Статья 'Потенциал криптовалюты в условиях перехода мировой экономики к шестому технологическому укладу' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Потенциал криптовалюты в условиях перехода мировой экономики к шестому технологическому укладу

Сафиуллин Марат Рашитович

доктор экономических наук

проректор по по вопросам экономического и стратегического развития, Казанский федеральный университет

420111, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Карла Маркса, 23/6

Safiullin Marat Rashitovich

Doctor of Economics

Vice-Rector of Economic and Strategic Development, Kazan Federal University

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Karla Marksa, 23/6

Marat.Safiullin@tatar.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Савеличев Михаил Валерьевич

кандидат экономических наук

начальник отдела качественных исследований, ГБУ "Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан"

420111, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Карла Маркса, 23/6

Savelichev Mikhail Valer'evich

PhD in Economics

Head of the Department of Qualitative Research, Center of Advanced Economic Research of the Academy of Sciences of Tatarstan

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Karla Marksa, 23/6

Mikhail.Savelichev@tatar.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Ельшин Леонид Алексеевич

доктор экономических наук

заместитель директора по науке, ГБУ "Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан"

420111, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Карла Маркса, 23/6

El'shin Leonid Alekseevich

Doctor of Economics

Deputy Director of Research, Center of Advanced Economic Research of the Academy of Sciences of Tatarstan

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Karla Marksa, 23/6

Leonid.Elshin@tatar.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7802.2020.3.33813

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2020


Дата публикации:

26-10-2020


Аннотация: Статья исследует потенциал использования криптовалюты в качестве мировых денег в условиях перехода глобальной экономической системы на Шестой технологический уклад. Целью статьи является анализ закономерностей ко-эволюции мировой финансовой системы, технологической системы и глобальной экономики. В качестве методов анализа авторы используют системный подход и метод историзма в приложении к методам экономической теории. На историческом материале показано, как смена технологических укладов сопровождается финансовыми кризисами, которые приводят к изменениям мировой финансовой системы. На протяжении длительного периода золото играло роль мировых денег, но развитие технологий потребовало переход к более гибким формам мировых денег, основу которых составили национальные валюты наиболее промышленно развитых стран. В настоящее время переход на технологии Шестого технологического уклада сопровождается глобальным финансовым кризисом. Доллар США не справляется с теми функциями, которые новейшие технологии предъявляют к денежным системам.   Авторы делают вывод, что на смену финитных валют приходит инновационное поколение денежных систем, основанных на криптовалюте. Авторами систематизированы инновационные формы инвестирования, расчетов, хранения, сбережения денежных средств, который основаны на криптовалюте и блокчейн. Показано, что инновационные финансовые инструменты, включающие различные виды криптовалют, токенов, «умных» контрактов, криптобиржи, предлагают новые возможности для эффективного инвестирования в технологии Шестого технологического уклада. Результаты исследования могут быть полезны для государственных органов при определении политики в отношении использования криптовалюты и блокчейн, для предпринимателей, занимающихся разработками в сфере практического применения криптовалют в качестве инновационных денег.


Ключевые слова: технологический уклад, криптовалюта, финансовый кризис, мировые деньги, токены, умный контракт, золотой стандарт, эволюционная экономика, блокчейн, финансовые инновации

Статья подготовлена в рамках поддержанного РНФ научного проекта № 19-18-00202.
Выражаем признательность за помощь в подготовке статьи участникам научного проекта, поддержанного РФФИ № 18-010-00536

Abstract: This article explores the potential of using cryptocurrency as universal currency in the conditions of transition of the global economic system towards sixth technological paradigm. The goal of this research consists in analysis of the patterns of co-evolution of the global financial system, technological system, and global economy. Based on the historical material, the author demonstrates how shift in technological paradigms is accompanied by financial crises, and result in the changes of the world financial system. Over the course of time, the gold served as the universal currency, but the advancement of technologies demanded the transition towards more flexible forms of world currency based on the national currencies of most industrialized countries. Currently, the transition to the technology of the sixth technological paradigm is followed by the global financial crisis. The U.S. dollar is not handling the functions imposed by the latest technologies upon monetary systems. The conclusion is made that finite currencies are being replaced by an innovative generation of monetary systems that are based on cryptocurrency. The authors systematize the innovation forms of investment, accounting, keeping and saving of funds, which are based on cryptocurrency and blockchain. It is demonstrated that innovation financial instruments, including different types of cryptocurrency, tokens, smart contracts, and cryptocurrency exchanges, open new opportunities for effective investment in the technologies of sixth technological paradigm. The results of research can be valuable for the government branches in establishment of the policy for usage of cryptocurrency and blockchain for entrepreneurs dealing with developments in the area of practical implementation of cryptocurrency as innovative currency.



Keywords:

the gold standard, smart contract, tokens, global currency, financial crisis, cryptocurrency, technological order, evolutionary economics, blockchain, financial innovation

1. Введение

Развитие капиталистической системы связано с прохождением фаз экономического, технологического и финансового подъема, которые сменяются фазами стагнации, кризисов различной степени глубины и длительности, вслед за которыми вновь начинается этап роста. Кризисы различаются по степени глубины и охвату стран, переживающих кризис. Развитие капиталистической системы, ее глобализация приводят к тому, что кризисы приобретают мировой масштаб. Система мирового разделения труда оборотной стороной высокой эффективности и производительности имеет то, что кризисные явления больше не могут локализоваться в границах отдельной страны или группы стран.

Еще одной неотъемлемой чертой мировой системы капитализма является генетическая взаимосвязь экономических, технологических и финансовых систем. Длинные волны развития охватывают все стороны мирового хозяйства, при этом прогресс в технологиях определяет специфические характеристики каждого периода подъема, развития и спада данной системы. В настоящее время Пятый технологический этап постепенно сменяется Шестым, что синхронизируется с качественными изменениями в институциональных, организационных, финансовых структурах.

Важной характеристикой Шестого технологического уклада является доминирование системно-интегрирующего макрогенерирующего суперкластера «телекоммуникационных и цифровых технологий», составляющими которого является технология блокчейн и криптовалют. Специфика данной технологии - возможность создания и развития децентрализованной финансовой платформы, которая может сменить доминирующую на протяжении длительного времени модель централизованной финансовой системы.

2. Методы

Согласно эволюционной модели экономической системы, ее развитие определяется появлением, ростом, доминированием и затуханием макрогенераций, которые представляют собой технологически однородные совокупности товаров. В свою очередь макрогенерации можно объединить по схожести используемых технологий в более крупные макроструктуры – технологические уклады. [1, с.30]

Технологический уклад представляет собой совокупность технологически сопряженных отраслей, в ядре которых находятся ключевые для данного уровня развития технологии. Всего за период с конца XVIII века произошла смена пяти технологических укладов, и в настоящий момент мировая система осуществляет переход к Шестому технологическому укладу. [1, с.32-33]

Распространение новых технологий приводит к изменениям форм организации бизнеса, к переходу на новые методы инвестирования и финансирования инноваций. Финансовая система подстраивается под новые технологии производства и организации, также проходя различные этапы развития, которые можно обозначить как (а) «внедрение», (б) «агрессия», (в) «синергия», (г) «зрелость» и (д) «кризис». [2] На этапе внедрения финансовый капитал ищет сферы промышленности, в которые можно вложить средства. Следующий этап характеризуется нарастанием инвестиционной активности, поскольку новые технологии пользуются повышенным спросом и приносят высокую норму прибыли. Однако со временем это приводит к переинвестированию, финансы отрываются от реального производства, надувается спекулятивный финансовый пузырь, что приводит к кризису.

Мировой финансовый кризис 2008 года, который длится до настоящего времени, не является чем-то необычным для мировой экономической системы. Подобные периоды кризисов мировая экономическая система проходит достаточно регулярно, и различаются они лишь по глубине и ареалу распространения. Среди финансовых кризисов глобального масштаба можно отметить кризис 1825-1826 годов, Великую депрессию 1929-1938 годов, кризис долга в 1980-х годах и, последний по времени, глобальный спад 2008-2020 годов. [3] Важным аспектом данных кризисов является смена типов мировой финансовой системы и, соответственно, типа мировой валюты.

Следует также отметить, что смена технологических укладов, трансформация мировой финансовой системы сопровождается изменением товаров, составляющих основную массу внешнеэкономических обменов. Если для Первого и Второго технологических укладов был характерен обмен традиционными типами товаров, то есть единичными товарами, то на этапе Третьего технологического уклада возникает новый тип товара – товар-группа. Четвертый технологический уклад оперирует во внешнеэкономическом обмене товаром-предприятиями, а современный этап технологического развития характеризуется распространением товара-программы. Обмен новыми типами товаров требует соответствующего изменения денежной системы, которая обслуживает новые формы внешнеэкономического обмена. [4]

Таким образом, логика развития мировой капиталистической системы охватывает все аспекты и формы ее существования. Возникновение инновационных технологий формирует набор родственных макрогенераций, чье развитие связано с повышением спроса на новые товары, созданных с использованием инновационных технологий, и соответствующим ростом цен. Повышение нормы прибыли от технологических новинок привлекает в макрогенерации финансовый капитал, который не только расширяет объемы инвестиций, но также внедряет новые финансовые технологии, позволяющие обслуживать новые формы и виды геоэкономических товаров, в частности – изменяются виды мировых валют.

3. Результаты и обсуждение

Кризис в Великобритании в 1825 - 1926 годах, ставший спусковым крючком для глобального кризиса, охватившего Европу и Латинскую Америку, был связан со спекуляциями провинциальных банков в сфере реальных и мнимых инвестиций. Возник финансовый пузырь, в том числе за счет чрезмерного латиноамериканского долга, который и вызвал крах фондовой биржи, ликвидацию 6 лондонских и 60 провинциальных банков. Греция, Португалия и практически все страны Латинской Америки объявили дефолт. [3, 309]

Данный кризис пришелся на переход от Первого технологического уклада ко Второму, в результате которого возникает кластер создания и производства паровых машин, развивается кластер горнорудной и металлургической промышленности, постепенно происходит упадок кластера возделывания прядильных культур и расцветом текстильного производства. [1] Внешнеэкономический обмен происходит на основе поставок и закупок единичных товаров, потребление которых не сопряжено с дополнительными закупками и доукомплектования изделиями. [4]

В это же время согласно Парижским соглашениям (1821-1867 гг.), мировая финансовая система базировалась на золотом стандарте, что означало беспрепятственный экспорт золота и свободную международную торговлю золотом. [5]

Следующий глобальный кризис связан с Великой депрессией 1929-1938 годов, за время которой только в США разорились тысячи банков и сберегательных и кредитных организаций. Депрессия охватила практически все регионы мира.

Данный период связан с завершением Третьего и началом Четвертого технического уклада, на который пришлось развитие таких кластеров, как черная и цветная металлургия машиностроительных сплавов и двигателестроение, военно-химический кластер, кластер атомной энергетики, кластер бензиновых и дизельных двигателей, а также кластер телефонной, радио- и телевизионной связи.

В результате Генуэзской конференции (1922 год) был установлен золотодевизный стандарт, в результате чего доллар США и фунт стерлингов Великобритании объявлялись в качестве эквивалента золота и стали мировыми деньгами. Однако в 1944 году по итогам Бреттон-Вудской конференции основную роль мировых денег выполняет доллар США, тогда как хождение золота существенно ограничивается, но при этом доллар США сохраняет золотое содержание. [6]

Подобный переход связан с потребностями развития мировой экономики, более глубоким разделением труда и все большей долей в объеме мировой торговле не единичных товаров, а товаров-групп и товаров-предприятий. [4] Нарастание объемов внешнеторговой деятельности, рост цен на инновационные виды товаров уже не могли обслуживаться деньгами, имеющими в своей основе материальный носитель, определяющий их собственную стоимость, в виде золотого содержания. Поэтому происходит постепенная отвязывание мировой валюты о золотого стандарта.

Период завершения Четвертого и переход к Пятому технологическому укладу ознаменовался кризисом долга 1980-х годов. Кризис охватил многие развивающиеся страны Африки и Латинской Америки, в меньшей степени Азии. Он сопровождался государственным дефолтом, крахом валют и высокой инфляцией. [3, 309] К этому моменту режим мировой финансовой системой регулировался Ямайскими соглашениями (1976-1978 гг.), в соответствии с которыми в качестве мировой валюты были приняты СДР (специальные права заимствования), представляющие собой мультивалютную корзину, основную долю которой составляли доллары США. Де факто доллар США стал мировой валютой, но на этот раз безо всякой привязки к золоту.

Отметим, что на этом этапе развития глобальной экономической системы значительную долю во внешнеэкономическом обмене занимает новый класс товаров, товары-программы, по которым предметом внешнеэкономической сделки выступает комплекс функционально либо технологически взаимосвязанных между собой различных предприятий, объектов, сооружений, систем. Товар-программа закрепляет участников ВЭД как долговременных участников единой системы разделения труда, чьи взаимные поставки компонентов и услуг происходят в рамках единой валютной системы, основанной на долларах США. [4]

Глобальный спад 2008 года также обусловлен сменой технологических волн, переходом мировой системы от Пятого к Шестому технологическому укладу, в котором доминирует новый тип технологических кластеров – системных. Спецификой системных кластеров является то, что их технологии не локализуются в границах отдельных отраслей, а пронизывают всю производственную систему в целом. К таким кластерам в первую очередь следует отнести системный кластер сверхскоростных цифровых телекоммуникаций, информационных технологий, глобальных информационных и интеллектуальных сетей. [7]

Отличием текущего кризиса от предыдущих является его продолжительность и глобальность, поскольку мировая финансовая система, основанная на долларе США, до сих пор не смогла предложить новую модель мировой финансовой системы и соответствующей ей мировой валюты. Как показывает происходящие в глобальной экономике и финансах кризисные процессы, модель централизованной финансовой системы, ведущей свой отсчет с появления в национальных государствах Центральных банков, и, по сути, централизованных эмиссионных центров, эволюционирует к децентрализованной мировой валютной системе, контуры которой на современном этапе еще только очерчиваются.

Табл.1. Синхронизация технологических волн, финансовых кризисов и базовых параметров мировой экономической системы

Кризис

Технологический уклад

Тип мировой финансовой системы

Мировая валюта

Тип гео-экономического товара

Примечание

Кризис 1825-1826 годов

Первый (1760-70 по 1830-40 гг.)

Парижская (1821 - 1867)

Золото

Единичный товар

Финансовый кризис приходится на завершение Первого и начало Второго ТУ

Второй (1830-40 по 1870-80 гг.)

Третий (1870-80 по 1920-30 гг.)

Генуэзская (1922)

Золото-девизный стандарт

Товар – группа

Мировая война 1914-1918 гг.

Великая депрессия 1929-1938 годов

Четвертый (1920-30 – 1970-80 гг.)

Бреттон-Вудская (1944)

Золото-долларовый стандарт

Товар-предприятие

Великая депрессия пришлась на завершение Третьего и начало Четвертого ТУ

Кризис долга в 1980-х годах

Пятый (1970-80 – 2015-20 гг.)

Ямайская (1976 - 1978)

Доллар / СДР

Товар-программа

Финансовый кризис пришелся на завершение Четвертого и начало Пятого ТУ

Глобальный спад 2008 – 2020-х годов

Шестой (2015-20 – 2045-50 гг.)

?

Криптовалюты?

Товар-программа

Спад пришелся на завершение Пятого и начало Шестого ТУ

Источник: разработка авторов

Исходя из обзора мировых финансовых кризисов, можно вывести следующий механизм их синхронизации со сменой глобальных технологических волн. (см.Табл.1) В результате развития новых макрогенераций формируется ядро нового технологического уклада, которое сопровождается ростом цен, так называемой технологической инфляцией [8, Маевский], что заставляет финансовые и инвестиционные институты проводить более рискованную политику в поисках прибыльных направлений для вложений, растет объем биржевых спекуляций, в результате чего экономический кризис сопровождается резким падением биржевых рынков, что в свою очередь тянет реальный годовой ВВП как отдельных стран, так и всей мировой экономической системы. [2]

Помимо традиционных форм преодоления финансового кризиса, включающих банкротство банков, девальвацию национальных валют и государственный дефолт, финансовая система активно внедряет финансовые инновации. Такие финансовые инновации нацелены на создание инструментов для обеспечения капиталом новых технологических кластеров и макрогенераций, поддержания роста и экспансии финансового капитала, модернизации предлагаемых финансовой системой услуг, которые бы отвечали потребностям нового технологического уклада и т.д. Соответствующие инновации глобального масштаба как раз и закреплялись в новых моделях мировых финансовых систем – Парижской, Генуэзской, Бреттон-Вудской и Ямайской.

Согласия по поводу того, какой должна стать новая модель мировой финансовой системы, до настоящего времени нет, да и сама необходимость ухода от Ямайской системы пока ставится под сомнение. Дискуссии ведутся вокруг нескольких возможных сценариев, например, отказ от мировых денег как таковых и переход на несколько региональных валют, равноправных между собою, либо возвращение в той или иной форме к системе золотого стандарта. Вместе с тем, в 2009 году возникла альтернатива, которой не существовало на предыдущих уровнях технологического развития, а именно криптовалюты [9, 10], вокруг которых ведется множество дискуссий и в которой сторонники централизованных денежно-кредитных систем видят угрозу существующей мировой финансовой системе, основанной на примате доллара США и единым, по сути, эмиссионным центром мировых денег – Федеральной резервной системой.

Как отмечалось, в современной теории денежных систем деньгами считается то, что выполняет функцию денег. При всей очевидности подобного определения, трудность, во-первых, в том, что у разных исследователей функции денег могут разниться, одни функции считаться главными, другие – второстепенными, во-вторых, мало кто отмечает, но развитие технологий, экономики, финансов включает в себя как одну из компонент изменение функций денег на основе специфических инноваций. В процессе технологического развития финансовая система интегрирует инновации, которые обеспечивают ее эффективность в меняющихся условиях.

Перес К. выделяет шесть основных типов финансовых инноваций [2, с.182-183]: инструменты для обеспечения капиталом новых продуктов и услуг: инструменты для поддержания роста и экспансии; модернизация финансовых услуг как таковых; получение прибыли и распределение инвестиций и рисков; рефинансирования облигаций и мобилизации активов; высокорисковые инновации. Каждому из этих типов финансовых инноваций можно сопоставить в соответствие тот или иной вид криптовалюты и блокчейн (см.Табл.2).

Табл.2. Типы финансовых инноваций

Тип и назначение финансовых инноваций

Вид блокчейн-технологий и видов криптовалют

А. Обеспечение капиталом новых продуктов и услуг радикальных инноваций (банковские займы, венчурные капиталы), привлечение крупных инвестиций и хеджирование рисков, удовлетворение финансовых потребностей новой инфраструктуры, инвестирование новых видов и типов товаров (товары-программы)

Блокчейн, «умные» контракты, криптовалюты, ICO, токены

Б. Поддержание роста и экспансии для наращивания инноваций или производственной экспансии, содействие государственному финансированию в особых обстоятельствах (финансовый кризис, социальное обеспечение), продвижение производственных мощностей за границей

Создание криптовалюты на основе финитной денежной системы или с содержанием золотого или иного обеспечения

В. Модернизация финансовых услуг как таковых для внедрения новых технологий, развития лучших форм организации и сервиса для клиентов

Электронные деньги, криптовалюта, блокчейн-платформа, трансакции криптовлюты, биржа криптовалют

Г. Получение прибыли и распределение инвестиций и рисков для привлечения мелких инвесторов, новые инструменты стимулирования высокорисковых инвестиций

Краудфандинг на блокчейн-платформе, ICO

Д. Инструменты рефинансирования облигаций и мобилизации активов для отсрочки погашения долгов или реструктуризации существующих облигаций, покупки производственных активов, покупка и мобилизация рентоориентированных активов (недвижимость, фьючерсы)

Майнинг криптовалют, создание новых видов криптовалют под конкретные задачи, биржа криптовалют

Е. Высокорисковые инновации через использование лазеек в законодательстве (фискальные убежища, анонимные сделки)

Сделки на основе криптовалют без обеспечения

Источник: [2], разработка авторов

В настоящее время существуют две противоположных точки зрения на возможность и способность криптовалюты выполнять роль денег, особенно – мировых денег. [11, 12] Так, с точки зрения сторонников потенциала криптовалюты со временем вытеснить фиатные деньги, денежная природа криптовалюты определяется [5]:

- относительной редкостью и легкой делимостью, поскольку для добычи криптовалюты необходимо задействовать большие вычислительные мощности, а в большинстве видов криптовалют заложена ограниченность их эмиссии [9], при этом вследствие цифрового характера данный актив легко делится на удобные для расчетов части;

- эластичность криптовалюты, как денежного актива, что предполагает возможность гибко увеличивать и уменьшать предложение в зависимости от спроса на деньги в экономики, может быть обеспечено как за счет алгоритмической ограниченности количества криптовалюты, так и механизмом биржевых котировок курса криптовалюты на криптобиржах;

- криптовалюты обеспечивают удобство их использования, сочетая удобство электронных денег, так и высокую степень защищенности от подделок, двойного счета, краж;

- высокая степень защищенности криптовалюты на основе технологии блокчейн делает ее удобной для выполнения функций сбережения (накопления);

- криптовалюты обладают внутренней стоимостью, поскольку для ее добычи тратятся существенные энергетические ресурсы [13], кроме того, имеются виды криптовалют, имеющих золотое или иное материальное содержание, что также делает криптовалюты пригодными для классических финансовых расчетов;

- деньги считаются таковыми, потому что общество согласно их считать деньгами, то есть необходим общественный консенсус в части принятия криптовалюты как универсального мерила стоимости, что в условиях мирового финансового кризиса представляется вполне достижимым. В целом ряде стран криптовалюты на законодательном уровне в той или иной степени приняты как один из законных средств платежей;

- в ряде стран, входящих в G7, а также в Швейцарии, Сингапуре, Австрии, виртуальные валюты легализованы [14], при этом с операций с криптовалютами платятся налоги. Можно ожидать, что с ростом вовлеченности криптовалют в мировую финансовую систему, будет обеспечена возможность уплаты ими налогов и сборов.

Согласно иным мнениям [6, с.489; 15], криптовалюты не являются полноценными деньгами, а представляют собой лишь новую форму платежной системы. Главное отличие платежной системы от денег как таковых состоит в том, что они не создают новые деньги, а переводят существующие от одного владельца к другому. Ключевыми отличиями криптовалют от денег называются отсутствие собственной стоимости, отсутствие чьих-либо обязательств по оплаченным криптовалютой товарам и услугам, что требует привязки криптовалют к финитным деньгам. [16]

По нашему мнению, криптовалюты имеют потенциал со временем стать одной из мировых или региональных валют, учитывая уникальные характеристики, которыми данная технология обладает (ограниченная эмиссия, криптозащита, децентрализация расчетов, «умные» контракты, токены). [17] Поскольку переход на технологии Шестого экономического уклада еще не завершен, а мировая финансовая система продолжает находиться в кризисе, то поиск новой архитектуры мировой финансовой системы продолжается.

4. Выводы

Как показывает исторический опыт технологического, экономического и финансового развития, переход от одного технологического уклада к другому сопряжен с изменениями в мировой экономической и денежно-кредитной системах. Финансовые кризисы, сопровождающие смену технологических волн, разрешались изменением базовых правил игры, переходом от одного типа мировой денежной системы к другой. До настоящего времени мировая денежная система, сформированная в рамках Ямайского соглашения, в основе которой лежит доллар США, эмитируемый ФРС, обеспечивала потребности функционирования и развития мировой экономики. Однако приходится констатировать, что к настоящему моменту она исчерпала свой потенциал.

Дебаты вокруг того, что должно прийти на смену доллару США, апеллируют к криптовалютам, которые лишены многих недостатков финитных валют, а кроме того, что более важно, обладают расширенным потенциалом, которыми не могут обладать привычные деньги. Поэтому дальнейшая судьба криптовалюты определяется в существенной степени общественным консенсусом по ее статусу и заключением нового мирового соглашения, которое бы возложило на криптовалюту функции мировых денег.

5. Заключение

Кризис, который переживает мировая экономическая и финансовая система, является одним из сложных периодов, через который проходят большинство стран, чьи экономики формирует ядро современного производственного контура. Его глубина и длительность определяется многими факторами, в том числе климатического и даже эпидемиологического характера. Важным фактором выхода на тренд экономического роста является трансформация мировой денежной системы. Криптовалюта может в той или иной форме лечь в основу новой системы.

6. Благодарность

Статья подготовлена в рамках поддержанного РНФ научного проекта № 19-18-00202.

Выражаем признательность за помощь в подготовке статьи участникам научного проекта, поддержанного РФФИ № 18-010-00536

Библиография
1.
Инновационно-модернизационные волны в социально-экономическом развитии: технологические уклады, макроэкономические генерации, взгляд в будущее. Книга 1. Текстильная, металлургическая, нефтеперерабатывающая, нефтехимическая промышленность, электроэнергетика, военное машиностроение / под ред. Ю.В.Матвеева, Г.В.Семенова.-–Самара: ООО «Издательство Ас Гард», 2013. – 458 с.
2.
Перес К. Технологические революции и финансовый капитал. / Карлота Перес; пер. с англ. Ф.В.Маевского. – М.: Изд-во «Дело» АНХ, 2011. – 232 с.
3.
Рейнхарт К.М., Рогофф К.С. На этот раз все будет иначе. Восемь столетий финансового безрассудства / Кармен М. Рейнхарт, Кеннет С.Рогофф; пер.с англ. Д.Стороженко. – М.: Карьера Пресс, 2011. – 528 с.
4.
Кочетов Э.Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства: Учебник для вузов. — М.: Норма, 2010. — 528 с.
5.
Андрюшин С.А. Денежно-кредитные системы: от истоков до криптовалюты. Монография / Сергей Анатольевич Андрюшин. — М. : Издательство ООО «Сам Полиграфист», 2019.-— 452 с.-ISBN 978-5-00077-862-3
6.
Портной М. Деньги в национальном и мировом хозяйстве / М. А. Портной. — М. : Магистр, 2017. — 496 с.
7.
Инновационно-модернизационные волны в социально-экономическом развитии: технологические уклады, макроэкономические генерации, взгляд в будущее. Книга 2. Нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая, газодобывающая, газо-перерабатывающая, нефтехимическая промышленность, современная информационная и экологосберегающая экономика, экономика знаний в 1970–1980 гг. – 2015–2020 гг. / под ред. Ю. В. Матвеева, Г. В. Семенова, В. М. Широнина.-Самара: Вектор, 2018.-552 с.
8.
Маевский В. Эволюционная теория и неравновесные процессы (на примере экономики США) / В.Маевский // Экономическая наука современной России. – 1999.-№4. – С.45-62.
9.
Nakamoto Satoshi. Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System. — URL: https://bitcoin.org/files/bitcoin-paper/bitcoin_ru.pdf (дата обращения 26.05.2020)
10.
Синельникова-Мурылева Е.В., Шилов К. Д., Зубарев А. В. Сущность криптовалют: дескриптивный и сравнительный анализ. Финансы: теория и практика. 2019;23(6):36-49. DOI: 10.26794/2587-5671-2019-23-6-36-49
11.
Ciaian P., Rajcaniova M., Kancs A. The digital agenda of virtual currencies. Can BitCoin become a global currency? Information Systems e-Business Management. 2016;14(4):883–919. DOI: 10.1007/s10257–016– 0304–0
12.
Satran S (2013) How did Bitcoin become a real currency? U.S. News & World report. URL: http://money.usnews.com/money/personal-finance/articles/2013/05/15/how-did-bitcoin-become-a-real-currency (дата обращения 26.05.2020)
13.
de Vries A. Bitcoin's Growing Energy Problem. Joule. 2018;2(5):891-805. DOI: 10.1016/j.joule.2018.04.016
14.
Кочергин Д.А., Покровская Н.В. Международный опыт налогообложения криптоактивов. Экономический журнал ВШЭ. 2020; 24(1): 53–84.
15.
Кочергин Д. А., Янгирова А. И. Центробанковские цифровые валюты: ключевые характеристики и направления влияния на денежно-кредитную и платежную системы. Финансы: теория и практика. 2019;23(4):80-98. DOI: 10.26794/2587-5671-2019-23-4-80-98
16.
Cheah E.-T., Fry J. Speculative bubbles in Bitcoin markets? An empirical investigation into the fundamental value of Bitcoin. Economics Letters. 2015;130:32–36. DOI: 10.1016/j.econlet.2015.02.029
17.
Сафиуллин М. Р., Савеличев М. В., Ельшин Л. А. Место и эволюция блокчейн технологий в системе экономического развития // Научное обозрение: теория и практика. 2019. Т. 9. Вып. 8. С. 1191–1200. DOI: 10.35679/2226-0226-2019-9-8-1191-1200.
References (transliterated)
1.
Innovatsionno-modernizatsionnye volny v sotsial'no-ekonomicheskom razvitii: tekhnologicheskie uklady, makroekonomicheskie generatsii, vzglyad v budushchee. Kniga 1. Tekstil'naya, metallurgicheskaya, neftepererabatyvayushchaya, neftekhimicheskaya promyshlennost', elektroenergetika, voennoe mashinostroenie / pod red. Yu.V.Matveeva, G.V.Semenova.-–Samara: OOO «Izdatel'stvo As Gard», 2013. – 458 s.
2.
Peres K. Tekhnologicheskie revolyutsii i finansovyi kapital. / Karlota Peres; per. s angl. F.V.Maevskogo. – M.: Izd-vo «Delo» ANKh, 2011. – 232 s.
3.
Reinkhart K.M., Rogoff K.S. Na etot raz vse budet inache. Vosem' stoletii finansovogo bezrassudstva / Karmen M. Reinkhart, Kennet S.Rogoff; per.s angl. D.Storozhenko. – M.: Kar'era Press, 2011. – 528 s.
4.
Kochetov E.G. Geoekonomika. Osvoenie mirovogo ekonomicheskogo prostranstva: Uchebnik dlya vuzov. — M.: Norma, 2010. — 528 s.
5.
Andryushin S.A. Denezhno-kreditnye sistemy: ot istokov do kriptovalyuty. Monografiya / Sergei Anatol'evich Andryushin. — M. : Izdatel'stvo OOO «Sam Poligrafist», 2019.-— 452 s.-ISBN 978-5-00077-862-3
6.
Portnoi M. Den'gi v natsional'nom i mirovom khozyaistve / M. A. Portnoi. — M. : Magistr, 2017. — 496 s.
7.
Innovatsionno-modernizatsionnye volny v sotsial'no-ekonomicheskom razvitii: tekhnologicheskie uklady, makroekonomicheskie generatsii, vzglyad v budushchee. Kniga 2. Neftedobyvayushchaya, neftepererabatyvayushchaya, gazodobyvayushchaya, gazo-pererabatyvayushchaya, neftekhimicheskaya promyshlennost', sovremennaya informatsionnaya i ekologosberegayushchaya ekonomika, ekonomika znanii v 1970–1980 gg. – 2015–2020 gg. / pod red. Yu. V. Matveeva, G. V. Semenova, V. M. Shironina.-Samara: Vektor, 2018.-552 s.
8.
Maevskii V. Evolyutsionnaya teoriya i neravnovesnye protsessy (na primere ekonomiki SShA) / V.Maevskii // Ekonomicheskaya nauka sovremennoi Rossii. – 1999.-№4. – S.45-62.
9.
Nakamoto Satoshi. Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System. — URL: https://bitcoin.org/files/bitcoin-paper/bitcoin_ru.pdf (data obrashcheniya 26.05.2020)
10.
Sinel'nikova-Muryleva E.V., Shilov K. D., Zubarev A. V. Sushchnost' kriptovalyut: deskriptivnyi i sravnitel'nyi analiz. Finansy: teoriya i praktika. 2019;23(6):36-49. DOI: 10.26794/2587-5671-2019-23-6-36-49
11.
Ciaian P., Rajcaniova M., Kancs A. The digital agenda of virtual currencies. Can BitCoin become a global currency? Information Systems e-Business Management. 2016;14(4):883–919. DOI: 10.1007/s10257–016– 0304–0
12.
Satran S (2013) How did Bitcoin become a real currency? U.S. News & World report. URL: http://money.usnews.com/money/personal-finance/articles/2013/05/15/how-did-bitcoin-become-a-real-currency (data obrashcheniya 26.05.2020)
13.
de Vries A. Bitcoin's Growing Energy Problem. Joule. 2018;2(5):891-805. DOI: 10.1016/j.joule.2018.04.016
14.
Kochergin D.A., Pokrovskaya N.V. Mezhdunarodnyi opyt nalogooblozheniya kriptoaktivov. Ekonomicheskii zhurnal VShE. 2020; 24(1): 53–84.
15.
Kochergin D. A., Yangirova A. I. Tsentrobankovskie tsifrovye valyuty: klyuchevye kharakteristiki i napravleniya vliyaniya na denezhno-kreditnuyu i platezhnuyu sistemy. Finansy: teoriya i praktika. 2019;23(4):80-98. DOI: 10.26794/2587-5671-2019-23-4-80-98
16.
Cheah E.-T., Fry J. Speculative bubbles in Bitcoin markets? An empirical investigation into the fundamental value of Bitcoin. Economics Letters. 2015;130:32–36. DOI: 10.1016/j.econlet.2015.02.029
17.
Safiullin M. R., Savelichev M. V., El'shin L. A. Mesto i evolyutsiya blokchein tekhnologii v sisteme ekonomicheskogo razvitiya // Nauchnoe obozrenie: teoriya i praktika. 2019. T. 9. Vyp. 8. S. 1191–1200. DOI: 10.35679/2226-0226-2019-9-8-1191-1200.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

04.09.2020 Потенциал криптовалюты в условиях перехода мировой экономики к шестому технологическому укладу
Проблемы определения статуса криптовалют и их роли в современной денежно-кредитной и экономической системе не решены, несмотря на то что интерес профессионального и научного сообщества направлен на их исследование. Развитие криптовалют и их использование во многом влияет на формирование новой денежно-кредитной системы, а также мировой финансовой системы в целом. Статья посвящена исследованию проблем и особенностей развития криптовалют и их потенциала в рамках перехода к шестому технологическому укладу. Автор рассматривает соответствующие проблемы в рамках эволюционного подхода, определяя современные подходы к функционированию криптовалют сквозь призму поэтапного перехода от одного технологического уклада к другому, а также в ретроспективе мировых валютных систем. Автор делает убедительную попытку доказать то, что финансовые кризисы, сопровождающие смену технологических волн, разрешались переходом от одного типа мировой денежной системы к другой, а действующая мировая валютная система - Ямайская - требует изменений, поскольку не учитывает современных тенденции функционирования денежно-кредитной системы, в том числе развития технологий и появление криптоактивов.
Методологическую основу исследования составляют эволюционный метод, анализ, синтез, восхождение от абстрактного к конкретному, логический и исторический метод, а также иные общенаучные методы.Специфические методы экономических исследований, экономико-математические методы автором не применялись.
Актуальность исследования не вызывает сомнений. Криптовалюты, блокчейн технологии прочно вошли в экономическую действительность, несмотря на то что появились сравнительно недавно. Крупнейшие финансовые и производственные корпорации активно используют данные технологии и активы в своей деятельности, государственный сектор экономики не является исключением. Научное сообщество направило свой потенциал на решение проблем определения места и роли криптовалют в финансовой системе, а законодатели пытаются установить правовой статус криптоактивов.
Стиль изложения является научным и в целом соответствует требованиям журнала. Материал структурирован, выделены разделы в соответствии с требованиями, которые предъявлены в журнале. Разделы имеют подзаголовки.
Библиография представлена 17 источниками: отечественными и зарубежными исследованиями, которые отражают широкий спектр научных взглядов на исследуемую проблему. Ссылки на указанные источники по тексту статьи имеются. Элементы научной полемики в статье развернуты.
К преимуществам статьи следует отнести: 1. Актуальность и значимость выбранного направления исследования. 2. Концептуальный подход к изучению проблему с учетом поэтапного перехода от одного технологического уклада к другому, а также в ретроспективе мировых валютных систем. 3. Исследование синхронизации технологических волн, финансовых кризисов и базовых параметров мировой экономической системы. 4. Интерес представляет авторский подход к систематизации типов финансовых инноваций. 5. Систематизация подходов к определению криптовалют как денег, а также оценка возможности и полноценности выполнения криптовалютой функций денег.
Заключение. Статья посвящена проблемам развития и функционирования криптовалют в рамках перехода мировой экономики к шестому технологическому укладу. Статья способна вызвать интерес широкой читательской аудитории журнала. Рекомендуется принять к публикации в журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"