Статья 'Институты развития Расширенной Туманганской Инициативы (РТИ) как одного из факторов влияния на экономику региона' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Институты развития Расширенной Туманганской Инициативы (РТИ) как одного из факторов влияния на экономику региона

Степанов Никита Сергеевич

кандидат экономических наук

Старший научный сотрудник, Институт экономики РАН

117218, Россия, г. Москва, ул. Нахимовский Проспект, 32, каб. 720

Stepanov Nikita Sergeevich

PhD in Economics

Senior Scientific Associate, Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences

117218, Russia, g. Moscow, ul. Nakhimovskii Prospekt, 32, kab. 720

Nikitosstepanov@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7802.2021.2.34054

Дата направления статьи в редакцию:

07-10-2020


Дата публикации:

06-07-2021


Аннотация: Предметом исследования является изучение институтов развития Расширенной Туманганской Инициативы в отношении их влияния на экономику региона. Актуальность данной проблемы связана с тем, что создание особых экономических зон, включая индустриальные парки, имеет особую положительную связь с экономическим развитием и способностью регионов привлекать прямые иностранные инвестиции. Страны Северо-Восточной Азии предлагают преимущества высокой экономической взаимодополняемости, доверительных отношений, лежащих в основе экономического сотрудничества, и опыта промышленной кластеризации в форме различных образований, которые обеспечивают оптимизацию экономической структуры, оживлению торговли, стимулированию инвестиций и укреплению деловых связей. Именно для таких целей и была создана Расширенная Туманганская Инициатива, которая сегодня выступает как один из источников экономического развития региона. В работе использованы методы научного познания, которые обусловлены целью и задачами исследования при определении места и роли институтов развития Расширенной Туманганской Инициативы; изучении содержания и особенностей оценки развития данной территории и участия в ней России; для обоснования практических основ данной инициативы как фактора влияния на экономику региона. На основе анализа взаимодействия стран-участников инициативы были выделены приоритетные направления взаимодействия Расширенной Туманганской Инициативы: упрощение трансграничной торговли; развитие системы транспортной инфраструктуры, туристического направления; совершенствование системы логистики и транспорта в регионе; углубление научного и технического взаимодействия; решение экологических проблем территории; вовлечение территорий Расширенной Туманганской Инициативы в глобальную экономику. Обосновано значение Расширенной Туманганской Инициативы как единственной международной площадки для координации действий стран региона.


Ключевые слова: координация региональной стратегии, инвестиции, международная торговля, Северо-Восточная Азия, Расширенная Туманганская Инициатива, международное сотрудничество, интеграция, международная площадка, особая экономическая зона, РТИ

Abstract: The subject of this article is the examination of the institutions development institutions of the Extended Tumangan Initiative and their impact upon regional economy. The relevance of this topic is associated with the fact that the creation of special economic zones, including industrial parks, has a specifically positive effect on economic development and ability of the regions to attract direct foreign investment. The countries of Northeast Asia offer the advantages of high economic complementarity, trustworthy relations that are the foundation for economic cooperation, and the experience of industrial clusterization in form of various entities that ensure optimization of the economic structure, trade flow, stimulation of investment, and strengthening of business ties. The Extended Tumangan Initiative was created specifically for this purpose, which today serves as one of the sources of economic development in the region. The article employs the methods of scientific knowledge, which are substantiated by the research tasks in determining the place and role of the institutions of the development of the Extended Tumangan Initiative; studying the content and peculiarities of assessing the development of this territory and Russia’s participation therein; for substantiating the practical grounds of this initiative as the factor impacting regional economy. Leaning on the analysis of cooperation of the member-states in the initiative, the author highlights the following priority vectors of cooperation within the Extended Tumagan Initiative: facilitation of transboundary trade; development of the system of transport infrastructure and tourism; improvement of the system of logistics and transport systems in the region; expansion of scientific and technological cooperation; solution of environmental problems of the territory; engagement of the territories of the Extended Tumangan Initiative into global economy. The author substantiates the importance of the Extended Tumangan Initiative as the only international platform for coordination of the actions of the regional countries.



Keywords:

special economic zones, international platform, integration, regional strategy coordination, investment, international trade, North-East Asia, Great Tumangan Initiative, international cooperation, GTI

Введение

Приграничные районы характеризуются следующими тенденциями социально-экономического развития: 1) низкая плотность населения и отсутствие экономических агломераций; 2) периферийная локализация и изоляция по отношению к экономическим центрам; 3) наличие относительно слабой инфраструктуры; 4) менее развитые социальные и бизнес-услуги. В большинстве случаев эти регионы недостаточно интенсивно адаптируются к интеграционным процессам, происходящим внутри любой страны. Границы служат настоящим барьером для экономической деятельности, поскольку не позволяют приоритетам экономического развития легко продолжаться и пересекать границы. Со временем неблагоприятные условия для экономического развития постоянно ухудшаются.

Экономические исследования показывают, что страны «Расширенной Туманганской инициативы» (далее - РТИ) обладают достаточным потенциалом для трансграничных инициатив и развития торговых отношений, которые до сих пор не использовались. Приграничное сотрудничество в рамках данной инициативы может решить, по крайней мере частично, проблемы, с которыми сталкиваются предприятия в приграничных регионах, такие как слабый внутренний спрос, нехватка капитала, а также ограничения и трудности, с которыми они сталкиваются при экспорте в развитые страны. РТИ, безусловно, повысит привлекательность этих регионов для иностранных инвесторов.

Перспективу расширения сотрудничества в данном регионе подтверждают и зарубежные исследователи. Так, W. Shen, В. Zhao описывают новые возможности для сотрудничества в сфере иностранных инвестиций в регионе реки Туманная, которые открываются вследствие углубления и расширения инициативы «Один пояс, один путь» была углублена. В то же время, исследователи считают, что регион сталкивается с трудностями:. вызовами геополитической нестабильности, слабостью собственного экономического потенциала и неспособности занять выгодное положение в конкурентной борьбе за иностранные инвестиции. Для решения выявленных проблем необходимо создавать инфраструктуру, которая в современном мире становится ключевым шагом в привлечении иностранных инвестиций, формировать благоприятную среду законов и постановлений, политики и финансов, представляющую собой основную предпосылку для поощрения иностранных инвестиций в регионе [8]. С этим согласны и другие авторы (Nan Y., Wang B., Zhang D., Liu, Z., Qi D., Zhou H. [6], Klecha-Tylec K. [5], считающие, что эффективная политика и нормативно-правовые акты в сотрудничестве между Китаем, КНДР и Россией позволят обеспечить улучшение устойчивого развития территории РТИ.

Эффективная политика в этом направлении позволила бы широко развить различные типы регионального сотрудничества, особенно приграничного. Со стратегической точки зрения долгосрочные интересы предполагают стабильные отношения между странами РТИ, которые помогут их экономикам восстановить определенные отрасли, используя возможности для внутриотраслевой региональной торговли. Однако, до настоящего времени перспективы РТИ не были использованы в полной мере, полагаем, что это происходит, прежде всего, в результате недостаточно эффективной институциональной базы, что предопределяет актуальность изучения действующих институтов развития Расширенной Туманганской Инициативы как одного из факторов влияния на экономику региона и разработки методических рекомендаций для повышения результативности проводимых ими мероприятий.

История развития экономического сотрудничества в рамках РТИ

С того момента, когда в 1995 г. было подписано межправительственное соглашение об организации консультативного органа в рамках программы ООН для создания и совершенствования механизмов технического и экономического сотрудничества по развитию территорий, прилегающих к бассейну р. Туманная прошло четверть века. Позже, в 2005 г. именно этот договор послужил основой для создания на его базе органа международного сотрудничества, известного под наименованием «Расширенная Туманганская инициатива» (далее, РТИ). Его участниками стали Россия, КНР, обе Кореи (Северная и Южная) и Монголия [1].

С географической точки зрения экономический р-н бассейна р. Туманной охватывает часть территории российского Приморья (города-порты Владивосток, Зарубино, Восточный и Находка), торгово-экономическую агломерацию Расон в КНДР, восточную часть Монголии, несколько провинций КНР, а также порты в Южной Корее (Сокчо, Пульсан и др.). Интересная характеристика этой реки заключается в том, что она функционирует как граница между этими тремя странами в результате Пекинского договора 1860 года, который позволил Российской Империи приобрести территорию до Тумангана.

Когда трехсторонняя граница в конце концов открылась для внешнего мира в начале 1990-х годов, первоначально считалось, что она имеет большой потенциал для развития региона. Широко распространено предположение, что сильные стороны каждой из трех стран будут дополнять друг друга, что приведет к процветанию региона как центра Северо-Восточной Азии. Общая формула, повторяемая во многих документах и на международных конференциях, заключалась в сочетании «дешевой рабочей силы Китая и Северной Кореи, природных ресурсов в России и вложения капитала из Южной Кореи и Японии. Более того, тот географический факт, что река впадает в Тихий океан и служит коридором для морских судоходных путей, придал еще больший импульс идее развития региона.

Несмотря на это 05.05.2009 г. КНДР прекратила свое сотрудничество с РТИ из-за принятия Совбезом ООН постановления, нарушающего её суверенитет. Зато к РТИ присоединилась Япония, пока, в статусе «наблюдателя» [4]. Для России РТИ представляет собой перспективное направление трансграничного сотрудничества, поэтому согласно распоряжению правительства РФ № 1245-р от 25.08.2008 г., Россия принимает активное участие в деятельности РТИ [17].

Постепенно РТИ приобрела статус универсальной организации международного экономического сотрудничества и эффективного межправительственного механизма регионального экономического взаимодействия на Северо-Востоке Азии. Основной целью РТИ является содействие росту привлекательности материковой части Северо-Востока Азиатского континента для инвестирования, организации торговли и развития бизнеса в интересах сбалансированного поступательного развития данных территорий [2, 7].

Россия участвует в работе РТИ по всем направлениям, уделяя внимание продвижению и осуществлению масштабных исследовательских и инфраструктурных проектов, развитию потенциала международного взаимодействия. В то же время следует отметить снижение доли России в структуре странового товарооборота РТИ с 1996 года (рис.1)

Рисунок 1 – Структура странового товарооборота РТИ, % [9]

Как мы видим, доля России снизилась на 4 % и составила 14%, доля Китая выросла на 1% (44%), а доля Республики Корея на 3% (40%). Для оценки возможности достижения цели взаимного сотрудничества между странами РТИ интерес представляет анализ товарной структуры (рис. 2)

Рисунок 2 – Товарная структура экономического сотрудничества стран РТИ, % [6]

На рисунке 2 можно увидеть, что значительно выросла доля машин и оборудования (в 2,5 раза), увеличилась доля топливных товаров в 1,87 раз, увеличился удельный вес металлов, химической продукции, текстиля. Можно сделать вывод, что увеличивается доля товаров с большой долей добавленной стоимости, а это подтверждает большие перспективы данной формы приграничного сотрудничества. С другой стороны, рост объема машин и оборудования произошел за счет увеличения российского импорта из РТИ, значительная доля которого приходится на КНР, а экспорт России в данной товарной группе остается весьма низким – меньше двух процентов. К негативным тенденциям можно отнести отрицательную динамику товарооборота Дальневосточного федерального округа (ДВФО) со странами РТИ. Одним из направлений приграничного сотрудничества является активизация экономики приграничных регионов, но роль Дальнего Востока в экономическом сотрудничестве России и стран РТИ не отражает полного потенциала региона – его доля не превышает 14%.

Поскольку Россия исходит из долгосрочных интересов, как развития собственного Дальнего Востока, так и ускорения интеграционных процессов в АТР (Азиатско-Тихоокеанский регион) в целом, совершенствование координации различных процессов при организации Ассоциации внешнеторговых банков стран, находящихся на Северо-Востоке Азии, необходимо. То есть РТИ должна способствовать расширению и углублению переговоров о дальнейшем трансформировании инициативы в полноценное международное экономической объединений стран Северо-Востока Азии (далее, СВА).

Анализ современного функционирования РТИ

В настоящее время РТИ позиционируется как удобная для стран-участников платформа, существенно облегчающая процессы взаимодействия по экономическому развитию, межгосударственной кооперации и т.д. РТИ заявляет об устойчивом росте международного сотрудничества в регионе, который способствует экономическому благополучию и поступательному развитию всех государств-участников, а также улучшению региональной стабильности и взаимоотношений между этими странами [11].

11 октября 2019 г. прошло очередное, 9-е собрание Транспортного совета при РТИ, которое, в основном было посвящено ходу осуществления масштабных проектов по развитию транспортной инфраструктуры, реализация которых была предусмотрена Среднесрочным планом РТИ по вопросам развития логистики до 2019 г., и подготовке аналогичного плана на следующий временной период. Также был рассмотрен ряд проектных инициатив, предложенных для реализации РТИ в течение 2020 г.

Участники обсуждения пришли к согласию относительно необходимости углубления регионального сотрудничества через укрепление взаимодействия и совершенствование системы координации действий по развитию логистической инфраструктуры. В следующий раз Транспортный совет при РТИ должен был собраться в Сеуле. Заседание было намечено на сентябрь 2020 г. Но из-за эпидемиологической ситуации. 23 сентября была проведена онлайн конференция Политический диалог РТИ по индустриальным паркам, под председательством Директора секретариата РТИ Смородина Андрея Николаевича [3].

В процессе исследования были выделены приоритетные направления взаимодействия в РТИ [10, 12, 15]:

· Упрощение процесса трансграничной торговли.

· Создание и комплексное развитие объектов и системы транспортной инфраструктуры, туристического направления и т.д., в основном через активное привлечение инвестиций.

· Улучшение системы логистики и транспорта в регионе, в т.ч. международного транзита.

· Углубление научного и технического взаимодействия и контактов на региональном уровне.

· Активное вовлечение территорий РТИ в глобальную экономику на уровне АТР.

· Экологические вопросы.

· Проведение различных исследований, направленных на совершенствование и повышение компетентности в сферах энергетики, транспортной логистики, туризма, природоохраны, снятия избыточных торговых барьеров и т.д.

В нашей стране обязанности по координированию работы отечественных ведомств и федеральных органов по участию России в деятельности РТИ (согласно постановлению Правительства РФ № 732 от 17. 07. 95 г.) возложены на Минэкономразвития [16]. Помимо этого, с РТИ активно взаимодействует МИД.

Достижения, проблемы, перспективы

За прошедшие четверть века страны, участвующие в РТИ существенно продвинулись на пути межправительственного взаимодействия, направленному на взаимовыгодное развитие трансграничной торговли, туризма, совершенствованию транспортной системы. Есть планы по преобразованию РТИ в полноценную независимую международную организацию. В рамках и при поддержке РТИ реализуется множество разнообразных проектов, однако пока не решен ряд проблем, существенно снижающих эффективность и ограничивающих потенциал этого механизма международного сотрудничества [13].

Прежде всего, это проблема неучастия КНДР в работе РТИ и ограниченное членство Японии, которая пока довольствуется статусом наблюдателя. Япония сыграла очень важную роль при создании концепции РТИ и её полноценная реализация в перспективе очень выгодна Токио, поскольку обеспечит Японии диверсификацию источников поступления энергоресурсов и электроэнергии, снизит транспортные издержки и т.д. Однако в самой Японии пока не пришли к единой позиции по вопросам сотрудничества с СВА. При этом РТИ активно продвигается японскими научными кругами и политическими силами морских префектур, но одновременно, Токио не проявляет готовности к признанию РТИ, как всеяпонской инициативы. Кроме того, недостаточно высокий уровень приоритета данного механизма для правительств всех участвующих в нем стран имеет следствием невысокую эффективность РТИ и пока не позволяет преобразовать её в полноценную и самодостаточную международную организацию. И третьей проблемой является недостаточная эффективность в вопросах согласования интересов всех участвующих стран, например, в сферах транспортной логистики. Для России наиболее приоритетными являются проекты, связанные с транзитом зарубежных грузов через порты нашего дальнего Востока. КНР считает наиболее важным направлением совершенствование транспортной логистики из своей северо-восточной части и активно модернизирует транспортную инфраструктуру. Уже проложена железнодорожная ветка до Российской границы и автотрасса к границе КНДР. Таким образом, при очевидном сходстве региональных проектов разных стран, полного согласия по их гармонизации пока нет. Помимо этого, развитие региона требует решения ряда проблем в сфере экологии. Значительная часть этих территорий представляет собой довольно хрупкие экосистемы водно-болотистых ландшафтов, а отдельные р-ны РТИ являются уникальными природными объектами и охраняются законом как заповедники. Например, такой заповедник есть в Хасанском р-не (РФ, Приморский кр.) [14].

Тем не менее, работа РТИ помогает формировать партнерские равноправные отношения между правительствами и бизнесом всех участвующих стран. Росту эффективности РТИ может помочь решение назревшей проблемы неполного вхождения Японии, присоединение КНДР, повышение приоритетности для правительств участвующих стран, более энергичные действия по защите природы в регионе. А это в комплексе будет способствовать достижению экономического благополучия и устойчивого поступательного развития территорий, а также росту вклада РТИ в данные процессы, а, следовательно, и статуса этого объединения. Немаловажен и вклад РТИ и в обеспечение политической стабильности региона СВА.

Вспышка COVID-19 поставила под угрозу все аспекты нашей жизни. В частности, это коснулось глобальной экономики, включая глобальную цепочку создания стоимости (GVC) и торговую систему. Промышленные парки играют каталитическую роль в экономическом развитии, обеспечивая здоровую деловую среду и политику. В условиях неопределенности концепция индустриальных парков может стать инструментом реагирования на вызовы COVID-19, укрепляющим цепочку создания стоимости в Северо-Восточной Азии.

Несмотря на имеющиеся сложности России необходимо дальше оказывать институциональную поддержку почти всем экономическим и гуманитарным инициативам РТИ, однако реальная работа, координацией которой занимается Минэкономразвития продолжает тормозится из-за дефицита материальных ресурсов, который обусловлен общим кризисом мировой экономики и последствиями короновирусной пандемии (которая ещё не завершилась).

Полагаем, что органы власти (местные и национальные), а также агентства и палаты, представляющие бизнес, могут быть очень полезны в развитии трансграничных отношений и стимулировании деятельности в приграничных регионах, предоставляя информацию о: поставщиках; возможностях экспорта; нишевых рынках; зарубежных партнерах; информации о законодательстве соседних стран; условиях получения банковских кредитов и других форм финансирования, в т.ч. как малые предприятия могут подавать заявки и участвовать в совместных проектах.

Долгосрочное развитие предполагает улучшение инфраструктуры, но краткосрочные результаты могут быть неутешительными без улучшения общей экономической среды. Следовательно, улучшение общих условий торговли, которое также зависит от усилий национальных правительств, необходимо для облегчения трансграничных отношений. Основное направление для создания благоприятных условий для трансграничных экономических отношений следует искать в улучшении деятельности институтов (на институциональном уровне).

Заключение

Проведенное исследование показало, что страны-участницы РТИ имеют ряд стратегических причин для приграничного сотрудничества. В России они служат инструментом стимулирования долгосрочного социально-экономического развития. В Монголии РТИ рассматривается как возможность для развития монгольского экспортного сектора, а также высокотехнологичного сектора. Для Китая и Южной Кореи целями могут быть создание рабочих мест, стратегические инновации, децентрализация, взаимосвязь специализированных отраслей, повышение эффективности за счет кластеризации и привлечения прямых иностранных инвестиций.

В то же время стратегические различия представляют собой как преимущество, так и проблему для сотрудничества. Они подчеркивают взаимодополняемость экономик на основе их различных уровней экономического развития и производства, но они также препятствуют согласованию проводимых институциональных мероприятий и, как следствие, эффективному обмену продуктами и услугами.

Полагаем, что четкая национальная политика и эффективная координация региональной политики имеют решающее значение для успеха РТИ. Обмен информацией между странами-членами РТИ на центральном уровне, между федеральными и местными / региональными органами власти, а также между местными заинтересованными сторонами через границы важен для преодоления существующих проблем. Более того, внедрение и успешная работа РТИ зависит от координации между вовлеченными государственными органами и деятельности институтов развития приграничного сотрудничества. Приоритетами должны быть доступ к финансам и рабочей силе, а также формирование четкой правовой базы и стимулов для бизнеса (например, налоговые льготы и упрощенная таможенная процедура). Гибкая стратегическая политика и четкие информационные каналы необходимы для того, чтобы участвующие субъекты имели среду и способность действовать. Для достижения регионального экономического сотрудничества крайне важно найти способ согласования национальных интересов и политических приоритетов стран-участниц РТИ. Наконец, инфраструктура и транспортные коридоры необходимы для успеха инициативы и нуждаются в дальнейшем расширении.

Таким образом, проект «Туманган» в любой форме не утратил и ещё долго будет сохранять актуальность и во многом служить определяющим фактором в экономических и частично политических международных взаимоотношениях стран СВА. Его значение для регионального сотрудничества столь же велико, как и четверть века назад. Препятствует его эффективности стремление стран к реализации собственных (у каждой) интересов в ущерб партнерам, а помимо этого стереотипное восприятие руководством участниц данного региона, как далекой от центра периферии, граничащей с такими же отдаленными провинциями других стран. И в такой ситуации значение РТИ, как единственной международной площадки для координации действий стран региона, особенно в регионах Туманганского треугольника, очень велико.

Библиография
1.
GTI Brochure. General. 2018. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=36
2.
GTI Policy Brief 1 : Special Economic Zones in the Greater Tumen Region. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=37
3.
GTI Policy Dialogue on the Industrial Parks (23rd September 2020, Online). 2020. URL: http://www.tumenprogramme.org/?info-763-1.html
4.
GTI workshop on FTAs/RTAs information sharing. Trade and Investment. 2018. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=39
5.
Klecha-Tylec K. The Microregional and Subregional Dimension of East Asian Regionalism. The Theoretical and Practical Dimensions of Regionalism in East Asia. 2016. pp 117-198.
6.
Nan Y., Wang B., Zhang D., Liu, Z., Qi D., Zhou H. Spatial Patterns of LULC and Driving Forces in the Transnational Area of Tumen River: A Comparative Analysis of the Sub-regions of China, the DPRK, and Russia. Chin. Geogr. Sci. 2020. №30, рр.588–599.
7.
Report of the Training on Marketing and Promotion of Tourism Destinations held in 2018 in Hunchun. Tourism. 2018. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=38
8.
Shen W., Zhao B. (2019) Report on the Development of Foreign Investments in the Tumen River Region of China. In: Tao Y., Yuan Y. (eds) Annual Report on the Development of China’s Special Economic Zones (2018). Research Series on the Chinese Dream and China’s Development Path. Springer, Singapore. URL: https://doi.org/10.1007/978-981-13-9837-7_3
9.
World Integrated Trade Solution. URL: https://wits.worldbank.org/
10.
Андреев В.А., Остропольцев С.Ю. Кластерный эффект международных транспортных маршрутов // ЭКО. 2016. №7 (505). С.129-138.
11.
Ван Бин, Сян Ицзюнь Проблемы и перспективы реализации трансграничных экономических проектов в Северо-Восточной Азии на примере Расширенной Туманганской Инициативы // АНИ: экономика и управление. 2016. №4 (17). С.69-72.
12.
Исаев А.Г. XII совместный семинар KIEP-ИЭИ ДВО РАН // Пространственная экономика. 2017. №3. С.180-183.
13.
Кадочников П.А., Ячеистова Н.И., Гущин Е.С. Внешнеэкономическая политика России в Азии и трансформация Расширенной Туманганской Инициативы // Российский внешнеэкономический вестник. 2016. №3. С.14-28.
14.
Лазарев В.А. Северный морской путь как фактор притяжения товарных потоков из Северо-восточной Азии // Регионалистика. 2019. №6. С.77-87.
15.
Ниязова М.В. Расширение туманганской инициативы (динамика, структурные изменения, перспективы) // Российский внешнеэкономический вестник. 2019. №5. С.79-91. doi: 10.24411/2072-8042-2019-00057.
16.
Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 732 "Об участии Российской Федерации в реализации проекта Программы развития ООН "Программа развития бассейна реки Туманной"
17.
Распоряжение Правительства РФ от 25 августа 2008 г. N 1245-р "О заключении Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Корейской Народно-Демократической Республики, Правительством Китайской Народной Республики, Правительством Республики Корея, Правительством Монголии и Программой развития ООН о договоренностях относительно Расширенной туманганской инициативы"
References
1.
GTI Brochure. General. 2018. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=36
2.
GTI Policy Brief 1 : Special Economic Zones in the Greater Tumen Region. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=37
3.
GTI Policy Dialogue on the Industrial Parks (23rd September 2020, Online). 2020. URL: http://www.tumenprogramme.org/?info-763-1.html
4.
GTI workshop on FTAs/RTAs information sharing. Trade and Investment. 2018. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=39
5.
Klecha-Tylec K. The Microregional and Subregional Dimension of East Asian Regionalism. The Theoretical and Practical Dimensions of Regionalism in East Asia. 2016. pp 117-198.
6.
Nan Y., Wang B., Zhang D., Liu, Z., Qi D., Zhou H. Spatial Patterns of LULC and Driving Forces in the Transnational Area of Tumen River: A Comparative Analysis of the Sub-regions of China, the DPRK, and Russia. Chin. Geogr. Sci. 2020. №30, rr.588–599.
7.
Report of the Training on Marketing and Promotion of Tourism Destinations held in 2018 in Hunchun. Tourism. 2018. URL: http://www.tumenprogramme.org/content/show.asp?m=115&d=38
8.
Shen W., Zhao B. (2019) Report on the Development of Foreign Investments in the Tumen River Region of China. In: Tao Y., Yuan Y. (eds) Annual Report on the Development of China’s Special Economic Zones (2018). Research Series on the Chinese Dream and China’s Development Path. Springer, Singapore. URL: https://doi.org/10.1007/978-981-13-9837-7_3
9.
World Integrated Trade Solution. URL: https://wits.worldbank.org/
10.
Andreev V.A., Ostropol'tsev S.Yu. Klasternyi effekt mezhdunarodnykh transportnykh marshrutov // EKO. 2016. №7 (505). S.129-138.
11.
Van Bin, Syan Itszyun' Problemy i perspektivy realizatsii transgranichnykh ekonomicheskikh proektov v Severo-Vostochnoi Azii na primere Rasshirennoi Tumanganskoi Initsiativy // ANI: ekonomika i upravlenie. 2016. №4 (17). S.69-72.
12.
Isaev A.G. XII sovmestnyi seminar KIEP-IEI DVO RAN // Prostranstvennaya ekonomika. 2017. №3. S.180-183.
13.
Kadochnikov P.A., Yacheistova N.I., Gushchin E.S. Vneshneekonomicheskaya politika Rossii v Azii i transformatsiya Rasshirennoi Tumanganskoi Initsiativy // Rossiiskii vneshneekonomicheskii vestnik. 2016. №3. S.14-28.
14.
Lazarev V.A. Severnyi morskoi put' kak faktor prityazheniya tovarnykh potokov iz Severo-vostochnoi Azii // Regionalistika. 2019. №6. S.77-87.
15.
Niyazova M.V. Rasshirenie tumanganskoi initsiativy (dinamika, strukturnye izmeneniya, perspektivy) // Rossiiskii vneshneekonomicheskii vestnik. 2019. №5. S.79-91. doi: 10.24411/2072-8042-2019-00057.
16.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 17 iyulya 1995 g. N 732 "Ob uchastii Rossiiskoi Federatsii v realizatsii proekta Programmy razvitiya OON "Programma razvitiya basseina reki Tumannoi"
17.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 25 avgusta 2008 g. N 1245-r "O zaklyuchenii Soglasheniya mezhdu Pravitel'stvom Rossiiskoi Federatsii, Pravitel'stvom Koreiskoi Narodno-Demokraticheskoi Respubliki, Pravitel'stvom Kitaiskoi Narodnoi Respubliki, Pravitel'stvom Respubliki Koreya, Pravitel'stvom Mongolii i Programmoi razvitiya OON o dogovorennostyakh otnositel'no Rasshirennoi tumanganskoi initsiativy"

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования статьи выступает так называемая Расширенная Туманганская инициатива (РТИ), объединяющая Россию, КНР, КНДР, Южную Корею и Японию, для торгово-экономического сотрудничества на территории, прилегающей к р.Туманной. Уникальность данного экономико-географического региона заключается в близости границ, портов и экономических центров указанных стран, что предоставляет богатые возможности для развития многостороннего сотрудничества. И с этой точки зрения поднимаемая в статье тема представляет особый интерес для Российской Федерации, учитывая введение против нее санкций западными странами, поскольку формируется реальная возможность компенсировать экспортные и импортные потери через данный регион.

Автор в качестве основного инструмента исследования выбрал анализ преимущественно официальных документов, посвященных целям и задачам создания и развития РТИ, но при этом практически не использовал экономические инструменты анализа, хотя заявленная в названии статьи тема влияния зоны сотрудничества на экономику региона это подразумевает. Подобное упущение тем более обидно, что более глубокий анализ экономики РТИ мог бы вскрыть подоплеку тех проблем, которые зона переживает в настоящий момент, но автор ограничился лишь констатацией фактов.

Как уже отмечалось выше, тема расширения сотрудничества России со странами Северо-Востока Азиатского континента является особенно актуальной, поскольку это реальная альтернатива ограничению торгово-экономических связей нашей страны с Европой и США. При этом, азиатские страны не переживают столь глубокий кризис, который охватил западные экономики, что создает хорошие предпосылки для развития Дальнего Востока.

Поскольку автор в статье уставил за бортом своего внимания предметный анализ экономического положения РТИ, ограничившись констатацией фактов, к тому же обнаруженных не им самим, а почерпнутых из официальных публикаций, следует признать недостаточность научной новизны в том объеме, который делает статью научной, а не публицистической. Это тем более досадно, что автор отмечает те направления, которые должны стать предметом углубленного экономического анализа и представляют действительный интерес для затронутой темы. Прежде всего, это касается причин стагнации экономического сотрудничества в РТИ, которые несомненно имеют не только политическую, но и экономическую подоплеку, и было бы интересно ее изучить подробнее.

К достоинствам статьи следует отнести хорошую структурированность изложения материала, автор владеет темой и может представить ее интересно для читателя. Но как мы отметили, в статье не соблюден баланс между научным содержанием и публицистической составляющей. Автор излагает обобщенный по другим источникам материал, но не делает на его основе собственные выводы, поскольку аналитическая составляющая статьи требует расширения, хотя бы в части статистических показателей, характеризующих развитие РТИ.

Библиография включает 12 источников, в том числе 6 иностранных. Литература опубликована за последние три года, то есть является наиболее актуальной по данной проблематике.

Из всего вышеизложенного приходится делать вывод, что, к сожалению, тема, заявленная в названии статьи, недостаточно проработана в содержательной, аналитической части. Представленный текст является добротной заявкой на актуальную статью, но требует, по нашему мнению, более глубокой проработки с точки зрения экономических показателей деятельности РТИ. Тем более, что материал представляет особый интерес в свете последних события, связанных с расширением санкций против нашей страны и пандемией COVID-19.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Целью исследования является определение основных тенденций международного взаимодействия России, Китая, Северной и Южной Кореи, Монголии и Японии (пока в статусе наблюдателя) в рамках Расширенной Туманганской инициативы.
Актуальность темы статьи определена недооценкой потенциала Расширенной Туманганской инициативы как механизма многостороннего экономического сотрудничества в Северо-Восточной Азии.
В качестве основного метода в статье применялся ретроспективный анализ развития экономического сотрудничества в рамках Расширенной Туманганской инициативы с 1995 года по текущий момент времени.
К научной новизне статьи можно отнести авторские выводы об основных проблемах, существенно снижающих эффективность и ограничивающих потенциал механизма рассматриваемого международного сотрудничества.
Текст публикации изложен с соблюдением внутренней логики, стиль изложения – научный. Хорошо прописана актуальность исследования, однако необходимо расширить обоснование выводов по стратегическим причинам для приграничного сотрудничества России, Монголии, Китая и Кореи в рамках проекта «Туманган». В публикации представлены наглядные материалы исследования, которые позволяют читателям легче воспринимать информацию об изучаемой проблеме, однако у рецензента есть вопросы по их оформлению, которые представлены ниже. Библиография недостаточная, включает двенадцать источников, из них 50% зарубежные.
В качестве основных замечаний/рекомендаций отметим:
1. Исходя из содержания статьи предлагаем уточнить ее название, вариант рецензента: «Проблемы и перспективы трансграничных инициатив и развития торговых отношений стран Расширенной Туманганской инициативы».
2. Апелляция к оппонентам не представлена, в статье отсутствует анализ трудов зарубежных коллег на данную тему. Также считаем, что при подготовке статьи необходимо использовать больше источников, чем представлено в данной рукописи (около пятнадцати).
3. Хотелось бы получить дополнительную информацию для обоснования следующего авторского тезиса, приведенного в начале статьи: «Приграничные районы обычно считаются регионами с низким потенциалом экономического развития…».
4. Считаем слабым моментом работы небрежный подход автора к предоставлению информации о законодательной базе рассматриваемого предмета исследования. В списке литературы отсутствует распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 августа 2008 г. № 1245-р «О заключении Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Корейской Народно-Демократической Республики, Правительством Китайской Народной Республики, Правительством Республики Корея, Правительством Монголии и Программой развития ООН о договоренностях относительно Расширенной Туманганской инициативы», на которое ссылается автор. Также в статье не только неправильно оформлена информация о постановлении Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 732 "Об участии Российской Федерации в реализации проекта Программы развития ООН "Программа развития бассейна реки Туманной", но и указана неправильная дата принятия данного документа. Кроме того, желательно добавить информацию о других законодательных документах, касающихся данной темы, которые упоминает сам автор.
5. Необходимо правильно оформить название рисунка 1 в соответствии с требованиями журнала и добавить единицы измерения.
Работа не в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым к научным исследованиям, но написана на актуальную тему и потому может быть рекомендована к публикации в научном журнале «Финансы и управление» после устранения представленных замечаний.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия

на статью

Институты развития Расширенной Туманганской Инициативы (РТИ) как одного из факторов влияния на экономику региона

Журнал: Финансы и управление


В целом объектом исследования в данной работе является Расширенная туманганская инициатива (РТИ) – механизм межправительственного сотрудничества в Северо-Восточной Азии (СВА), действующий с 2005 г. при поддержке Программы Развития ООН (ПРООН).
Предметом данного исследования является анализ перспектив расширения сотрудничества в данном регионе, факторов геополитической нестабильности, конкурентной борьбы. Пути решения выявленных проблем.
Методология данного исследования базируется на анализе значительного объема статистических данных и аналитических исследований. Эта методология отражена в построении статьи:
– История развития экономического сотрудничества в рамках РТИ;
– Анализ современного функционирования РТИ;
– Достижения, проблемы, перспективы.
Актуальность самой тематики данной работы не вызывает сомнений.
РТИ – единственная в Северо-Восточной Азии (СВА) многосторонняя межправительственная площадка международного сотрудничества, действующая при содействии Программы развития ООН. Важность расширения взаимодействия в рамках РТИ нашла отражение в Совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики о развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху от 5 июня 2019 г., обнародованном после встречи Президента Российской Федерации В.В. Путина и Председателя КНР Си Цзиньпина.
Деятельность РТИ нацелена на создание благоприятных условий для ведения бизнеса в материковой части СВА, осуществления торговли и инвестиций, развития ключевых секторов экономики.
Если говорить о научной новизне данной работы, то она в некоторой степени обусловлена ее актуальностью, но, к сожалению, не подкреплена конкретными, научно обоснованными предложениями. Задача обозначена, но говорить о собственном вкладе автора в решение поставленной проблемы крайне затруднительно.
Содержание и структура данной работы формально отвечают требованиям, предъявляемым к научной статье. Она написана хорошим литературным языком, аккуратно форматирована. Однако встречаются и отдельные грамматические и стилистические ошибки.
Так, в частности:
- «дальнего Востока» (Дальнего Востока).
- «полного согласия по их гармонизации пока нет» (согласия по гармонизации?).
- «каталитическую роль» (роль катализатора?)
- «Проведенное исследование показало, что страны-участницы РТИ имеют ряд стратегических причин для приграничного сотрудничества. В России они (они – кто? стратегические причины?) служат инструментом стимулирования долгосрочного социально-экономического развития»
- «взаимодополняемость экономик на основе их различных уровней экономического развития»?
- … заключалась в сочетании «дешевой рабочей силы Китая и Северной Кореи, природных ресурсов в России и вложения капитала из Южной Кореи и Японии. Более того, тот географический факт, что река впадает в Тихий океан и служит коридором для морских судоходных путей, придал еще больший импульс идее развития региона. (Где закрываются кавычки?)
Весьма логична, как уже сказано, структура статьи, но при этом вызывает ряд вопросов само содержание этих разделов.
Так, «История развития экономического сотрудничества в рамках РТИ» хорошо иллюстрируется рисунками 1,2 (Структура странового товарооборота РТИ, % ; Товарная структура экономического сотрудничества стран РТИ, %), по сути, на них и базируется. Однако данный анализ не является результатом исследования автора, а заимствован из опубликованных источников (6,9).
«Анализ современного функционирования РТИ» по сути, сведён к цитированию официальных документов, перечислению результатов ряда научно-практических конференций/семинаров.
В частности, «В процессе исследования были выделены приоритетные направления взаимодействия в РТИ». Все перечисленные в статье «направления» четко обозначены в основных документах РТИ, они очевидны без каких-либо специальных исследований.
Выводы, приведенные автором в Заключении статьи не вызывают возражений, они весьма очевидны:
- страны-участницы РТИ имеют ряд стратегических причин для приграничного сотрудничества;
- внедрение и успешная работа РТИ зависит от координации между вовлеченными государственными органами и деятельности институтов развития приграничного сотрудничества;
- проект не утратил, и ещё долго будет сохранять актуальность и во многом служить определяющим фактором в экономических и частично политических международных взаимоотношениях.
Стоили ли «проводить исследование» для получения результатов, в которых нет ни глубокого раскрытия проблем, ни обоснованных предложений по их решению?

Библиография работы состоит из 17-ти источников. В том числе: 6 – теоретических работ (на русском языке), 2 – нормативно-правовых документа, 9 – иноязычных источника (более половины; для русскоязычного журнала – многовато).
Следует отметить, что все как печатные источники, так и электронные ресурсы указаны в соответствии с требованиям ГОСТа. Сноски и ссылки в тексте оформлены с указанием необходимых данных.
Библиография работы в целом достаточно актуальна и современна.
Возможно, было бы интересно включить следующую работу: Ян Линьлинь. Расширенная Туманганская инициатива как модель межправительственного сотрудничества по принципу «естественной экономической территории» // Теории и проблемы политических исследований. 2019. Том 8. № 3А. С. 163-172.

Заключение
В заключение следует отметить, что:
- содержание статьи соответствует заявленной в названии теме;
- по языку, стилю, расположению материала, наглядности рисунков статья доступна читателям, на которых она рассчитана;
- однако, с учетом имеющейся по данному вопросу литературы.
Данная работа представляет собой хороший реферат и можеть быть опубликована в качестве обзорного матриала.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"