Статья 'Совершенствование методологической базы по идентификации налоговых расходов ' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Совершенствование методологической базы по идентификации налоговых расходов

Попова Евгения Михайловна

старший преподаватель, кафедра мировой экономики, предпринимательства и гуманитарных дисциплин, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета

672000, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Анохина, 56

Popova Evgeniya Mikhailovna

Senior Educator, the department of World Economy, Entrepreneurship and Humanities, Chita Institute (Branch) of Baikal State University

672000, Russia, Zabaikal'skii krai, g. Chita, ul. Anokhina, 56

p_e_m_2013@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Гусейнова Гузель Мухтаровна

кандидат экономических наук

доцент, кафедра финансов, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

191023, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Садовая, 21

Guseinova Guzel Mukhtarovna

PhD in Economics

Docent, the department of Finances, Saint Petersburg State University of Economics

191023, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Sadovaya, 21

guseynova.g@unecon.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7802.2020.1.32345

Дата направления статьи в редакцию:

07-03-2020


Дата публикации:

09-04-2020


Аннотация.

Концепция налоговых расходов планомерно внедряется в бюджетный процесс в России, что определяет актуальность настоящего исследования. В России используется законодательный подход к идентификации налоговых расходов, который имеет слабую теоретико-методологическую базу. На сегодняшний день отсутствуют четкие критерии выделения налоговых расходов, а определение, сформулированное в ст. 6 Бюджетного Кодекса РФ, еще больше усложняет их идентификацию. Таким образом, существует объективная необходимость разработки более основательного с теоретической точки зрения подхода к идентификации налоговых расходов. При подготовке статьи применялись методы формальной логики, такие как анализ, сравнение, синтез,индукция и дедукция. Изучение зарубежной практики позволило сделать вывод о том, что квалификация налоговой нормы в качестве налогового расхода - весьма дискуссионный вопрос. Новизна и научно-практическая значимость проведенного исследования заключается в предложенной авторами трактовке налоговых расходов и налоговых льгот, которая отражает их главный признак, состоящий в отклонении от фундаментальных принципов налогообложения, и обеспечивает согласованность с понятиями, используемыми в бюджетном законодательстве. Авторами разработан алгоритм идентификации налоговых расходов, в основе которого лежит решение задачи по определению соответствия содержания налоговой нормы ключевым элементам механизма действия налоговой льготы.

Ключевые слова: бюджетный процесс, налоговые расходы, налоговые льготы, бенчмарк, принципы налогообложения, нейтральность налоговой системы, дискреционный доход, поправка на платежеспособность, эквивалентность субсидиям, дифференцированная налоговая нагрузка

Abstract.

The concept of tax expenditure is gradually being implemented into the budget process in the Russian Federation, which justifies the relevance of this research. Russia uses the legislative approach towards identification of tax spending, which has a weak theoretical-methodological base. There is currently no precise criterion for allocation of tax expenditures, while the definition formulated by the Article 6 of the Budgetary Code of the Russian Federation further complicates their identification. Thus, there is an objective need for development of more comprehensive approach towards identification of tax expenditures from the theoretical perspective. The study of foreign practice allowed concluding that qualification of the tax norm, as a tax expenditure is a rather debatable question. The novelty and scientific-practical importance of the conducted research consists in the proposed interpretation of tax expenditures and tax incentives, which reflects their main attribute consisting in divergence from the fundamental principles of taxation, and ensures accord with the concepts used in the budgetary legislation. The authors develop an algorithm for identifying tax expenditures, based on solution of the task on determination of adherence of the content of tax norm to the key elements of the mechanism of functionality of a tax incentive.

Keywords:

adjustment to ability to pay, discretionary income, neutrality of tax system, principles of taxation, benchmark, tax incentives, tax expenditures, budget process, equivalence of subsidies, varied tax burden

Введение. Концепция налоговых расходов планомерно интегрируется в бюджетный процесс в России с 2014 г. Как на федеральном, так и региональном (муниципальном) уровнях составляются перечни налоговых расходов. Однако включение налоговых норм в данные перечни не всегда обосновано. Законодательно закрепленное определение налоговых расходов не отражает их главный признак. В связи с чем на первоначальном этапе внедрения концепции налоговых расходов в бюджетный процесс, особую актуальность приобретает задача по совершенствованию методологической базы. Для решения поставленной задачи использовались методы формальной логики, в частности, проводился сравнительный анализ практической реализации концепции налоговых расходов в зарубежных странах. В процессе подготовки настоящей статьи особо пристальное внимание уделялось содержанию фундаментальных принципов налогообложения. Представление результатов проведенного исследования начинается с критического анализа применяемого в России подхода к выделению налоговых расходов, далее рассматриваются конкретные примеры соответствия или отклонения налоговых норм от принципа равенства, принципа нейтральности и принципа эффективности, в заключительной части статьи предлагается алгоритм идентификации налоговых расходов.

Недостатки методологической базы по идентификации налоговых расходов, применяемой в России. Изучение академической литературы и действующей практики по применению концепции налоговых расходов в бюджетном процессе разных стран позволило сделать два важных вывода: во-первых, налоговые расходы определяются как отклонение от базовой структуры налога (бенчмарка); во-вторых, отсутствует единый подход к трактовке бенчмарка, соответственно, возникают сложности и противоречия при идентификации налоговых расходов. В Руководстве МВФ и национальных отчетах указывается, что элементы бенчмарка — это такие положения налогового законодательства, которые соответствуют следующим принципам налоговой системы: нейтральность, справедливость и эффективность, включая простоту администрирования и исполнения законодательства [1]. Но отсутствие формального определения бенчмарка имеет своим следствием возникновение разногласий в конкретизации данных принципов на предмет того, соответствует ли статья налогового законодательства принципам справедливости, эффективности и нейтральности, или, наоборот, отступает от них. Поскольку бенчмарк не имеет законодательного закрепления, в официальной практике разных стран, как правило, используются более скромные и упрощенные подходы к анализу налоговых расходов по сравнению с теми, которые предложены в научной литературе.

Из стран ОЭСР, которые интегрировали концепцию налоговых расходов в бюджетный процесс, следует выделить Нидерланды и Японию, где проводится достаточно взвешенный и основательный анализ налоговых расходов [2]. В Нидерландах бенчмарк подробно конкретизируется для отдельного налога, например, по налогу на доход для каждого источника дохода (капитальный доход, заработная плата) определяется своя «нормативная» налоговая база. Налоговые вычеты на детей и в сумме, уплаченной налогоплательщиком за медицинские услуги, признаются элементами бенчмарка, так как корректируют налогооблагаемый доход в соответствии с принципом «способность платить» и учитывают тот факт, что государственная система здравоохранения, финансируемая за счет налоговых поступлений, не способна в полном объеме удовлетворить потребности налогоплательщиков. В Японии требование о том, что «базовый» налог должен быть утвержден парламентом, закреплено в Конституции. Это уникальный случай, когда бенчмарк имеет формальное определение. Стоит отметить, что также, как и в Нидерландах, медицинские вычеты и вычеты на детей рассматриваются в качестве «структурных освобождений» и относятся к элементам бенчмарка.

В то же время в России применяется узкий законодательный подход к выделению бенчмарка, который имеет слабую теоретико-методологическую основу, в связи с чем требует доработки. Бенчмарк определяется через три формальных элемента базовой структуры налога: объект налогообложения, налоговая база и налоговая ставка, соответственно, любое отклонение от данных элементов квалифицируется как налоговые расходы. Предлагаем рассмотреть пример, который демонстрирует ограниченность такого подхода.

По НДС базовая налоговая ставка устанавливается в размере 20%, исходя из чего операции, которые облагаются по ставке 10%, квалифицируются как налоговые расходы. Согласно ст. 174.3 БК РФ перечень налоговых расходов формируется в разрезе государственных (муниципальных) программ. В Реестре налоговых расходов, установленных федеральным законодательством на 2015–2017 гг. с оценкой на прогнозный период до 2021 г., пониженная налоговая ставка в размере 10%, применяющаяся при реализации продовольственных товаров, относится к государственной программе «Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы» [3-4]. Так как государственная программа имеет конкретные временные рамки, следовательно, меры государственной поддержки, предусмотренные данной программой, в частности, пониженная налоговая ставка, также должны иметь ограниченный срок действия. В Приказе Министерства экономического развития РФ от 16.09.2016 г. № 582 «Об утверждении Методических указаний по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации» также есть положение о том, что мероприятия (главным образом, субсидии) должны быть взаимоувязаны по срокам и целям [5]. Однако здесь возникает очень серьезное противоречие, ставящее под сомнение правомерность отнесения выше обозначенной нормы налогового законодательства к налоговым расходам.

Данная норма вступила в силу раньше 1 января 2001 г. и имеет неограниченный срок действия, то есть, никаким образом не связана со сроками реализации государственной программы. Кроме того, в Распоряжении Правительства РФ от 31.01.2019 N 117-р «Об утверждении Концепции повышения эффективности бюджетных расходов в 2019–2024 годах» и официальных отчетах Минфина содержится указание на то, что к налоговым расходам относятся такие отступления от базовой структуры налога, которые эквивалентны субсидиям [6]. Эквивалентность подразумевает не только общие цели, но и сходство в механизме оказания государственной поддержки, которое заключается во временном предоставлении финансовых ресурсов из государственного бюджета [7]. Снова обратимся к практике Японии, где порядок правового закрепления налоговых льгот учитывает их временный характер. Налоговые расходы, которые называются «специальными налоговыми мерами», в большинстве своем оформляются отдельными законами со сроком действия 2–3 года.

Можно привести еще один не менее значимый аргумент, ставящий под сомнение эквивалентность рассматриваемой налоговой нормы субсидиям. В ст.78 БК РФ обозначаются следующие цели предоставления субсидий: возмещение недополученных доходов или затрат в связи с производством (реализацией) товаров, работ, услуг [8]. То есть, что в Бюджетном кодексе субсидиями обозначаются только те бюджетные ассигнования, которые предоставляются производителям товаров, работ, услуг, в то время как расходы на социальные выплаты гражданам или на приобретение товаров (работ, услуг) в пользу граждан называются бюджетными ассигнованиями на социальное обеспечение населения. Здесь уместно привести пример Германии, где под субсидиями понимают меры, которые прямо или косвенно воздействуют на частные предприятия. Следовательно, если льгота предоставлена домохозяйству и отсутствует явное влияние на частный бизнес, то это элемент бенчмарка.

НДС – это косвенный налог, носителем которого выступает потребитель. В отличие от прямых налогов, например, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций, снижение ставки по которым позволяют сократить налоговые обязательства производителя и тем самым высвободить дополнительные финансовые ресурсы, пониженная ставка по НДС имеет иной характер воздействия. В данном случае не происходит возмещения затрат производителя через снижение налоговой нагрузки, непосредственное влияние оказывается на отпускную цену. То есть, пониженная ставка по НДС, установленная в размере 10% для продовольственных товаров, в первую очередь, направлена на обеспечение ценовой доступности основных потребительских товаров, поэтому ее следует рассматривать не в качестве альтернативы субсидиям и, соответственно, налогового расхода, а как меру социальной поддержки населения, которая выступает неотъемлемым элементом бенчмарка налога на добавленную стоимость [9]. Еще одним аргументом в пользу бенчмарка может служить то, что пониженная ставка для товаров, которые удовлетворяют базовые потребности, позволяет снизить регрессивный характер косвенного налогообложения, ведь большее налоговое бремя несут люди с низкими доходами.

Кроме того, перечень социальных налоговых расходов, составленный Минфином РФ, включает стандартные вычеты на детей и социальные вычеты по НДФЛ, которые, как и пониженную ставку по НДС для продовольственных товаров, неправомерно расценивать в качестве эквивалента субсидий. Как уже было указано ранее, согласно Бюджетному Кодексу РФ, эта категория бюджетных трансфертов предусмотрена для производителей, а не для домохозяйств. На этапе внедрения концепции налоговых расходов в бюджетный процесс особую значимость приобретает реализация ответственного и взвешенного подхода к формированию терминологического аппарата.

На сегодняшний день отсутствуют четкие критерии выделения налоговых расходов, а определение, сформулированное в ст. 6 БК РФ, создает еще большие сложности в идентификации налоговых расходов. К налоговым расходам законодатель относит налоговые льготы, освобождения и преференции, не разграничивая данные термины между собой. Определение налоговых льгот, содержащееся в ст. 56 НК РФ, не дает достаточных квалификационных оснований для выделения налоговых льгот среди прочих норм налогового законодательства, предоставляющих преимущества отдельным категориям налогоплательщиков [10]. Не любое преимущество в форме снижения налогового бремени является отступлением от базовой структуры налога, поскольку оно может расцениваться как способ улучшения качественных характеристик налоговой системы, в то время как налоговые льготы (расходы) представляют собой отклонение от бенчмарка, поскольку нарушают фундаментальные принципы налогообложения. Таким образом, существует актуальная задача по разработке более основательного с теоретической точки зрения подхода к идентификации налоговых расходов. В связи с чем логика дальнейшего исследования диктует необходимость проведения краткого анализа содержания основных принципов налогообложения.

Фундаментальные принципы налогообложения в контексте применения концепции налоговых расходов. При анализе норм налогового законодательства с целью определения перечня налоговых расходов первостепенное значение приобретают следующие принципы: принцип равенства (справедливости), принцип нейтральности и принцип эффективности. История развития теории налогообложения подтверждает, что практическая реализация данных принципов — это очень сложная, неоднозначная и многогранная проблема. Поэтому в научной литературе можно встретить распространенное мнение о том, что трактовка сущности принципов налогообложения и последующий анализ, проводимый с целью определения соответствия налоговых норм базовым принципам, в большей степени результат экспертных суждений, которые не всегда имеют под собой серьезную теоретико-методологическую базу. Б. Битткер (B. Bittker) сыграл важную роль в постановке проблемы идентификации налоговых расходов, изучив практику Министерства финансов США, которые были пионерами в применении данной концепции [11]. Он пришел к выводу, что решения о включении тех или иных норм в перечень налоговых расходов не всегда носили беспристрастный характер, а преследовали политические цели. В. Эндрюс (W. Andrews) и Д. Шавиро (D. Shaviro) писали о том, что квалификация налогового правила в качестве налогового расхода зависит от степени убедительности и уместности приводимых аргументов. Ф. Ванистендаэль (F. Vanistendael) указывал на то, что многие положения налогового законодательства достаточно сложно оценить с точки зрения соответствия принципам равенства, поэтому результат оценки будет зависеть от уровня глубины исследования налоговой нормы [12].

Первый принцип построения налоговых систем — это принцип равенства (справедливости), содержание которого дополнительно раскрывается через горизонтальное и вертикальное равенство. До середины 20 в. ученые рассматривали проблему равенства в первую очередь как вертикальное равенство, термин «горизонтальное равенство» вошел в широкий оборот только в 1960-х гг. во многом благодаря работам Р. Масгрейва (R. Musgrave) [13]. Согласно принципу горизонтального равенства, налогоплательщики, находящиеся в одинаковых обстоятельствах, должны нести одинаковое налоговое бремя. Принцип вертикального равенства предполагает, что налогоплательщики, находящиеся в лучших условиях, должны платить более высокие налоги. ОЭСР придерживается той точки зрения, что принцип вертикального равенства — это нормативная концепция, поскольку на практике интерпретация данного принципа зависит от степени, в которой страны хотят сгладить социально-экономическую дифференциацию [14].

Практическая реализация принципа равенства значительно осложняется тем, что понятие «обстоятельства (условия)» многоаспектное и описывается различными показателями: доходами и расходами, которые необходимо произвести для их получения, стоимостью движимого и недвижимого имущества, наличием зависимых членов семьи и т. д. Немаловажной детерминантой благосостояния выступает уровень цен (темп инфляции). Следовательно, в реальной жизни налогоплательщиков с идентичным экономическим положением почти не существует, поэтому уместнее говорить не об одинаковых, а о схожих обстоятельствах. Комплексная оценка экономического положения домохозяйства требует от налоговых органов больших финансовых и трансакционных издержек. В связи с чем при взимании подоходного налога для определения экономического положения налогоплательщика ограничиваются номинальным доходом.

Еще в 18-19 вв. А. Смит и Д. Рикардо писали, что подоходный налог — самый справедливый способ распределения государственных расходов на производство общественных благ между членами общества [15]. Однако в качестве меры измерения способности платить А. Смит обосновал «чистый» доход, под которым подразумевался доход свыше прожиточного минимума. Именно он впервые высказал идею о том, что доход, необходимый для удовлетворения базовых потребностей, должен освобождаться от налогообложения. Принцип способности платить считается базовым принципом социально справедливых налоговых систем, однако, как правило, не закреплен в Конституции. Хотя есть исключения из правила: Конституции Италии и Испании содержат такие слова «каждый будет вкладывать в финансирование государственных расходов пропорционально ресурсам, находящимся в его распоряжении» [12].

Одной из главных причин, по которой в подавляющем большинстве стран принцип способности платить не включается в Основной закон, выступает тот факт, что в налогообложении применяется специфическая трактовка равенства. В сфере налогообложения равенство — это, прежде всего, социально-экономическое равенство, а не равенство всех перед законом [16]. Вклады налогоплательщиков в пополнение государственного бюджета не равны: более успешные в экономическом плане граждане несут более высокое налоговое бремя. Хотя общепризнанным критерием способности платить является номинальный доход, данный показатель имеет существенный недостаток, так как не позволяет объективно оценить платежеспособность налогоплательщиков и равенство в таком случае весьма условно. Верховный суд США в одном из своих решений высказал аналогичное суждение [17]. Поэтому в налоговом законодательстве многих стран предусмотрены различные вычеты (кредиты), корректирующие налоговую базу по подоходному налогу с целью более точного и справедливого измерения экономического положения (необлагаемый налогом минимум, вычеты на детей, медицинские вычеты, вычеты на образование и т. д.). Однако анализ отчетов о налоговых расходах, которые составляются в странах ОЭСР показал, что выше обозначенные налоговые правила квалифицируются по-разному.

В отличие от налогового законодательства России, в Японии, Соединенном Королевстве, Бразилии, США, Германии и некоторых странах Латинской Америки независимо от уровня дохода применяются персональные освобождения, которые представляют собой необлагаемый налогом минимум, равный сумме недискреционного дохода. Недискреционный доход — это «чистый» доход по А. Смиту, направляемый на приобретение товаров первой необходимости, который имеет тенденцию к увеличению в связи с ростом стоимости жизни. Во всех выше перечисленных странах, кроме Гватемалы, персональные освобождения относят к бенчмарку [18]. В качестве официального аргумента можно привести решение Конституционного суда Германии, в котором он дает очень серьезные и логичные обоснования. Согласно первой статье Основного Закона Германии, государство гарантирует гражданину защиту человеческого достоинства. В сфере налогообложения реализация данного принципа выражается в ограничении власти государства облагать налогом недискреционный доход. Конституционный суд изучил историю развития подоходного налога в Германии и пришел к выводу, что налогообложению подлежал только дискреционный доход. Таким образом, аргумент в пользу бенчмарка заключается в том, что соблюдение принципа горизонтального равенства требует одинакового отношения к налогоплательщикам с одинаковым не номинальным, а дискреционным доходом. Следует подчеркнуть, что необлагаемый налогом минимум распространяется на всех налогоплательщиков без выделения особых категорий и выдвижения каких-либо дополнительных условий для получения этого вычета. В данном случае индексом способности платить выступает доход свыше прожиточного минимума, что повышает справедливость подоходного налогообложения и тем самым подтверждает правомерность отнесения такого рода вычетов к бенчмарку.

Предметом более острых дискуссий стали налоговые вычеты (кредиты) на детей, на образовательные и медицинские услуги, которые позволяют уменьшить налогооблагаемый доход. В Германии, Нидерландах, Японии, Аргентине и Сальвадоре указанные вычеты по подоходному налогу рассматриваются как элементы бенчмарка, в то время как в большинстве стран Латинской Америки, США и России, напротив, включаются в ежегодные отчеты о налоговых расходах. Как и в предыдущем случае вначале рассмотрим, какие официальные аргументы выдвигаются в пользу каждой альтернативы. Сослаться на официальную позицию Минфина РФ не представляется возможным, так как отчеты по налоговым расходам за 2015–2019 гг., которые были оформлены как приложение к Основным направлениям бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики РФ, не содержали налог на доходы физических лиц.

Конституционный суд Германии квалифицирует вычеты на детей и на оплату образовательных услуг как элементы бенчмарка, поскольку эти расходы относятся к группе недискреционных (обязательных) расходов. Обоснование состоит в том, что такой порядок исчисления налоговой базы соответствует конституционным положениям о человеческом достоинстве и социальной защите населения. Как уже было отмечено ранее, в Германии в качестве налоговых расходов, как правило, выделяют льготы, предоставляемые частному бизнесу, в то время как налоговые послабления для домохозяйств принадлежат базовой структуре налога.

В США при определении бенчмарка одновременно используются два подхода: законодательный и концептуальный. Еще в 2003 г. Минфином США была организована конференция по уточнению перечня налоговых расходов на основе концепции полного доходом Хайг-Саймонса , поскольку более половины пунктов перечня вызывали разногласия. В результате были выделены несколько категорий налоговых расходов, которые признавались неоднозначными и противоречивыми [11]. В соответствии с законодательным подходом, налоговый кредит на ребенка включается в отчет о налоговых расходах, однако, применив к анализу налоговых норм концепцию полного доходом Хайг-Саймонса , Минфин США пришел к выводу, что данное налоговое правило все же тяготеет к бенчмарку. Главный финансовый орган США изложил свою позицию следующим образом: полный доход Хайг-Саймонса отражает потенциальную величину потребления, то есть, показывает, сколько бы мог потребить индивид, если бы весь годовой доход направил на потребление и не делал никаких сбережений. Налоговый кредит на ребенка не увеличивает потребление самого налогоплательщика, следовательно, он не повышает полный доход Хайг-Саймонса и не создает дополнительных налоговых преимуществ для налогоплательщиков с детьми.

Однако представители научного сообщества выдвигают оппозиционные аргументы. Д. Шавиро (D. Shaviro) выстраивает такую логику рассуждений: поскольку налоговый кредит увеличивает располагаемый доход, потенциальное потребление самого налогоплательщика также повышается. Рост потребления он объясняет тем, что именно родители задают стандарты потребления для детей, навязывают им свои предпочтения и для членов одной семьи характерно совместное потребление продовольственных товаров.

Один из надежных способов разрешения проблемы идентификации налоговых расходов — это анализ налоговой нормы на предмет соответствия базовым принципам налогообложения. Перечень налоговых расходов, составленный в России, включает стандартный налоговый вычет на ребенка, что является дискуссионным вопросом, с нашей точки зрения. Вычеты на детей не нарушают принцип горизонтального равенства, а, напротив, способствуют его практической реализации, несмотря на то, что налогоплательщик с ребенком и налогоплательщик без детей, имея одинаковый доход, уплачивают разную сумму налога. Как уже было выяснено ранее, принципиальное значение имеет тот факт, что в качестве налоговой базы используется номинальный доход, который не учитывает многие факторы и поэтому не полностью отражает фактическое экономическое положение налогоплательщика. Даже при равном номинальном доходе в более худшем экономическом положении находится налогоплательщик с ребенком, что обуславливает применение дополнительных поправок при оценке его платежеспособности. Это в полной мере соответствует п. 1 ст. 3 НК РФ «при установлении налогов учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога». Кроме того, вычет на ребенка можно рассматривать как продолжение статьи 39 Конституции РФ со стороны налогообложения, согласно которой «каждому гарантируется социальное обеспечение для воспитания детей».

Таким образом, налоговый вычет на ребенка следует квалифицировать как элемент базовой структуры налога, поскольку данное налоговое правило соответствует не только принципу равенства, но и принципу нейтральности. Нейтральность стандартного вычета заключается в том, что учитывается только факт наличия ребенка, то есть, не принимаются во внимание фактические расходы на детей, а доходы домохозяйства делятся на большее количество потребителей.

Официальная позиция Всемирного банка и Организации экономического сотрудничества и развития такова: принцип нейтральности подразумевает равный уровень налогообложения для разных форм деловой активности и обеспечение минимального влияния на экономический выбор [14]. Нарушение принципа нейтральности предполагает влияние налогов на распределение ресурсов, а именно, возникновение эффекта замещения, который стимулирует экономических агентов выбирать альтернативы с наименьшей налоговой нагрузкой. В результате фактическое размещение ресурсов отличается от того, которое было бы при отсутствии налогов. Установление дифференцированной налоговой нагрузки в зависимости от выбранного действия нарушает принцип горизонтального равенства и нейтральности налогообложения. В связи с чем социальные и инвестиционные налоговые вычеты по НДФЛ правомерно включать в реестр налоговых расходов, поскольку при одинаковом доходе эффективная налоговая ставка будет меньше у того налогоплательщика, который сделал выбор в пользу потребления инвестиционных, образовательных или медицинских услуг. Предоставление льготного налогового режима продиктовано тем, что такое потребление характеризуется положительными внешними эффектами.

Р. Масгрейв (R. Musgrave) писал, что перераспределение экономических ресурсов без применения прямого трансферта есть смысл и сущность налогообложения, то есть, маневрируя величиной налогового бремени государство стимулирует привлечение ресурсов в приоритетные сферы [19]. Механизм действия налоговой льготы можно описать простой формулой «льготы в обмен на расходы», то есть, если экономический агент выбирает вариант использования ограниченных ресурсов, в котором заинтересовано государство, то снижается налоговая нагрузка на источник финансирования расходов (заработная плата, прибыль), либо вследствие применения налоговых льгот снижаются издержки ведения бизнеса или издержки на приобретение и содержание экономического блага, в отношении которого действует преференциальный режим [20].

В своей статье «Переосмысление налоговых расходов и финансовых категорий» Д. Шавиро (D. Shaviro) предлагает использовать теорию Р. Масгрейва (R. Musgrave), который выделял распределительную (allocation branch) и перераспределительную ветви (distribution branch) бюджетной политики. Распределительная функция фискальной политики заключается в производстве общественных благ и внесении корректировок в рыночное распределение ресурсов. В качестве примера можно привести налог Пигу, взимаемый с предприятий, загрязняющих окружающую среду. Этот налог повышает отпускную цену каждой единицы товара и тем самым способствует снижению фактического объема производства до общественно оптимального уровня. Перераспределительная функция обеспечивает более справедливое распределение доходов населения и снижение социально-экономической дифференциации.

В соответствии с подходом Р. Масгрейва (R. Musgrave), главным критерием отнесения налоговой нормы к налоговым расходам выступает принадлежность к распределительной функции (allocation branch). В своих рассуждениях Д. Шавиро (D. Shaviro) ссылается на федеральное законодательство США, согласно которому процентный доход по муниципальным облигациям освобождается от налогообложения. С формально-экономической точки зрения отсутствует разница между доходами, полученными налогоплательщиком в результате приобретения корпоративных или государственных облигаций, в любом случае это пассивный доход. Однако если налогоплательщик вкладывает свободные денежные средства в государственные ценные бумаги, он получает преимущество не уплачивать налог. Данное налоговое правило оказывает влияние на экономический выбор и как следствие размещение экономических ресурсов, поэтому его целесообразно отнести к налоговым расходом [21].

В некоторых случаях, несмотря на нарушение принципа равенства и нейтральности, налоговая норма квалифицируется как элемент бенчмарка из-за административных соображений, то есть, в целях реализации принципа эффективности налогообложения [22]. Одним из таких случаев, широко обсуждаемых в зарубежной литературе, является освобождение от налогообложения нереализованной прибыли (unrealized gains), то есть, прибыли, образовавшейся не в результате продажи, а вследствие изменения стоимости актива. Аргументы в пользу налогового расхода состоят в том, что нарушается принцип нейтральности и через налоговую систему оказывается влияние на инвестиционные решения: даже при одинаковой законодательно установленной ставке, эффективная ставка на отдельные активы будет тем ниже, чем дольше находится актив во владении [23]. При обосновании выше сформулированного тезиса используется временная теория стоимости денег, согласно которой со временем снижается чистая настоящая стоимость денег (государство, получив деньги, могло бы их уже вложить, и получить дополнительный доход). Однако сложность оценки собственности до того, как она была продана, и как следствие – высокие административные издержки выступают главной причиной идентификации освобождения от налогообложения нереализованной прибыли в качестве «структурного освобождения», то есть, элемента бенчмарка.

Выводы и рекомендации. На основании выше изложенного предлагаем подход к идентификации налоговых расходов, который позволяет скорректировать выделенные недостатки в законодательно закрепленной формулировке базовых понятий (налоговые расходы, налоговые льготы) и таким образом обеспечить их согласованность с другими терминами, применяемыми в Бюджетном кодексе РФ (субсидии, бюджетные ассигнования на социальное обеспечение населения). Во-первых, определим налоговые расходы как выпадающие доходы бюджетов бюджетной системы РФ, обусловленные налоговыми льготами или льготами по сборам, таможенным платежам, страховым взносам на обязательное социальное страхование, которые выступают эквивалентом субсидий или бюджетных ассигнований на социальное обеспечение населения. Стимулирующие льготы – это эквивалент субсидий, социальные льготы – эквивалент бюджетных ассигнований на социальное обеспечение населения.

Во-вторых, на этапе внедрения концепции налоговых расходов в бюджетный процесс в определении налоговых льгот (льгот по сборам, таможенным платежам, страховым взносам) необходимо отразить их главный признак, состоящий в нарушении фундаментальных принципов налогообложения. Таким образом, налоговые льготы — это отклонение от базовой структуры налога в форме снижения налоговой нагрузки, которое направлено на временное высвобождение у налогоплательщиков финансовых ресурсов для достижения целей, предусмотренных государственными (муниципальными) программами или целями социально-экономической политики Федерации (региона, муниципалитета).

Алгоритм идентификации налоговых расходов построен на основе решения задачи по определению соответствия содержания налоговой нормы ключевым элементам механизма действия налоговой льготы. Данный механизм включает следующие элементы: цель и условия предоставления налоговых льгот, величина налогового бремени, срок действия преференциального режима, оценка эффективности (табл. 1).

Таблица 1

Элементы механизма действия налоговой льготы

Элементы механизма действия налоговой льготы

1. Снижение налоговой нагрузки

2. Условия для получения налоговой льготы

3.Срок действия льготы

4. Цель предоставления льготы

5. Оценка эффективности

Краткое описание элемента

В форме освобождения от налогообложения, пониженной ставки, вычета, механизма ускоренной амортизации и т.д.

Обязательное условие как как факт распределения ресурсов – осуществление налогоплательщиком деятельности:

- в определенной сфере экономической деятельности;

- на территории с особым правовым режимом (особые экономические зоны, индустриальные парки и т.д.);

- осуществление расходов на приобретение определенных товаров, работ, услуг.

1) Ограниченный период действия налоговой нормы, согласно налоговому законодательству. 2) Ограниченный срок применения льготы конкретным налогоплательщиком. 3) Соответствие срокам реализации государственной (муниципальной программы).

1) Формальная составляющая элемента: льгота как инструмент реализации целей государственной (муниципальной) программы, иных целей социально-экономической политики, сформулированных в нормативно-правовых актах (программных документах).

2) Концептуальная составляющая элемента: нарушение принципа нейтральности, льгота оказывает влияние на экономический выбор, чтобы перераспределить ресурсы.

Направлена на сохранение, корректировку или отмену налоговой льготы. Оценка предполагает сопоставление суммы налоговых льгот и фактических расходов налогоплательщиков, стимулом для которых явилась налоговая льгота.

Источник: составлено авторами

Для признания налоговой нормы налоговым расходом, ее содержание должно соответствовать 1, 2 и 4 элементам, указанным в таблице, так как эти элементы отражают субстанциональные признаки налоговой льготы. В качестве примера можно привести социальные налоговые вычеты по НДФЛ. Несмотря на бессрочный характер налогового правила (несоответствие 3 элементу) и отсутствие оценки эффективности (несоответствие 5 элементу), как было обосновано ранее, социальные вычеты являются налоговыми расходами. К налоговым расходам однозначно относятся различные налоговые льготы, льготы по таможенным пошлинам и страховым взносам, которые предоставляются резидентам территорий опережающего развития, поскольку в этих случаях налоговые нормы полностью соответствует всем элементам рассматриваемого механизма. Стоит подчеркнуть, что в процессе идентификации налоговых расходов решающее значение имеет соответствие 2 и 4 элементам: указанные выше налоговые нормы оказывают влияние на экономические решения и как следствие распределение экономических ресурсов, поскольку нормативно-правовыми актами о создании таких территорий предусматривается конкретный перечень приоритетных видов экономической деятельности.

В заключении рассмотрим еще один пример. Перечень налоговых расходов РФ на 2020 г. и плановый период 2021 и 2022 гг. включает освобождение от налогообложения земельных участков, принадлежащих общероссийским общественным организациям инвалидов (п. 215) [24]. В результате анализа содержания налоговой нормы был сделан вывод о том, что она не соответствует основным элементам механизма действия налоговой льготы, и, следовательно, не является налоговым расходом. Главными аргументами в пользу бенчмарка выступают следующие: во-первых, не нарушается принцип нейтральности налогообложения, так как освобождение не стимулирует перераспределение расходов в определенные виды экономической деятельности (любая уставная деятельность). Во-вторых, не нарушается принцип равенства, поскольку освобождение является справедливой поправкой, которая учитывает низкую платежеспособность данной категории налогоплательщиков (п. 1 ст. 3 НК РФ). Логично предположить, что при одинаковой сумме земельного налога, начисленного к уплате, у некоммерческой организации, значительную часть трудового коллектива которой составляют инвалиды (по закону не менее 80%), более скромные финансовые возможности для уплаты налога по сравнению с коммерческой организацией, где работают люди без ограничений по здоровью.

В-третьих, данное освобождение вступило в силу 1 января 2005 г. и имеет неограниченный срок действия, что слабо увязывается со сроками реализации государственной программы «Доступная среда» (2011–2025 гг.), к которой отнесен данный налоговый расход [25].

Поскольку концепция налоговых расходов активно внедряется в бюджетный процесс, считаем целесообразным в перечне инструментов реализации государственных программ указывать конкретные налоговые расходы. Это позволит избежать противоречий и излишних согласований при идентификации налоговых расходов и обеспечить более глубокую интеграцию данной концепции в бюджетный процесс.

Библиография
1.
Fiscal Transparency Handbook. International Monetary Fund. Fiscal Affairs Dept., April 2018. – 182 p.
2.
Tax Expenditures in OECD Countries. OECD Publishing, 2010. – 242 p. URL: https://www.oecd.org/spain/taxexpendituresinoecdcountries-oecdpublication.htm. (дата обращения: 16.12.2019).
3.
Реестр налоговых расходов, установленных федеральным законодательством на 2015-2017 годы с оценкой на прогнозный период до 2021 года. URL: https://www.minfin.ru/ru/document/?id_4=124743-ryeestr_nalogovykh_raskhodov (дата обращения: 05.12.2019).
4.
Постановление Правительства РФ от 14 июля 2012 г. № 717 «Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы».
5.
Приказ Министерства экономического развития РФ от 16.09.2016 г. № 582 «Об утверждении Методических указаний по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации».
6.
Распоряжение Правительства РФ от 31.01.2019 № 117-р «Об утверждении Концепции повышения эффективности бюджетных расходов в 2019–2024 годах».
7.
Файберг Т. В. Внедрение инструментов бюджетирования, ориентированного на результат, в России / Т. В. Файберг // Финансово-кредитная система в регионе: опыт, проблемы, инновации: сб. науч. тр. – Иркутск, 2009. – С. 255-259.
8.
Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ (ред. от 27.12.2019).
9.
Ковтун Л. Р. Бюджетный процесс и бюджетная политика: учеб. пособие / Л. Р. Ковтун. – Иркутск : Изд-во БГУ, 2018. – 76 с.
10.
Орлова Е. Н. Налоговые льготы: отличительные признаки и принципы установления / Е. Н. Орлова // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). — 2013. — № 6. — С. 1–6.
11.
Shaviro, Daniel. Rethinking Tax Expenditures and Fiscal Language. Tax Law Review, 2004, vol. 57, no. 2. 69 p.
12.
Vanistendael, Frans. Chapter 2. Legal Framework for Taxation. Tax Law Design and Drafting, volume 1. International Monetary Fund, 1996. URL: https://www.imf.org/external/pubs/nft/1998/tlaw/eng/ (дата обращения: 07.01.2020).
13.
Elkins, David. Horizontal Equity as a Principle of Tax Theory. Yale Law & Policy Review, 2006, vol. 24, 43-90. URL: https://ssrn.com/abstract=892022 (дата обращения: 06.01.2020).
14.
Addressing the Tax Challenges of the Digital Economy. OECD/G20 Base Erosion and Profit Shifting Project. OECD Publishing, 2014. DOI:https://dx.doi.org/10.1787/9789264218789-en. URL: https://read.oecd-ilibrary.org/taxation/addressing-the-tax-challenges-of-the-digital-economy_9789264218789-en#page3 (дата обращения: 10.01.2020).
15.
Jarczok-Guzy, Magdalena. The Principles of Tax Law Equality in the Context of Direct Taxation. Journal of Economics and Management. 2017, vol. 30 (4), 70-84. DOI: 10.22367/jem.2017.30.04. URL: https://www.researchgate.net/publication/322001048_The_Principles_of_Tax_Law_Equality_in_The_Context_of_Direct_Taxation (дата обращения: 15.01.2020).
16.
Salis, George. A Brief Introduction to the Principle of Tax Equity. AAFM Articles. 2007. URL: https://www.researchgate.net/publication/273762819_Brief_Introduction_to_the_Principle_of_Tax_Equity (дата обращения: 17.01.2020).
17.
Ordower, Henry. Horizontal and Vertical Equity in Taxation as Constitutional Principles: Germany and the United States Contrasted. Florida Tax Review, 2006, vol. 7 (5), 261-338. URL: https://www.researchgate.net/publication/228125488_Horizontal_and_Vertical_Equity_in_Taxation (дата обращения: 17.01.2020).
18.
Paolo de Renzio. Tax Expenditures in Latin America: A Civil Society Perspective. International Budget Partnership, January 2019. – 27 p.
19.
Musgrave, Richard. The Theory of Public Finance. TATA-McGraw-Hill Book Company. Bombay Calcutta Madras, 1959. – 628 p.
20.
Щукина Т. В. Развитие налогового потенциала региона в современных условиях / Т. В. Щукина , А. В. Лозная // Активизация интеллектуального и ресурсного потенциала регионов : материалы 4-й Всерос. науч.-практ. конф., г. Иркутск, 17 мая 2018 г. : в 2 ч.-Иркутск, 2018.-Ч. 2.-С. 450-457.
21.
Шавкунова И. С. «Решение» в психологии и экономике: интеграция научных подходов / И. С. Шавкунова // Психология в экономике и управлении.-2017.-Т. 9, № 1.-С. 24-33.
22.
Майбуров И.А. Налоги и налогообложение: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлениям «Экономика» и «Менеджмент», специальностям «Экономическая безопасность», «Таможенное дело» / И.А. Майбуров [и др.]; под ред. И.А. Майбурова. — 7-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2018. — 503 с.
23.
Chorvat, Terrence. Perception and Income: The Behavioral Economics of the Realization Doctrine. SSRN Electronic Journal. 2003. № 03-23. 69 p. – DOI: 10.2139/ssrn.407460. URL: http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.407460 (дата обращения: 10.11.2019).
24.
Перечень налоговых расходов РФ на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов. URL: https://www. minfin.ru/ru/document/?id_4=128284-perechen_nalogovykh_raskhodov_rossiiskoi_federatsii (дата обращения: 10.12.2019).
25.
Постановление Правительства РФ от 29.03.2019 № 363 (ред. от 28.12.2019) «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Доступная среда». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_322085 (дата обращения: 10.01.2020).
References (transliterated)
1.
Fiscal Transparency Handbook. International Monetary Fund. Fiscal Affairs Dept., April 2018. – 182 p.
2.
Tax Expenditures in OECD Countries. OECD Publishing, 2010. – 242 p. URL: https://www.oecd.org/spain/taxexpendituresinoecdcountries-oecdpublication.htm. (data obrashcheniya: 16.12.2019).
3.
Reestr nalogovykh raskhodov, ustanovlennykh federal'nym zakonodatel'stvom na 2015-2017 gody s otsenkoi na prognoznyi period do 2021 goda. URL: https://www.minfin.ru/ru/document/?id_4=124743-ryeestr_nalogovykh_raskhodov (data obrashcheniya: 05.12.2019).
4.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 14 iyulya 2012 g. № 717 «Gosudarstvennaya programma razvitiya sel'skogo khozyaistva i regulirovaniya rynkov sel'skokhozyaistvennoi produktsii, syr'ya i prodovol'stviya na 2013–2020 gody».
5.
Prikaz Ministerstva ekonomicheskogo razvitiya RF ot 16.09.2016 g. № 582 «Ob utverzhdenii Metodicheskikh ukazanii po razrabotke i realizatsii gosudarstvennykh programm Rossiiskoi Federatsii».
6.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 31.01.2019 № 117-r «Ob utverzhdenii Kontseptsii povysheniya effektivnosti byudzhetnykh raskhodov v 2019–2024 godakh».
7.
Faiberg T. V. Vnedrenie instrumentov byudzhetirovaniya, orientirovannogo na rezul'tat, v Rossii / T. V. Faiberg // Finansovo-kreditnaya sistema v regione: opyt, problemy, innovatsii: sb. nauch. tr. – Irkutsk, 2009. – S. 255-259.
8.
Byudzhetnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 31.07.1998 № 145-FZ (red. ot 27.12.2019).
9.
Kovtun L. R. Byudzhetnyi protsess i byudzhetnaya politika: ucheb. posobie / L. R. Kovtun. – Irkutsk : Izd-vo BGU, 2018. – 76 s.
10.
Orlova E. N. Nalogovye l'goty: otlichitel'nye priznaki i printsipy ustanovleniya / E. N. Orlova // Izvestiya Irkutskoi gosudarstvennoi ekonomicheskoi akademii (Baikal'skii gosudarstvennyi universitet ekonomiki i prava). — 2013. — № 6. — S. 1–6.
11.
Shaviro, Daniel. Rethinking Tax Expenditures and Fiscal Language. Tax Law Review, 2004, vol. 57, no. 2. 69 p.
12.
Vanistendael, Frans. Chapter 2. Legal Framework for Taxation. Tax Law Design and Drafting, volume 1. International Monetary Fund, 1996. URL: https://www.imf.org/external/pubs/nft/1998/tlaw/eng/ (data obrashcheniya: 07.01.2020).
13.
Elkins, David. Horizontal Equity as a Principle of Tax Theory. Yale Law & Policy Review, 2006, vol. 24, 43-90. URL: https://ssrn.com/abstract=892022 (data obrashcheniya: 06.01.2020).
14.
Addressing the Tax Challenges of the Digital Economy. OECD/G20 Base Erosion and Profit Shifting Project. OECD Publishing, 2014. DOI:https://dx.doi.org/10.1787/9789264218789-en. URL: https://read.oecd-ilibrary.org/taxation/addressing-the-tax-challenges-of-the-digital-economy_9789264218789-en#page3 (data obrashcheniya: 10.01.2020).
15.
Jarczok-Guzy, Magdalena. The Principles of Tax Law Equality in the Context of Direct Taxation. Journal of Economics and Management. 2017, vol. 30 (4), 70-84. DOI: 10.22367/jem.2017.30.04. URL: https://www.researchgate.net/publication/322001048_The_Principles_of_Tax_Law_Equality_in_The_Context_of_Direct_Taxation (data obrashcheniya: 15.01.2020).
16.
Salis, George. A Brief Introduction to the Principle of Tax Equity. AAFM Articles. 2007. URL: https://www.researchgate.net/publication/273762819_Brief_Introduction_to_the_Principle_of_Tax_Equity (data obrashcheniya: 17.01.2020).
17.
Ordower, Henry. Horizontal and Vertical Equity in Taxation as Constitutional Principles: Germany and the United States Contrasted. Florida Tax Review, 2006, vol. 7 (5), 261-338. URL: https://www.researchgate.net/publication/228125488_Horizontal_and_Vertical_Equity_in_Taxation (data obrashcheniya: 17.01.2020).
18.
Paolo de Renzio. Tax Expenditures in Latin America: A Civil Society Perspective. International Budget Partnership, January 2019. – 27 p.
19.
Musgrave, Richard. The Theory of Public Finance. TATA-McGraw-Hill Book Company. Bombay Calcutta Madras, 1959. – 628 p.
20.
Shchukina T. V. Razvitie nalogovogo potentsiala regiona v sovremennykh usloviyakh / T. V. Shchukina , A. V. Loznaya // Aktivizatsiya intellektual'nogo i resursnogo potentsiala regionov : materialy 4-i Vseros. nauch.-prakt. konf., g. Irkutsk, 17 maya 2018 g. : v 2 ch.-Irkutsk, 2018.-Ch. 2.-S. 450-457.
21.
Shavkunova I. S. «Reshenie» v psikhologii i ekonomike: integratsiya nauchnykh podkhodov / I. S. Shavkunova // Psikhologiya v ekonomike i upravlenii.-2017.-T. 9, № 1.-S. 24-33.
22.
Maiburov I.A. Nalogi i nalogooblozhenie: uchebnik dlya studentov vuzov, obuchayushchikhsya po napravleniyam «Ekonomika» i «Menedzhment», spetsial'nostyam «Ekonomicheskaya bezopasnost'», «Tamozhennoe delo» / I.A. Maiburov [i dr.]; pod red. I.A. Maiburova. — 7-e izd., pererab. i dop. — M.: YuNITI-DANA, 2018. — 503 s.
23.
Chorvat, Terrence. Perception and Income: The Behavioral Economics of the Realization Doctrine. SSRN Electronic Journal. 2003. № 03-23. 69 p. – DOI: 10.2139/ssrn.407460. URL: http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.407460 (data obrashcheniya: 10.11.2019).
24.
Perechen' nalogovykh raskhodov RF na 2020 god i planovyi period 2021 i 2022 godov. URL: https://www. minfin.ru/ru/document/?id_4=128284-perechen_nalogovykh_raskhodov_rossiiskoi_federatsii (data obrashcheniya: 10.12.2019).
25.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 29.03.2019 № 363 (red. ot 28.12.2019) «Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Rossiiskoi Federatsii «Dostupnaya sreda». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_322085 (data obrashcheniya: 10.01.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования Предметом исследования является анализ содержания основных принципов налогообложения и содержательного понятия «налоговые расходы». Автор изучает теоретические аспекты налоговых расходов и налоговых норм, которые не всегда имеют под собой серьезную теоретико-методологическую базу в силу того, что являются результатом только экспертных суждений. Методология исследования В статье автором делается акцент на рассмотрение теоретико-методологической базы налогообложения с целью определения соответствия налоговых норм базовым принципам. Автором представлен сравнительный анализ норм налогообложения в разных странах, что дает комплексный взгляд на проблему определения налоговых расходов в законодательстве РФ. Актуальность В статье рассматривается актуальный вопрос, связанный с разработкой более основательного с теоретической точки зрения подхода к идентификации налоговых расходов. Несмотря на теоретическую значимость исследования, оно носит и практическую направленность в части разработанных рекомендаций. Так, например, автором предлагается в рамках реализации государственных программ государственных программ указывать конкретные налоговые расходы, что позволит избежать противоречий и излишних согласований при идентификации налоговых расходов. Научная новизна В статье предлагается использовать новый подход к идентификации налоговых расходов, который базируется на анализе разнообразной практики в разных странах. Согласно этому подходу предлагается скорректировать выявленные недостатки в законодательно закрепленной формулировке базовых понятий и обеспечить их согласованность с другими терминами, применяемыми в Бюджетном кодексе РФ. Также автором предлагается алгоритм идентификации налоговых расходов. Стиль, структура, содержание Статья написана хорошим языком и лаконична. Язык статьи соответствует научному изложению. Содержание статьи полностью соответствует названию. В структуре статьи есть основные блоки, включающие введение, содержательную часть и выводы. Автору рекомендуется доработать введение. В текущей редакции оно носит содержательный характер, в то время как отсутствует информация по актуальности выбранной темы, предполагаемым методам исследования и описание структуры работы. Автору рекомендуется содержательную часть во введении перенести в основную часть работы, а введение добавить вышеперечисленные пункты. В статье автор в слове «бо льший» использует пробел. Рекомендуется исправить это и писать слово слитно. Также фамилии иностранных авторов рекомендуется писать на русском языке, в скобках указывая их фамилии на английском. В пункте «Выводы и рекомендации» необходимо исправить орфографическую ошибку «определимналоговые» раздельно. Библиография Среди источников литературы есть как отечественные, так и международные публикации. Также автор рассматривает законодательные акты, что делает представленный анализ многогранным. Выводы, интерес читательской аудитории Статья может быть интересна широкому кругу читателей и рекомендуется к публикации после незначительной доработки по вышеизложенным пунктам.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в рецензируемой статье является принципы и современная практика налогообложения Российской Федерации. Методологической базой стали методы формальной логики, междисциплинарный анализ литературы по исследуемой проблеме, а также сравнительный анализ зарубежных моделей налоговых расходов. Актуальность исследования связана с нарастающей нестабильностью мировых рынков и национальных экономик, что, согласно прогнозам аналитиков, напрямую ведёт к волне финансового кризиса. В этой связи для каждой страны значим баланс бюджета, а также корректное управление налоговой политикой. Организации и предприятия в этом случае нуждаются в дополнительных налоговых преимуществах - развитие данной проблемы может стать перспективным направлением дальнейших исследований. В рецензируемой статье автор сделал качественный обзор развития научных идей относительно рассматриваемой проблематики. Научная новизна исследования заключается в авторской разработке механизма действия налоговой льготы, в самостоятельных выводах относительно идентификации налоговых расходов, а также в выявленных недостатках в законодательно закрепленной формулировке базовых понятий налогообложения. Содержание статьи отвечает заявленной теме. Работа имеет чёткую структуру, логически взаимосвязанные смысловые части. Работа сопровождается развёрнутой библиографией, в которой приведены актуальные научные и методические исследования в рассматриваемой предметной области. Нужно отметить широкий кругозор автора в описываемых закономерностях финансового менеджмента организации и современных проблемах налогообложения. В заключении статьи автор аппелирует к современной практике налогообложения, высказывая практические рекомендации на основе сформулированных в ходе исследования выводов. Таким образом, рецензируемая работа представляет интерес как для специалистов-практиков, так и для исследователей проблем финансового менеджмента организаций и государственных налоговых органов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"