сделать вклад или оформить кредит;

3) продвинутый уровень – моделирование различных жизненных ситуаций, где участник должен принять конкретные финансовые решения на основе знаний и навыков, полученных на предыдущих уровнях (очень полезным может быть опыт Сингапура, а именно, платформа WhyMoolah). На этом уровне особенно важно обеспечить высокую степень интерактивности, используя цифровые технологии.

Для того, чтобы получить доступ к последующему уровню, необходимо пройти процедуру скоринга (выполнить тесты, контрольные задания) и набрать минимальное количество баллов. Если оценка оказалась ниже требуемого минимума, то перед повторным прохождением скоринга, производится работа над ошибками и корректировка слабых мест посредством предоставления программой дополнительного контента, который определяется исходя из сделанных пользователем ошибок. Особый порядок должен быть предусмотрен для первого уровня, а именно, участник программы также проходит процедуру скоринга, в случае успешного выполнения заданий, он автоматически переходит на второй уровень, в противном случае, пользователь начинает освоение программы с первого уровня.

В завершении, учитывая содержание действующих в России онлайн проектов (например, сервис «Сбер Клевер»), сформулируем еще несколько рекомендаций для повышения эффективности реализуемых программ. Используя возможности цифровых технологий, искусственного интеллекта, необходимо разрабатывать интерактивные программы, которые не просто предоставляют в сжатом виде облегченную для восприятия полезную информацию, но и предполагают активное участие пользователя посредством внедрения онлайн-калькуляторов, решения квестов, викторин, ситуационных заданий в игровой форме. Такой подход соответствует новым требованиям, которые диктует цифровая трансформация образования. В качестве примера можно привести отечественный опыт, а именно, проекты «Финансовые грамотеи. Виртуон» и «Финансовые уроки для родителей». Инициатором данных проектов выступила АНО «Центр повышения финансовой грамотности детей и молодежи Челябинской области», организация получила финансовую поддержку от Фонда Президентских грантов и АРФГ. Мобильное приложение «Виртуон» предоставляет детям возможность осуществлять купле-продажу виртуальных товаров и услуг, открывать виртуальные вклады и оформить виртуальный кредит [25]. Кроме того, к концу 2021 г. планируется запустить обновленную версию приложения, в которой появится биржа, где будут торговаться акции и валюты. Преимуществом данного приложения является как раз то, что имитируются реальные ситуации, поскольку, как правило, подростки лишены возможности осуществлять большинство финансовых операций. В процессе работы над усовершенствованием приложения в роли экспертов привлекались школьники, которые тестировали различные версии. Кроме того, функционал образовательного приложения «Виртуон» будет использоваться на заключительном этапе проекта «Финансовые уроки для родителей», в рамках которого предусмотрено закрепление навыков по обучению детей финансовой грамотности. Игровой сценарий обучения рассчитан на 3 недели, после чего родители смогут подписать со своими детьми соглашение о выдаче карманных денег [23].

Далее, в условиях тотальной цифровизации общества, крайне важно обеспечивать такой контент, который развивает не только финансовую, но и цифровую грамотность в контексте использования финансовых продуктов. Кроме того, особое внимание следует уделить предупреждению о потенциальных угрозах, предоставить информацию о наиболее распространенных мошеннических схемах, сформировать навыки безопасного осуществления электронных платежей, переводов и использования других цифровых финансовых услуг. Таким образом, реализация программ по повышению финансовой грамотности требует комплексного подхода, включающего взаимодействие всех заинтересованных сторон, в особенности, государственных органов власти, образовательных учреждений, провайдеров цифровых финансовых услуг и IT-компаний (разработчиков компьютерных игр). Инициатива по содержанию программы должна исходить от провайдеров, поскольку они лучше всех могут передать знания, касающиеся практической работы с их приложениями, услугами, и образовательных учреждений, которые помогут сделать контент методически грамотным. IT-компании обладают возможностями по разработке интерактивных онлайн программ по повышению финансовой грамотности на основе сделанного заказа. Наконец, ключевую роль играет регулятор, в задачи которого входит организация и координация всех сторон, мониторинг и контроль за содержанием программ на предмет их доступности, прозрачности и корректности предоставляемой информации.

Библиография
1.
Гимранова Г.Х. Цифровая финансовая грамотность в эпоху цифровой трансформации экономики // Экономика и управление: научно-практический журнал. – 2021. – № 1 (157). – С. 98-102.
2.
Коркин Р.И. Аспекты влияния цифровой экономики и финансовой грамотности населения // Научные исследования. – 2020. – №4 (35). – С. 11-12.
3.
Брызгалова И. Г. Опыт реализации программы «обучение сельских учителей финансовой грамотности и методике проведения просветительской работы с сельским населением» (на материалах Краснодарского и Ставропольского краев) // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Серия: Общественные науки. –2018. – №1 (197). – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/opyt-realizatsii-programmy (дата обращения: 18.11.2021).
4.
Савина А.Г., Костромина К.А., Клейменова О.Р. Цифровой аспект финансовой грамотности населения РФ // Научные Записки ОрелГИЭТ. – 2019. – № 2 (30). – С. 31-37.
5.
Патрахина Т.Н. Современные тенденции развития финансовой грамотности в России // Дискуссия. – 2016.– № 9 (72). – С. 26-29.
6.
Аликперова Н.В. Финансовое просвещение россиян: классификация целевых групп // Уровень жизни населения регионов России. – 2020. – № 2. – С. 42-50.
7.
Синельников М.В. Финансовая грамотность населения как основа оптимизации финансового поведения в условиях глобализации // Дискуссия. – 2018. – №3 (88). – С. 77-84.
8.
OECD (2018), G20/OECD Policy Guidance on Financial Consumer Protection Approaches in the Digital Age. URL: https://www.oecd.org/finance/G20-OECD-Policy-Guidance-Financial-Consumer-Protection-Digital-Age-2018.pdf (дата обращения: 23.10.2021).
9.
Building a Financial Education Approach. A Starting Point for Financial Sector Authorities. Financial Inclusion Support Framework. World Bank Group. June 2021. 52 p. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle (дата обращения: 03.11.2021).
10.
Hannig A., Jansen S. Financial Inclusion and Financial Stability: Current Policy Issues. ADBI Working Paper 259. 2010. Tokyo: Asian Devel-opment Bank Institute. URL: https://www.researchgate.net/publication/228201813 (дата обращения: 10.11.2021).
11.
Digital Financial Inclusion: Emerging Policy Approaches. G20 Global Partnership for Financial Inclusion (GPFI). URL: https://www.bundesfinanzministerium.de/Content/EN/Standardartikel/Topics/world/G7-G20/G20-Documents/WBG-GPFI-emerging-approaches-to-support-hlp-on-digital-financial-inclusion.pdf (дата обращения: 23.10.2021).
12.
Davidovic S., Nunhuck S., Prady D., Tourpe H. Beyond the COVID-19 Crisis: A Framework for Sustainable Government-To-Person Mobile Money Transfers. IMF Working Paper. Fiscal Affairs Department, Information Technology Department. September 25, 2020. 38 p. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues/2020/09/25/Beyond-the-COVID-19-Crisis-A-Framework-for-Sustainable-Government-To-Person-Mobile-Money-49767 (дата обращения: 07.11.2021).
13.
The Global Findex Database 2017. Measuring Financial Inclusion and the Fintech Revolution. World Bank Group. 151 p. URL: https://globalfindex.worldbank.org/ (дата обращения: 02.11.2021).
14.
Pazarbasioglu C., Mora A. Expanding Digital Financial Services Can Help Developing Economies Cope with Crisis Now and Boost Growth Later. April 29, 2020. URL: https://blogs.worldbank.org/voices/expanding-digital-financial-services-can-help-developing-economies-cope-crisis-now-and-boost-growth-later (дата обращения: 02.11.2021).
15.
Lyons A., Kass-Hanna J. A Multidimensional Approach to Defining and Measuring Financial Literacy in the Digital Age. Handbook on Financial Literacy Research. Chapter: 5. March 2021. 24 p. Publisher: Routledge, Taylor & Francis Group. URL: https://www.researchgate.net/publication/348923867_A_Multidimensional_Approach_to_Defining_and_Measuring_Financial_Literacy_in_the_Digital_Age/stats (дата обращения: 26.10.2021).
16.
Shen Y., Hueng C., Hu W. Using Digital Technology to Improve Financial Inclusion in China. Applied Economics Letters, April 2019, 27 (1):1-5. URL: https://www.researchgate.net/publication/332527276 (дата обращения: 04.11.2021).
17.
Hasan, M., Le, T. & Hoque, A. How Does Financial Literacy Impact on Inclusive Finance? Financial Innovation, 2021, No. 7. URL: https://doi.org/10.1186/s40854-021-00259-9 (дата обращения: 08.11.2021).
18.
Munari, S. A. L. H., & Susanti, S. The Effect of Ease of Transaction, Digital Literacy, and Financial Literacy on the Use of E-Banking. Economic Education Analysis Journal, 2021, 10 (2), P. 298-309. URL: https://journal.unnes.ac.id/sju/index.php/eeaj/article/view/39335/19291 (дата обращения: 28.10.2021).
19.
Bongomin O., Ntayi G., Munene J. Social Capital: Mediator of Financial Literacy and Financial Inclusion in Rural Uganda. Review of International Business and Strategy, 2016, Vol. 26 No. 2, pp. 291-312. URL: https://doi.org/10.1108/RIBS-06-2014-0072 (дата обращения: 26.10.2021).
20.
Sidney, K., Diwan, V., El-Khatib, Z. et al. India's JSY Cash Transfer Program for Maternal Health: Who Participates and Who Doesn't-a Report from Ujjain District. Reproductive Health. 2012, No. 9. URL: https://doi.org/10.1186/1742-4755-9-2 (дата обращения: 05.11.2021).
21.
Teach Your Child the Importance of Saving. Mighty Savers® Account. OCBC Bank. URL: https://www.ocbc.com/personal-banking/deposits/mighty-savers-child-savings-account (дата обращения: 05.11.2021).
22.
Saavedra J. Nudging Youth to Develop Savings Habits: Experimental Evidence Using SMS Messages. Center for Economic and Social Research at the University of Southern California. 2016. CSD Working Paper No. 16-19. 40 p. URL: https://cesr.usc.edu/documents/WP_2015_018.pdf (да-та обращения: 04.11.2021).
23.
Финансовые уроки для родителей. Фонд Президентских грантов. URL: https://президентскиегранты.рф/public/application/item?id=c9451247-e650-4666-81c9-ec4b754a9813 (дата обращения: 26.11.2021).
24.
Родительству нужно учиться: глава АРФГ о сотрудничестве с Национальной родительской ассоциации. URL: https://fincubator.ru/info/news/news/roditelstvu-nuzhno-uchitsya-glava-arfg-o-sotrudnichestve-s-natsionalnoy-roditelskoy-assotsiatsiey-/ (дата обращения: 27.11.2021).
25.
Цукерберги из Челябинска: интервью с авторами проекта. Ассоциация развития финансовой грамотности. URL: https://fincubator.ru/info/news/news/tsukerbergi-iz-chelyabinska-intervyu-s-avtorami-proekta/ (дата обращения: 26.11.2021)
References
1.
Gimranova G.Kh. Tsifrovaya finansovaya gramotnost' v epokhu tsifrovoi transformatsii ekonomiki // Ekonomika i upravlenie: nauchno-prakticheskii zhurnal. – 2021. – № 1 (157). – S. 98-102.
2.
Korkin R.I. Aspekty vliyaniya tsifrovoi ekonomiki i finansovoi gramotnosti naseleniya // Nauchnye issledovaniya. – 2020. – №4 (35). – S. 11-12.
3.
Bryzgalova I. G. Opyt realizatsii programmy «obuchenie sel'skikh uchitelei finansovoi gramotnosti i metodike provedeniya prosvetitel'skoi raboty s sel'skim naseleniem» (na materialakh Krasnodarskogo i Stavropol'skogo kraev) // Izvestiya vuzov. Severo-Kavkazskii region. Seriya: Obshchestvennye nauki. –2018. – №1 (197). – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/opyt-realizatsii-programmy (data obrashcheniya: 18.11.2021).
4.
Savina A.G., Kostromina K.A., Kleimenova O.R. Tsifrovoi aspekt finansovoi gramotnosti naseleniya RF // Nauchnye Zapiski OrelGIET. – 2019. – № 2 (30). – S. 31-37.
5.
Patrakhina T.N. Sovremennye tendentsii razvitiya finansovoi gramotnosti v Rossii // Diskussiya. – 2016.– № 9 (72). – S. 26-29.
6.
Alikperova N.V. Finansovoe prosveshchenie rossiyan: klassifikatsiya tselevykh grupp // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. – 2020. – № 2. – S. 42-50.
7.
Sinel'nikov M.V. Finansovaya gramotnost' naseleniya kak osnova optimizatsii finansovogo povedeniya v usloviyakh globalizatsii // Diskussiya. – 2018. – №3 (88). – S. 77-84.
8.
OECD (2018), G20/OECD Policy Guidance on Financial Consumer Protection Approaches in the Digital Age. URL: https://www.oecd.org/finance/G20-OECD-Policy-Guidance-Financial-Consumer-Protection-Digital-Age-2018.pdf (data obrashcheniya: 23.10.2021).
9.
Building a Financial Education Approach. A Starting Point for Financial Sector Authorities. Financial Inclusion Support Framework. World Bank Group. June 2021. 52 p. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle (data obrashcheniya: 03.11.2021).
10.
Hannig A., Jansen S. Financial Inclusion and Financial Stability: Current Policy Issues. ADBI Working Paper 259. 2010. Tokyo: Asian Devel-opment Bank Institute. URL: https://www.researchgate.net/publication/228201813 (data obrashcheniya: 10.11.2021).
11.
Digital Financial Inclusion: Emerging Policy Approaches. G20 Global Partnership for Financial Inclusion (GPFI). URL: https://www.bundesfinanzministerium.de/Content/EN/Standardartikel/Topics/world/G7-G20/G20-Documents/WBG-GPFI-emerging-approaches-to-support-hlp-on-digital-financial-inclusion.pdf (data obrashcheniya: 23.10.2021).
12.
Davidovic S., Nunhuck S., Prady D., Tourpe H. Beyond the COVID-19 Crisis: A Framework for Sustainable Government-To-Person Mobile Money Transfers. IMF Working Paper. Fiscal Affairs Department, Information Technology Department. September 25, 2020. 38 p. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues/2020/09/25/Beyond-the-COVID-19-Crisis-A-Framework-for-Sustainable-Government-To-Person-Mobile-Money-49767 (data obrashcheniya: 07.11.2021).
13.
The Global Findex Database 2017. Measuring Financial Inclusion and the Fintech Revolution. World Bank Group. 151 p. URL: https://globalfindex.worldbank.org/ (data obrashcheniya: 02.11.2021).
14.
Pazarbasioglu C., Mora A. Expanding Digital Financial Services Can Help Developing Economies Cope with Crisis Now and Boost Growth Later. April 29, 2020. URL: https://blogs.worldbank.org/voices/expanding-digital-financial-services-can-help-developing-economies-cope-crisis-now-and-boost-growth-later (data obrashcheniya: 02.11.2021).
15.
Lyons A., Kass-Hanna J. A Multidimensional Approach to Defining and Measuring Financial Literacy in the Digital Age. Handbook on Financial Literacy Research. Chapter: 5. March 2021. 24 p. Publisher: Routledge, Taylor & Francis Group. URL: https://www.researchgate.net/publication/348923867_A_Multidimensional_Approach_to_Defining_and_Measuring_Financial_Literacy_in_the_Digital_Age/stats (data obrashcheniya: 26.10.2021).
16.
Shen Y., Hueng C., Hu W. Using Digital Technology to Improve Financial Inclusion in China. Applied Economics Letters, April 2019, 27 (1):1-5. URL: https://www.researchgate.net/publication/332527276 (data obrashcheniya: 04.11.2021).
17.
Hasan, M., Le, T. & Hoque, A. How Does Financial Literacy Impact on Inclusive Finance? Financial Innovation, 2021, No. 7. URL: https://doi.org/10.1186/s40854-021-00259-9 (data obrashcheniya: 08.11.2021).
18.
Munari, S. A. L. H., & Susanti, S. The Effect of Ease of Transaction, Digital Literacy, and Financial Literacy on the Use of E-Banking. Economic Education Analysis Journal, 2021, 10 (2), P. 298-309. URL: https://journal.unnes.ac.id/sju/index.php/eeaj/article/view/39335/19291 (data obrashcheniya: 28.10.2021).
19.
Bongomin O., Ntayi G., Munene J. Social Capital: Mediator of Financial Literacy and Financial Inclusion in Rural Uganda. Review of International Business and Strategy, 2016, Vol. 26 No. 2, pp. 291-312. URL: https://doi.org/10.1108/RIBS-06-2014-0072 (data obrashcheniya: 26.10.2021).
20.
Sidney, K., Diwan, V., El-Khatib, Z. et al. India's JSY Cash Transfer Program for Maternal Health: Who Participates and Who Doesn't-a Report from Ujjain District. Reproductive Health. 2012, No. 9. URL: https://doi.org/10.1186/1742-4755-9-2 (data obrashcheniya: 05.11.2021).
21.
Teach Your Child the Importance of Saving. Mighty Savers® Account. OCBC Bank. URL: https://www.ocbc.com/personal-banking/deposits/mighty-savers-child-savings-account (data obrashcheniya: 05.11.2021).
22.
Saavedra J. Nudging Youth to Develop Savings Habits: Experimental Evidence Using SMS Messages. Center for Economic and Social Research at the University of Southern California. 2016. CSD Working Paper No. 16-19. 40 p. URL: https://cesr.usc.edu/documents/WP_2015_018.pdf (da-ta obrashcheniya: 04.11.2021).
23.
Finansovye uroki dlya roditelei. Fond Prezidentskikh grantov. URL: https://prezidentskiegranty.rf/public/application/item?id=c9451247-e650-4666-81c9-ec4b754a9813 (data obrashcheniya: 26.11.2021).
24.
Roditel'stvu nuzhno uchit'sya: glava ARFG o sotrudnichestve s Natsional'noi roditel'skoi assotsiatsii. URL: https://fincubator.ru/info/news/news/roditelstvu-nuzhno-uchitsya-glava-arfg-o-sotrudnichestve-s-natsionalnoy-roditelskoy-assotsiatsiey-/ (data obrashcheniya: 27.11.2021).
25.
Tsukerbergi iz Chelyabinska: interv'yu s avtorami proekta. Assotsiatsiya razvitiya finansovoi gramotnosti. URL: https://fincubator.ru/info/news/news/tsukerbergi-iz-chelyabinska-intervyu-s-avtorami-proekta/ (data obrashcheniya: 26.11.2021)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Научная статья является своевременной. Развитием финансовой грамотности очень активно занимается сейчас специально созданная АРФГ. Финансовая культура в современном развитом и быстро меняющемся мире стала чуть ли не самым жизненно необходимым элементом в системе навыков и правил экономического поведения человека. Она позволяет ему не зависеть от обстоятельств, от воли других людей, системы. Образованный человек сам станет выбирать те пути в жизни, которые будут для него наиболее привлекательными, создавая материальную основу для своего благополучия и дальнейшего развития общества.
Предмет исследования: финансовая грамотность в эпоху цифровизации как компетенция обучения и элемент стратегии государственной политики.
Методология исследования: научный поиск, анализ, систематизация, интерпретация, изучение лучших практик. Исследование носит обзорный характер, позволяет читателю получить информацию о развитии системы финансового просвещения и основных направления совершенствования с практическими рекомендациями.
Актуальность: финансовое образование различных групп населения способствует принятию грамотных решений, минимизирует риски и, тем самым, способно повысить финансовую безопасность молодежи, людей среднего возраста, пенсионеров. Низкий уровень финансовой грамотности и недостаточное понимание в области личных финансов может привести не только к банкротству, но и к неграмотному планированию выхода на пенсию, уязвимости к финансовым мошенничествам, чрезмерным долгам и социальным проблемам, включая депрессию и прочие личные проблемы.
Научная новизна: заключается в проработке актуального вопроса по развитию финансовой грамотности в эпоху цифровизации; анализе программ повышения финансовой грамотности населения (зарубежная практика); предложения по формированию трехуровневой программы обучения финансовой грамотности на основе лучших мировых практик.
Стиль, структура, содержание: статья написана хорошим научным языком, имеет логичную структуру, содержание в целом раскрывает заявленную тематику исследования.
Основные замечания по статье: 1) Отдельно следовало бы выделить обзор научной литературы по рассматриваемой проблематике, т.к. в последние годы количество публикаций по теме финансовой грамотности растет и необходима индексации полученных знаний с целью не повторения результатов, отбора наиболее важных аспектов для дальнейшего научного исследования и развития; 2) В начале статьи следует более четко формулировать задачи исследования, направленные на развитие тематики, чтобы читатель сразу понимал цель и поставленные задачи; 3) При анализе программ повышения финансовой грамотности населения за рубежом, возможно, следовало бы подробнее остановиться на их преимуществах и недостатках в сравнительном порядке; 4) Описанные положения в заключении "Используя возможности цифровых технологий, искусственного интеллекта, необходимо разрабатывать интерактивные программы, которые не просто предоставляют в сжатом виде облегченную для восприятия полезную информацию, но и предполагают активное участие пользователя" могут быть дополнены конкретными практическими примерами со ссылками, что информирует читателя о лучших практиках реализации программ с образовательными и научными целями.
Библиография: достаточная, актуальная, может быть дополнена отечественными разработками по теме статьи.
Апелляция к оппонентам: автор статьи анализирует достаточное количество источников и ведет повествование с различных точек зрения, что позволяет судить об объективности изложения материала и учете различных точек зрения по рассматриваемому вопросу. Возможно, дополнительное внимание следует обратить на программы АРФГ как уже реализуемые в России - их слабые стороны и т.п.
Выводы, интерес читательской аудитории: статья несомненно представляет интерес, написана на актуальную тему, может быть улучшена автором и поэтому рекомендуется к публикации с учетом доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемый материал посвящен реализация мер по совершенствованию финансовой и цифровой грамотности в нашей стране с учетом лучших отечественных практик и опыта Сингапура, Чили и Колумбии в этих сферах.
Актуальность исследования в статье связывается с низким значением индекса цифровой финансовой грамотности населения России и необходимостью поиска инструментов, способствующих повышению финансовой грамотности населения в условиях новой цифровой реальности.
Методология исследования базируется на обобщении информации из российских и зарубежных публикаций по вопросам цифровой и финансовой грамотности.
Научная новизна результатов представленного исследования, по мнению рецензента, состоит в разработанных рекомендациях, направленных на повышение эффективности реализуемых программ в области финансовой грамотности населения.
В статье выделены следующие разделы: Введение, Обзор научной литературы по предмету исследования, Финансовая инклюзия как стратегический приоритет государственной экономической политики, Цифровая финансовая грамотность как ключевая детерминанта финансовой инклюзии, Зарубежная практика реализации программ по повышению финансовой грамотности населения: преимущества и недостатки, Выводы и рекомендации, Библиография.
Во введении обоснована актуальность, четко сформулирована цель и задачи исследования. Обзор литературы сопровождается адресными ссылками на первоисточники, приведенные в разделе «Библиография». К достоинствам этой части статьи можно отнести выделение авторами основных вопросов, которые обсуждаются в научных работах по рассматриваемой тематике. В следующей части рукописи отмечается отличительная черта инклюзивной финансовой системы – предоставление равных возможностей для получения финансовых услуг банков и небанковских посредников всем людям, особенно уязвимым группам населения (бедным, сельским жителям), ее роль в снижении бедности и риска процикличности в различных странах мира. Далее приведено мнение о том, что главными факторами, сдерживающими активное использование цифровых финансовых услуг, остаются недостаток знаний и доверия; выделено пять уровней цифровой финансовой грамотности, каждый из которых оценивается группой индикаторов. Обобщение зарубежной практики реализации программ по повышению финансовой грамотности населения сопровождается построением таблицы, в которой отражены проекты по повышению финансовой грамотности, в рамках которых активно использовались цифровые технологии и интерактивные компьютерные программы в Чили, Колумбии и Сингапуре. В выводах особо отмечен опыт Сингапура по реализации практико-ориентированных программ, нацеленных на обучение детей; приведены результаты эксперимента, в котором приняли участие молодые люди, проживающие в Колумбии. По результатам проведенной работы авторы предлагают разрабатывать таргетированные программы повышения финансовой грамотности, которые адаптированы под запросы и уровень знаний конкретной целевой аудитории, а содержание программ по обучению финансовой грамотности сделать трехуровневой: для базового, среднего и продвинутого уровня. В нашей стране предлагается разрабатывать интерактивные программы с использованием онлайн-калькуляторов, квестов, викторин, ситуационных заданий в игровой форме – при этом авторы ссылаются на положительный опыт проектов «Финансовые грамотеи. Виртуон» и «Финансовые уроки для родителей», сервиса «Сбер Клевер».
Библиографический список статьи включает 25 наименований на русском и английском языках. Стиль изложения материала соответствует сложившейся при оформлении результатов научных исследований практике публикаций.
По рецензируемой статье считаем нужным высказать замечания.
Во-первых, отсутствие описания методов исследования может вызвать у читателя вопросы о сути выполненной автором работы.
Во-вторых, при ссылках на опыт Чили, Сингапура и Колумбии, не отмечено, как реализация описанных программ повлияла на их положение в мировых рейтингах.
В-третьих, изложение материала не сопровождается рисунками в виде схем, которые могли бы привлечь внимание читателей.
Представленный материал соответствует тематике журнала «Финансы и управление», отражает обобщение актуальных источников по теме работы, содержит практические рекомендации по совершенствованию финансовой и цифровой грамотности, рекомендуется к опубликованию после ознакомления авторов с рецензией и возможными коррективами в соответствие в высказанными замечаниями.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"